Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

Проект Углубления игрового мира был успешно завершен! Всем, кто принимаю в нем участие, ещё раз спасибо! Теперь, когда наша библиотека в очередной раз расширена, вы сможете почитать в статьях о государствах информацию о культуре и быте каждой цивилизации Мистериума!
Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Черный Лес.

Сообщений 61 страница 90 из 134

61

- Кажется я вспомнил, зачем поселился в Ирридиуме. С тоски на луну выл, вместе с оборотнями. - Молчаливое общество Вестников Смерти, всегда естественным образом навевало подобные мысли. А как предмет для наблюдения с каким либо интересом, они не очень подходили, как и другие обитатели Земель Мёртвых. Вот и "мёртв" уже четыре века, а морально до сих пор себе там гостем чувствуешь, а хоть какие-то знания, приходится крохотной лопаточкой от громадной стены отковыривать.
Впрочем, ожидание на долго не затянулось. Тишину нарушило слово, а бездействие, появившиеся врата, которые явно принадлежали не Вестнику Смерти, а Прядильщице судеб. Уж не успел бы забыть, может дня два, максимум три, сам через такие "прыгал". Но... Скорее бы поверил, что какой-то Вестник заплутал и его любезно подбросили до места встречи, но правда оказалась куда страннее. Одна из Прядильщиц, при чём похоже из старших, сама спустилась в Земли Живых. - Всё так плохо? - Всё таки разные вещи о чём-то догадываться, знать, и видеть лично. Что её эмоции, что новости, были не самые радостный. Не откликается? Одним из лучший вариантов было бы предположить, что просто немного занят, в виду обстоятельств, например, отбиваясь от орды нежити. А вот, что не чувствует, уже хуже. Так скоро Вестников Смерти не останется. Один канул в бытие, один куда-то делся, Ада вернётся, но не мгновенно. Пока число не пугает, а вот темпы уже не очень, особо в виду событий.
Гробовщик вышел последним, напоследок окинув взглядом мрачный пейзаж Чёрного леса, да усмехнулся. Мысленный конфликт голоса разума и сердца, выдавали забавные вещи. И очень хотелось бы, что быть предположений одного из голосов, всё же окажутся ложными.

Отредактировано Гробовщик (2013-09-04 00:38:20)

62

После того, как врата захлопнулись, оставляя темный пейзаж позади, Гробовщик оказался в землях мертвых. Небольшое путешествие в компании вестников, по тропе, проложенной Кишарой проходило в тишине. Вскоре все они были на месте. Выходил Гробовщик так-же последним, с удивлением узнавая в местности свою территорию. Это был вечный лес. Земли эльфов. Густые кроны вечной чащи, одного из самых темных, но одновременно, диких и живописных мест.
http://s4.uploads.ru/pUMm8.jpg
Кишара: Теперь я чувствую его. Я верно предполагала, что он прячется здесь. - отметила жрица смерти, окинув ненавидящим взглядом деревья, словно этот вестник прятался именно за ними.
Пока она молчала, а другие двое вестников осматривались. Взгляд обоих казался безразличным и сухим, но похоже, что не один из них раньше в этом лесу не бывал. Иначе бы они даже не стали осматриваться. Сирикка сделала несколько уверенных шагов и дотронулась до одного из деревьев. Второй вестник, закончив осмотр, уставился на Кишару, ожидая приказаний жрицы, но та почему-то медлила.

Гробовщик перемещен >>> Вечный лес

Отредактировано Нейтральный персонаж (2013-09-03 18:05:45)

63

Отныне отступать было некуда. Позади оставались разъярённые потерями противники и широкая река, для преодоления которой и так ушло не мало сил. Уцелевшую лодку удалось пристроить на одном пологом бережке, замаскировав её с помощью местных растений. После этого было разбито некоторое подобие лагеря, основной целью которого было обдумывание дальнейших действий и оказания помощи пострадавшему - к счастью для него, ранение не было серьёзным на столько, чтобы он не смог сражаться.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Без разведки местности нет смысла действовать дальше, - совет был слишком очевиден, но всё же рыцарь не мог его не озвучить - план лихого нападения с нынешними силами был совершенно невозможен, - я и Тормунд можем заняться этим. В остальном пока стоит обезопасить нашу позицию - места тут больно недружественные для людей, - и это очень мягко сказано. Дроу и орки, которые охотятся друг на друга в этих лесах, с одинаковой ненавистью относятся к лояльным имперцам или непокорным демонологам, предпочитая тех и других видеть мёртвыми. Кроме этого, нежить в этих краях никто не зачищал, так что недобитки армии Марагора могут в любой момент пожаловать на огонёк. В конце концов, не стоило забывать и об обычных зверях, которые кардинально отличаются от своих соседей по ту сторону Ристела.

Примерная карта

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0902/h_1504356329_1878616_ed219a2ccb.jpg
Красные точки - лагеря на карте Грюнвальда. Верхняя совпадает с полученными от Ингра координатами
Штриховка - примерная зона, где были замечены культисты
Зелёная точка - примерное местоположение лагеря Альфария

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-02 16:32:18)

64

Переход из Лагерь Ордена Обсидиановых Сердец, болотные земли южнее Югоса

Довольно скоро Альфарий смог ощутить горечь от невосполнимых потерь... Братья-северяне, Хигрун, Мумр - они все погибли. Погибли бесславной смертью, словно черви на крючке, и это были славные воины! Владыка был готов каждого из них выставить против пяти трусливых имперцев, но судьба распорядилась иначе. Судьба... Или глупость демонолога, его излишняя самоуверенность и спесь. Боль от утраты Сердец легла тяжелым бременем на и без того искалеченную душу Альфария; наверное, потому он не подал виду, когда стрелы вонзались в плоть Аварона, Обура, Хигруна и Болигара... Он просто больше не мог выносить боль, она окружала и обвалакивала его, окрашивая мир в совершенно мрачные цвета. И с той же мрачной решимостью он пробил борт вражеского судна... Вскоре, сам мир стал отвечать этому взгляду - Черный лес неприветливо встречал новых гостей.

Когда лодка наконец причалила к берегу, Альфарий сошел на землю и припал на одно колено. Он погрузил окованную ладонь в воду и щедро умылся, орошая волосы и густую, рыжую щетину влагой.
- Нас постигла тяжелая утрата, но она не должна сокрушить наш дух и нашу волю. Без излишнего пафоса... Мы можем не вернуться из этих проклятых земель. Но мы здесь - уже здесь. Вместе. - ярость стала проявляться на лице Магнуса, выпирая хищными жвалками, - Не дадим крови наших павших братьев пролиться зря! Мы добудем якорь и вернемся победителями! Или будь я проклят всеми Богами разом!
Взамхнув мокрой ладонью, Альфарий поднялся и присоединился к обустройству лагеря, подумав напоследок, что он и так уже давным давно проклят. Он работал больше и усерднее остальных, потому что знал - труд позволяет отвлечься, он очищает разум не хуже боли и когда с лагерем было покончено, вояка был уже спокоен, как скала, подавая пример остальным. Когда к нему подошел Омегон, в его темном разуме уже созрел план...
- Так точно, Омегон. Ты и Тормунд отправитесь в разведку. Нужно как можно больше разузнать о лагере "масок", а я займусь обустройством. Возможно, мы найдем место получше и тогда оставим записку  под корнями этого дерева. Оставаться на берегу не слишком безопасно. И... Можете не слишком торопиться - поработайте как следует и осторожно. Нам не нужны еще большие потери.
Хлопнув на последок Омегона по плечу, Владыка вернулся к остальным. Он распределил дозор, а сам, вместе с Пэлагелем, хотел приступить к осмотру окрестностей. Если найдется место получше, более укрытое или с более выгодной позицией для обороны, то Альфарий переместит лагерь туда. Безусловно, никаких костров и минимум следов и шума... Эти места были слишком опасны, а Альфарий через чур насторожен. Потеря трети состава Ордена здорово отрезвляла и привела ум Владыки в тонус, заставляя его больше думать о безопасности и сохранении того, что осталось. Если бы только он помыслил так раньше... Как легко мимолетный успех опьяняет. Больше такой ошибки допустить нельзя.
Недопустимо.

Никогда.
- Никогда...

65

Едва разрешение было получено, Омегон оворужился своим арбалетом да подал знак Тормунду. Последний, как могло показаться, действовал даже на опережение – не смотря на нелюдимый характер, охотник ценил помощь воинов Ордена, так что их потеря как-то сказалась и на нём. Хорошо что удаётся скрыть за работой то, что творится в душе… Через мгновение мужчины растворились в нелюдимом месте, и лишь шепот пожухлой листвы вторил их шагам.

Оставшиеся с Альфарием Сердца в срочном порядке собрали остатки снаряжения с лодок, в первую очередь баулы с едой и водой, ибо в этом лесу любая съедобная добыча будет и сама не против перекусить охотником, а любой ручеёк может оказаться опасным ядовитым источником. Впрочем, не смотря на мрачный антураж и подавленное настроение, относительно безопасное (если это слово вообще применимо для этого леса) место для стоянки удалось определить через два километра вглубь чащи. Заросшая тропа вывела на небольшую полянку, со всех сторон окружённую естественным колючим забором. Подойти к ней можно было только по уже пройденному пути, так что установить на охрану двух оставшихся выживших было достаточно просто. Что хуже – неподалёку лежал иссохший труп некого путешественника, замотанный в паутину, так что в этих краях стоило смотреть не только по сторонам, но и над головой.

Пэл в этом смысле был очень плох для заявленной миссии – смерти товарищей его сильно подкосили, не говоря уже про недавнюю встречу с инфернальными тварями. Парень держался, это было видно, но какая-то жуткая апатия охватывала его всё сильнее и сильнее. Лишь редкие взгляды на Альфария всё также горели огоньком восхищения, немного преображая подавленный облик оруженосца.

Разведчики после полудня, потрёпанные и живые. Сверкая голодными глазами, Тормунд успел объявить, - о нас знают, - после чего вцепился в предложенную еду с голодом дикого зверя. Похоже что путь до лагеря «масок» представляет далеко не лёгкую прогулку, что подтвердил доклад Омегона.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Командир, они крепко окопались. Лагерь находится на возвышенности, занимая небольшое плато. Доходит до скалы с тыла, фланги упираются в лес и разлом соответственно, - начал рыцарь, - открытых подходов к лагерю обнаружить не удалось, все удобные дороги сторожат отряды в два-три копья с лучником. Не хотелось бы разделять пессимизма следопыта, но, скорее всего, один из патрулей мог нас заметить. Преследование, к счастью, отсутствует, – мужчина прервался для вопросительного взгляда в сторону охотника, и продолжил только после получения согласия последнего, - и это кроме магического зрения. Не скажу, что я отличу мага от обычного человека с одного взгляда, но «армия» у них целиком наёмная, так что один заклинатель, кроме «маски», мог и затесаться. Численность в целом, если прикинуть, где-то в двадцать солдат в самом лагере, около пятнадцати в патрулях. Кроме них, примерно столько же рабочих – грызут скалу как кроты, видимо стремятся к…к чему-то, – Омегон подёрнул плечом, от чего стальной наплечник глухо звякнул, - единственный шанс попасть в лагерь минуя армию – обойти скалу с той стороны, Тормунд обнаружил одну безопасную от наблюдения тропу. Другое дело, что она проходит через заброшенный лагерь, через который проходит немало звериных троп. Пока нам встретились только что-то вроде волков, но виднелись твари и похуже, – кивнув своим мыслям, рыцарь резюмировал, - даже в этом случае удастся попасть в центральную часть лагеря без встречи с остальными отрядами, – развивать эту мысль Омегон не стал, потому как предсказать реакцию наёмников не представлялось возможным. Элита, скорее всего, решит постоять на своём и сомнёт смельчаков, кто подешевле не захочет зря рисковать своей жизнью. Впрочем, всегда оставались иные варианты решения проблемы.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-04 14:28:23)

66

Только уходя глубже в лес Альфарий начинал осознавать, что это необычная чащоба. Сама земля здесь была словно пропитана трупным ядом, а мертвые деревья вились в агонии, их скрюченные, покрытые колючками ветви норовили выколоть глаза, ослепить, замучить. Это было и близко не похоже на мрачный Волчий лес, даже во времена владычества нежити… Здесь Смерть не просто оставила свой след, она тут обитала. И это нисколько не добавляло Владыке спокойствия…
Как только лагерь переместился на новое место, Магнус расположился в самом его центре. Он сидел в латах на бауле с водой и, закрыв глаза, медитировал, а рядом, испуганный и разбитый мялся Пэлагель…
- Я понимаю твое волнение, юноша. Огромные испытания -пришлись на твои плечи, но ты все еще здесь и все еще живой. Не думай о павших - их судьба уже решена. А нам нашу еще предстоит решить… Лучше сядь. Я поведаю тебе секрет, что в будущем, возможно, позволит тебе преобразовывать свою Боль в Пламя. Материальное и мистическое соприкосновения духа и окружающего мира… ты должен что-то смыслить в этом.
Остаток дня до прибытия разведчиков Альфарий провел в медитациях и практике. Он пытался чем-то увлечь своего оружейника и рассказывал секреты духовной технике, ведая о философии Боли, разрушения и служения. Конечно, каких-то пары часов слишком мало, чтобы понять и овладеть хоть какой-то духовной практикой, но если Пэла это увлечен и по настоящему взбодрит, то значит время будет потрачено не зря. Ну а уж истинное углубление в Пламя погибели… можно произвести позже.

Вскоре разведчики вернулись и то, что услышал Альфарий, повергло его в легкое уныние, не вынимая из предыдущего. Им предстояло взять штурмом хорошо защищенный лагерь силами половины имперского пехотного взвода. Против, по меньшей мере, роты закаленных и проплаченных солдат. Незавидный расклад сил… и все же, у них нет иного выбора. Им придется идти в наступление, а там - хитрить, дабы добиться успеха… Не понеси они столь тяжелые потери, то и задача была бы гораздо проще. Но на войне всегда умирают солдаты… по ошибке командира, по своей глупости или хитрости врага, они погибают. И Альфарий научился переживать эти потери, хотя и принимал их тяжелым грузом на сердце… Ведь все-таки не зря его прозвали Мясником.
- Хорошо. Очень хорошо… тогда нам всем нужно отдохнуть, плотно поесть и опорожниться. Не хочу оставаться в этом лесу на ночь, так что через час двинемся к лагерю “масок”, как раз к закату должны быть на месте...
Нападение под покровом ночи - прекрасная идея. Но вот что делать после? Им так или иначе придется бежать, а кто знает, какие твари бродят здесь в темноте… но Альфарий помыслил, что если они хотя бы проникнут в лагерь незамеченными - это уже будет огромная удача.

67

Сложно сказать, в каком состоянии пребывал Пэл в текущей ситуации, но он на удивление легко позволил себя увлечь. Не то чтобы хандра покинула его, но он воспользовался ею для очищения засыпающего разума, тем самым полностью погружаясь в полный мистики рассказ. Слушатель из такого юноши был прекрасный, и уже через несколько минут он позволил себе один вопрос, затем второй и третий. Проявленный интерес демонстрировал его крайнюю заинтересованность в использовании Боли как источника силы, не слабости, как ступеньку на пути к чему-то большему. В совокупности знаний о демонах, полученных вчера, оруженосец был более, чем подходящей кандидатурой для последующего обучения самой сущности техники. Впрочем, это всё будет позже...

Разведчики расправились с едой в течении часа, за который Омегон трижды проверил остатки снаряжения и такое же количество раз наставлял Маата с Долсуром. Последние, пребывая в состоянии стойкого нарастающего страха, немного поддались муштре, и уже выглядели не запуганными крысами, но готовыми укусить врага шакалами. Будь побольше времени, и моральную подготовку можно было бы провести до конца, но приказ выступать сдвинул остатки Ордена в наступление на вражеский лагерь, пока холодная тьма не окутала землю чёрным покрывалам, давая кров самым мрачным созданиям этих лесов.

Путь занял порядка полутора-двух часов, и этот переход запомнится участникам надолго. Не смотря на двух опытных охотников, и не менее способного в ориентирование Владыки, по пути не раз и не два встречались весьма серьёзные трудности, на тип поваленного стихией бурелома или мутной жижи "реки", в которую никак не хотелось наступать. Трупы незадачливых предшественников в условиях окружающей разрухи выглядели на удивление к месту, словно бы без этого символа смерти нельзя было обойтись.

"Маски" и их слуги, напротив, оказались словно бы иномиряне. Они были вооружены, сыты и уверены в своих силах, при том не давая и шанса для природы сломить их - слева, где лес подбирался к лагерю, была устроена широкая просека, за которой лес также проредили; вся остальная площадка и вовсе была выжжена. Единственный путь, уходящий в сторону, был прикрыт кустарником, и вёл он, вроде, к "заброшенному лагерю". Не смотря на рекомендации разведчиков, внутри Альфария было что-то, что совершенно не хотело туда идти. Мысль о нападении на лагерь тоже вызывала колющее чувство где-то под сердцем, но этот путь... Казалось бы, что же такого жуткого могло быть там, буквально под носом у демонологов?

Примерная карта местности

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0911/h_1505125016_5045784_d41d8cd98f.png
Отряд Альфария приближается слева. Синяя стрелка - проход к заброшенному лагерю.
Красная точка - вражеский патруль
Чёрный полосы показывают перепад высот, серая область - разлом, зелёная - лес и мелколесье.
Коричневый прямоугольник - начало лагеря

68

Мертвая земля Черного леса отторгала присутствие всякого света и жизни. Шаги здесь давали тяжело, а дух словно что-то тихо подтачивало… Эти места были сильно не похожи на тайгу Захрэма, к которой успел так привыкнуть и даже полюбить Альфарий. Здесь не было шума леса, он не дышал, и не жил, он просто был мертв. Подобно разлагающемуся трупу, Черный лес вонял и сочился ядом, потоки грязных, вязких оек больше походили на гнилую кровь, исторгаемую из ран. Это место наглядно доказывало, что мир болен и болен серьезно, давно. Он умирает со всех сторон, медленно и верно, утратив надежду на спасение из злосчастных циклов войн и мира, не приносящих ничего. Эпоха расцвета, эпоха людей Мистериума давным давно в прошлом… Злобный мир, чьим лицом был теперь Черный лес, жаждал смерти человечества, раз за разом обрушая на него все новые и новые беды.
Можно было бы подумать, что молодая и амбициозная Саманта сможет обернуть время вспять… но Альфарий давно не верил в сказки.
Институт Империи отжил себя и должен быть уничтожен. Вместе с своими больными и слабыми императорами…

Так и прошел весь путь до лагеря “масок” - в тяжелых, философских размышлениях о судьбе мира. Альфарий и сам был болен, болен душой и изранен телом, и где-то на задворках сознания понимал это. Той самой частью, где еще жил жизнерадостный балагур и пьяница, красавчик-офицер Альфарий. Но и его облик уже начал мутировать, обретая нездоровые черты…
Вскоре сердца добрались до места назначения. Лагерь был хорошо и грамотно устроен, было видно, что маски здесь всерьез и надолго. Многочисленные, частые патрули, хорошее снаряжение, разумное обустройство окрестностей. И единственная лазейка в лагерь… не внушала доверия. Альфарий привык доверять своему чутью, и сейчас оно кричало - там угроза. Возможно, преодолимая, возможно - смертельно опасная. Неведомо, какие твари могли устроить себе логово в старом, заброшенном лагере… и оглядев остатки своего ордена, Владыка понял, что не хочет узнавать. Пока не хочет… а это несколько смешало карты. Альфарий хотел отправить Омегона с остальными по тропе, а сам - выйти на патрули и потребовать переговоров. Теперь о первой части замысла следует забыть.
- Омегон, закрепись на опушке леса. Будьте готовы прикрыть меня в случае, если дело пойдет к… беде, - Альфарий остановился и посмотрел на своего рыцаря, возможно, несколько обескураживая того своими словами, - Я отправлюсь к Маскам. И буду говорить. Ждите меня.
Бросив последнюю короткую фразу, Магнус-старший обернулся и пошел прямо на встречу одного из патрулей. Его руки не лежали на оружии, а сам он шел спокойно и не нервничал. Но при этом внутри него горел пожар… он пошел на этот шаг, потому что дал себе обещание беречь людей. Не совершать ошибок. Силы были слишком не равны, чтобы добиться своих целей исключительно силой, но дипломатия… это лишь продолжение войны. Альфарий был уверен - сегодня еще прольется кровь. И он хотел переменить баланс сил прежде, чем начнется бойня...

69

Омегон издал неоднозначный по интерпретации звук, не зная - одобрить или осудить столь необычное решение Владыки. Да, нападение было сродни самоубийству, а другие методы требовали долгой проработки, но переговоры не обещали быть плодотворными. Впрочем, Тормунд одобрительно крякнул в ответ на это предложение, тотчас организовав себе скрытую позицию в ближайших кустах. Вот уж кто был плоть от плоти этого места, и кого точно не страшили резкие повороты. Таковым же оказался Пэл, на прощание шепнувший, - будем готовы, командир. Кусты расступились в стороны, пропуская могучую фигуру демонолога. 

Наёмники ждали. Нельзя сказать, что предметом их выжидания был именно Альфарий, но их действия выдавали хорошую подготовку и выучку... В большей степени, естественно, потому как присутствовали и совершенные профаны, сдуру вскинувшие свои луки на закованного в латы бойца. В остальном всё до зубовного скрежета напоминало обычных вояк: оклик, и уже один из них убежал в лагерь. Две троицы, перестроившись, аккуратно взяли идущего на них Магнуса в клещи, удерживая оружие грозно, но без проявления желания напасть. Всё это было сделано без лишнего шума и пыли, ибо Тёмный Лес не прощал подобного нарушения своего покоя.

Вернулся вестник. Переговоры и сопутствующие события привели к созданию некого "коридора", по которому Магнусу дали пройти вглубь лагеря. Ложное чувство безопасности перечёркивал настрой сопровождающих его наёмников: воин был уверен, что те в любой момент могли накинуться на него и задавить массой. Могли, но не действовали. С чего бы демонологи стали так доверчивы? И где же сильнейшие бойцы, чей след явно чувствуется среди присутствующих? Увы, эти вопросы пока скрывались в тени, за спинами рабочих и обычных солдат.

Почётный конвой сопроводил Альфария к палатке у входа в пещеру, из которой доносился мерный стук кирки. Перегородив проход в искусственный тоннель, наёмники указали на вход в палатку, после чего один из них добавил, - вас ожидают, - и всё замерло в ожидании. Неприветливый полог был откинут в сторону, и Магнус попал внутрь. Достаточно просторное место для жизни скрывало достаточно богатое и изнеженное убранство, от которого аристократ успел отвыкнуть за годы побегов. Посреди этого тлена таился уже знакомый нам человек в золотой маске, обращённый спиной ко входу и закрывающий своей фигурой то, что стояло перед ним на столе.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Золотая маска": Это он привёл тебя сюда? - В мужчине было сложно узнать того, с кем Альфарий встретился всего пару дней назад. Надломленный, прогнувшийся под тяжёлым гнётом судьбы, "Золотая маска" говорил глухо и обречённо, словно бы ожидая смерти от чужой руки, - или...они? - Мужчина обернулся к вошедшему, открывая тому возможность увидеть то, что стояло на столе. Якорь Ишранкоха, - пустышка. Жалкий знак бывшего величия. Ты уверен, что затраченные усилия стоило того, чего ты достиг сейчас? - Вопрос, пусть и адресованный Магнусу, звучал больше для самого вопрошающего. Сложив руки и бросив взгляд назад, "маска" решительно отошёл в сторону, открывая путь.

В этот же миг яркая вспышка пронзила разум де Кэсселя, открывая ему очередную частицу головоломки Ингр'Хвэ. Якорь, сверкающий как тысячелетие боли, ждал жертву. За этой фигуркой, во тьме, таился сам Ишранкох, протягивая в сторону вызывающего свою когтистую лапу. В руках Альфария был нож, гниющий и изменчивый, как сам Каад. Но кто тот достойный, что откроет врата? Чей труп жаждет демон? Пред глазами Мясника было превеликое множество жертв, растерзанных и истекающих кровью, но все они были слишком слабы для такой чести. Кто тот человек или нелюдь? Кто тот смертник, чья личность пришла из прошлого, но которую так усердно прячет старец? Ответы скрывались в тени...

70

Альфария встретили на удивление спокойно. Без лишнего шума, суеты, его окружили и проводили вглубь бурлящего жизнью лагеря… все здесь казалось каким-то странным. Не естественным. Или, вернее, противоречивым - после пейзажей Черного леса, лагерь масок был настоящим оазисом цивилизации в пустыне увядания и смерти. И что они здесь искали, что скрывали окрестные горы? Магнус плохо помнил их название… горы Скорби? В академии рассказывали, что здесь проходит граница владений Тьмы. Но на лицо все было куда плачевнее - тьма была повсюду. И тут же Владыка вспомнил Седой лес и руины древней, Безымянной башни. Что еще может таиться в его заброшенных, замурованных катакомбах?
Тьма воистину была повсюду. Где-то она ослабла, где-то набирала силу. Но ее присутствие ощущалось во всем, но было оно настолько естественно, что ловко обманывало взгляд. Теперь Альфарий видел ясно…

Вскоре его довели до шатра. Вокруг гремели кирки и раздавались приглушенные голоса, но, кажется, никто, кроме “эскорта” не обращал внимания на гостя из внешнего мира. Так же не было видно и командиров всех этих наемников, и уже знакомых “масок”. Особенно Альфария волновал Грюндевальд… ведь весь его поход сюда опирался именно на этого иллюзиониста, сыгравшего в свою игру и давшего Магнусу шанс. Дальновидный маг наверняка предусмотрел итог своих действий, а значит, был готов к нему…
Но мага разума нигде не было видно. Не оказалось его и внутри, как и остальных. Была только Золотая маска и его жалкий, разбитый вид. Кажется, не один Владыка переживал трудности, но, очевидно, два лидера переносили их по разному.

Видение, явное, как жизнь, застало демонолога врасплох, вместе с словами Золотой маски. Неужели… Ишранкох… все это - большая игра демонической химеры. И Альфарий полноценно осознал это только сейчас! Якорь всегда был в руках масок, он манипулировал ими, он давал им знания… но что знал сам Маска? И, главное, что он намерен делать?
- Мое присутствие - заслуга практически только моя. Никто меня не приводил, нашел путь сам… за тем, что находится в этой комнате. По своей натуре я - созидатель. Я понимаю, что на пути к цели могут быть трудности, неудачи и провалы… но сдастся, значит умереть. Ты - сдался?

71

Как только последние отзвуки видения погасли, мир снова стал тусклым, умирающим. Якорь на столе ни капли не отличался от обычного идола, смущая своей тишиной ничуть не меньше, чем сиянием мгновение назад. «Маска», похоже, отследил направление взгляда, и сам несколько задержал своё внимание на столе. Так и обретя смелости посмотреть на вошедшего вновь, мужчина посмотрел себе на ноги, глухо отвечая на поставленные вопросы.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

«Золотая маска»: Я знаю твои желания, Альфарий, но якорь не покинет этого места. Где-то здесь, рядом, было капище Нар'Газрука, демонической тени Ада. Из-за этого некоторые мои печати стали слишком…эффективны. Попробуй вынести статуэтку за пределы палатки  и сгоришь в инфернальном огне, - странно, но почему-то этим словам хотелось верить. Может потому, что говорящий был слишком уж похож на загнанную крысу, которая сама не может покинуть созданную собой клетку? - кроме того, это лишь треть проблемы. Две остальные части для нас закрыты навсегда, и всё после предательства Грюнвальда, - мужчина как-то неловко прошёлся от одного стола к другому, - Хранилище больше недоступно: по ту сторону реки Инквизиция уже начала свой карательный поход. Что хуже, они скоро дойдут и сюда. Ещё бы, ведь О'Ним имел полный доступ к картам и знал о всех местах стоянки. Проклятая ищейка,  из последних сил выругался «маска», - он как зеркало: на виду показывает тебе лишь то, что ты сам хочешь видеть, и в это же время читает твой разум как открытую книгу. Так обман пентаграммы для него был вопросом времени, потому как слова клятвы, буквально, он взял с моих мыслей, сам создавая их в моём разуме,  похоже что встретиться с иллюзионистом не представляется возможным, если только он не довольствуется последствиями своих планов где-то тут, в невидимости, - а ведь Кр… «Серебряный» чувствовал в нём угрозу, - при упоминании очередной «маски» вспыхнувшая вновь картинка видения стала чуть яснее. Жертва, которую хотел Ишранкох (или предлагал Ингр?) явно была одним из них, кем-то из масок. Но кто? В видении маска была откинута в сторону, и залита кровью жертвы. Распознать лица не удавалось… Пока не удавалось.

Разум Альфария ещё отходил от последствий новых «мазков» в имеющейся картине, а «маска» всё продолжал сыпать самобичеванием, то и дело упоминая назревающий конфликт внутри «ближнего круга». Занятно, но его голос после видения стал словно бы чётче, и в голове всплыли какие-то аналогии, словно бы он уже слышал его. Сейчас, в отсутствие иллюзиониста, никаких искажений в голосе не было  перед Магнусом, это факт, был старик. Ещё достаточно крепкий физически, но старик. Сломленный неудачей, он был просто жалок. Даже сложно поверить, что в нём есть силы вести за собой наёмников

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-14 13:41:51)

72

Голова слегка кружилась после резкого вмешательства двух демонических сил. Одна была прямо перед ним, в ничем не примечательной статуэтке, а другая засела в разуме тенью чужого, былого присутствия. Как коварны демоны, насколько пытлив их ум и велика сила… эхо инфернальных энергий всколыхнуло и другую сущность - паразит нервно зашевелился, впрыскивая в вены чувство эйфории и делясь своим собственным счастьем от ощущения близости дома, родства. Эти животные эмоции смешались с собственными мыслями Альфария, и тем, какая унылая вокруг творилась атмосфера. Теперь Владыка понял, что его смущало в лагере - все здесь ощущали неурядицы в руководстве, эта смута и отчаянье лидера быстро перекидывалось на всю вертикаль власти. Бывший офицер знал, как это работает не по наслышке и был удручен… он был удручен, что даже здесь, где искал могущественного врага он встретился жалкую, обреченную душу.
- Грюнвальд? Мерзкая змея… он передал мне свои знания. Благодаря его наводкам я смог быстро вычислить это место и Хранилище. Его замысел… вот Бездна! - Альфарий вдруг загорелся злобой и невероятной ненавистью, с силой притопнул саббатоном, разнося по богато обустроенному шатру звон собственных лат и шумное дыхание, - Он всех обвел вокруг пальца. Хотел стравить нас… знал, что меня нелегко поймать и заставил самому шагнуть в ловушку. Инквизиция раздавит нас всех, разом!
И словно подтверждая свои слова, Альфарий ударил кулаком в ладонь, издавая новый лязг металла. Но, в отличии от Золотого, Магнус загорелся жаждой битвы и мести, он видел великое множество путей и решений, как вырваться из чужого замысла и одержать верх!
Но старик только кряхтел и издавал жалобные звуки. Ссутуленный, он больше не казался равным, но был слаб и разбит… Альфарий все больше захватывал внутреннее пространство палатки собственной уверенностью и силой духа, стесняя и обескураживая маску. Он вдруг подался вперед и схватил последнего за воротник, с силой встряхивая.
Ты жалок! Все эти маски, власть, деньги… ты слаб и позволяешь себя прижимать к стенке, как крысу, имея все это за собой. Тьфу! Выпрямись, посмотри в мои глаза, почувствуй мою боль и ярость! Обладая гораздо меньшими ресурсами, я добился столь много и я не остановлюсь, ты меня не остановишь, Инквизиция не остановится и сами Боги поперхнуться моей тазовой костью, проклятье! Ты поможешь мне. Ты должен помочь, если ценишь то, что создал. Соберись!

Альфарий, возможно, был слишком открыт и прямолинеен. Кто они друг другу? Враги? Товарищи? Союзники? Еще совсем недавно их судьбы были не ясны и оставался не ясна теперь, но весь разговор проходил в настолько откровенной обстановке, что Магнус не мог поступить иначе. Он слышал все, что шептали ему демоны, и понимая - кровь маски прольется. Но это не он - разбитого старика ждет иная участь… если ему хватит мужества ее принять.

73

Слова о том, что Грюнвальд предал не один раз, прошли словно бы мимо собеседника. Действительно, что заострять внимание на такой мелочи, когда им обоим гореть на соседних кострах? Другим делом оказались удары - ногой об землю, кулак о кулак. Звон доспехов, гром войны был слишком звучным для этого места и его обитателя, и что-то встрепенулось в облике "маски". Последующий напор ярости сдвинул старца с места, и тот спиной назад отступал от напирающего на него демонолога. В какой-то момент он выкрикнул в ответ на обвинения, - да что ты знаешь о боли! О том, сколько времени и сил может идти борьба против всего мира! - И, словно бы решившись, он остановился, давая себя схватить. В этот же миг руки демонолога, даже сквозь перчатки, пронзила жуткая дуга боли, столь близкая и столь далёкая от инфернальной. Мгновением позже ярко-белая вспышка оттолкнула его назад, вынуждая отступить на пару шагов. Стальные перчатки словно бы и не пострадали, но Магнус знал - там, под ними, его руки сильно обожгла неизвестная защитная магия. Мгновением после "маска" уже стоял перед ним, взирая на мужчину с смесью уважения, страха и заинтересованности.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Золотая маска": Ты...ты безумен. Что ты сделал с собой? - Удивительно на сколько может оживиться человек после живительного потока оскорблений. Или же на мужчину так повлияла неожиданная реакция какой-то из его защит? - В тебе нет крови демона, я уверен. И ты не маг, не обращаешься к энергии инферно... Что же сидит в тебе? - Паразит, издав самодовольный писк, подал владельцу знак о себе. К несчастью, "маска" никак не мог заглянуть внутрь тела другого человека, чтобы заметить в нём столь маленькое, но всё же важное изменение, - Глубинная Бездна, ты зашёл много дальше, чем я думал. Впрочем, история порой требует присутствие таких, как ты, чтобы совершить невозможно, - поступь старца преобразилась, напоминая прежнюю уверенную походку. В ней всё ещё были нотки потерянности, но на сей раз они сдвигались на задний план усилием воли, - нам предстоит многое обсудить..."союзник"... но перед этим скажи мне - твоих людей видели сегодня днём? Доложили об одном лучнике-охотнике, сторожа подумали на обычного лесного бродягу. Если так, то ему стоит пройти в наш лагерь - ночь в этих краях крайне недружелюбна к человеческому роду. Не могу обещать, что будет выделено лучшее место или не будет присмотра от моих наёмников, но лучше так, чем погибнуть в кольцах Червя, - упоминание этого зверя неприятно кольнуло сознание Альфария. Скорее всего, это был отзвук того неприятного ощущения, которое удержало от обходной дороги. Судя по тому, как ожившая "маска" выделил это слово, тварюшка там притаилась воистину жуткая.

Цели приключения: обновлены!

74

Яркая, неожиданная боль и огонь живительными ласками полился по руке Альфария, одаряя его своей уникальной, неповторимой любовью. Легкое помутнение и иллюзия доверия растворились и демонолог вновь насупился, как зверь. Он тяжело дышал, поглаживая раненую ладонь другой рукой, скрежеща металлом и с тенью удовольствия глядя на нее… Магнус медленно поднял взгляд на Маску, не сдвигаясь более ни на шаг.
- Совершать невозможное - мое домашнее увлечение, - неуклюжая шутка сорвалась с губ Альфария, а тем временем его новый “союзник” засеменил по палатке, отпуская длинные фразы. Покуда дело не дошло до упоминания Тормунда, Владыка задумался о личности маски. Его голос, его поведение… Он вел себя так, как будто давно знал Альфария. Это не было явно, но сам разговор, встреча, откровение слабости и… имя. Он назвал его по имени - это не просто так. Как часто люди между слов обращаются по имени? Деловая беседа не подразумевает этого, но дружеская…
Поток мыслей прервало упоминание о “сердцах” и приглашение привести их в лагерь. Это действительно было благоразумным, особенно учитывая новые вводные. Конечно, Альф не сильно доверял Маске и потому не стал говорить о видениях, как и о многом другом - лишние знания могут навредить этому союзу, а это точно не входило в планы воителя.
- Со мной пять воинов. Я выйду к ним и заведу в лагерь, чтобы избежать эксцессов. Как только они разместятся, мы сможем обсудить все насущные проблемы. А пока… приведи себя в порядок. Твои люди чувствую слабость - нельзя позволять им этого. Смертельноопасно….

75

Упоминание числа воинов вызвало ощутимо удивлённый взгляд, за которым последовал недоверчивый вопрос, - это все, кто понадобится, или вся сила Ордена? Впрочем, об этом позже, - мужчина решил последовать предложенному совету и направился к выходу из помещения, попутно бросив через плечо ещё одну короткую фразу, - лейтенант Джокс поможет, он будет у входа, - после чего, нырнув через полог палатки, "маска" вновь растворился в созданном собой флере обмана и торговли. Возможно, сейчас у него хватит сил внушить своим людям достаточно веры в грядущее; кроме того, интересно будет его описание прибывшего "подкрепления".

Магнусу, как и было предложено, помогал Джокс. Наёмник 30-35 пяти лет, немного хмуроватый и словно бы раззадоренный неким ожиданием боя, он абсолютно равнодушно реагировал на любой раздражитель. В отличие от многих его товарищей, появившиеся из леса "Обсидиановые сердца" ни капли не смутили его. Более того, попытки одного смельчака помешать воссоединению сил Джокс одёрнул сколь скоро, столь же бесцветно, просто не давая собеседнику хоть какой-то пищи для размышления. "Командование решило - мы исполнили". На этом всё.

Этот вояка, скорее всего, сошёлся бы с Тормундом характерами, потому как охотник тоже весьма экономно расходовал свои внутренние резервы. В отличие от озадаченных Омегона и Пэла, а также откровенно растерянных Маата и Долсура, следопыт достаточно буднично воспринял новую диспозицию относительно бывших врагов, лишь один раз буркнув, - их больше. Пролилось бы много крови, - отмечая ранее неизвестное количество наёмников в этом лагере. Да, как оказалось, "ночная" смена дремала в палатке, таким образом расчёт занизил их силы где-то на десять копий.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0915/h_1505505567_5579022_fabebbc2e0.jpg

Джокс появился вновь где-то через полчаса, давая время Сердцам организовать более ли менее удобную стоянку. "Маска" распорядился выделить Ордену палатку, спальники и некоторый запас пищи, достаточный для спасения от голода. Увы, для Альфария предложенного было мало, потому как старец определённо не мог представить себе усиленного потребления из-за демонического червя. Кроме этого, лейтенант озвучил следующее: как будете готовы, можете подходить в палатку "Золотого". Приглашены вы, один человек на выбор и этот юноша, - мужчина кивнул в сторону Пэла, от чего тот вспыхнул, - не вам решать это за меня. Мои свобода и воля принадлежат Ордену и Владыке, - ты можешь продать их хоть в Шедим, хоть в глубины Ада. Приглашение ни к чему не обязует, - равнодушно ответил наёмник, после чего покинул выделенный для Сердец участок, оставляя после себя ещё некоторое количество неозвученных ответов. Например, к чему такое количество людей на совете? И куда делся "Серебряный", который так и не пожелал показаться на глаза Альфарию и вновь прибывшему Ордену? Ещё одним важным моментом было странное поведение наёмников, которые ближе к ночи сваливали валежник на уже выжженную пустошь, прикрывая его сверху пеплом и гарью прошлых костров. К слову, открытый огонь в самом лагере почти отсутствовал, в лучшем случае была бездымная армейская "коптилка" из мелких веток, на которой грели еду.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-15 23:10:52)

76

Конечно, Маске не следовало знать о понесенных Орденом потерях и, тем более, о том, что основная цель их прибытия была далеко не дружественной. К чему это? Парой дней назад Маски сами хотели использовать Альфария в своих целях, а теперь пусть будут добры сами примерить эту шкуру. Посему выходило, что пока демонолог удерживал инициативу в своих руках и не смотря на скромные ресурсы, он продолжал извлекать сверхприбыль из каждой представившейся возможности. За исключением, конечно, гибели трети Ордена в глупой и бессмысленной атаке на реке… Конечно, на войне бывают потери и сам Альфарий теперь гораздо меньше тяготился утратой, зарубцевавшейся на его сердце еще одним, маленьким шрамом. Еще в бытность офицером, его прозвали Мясником не только за ярость к врагам, но и безудержность в натиске, часто перемалывающим собственных подчиненных… но тогда эта тактика была эффектика, его любили, а потери легко списывались. Теперь он просто не мог позволить подобного, да и не стоит объяснять разницу между имперской армией и рыцарским орденом - чувство братства у Альфария разыгралось гораздо сильнее.

Место для новоприбывших выделили не самое худшее, а на аскетичный взгляд самого Владыки даже очень неплохое, так что он сам остался доволен приемом. При этом, он не упускал возможности оценить обстановку внутри лагеря и его обитателей, присматриваясь к ним поближе. Кажется, это действительно были обычные наемники, которых в невиданном количестве наплодила прошедшая война с Марагором. Возможно, именно эти были некогда полноценным, слаженным армейским подразделением, действовавшем на самой передовой. Прежде всего, их выдавала внимательность к собственной маскировке - стоило ночи наконец вступить в свои права, бойцы быстро смешали очертания лагеря с Черным лесом, делая его теперь абсолютно незаметным, да так, что даже зная сюда дорогу, гость поймет, что прибыл на место только с мечом у горла от одного из ночных дозорных…

Как только же Альфарий остался наедине с подчиненными, он не стал временить и быстро принялся поглощать жирную похлебку, закусывая сухарями - невиданная роскошь для сердец, уже не один месяц проживших на бесплодных болотах, - подавая пример остальным и разряжая обстановку.
- Они не доверяют нам - мы не доверяем им - как-то между ложками начал вдруг тихо говорить Альфарий, быстро пробегая взглядом по каждому из присутствующих, - Нас будут подслушивать и следить за нами. Так что будьте внимательны к своему поведению и особенно словам, смотрите, не взболтните лишнего. Мудрее всего не вступать в контакт с местными вообще, за исключением рабочих моментов. Омегон - проследи за этим… наши планы изменились, но не сильно - враг хитрая химера и в конечном счете все сводится к одному… сегодня они нам союзники, но завтра легко могут стать врагами. Этой ночью, однако, можете спать спокойно. С этими людьми у нас общая цель и мой отказ в прошлом сыграл нам на руку, спасая от двойной ловушки. Ставки очень высоки…

Не успел демонолог продолжить мысль, как вдруг похлебка кончилась, а в палатку ворвалось уже знакомое лицо. Джокс вызывал у Альфария настороженность и, при этом, симпатию, подкупая чувством сжатой пружины и скрытой угрозы. Озвученные же им слова вызвали еще больше вопросов, чем существовало до этого. Зачем им был нужен Пэл? Юноша привлекал слишком много внимания, вселенная так и норовила закрутиться вокруг него, больно уязвив самолюбие  Владыки.
- Как видите… все очень серьезно. Омегон, Пэлагель, глупо отказываться от предложения. Тормунд остается за старшего. Глядите в оба… Долсур, чего такой кислый? Я же только что понял... Аварон тебя уделал - ему первее достался целый гарем демонеток. Не уверен, правда, кто кого сейчас жарит...
Гремя доспехами, Альфарий поднялся с скрученного спальника и направился к выходу, оглядывая напоследок Маата и Долсура. Черная шутка наверняка придется к месту, распаляя в двух бойцах боевой азарт. К чему сомнения? Жизнь продолжается.
Перед тем же, как наконец отправиться на совет, Альфарий в последний раз шепнул Омегону подмечать все необычное, а Пэлагелю держать язык за зубами и не забывать о своем месте. Крайние события и обилие внимания не должны вскружить голову… как еще совсем недавно позволил себе Альфарий.

Отредактировано Альфарий (2017-09-16 08:38:30)

77

Судя по облику, Пэлагель и сам был не рад такому вниманию к своей персоне. Привыкший прятаться, сроднившийся с потерями, юноша очень тяжело воспринимал такие неожиданные повороты, как союз с врагами и особые приглашения для себя. Хорошо что солёный армейский юморок подействовал на него острее, чем кому предназначался, и "стоянку" Ордена парень покинул в добром здравии. Как мог заметить Альфарий, Тормунд первым завалился спать после назначения - и, заметив такую расслабленность со стороны охотника, его действию последовали и остальные.

Лагерь наёмников, тем временем, претерпевал небольшие изменения: из пещеры выходили рабочие, в числе которых были представители других рас, а стража менялась с дневной на ночную. Судя по разной окраске брони, этот процесс у "масок" уже давно был налажен до автоматизма. Что, в принципе, и хорошо, потому как любая расслабленность в этих краях жестоко карается. Единственным, кто не покинул свой пост, был Джокс: как и ранее, он стоял у палатки подобно хорошему сторожевому псу, агрессивно-сосредоточенно оценивая происходящее вокруг. Пропуская Сердец к "золотой маске", лейтенант чем-то привлёк внимание Омегона, но сказать что-либо последний не успел - их встретил хозяин этого чудного лагеря.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Золотая маска": Все в сборе. Можно объявлять наш "совет" открытым. Хмм... Печать "щита" есть у всех "Сердец" или только у юноши? - Пентаграмма на шее Пэлагеля постепенно насыщалась в своём свечении, намекая на наличие источника инфернального эфира где-то тут, рядом. Похоже что даже "спящий" якорь Ишранкоха как-то воздействует на пространство вокруг себя, потому как в самом лагере такой реакции не наблюдалась. Юноша, впрочем, не особо-то и желал делиться неизвестными себе подробностями, и предпочёл ответить мрачным взглядом. "Маска", понятливо хмыкнув, продолжил разговор, - почему мне это важно - для победы над ударными отрядами Инквизиции нам потребуется помощь извне, это уже свершённый факт. До вашего прибытия я не понимал лишь одного: какую жертву от меня требует Ишранкох? Теперь, я думаю, этот вопрос решён, - на сей раз скривиться пришлось Омегону, который, по видимому, рассчитывал отбиться силами вновь обретённых "союзников", благо позиция позволяла. Говорящий, если и заметил это, то никакого внимания не заострил, переходя к более важной части, - ритуал призыва подразумевает наличие минимум трёх вещей: масок "зовущих", одну которых вы видите на мне; нож "со слюной Каада" - в настоящий момент он хранится у "Серебрянного"; наконец, "достойная жертва". На титул последней я намечал представителей разных рас, сословий и конфессий, но никакой положительной реакции не наблюдал. Пока не отметил вот что... - старец на столько буднично рассказал о потенциальном количестве десятка жертвоприношений, что можно было ясно понять одно - будь его воля, под нож этой загадки лёг бы весь мир без исключения, - якорь сам даёт нам подсказку. Вы пока ещё не привыкли к его дыханию, но могу вам сказать точно - в тот момент, когда отмеченный демонами вошёл в эту палатку, стена между нашими мирами стала тоньше, - мужчина недвусмысленно посмотрел на Альфария, - я и ранее наблюдал это, но не придавал значения. Теперь в этом маленьком ключике и заключается наша основная проблема - в округе всего двое имеют подобные отметены: "Серебрянный", который использует магию Бездны, и Червь, созданный мною во время прошлого ритуала из тела нага, - что ж, это объясняло отсутствие "Серебрянного" на совете. Другой момент, что маска не упомянул о подобной реакции якоря на самого себя. Неужели в нём нет и капли остаточной энергии Инферно, не смотря на все его заигрывания с этой материей? - Где-то рядом есть лагерь демонологов Шедима, но проявлять себя перед ними не стоит - против их ресурсов и организации мы будем что мышь против тигра, - "маска" вздохнул, после чего поправился, - "я" буду. Не думаю, что их разведчики на столько умелы, что уже отметили факт нашего "союза", в то время как ради информации о якоре они пойдут на многое. Вопрос будет только в составлении умелой засады... - И последующей войны Сердец с этим культом. Что ж, по крайней мере некоторую честность в отношения двух сторон "маска" привнёс, но, будучи верным своим измышлениям, он как и Альфарий хотел вытащить жар чужими руками.

78

По мере того, как Маска говорил, Альфарий подобно гбуке впитывал информацию, сосредоточив свой хмурый взгляд в великое ничто. Его пытливый ум усиленно работал, складывая недостающие части мозаики в единую картину, пускай все еще неполную, но уже в должной мере прояснившуюся. Стали понятны цели и намерения Масок, их ресурсы и степень Знания; и, что особенно важно, то, как сильно далеко они зашли в демонологических изысканиях. Наемники? Черт с два. Они не были наемниками… только не Маски.
- Я еще изучаю феномен моего оруженосца, но такая практика у нас не в чести. Демоны не любят печатей, - кратко ответил демонолог на первый поставленный вопрос. Конечно, Сердца еще не зашли так далеко в демонологии, как их новообретенные “союзники”, дабы задумываться о массовой защите, но было здесь и кое-что еще. Собственный стиль Альфария, его особый, уникальный опыт взаимодействия с демонами. Эфемерное, мистическое знание об Инферно не обладало жесткими правилами и связями, как точные, математические науки; вернее, во всем существовал особый, гуманитарный смысл. Для достижения сверхмастерства не было достаточно одних лишь исчислений, но и колоссальная философская база, которая имелась у Альфария и очевидно отсутствовала у Масок - в том и крылась причина неудач самого Золотого.

А дальше пошел открытый поток сознания, который следовало жестко пресечь - старик вновь завел свою шарманку о целях, ничего не предлагая взамен. Тем не менее, Владыка позволил ему договорить, а после взял слово себе:
- Ты снова говоришь о задачах и ни слова о последствиях. Ты знаешь зачем мы пришли и только общая угроза позволила пойти иным путем… я еще помню, как скуп ты оказался на награду - теперь я вижу, что тебе ничего не мешало пойти мне на встречу. Только есть существенная разница - я больше не наемник, а ты не наниматель.

Альфарий дал понять, что не собирается играть в эти игры, стараясь как можно сильнее вывести старика на чистую воду... Честно признаться, он злился, ощущая ласковое присутствие желанной цели в такой близости и понимая, что якорь не принадлежит ему. Раззадореный аппетит, жажда крови, мести, власти и взаимопритяжение демонических сущностей, все наложилось сейчас на Владыку и он не желал быть инструментом в чужих руках. Им необходимо было соглашение, скрепленное, возможно, чем-то более прочным, чем просто словом.

Или же просто…

...вскрыть ему глотку?..

Тягучее безумие вдруг начало охватывать разум Альфария, а в ушах зазвучали сотни голосов убиенных и пытаемых им жертв. Слёзы, плач. И среди них, как среди зарослей камыша, плыл зеленый змий Одержимости… “Тебя давно не было…” - подумал демонолог, сбрасывая морок с себя и отчего-то улыбнувшись краями губ.

Он все делал правильно.

79

В отличие от прошлого разговора, где был откровенный наём, мужчина не стал открыто проявлять своё недовольство, лишь вздохнул устало. Ещё раз присмотревшись к "щиту" Пэлагеля, "маска" кивнул своим мыслям и отошёл назад, поближе ко столу с якорем. Желал ли он подразнить аппетиты демонолога или же определял свою роль в текущей беседе - неясно. Дальнейшие его слова были наполнены, скорее, неким призывом, нежели противодействием.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Золотая маска": Ты пришёл за ним, - мужчина указал на якорь, словно бы желая подчеркнуть свои слова жестом, - и я уверен, до  сей поры ты не искал способа призыва и даже не задумывался о том, что от тебя потребует демон, как можно вынудить его действовать в согласии с твоей волей. Только бы добыть основу для ритуала, сколько бы сил это не потребовало... - "Маска" сокрушенно помотал головой, - причина, по которой я тогда не поверил тебе, и не доверяю сейчас - твоя горячность, спешка, желание действовать словно воин, не командир. Так и сейчас: вместо того, чтобы озвучить своё видение грядущего, ты просто отказал моим предложениям. Хорошо... - Говорящий, словно прочувствовав изменение настроений, отошёл ко столу с статуэткой. Прикоснувшись к ней, он вызвал пробуждение некоторых рун на маске, которые до сей поры было не видно, - пусть так, я не буду нанимателем. Тогда каковы будут твои действия, что ты скажешь на этом совете? - Мужчина требовательно посмотрел на Владыку, - учти, что остатки моих ресурсов были пущены на остальные планы, которые уже обдуманы и реализуются. Мои люди продолжат работу даже в случае моей гибели. Можешь ли ты заявить о подобном? - На сей раз мужчина перевёл свой взгляд на спутников Альфария, словно бы отыскивая в них ту уверенность и силу, которую командир бы внушил подчинённым. Пэлагель ответил на предложенный вызов собственным, стараясь отыскать в речах "маски" подводные камни. Омегон, словно бы выточенный из куска камня, был абсолютно инертен и неподвижен. Рыцарь что-то услышал в словах противоположной стороны; что-то, что вынудило его задуматься, и эти размышления унесли его в чертоги собственного разума.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-17 11:29:10)

80

Музыкальная тема

Мужчина был потерян, хоть это и не было видно. Морок отступал медленно и мучительно, как любимая женщина покидает теплую постель и теперь он еле сдерживался от удивленных взглядов на убранство палатки и одежду присутствующий. Слова Маски упали на благодатную почву, породив мрачное, тяжелое молчание. Среди троицы могучих воителей Пэлагель смотрелся неуместно - его уверенность, преданность и юношеский максимализм выбивался из общей картины. Он не должен был быть здесь и видеть то, что он не был готов видеть.
Сомнения. Страх. То, что скрывалось глубоко внутри каждого лидера и было частью его личности. Это разрушало привычную картину мира, где наставники - это солнцеликие, не знающие больших проблем герои. Но реальность, конечно же, была иная…
Что мог предложить Альфарий? Его душа требовался борьбы, тело - боли, а разум… разум, зажатый в тиски более сильных соседей, не имел права голоса. Карие глаза, чей вечно колючий взгляд, вдруг размягчился и плавно проскользил по маске золотого. Кто же ты? Почему твои слова звучат так больно? Почему мне не все равно, что ты говоришь?!

Демонолог оказался загнан в ловушку собственных мыслей и чувств. Все, что он совершил до этого, все мысли, идеи, весь пройденный путь согласно единой идеологии, вдруг оказался одной большой западней. Тупик. Философия, так старательно сложенная из осколков произошедшего в попытках найти смысл сыпалась, как карточный домик, обнажая истинную природу вещей. Альфарий искал истину, притворяясь, что уже обрел ее. Он шел к цели, фанатично погружаясь в демонологию, потому что думал, что там, в итоге, он услышит конец не рассказанной сказки о Великом Демоне и Пересмешнике, о кукловоде и марионетке. Это была любимая сказка Альберта… и каждый новый ее виток не имел окончания, она была закольцована, как поедающий сам себя Червь. В одной вел Великий Демон, а в другой, такой смешной и милый Пересмешник… а вокруг менялись герои и злодеи, менялись сцены и целые миры, но игра все продолжалась и продолжалась.
- Цель оправдывает средства, - тишину разорвал хриплый бас Владыки, пронесшейся по палатке раскатами грома, - Командир несет ответственность не только за себя, но и за каждого, кто идет за ним. Мои люди - потерянные души Империи. Это люди, потерявшие надежду, отринутые обществом. Дети аристократии. Преступники. Старые вояки, оставшиеся ни с чем. И просто последние ублюдки… Без меня они - ничто. Я ничего им не дал. Я не скрепил их. Я не объединил их. Но мы вместе. Мы братья, потому что мы - никто.
Владыка, скрепя металлом, повернулся к Омегону и положил свою ладонь на его плечо, словно пытаясь прочувствовать его эмоции и разделить свои.
- Я ничего вам не дал. Но мы вместе обрели надежду... В нашем общем стремлении разделить боль и вознестись к солнцу. Разве ты забыл? Старик…
Глаза рыжего воителя вернулись к золотой маске и его свободная рука поднялась, указывая на светящиеся руны пальцем. Прямо в лицо.
- Ты ничего не знаешь о нас. Но сегодня, впервые, я не позволю себе говорить за всех. Ты посеял смуту и в моем Обсидиановом Сердце, хитрый змей. Если Омегон хочет говорить - пусть скажет. И мы решим это раз и навсегда. Сейчас. Пред глазами богов, демона и этой маски. Пред лицом того будущего, которое… мы можем обрести.
На последний словах, прозвучавших через паузу, Альфарий мрачно взглянул на Пэлагеля, невольного свидетеля откровенной сцены.

Отредактировано Альфарий (2017-09-17 12:45:47)

81

Старик, по видимому, был готов к такому ответу, а потому молчаливым жестом позволил говорить тем, к кому были обращены вопросы и призывы Мясника. Омегон, словно бы оживая ото сна, с некоторым чувством вины в голосе вступил в разговор. Беседа явно давалась с некоторым затруднением старому солдату, потому как он не привык рассуждать о таких материях с своим командованием. В то же время, он явно не хотел демонстрировать отсутствие лояльности, которую подвергли такому испытанию.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Всё так, командир, - прикосновение к латам словно бы дало понять - Омегон потерян, и давно. Братство гибло на его глазах из-за разных целей, люди уходили один за одним. На войне не привыкать видеть смерть товарища, но что если он мог выжить? Что если "инструмент" в руках командира был личностью, которая тебе так или иначе пришлась по душе? Эти вопросы мучают любого солдата, чей чин не превышает командира небольшого отрядика. В тоже время, Омегон уже достаточно долго был вторым по главенству в целом Ордене, что накладывало свой отпечаток на его личность, - и всё же... У нас нет чёткой цели, нет того будущего, за которым мы идём и ради которого жертвуем. Сейчас все силы и стремления каждого из бойцов направлены на одного человека - на вас, вне этого объединения мы пусты. Может, такова наша судьба - сирот войны и отщепенцев Империи. А может, надо действовать смелее, чтобы желания подтверждали возможности? Тогда, действуя каждый своими силами вместе, мы достигнем большего, - Едва рыцарь успел договорить, как в дело вступил Пэл, с юношеской горячностью утверждая простые, но в общем-то правильные вещи.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191447_8569502_9ea52e114b.jpg

Пэлагель: Но ведь она есть, сэр Омегон! Пусть слишком далёкая, пусть малость раздробленная, но каждый из нас к чему-то стремится! Выжить, пережить, справиться, добыть, достичь. Бес и Бездна, что ещё надо? Владыке надо лишь направить все усилия в одну точку, а что пока этого нет... Да мелочи, - юноша аж махнул рукой, - как вы меня учили, спешка важна лишь при ловле блох...

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg
"Золотая маска": Коль скоро я был призван в свидетели, то не могу не отрицать истинность твоих последних слов, юный Сарелл. Возможно, Кэссель, ты тоже оказался слишком молод для того места, куда тебя вознесла река истории, - мужчина, почувствовав изменении нити беседы, отпустил демонический идол, давая некой системе рун потухнуть, - Возможно, Альберт не успел тебе рассказать правду. Правду о том, что демонолог обречён на одиночество. Даже обретя единомышленника, ты, скорее, найдёшь потенциального слугу, чем брата, а потому наша дорога всегда ведёт в Бездну пустоты. Единственный шанс спастись от этого - найти такую дорогу, которая окажется по силам твоим сторонникам, не будет испытывать их веру почём зря. Я чуть не упустил его из-за минутной слабости, неужели ты позволишь себе повторить мои ошибки? - "маска" прошагал в сторону, - мне не нужны твои люди и твоя жизнь, моя цель это не оправдает. Если желаешь, я даже отдам тебе якорь, потому как меня мало волнует подчинение Ишранкоха - достаточно свершения факта призыва на моих глазах, разговор с этой химерой! Но готовься к тому, что я "укушу" в любой момент. Змей есть змей, в этом моя природа. Готов ли ты принять это и бороться со мной достойно аристократа и Владыки? - Могло показаться, что в потёмках палатки сверкнули ядовитые клыки старой кобры, чей яд, не смотря на возраст, всё ещё может убить. Или же это очередной морок, очередной укол старца? Не мог же он учить пусть и более молодого, но уже многое пережившее Магнуса.

82

Альфарий, к удивлению, услышал именно то, что хотел. Этот разговор давно уже назревал, гнилыми червями его подоплека разъедала Обсидианового Сердце, но теперь удачно подвернувшийся случай позволял все раз и навсегда разрешить, пускай и гораздо раньше, чем планировал Альфарий. Он не мог отрицать болезненные уколы от Маски, но также, тонко понимая материю взаимоотношений в воинских коллективах, видел ситуацию идеально подходящей. Даже Пэлагель, заговоривший вопреки ранее данному запрету, не вызвал отторжения у Владыки - юноша произносил ясные и понятные вещи, а его молодость и вдохновляющее воздействие на обоих воителей едва ли можно было переоценить. Таким образом, еще мгновение назад подверженный приступам отчаяния и злобы Магнус вновь воспрял духом, расплывшись в добродушной и ужасной от шрамов улыбке.
- Значит, я сам виновник разложения, но виноват я не в своей фанатичности, а молчаливости. Давно следовало рассказать… этот якорь нужен нам. С его силой и мощью, мы сможем объединить и подчинить всех, кто насмехался и гнал нас с болот. Мы поведем за собой людей, Омегон! Мы дадим потерянным душам надежду и каждый из нас сможет получить то, что он желает! Разве это нам не по плечу? Разве мои изыскания вредили Ордену? Я учу и наставляю вас на этом пути и защищаю от ужасов, которые вы еще не в силах понять, но я ощущаю… ваше скрытое, темное любопытство. И никогда не заставлял поддерживать - ты великий воин, Омегон, и верный брат. Я не осуждал и не порицал твоего отторжения, но прислушивался к твоему мнению. Как и сейчас. И прошу от тебя того же, сэр рыцарь Омегон Домеран, - сжав кулак, Альфарий подвел точку под своими словами и пылающим вдохновляющей решимостью глазами смотрел на Омегона и Пэлагеля. Но стоило демонологу замолчать, как слово взял Золотая маска… Странно, но едва ли кто-то ощущал его лишним здесь и сейчас, когда, по сути, решалась внутренняя проблема Ордена. По крайней мере Магнус не был в их числе, ощущая незримое родство. И вскоре, Золотой собственными словами подтвердил явную догадку почему… Альфарий же не стал заострять на этом внимание, пускай прозвучавшее имя любимого дяди и тронуло потаенные уголки души.
- Ты же знаешь... Я был готов с рождения. Жаль только, что твой опыт и возраст позволил опередить мои собственные мысли. Мы вместе добудем жертву и я ничего не возьму в награду, кроме одного - я приму участие в ритуале. Победит… мудрейший.

83

Власть... Эта материя, эта сила, это незримое желание! Ради него многие шагнули за запретную грань бесчеловечности, оставляя мораль и даже облик позади. В этом смысле Омегон был уникален в своих стремлениях - он тоже желал достичь того мига, когда за его спиной будет не шайка разрозненных и потерянных, но Орден, чья сердца сковал Обсидиан. Нет страха, нет жалости. Только движение к цели. Рыцарь верил в возможность этого без помощи демонов, желал достичь своими силами. Эта вера ежедневно испытывалась извне, слабея под напором последних событий. Но сейчас время главной проверки позади, и Домеран сделал свой выбор.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg
Омегон: Я готов, Владыка, - с мрачной решимостью заявил великан, - не могу обещать, что последую в Ад, но в пути до его створок моя воля будет следовать за вами, - нагрудник звонко отозвался удару бронированного кулака, подтверждая сказанное им. "Маска" с некоторым любопытством посмотрел на подобный "ритуал", а Пэл... Он был просто рад, что всё столь удачно разрешилось, и постарался более не вмешиваться в разговор. Впрочем, дальнейшее обсуждение пошло куда менее остро и куда как более индивидуально.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Золотая маска": Ооо, мы ещё вцепимся друг другу в глотки, но пока... - Мужчина отошёл в сторону, извлекая из невзрачной груды хлама некий свёрток. Судя по всему, в нём было завернуто что-то до сорока сантиметров длиной, - пока будем говорить иначе. Как я уже описал ситуацию, есть не так много способов добыть жертву, и все они опасны в той или иной степени. Червь - почти неуязвим для мечей и голоден как вечный Каад; "Серебрянный" - умелый маг, и без него последующий ритуал пройдёт значительно сложнее. Впрочем, его амбиции делают его помощь столь же опасной, как и мою. Последнее - культ Шедима. Душа востока сокрыта для меня в потёмках, и они могут как всадить нож под рёбра, так и усадить за стол переговоров - зависит от того, на сколько щедрый дар им предоставят. Увы, но сам якорь или маску передать не получится - первый связан с "клеткой Ада" вокруг моей палатки, другая необходима для работы. Была ещё одна, из бронзы, но отыскать Грюнвальда не предоставляется возможным, - мужчина постепенно размотал тряпки, демонстрируя не то стрелы, не то арбалетные болты с достаточно любопытным наконечником - на каждом из них было по небольшой пентаграмме, при том что основание, скорее всего, было каменным, - орочья работы, были взяты с алтаря Ишранкоха в Северном Хребте. Думаю, культисты должны знать об их роли и возможностях, и согласятся выслать с гонцом кого-то из своих людей. Остаётся только убедить их в том, что маг или отмеченный демоном справится лучше, - "маска" вновь прикрыл опасные снаряды. Собственно, опыта Альфария хватило для оценки смертоносности этих стрел - в этих печатях сосредоточена нестабильная чистая ярость Инферно, которая при разрушении или контакте с кровью высвободится наружу. Выжить после такого сможет только самый сильный боец либо опытный заклинатель, - в любом случае, с моей стороны вас поддержит уже знакомый Джокс и его помощник Ламанак. Последний - эльф, по их меркам совсем мальчишка, но юркий как угорь и уже неплохой следопыт. В этих лесах он когда-то прожил год, а это многого стоит, - мужчина, судя по звукам, задумчиво пробормотал себе под нос какие-то слова, после чего уверенно заключил, - остальные силы я решил оставить здесь, на случай нападения Инквизиции. Отдавать им капище смерти подобно, рядом с ним у нас ещё остаётся шанс удачного призыва, - закончив с озвучиванием своего видения ситуации, старец посмотрел на Магнуса. Что же теперь ты скажешь?

84

Согласие и примирение Омегона Альфарий воспринял с облегчением, как будто избавился от давнего груза… но не позволил себе расслабляться, ведь в сущности ничего не изменилось. Он как и прежде был против заигрывания с демонами, хотя и принимал ее как данность. Покуда это не коснулось его самого… но влияние Инферно куда тоньше и сильнее, чем мог кто-либо предложить - даже сам Владыка. Оно будет просачиваться и овладевать разумом, корежа мысли и разум. В конечно итоге это вновь может стать проблемой, но демонолог рассчитывал, что к тому времени Орден наконец примет тот вид, с каким задумывался - рыцарское братство, связанное клятвами и честью, где во главу угла стоит развитие духовной стойкости и применение ее для влияния на окружающий мир наряду с мрачной и манительной силой Инферно. Впрочем, до этих времен оставалось еще невообразимо долго и многое еще успеет случится…

Тем временем Золотая маска начал излагать свой последующий план действий. Вернее, пути было два и оба с его слов выходили крайне трудно выполнимыми.
- Этот твой Червь… его сила настолько велика? Это он разгромил старый лагерь? - Магнус, в силу своей образованности, плохого представлял измененное существо. Тварь, некогда бывшая разумным существом, но овладевшая новыми качествами и свойствами после особого контакта с Инферно… это звучало очень любопытно и интересно, но что главное, до жути знакомо. Один юный маг хаоса грезил подобными созданиями, но где он теперь?.. Конечно, Альфарий не жил в изоляции от всего мира и знал немного о своем давнем друге и помощнике. Регрет, после битвы за Иридиум, воспрял над всем обычным миром, став частью одного из новым инструментов императорской власти. На это вся доступная информация исчерпывалась, что оставляло уйму вопросов: неужели Рег отринул свой уникальный дар? Нельзя же просто так взять и вступить к Львиным Клыкам, будь ты хоть трижды герой империи, запятность Хаосом просто не останется незамеченной от ищеек имперского двора. Но иного вывода не напрашивалось, а значит… Регрет пошел по иному пути, пошел против самого себя.
А Альфарий стоял теперь здесь и обладал всеми возможными ресурсами, информацией и временем, чтобы заниматься изысканиями над плотью, не хватало лишь главного - самого мага Хаоса и его неуемного, некогда, любопытства…
- Вступать в войну еще и против демонологов мне кажется неразумным. Они могут быть плохими разведчиками, но это действительно сильные фанатики и им открыты темнейшие уголки знаний… для моего Ордена конфликт с ними - дело не благоразумное, особенно в нынешних реалиях. Находящийся прямо под боком… Червь. Мне он кажется оптимальным вариант. Только мне нужно знать все - абсолютно все про него.

85

«Золотая маска», как можно было почувствовать по некоторым едва заметным движениям, вполне разделял озвученную Альфарием точку зрения, пусть и предпочёл бы убить кого-то из своих давних преследователей. На вопрос о Черве мужчина ответил после непродолжительного молчания, словно бы старательно вспоминал максимум подробностей об этом создании.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

«Золотая маска»: История с Червём столь же противоречива, как и наш «союз»… - Немного напустив тумана, мужчина продолжил куда яснее:

- Призыв происходил на месте прошлой стоянки, это так. Неизвестны причины появления этого создания, но у меня два предположения  либо это Ишранкох снипослал одного из своих подчинённых, либо же на ещё живое тело подействовала спонтанная волна энергии другого плана. Так или иначе, но буквально в первый час Червь успел вырасти почти вдвое, и обзавёлся достаточно плотной хитинной чешуей. Попытки его убить на месте не привели к успеху  как я говорил, мечи и копья просто увязли в его плоти, а при попытке сломить его броню с помощью боевого молота гном неудачно подставился под жвалы. Хватило всего одного укуса, чтобы отхватить ногу у незадачливого воина… Но эта тактика привела к некоторому успеху, и отпугнула Червя. Далее мы действовали успешнее, благо «Серебряный» отметил страх создания перед огнём. Не думаю, что пламя может ему хоть как-то навредить, но всё же факт оставался фактом  когда его прижали сплошным кольцом огня, Червь предпочёл уйти под землю. Как он выглядит сейчас и во что мутировал  увы, не имею и малейшего понятия. Мы, конечно, предприняли ещё две попытки согнать его с нашей стоянки, но, прикованный пентаграммой, Червь не может уйти далеко от места его призыва. В этом смысле он оказался достаточно удобный сторожевым «псом», и уже помог нам в борьбе с местными «населением»,  мужчина не стал уточнять последствия этой встречи для местных и так понятно, что Червь, обладая столь изменчивой плотью, требует не мало пищи для поддержания её подвижности, -  тем более что из своей норы он выходит только с наступлением сумерек, и держится подальше от созданного нами кострища,  «маска» сложил руки в локтях, прикладывая одну руку к подбородку. Омегон, воспользовавшись новой паузой, уточнился, - какой у вас был план его убийства во время прошлых попыток?  на что старец сперва кивнул, а после ответил развёрнуто:

«Золотая маска»: Изначально мы думали выжать его в сторону небольшого болотца на севере, но через некоторое время Червь словно бы обезумел, и рванул на загонщиков сквозь огонь. Взрывы боевых зелий помогли с этим совладать, но наша изначальная задумка провалилась  успев вкусить плоти, создание без проблем вытерпело водянистую почву. Кха, а мы думали, что он задохнётся. Его мутации были быстрее… Другая попытка заключалась в обстреле с тяжёлых орудий, но, опять же, один незадачливый охотник, попавший в пищу, позволил демону видоизменить свою броню так, что болты скорпионов стали для него не опаснее укусов кинжала. Сейчас стоит его выгнать на плато правее нашей прошлой стоянки  я думаю, что у него пока не хватит сил пробить каменную толщу. С другой стороны, если кто-то из нападающих попадётся ему в пасть, и эта проблема перестанет его волновать. Но без этого шансы на победу совсем малы  лишь на удалении от печати создание будет слабеть без подпитки. Можно попробовать провести ритуал разделения  изначально я работал с пентаграммой «раскрытия врат»  но шансы, как ты сам знаешь, далеко не в нашу пользу,  «раскрытие врат» была слишком стабильная пентаграмма, чтобы сторонние ритуалы могли как-то изменить её. Собственно, проще было разрушить её, чем внести коррективы. Но если бы ритуал разделения удался  вместо одного сильного демона (если это действительно демон, а не спонтанное проявление чистой энергии Инферно) будет два послабже, одного из которых можно будет убить на месте. С другой стороны, в случае неудачного ритуала можно было получить ту же проблему в двойном размере. Кроме этой очевидной сложности, вставал вопрос поиска новой жертвы и обеспечение защиты для проводящего ритуал (не будет же Червь добровольно делиться источником своей силы?)

86

Существо, очевидно, было очень сильным - целая армия наемников не могла справиться с ним, что еще могло настолько же красноречиво описать угрозу, исходящую от инфернальной твари? Едва ли теперь в ней осталось хоть что-то от несчастной наги, что стала домом для бурной и изменчивой энергии Скверны… впрочем, со слов Маски дать более точную оценку было невозможно. Зато теперь обладал целым спектром необходимой информации… реши он прорываться в лагерь с боем, то едва ли смог бы сходу осознать все слабые и сильные стороны демонической сущности и еще больших жертв было бы просто не избежать.
Что до происхождения этой твари, то у Альфария было множество разных предположений и каждое из них имело право на жизнь. Быть может, нага стала менее неудачливым носителем того же демонического червя, что и Альфарий - вместо симбиоза, тварь овладела плотью и душой носителя, сделав из него полноценный, живой дом. В пользу этой теории говорил необъятный голод и стремительный метаболизм, ему покровствующий… с другой стороны, это, как и другие особенности, могли быть результатом причудливой мутации.

- Впечатляющее создание… насколько причудливы проявления Инферно в нашем мире. Ужасные и… эффективные. Мне нравится идея с каменистым плато, но, думаю, привлечение большого числа наемников сыграет против нас. Нужны только самые сильные и крепкие воины - настоящие ветераны. Все пройдет быстро и бескровно… но для этого придется поработать над плато. У тебя есть маги земли, природы? Или отвлечем часть рабочих… как пожелаешь, если идея тебе понравится. Нужны деревянные колья, желательно смазанные горючим маслом - думаю, у вас оно имеется в нужном количестве для создания кострища. Создадим из них овальные “загоны”, по которым проведем тварь до скалы, где маг земли обрушит на него камни. Так мы уравняем наши силы, без демонологии... - при этих словах Альфарий глянул на Омегона, ожидая его одобрения представленному плану. Заигрывание с проявившим нелояльность подчиненным? Нет. Просто рыцарю самому предстоит принять в нем участие, вступая в неравную схватку с демоном вместе с Альфарием.
- Как я уже сказал, нужно задействовать минимум бойцов, при этом, самых лучших и, главное, самое главное - опытных. Самых живучих. Я и Омегон будем ожидать тварь на плато… нужно еще придумать как ее туда выманить, хм… Мой следопыт и твой остроухий займут удобную позицию и буду огненными стрелами поджигать колья по сигналу. Если, конечно, нет мага огня…

87

Старец, при упоминании крепких наёмников, задумался. Возможно, у него и была элита под рукой, но среди наиболее живучих наймитов чаще встречались мечи и копья, так что их включение в план было действительно излишним. На вопрос о магах "маска" издал что-то среднее между вздохом и скупым кряхтением, после чего пояснил свои эмоции следующими словами:

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Маска": Рабочих - да, без проблем, одна ватага у меня держится для последнего рывка. У них же можно взять основу для горючих зелий, которая пылает жарче обычных смазок. Что с заклинателями... Единственным боеспособным магом является "Серебрянный", но он специализируется на пустоте и Бездне. В принципе, даже так можно попробовать создать ловушку с обвалом, нужно будет вовремя дать сигнал на создание портала. В этом случае он пойдёт с вами, - учитывая нелестные отзывы "золотого" о своём собрате, иметь такую поддержку за спиной равносильно сну в пустыне рядом с гнездом скорпионов, но выбирать, похоже, было не из чего - про остальных магов мужчина либо умалчивал, либо у него их попросту не было. Омегон, оценив озвученную информацию, определённо поддержал решение Альфария, но хотел предложить ему некоторые изменения, которые казались охотнику целесообразными в данной ситуации.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Если позволите, командир, я бы хотел настоять на одной охотничьем яме с возможностью спуска в него, - мужчина обрисовал ладонями то, что он предлагал, - сил на это уйдёт ощутимо меньше, но даже так, в случае чего, тварь может пострадать от падения и обвал может сразу добить его. Также у мутанта будет меньше пространства для изменения в связи с двумя разными угрозами от нас. Как быстро Червь приспособится к нашим ловушкам? - Вопрос был адресован "маске", на что тот неоднозначно ответил, - (Маска)если он будет голоден, то возможность успешной мутации достаточно мала, - на что Омегон кивнул и продолжил свою мысль, - в любом случае, стоит лишить его любого шанса приспособиться, а потому чем меньше он пробудет в таких ловушках - тем лучше, - и кроме того, такая тактика позволяла обезопасить лучников ещё сильнее, так что в случае рывка червя их будет отделять не длинный коридор, но одна глубокая яма. С учётом наличия портала, это предложение к изменению имело право на жизнь. В любом случае, финальное решение согласуют командиры - "Маска", который без ритуала отходит на второй план, и более опытный в искусстве войны Мясник. Пэл, судя по его скучающему виду, старался разобраться в происходящем, но пока это выходило достаточно слабо.

88

План предстоящей охоты постепенно обрастал мясом и все более приближался к собственному окончательному рождению. Безусловно, Альфарий понимал, что любой замысел хорош до первого действия - все, что будет происходить дальше исключительная импровизация и вся надежда оставалась на личную выучку и боевой опыт охотников. И участие в замысле Серебрянного только добавляло переменных, ведь он так и не захотел показать себя новым “союзникам”. Что же, в этом лагере им не рады и как только проблема с Червем будет решена, начнется новая игра в кошки-мышки с местными владыками...
- Отлично. Значит, придется поработать мускулами и лопатами. Заготовим охотничью яму, так же остатки горючего снадобья можно будет слить туда… максимум огня, максимум раздражителей и главное - нельзя дожимать. Спугнуть тварь или заставить ее перенапрягаться однозначно вызовет нежелательной реакции. Бьем, изматываем, путаем, доводим до исступления… и крайней степени голода. А значит, подставляться нельзя и при этом нанести значительный урон. Это будет самая интересная в мире охота на хищника. Я уже чувствую дразнящий аромат боевого азарта… - Альфарий скрестил руки на груди и бросил короткий взгляд на Пэлагеля, примечая его скучающий вид и в очередной раз подумав о его бесполезности на этом совете. Чем Золотого заинтересовал этот юноша… впрочем, явная догадка тут же была подавлена. Если когда-то это был Маграт, то теперь от него не осталось и следа - как и от восторженного юноши, что любил сказки Альберта. Пытаться вытащить наружу седое прошлое: глупое и неблагодарное дело, особенно для двух уставших и измученных мужчин.
- Если на этом все, то отправляйтесь спать, Омегон, - утвердительный блеск карих глаз ясно давал понять, что сам Альфарий придет позже - еще оставался один вопрос, который демонолог хотел обсудить лично, наконец давая волю своему темному любопытству.

- Что это за место, Маска? Капище… демона? Ты его раскапываешь? Все дело только лишь в ауре? Этот мир… на нем очень много следов демонического присутствия. В седом лесу я нашел руины древней крепости. В его катакомбах… мне открылась лишь часть, но этого дало колоссальный толчок. Быть может… у этих мест общая история? Сколь много их еще?

89

Омегон многозначительно кивнул в ответ на рассуждения лидера. Судя по блеску в глазах здоровяка, он отлично понимал тот азарт, который разгорался в Магнусе, и более чем разделял это состояние. Воистину, что может быть лучшим испытанием для охотника, как не смертельно опасная дичь? Особенно такая, которая для других оказалась непреодолимая.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Если Червь так страшится огня и впадает от него в ярость, стоит приберечь этот козырь до конца боя. Не удивлюсь, что он попытается залечить раны сразу после их получения, так что вам необходимо будет сосредоточиться именно на этом, командир. Потом останется только прижечь эту тварь,  рыцарь не был замечен в пристрастии к огню, но сейчас, озвучив пожелание, он зашёлся тихим смехом, в которой явственно звучали нотки довольства. Как бы не завершилась охота, Омегон был доволен самим фактом участия в этом мероприятии, особенно на ведущей роли. Получив разрешение отправиться, рыцарь покинул палатку почти бесшумно  не похоже, что он направился спать, скорее планирование перешло в этап активной подготовки. Маска, понимания истинную причину удаления рыцаря, удовлетворённо кивнул такому решению Альфария. После этого он жестом указал Пэлу на стул в стороне, добавив вслух, - присядь, дитя. Тебе стоит запомнить всё, что услышишь далее, если ты и дальше желаешь выживать после знакомства с порождением Инферно. Юноша, подозрительно присмотревшись к «маске», всё же принял предложение  в отличие от остальных, юный Сарелл не успел нормально отдохнуть после затруднительного перехода по Тёмному лесу. Впрочем, он был готов в любой момент вскочить на ноги в случае угрозы или прямого приказа, что было видно по его напряжённому лицу и ладони, что покоилась на рукояти меча.

«Маска», закончив с этим вроде незначительным делом, перешёл к более важным вопросам, которых он явно ожидал не меньше Магнуса.   

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

«Маска»: Сколько бы следов мы не нашли, всё это  лишь тень былого, уже погибшие кострища и жалкие осколки. Инквизиция, Империя и эльфы отлично постарались в своё время на этот поприще. Но тот, кто желает, находит в этой разрухе тлеющие угольки; это капище  то самое пожарище, которое ещё можно вернуть к жизни... Если таковое слово может быть применено к демонам,  старец усмехнулся, - найти капище было непросто, и многие мои сторонники заплатили за это открытие своей жизнью. Шедимский культ не спешит делиться такими тайнами, усердно заметая любые следы существования таких мест. Чего ради? Я не знаю. При этом, что весьма занятно, они уже считают этот мир вотчиной своего господина, и всё же боятся заявить в открытую. Возможно, это проявление благоразумия. Им открыто много больше тайн, чем нам, и только ради этого знания я бы хотел получить пленника из их числа,  из-под маски сверкнули уже увиденные глаза змеи, которая желает новую жертву для своих ядовитых клыков, - впрочем, и без них у меня хватит сил продолжить поиски. Ишранкох  лишь этап в этом деле. Этап, бесспорно, важный… Но далеко не определяющий. Даже Червь, причинивший столько проблем, оказался более значимой тварью,  мужчина бросил взгляд за плечо, словно бы призванный монстр уже стоит у него за плечом, и зовёт за новыми ответами, - как и то, что отразилось на тебе после собственного ритуала. Вроде, мелочь, но каковы последствия?  Прозвучала глухая усмешка, за которой таилось некоторое недовольство. «Маска» определённо был недоволен тем фактом, что изменения в Альфарии всё ещё были сокрыты для него.

90

Слова Маски лились спокойным, ровным ручьем - ничто не ускользало от внимания разгоряченного предвкушением битвы демонолога, с удвоенным любопытством поглощая и перерабатывая полученную информацию
Ответы? Слишком наивно и… просто. Альфарий не услышал ничего, что могло бы хоть капельку помочь в понимании истинного прошлого Мистериума и той роли, которую в его жизни занимали демоны. Культ фанатиков? Князь демонов? Арогохх, Алодмун, Баал, Первичная Мать… бессчетное количество их, полубогов Инферно, высших, неодолимых концентраций ненависти, порока и жажды разрушения, поглощения и… осквернения.
- Мистериум… лакомый кусок для всех. Боги, демоны… наше присутствие здесь незначительно настолько, что его даже не учитывают. То, что происходит здесь, обочина мировой истории - но как из густого дыма рождается самый жаркий огонь, так из бездны лезут самые мерзкие и кровожадные твари. Ох, прости за это лирическое отступление… Я просто люблю размышлять, замирая в особенно важные моменты, наслаждаясь ими, - шумно вдохнув и выдохнув, дворянин наконец ощутил внутренний покой и баланс на грани безумия, азарта и хладнокровия; так зверь отдыхает перед рывком на добычу, хищно озираясь на пасущееся стадо и конкурентов. Взгляд зверя невольно упал на Пэлагеля, подмечая его присутствие здесь. Юноша был уставший, но крепок и внимателен, сдавленная пружина, готовая выстрелить. Много энергии впустую, но… любой мужчина в определенный момент свой жизни останавливается и оглядывается, в поисках себя. Пэл казался несовершенным подобием себя самого, глиной, из которой можно вылепить что угодно. Опасного конкурента? Цепного пса? Нет.
Лучшее подобие себя.
Замкнутый круг, закольцованный Червь жизни, нацеленный на саморазрушение и жизнь. А где конец?..
- Те же вопросы мучают и меня, Маска. И Червь, быть может, даст ответы на наши вопросы. Но что-то мне подсказывает… с этим созданием Скверны у меня гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд. Кхр…
Альфарий глухо причмокнул от резкой боли в животе - демон был не рад малой трапезе при столь долгой активности. Он хотел больше, скручивая желудок и насыщая его соками, отчего на горле проступила едкая изжога… Темный союз поневоле обрекал Альфария на тяжкую ношу - маленький червь так и норовил сожрать носителя изнутри, несмотря на долгие годы, проведенные вместе. Его дикий разум жил инстинктами, пусть и подавленными волей демонолога - но слишком сильными в своей первозданности. Это было общим для обоих…
- Ты хочешь знать что сидит во мне? Закрой глаза, отстранись от ощущений всего мира и почувствуй то, что я сейчас скажу… Голод. Быть может… с Червем у меня гораздо больше общего.
На этом можно завершить наш разговор. Пэлагель… цени этот дар доверия и знания. А теперь нам всем следует отдохнуть и приготовиться к завтрашнему дню. Кстати… в лагере еще осталась еда?

Отредактировано Альфарий (2017-10-02 23:49:31)