Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Произведена выдача аренных билетов, следующая ожидается в конце лета-начале осени. Арена снова ожидает своих гладиаторов!

Подведены итоги Лотереи "Игра Демиурга".

Внимание! Событие Spellfinders: Misterium Battle Royale возобновлено!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Оранжерея

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Еще одна иллюзия. Ну, это было ожидаемо, Лекс нисколько не расстроился… Нет, он впал в УЖАСНЫЙ ГНЕВ, который вот-вот должен был сокрушить дамбу здравого смысла, возведенную на его пути из необходимости взять профессора живым и допросить, отправить в Министерство и держать до суда. Но всё это казалось таким несущественным сейчас по сравнению… Барон дёрнул головой – его в шею ужалила маленькая электрическая искра. Да, цель.Нужно следовать поставленной задаче и даже его собственный гнев не должен стать препятствием… Плюсы соединения со вторым элементалем. Гроза не терпит преград.

Закончив установку стены и запечатав выход, Лекс направился обратно в оранжерею, испытывая к растениям взаимное настороженное недоверие. Не дай Иннос какому-нибудь цветочку в него еще раз плюнуть – сожжет… Ну а если не плюнет – не сожжет, ибо незачем. Заодно барон опять сплёл Адские стрелы и удержал их до нужного момента. Вскрик… Да, двигаться на вскрик. Судя по всему, профессор наткнулся на какую-то ползучую дрянь или вроде того. Не хватало еще, что помер без его, Делеври, участия. Или вообще помер. Так или иначе, если Энтони отказался сдаваться в первый раз – Александр предоставит ему еще один шанс.

32

Стенж усмехнулся, ведь кому, если не ему знать очень многое об ожогах.
- Хорошо, Профессор Меолис, буду осторожным. Спасибо за то, что помогаете мне, - сказал Фордс. Ему было интересно всё в оранжерее. Стенж старался запомнить расположение секторов, ведь рано или поздно всё равно это знание пригодится.  Фордс подошёл к помещению, в котором хранился садовый инвентарь. Стенж боялся, что он долго провозится с поисками инвентаря, поэтому готовился к худшему. После того, как Фордс найдёт инвентарь, он планировал быстро, но аккуратно срезать листья Эуфорбии, а потом побежать отдавать этот нужный ингредиент. Но, сначала, Стенж решил спросить Меолис про вчерашнее происшествие.
- Извините, я бы хотел у вас спросить одну вещь. Все говорят, что вчера что-то произошло где-то в оранжерее. Не могли бы вы мне сказать, что вчера случилось? Извините меня, если я слишком любопытный и сую нос не в своё дело, - сказал Фордс. Он очень хотел узнать причину вчерашнего переполоха и тяжёлого ранения его соседа по комнате.

33

Лекс

Лексу в очередной раз удалось совладать со своим гневом и удержаться от излишних разрушений с печальными последствиями. Как бы не хотелось сейчас просто снести всю оранжерею вместе с беглым дедом, барон старался действовать тоньше и дальновиднее. Было очевидно, что Балертон бегает от Александра не просто так. Уже не оставалось сомнений, что профессор вот вообще не соперник фон Дерменту и прекрасно это понимает. И пока ему удается брать Делеври хитростью. Вот только надолго ли хватит деда? Видимо, ненадолго, раз уж мужчина, вернувшись во второй сектор, услышал сдавленный крик Энтони.
Цветочки все еще продолжали настороженно тянуться "головами" в сторону Лекса, но плеваться ядом (или что там у них?) не спешили. Тот в свою очередь тоже не стал лишний раз тревожить растения и поспешил на голос профессора, вооруженный адскими стрелами. И судя по тому, что растения не стали вслед Лексу проявлять агрессию, это решение было весьма удачным. Обогнув еще пару рассад и выбравшись в ту точку, где недавно за облаком прятался Балертон, Александр сообразил, что почти весь шум в этой части оранжереи стих, за исключением зловещего скользящего звука. Такой, словно змея ползет по сухим листьям. Рассады перед Александром уже не были такими высокими. Разве что в тех местах, где виднелись опасные на первый взгляд цветы - что-то вроде того, который вызвал туманное облако (к слову, облако уже полностью развеялось, а вода сверху не поливала).
И вот за этими рассадами фон Дермент рассмотрел несколько длинных змеевидных лоз - именно они издавали неприятный звук, извиваясь на полу. Исходили эти лозы от крупного и неизвестного Лексу растения, расположенного в самом углу секции. Этот "цветочек" чем-то напоминал огромную вазу, в которую запросто с головой бы поместился сам Александр, а то и парочка таких. Верхняя часть этой самой "вазы" была открыта, а из нее тоненькой струйкой поднимался какой-то пар, быстро рассеивающийся и не распространяющийся. А еще в дальнем конце сектора, недалеко от рабочего стола, Лекс заметил рядом с одной из лоз поломанную табличку. Скорее всего, она стояла около страшного цветка, а сейчас почему-то была далеко от него. Однако на ней мужчина отчетливо увидел пару весьма узнаваемых предупреждающих символов. В бытность обучения в Аклории старшекурсникам буквально вдалбливали в голову систему обозначений в оранжерее, чтобы точно знали, с чем имеют дело. Символы на этой табличке говорили, во-первых, о том, что растение крайне дорогое. Это значит, что за его порчу со студента сняли бы кругленькую сумму, и даже дети аристократов трижды думали, прежде чем трогать такие вот "цветочки". Второй символ означал повышенную опасность. К таким растениям тропической зоны студенты допускались исключительно в сопровождении педагога. В крайнем случае работать позволяли самостоятельно лишь выпускному курсу и только при наличии выдающихся успехов в травологии, ботанике, монстрологии, а также при высоких показателях боевой магии. В общем, таких студентов - единицы.
Лексу в принципе не было дела до этого растения, ему нужен был Балертон. Вот только его самого тут не было. Нет, не так. Он точно должен быть где-то здесь! Иллюзия не способна заставить растение так разволноваться, чтобы оно распустило лозы и сломало табличку. Значит, это произошло вследствие какого-то неосторожного действия Энтони. Однако его самого нет. Конечно, было бы большой удачей, если его сожрал цветок, и Лексу всего-то оставалось вспороть последнему "брюхо", чтобы вытащить деда, но... нет, слишком просто. Куда вероятнее то, что профессор накинул на себя невидимость и где-то тут затаился. Иначе зачем бы цветку продолжать обшаривать зону вокруг лозами?

карта

http://s7.uploads.ru/iW2fh.png

Стенж

Вообще перебинтованное тело Стенжа и правда было защищено от прямого попадания сока растения на кожу, но техника безопасности все-таки придумана не просто так, да и профессор не стала бы зазря гонять студента. Если этот сок разъедает кожу и оставляет ожоги, вполне возможно, что и с бинтами он разделается так же безжалостно. Перчатки же точно выполнены из устойчивого к такому воздействию материала, раз хранятся в этой секции. Это вообще была особенность аклорийской оранжереи - тут запросто можно было встретить отличающийся инвентарь, стоило зайти в другую секцию. И перчатки не были исключением. Зачастую, конечно, обычные такие, садовые, но встречались и кожаные, где-то из грубой рогожи, где-то покрытые металлическими вставками, а были даже и оббитые деревом. Здесь же Фордс обнаружил перчатки из какой-то мягкой, но очень прочной ткани, которые сидели на руках, словно вторая кожа. Там же Стенж без труда нашел и нужный нож, и небольшой плотный мешочек для листьев.
http://sd.uploads.ru/4x5OB.jpg
Катлея Меолис: Да так, в тропической зоне некоторые растения повреждены были, - отозвалась профессор, пока Стенж работал с эуфорбией, - кое-что сгорело, но система безопасности сработала исправно, - не особо информативно сообщила женщина. Ну, оно и понятно. Педагоги не имеют привычки сообщать студентам о тех или иных рабочих проблемах и уж тем более распространять слухи. Однако по интонации Катлеи можно было понять, что дело тут далеко не в случайном сбое. Особенно если учесть пожар в архиве. Слишком уж подозрительное совпадение - там горит, оранжерея горит, вечером якобы огненные студенты не поладили... слишком много огня за столь короткий срок, который без конца обсуждают ученики. - Стенж, осторожно! - воскликнула профессор, когда парень, чуть задумавшись, несколько резче, чем стоило, срезал один листочек, и резкая струйка сока попала на перчатки, почти что у самого запястья. Молочно-белая жидкость быстро "скатилась" в землю, но оставила на перчатке въевшийся след. - Вот видишь, не зря перчатки надел, - удовлетворенно заметила Катлея. - Кстати, если будешь работать с листьями, имей ввиду - в них тоже этот сок содержится. Используй глиняные или деревянные миски, - посоветовала женщина, наблюдая, как парень срезает последний листочек. - Умывальник есть вон в той подсобке, - указала она на другое огороженное помещение. Очень кстати, можно будет воспользоваться, когда инвентарь на место вернет. - А почему тебя так заинтересовало происшествие в оранжерее? - вдруг спросила профессор Меолис и внимательно так посмотрела на Стенжа.

34

-Просто... Просто мой сосед по комнате получил тяжёлые ожоги и лежит сейчас в лазарете. Вот я и думал, не связаны ли ночные происшествия с моим соседом по комнате, - ответил Стенж.
Спасибо за совет по поводу листьев, Профессор Меолис, но я не думаю, что мне дадут с ними работать... Хотя... Может... - задумался Фордс.
-Если мне дадут сделать экстракт из листьев эуфорбии, я буду очень рад... - уже начал прокручивать в голове планы Стенж. После этого Фордс отправился класть на место инвентарь, а потом он пошёл к умывальнику. Пока Стенж мыл руки, он обдумывал то, что сказала Меолис про происшествие в оранжерее.
-Немного странно то, что все профессора что-то не договаривают про вчерашние события... Возможно ли то, что это были не просто несчастные случаи? - задавался вопросами Фордс.
- Извините, Профессор Меолис, вы не знаете, где Жанна? Она со старших курсов. Её послала Профессор Эккель делать лекарство. Для этого лекарства-то я и собираю листья Эуфорбии, - спросил Фордс у Меолис.

35

Стенж

http://s5.uploads.ru/EvJ93.jpg
Катлея Меолис: Прости, я не знаю, кто твой сосед по комнате, - пожала плечами женщина, - но если он получил ожоги, то не здесь. В оранжерее никто не пострадал. Кроме драгоценных растений, само собой. Ох, это такая утрата для Аклории! На восстановление понадобится много времени, - с досадой произнесла Катлея. - Что до твоего соседа - ты же помогаешь в лазарете, не так ли? Возможно, профессор Эккель позволит тебе его навестить, как только сочтет его состояние удовлетворительным для посещений.
На самом деле Милана могла бы разрешить и раньше, вопрос в том, нужно ли это самому Фордсу? Просто справиться о самочувствии соседа - одно дело, но лезть в происшествие, которое с ним случилось? Вдруг там что-то серьезное, чтобы вмешивался первокурсник? Так ведь можно и наказание схлопотать, особенно от тех, кто отвечает за дисциплину. Как бы то ни было, об этом можно поразмыслить позже. Пока что у Стенжа было куда более простое дело, и что немаловажно - за него уж точно не накажут. Даже наоборот будут благодарны. Речь, конечно, о поручении Миланы. Так что, закончив работу с эуфорбией, парень быстренько вернул на место инвентарь и перебрался к умывальнику.
http://s5.uploads.ru/EvJ93.jpg
Катлея Меолис: Стенж, даже если бы я точно знала, о какой Жанне ты говоришь, откуда мне знать, где сейчас может находиться девочка? - с легкой улыбкой произнесла профессор. - Но если она готовит лекарство, как ты говоришь, то, полагаю, что стоит поискать в алхимических лабораториях. Где еще она оборудование-то возьмет для этого? - предположила профессор. - Да, кстати! - вдруг вспомнила Катлея, - ты уже узнавал, какой индивидуальный экзамен тебе назначили? В связи с турниром их перенесли, конечно, но многие студенты уже знают, что им назначили. А для подготовки к некоторым дисциплинам может потребоваться разрешение. Как здесь, в оранжерее, например, если будешь сдавать травологию. Или допуск к лабораториям, если назначат алхимию. Затягивать с этим не стоит, - посоветовала профессор Меолис.

36

Стенж не знал, что надо узнать про то, какой индивидуальный экзамен ему назначили, поэтому очень удивился, узнав, что многие ученики уже давно знают об этом.
- Нет, я ничего не знаю про свой индивидуальный экзамен... А у кого можно узнать про него? И ещё, если что, у кого можно будет получить доступ к нужным мне помещениям? - спросил Фордс. Он посчитал странным то, что сам ничего не знал про то, что тему индивидуальных экзаменов можно узнать, ведь профессора должны были обо всём этом рассказать ученикам.
Спасибо, Профессор Меолис, за то, что подсказали где искать Жанну, - сказал Стенж. Он, конечно, мог вернуться обратно к Профессору Эккель и спросить обо всём её, но это заняло бы очень много времени. Фордс закончил мыть руки и отошёл от умывальника.
- Наверное, пора перестать быть таким любопытным, иначе могут и наказать за то, что сую свой нос не в свои дела... Лучше дождусь, пока учителя сами мне всё не скажут. И вообще, мало ли что может случиться во время турнира... - подумал Стенж.
Спасибо, Профессор Меолис, за то, что помогли мне собрать листья Эуфорбии и рассказали мне о том, что надо узнать тему индивидуального экзамена, - поблагодарил Меолис Фордс.

37

Лексу оставалось только вздохнуть – он так старался не тревожить вот эти растения «из опасных», а профессор просто взял и одно из них «разбудил». Судя по всему, «цветочек» был плотоядным и, наверное, отреагировал на слишком быстро подобравшегося профессора. Или тот попытался его расшевелить к приходу Лекса специально – и попался сам. Ну, так или иначе, деться из этого зала профессору было просто некуда. Выход барон запечатал – там Энтони не пройдёт. Остались только два пути – в соседний блок, где, скорее всего, шебуршилась иллюзия, и обратно в секретный ход, который был закрыт.

Решение было простым, но надежным. Делеври подался назад – так, чтобы четко видеть всю комнату, насколько позволяли растения, и чтобы держать под контролем проходы. Остановился, сосредоточился, замер, обратился в слух – рано или поздно Энтони вынужден будет перемещаться вновь. Или его найдут вот эти лозы, от которых Делеври будет держаться пораньше… У него, кажется, было время. А вот у профессора – если он залег где-то рядом с растением, не очень – в любой момент его могли обнять эти прелестные тент… лианы. А так, быть может, Лексу удастся разглядеть характерное искажение иллюзии невидимости. Или швырнуть в систему пожаротушения еще один Огненный шар, заставив пролиться водяной душ – и по контурам найти фигуру Балертона, например… Если, конечно, невидимость не в силах компенсировать такой эффект.

38

Лекс

Осмотревшись и не заметив ничего подозрительного, кроме извивающихся лиан потревоженного растения, Лекс только вздохнул. Вероятность того, что настоящий Балертон все-таки в другой зоне, теперь уже почти наверняка приблизилась к нулю. Нет, он точно прячется где-то тут, растревожив при этом хищное растение. Наверняка своими лозами оно шарит не просто так, а пытается нащупать "невидимку". Хм... а ведь это наводило на закономерную мысль, что хищное растение обладает зрительными рецепторами, что весьма необычно. Как правило хищная каталийская флора ориентируется все-таки на звук или на тепло, движение. Тут, видимо, ситуация иная. Если бы "цветочек" мог слышать или чувствовать Энтони, едва ли ему бы помогла невидимость.
К слову, невидимость не была на руку и Александру. Вряд ли профессор не знает слабостей собственного заклинания, а значит, точно не позволит себя обнаружить. Ему ведь ничто не мешает аккуратно прокрасться прямо под носом фон Дермента, и тот даже ничего не почувствует. Скверно. С этим надо было срочно что-то делать. В обычной ситуации барону даже думать особо бы и не пришлось - пустить пламя по области и дело с концом. Тут же... чертовы растения, за которые потом не расплатишься. Однако Лекс не был бы собой, если б такая мелочь заставила его сдаться и отступить. Чуть поразмыслив, мужчина создал в руке огненный шар и метнул его в датчик системы безопасности, намереваясь снова вызвать небольшой потоп. Крайне удачное решение - вода запросто позволит обнаружить Балертона, стоит ей начать обтекать его тело по контуру, и тогда уже никуда он от Делеври не денется.
Собственно, этот простой, но эффективный план барон и привел в действие. Несколько томительных секунд и внимательного взгляда по сторонам, и Лекс действительно обнаружил профессора, который потихоньку так крался мимо подсобного помещения. К несчастью Энтони, заметил его и хищный цветок, так что уже через мгновение ближайшая лоза обвила его ноги и резко потянула на себя, сбрасывая эффект невидимости. Балертон испуганно вскрикнул, а затем со всего размаху шлепнулся лицом о пол. Удивительно, но очки не разбились и даже не слетели. Возможно, успел подставить руку? Судя по тому, что растение стремительно тянуло свою "добычу" к себе, и вообще легко оплело Балертона, магического щита на нем уже не было. Сам профессор, кажется, и вовсе отключился. Во всяком случае Александр не видел, чтобы тот подавал признаки жизни. Возможно, очередная уловка, и он просто плетет заклинание?..

карта

http://s7.uploads.ru/yjBv5.png
В оранжерее с потолка льется водичка)) Плазменный клинок шипит и быстро теряет свою силу

Стенж

http://sh.uploads.ru/VCBw3.jpg
Катлея Меолис: Вообще расписание индивидуальных экзаменов после турнира закрепят на досках в фойе общежития, главном зале и около учительской, - охотно сообщила профессор, - но назначения определяют зачастую раньше, поэтому студенты могут поинтересоваться у своих кураторов. У тебя, наверное профессор Эккель? - в общем-то, учитывая специализацию Фордса, так оно и было, - ну, также ты можешь обратиться и к профессору Хочкесс, составлением и выкладкой расписаний занимается она, - посоветовала Катлея, наблюдая как Стенж заканчивает с работой и уже готовится уходить. - Пожалуйста, - кивнула она на благодарность студента, - обращайся еще, если что-то понадобится.
После этого женщина прошлась вместе со Стенжем до выхода из оранжереи. Ну, то есть не совсем до выхода, а до того коридора, где находился дежурный маг. Ей просто было по пути. Самому же Фордсу задерживаться здесь дольше смысла не было, стоило найти Жанну. По предположению Катлеи, девушка наверняка находится где-то в алхимических лабораториях. Что ж, это даже удобно - они так же находятся в корпусе магов, через улицу идти не придется. Правда, на этот раз понадобится спуститься в подвалы Аклории. А еще на этот раз у Стенжа нет с собой разрешения на посещение лабораторий без куратора. Впрочем, возможно записки от Миланы будет достаточно, чтобы парня пропустили. Да, она предназначалась для оранжереи но вдруг?..

Стенж перемещен >>> Алхимические лаборатории

39

Лекс бросился к Балертону сразу, как увидел – и тому было две причины. Во-первых, он не мог позволить тому ускользнуть, и раз уж увидел – надо брать. Во-вторых, затем его схватил цветочек – наличие зрительных рецепторов настораживало… очень. Нужно было быть готовым к тому, что сейчас ублюдочное растение займется и им. Во всяком случае потому, что барон намеревался перерубить лиану, схватившую Энтони. Если это у него получится без проблем (если не удастся отпугнуть лиану, слегка полоснув по ней призванным оружием, просто вырвать у неё ноги старика (кромсать цветок не хотелось до последнего) – придётся резать по-серьезному, потенциала клинка должно было хватить, а если нет – придется использовать Огненный шар, только уже в упор) – нужно будет сразу же оттаскивать профессора куда-нибудь подальше от лиан и, желательно, из зоны видимости растения. В то, что Балертон способен сосредоточиться на заклинании в такой ситуации, поняв его трусливую личность, Лекс не верил – значит, тот без сознания. Иллюзия бы развеялась от такого. А очки… ну, укреплены магией, наверное, или рунами? Черт с ними. Сейчас – важнее всего получить деда живым и себе, а не скармливать цветку. Хотя Делеври на это бы посмотрел с огромным удовольствием…

Отредактировано Leks Delevry (2019-06-20 21:16:55)

40

Лекс не собирался дожидаться, пока чертово растение утащит Балертона в... ну... куда оно его там засовывает? "Цветочек" так-то рос весьма крупный, и сходу понять, где у него "рот" было проблематично. А уж доставать потом оттуда профессора хотелось еще меньше, так что Александр действовал быстро. Пока еще клинок на руке окончательно не исчез, мужчина быстро подскочил к схватившей Энтони лиане и полоснул по ней лезвием. Ну, как полоснул? Стоило лишь коснуться, как лиана резко отпустила свою добычу и стремительно отползла в сторону от фон Дермента. Похоже, что огня растение боялось куда больше, чем казалось на первый взгляд, раз даже легкое прикосновение вызвало такую реакцию.
Балертон действительно был без сознания, поэтому Делеври просто схватил деда за первое, что попалось под руку, и потащил подальше от хищного растения. Однако просто так обиженный "цветочек" отступать не собирался, поэтому уже в следующее мгновение со стороны рассады поднялась еще одна извивающаяся лиана и резко, наотмашь хлестнула Лекса. Магический щит (который, к слову, тоже стремительно истончался под напором воды) был предназначен против магии, а потому удар растения барон ощутил в полной мере - дружно с Балертоном впечатался в стену подсобного помещения, и на секунду аж дыхание перехватило от удара. Но вроде бы ничего себе не сломал и подвижность сохранил, а потому ждать повторной от растения не стал, наскоро скрывшись за перегородкой подсобки. А там, выждав удачный момент, продвинулся еще дальше от растения. Туда, где оно уже точно не достанет.
Плазменный клинок на руке уже рассеялся, магический щит вот-вот исчезнет, однако теперь Лекс был вне зоны досягаемости растения и мог заметить, что оно вроде бы потихоньку успокаивается. Как минимум лозы медленно начинают отползать обратно к месту рассады. Напор воды тоже стремительно снижался. Балертон все это время был похож на тряпичную куклу, и у Александра даже закралось подозрение, что профессор уже мертв. Однако при чуть более внимательном осмотре барон заметил, что грудь деда едва заметно вздымается - дышит. Бегло взглянув на конечности, даже отметил, что Энтони вроде бы в относительном порядке. Во всяком случае ничего неестественно вывернутого нет. Так, местами порванная одежда, ссадины и несколько более глубоких ранений. А еще Александр заметил сильный ожог в районе правого плеча, кожа там аж почернела. Припоминая свою первую атаку, теперь Лекс мог с уверенностью сказать, что все-таки в деда попал. И даже, как и рассчитывал - не смертельно.
Вот только... чего теперь с Балертоном-то делать? И как отсюда выбираться? Привести его в чувство? Мага разума-то? Наверняка ведь не оставит попыток сбежать, когда придет в себя. Тащить его бессознательное тело на себе? Нет, Александр, конечно, мужчина молодой и достаточно сильный - уж старика-то дотащит, но... куда тащить-то? Оранжерея заперта, ключей у Лекса нет. Взламывать двери грубой огненной силой? Кто знает, как оно сработает, если попадет по зачарованным замкам. Может, у Балертона есть ключи? А вдруг они остались в тайной комнате? В принципе, можно было бы выбраться и через нее, но... там эти ядовитые испарения были. Рассеялись ли? Если нет, второго столкновения с тем "туманом" Лекс ведь может и не пережить. А может, есть способ позвать на помощь прямо сюда кого-нибудь из дежурных? Или хотя бы просто привлечь внимание. Вообще Лекс хорошо помнил, что с подобным у студентов обычно проблем не было. Но это в дневное время, когда дежурные почти всегда рядом. Ночью же они, как правило, находятся на своих постах. И в оранжерее этот пост, насколько помнил Делеври, далеко от его текущей позиции. Время от времени они, конечно, делают обход, можно дождаться, но... Брикман и Хочкесс подняли на уши всю академию, чтобы найти... кого они там ищут и откуда данные? Неважно, Балертона искали в том числе. Нет никаких гарантий, что в оранжерее сейчас хоть кто-то дежурит...

41

Будучи шмякнутым цветочком в стену, Лекс поначалу подумал было использовать деда, как щит – но вовремя опомнился и стоически вытерпел встречу со стеной. Нательный доспех ему в этом никак не помог – кольчуга эластична, нагрудник только едва-едва смягчил удар, благо что кожаный и плетёный из полос. Но совсем чуть… Всё равно воздух из лёгких выбило – пришлось продышаться.

Оттащив Балертона и убедившись, что тот цел-жив, а значит сможет дотянуть до допроса, Лекс первым делом поднялся на ноги и пнул профессора в живот окованным металлом сапогом. Ох и заставила его побегать эта старая тварь… Ничего, похожего на «лежачих не бьют» в голове у фон Дермента в этот момент не было, был только холодный расчет – вмазать в мягкую брюшину, никаикх пинков по ребрам или внутренним органам. Больно, но не летально, ага…

Теперь надо ьбыло быстро придумать, что делать с жертвой. Оставить магу Разума свободу действий? Нет, увольте… Барон стянул с плеч накидку, вытащил из пояса перочинный нож, которым письма вскрывал и точил карандаши – незаменимая штука, еще с Нальдерма, вроде… Так вот – накидку свою он распустил на лоскуты. Нормальные такие, лоскутищи. Фактически, импровизированные веревки… Мокрый вельвет достаточно прочный, впрочем, как и любая другая ткань, когда намокает. Первым куском Лекс завязал старику глаза. Не видишь цель – не колдуешь, зараза. Вторым – организовал тому кляп. Утянув через открытый рот и завязав у основания затылки. Никаких, мать твою, слов заклятий. Третьим – связал Балертону руки, за спиной, локтями друг к другу. Крепко. И за большие пальцы тоже связал – прямо у суставов. Если ткань на локтях или запястьях, как и веревки, можно порвать, то вот от всего, что связывает твои пальцы… Избавиться проблематично. Как посетитель борделей Лекс кое-что знал о том, как можно связать человека. И деду сейчас крупно повезло, что он, Лекс, по девочкам.

Затем он вывихнул ему запястья из суставов.

Знание анатомии – хорошее подспорье. На всякий случай и потому, что ему так захотелось.
Теперь настал черед обыскать Балертона, ощупать все его внутренние кармашки и потаенные местечки, ага. Если найдутся ключи – он приведет его в чувства и потащит сам… Предварительно обновив щиты. Если ключей не найдётся – поищет способ привлечь внимание дежурных. До поста они как-нибудь доковыляют, о да.

42

"Старую тварь" Лекс пнул прям от души. Наверное, будь Балертон в сознании, это было бы очень больно, но так и не очнувшаяся тушка профессора только чуть сдвинулась от удара, и на этом все. Теперь уже можно было со спокойной душой поразмыслить, что делать с Энтони дальше. В общем-то, особо долго думать и не понадобилось. Лекс уже видел предприимчивого деда в действии, и ему вот совсем не улыбалось снова разбираться с пакостями, на которые способен маг разума. Так что барон попросту решил спеленать Балертона так, чтобы тот был не способен применять магию, даже если очнется. И Делеври для этого не пожалел даже собственную мантию. Кляп получился добротный - заклинательных слов уж точно не произнести. Максимум - мычание, что сразу же оповестит о том, что дед очнулся. Руки профессору Александр не только связал, но еще и вывихнул запястья, так что о жестах тоже можно было забыть. На всякий случай плотно завязал и глаза. Не то, чтобы это помешает Балертону концентрироваться на магии, но без визуального контакта большинство чар будут попросту бесполезны. Теперь можно было не опасаться, что хитрый старик, очнувшись, сделает какую-нибудь гадость. Наверное.
Теперь оставалось только придумать, как отсюда выбираться. Соваться обратно в тайный ход Александр даже не собирался. Нет, проще действительно привлечь внимание дежурных. Ну, или выбраться через любой выход при наличии ключей. Собственное, последнее - наиболее быстрый способ покинуть оранжерею, потому на него было больше всего надежды. Делеври начал методично проверять карманы профессора. В них, кстати, мужчина мог отметить всякие мелочи, вроде нескольких монеток, каких-то простых бусинок, пары чистых небольших пергаментов, в верхнем кармане рубашке нашелся карандаш. А еще было две леденцовых конфеты. Ключи, кстати, Лекс тоже нашел, порывшись у деда в штанах. Вернее, в карманах штанов, само собой.
Ключей была целая связка. Фон Дермент насчитал аж восемь штук. Правда, наверняка он не мог сказать, от чего именно эти ключи. Оставалось надеяться, что хотя бы один из них подойдет к двери. Какой-нибудь. Все-таки в оранжерею можно попасть несколькими способами. Дотащить деда до выхода Делеври был в состоянии, надо было только решить, через какой именно попытаться выйти. Ближайшими к текущему местоположению были два выхода. Первый вел на улицу - как раз к той двери, которую видел сам Делеври, когда шел за крысами. До него можно было добраться сразу после выхода из тропической зоны, если идти по правой стороне. А если отправиться в противоположную, то Лекс вышел бы к дверям, которые ведут сразу в корпус магов. По идее и там, и там должны находиться посты дежурных магов (которых наверняка нет на месте, раз уж все ищут профессора). Впрочем, если хотя бы на одном из них посчастливиться встретить дежурного, дальнейшие действия уже можно будет скорректировать вместе с ним.

Цели миссии обновлены!

43

Раздражает. Ненавижу. Убью. Но не сейчас.

После всей этой возни в оранжерее, фон Дермент находился в крайне нестабильном состоянии – до тошноты хотелось кого-нибудь убить. Сжечь заживо. Желательно – медленно, с чувством, с толком, с… да, можно еще просто сжечь. Или сжечь частично.
Потребовалось около минуты, прежде чем Лекс заставил свои нездоровые желания улечься обратно, откуда они там вылезли. Он уже не тот идущий на поводу у своих колебаний настроения мальчишка, который десять лет назад выжил в огненном хаосе выгорающего поместья, не тот, кто мог прикрыться стражником от летящих в него осколков, использовав ничего не успевшего понять человека в качестве живого щита. Ну… Он и сейчас мог, да, но тогда он ничего не почувствовал. А вот теперь…

Поднявшись на ноги, с сожалением поглядев на остатки накидки, которая сейчас превратила Балертона в куклу для плотских утех – последний был связан умело и со вкусом, чему Алекс порадовался, пообещав себе чаще практиковать такое на девочках – барон дёрнул деда следом за собой, как мешок картошки вознамерившись тащить бессознательное тело, если придётся. Надо только пристроить свою жертву поудобнее – и следить, чтобы не дергался. А будет (когда начнет, а профессор начнет) – скинуть наземь и выбить из старика желание сопротивляться. Пары ударов должно хватить, в принципе. Но – опять же, никаких опасных штук.

Своей целью Лекс выбрал ту дверь, которую видел, пока шел за крысами – во-первых, корпус магов… Кто знает, кто ему попадётся. Доверять никому нельзя, да… решено было поэтому встречать всех появляющихся личностей максимально подозрительно, к себе особо не подпускать. Собственно, теперь Балертон был как экспонат в музее – смотреть можно, трогать нельзя. Никому, кроме Лекса – он смотритель экспоната.

План был простой – выбраться из оранжереи (если подойдёт ключ, какой-то из связки, если не подойдёт – придётся тащиться в другой выход) и подождать, пока Хочкесс опять пойдёт на облёт. Пара огненных шаров с выкрученной на максимум «яркостью» - то есть, сделать их побольше – должны были бы привлечь её внимание, а дальше бы разобрались… Или, если уж на то пошло, до ближайшего корпуса академии дотащить деда фон Дермент может и сам. И поискать дежурных уже внутри.

44

Наметив план действий, Лекс кинул последний оценивающий взгляд на свое "произведение искусства", а затем просто волоком потащил деда через оранжерею. Не особо замедляясь, но заботясь о том, чтобы Балертон не слишком пострадал, ибо его еще допрашивать. Особенно осторожно Александр обходил тропические растения, которые так и норовили "тяпнуть" волочащегося по полу деда. Наконец, самая опасная зона оранжереи была позади, и фон Дермент мог расслабиться. Самую малость. Во всяком случае теперь ни его, ни пленника, больше не будут пытаться укусить или схватить. Однако все же стоило с осторожностью передвигаться среди тех или иных рассад. Во-первых, они тоже стоят денег, лучше не портить, а во-вторых, среди растений других регионов тоже запросто могут попасться травки с не самыми приятными свойствами. И все же в умеренной зоне никаких приключений у Лекса не было, разве что Энтони один раз слабо застонал и даже попытался шевельнуться, но Александр ему очень быстро показал, кто тут хозяин, пару раз стукнув деда так, что тот обреченно затих. К сожалению (или к счастью), по пути Лекс не встретил ни одного дежурного мага. То ли и впрямь все искали профессора, то ли те попросту были в другой зоне на обходе. Дежурного не было даже за столом около выхода! А вот это уже неосмотрительно. Возможно, при случае стоит сообщить об этом руководству академии. Позже. Сейчас же Делеври мог только порадоваться, что не встретил лишних препятствий. Более того - ему еще повезло с ключом! На связке Балертона действительно обнаружился ключ от входной двери, и барон, разумеется, им воспользовался.
Ночная улица, конечно же, встретила Александра порыв ледяного ветра, а профессор, под которым твердый пол сменился пусть и мягким, но холодным снегом, снова пришел в себя и жалобно простонал, что спровоцировало еще пару ударов. Дед снова затих, но на этот раз Александр был уверен, что не вырубился. Пусть. Не колдует, не пытается сбежать и ладно. Сам же барон, насколько это было возможно, осмотрел небо над Аклорией в поисках Хочкесс, а затем все-таки кинул для привлечения внимания пару огненных шаров. Теперь оставалось только ждать. В общем-то недолго. Беатрис попросту не могла не заметить проявление огненной магии, а потому совсем скоро появилась в поле зрения и грациозно так опустилась на землю неподалеку от Лекса. Барон сразу же ощутил исходящую от нее ауру силы, которую сейчас ведьма не скрывала. Ощущение было не настолько сильным, как от Брикмана, но тем не менее. Почувствовал ведьму и Балертон, который тут же боязливо задергался, но в текущем состоянии он мало что способен был сделать. Беатрис же перевела на него до безобразия спокойный взгляд, задержалась всего на пару мгновений, а затем посмотрела на Лекса. Ничего не сказала. Спрашивать тоже не стала. Но всем своим видом выражала одобрение. А затем шепнула пару слов, жест, и по левую руку от нее начала открываться воронка портала.
http://sh.uploads.ru/js5Te.jpg
Беатрис Хочкесс: Прошу, - коротко сказала она, указав на портал. Всего одно слово, но его было достаточно, чтобы Энтони вдруг резко дернулся, а затем обреченно затих. Видимо, сообразил, что был открыт портал. Возможно даже догадывался, куда он ведет. И почти наверняка понял, что ничего хорошего его уже не ждет.

45

Появлению Хочкесс фон Дермент обрадовался, наверное, как никогда в жизни – если бы его нашел какой-нибудь дежурный маг, за ним пришлось бы всю дорогу следить. Да и вообще, даже если бы появился кто-то знакомый на вид – тоже пришлось бы следить. Внешность можно подделать. Но вот аура Беатрис Лексу была знакома, точнее, ощущения от её присутствия и, если бы она не выпустила бы её сама, он бы потребовал это сделать. Чтобы удостовериться.

Молчание женщины и отсутствие расспросов Делеври тоже оценил – Энтони был магом Разума и всё еще был способен отправить мысль-вестник своим «партнёрам», вполне, так что чем меньше он знал – тем лучше. Сейчас старик знал, что его схватил невежда-огнемаг и Хочкесс. Лучший исход из возможных. Но старика следовало изолировать, засунуть в такое место, в котором он был бы беспомощен и ничего уже никому не мог сообщить… Лекс молча об этом намекнул профессору еще до того, как та открыла портал – но ведьма, наверное, знала об этом и так. В конце концов, ей мог сказать Брикман, что Лексу требовалось…

Особое место для работы.

Так что министр вежливо кивнул (насколько это было возможно в его состоянии) и, подобрав Энтони, втащил его в открывшуюся воронку без лишних проволочек – ни к чему испытывать судьбу лишний раз. Нужно было как можно скорее приступать к допросу - скорее всего, форсированному, потому что до утра времени оставалось всё меньше и меньше, а вопросов у фон Дермента становилось всё больше и больше.

46

Вряд ли Беатрис опасалась лишних разговоров из-за возможных "вестников" Балертона. Скорее всего, Энтони уже отправил послание кому бы то ни было, если действительно хотел это сделать. Увы, но в этом ему никто не мог помешать. Во всяком случае прямо здесь и сейчас. Зато присутствие Хочкесс уж точно отбило у старика желание сопротивляться, если таковое все еще оставалось. Куда больше было подозрений, что своим молчанием Беатрис опасается неугомонных студентов. Кто их знает, может вот прямо сейчас их могут подслушивать или случайно заметить. Да, на дворе ночь, да никого поблизости не видно, но... Делеври слишком хорошо знал, что это в Аклории ровным счетом ничего не значит. Откуда-то же потом берутся вездесущие слухи!
Как бы то ни было, если кто-то что-то и узнает, то сам Лекс уже утром точно будет в курсе. А пока не стоило терять времени зря, и Лекс без лишних раздумий втащил Балертона в воронку портала. К слову, в этот момент брови ведьмы едва уловимо взметнулись вверх. Черт ее знает, о чем она там подумала в этот момент. Возможно о том, что транспортировка профессора может быть куда менее напряжной. Ну, для нее да - запросто дотащит при помощи магии кого угодно, куда угодно. Но своих услуг женщина почему-то не предлагала, так что пришлось действовать своими силами. Обычными физическими.

Лекс перемещен >>> Катакомбы под академией

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-07-10 14:35:33)