Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Ежегодная лотерея Великий Золотой Ящик в самом разгаре!
Поддержите своего фаворита в Великом Золотом Тотализаторе!
Внимание! подходит срок завершения сбора работ на конкурс Мистериум - это творчество! - спешите принять участие!
Проведение Стишков-пирожков перенесено, о новой дате будет сообщено дополнительно!
Голосование Лучшие из Лучших 2019 - закрыто, идет подсчет голосов.

Событие Spellfinders: Misterium Battle Royale - движется к завершению! Не забывайте ходить!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Городская площадь. Нижнее кольцо.


Городская площадь. Нижнее кольцо.

Сообщений 61 страница 78 из 78

61

Только упав и на миг расслабившись, Рокслей понял, что был до сего момента в безумно напряжённом состоянии скрученной отжимаемой тряпки. По телу забегали мурашки, руки так и вообще задрожали. По коже бегали мурашки, локти чесались, под куртку набилась добрая пригоршня снега. Полуэльфа начало трясти: снег на горячей живой коже растаял, и начался озноб, в той же степени от холода, в какой от невроза. Соприкасаться с твёрдой поверхностью, что миг назад была под ногами, с чужим, таким же тёплым телом, пусть даже не напрямую, было отвратительно. Айт вполне реально боялся, что всё, до чего он дотронется, окажется скользким, мокрым и холодным.
Так не оказалось, ожидания растревоженной психики обманули, и это было однозначно к лучшему. Рокслей судорожно выдохнул, откатился чуток, и мотнув головой, попытался скоординировать движения. Окончательно прийти в себя удалось только с третьей попытки. Неужели из-за колдовского крика той истерички недобитой адепт настолько расклеился?!
Встряска (как физическая, так и эмоциональная) пошла полуэльфу на пользу, основательно прочистив мозги. По крайней мере, он умудрился глянуть в небо... там, в окружении четырёх огней, на фоне темнейшего неба выглядящих аляповато и уродливо, сияла светлая крылатая звезда.
Почти над самым ухом зазвучали панический вопли, громкие шаги. Оба адепта едва успели подняться с плотно утоптанного снега, как горожанин вывернулся из под них обоих подскочил на месте, и зайцем умчался вслед за остальными паникёрами.
-Куда?! - крикнул Айт вслед убегающим. Чтоб вы провалились! Как выяснилось, не он один попытался воззвать к рассудку, храбрости, или же совести беглецов, но это был напрасный труд. Несколько мгновений спустя гробовая тишина поглотила паникёров, судя по всему, бесповоротно... теперь было не слышно ни единого крика, с той стороны, куда умчались навеки оставшиеся безымянными иридиумцы, ночь была пока ещё тиха, и это пугало больше всего.
Кажется, они и так... того... ладно, туда им и дорога. Рокслей понимал: что бы там ни случилась, так мёртво молчать может лишь абсолютно пустая улица, где нет ни людей, ни ветра...
Тем временем, события вокруг развивались стремительней полёта с лестницы вниз головой. Во-первых, появилось новое лицо. Воин. На нём были тяжёлые доспехи, и арбалетчик сходу, очень метко его охарактеризовал в два слова. Молот - он Молот и есть.
-Примите в свой... скромный отряд, - неприятная пауза между словами, ну да и хрен бы с ним.
-Меньше слов - больше дела. Сати, долечишь Молота - прикрой меня и остальных, чем сможешь.
А во-вторых - и в самых главных - на площадь, пока они валялись на снегу, хлынули потоки тошнотно-зелёного тумана, и толпа... не, не толпа, а целая орда мертвецов. Жуткая вонь приняла вселенские масштабы. Полуэльфу было противно открывать рот, дышать, смотреть на это безобразие, тонувшее в зеленоватой туманной мерзости. Толком было ничего не разобрать, точнее, чётко виделись одни ближайшие фигуры, но любому дураку понятно: там, за их спинами, новые орды. Терявшиеся в зелёном молоке тёмные фигуры - это было сильно.
Крепла уверенность, построенная на строгой логике: кто-то решил устроить массовую резню, чтобы на основе уничтоженного мира выстроить новый. Не факт, что плохой, может быть, даже лучше, чем существует сейчас. Вот только вне зависимости от предопределённости Рокслей очень хотел выжить.
Айт не видел, что там так напугало копейщика, и даже видеть не хотел. Ему хватило и того, что было видно. После секундного обдумывания ситуации, в голове Айта зародился план. План был кривенький, не включал в себя защиту и варианты отступления (скорее, напрочь их обрубал), да и вообще делать Айт собирался от балды и на авось, потому что только что убедился в очередной раз - это работает!
В плане хитрого полуэльфа было две вещи, и обе были связаны неразрывно. Не удастся первое, едва ли получится второе. В том смысле, что целых десять секунд простоять в состоянии концентрации, беспокоясь об открытых спинах новосформированного отряда, просто-напросто невозможно. Айт умом, сердцем, интуицией, подкоркой мозга знал, что надо перегородить всё, что можно перегородить.
Сначала Рокслей отошёл чуток назад, ставя поперёк той улицы, куда ломанулись неспасённые душами горожане, огненную стену. Без сомнения - стоит расслабиться, и кто-нибудь ударит в спину. Адепт ещё никогда не пробовал это заклинание - было негде, было не к спеху, но сейчас он был твёрдо уверен, что справится. Теперь полуэльф почти мечтал, чтобы молния или метеор упали на один из домов по улице Снов, и обломки перегородили пути. Помешать огненному магу никто не мог, если только своим не придёт в голову рубиться в предполагаемом месиве.
Потом, крикнув копейщику нечто вроде "Ближайшего зомби выбей!", полуэльф рванул обратно. Он старался не смотреть на то, что было там, в тумане, у него была конкретная цель. Как полуэльф понял, то безумие творилось за углом...
Лезть в вонючий липкий туман не хотелось. Ждать, пока то безобразие, что там творится подойдёт ближе, не хотелось ещё более, так что, скрипя всем сердцем, Рокслей полез поближе к тому переулку, из которого, судя по возгласу копейщика лезло нечто, превосходящее масштабом и грандиозностью всё, что до сих пор уже явилось...
И ЭТО действительно поражало воображение. Здоровенное существо - человек из кусков, человек-котлета, жирное, огромное, вонючее... Айт на миг потерял всяческое соображение, а потом прижался спиной к стенке и изо всех сил, надеясь на лучшее и готовясь к худшему, принялся взрывать труп магией тьмы. Именно на здоровую тушу из кусков разных тел было и направлено заклинание.

62

На месте арбалетчика, Мрак поступил бы также, наивные романтики в этом апокалипсисе вряд ли выживут. Так что, действия солдата его никаким образом не оскорбили Леонида, а плоская шутка хоть как то разрядила атмосферу, почти разрядила атмосферу надвигающегося апокалипсиса и грядущей смерти всем живым. Решив, что ничего криминального не будет если он скажет одно из своих имен, Леонид и Мрак отнюдь не единственные, но все таки более привычные этому типу. Подумав еще мгновение, решил что Леонид звучит более дружелюбнее, нежили Мрак или Инквизитор Леонид. 
- Зовите меня Леонид, хотя и против Молота ничего не имею,-заметив, что к нему подошла маленькая хрупкая девочка. И исцелила рану... ,- Спасибо...
Впрочем, когда человек говорит спасибо мрачным глухим голосом, это немного нервирует находящихся рядом людей. Вот и воины посмотрели на него с легко читаем намеком, что если он ее обидит то будет ему хуже. 
В этот момент, что-то ярко вспыхнуло на небе, интенсивность заклятий, сыплющихся с небес, чуть снизилась. Шансы выжить поднялись со ступеньки "хотя бы не присоединиться к армии тьмы" на ступеньку "всего лишь смерть". Мрачные размышления, а что поделать? Такая уж натура...
Но не стоит забывать о еще одном типе, в темноте было немного сложно разглядеть его происхождение, но своей манерой речи... Хотя, он пытался спасти безмозглую толпу, и видимо на него это давит. А может просто Леонид неправильно понял человека? Но вернемся к действительности.
 Туман стал менее плотным, и даже Мрак, который видел не мало за свои годы, сглотнул и подавил в себе рвотные позывы. Зрелище еще то еще, множество ходячих мертвецов заполнило площадь. Да и еще Туша. Другим словом сложно описать то что состоит из не пойми каких частей тела. Мимолетом взглянув на Сати, Леонид увидел как ее трясет от этого кощунства над жизнью и смертью. В этот момент Мраку показались нелепыми приказы Старцев. Сеять панику? А кто остался жив, кроме горстки людей на площади, Леонид не знал. Тут он заметил, как Маг начал делать какие-то действия. Ничего более умного не придумав, Леонид достал и кинул стражникам и магу последние три фляги со святой водой и пояснил:
- Святая вода, хоть немного поможет.
Не надо было быть академиком, чтобы понять: от магов сейчас зависело слишком много. Мрак встал так, чтобы в случаи чего защитить Сати и Мага... 

63

Воин оценил плоскую шутку солдата, и тот, довольный собой, даже заулыбался. На миг атмосфера показалась даже какой-то радушной. Но лишь на миг. Открывшаяся картина толпы мертвецов кого угодно могла повергнуть в шок, что, собственно, и произошло. Другой момент, кто быстрее отошел от шока и приступил к активным действиям. Сати быстро залечила рану "Молота", и воин решил занять оборонительную позицию, покуда ситуация позволяла, защищая магов. Не нужно было быть гением, чтобы понять, насколько они важны ради выживания этой небольшой горстки жителей Столицы. Бедную адептку Жизни колотило при виде огромного существа, буквально слепленного из различных кусков тел погибших горожан. Страх, отвращение, презрение и гнев смешивались в одну гремучую смесь, пока порождающую собой небольшое оцепенение. Но кто знает, во что это может вылиться... Мраку и самому было не по себе, но показывать это было ни в коем случае нельзя - любое неверное движение или слово может породить целую панику, и тогда погибнут все. Приняв флягу, солдаты окропили святой водой свое оружие. Кто знает, может, так у них появится хотя бы крошечный шанс на спасение.

Как только Сати закончила с лечением, в "игру" вступил полуэльф, разработав свой план действий. Он не намеревался стоять и смотреть на все, подобно застывшим мертвецам. Хотя все присутствующие и понимали, что стоит этим тварям отдать всего один приказ - и их будут преследовать, пока не убьют. Стена огня перегородила путь вниз по улице, как и планировал Айт, хоть на него теперь и странно косились воины, будто бы он отнял у них единственную надежду на спасение. Видимо, страх сильно влиял на мозги и без того не слишком разумных вояк, и они банально не понимали, зачем так было делать. Однако, "просьбу" Айта копейщик выполнил, поняв, что покуда мертвецы стоят неподвижно, у них есть отличная возможность их всех перебить одним разом. Проткнутая черепушка зомби острием копья заставила тварь глупо булькнуть, будто он пытался что-то невнятное сказать, и опуститься на землю. Этот маневр позволил Айту приблизиться к стене здания, окна которого выходили на площадь. Как только полуэльф увидел этого монстра, состоящего, будто слепленного безумным скульптором, из разных человеческих тел, на него на миг накатила тошнота. Убийственный запах только усиливал негативный эффект, и легче не становилось совсем. Однако, парень нашел в себе силы сконцентрироваться на заклинании, отбросив все сомнения и подавив в себе приступы рвоты.
Увы, существо было слишком огромным, чтобы на него подействовало такое заклятие целиком. Однако... Полуэльф быстро сообразил, что своим заклятием магии тьмы он способен ранить хотя бы эту тварь. Ведь, если подумать, он состоит из разных, сшитых между собой магией, тел. Если один из таких "сегментов" взорвать - вот она брешь в обороне груды мяса. Врыв случился не большой, но в брюхе монстра образовалась знатная дыра.
http://s1.uploads.ru/i/nf69V.jpg
Мясник: Бвааааааа!!!!... - казалось, тварь ускорилась, видимо, сильно огорчившись таким нерадушным приемом, и теперь жаждала отомстить.

На удивление Лич оказался не только высокомерным, но еще и сообразительным. Ему показалось странным, что ему не сказали ни слова, что могло быть обусловлено концентрацией на каком-либо заклинании, оттого он совершенно неожиданно для Гробовщика создал Щит травника, заклятие магии природы. Вестнику Смерти было известно, что личи, умершие маги, помимо даров Тьмы и Смерти так же обладали той стихией, что владели при жизни. Но это... Конечно, вокруг не было никаких растений, однако, такой щит обладал изначальным потенциалом, которого вполне хватало для обороны. Чтобы защититься от оков ужаса, ему потребовалось не много времени, ведь магический канал не мог пройти сквозь даже слабенький щит. Несмотря на такое расстояние и загораживающих мертвецов Гробовщик увидел, как лич ухмыляется своим мертвым, полусгнившим лицом.
http://i022.radikal.ru/0905/d2/4016be2c00c4.jpg
Лич: Убииить ихххх вссссееееххххх! - вот и отдан был приказ об уничтожении живых. Сам же лич, прячась за спинами своих слуг, начал смещаться по площади, более не оставаясь на одном месте. На отходе он запустил парой стрел тьмы в Гробовщика, дабы прикрыться таким образом. Мертвецы, доселе стоявшие неподвижно, оживились, и очень активно пошли в сторону обороняющихся. Приходилось выбирать - либо уничтожить лича, что теперь не изменит ровным счетом ничего, разве что твари теперь станут полностью бесконтрольны и его самого прекратят обстреливать снарядными заклятиями, либо спасать людей, загнанных в ловушку.
А в Небе над городом происходили и вовсе неприятные вещи. Если ранее чудесная Дива становилась символом их надежды на спасение, то теперь она была разбита на несколько кусков. Неужели Смерть сегодня будет торжествовать? Гробовщик явно так не думал. Прежде, чем принять решение, Астральной косой он поразил Тень, заблудшую душу и пару скелетов, чтобы добраться до лича. Это было словно рефлекторно. Или из-за гнева? Может, и разочарования.
Изгнанием он выкинул в Земли Мертвых обратно еще одну заблудшую душу, хоть та и успела выстрелить стрелой тьмы... С такого расстояния она даже умудрилась попасть, правда, не в Гробовщика, а в Кэльпи. Скакун громко заржал, будучи раненым. Да, астральная форма была недоступна для физических ударов, но все-таки магию никто не отменял.

http://s1.uploads.ru/JhCnP.jpg
Сати: Нам нужно держаться вместе... - тихо проговорила она, обращаясь к Мраку. Солдаты понемногу смещались в сторону, чтобы встретить во всеоружии атаку мертвецов, а стоя здесь, можно было лишь наблюдать за ними. Это было не по душе маленькой адептке. В бой пока что самим не следовало вступать. Самым трудным сейчас казалось то чудовище, слепленное из груды тел... Неожиданно все мертвецы стали двигаться, а притом очень резво! Теперь все зависело лишь от их умений и веры.

Карта боя

http://s1.uploads.ru/xnILF.png

64

Что ж... надежды не оправдались, и это было ещё мягко сказано. На что можно было надеяться, зная, что порядок мал, силы ничтожны, а ходячая котлета - сиречь, объект взрыва - колоссальна? Полуэльф всё-таки надеялся на то, что туша взорвётся, и тех, кто вокруг него пришибёт. Айт скорее не от реальной возможности воплощения ожиданий надеялся, а просто потому привык надеяться на лучшее, в тот же момент готовясь к худшему. Правда, последнее действие подготовки к худшему не предполагало... ну да и хрен бы с ними. Есть же "клише"!
Едва сдерживая далеко не прекрасные порывы желудка вывернуться наизнанку и собственное желание грянуть "Весёлую покойницкую", непутёвый адепт вытянул трясущуюся руку вперёд и отправил несколько поочерёдных "жонглёров" в ближайших зомби, целясь вражинам по ногам. Рокслея мутило всё более и более, мир вокруг был застелен туманом, и адепту становилось всё холоднее: это уже не мороз, это подступающая смерть. От окружающей вони кружилась голова, нестерпимо болели виски. Тело двигалось, как будто для каждого шевеления приходилось продираться через вату, мысли тоже завязли в каком-то эфемерном болоте, всё больше и больше напоминающем своей структурой мелодию.
Стерва. "А вот когда ты умрёшь, похоронят тебя, гроб украсят зелёным венком..." что с ними делать? "Вкруг могилы насадят магнолии куст, и оставят лежать под кустом..." я не знаю, что делать. "И вот тогда ты поймёшь, как прекрасна земля, и особенно - белый свет..." инквизиторы обычно сжигают некромантов. "И как это трудно - лежать в гробу практически в цвете лет..." Это все знают: чтобы некромант не поднял сам себя, его нужно обратить в прах. На его творения это подействует тем более.
Где-то там, со стороны, виднелись люди. Сбоку стоял Молот, маячили стражник с копейщиком. Остальные, стало быть, где-то позади. Айт верил в то, что никто пока не убит. Сати... она точно знает свои возможности. Господи, девочка, очнись, я справлюсь с ними, но не со всеми, кто ещё подвалит. Солдаты... станут они тебя прикрывать, или не станут? Запаникуют или нет? Не сможешь помочь - так убежишь.
-Очисти вас пламя Инноса! - обругал наступающих мертвецов Рокслей, направляя на ближайших из них поток пламени. Конечно, нехорошо было бы забывать и о человеке-котлете, могильном ужасе из кусков. Сейчас бы его, покорёженного, свалить потоком (Рокслей, балбес, по ногам бей сволочуг!), а там и добить невелик труд.

65

Разочарование, маг почувствовал, как его заклинание разбилось о магический щит не в силах пройти сквозь него. Да ещё и какой щит, стихии природы. Немного удивительно видеть эту магию у давно мёртвого некроманта, которые зачастую оскверняют земли порчей. Нет, он сам был недомагом природы, но всё-таки тут сравнивать нельзя. А эта мерзкая ухмыляющаяся рожа, так и просила, что бы её косой побрили. И бежит, ну да, конечно, с чего бы вдруг ему не прятаться за грудами мёртвых тел. Ещё и отстреливаясь, совершенно не заботился о том, что стрелы тьмы скорее попадут в кого-нибудь из скелетов загораживающих Вестника. Не хотелось отпускать далеко, ведь тварь может приготовить сюрприз серьёзнее, но и так легко здесь не пройти. В порыве злости, такой глубокой, которая имеет свойство подниматься из глубины души, выплёскиваясь в гнев, рванул за них, на ходу уничтожая всех, кто встретится и двигался бы дальше, прорываясь к личу, если бы Кэльпи не ранили. Для неё не серьёзно, но всё болезненно, лошадь заржала, переходя на шаг, при этом, мотая мордой. - Тихо, тихо... - Гробовщик положил ладонь на её шею, легко поглаживая и успокаивая скакуна, ей уже далеко не в первый раз доставалось, но иначе и быть не может. В этот же момент, боковым зрением заметил, что ситуация у оборонявшихся ухудшается. Кто-то пытается отстреливаться от зомби огнём, но громадная туша всё так же неуклонно на них идёт, а к себе такое подпускать черева-то, простым оружием быстро не изрубишь, скорее оно изрубит, а мелкие заклятия будут только отхватывать куски от всей массы. Бросаться туда он не будет, но луч Изгнания должен настичь мясника, сейчас, когда ни кто не загораживал ему путь. И вновь всё внимание личу и скоплению нежити перед собой. Кэльпи вновь двинулась вперёд, шагом, а Гробовщик вскинул руку и из ладони тут же заструился мистический Свет Межмирья и этим лучом обводил нежить вокруг себя, начина с зомби по левую сторону, заканчивая Костяным Отродьем на углу улицы и обратно, направив в сторону лича. Кстати, про присутствие банши и теней за его спиной не думал забывать и если те атакуют, свет вмиг настигнет и их.

66

Выбор был сделан, почти. Показываться на глаза смертным было неправильно, травмировать и без того травмированную психику людей было себе дороже. Но все-таки спасать хоть как-то людишек было нужно. Но для этого было нужно ждать, когда груда мяса выйдет из-за здания. Зомби начинали быть более резвыми, но Вестник Смерти верил, что хоть с этим люди сумеют справиться сами. Луч изгнания очень быстро настиг Мясника, как его можно было бы назвать, будучи человеком, следящим за происходящим со стороны. Можно было ожидать многого, но вот тварь издала рев, и с грохотом повалилась на мостовую... Видимо, Гробовщик угодил туда, куда до этого попал "на радостях" полуэльф.
Голубоватое сияние Света Межмирья охватывал несколько скелетов, что довольно глупо плелись в сторону живых, словно бы им этого очень не хотелось, но командир приказал, и они вынуждены выполнять его требования. Полусгнившие кости от этого света словно расщеплялись, истлевали, возвращая покой мертвым. Однако, удалось этой атакой как следует "изжарить" лишь одного скелета, что был уж совсем близко к Кэльпи. Как и предполагал Гробовщик, в самом деле на пути стрел лича оказался один скелет. Угодив в него, снаряды исчезли, а скелет, развалившись на части, так и остался лежать на снегу. Как ни странно, именно баньши и тени обходили Гробовщика стороной, направившись к горстке обороняющихся. Лишь одна заблудшая душа вновь выстрелила темной стрелой, но тут же была поглощена голубоватым светом, что выбил ее в межмирье, заперев на некоторое время.

Повалить на землю удалось лишь одного зомби, второму же Айт просто опалил мерзкое изувеченное лицо.
http://s46.radikal.ru/i114/0905/a9/f8ab074a31de.jpg
Зомби: Бвааааааэээээ!
Трупаки продолжали приближаться, кто-то уже полз на пузе, но все упорно желали разодрать на части живых. Группу постепенно зажимали в кольцо. Слева - духи и тени, справа - зомби. Против духов обычное оружие, пусть и освещенное святой водой, все равно особого эффекта не давало, разве что твари пугались и злились. Вот послышался очередной крик баньши, с которым Айт уже сталкивался. К счастью, в этот раз до него эффект не дотянулся, но это заставило его обернуться: на бедолагу-копейщика уже наседали тени и подползал зомби. Разозлившись не на шутку, полуэльф воспользовался потоком пламени, чтобы добить тех двоих, что ему удалось "ранить".
http://s1.uploads.ru/VeP8D.png
Арбалетчик: От ведь Жнецово отродье! Парни, нас окружают! - выкрикнул один из вояк, стрелок, что старался прикрывать остальных. Его болты не слишком-то помогали против духов, но зато он очень неплохо справлялся с наступающими зомби. В этот момент Мрак почувствовал, что настала и его пора показать себя в деле, а не отсиживаться под юбкой маленькой девочки-целительницы. Выйдя вперед, воин одним тяжелым ударом своего молота разбил голову подползающего недобитого зомби. Позади уже и Сати вступила в бой, воспользовавшись оздоровлением. Заклятие было призвано сокрушить баньши, что уже нанесла небольшому отряду сильные повреждения. Сразу, как только дух исчез, раненый и напуганный стражник повалился на землю. Но Сати не могла поспешить ему на помощь, поскольку тут рядом были тени, готовые вот-вот на нее напасть.

Тем временем Лич как следует спрятался за спинами своих мертвых воинов, вперед направив свои войска.
http://i022.radikal.ru/0905/d2/4016be2c00c4.jpg
Лич: Ты увидишшшшь, кааак они все умрууут! - злорадствовал он, начиная концентрироваться на каком-то заклятии. Быть может, если бы он не начал говорить, Гробовщик бы и не обратил на это внимания, атаковав бездумно. Но теперь было очевидно, что он хотел использовать нечто против людей.

Карта боя

http://s1.uploads.ru/I9hJX.png

Отредактировано Нейтральный персонаж (2012-10-14 18:08:32)

67

Громадная туша упала на землю, разваливаясь на составляющие части, которые больше не скрепляла магия, теперь эта куча плоти представляла собой ещё более неприглядную картину, но, по крайней мере, больше не двигалась и это главное. Но этого было мало, людей теснили другие немёртвые, а тут ещё и банши внесла в картину новых красок, заставляя и без того напуганное сознание, захлебнуться порцией ужаса. Но лететь туда было бессмысленно, не трупы и призраки, так лич их достанет. Слишком мало было времени, что бы заклинание испепелило массу, вместо этого только подгоняло, заставляя слепо и яростно нестись дальше на горстку людей, а уж призраки подавно теперь не выберут своей целью Вестника Смерти. Хотя с ними иногда можно даже "договорить" и речь не только о заблудших душах, но сейчас и не до переговоров. Гробовщик опустил руку и луч прервался, сияние исчезло. Вместо этого притянул к себе ближайшие кости, создавая Костяное Копьё с удержанием заклятия, и рванул вперед, подгоняя Кэльпи. Он и до этого не мог позволить себе полностью упустить из внимания некроманта, но теперь он был его единственной основной целью, которую нужно во что бы то не стало уничтожить. - Ты увидишшшшь, кааак они все умрууут! - в ответ Гробовщик только озлобленно рыкнул, - Увижу, но не сейчас. -  Коса не раз сверкнула в воздухе, дабы рассечь встречающихся по пути противников. Копьё метнёт, как только будет уверен, что ни что не помешает наверняка поразить им лича, а вслед за ним разить Астральной Косой и сделать для этого что угодно и не важно как это будет верхом или в какой-то подходящий момент соскользнёт со спины лошади, что бы удар был наверняка более точным со всей набранной скоростью.

68

"Ты решишь, что пора вылезать на поверхность, и что час пробужденья настал, а вокруг соберутся могильные черви, и устроят тебе скандал..."
Прямо перед носом адепта на землю, медленно и красиво, рухнули дымящиеся останки мистерийца из кусков. С другой стороны площади прилетело какое-то заклятие. Рокслей не сомневался, что метили по кому-то из "скромного отряда" живых, а в человека-котлету оно попало исключительно по случайности. Счастливой случайности! Потому, что иначе отряд не только бы лишился магических сил Айта и прикрытия с одного бока, но и самому "прикрытию" не поздоровилось бы.
...Тётка Клара убеждала своего внучатого племянника в его невезучести все десять лет, пока Айт находился под её присмотром. Он до сих пор был твёрдо уверен в том, что ему во всём не повезло от рождения (начиная от длины ушей и заканчивая будущими дуэлями), а все его удачи - исключительно результат упорного труда. Теперь это мнение разбилось, как стакан об стенку. Внезапно оказалось, что полуэльф поудачливей некоторых будет. Внезапное осознание факта придало сил, на краткий миг даже прошла дурнота, и удалось взглянуть на происходящее более ясными глазами. Сквозь запах горящей плоти, головокружение, страх, кое-как пробивался свет надежды. Было некогда поднять голову вверх, оно и к лучшему: Рокслей был до сих пор уверен, что крылатая звезда ещё в небесах. Тонкие бледные лучи света всё ещё пронзали страшную ночь и мертвенно зелёный туман, эти лучи было видно, в них плавала снежная пыль и лёгкий дымок.
"И когда, наконец, ты управишься с ними и с метром промёрзшей земли..." так, что сейчас? Мертвецы медлительны. Они очень быстро двигаются, но даже я буду быстрее. "То обнаружишь, что ни денег, ни паспорта нету, в чём тебя погребли!"
Между тем, справа раздался знакомый вопль, напомнивший адепту, что везёт пока что одному ему, остальным не так посчастливилось родиться в рубашке. Странно, но на этот раз вопль не вызвал никакой реакции, помимо глухого, озлоблённого раздражения: возможно, Айт просто притерпелся к вони и хаосу, а возможно - удача настолько согрела сердце.
Ещё истерички! Неужели мертвецам нужно столько вопящих баб? Ладно, вопрос не насущный. Сейчас надо выбить ближайших противников. Так, а стражу почти пришибло. Чёрт. Не хватает времени... ща всё будет.
-Молот, уводи Сати и раненых назад, прикроешь их! - Рокслей, сосредоточенно нахмурившись и шмаляя "жонглёрами" напропалую, выбирая в качестве целей ноги мёртвых противников, принялся за попытки спасти положение. -Стрелок, ходь сюды и выбивай зомби!
При этих словах, отправив последний сгусток огня по адресу, адепт метнулся в сторону, меняясь местоположением с арбалетчиком. У Рокслея и тени сомнения не возникло, что кто-то будет спорить, и что дорога для адовых стрел к двум теням окажется уважительно освобождена. Но если что - никто не мешает двинуться вправо, или там пустить огненные дроты над головами союзников. Важно другое: попадут ли стрелы вовремя, и попадут ли вообще?
Стенку бы мне... до неё ещё минуты четыре. Ждать... надо ждать... надо переждать, пережить и припомнить. Всё получится.

69

Крик баньши ненадолго выбил Леонида из себя. Неожиданно для себя он вспомнил несколько нелицеприятных моментов из своей жизни. Готовый погрузится в океан бессмысленной апатии он...Пробудился от морока. К счастью для Мрака, его вернул в реальность окрик Мага.
-Слышали его, отходите к стене, я прикрою!-с этими словами Леонид принялся бить двойным парным комбо по близко стоящим зомби. Шесть мощных ударов, должны были хоть на некоторое время остановить нежить, сейчас отсчет пошел на мгновения. Если раненые выйдут из строя, у Мрака будет меньше шансов выполнить приказ престарелых маразматиков, которые более известны как Темные Старцы. Хотя из всего их приказа, состоящего из множества пунктов, он сможет попытаться выполнить то, которое стоит как дополнительное: выжить. ОТ чего то Мраку хотелось жить, а умирать в Таком месте и в Такое время не очень хотелось.
В этот момент, Леонид почувствовал как воздух позади него становится горячим, очень горячим. Сложно сказать, что двигало им в этот момент, но он изо всех сил прорычал стражникам:
-Назад, живо!
Леонид очень надеялся, что его хоть кто-то из доблестных блюстителей правопорядка последовал его совету. Им же будет лучше.

70

Дела шли не лучшим образом, и это никого не вдохновляло. Однако, никто по-прежнему не собирался сдаваться, даже несмотря на падение Дивы. Те, кто наверху, не получат их жизни. Как только громада мяса, абсолютно омерзительная и отвратительно воняющая, пала от "случайного" выстрела, воины вновь обрели надежду. Даже если Дива покинула их, с ними все еще остается капризная Фортуна. А она, как известно, любит смелых. Правда, безумных не уважает. Но тут всех можно было одновременно назвать везунчиками и безумцами. И были они такими далеко не по собственной воле. Всех нашествие нежити застигло врасплох, однако, никто и не думал ныть. Все, кто хотел выжить, брали оружие и пробирались сквозь толпы мертвых к выходу из города...

Айт довольно неплохо навострился бить по плетущимся зомби. От поврежденных коленных суставов те неуклюже падали на мостовую и продолжали ползти к живым. Тут их встречали воины, добивающие оружием со всей дури. Арбалетчик, не сильно разбираясь в плане полуэльфа, но притом не задающий лишних вопросов, быстро подскочил к Айту. Задача была проста, как два пальца: стрелять по зомби, помогая воинам, в то время, как маг будет делать свои причуды. Свою задачу арбалетчик понял, потому, кивнув, тут же приступил к выполнению. Сати тем временем побежала на помощь раненому стражнику, на которого напала баньши. Копейщик пока что держался, но ему была срочно нужна помощь, а когда Айт сместился назад, а следом за ним рявкнул "Молот", Копейщик, отбиваясь от нападок агрессивной тени, попытался уйти назад при помощи своего напарника. Тот стражник в свою очередь решил уйти из-под размашистых ударов Мрака. Что может сделать его меч в сравнении с таким молотом?
http://s1.uploads.ru/LQpD6.gif
Копейщик: Что-то мне совсем хреново... - бормотал воин, опираясь о плечо товарища. Окровавленное плечо, капающая на снег кровь. Ему была нужна срочно помощь, но маленькая девочка тоже не могла разорваться на всех. Оставалась надежда на придумку полуэльфа.

Гробовщик начинал понемногу злиться. Приближающиеся заблудшие души, казалось, вовсе потеряли страх, и поочередно стреляли темными стрелами по Вестнику Смерти и его верному скакуну. Причем, скакуну доставалось больше всех. В итоге, пришлось выбрать иной маневр: перемещаться зигзагами, дабы уворачиваться от надоедливых снарядов. Лич продолжал ухмыляться, все еще слишком надеясь на свое немалое войско и собственные силы. Магия природы могла сделать очень нехорошие вещи тем людям, что так отчаянно цеплялись за свои жизни, потому первостепенной целью Гробовщик все-таки выбрал лича. От остаточного сияния межмирья еще несколько скелетов рассыпались в прах, опав на снег серым пеплом. Следовало торопиться, покуда мертвый маг не успел закончить свое заклятие и не создал портал.
Создав Костяное копье, Гробовщик понесся вперед, подгоняя скакуна, и на ходу усиливая заклятие. Заблудшие души, завывая, продолжали нещадно обстреливать Вестника, но из-за нового способа перемещения им было чертовски трудно попасть. На ходу Вестник астральной косой отправлял всех попавшийся в Земли мертвых, а их оказалось не мало. И вот, когда Гробовщик оказался практически у цели, он заметил, как лич начинает улыбаться гнилыми зубами, хрипло смеясь...

http://s1.uploads.ru/JhCnP.jpg
Сати: Держись, все будет хорошо. Мы выберемся отсюда... - бормотала девочка, успокаивая солдата и излечивая его раны. Айт оказался рядом, выпуская вперед пламенные дротики. Часть из них даже оказалась успешной: прямое попадание в голову резвой Тени, что продолжала гнаться за копейщиком, и такое же попадание в голову зомби. "Молот" отлично работал, прикрывая уставших воинов, угомонив уже троих зомби, двое из которых нужно было всего лишь добить. Вот еще один добрался наконец до своей цели, но сокрушительный удар молота разнес на составляющие его голову, и мертвое тело повалилось на землю. Мертвые продолжали наступать, но Мрак решил покуда перевести дух. На них надвигалось костяное отродье, с которым определенно придется повозиться.
И тут неожиданный вскрик Сати, заставил всех замереть... А за ним последовали такие же вскрики солдат, повалившихся на землю, и закричавших еще больше. Ноги Айта неожиданно пронзила жуткая боль. Взгляд полуэльфа опустился невольно себе под ноги. Из под снега торчали зеленые травинки, отливающие металлическим блеском в свете сгорающих в пламени пожара обломков здания, в которое угодила молния. Это казалось просто невероятным! Короткий взгляд на Сати - и все стало очевидным. Единственное, что успел вовремя сделать полуэльф, чтобы не упасть лицом или головой прямиком на острые зеленые лезвия, это поток пламени себе под ноги. Если ранее тошнота была кое-как сдерживаема, то теперь она лишь усилилась. Лежащий на земле солдат, которым занималась Сати, моментально умер, поскольку волшебные травинки буквально вросли в его голову... Девочка плакала, не в силах более сдерживаться. Воины начинали предаваться панике. Твари наступали, а даже Молот не мог ничего сделать, ведь и он почувствовал боль, а затем и невыносимую тошноту, когда желудок начинает делать сальто.

Гробовщик понимал, что даже если этот лич успел что-то сделать, то смерти его в этот час уже ничто не отменит. На полпути Вестник услышал крики людей. Одного взгляда на чудо-траву, пробивающуюся сквозь снег, ему стало понятно, что негодяй применил ножи травы. И теперь, завидев приближение Вестника, несмотря на свою подлость, лич уже собирался убегать, творя портал! Подстегивая Кэльпи, Вестник спешил ударить. Из-за этого ему удалось лишь сильно ранить лича выпущенным копьем. Пораженный такой неудачей, Лич пал на землю. Гробовщик, обогнув препятствие в виде ряда скелетов, за чьими спинами прятался мертвый маг, соскочил со спины лошади, занеся астральную косу для удара. Ничтожное создание тянулось костлявой рукой к образовавшемуся слишком поздно порталу... А потом он засмеялся, резко остановившись и посмотрев своими пустыми глазницами на Вестника Смерти. Это заставило Гробовщика на миг остановиться, не доведя удар до конца.
http://i022.radikal.ru/0905/d2/4016be2c00c4.jpg
Лич: На мое... мессссто придут другие... Вессстник... Вашшши дни... сочтены...
Глупо было ожидать, что тварь скажет нечто ценное. Потому его смерть стала быстрой - Гробойщик просто рассек его надвое, закончив ложную жизнь весьма скучным образом.

Карта боя

http://s1.uploads.ru/Agsrb.png

71

Очередной выстрел, и вновь удача! Рокслей не удержался от торжествующего матюка, когда тень, шипя, рассеялась, когда очередное умертвие успокоилось. Ну, ещё немного, щас мы их всех... а это что за хренотень?
Зря Айт оглянулся. Очень зря."Хренотень" выглядела фатальной, на это было страшно смотреть. Нет, в другое время теплолюбивый адепт только порадовался зрелищу в виде поля весенней травки. Целое поле травы посреди такого душного и пыльного города... яркой, зелёной, молодой, блестящей от свежей природной энергии, обещающей новое тёплое время года.
Иронично, что блестела эта трава как раз от противоположного явления. От собственной металличности и смертоносности. В этом Рокслей замечательно убедился, когда вокруг раздались панические вскрики. Первым раздался тонкий пронзительный голосок Сати, и одновременно с её криком сквозь подошвы ботинок пробились растительные лезвия. Дикая боль... Рокслей почувствовал, как ботинки наполняются его собственной кровью. Ощущение, мягко говоря, ниже среднего, да ещё и острая боль, словно тощими ногами полуэльфа кормили несколько тысяч оголодавших могильных червей.
Полуэльф хотел ругаться, но не мог - зубы приходилось сжимать, прикусывая губу, чтобы маленькой болью привести себя в чувство и не грянуться оземь раньше времени. Торопливый своевременный рефлекс породил очередной поток пламени, Айт направил его под ноги, и оказался на свободном от травы участке... когда эти лезвия исчезли, Рокслей всё-таки позволил себе небольшую слабость. Парень упал на колени, согнулся, и его вывернуло водой и желчью. С самого утра полуэльф ещё ни куска не успел перехватить. Наконец-то. Успокоился, - мелькнула мысль в опустошённом, тяжёлом мозгу.

Ощущая в желудке пустоту, в голове - звенящую боль, а в ботинках - две неуклюжие деревяшки и противную влагу крови, Айт кое-как подполз к краю своего живого островка, и протянул руку к девочке. Подползающие откуда-то мертвецы Айта не интересовали. Скрип костей, шлёпанье мяса по почти растаявшему снегу, вой призраков и противное злорадное хихиканье выжившей тени он замечательно слышал, но, образно выражаясь, забил на них со всем безразличием истинного мистерийца по духу и крови. Адепт принял их за существующий факт и почти смирился, и ещё он понимал, что надо хотя бы попытаться вытащить "своих", живых, прежде чем кидаться на мёртвых. Сказали же вам - назад уходите... нет, блин, куда полезли. Или у нас просто сильно разошлось понимание этого слова. Хотя... они бы всё равно далеко не ушли.
-Сати, руку! - голос Айта охрип, был слабоват, но больше и не требовалось: слышен и содержит нужные интонации, это главное. Нашарив в пространстве и крепко ухватив тонкую, чуть кровоточащую руку маленькой адептки, полуэльф со всей дури, ему доступной на данный момент, потянул её на себя, надеясь вытянуть к себе. Когда, наконец удалось, Рокслей окинул взглядом её раны, и заявил:
-Лечись давай.
После чего переполз к другому краю, и направил новый поток пламени, надеясь выжечь смертоносную траву на определённом участке, и дать остальным место, куда они смогут перебазироваться. На помощь вояк уже рассчитывать не придётся, но если Сати приведёт себя в чувство, то Айт вполне сможет - с её помощью, или же защищая несущую Жизнь - отбить ещё какое-то количество атак.
Как же она похожа на Римму, всего-то разницы - она маг, а малышка моя - нет. Солнышко моё. Нет, надо ещё что-то сделать.

72

Жалящие тёмные стрелы непрекращая впивались в покров, выхватывая один маленький кусочек за другим, всё сильнее ранили Кэльпи, но теперь она просто терпела, а несла всадника вперёд, пришлось сменить способ передвижения и потратить немного больше времени, но и некогда было разбираться с духами. Потом, потом, сейчас бы только успеть. Крик людей, криво ухмыляющаяся рожа лича, - Не успел, - печальный факт промелькнул среди мыслей, но всё же среди всего этого безумия почувствовал рядом только одну смерть.  Это вселяло надежду и подстёгивало всё скорее рваться вперёд. А некромант уже открыл портал, что бы сбежать. Правильно, так и надо, знакомый стиль – «нагадить и свалить». – Не уйдёшь! – и вместе с криком было запущено копьё, не убило, на сколько можно убить уже мёртвого, но теперь действительно от расправы Вестника не сбежит. Чёрный покров скользнул со спины несущегося скакуна, резко вниз и вперед, вдоль мостовой и занося оружие над головой раненного лича. -  На мое... мессссто придут другие... Вессстник... Вашшши дни... сочтены... – лезвие на секунду остановилось и как только тот умол, рассекло пополам, испепеляя кости мёртвого некроманта. Пусто, в это же мгновение на душе стало так будто, будто её освободили от всех эмоций Сферой Небытия. Слабо усмехнувшись мелькнувшему сравнению, ответил уже окончательно мёртвому личу, самому себе, мертвецам и просто в пространство, - Нет... Не сочтены дни наши. Это лишь начало очередной войны. И всегда кто-то или что-то приходит на чьё-то место, это простой закон. – и на мгновение замер в одном положении, даже ни одной мысли не было, но очень вскоре встрепенулся, почувствовав лёгкий тычок в плечо, мордой Кэльпи, - Спасибо, моя хорошая, иди домой. – и лошадь исчезла, хоть и не страшные, но восстановить свои «раны» от стрел тьмы было нужно. Логично, что это ещё далеко не всё, это лишь крохотная часть всего ужаса творившегося в городе, но рваться дальше было бессмысленно. Немёртвые потеряли контроль мага, но всё ещё представляли опасность для всех живых и раз уж начал, нужно закончить дела здесь. А что потом? Кто знает. Вестник Смерти точно не знает. Одно известно наверняка – работы будет очень, очень много. – Забавно. Этот мир теперь его. Может он ещё и позаботится о его существования или ему нужна просто безжизненная громадная глыба с отголосками жизни и кучкой запуганных рабов? – Гробовщик наконец-то поднял не только взгляд, но и астральную косу, что бы уничтожить ближайших скелетов, может не всю кучку из шестерых, не важно, вряд ли они теперь не подгоняемые хозяином на долго задержатся рядом с Вестником Смерти. Следующий взмах, что бы открыть Врата Смерти. – «Узрите же... Мощь великой тьмы, дыхание бытия...» Да что говоришь. Лучше бы дальше сидел в своей дыре, как и предыдущие тысячелетия. – бормоча себе под «нос», передразнил слова Марагора, продолжая двигаться вперёд, - Домой и быстро! Я сейчас очень злой, но всё равно предлагаю покой, без новой порции боли. – теперь уже достаточно громкое заявление в адрес душ и банши. Тут повернулся в сторону людей, расположившихся на «газончике», окружённые не самой приятной компанией, а ещё как-то не очень хотелось, что бы они слышали его слова и уж тем более видели. Показываться он не собирался, но мало ли кому суждено умереть вскоре. Тем не менее, приблизиться придётся. Врата же пока оставались открытыми для всех желающих. А если кто туда лишний забредёт, его ждёт весьма «радушный» приём в Землях Мёртвых. – Вот и закончился покой, где бы я не оказался, ничего теперь не изменить и не ввязываться в это теперь будет просто кощунством перед Жнецом, - вздох, - И теперь на всё это нужны силы и не мало. А что будет предпринято с нашей стороны? Кто знает, уж точно не я и не от меня зависит. – В процессе раздумий, творил один луч Изгнания за другим, направляя в Костяные Отродья. Первого, второго. Если кто сильно храбрый бросится на Гробовщика, рискует получить лезвием косы в лоб… или куда придётся. После, вновь вскинул руку, освещая улицу сиянием Света Межмирья, усиливая его в два раза удержанием заклятия и преимущественно направляя на зомби, скелетов и теней. Всё же как он рассчитывал, души и призраки должны уйти, а если нет, увы, им не повезло. Ведь действительно не повезло, кто знает сколько ещё придётся слоняться не зная покоя по землям живых и в межмирье. А так… возможно их ждёт новая жизнь. Они придут на чьё-то место, своё место. Большим помочь людям сейчас было сложно. Ножи травы, заклинание четвёртого порядка, не в его силах провести отмену и рассеять его, а оно ещё достаточно долго будет действовать. Хотя, у них есть маг огня, может попытаться выжечь безопасное место, но от яда растений избавить - вряд ли. Как только использовать свет будет уже не целесообразно, оставшихся не мёртвых можно и косой добить, скользя по городской площади. А врата будут закрыты сразу, как только в них отпадёт надобность.

>>> Скачок времени >>>

Отредактировано Гробовщик (2012-10-19 17:18:54)

73

Мраку было паршиво, он чувствовал как яд начинает медленно распространяться от ног все выше и выше к сердцу. Но у него было время, не значительно больше чем у магов, все таки он мог перебороть в себе на некоторое время парализующий эффект от яда, хотя очень, очень не надолго. Вопрос времени когда он почувствует, что его органы превращаются по ощущениям в мерзкую питательную биомассу для неизвестно каких существ. А это не входило в его планы. Может если бы на его месте и был бы другой человек, то он и стал бы цепляться за те крохи жизни, которые ему остались по воле судьбы. Но этому мешала его бесполезная и придурковатая гордость. Он не хотел показать свою слабость кому бы то ни было. Идти всегда в лоб, даже если и есть обходные пути, но при этом быть подлым когда это необходимо, воистину этого странного человека было сложно понять. Даже многие в Догме удивлялись его нраву, хотя и среди них было полным полно самых различных личностей. Но Мрак...Многие не могли понять что этот человек забыл в Кровавой Догме? Он отличался от беспринципных маньяков, но и не был идиотом романтиком, да-да, были в Догме и такие (в количестве 2-3 штук).
Да и многие простые люди его тоже не понимали. Для тех кто узнавал откуда он, была лишь одна истина- убийца. Те кто не знал, мрачный угрюмый тип. А что думал сам Мрак о подобных философских темах во время боя не на жизнь а насмерть?
Ему было начхать. Он просто сражался ради того, чтобы быть таким какой он ни есть. Он собрался расправится, пока есть силы, с одним из костяных отродий, которое стояло левее от него. И будь что будет. Он не проиграет, по крайней мере не сегодня в эту Ночь Мертвецов. А что ему еще оставалось делать? Бежать-бессмысленно, дрожать за крохи мгновений- бессмысленно. Решив, что для уничтожения этой твари придется скомбинировать рывок, для придачи дополнительной кинетической энергии удару с разбегу, и нанести Удар Од'Дина. В конечном итоге, все- прах. Мрак мрачно ухмыльнулся и тихо проговорил:
-Ну что, Безымянный, дай мне сил и докажи, что у тебя очень своеобразный юмор,- и следующие слова он уже проорал,- Безымянный, да простит меня, ибо я согрешил, Лживый Свет ослепил, Веру осквернил, Знание опорочил! Отныне и вовек я несу смерть!
И побежал нести смерть, окончательную смерть насмешке над жизнью. Но в отличие от Шахидов, он решил выжить и продолжать сражаться во имя Кровавой Догмы!

>>> Скачок времени >>> Север Мидленда. Деревня Нордторг

Отредактировано Леонид Волков (2012-10-22 10:30:44)

74

Ну вот и все? Лич побежден. Но что делать с бесконтрольной толпой, которой отдан приказ убивать всех живых? Гробовщик тоже не верил, что удача им улыбнулась. В горящем городе, полном живых мертвецов, это понятие вообще казалось абсурдным. Скелеты, потеряв вожака, обрели какой-то совершенно потерянный вид, на чем и успел их поймать Вестник смерти, снеся пустые черепушки косой. Живые продержатся еще какое-то время, но надолго их не хватит. Однако, как они будут выглядеть, завидев Вестника Смерти... Выйдя из улочки обратно на площадь, Гробовщик атаковал костяное отродье. Такой удар тварь не смогла пропустить, оттого рассыпалась грудой костей и железа. Врата смерти были открыты, и души постепенно начинали убираться восвояси, хоть и совершенно нехотя, особенно баньши и тени. Безумные так и вовсе не поддавались контролю. Интересно, как лич ими руководил? И руководил ли...

Айт попытался вытащить плачущую адептку Жизни из ловушки. Девочка истекала кровью, и, казалось, от боли не могла придти в себя, чтобы сконцентрироваться на каком-либо заклинании. Полуэльфу и самому было совсем непросто, но приходилось держаться. Бой не окончен, и лишь одни боги ведают, когда он закончится, хоть полуэльф и не был шибко религиозен.
- Лечись давай. - как-то слишком просто, но в тоже время уверенно произнес парень, что заставило на миг адептку взять себя в руки.
http://s1.uploads.ru/JhCnP.jpg
Сати: Да... Нужно помочь остальным... - тихо произнесла девочка, стараясь перебороть боль. Магия Жизни слабым зеленоватым свечением начинала охватывать ее. Айт стал заготавливать площадку для воинов, выжигая ядовитую траву потоком пламени. Когда воины повалились на нее, корчась в муках, становилось понятно, что так дело продолжаться не может. Неожиданно щитом для всех стал вновь прибывший воин, кличку которому дали "Молот". Казалось, от ранений и отравы он напротив пришел в ярость. Никто не вслушивался особо в то, что он выкрикивал и во имя какого бога. Воины с уважением смотрели на смельчака, кинувшегося в гущу событий. Сокрушительный молот разбивал на кости наступающих зомби и прочих тварей, кто приближался к живым. Вот-вот костяное отродье, огромное, обвешанное железками, уже готово было опустить руку с огромным оружием, чтобы разрубить Мрака надвое, но неожиданно упало, развалившись на части. Следом за ним, почти сразу же, второе... Мрак не слишком обратил на это внимание в пылу боя. Тяжелый молот покачивался из стороны в сторону, нанося смертельные повреждения немертвым.

Неожиданно небо над городом вновь стало светлее! Это казалось совершенно невозможным, но Дива вернулась! Вот ее остатки медленно падали вниз, продолжая светиться, вот посланники Марагора торжествуют... И тут золотое сияние вновь охватило архонку, и она вернулась в бой! Новое сияние оказалось еще ярче, чем было прежде. В руках Дивы появился меч, будто бы надежда возродилась, готовая с новой силой разить своих врагов. Это было завораживающее зрелище, настолько неожиданное, что даже личи пребывали в некоторой растерянности, не веря собственному зрению. Но, в отличие от простых смертных, они отошли от шока куда быстрее, начав обстреливать Диву новоми порциями сильных заклятий. Однако, на этот раз все оказалось не в их пользу. Свет с каждой секундой ставился все ярче и ярче, а личи были вынуждены отступить, прикрывая свои пустые глазницы обрывками своих балахонов.
Вдруг из тела архонки-хранительницы вырвался огромный, просто гигантский столп невероятно яркого света, устремившийся в небо и оттолкнувший личей на несколько метров в сторону. Этот луч видели буквально все выжившие в городе и за его пределами! Свет с легкостью рассеял черные тучи, разбрасывая их в разные стороны... Полминуты, и посреди ночи оказался самый настоящий ДЕНЬ! Голубое небо было над городом... Новые потоки света дождем стали падать на город, превращая остатки туч в белые облака. Личи корчились в муках, будто сами только что прогулялись ножками по чудо-траве. С той лишь разницей, что корчились они от переизбытка света. Вот все видят, как они отступают, открыв портал... Но святой дождь продолжал опускаться на город, уничтожая немертвых, а Дива, защитница и Хранительница людей города, внимательно следит за ними.

Свет межмирья продолжал испепелять наступающую нежить. Теперь Гробовщику не нужно было торопиться, если только, конечно, не объявится новый лич. Вот еще одно костяное отродье повалилось, так и не дойдя до живых. Странным Вестнику показалось лишь то, что группа везунчиков откровенно пялилась на небо с открытыми ртами... И все бы ничего, если бы неожиданно вокруг не стало светло, как днем. Или... Вестник не поверил собственным глазам! Туман рассеивался, а на дворе посреди ночи был самый настоящий день!
На лицах людей были счастливые улыбки. Это была ПОБЕДА!
Твари под лучами света истошно шипели, разбегались в разные стороны, и истлевали, напрочь позабыв все приказы и пытаясь спасти свою нежизнь. Но они были обречены. Этот раунд был за живыми. Но кто знает, отступится ли Марагор. В это слабо верилось, но после пережитого ужаса хотелось уехать просто куда-нибудь и просто все забыть, как кошмарный сон. Мрак возвращался к остальным, Гробовщик "собирал" попадающихся по пути скелетов, Айт помогал Сати ухаживать за ранеными... Они все сумели пережить эту ночь, не потеряли себя и свою жизнь, доказав богам, что даже люди на что-то способны.

Айт Рокслей, Гробовщик, Леонид Волков: Событие пройдено! Вы не можете отписываться до скачка.

Айт Рокслей: +2 Уровня.
Гробовщик: +2 Уровня.
Леонид Волков: +1 Уровень.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2012-10-16 01:29:00)

75

В конце концов, всё закончилось...
С небес лился светлый дождь, посреди ночи возник и разросся, как буйная молодая трава на могиле, светлый день. Крылатое солнце сияло на небе, разбрасывая надежду, веру и торжество щедрыми пригоршнями. Только вот как-то невесело было на земле, словно светящиеся капли, звонкие лучики, не долетали до мостовой. Вокруг истлевали останки умертвий.
Господи, Иннос Справедливый! Дай Сати пережить всё, что последует за этим нападением. Благослови её своей дланью, защити её своей эгидой, и даруй ей сил и терпения...
Уже немного подлеченный силами маленькой союзницы, Рокслей теперь активно ей помогал, и, мысленно, столь же активно молился. Адепт был на пороге голодного обморока и душевных метаний Он не знал, как будет сам дальше жить, не говоря о других: уже давно понятно стало, что тот зелёный мужик не так просто, погулять вышел, за ним не заржавеет войну развязать. Настоящую войну.
Сати очищала раненых от яда, адепт огнём закрывал раны - под воздействием тепла кровь сворачивалась не хуже, чем сама по себе, да и тепло должно было разрушить яд и выгнать его остатки из ран, если вдруг магическое воздействие жизни. Кровь раненых этой странной травой была неприятного густо-коричнего, с прозеленью, цвета. Поневоле Айт задумался, что если всяческая волшебная трава относится к магии Природы, то правильно он боится этой стихии, и, в частности, всяческих лесов.
Эти отвлечённые размышления помогали перестать внутренне трястись, а Рокслея трясло так, что он не вполне мог выполнять то, что указывала Сати: аккуратно, точечно закрывать пламенем кровотечения, в частности.
Но вот, наконец, всё позади. Распрощавшись с адепткой, со стражниками, с Молотом, которого звали всё-таки Леонидом, он гордо и независимо, прихрамывая и чуток шатаясь, ушёл под навес. Прямо там, на помосте, Айт свернулся клубочком, и малодушно сбежал от объективной реальности в мир снов.
Полуэльф очень устал.

.:Через пять-шесть часов:.
Пока до конца прошёл святой дождь, успел начаться настоящий день, тот, который вызвала не магия света, а естественная смена времени суток. За домами, по большей части стоявшими в развалинах, брезжил болезненный, беспокойный рассвет. То есть, конечно, рассвет был полон радости и ожиданий, это Рокслея даже во сне не оставляло чувство безотчётной тревоги.
Айта разбудили арбитры (трое), совершавшие обход города. Среди них мелькнула смутно знакомая рожа, известная адепту по какой-то неприятной сиутации из прошлого, но заспанный неадекватный Айт не только не опознал носителя рожи, но и вообще не сразу понял, кто все эти люди, и чего от него добиваются. У него в голове крутилась только одна настойчивая мысль: "Римма". И больше ничего - ни мысленных комментариев, ни предположений, где она может быть, и что с ней могло случиться. Только имя сестрёнки, мягкое, как тёплый дождь.
Добивались от Айта известно чего. "Продёмте, гражданин. Документики?", ну, и всякое тому подобное. Придирчиво расспрашивали, как он выжил, да почему выжил босиком, и прямо на месте измеряли уровень дара и разглядывали лицензию, при всей процедуре . В итоге, Айта через несколько признали абсолютно нормальным, и даже сочувственно предупредили, что в скором времени на лицензию могут не то, что не посмотреть, а не поинтересоваться личностью владельца.
Рокслей, за неимением путей иных, чем в верхнее кольцо, пошёл с министерскими, на чьих снежно-грязныз мантиях прибавилось красного цвета. В целом, эти конкретные арбитры оказались неплохими людьми. Тоже взъерошенные, тоже усталые, тоже оказавшиеся в городе, и прошедшие через город в буквальном смысле по трупам. Это очень сближало Айта с ними... в основном они молчали, пару раз перекинулись малопонятными для непосвящённого адепта фразами. "Пошелестеть", "зов долга"... эти словосочетания были лишены смысла, но Рокслей заподозрил, что это могут быть кодовые названия.
Потом Айту пришлось объяснять, что ему позарез нужно в верхнее кольцо. По счастью, но арбитры, выслушав полуэльфа, решили его прикрыть - один из них сказал, что "видеть не видели, знать не знаем, так что в случае чего спросим по всей строгости".
К строгости полуэльфу было не привыкать. Это было отличным концом для очередной череды злоключений.
----------------------через ворота, в Верхнее кольцо, Собор Инноса.

76

>>> Скачок времени >>> ->
Пост 111.
«Дражайшая сестренка! Мне тут нравится. Ты скажешь, что я дурак, но мне действительно тут нравится. Здесь я чувствую себя мужчиной, а не мальчиком, который помогает родителям по хозяйству и краснеет от неудобства, когда матушка сватает к нему соседских девчат. Нет, здесь на фронте жизнь ощущается особенно остро! Это тебе не возня в отцовских счетах и не торги на рынке. С этим даже не сравнить вылазки на гуляния в Блэкмор и тамошние потасовки с ихими зазнайками. Это действительно важный вклад в жизнь целого мира. Кончились забавы пацанские.
Две недели назад нас оттеснили на добрых два локтя за Ельник, но письмо я тебе пишу уже из-за его рубежей. Отбили! Я положил целых семнадцать дохлых рыл! А? Каково? Не промах парень! Вернусь, уже перестанешь обзываться соплёй, потому как эта сопля уже тебе самой сопли утрет. Хе-хе. Ладно, до рассвета есть еще пара часов, надо бы и поспать. Успокой маму, пусть не волнуется. Я Вас люблю. Рик. »

- Балбес ты. Геройство в заднице шилом засело -, буркнула Эллис себе под нос, еще раз пробегаясь глазами по письму братца с фронта. Конечно, она была несказанно рада, что читает это письмо – знак того, что Рик здравствует. Но как знать, что ворон с этим посланием пролетал не над полем боя, на котором младший брат хватался за клочки жизни охваченный кольцом мертвецов?
Отогнав дурные домыслы Джессика сочно хрустнула яблоком и потянулась до хруста косточек, сидя на табурете за прилавком со всякой вкусной выпечкой. Ее взгляд обратился к небу, такому безмятежному, голубому, по которому лениво ползли облака. В одном из них Джессика умудрилась разглядеть силуэт смутно напоминающий лицо Грау.
- Эхх.. Где же ты сейчас? Летаешь там наверное с элементалихами всякими. Резвишься. – Джесс снова откусила от яблока и прикрыла глаза, отдаваясь воспоминаниям о беспечном детстве, когда они с тогда еще юным волшебником бегали по лесу и говорили о всякой ерунде. Из ностальгических раздумий ее вырвала какая то мышиная возня подле прилавка. Эллис приоткрыла один глаз, как ленивый кот, поглядывающий с печки. А после моргнула и распахнула оба глаза да как вытаращит их и как заорет.
- Куда! А ну стой, гад! – как следует размахнувшись, Эллис метнула огрызком в голову мелкому мальцу, который что-то стыбрил с ее прилавка и уже чесал куда подальше. Звонкое «ой» свидетельствовало о метком попадании. Вскочив, Джессика быстро нагнала воришку, подняв его за воротник.
- А ты знаешь, что ворам за кражу руки отрубают? А? – грозный взор серых глаз уставился на пацана, безвольно повисшего в ее руке поднятый за шкирку.
- Простите, тётенька. Я это.. я..я просто кушать хотел -, на Эллис уставились невинные синие глазки, чистейшие, как слеза. Точь в точь, как были у Грау.
- Че спер то? – ворчливо поинтересовалась Джессика, опуская мальца на землю.
Тот скромно показал краешек пирожка наполовину вытянутого из кармана и взглянул жалобно так из под косматой челки.
- Фиг с тобой, жулик. Идуй отседа и больше не воруй тут, воруй вон там, у конкурентов. – Ткнув пальцем на прилавок с печеностями по ту сторону улицы, Эллис легонько пнула мальчонку под зад и вернулась за прилавок расстроено вздохнув. Не успела она вновь расслабится, как раздался знакомы скрипучий голос, от которого вибрировала дряблая кожа на шее его хозяйки.
- Вот спасибо тебе, душенька. Если бы не ты, прям и не знала б куда деваться, чесное слово. Спасибо тебе милая Джесюшка! – это заговорила пышная старушка, гусиной походкой, спешащая к прилавку. При виде ее Эллис вскочила на ноги и растеряно улыбнулась ей.
- Да будет Вам, Лидия. Мне не жалко. Вы меня вон сколько раз выручали с кварплатой, что ж я Вам откажу в трудную минуту? Раз Вы пришли, я пойду тогда, не хорошо мне что-то.-
- Никак не выздоровеешь, бедняжка. Ну иди иди, поправляйся, а я тут управлюсь сама уж.
- А, вот еще что, - прежде чем уйти Джессика положила на прилавок два медяка – Пока поработала тут за вас, проголодалась и съела пирожок. Вот плата, возьмите пожалуйста. До свиданья – белозубо улыбнувшись на прощанье, Джесс направилась прочь от толкотни и рыночного галдежа, слушая в след, - Иннос с тобой, забери! Мне ж не жалко! Джессика!!
Опустив взгляд на мостовую Джессика закуталась в плащ и решила прогуляться до церкви. После отъезда матери в Нордград обратно домой, она ни разу туда не ходила.
-> Старая церковь. Нижнее кольцо.

Отредактировано Джессика (2014-10-25 10:39:21)

77

Начало игры

Ночь... Благославенная ночь тёмной пеленой накрывала город. Их бог не видел их ночью! Их бог был слаб ночью. Он был настолько слаб, что ночью спал. Они все надеялись на благодать. Все эти люди... Все, кого Иллиан когда-либо встречал в Иридиуме утвердили о своём благом боге. Светлейший Иннос — Мистерийцы были глупо преданы своему богу, но не хотели от него ничего, изредка надеясь на чудо. Все эти люди все ещё верили в чудеса. Они верили в силу своего бога. Но он был откровенно слаб. В речах и действиях его последователей не хватало ненависти, а что же может более походить на первобытную силу, как не ненависть? Мягкотелые, как устрицы, лишившиеся своих раковин. Они молились — и это выглядело жалко. В каждом их движении можно было увидеть слабость, увидеть... Страх? Да, страх. На подсознательном уровне они знали, что их бог слаб. Они боялись. Бог покинул их, но они старались не замечать этого. Слепые в своей беспомощности.

Но сейчас была ночь. Они спали. Спали вместе со своим слабым божком! Ночь освобождала мир от слабости и приносила силу. Сам Белиар покровительствовал ночи. Завершив свою кровавую трапезу часом назад, Иллиан вышел на главную площадь города. Шёл слабый дождь. Что это? Может, сам Белиар плакал от смеха, смотря на жалкие потуги его старшего брата. Этот мир захватит тьма.
Сотни тысяч маленьких капель мутной воды преодолевали недолгий путь с неба на землю — подобный жизненному пути многих — чтобы встретиться с почвой и разбиться. Они были обречены на смерть. Этим своим качеством капли несомненно напоминали вампиру людей, которыми был наполнен этот город — они тоже проживали бесполезную жизнь и в конце не оставляли после себя ничего, кроме высыхающего на земле трупа. Такова была жизненная правда для людей. Но не для него. Иллиан спокойно шёл по площади, наслаждаясь приятным запахом мокрой почвы и мягким светом луны, скрытой за тучами.

Магистр Марагор около двух месяцев назад назначил Иллиана следить за этим городом, собирать слухи и сплетни, а при первой возможности — передавать их кому-то из приближенных Тёмного Повелителя. Да, Марагор дал вампиру многое: взамен на информацию, Кхагн мог охотиться где угодно на территории Мидленда в любое время — «могущественные» кланы Берне и Ануид были ограничены в своих возможностях, когда дело касалось подопечных Марагора.

Иллиан шагал, пиная выбившийся из укладки камушек. Что-то неизвестное — может, простая прихоть, а может, настороживший шум — заставило вампира остановиться. Он поднял бледное лицо к небу.
– Услышь меня, Белиар! Этот мир станет нашим!, — и Иллиан поднял левую руку вверх. Утонченная кисть сжимала пучок человеческих волос, который, в свою очередь, произрастал из отрезанной точно по середине шеи головы. Луна вышла из-за туч и осветила кровавый след.

Отредактировано Иллиан (2014-11-28 18:52:46)

78

Искажённое гримасой первобытного страха, лицо ударилось о кладку городской площади, и нос на отмеченной голове с хрустом преломился. Иллиан опустил глаза и расслабился.
Он опять не услышал меня.
Иллиан не жаждал крови, не хотел сна, не хотел вообще ничего, кроме одного — чтобы Белиар услышал его. Но этого не произошло. В какой уже раз Белиар отвечал лишь мертвым молчанием. Может, ему просто не хотелось смотреть в самое сердце империи, построенной прислужниками его сильнейшего врага? Иллиан не знал ответа на этот вопрос. Он вообще слишком мало знал.

Было невероятно тихо. Даже дождь прекратился, и теперь на площади было так же тихо, как в склепе. Город молчал. Сон безмолвен, как и молитва. Сон заставляет людей погружаться в собственный разум и молчать, наблюдая за своим внутренним миром. Молитва звучала в храмах сотнями слов, но ее тоже не слышали. Речи людей предназначены для людей — и во время сна этих речей не слышно. Слова молитв предназначены для богов — и во время молитвы этих слов не слышно. Боги не слышат молитв. Тем не менее, даже не обращающий на себя его внимания, Иллиан хотел верить в Белиара. Он все равно чувствовал его «присутствие». Белиар был в самом сердце вампира.

Вампир закончил и ушёл. Медленной, спокойной походкой.
>>> Жилые кварталы. Нижнее кольцо.

Замечание

Переход необходимо указывать в виде ссылки.

Отредактировано Иллиан (2014-12-05 17:00:01)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Иридиум » Городская площадь. Нижнее кольцо.