Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

Проект Углубления игрового мира был успешно завершен! Всем, кто принимаю в нем участие, ещё раз спасибо! Теперь, когда наша библиотека в очередной раз расширена, вы сможете почитать в статьях о государствах информацию о культуре и быте каждой цивилизации Мистериума!
Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Черный Лес.

Сообщений 91 страница 120 из 134

91

Старец понятливо хмыкнул в ответ на "лирическое отступление", но похоже что собственные мысли по этому вопросу он оглашать не спешил. В нём чувствовалось некоторое противодействие озвученным тезисам, совершенно иное восприятие этого вопроса. Что же его волновало? Масштаб? Игры Богов и Тварей Бездны, в которых он пребывал меж двух жерновов? А может, он вообще не воспринимал своё положение как зарождающееся пламя, которое в будущем захлестнёт этот сонный в своей сытости мир? Ответом был лишь каркающий смех, особенно после озвученного сравнения.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Маска": Это то, из чего ты хочешь зажечь своё пламя? Голод, абсолют Скверны и Бездны, лишённый в нашем мире каких-либо преимуществ? Не жажда упиться знанием, не стремление обрести силу, но голод, демоническая проказа? Хе-хе-хе, - вновь последовали шаги по палатке, - в тебе может быть очень многое от Червя, Альфарий. Но ты ведь помнишь, что он должен оказаться на заклании в нашем ритуале? Ты уверен, что твоё желание уподобится ему не зайдёт также далеко? - Новая вспышка в разуме показала совершенно иную картину. Маска скрывала его собственное лицо, и сердце Альфария пробил знакомый кинжал. Тело, уже пригодное для порождения Инферно, ещё сильнее ослабло от беснующегося паразита, после чего началось преображение. Голод и боль, уже столь знакомые, были лишь тенью тех ощущений, которые захлестнули тело в тот момент.

К счастью, это было лишь видение, но оно было ярче многих уже виденных. Означало ли это то, что Ингр "по доброте" душевной оставил подсказку, либо же очередная игра химеры? Нельзя быть уверенным в таком вопросе, как и невозможно было не заметить явственный намёк в словах "маски". Пэл и вовсе был готов броситься в атаку, если бы новый приступ кашляющего смеха не прервал его на полужесте.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

"Маска": Оставь свой порыв для другого случая, юный Сарелл, в поражении твоего Владыки у меня пока нет никакого резона. Пищу можете взять в палатке напротив - там у нас ставка для кухни, - после этих слов старец неспешно проследовал к якорю, словно бы драгоценное дитя обнимая его рукой. Сейчас, со спины, он явственно продемонстрировал некую печать у себя на шее, которая разгоралась тем ярче, чем дольше он стол у идола Ишранкоха. В этом символе было многое от того, что берёг Пэла, но в то же время печать Маски была изящнее, совершеннее. Кто бы ни был тот демонолог, что сотворил её, его талант с годами только углубился.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-04 19:18:09)

92

Слова маски лились едким ядом, прожигая шелковые подушки и изысканные ковры внутреннего убранства палатки; он явно воспрял с той первой встречи сегодня и теперь, похоже, ощущал собственное превосходство на Альфарием, то и дело меткими фразами пытаясь вывести демонолога из внутреннего равновесия. Но более слова Маски не падали на благодатную почву - его предрассудки и суждения были ошибочны, а причинно-следственные связи надуманы и лишенные связи. Кривая ухмылка успела мелькнуть на лице Альфария прежде, чем разум пробил новое видение старого демона…
Преображение? Близость к совершенству. Очищение и перерождение в новое, совершенное создание. Сквозь муку разрываемой души Альфарий увидел и почувствовал в видении собственную, темную мечту, но стоило сознанию окрепнуть вновь, как наваждение исчезло, оставляя кисло-сладкий привкус крови на губах.
Вдохнув полной грудью воздух, демонолог наконец смог ответить, продолжая смотреть прямо в глазницы старика.
- В каждом человеке таится порок. Такова наша природа и предрасположенность к Инферно - у всех есть слабость, темная частичка души… кто-то ее вскармливается и питает, а кто-то подавляет и губит. Каждый прав по своему - главное результат.
Не пытайся учить меня жизни, ты уже упустил это время, старик… Ты потерял нас всех, Маграт. Не забывай, в каком состоянии я застал тебя час назад и к какому соглашению мы пришли. А все остальное… будет помнить лишь время. Я благодарен тебе за все.

На этих словах Альфарий поманил мальчишку за собой и покинул палатку, отдаваясь на растерзание гнилого воздуха Чернолесья. Он снова глубоко вдохнул, наслаждаясь чувством свободы…
- Истинный голод живет не в желудке. Он обитает в наших разумах, Пэлагель. Запомни это, а теперь иди спать. Завтра предстоит тяжелый день… и пусть все будут готовы - как только мы расправимся с Червем, нас едва ли допустят до ритуала. Если мы не покажем зубы… Ступай!
Сделав широкий взмах рукой, Владыка отпустил оруженосца и хищно оглянулся. Духовный голод - это конечно хорошо, но физический все равно никто не отменял… а сразу после краткий сон и долгая подготовка с обсуждением всего возможных мелких деталей и формальностей предстоящей охоты. Так же сон не отменялся и для Омегона, не смотря ни на что...

93

Услышав своё имя и словно бы почувствовав новое вмешательство демонов, "маска" обернулся. Твёрдому взгляду Альфария вторил окончательно потерянный Пэл, который верил и не верил услышанному. Сквозь закрывающий лицо металл почувствовалась улыбка, которая пропала столь же скоро, как и появиласб.

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0430/h_1493577108_5396771_9dd843c890.jpg

Маграт: Мне бы хватило того, что ты смог бы обуздать свои страсти и не допустить моих ошибок. Увы, ты вобрал их все, все до единой, - Сарелл сокрушенно покачал головой, после чего голос его прозвучал глуше, с новой угрозой, - и если ты считаешь наш долг рода потерянным навсегда, то будет так, - больше старец не произнёс ни единого слова, чем-то напоминая старого грифа: его ключ истончился, когти стали слабы, а потому всё, что ему остаётся, это питаться падалью...или ранеными. И в своём желании вкусить ещё свежей плоти этот старик может пойти на многое.

Пэлагель шёл как тень, незримый и бестелесный. Мальчик был не глуп, и сопоставив все особенности разговора понял ту же простую истину, которую Альфарий осмелился озвучить вслух - дядя жив, и юноша сейчас с ним в одном лагере. Откровенной радости юноши мешал только факт того, что его командир и Маграт пребывали в состоянии вооруженного паритета, не способные или не желающие навредить друг другу. Но как долго это продлится? И на чью сторону в итоге встанет только-только обретающий себя оруженосец? Время покажет.

На кухне, не смотря на поздний час, нашёлся не только интендант, но и пара рабочих. Приметив закованного в сталь здоровяка Альфария, они боязливо потеснились в сторону от прохода. Кухарь, критически оценив габариты гостя, вывалил тому целый мешок крупы, бараний жир и полутушку какой-то местной твари. Не смотря на тёмновато-фиолетовую кровь, эта дрянь на удивление приятно пахла будучи просто разделанной, даже без готовки. Ужин выдастся на славу.

На следующий день

Владыка Ордена проснулся один из первых не столько от утоления голода сна, а больше от неприятного, режущего уши, звука. Его источником оказался Тормунд, который в углу выделенной Сердцам палатки восседал на небольшом чурбачке в окружении своего снаряжения. Мужчина уже был готов к отходу, и был занят конечной проверкой в виде балансировки стрел и заточки наконечника. Все остальные ещё видели последние сны, и мерному дыханию молодого состава вторил негромкий храп Омегона.

http://storage6.static.itmages.ru/i/17/0426/h_1493224456_2084784_afcbd1efed.jpg

Тормунд: Червь силён, но смертен, - вместо приветственного слова, охотник как обычно начал излагать добытую информацию, дав лишь немного времени для окончательного пробуждения Магнуса, - их "Джокс"-лейтенант затратил много стрел и времени, чтобы убедится в этом. Впрочем, сейчас тварь нужна лишь для одного - добыть жертву, - мужчина говорил это будничным тоном, словно бы происходящее его совершенно не касалось. Мерному хриплому голосу аккомпанировал скрежет точила по металлу, - если не погибните в охоте, ею будете вы, - мужчина ссыпал часть стрел в колчан, неторопливо продолжая начатое дело с оставшимися, - услышанное - моя последняя оплата. Я остаюсь здесь, - на этой ноте следопыт замолчал, не отвлекаясь от начатого дела. На сколько мог Альфарий знать своего подчинённого и людей в целом, переубедить охотника в принятом решении не удастся, но тот мог сказать большее.

94

...но чувство свободы развеялось. Ранимые и хрупкие, молодые повения воли припали к черной, как смоль, земле под тяжестью свалившегося груза обиды и боли. Глубокой, душевной боли, от тонкого возгласа которой задрожали тончайшие струны души - так бронзовая статуя великого предка скорбит об ошибках детей своих, пряча за невозмутимостью металлического лица отчаянье и скорбь. Альфарий не остановился и не развернулся, он не шагнул на встречу Маграта в порыве чистой, откровенной надежды -  тяжелыми шагами демонолог отмерил сухую почву, погруженный в темные, тяжелые мысли. Ничто не связывало Альфария с Маской по настоящему - он едва ли помнил его лица, дядя мало рассказывал о своем друге из рода Сареллов. Но он все знал, Маграт, он знал Альберта, знал Альфария… Где он был, когда семья отвернулась от буйного наследника, когда любимого дядю сожгли на костре? Где он был, когда некротический огонь сдирал с жизнерадостного, добродушного воина кожу и корежил душу?! Он не пришел ни до, ни после, он исчез, скрылся, старая лицемерная тварь.

Альфарий желал вернуться в шатер и выпалить все это на одном дыхании, но не повел даже мускулом. Бессмысленно, невозможно - мрачный демонолог просто не мог позволить себе такой слабости в такой трудный час. Он спокойно затолкал в себя жирное варево и лег спать, проваливаясь в мутную, червивую грязь сна, пожираемый сомнениями и вопросами… и только шепот демона звучал уверенно и ровно, помогая упорядочить все, что гложет Владыку.

Утро встретило демонолога спокойным лицом Тормунда. Липкие объятия Морфея отступали быстро, оставляя после легкое головокружение и плохое восприятие и тем не менее Владыка смог услышать и понять все, что говорил охотник. Удивительно, но Альфарий никак не среагировал на слова подчиненного, спокойно потерев затылок рукой, разминая шею после неудобной, плоской импровизации на подушку.
Поднявшись же, он наконец тяжело вздохнул, глядя сверху вниз на Тормунда. Владыка никогда до конца не понимал охотника, лучшего следопыта Ордена - для него мужчина оставался закрытой книгой с колоритным апострофом на заглавии. Что творилось в его уме, какие идеалы и цели хранились там? Теперь это становилось не таким важным. Люди и прежде уходили из Ордена, чаще с боем и кровью, реже подло и воровато.. Но честно - никогда. Тормунд был первым, самым храбрым, в очередной раз вызывая у Альфария приступ восхищения.
- Ты был мне верным братом, Тормунд, и я уважаю твое решение. А потому знай - сегодня Маски умрут.

95

История знает многих людей, кто мог продумывать свои пути с точностью до шага; были и другие, для которых все ветры мира оказывались попутчиками, и несли путешественников в неизведанные дали. Сложно сказать, к какому типу относился Тормунд, но в нём не чувствовалось хитрости или длительного планирования - только холодный расчёт, только стремление выжить и оказаться в лучших, чем ранее, условиях. Не исключено, что и Маграт скоро лишится этого ценного кадра.

http://storage6.static.itmages.ru/i/17/0426/h_1493224456_2084784_afcbd1efed.jpg

Тормунд: Как бы не закончилась ваша война, я не вмешаюсь, - решение Альфария, похоже, не очень-то и удивило охотника, и он уже принял для себя озвученную сторону. Мужчина кивнул в сторону выхода из палатки, после чего добавил, - с эльфом и лейтенантом мы выходим на разведку. "Золотой" хочет их спасти из пасти зверя, - на секунду задумавшись, следопыт добавил, - если убить всех троих, то без корня древо усохнет. Но свора "Золотого" разорвёт всех, кто захочет это сделать. Подобных мне тут меньше половины, - число убиваемых, признаться, было немного странным, либо Тормунд рассчитывал как-то по-своему. Маграт, Джокс и "Серебряный"? Тогда зачем он вспомнил про эльфа? В любом случае, охотник не думал отговаривать Альфария, оставляя за тем драгоценную свободу выбора. Встав на ноги, мужчина накинул на голову капюшон да закинул наполненный колчан за спину. Один метательный снаряд остался у него в руке, отливая нанесённой на остриё руной, - на охоту пойдёт "Серебряный". Он - вторая жертва и кость в горле. После вашего прихода его жизнь больше не нужна, - стрела была воткнута в землю, как некий символ завершения разговора. Судя по некоторым меткам, это скорее был болт для арбалета, и создан он был на основе уже виденных вчера ритуальных инфернальных снарядов. Смог ли Маграт их копировать или это был излишек - непонятно. В любом случае, Тормунд оставлял это опасный снаряд здесь, с некоторым собственным умыслом. На прощание охотник бросил одну короткую фразу, - не верьте в маску, - после чего покинул палатку. Сразу после его выхода послышался тихий диалог между ним и Джоксом. По их тональности сложно угадать ход беседы, но похоже что лейтенант был весьма доволен решением и действиями охотника. Спустя минуту эти люди, схожие как братья, направились в тишину мёртвого леса.

Полумрак стелился по земле, а вне палатки уже оживал лагерь. Зашумели охранники, сменяя своих товарищей с ночных постов. Кричал повар, на чем свет кляня мышей и прочих грызунов. Раздавались вздохи раненых, напоминая об опасности этого места. Всё это было слишком... Неправильно. Слишком много шума для армии, слишком уж суетливо проходит рядовое утро. Подобное объединение, скорее, напоминало дружину аристократа, нежели профессиональных вояк. В этом случае, становятся понятны слова Тормунда - если уж эти люди последовали за Магратом в этот отравленный смертью край, то их верность не позволит им остаться в стороне в случае конфликта. Другое дело были наёмники, но их, как оказывается, меньше половины - скорее всего, высокородный умел действовать жестко и решительно, но платить за это кровью будут те, чьи жизни уже оплачены золотом. В любом случае, следовало бы разбудить вновь поредевший Орден и подготовить их к грядущим событиям.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-08 19:31:46)

96

Провожая Тормунда взглядом, демонолог чувствовал, как много потерял его Орден. Охотник был не просто лучшим и, пожалуй, единственным настоящим следопытом среди Сердец - он был великим воином и глубокой, цельной личностью. Личность - вот что прежде всего ценил Альфарий в людях. Личность, многогранность души и духовная сила - это отличало человеческую расу от всех прочих. Жалкие в слабостях, грандиозные в достоинствах… Тормунд был тем, каким хотел видеть Орден Владыка: расчетливые, верные принципам, преисполненные колорита и достоинства, преданные. Но, как оказалось, последнего не хватало охотнику…
Что ж. Его дар - знание и оружие, - были оценены сполна, а за собой Магнус не ощущал злобы и жажды возмездия за предательство. Их Орден, его Обсидиановое Сердце существовало только в голове Альфария, и он понимал и признавал это всегда. Шакалы, старые волки, дикие звери, изгнанники… Но Владыка не отступит и его Орден еще расцветет, братство воспрянет и инфернальное пламя задаст такт биения Обсидианового Сердца.

Склонившись на одно колено, Альфарий выдернул из земли арбалетный болт, тщательно разглядев его и удовлетворенно хмыкнул. Тормунд навсегда останется его братом по духу… пусть он это и не ощутит более никогда.
- Подъем, братья! Нас ждет новый день…
Пробудив своих воинов, Альфарий ненадолго покинул палатку ради утреннего туалета и вскоре вернулся, застав сонные, но готовые действовать лица.
- Тормунд покинул нас. Он посчитал, что его более ничто не связывает с Орденом и я понимаю его и, надеюсь, вы разделите мою боль утраты. Мы потеряли так много братьев… нас стало меньше, но мы стали сильнее.
Окинув тяжелым, колючим взглядом всех присутствующих, Альфарий хотел сказать что-то еще, но промолчал. Он ждал реакции и был предельно спокоен и учтив. Он был доволен благородным уходом Тормунда и думал, что это только подтверждает его верность принципам - и надеялся обнаружить поддержку в лицах подчиненных. И знал, что ее не будет…
- Мы находимся на перепутье. Омегон сделал свой выбор, Тормунд - свой. Но я хочу обратиться к вам не с приказом, а с… просьбой. Проявите преданность и волю сейчас, ради тех, кто погиб. Завершим начатое здесь и вернитесь со мной в лагерь - и дальше я позволю любому идти туда, куда он пожелает. Не предстало решать судьбу Ордена в его неполном составе.
Маски видят нашу слабость и разрушают нас изнутри. Нельзя позволить им такой легкой победы… Я нужен им.

97

Утро прошло несколько поспешнее, чем обычно - сказывался спокойный сон в последнюю ночь, после ряда крупных испытаний по пересечению реки и смерти товарищей. Отсутствие следопыта сразу же вызвало недоуменный взгляд оруженосца и шепотки со стороны Долсура, Омегон же не спешил с выводами; только после озвучивания Альфарием факта ухода следопыта рыцарь позволил себе возмущённо-недовольное кряхтение, до ужаса напоминая обычного ворчливого сержанта при дезертирстве. Впрочем, это наваждение быстро прошло, оставляя лишь помрачневшего воина, который лишился уважаемого собрата. Что до других...

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1009/h_1507563774_1766258_376aa3f6e8.jpg

Долсур выглядел крайне расстроенным после ухода Тормунда. Оно и не удивительно, учитывая сколько всего нового этот некогда беспомощный юноша почерпнул от колодца знаний следопыта. С другой стороны, было в лучнике и искорка хищника, довольная разгоревшееся после освобождения вакантного места. Пока он ещё не успел себя раскрыть, но что будет в дальнейшем? Задатки у этого ловкого вьюноша были, и их можно было наблюдать невооруженным взглядом.

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/1009/h_1507563841_3156753_2063a9aaf0.jpg

Маат был увалень по духу, умудряясь жить в достаточно скромном для своей профессии теле. Впрочем, не стоило обольщаться - в нём жила медвежья сила, которая искупала многие его недостатки. Другим занятным противоречием облика и содержимого было соотношение видимого и фактического возраста: по годам юноша едва достиг двадцати пяти, но выглядел на все сорок, а вёл себя менее вдумчиво, чем тот же Пэл. В общем, сбить с истинного пути такого "мыслителя" не представлялось сложным делом, да только кому это было надо? Хорошо что у парня был талант к перебиранию железяк, так что кузнецу Ордена он очень даже пригодился.

Ни один из них не высказал желания покинуть Ордена, либо же как-то иначе проявить себя: Маат инертно помотал головой, ожидая решения старших по званию, Долсур действовал чуть хитрее и присматривался к остальным Сердцам. Пэлагель, собственно, даже и не задумывался о побеге, решительно выступая вперёд.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191447_8569502_9ea52e114b.jpg

Пэлагель: - Если им что нужно, пусть возьмут силой, - с присущей ему горячностью выпалил оруженосец, но тут его порыв был прерван возложенной на плечо дланью Омегона. Чуть проседая под новым грузом, юноша удивлённо воззрился на рыцаря.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Если бы они хотели этого, мы бы не дожили до утра. Прискорбно, что Тормунд покинул нас, но думаю, что он объяснил возможные пути решения для нашей ситуации, давая шанс выжить и уйти если не с победой, то боле без потерь, - взгляд рыцаря устремился на командира, ожидая ответа на поставленный вопрос. Омегона и Тормунда объединяло многое, но в качестве основного выделялось их понимание "чести" и действий по её сохранению. В этом смысле  Домеран мог почти с точностью предсказать наличие каких-то подсказок со стороны только покинувшего их следопыта.

98

Альфарий опустил взгляд, осмотрев странное, смертоносное оружие в своих руках. Простой, незамысловатый арбалетный болт. Тяжелый наконечник, сухое дереве и частицы земли, прилипшие к камню… Под черной, пепельной грязью скрывались  инфернальные руны, как спящие змейки, готовые в любой момент обратиться огнедышащими драконами. Альфарию недоставало знания понять готовность и цельность демонического рисунка. Он был мастером призыва и укрощения, когда аспекты защиты и нападения оставались окутаны тайной… и это давало благодатную пищу для размышлений - еще очень многое предстоит познать и впитать для обретения истинного могущества и стать на шаг ближе к тем, кем сам втайне желал стать.

Но эти мысли скорее промелькнули на подсознательном уровне, неосязаемые и эфемерные - пыль на песке. Совершенно другое занимало сейчас Альфария, а именно успех миссии и предстоящая охота и Владыка был рад, что пока Орден не собирался рассыпаться окончательно; теперь он мог действовать.
- Пэл, твой пыл радует, но лучше громких слов звучит усердная работа. Помоги мне облачиться в латы, - отдав распоряжение, Альфарий обернулся к Омегону, - Ты прав, Тормунд дал нам драгоценное знание. Вот только… лагерь уже ожил и я не могу быть уверенным в тайне нашей беседы. Наш план не меняется - ты последуешь со мной и мы вступим в бой с Червем. Долсур, Маат и Пэлагель - вам предстоит остаться и держаться вместе. Не поддавайтесь на провокации, держитесь ближе к месту схватки. Я хочу чтобы ни одна серебряная монета не укрылась от вашего взгляда и когда промелькнет опасный блеск… Вы поймали ее на луче.
При этих загадочных, странных и полных двусмысленности словах Альфарий вручил арбалетный болт в руки Пэла, многозначительно вглядываясь в его глаза и продолжая на тон ниже, так, чтобы его слышал только оруженосец:
- Помни свое место, оруженосец, и не переусердствуй. Пусти болт в ход только тогда, когда нам УЖЕ будет угрожать опасность от “серебра” и когда ты ТОЧНО будешь уверен в успехе. Мой арбалет тебе в помощь. Этот луч способен сразить ангела... в теории. Предупреди Долсура и Маата.

Далее Альфарий не мешал юноше в его обязанностях, полностью потеряв к нему интерес. Без сомнения, он мог быть не лучшим стрелком, но он был по крайней мере предан до конца… оставалось только надеяться, что юноша правильно оценит ситуацию, а для того были нужны дальнейшие слова, обращенные ко всем и к Домерану в частности.
- Как только Червь будет сражен, нас могут попытаться убрать со стола. Поэтому нужно быть сдержанным и осторожным… у меня есть договор с Золотым, уверен, он не нарушит его в открытую - но попытается ударить исподтишка. Как именно он попытается это сделать - стоит лишь гадать. Серебрянный же и вовсе, кажется, себе на уме… его роль ясна не до конца. Все, что требуется… дожить до ритуала и когда он свершиться, уйти живыми. Поэтому… будьте готовы в случае чего бежать, не дожидаясь нас с Омегоном. В любой момент. Абсолютно любой… а сейчас нужно пожрать и в бой!

Отредактировано Альфарий (2017-10-09 22:53:58)

99

Омегон задумчиво прикусил длинный ус. В качестве помощника для оснащения доспехами он воспользовался Маатом, который, в общем-то, был доволен возложенными обязанностями. Пэл, скуксившись от наставлений, с аналогичным рвением приступил к уже знакомым делам, затягивая ремешки да оснащая Альфария прочной бронёй. Едва слышная речь и опасный дар вызвали странный блеск в глазах юноши, но вслух он прошептал лишь, - я не подведу. Ангел поплатится за свою наглость, - после чего спокойно закончил начатое. Упоминание возможного конфликта с "золотым" Магратом также несколько преобразило оруженосца, но пока осознать его причины и степень изменений парня не представлялось возможным.

Завтрак прошёл в относительном спокойствии и тишине, только Пэл что-то негромко рассказывал Долсуру. Лучник, понятливо кивая, с опаской поглядывал на арбалет, который оруженосец уже приспособил рядом с собой. Омегон в это время неспешно жевал какой-то корень, явно демонстрируя нежелание принимать более серьёзную пищу. Как ни крути, а охота порой выходит подобно бою, а потому кишки стоит держать чистыми, на случай ранения. Каких-либо комментариев или пожеланий от рыцаря не исходило - похоже что серьёзность грядущего мероприятия требовало от охотника предельного сосредоточения и попытки продумать возможные способы избежать крупных неприятностей. Из оцепенения мужчину выдернул окрик, - эй, вы как там? Серебряк с бригадой уже ждёт вас, пора бы уж, - который, заодно, был и приглашением к началу приготовлений.

Сопровождающих было двое, неподалёку от них стояла и бригада рабочих. Обычные люди, земледелы и мастеровые, не скрывая своего простодушного любопытства глазели на грозных вояк, в то время как Орденцы покидали свою палатку. Маат, кажется, даже признал кого из толпы, улыбнувшись своей туповатой кривой улыбкой.

Путь не был долгим - потребовалось лишь спуститься с текущего положения лагеря в сторону заброшего, да взять немного вправо. Как и рассказывал Маграт, там было удобно каменистое плато, где сухая земля лежала вперемешку с каменной крошкой. Не то чтобы это могло задержать Червя, но всё ему будет сложнее пробиваться через такой грунт. Где-то посреди плато на коленях восседал Серебряный, проводя время то ли в медитации, то ли в каком ином состоянии. В общем-то, он выглядел основательно подготовленным: на теле блистала кираса, голову покрывал багровый капюшон. Впрочем, защитные одеяния лишь помогали его магии, которая проявляла себя случайными тёмно-фиолетовыми всплесками рядом с телом заклинателя. Мечи, которые лежали перед магом, тоже не казались такими уж простыми, не иначе как выполненные из качественного материала да заботливо заточенные хозяином.

В тиши не сразу удалось заметить того, что отряд несколько растянулся - Пэл с товарищами держался чуть поодаль, следуя приказу, а арбалетчики заболтались с друг другом да отставали с каждым шагом. Более выносливые Омегон и Альфарий шли первыми, обгоняя остальных не смотря на вес своих доспехов. Это разделение и привело к тому, что случилось дальше...

Барьер возник словно бы сам по себе, совершенно беззвучно, отрезая мужчин от остальных. Арбалетчик, не успев вовремя затормозить, врезался в него и отлетел на пару метров назад, в ярости обрушиваясь с проклятиями на голову "Серебряного". Его собрат попытался подстрелить "маску", но болт также срикошетил от возникшей стены, отлетая в совершенно неизвестном направлении.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

"Серебряный": Можно приступать к воздаянию, - мужчина, вцепившись в рукояти мечей с цепкой хваткой голодного волка, одним прыжком встал на ноги, - и если тебе так нужна моя маска, то забери её, - уже через мгновение колдун приступил к подготовке некого заклинания, направляя свой остриё в сторону Альфария. Омегон, выругавшись сквозь зубы, выставил в направление противника наливающийся серебром щит. Другие представители Ордена поспешно отступили подальше от барьера, укрываясь за спинами наймитов-арбалетчиков, и только Пэл оставался где-то в пяти-шести метрах, уже держа наготове заряженное оружие. Воздух повеял пряным ароматом ещё непролитой крови, но было в происходящем что-то неправильное, словно бы кто-то ошибочно интерпретировал события не так, как они должны были пройти. Было не сложно предположить, что старый змей не зря предупреждал о своём яде, и "Серебряный" уже был отравлен его речами, готовый сразить возникшего "врага".

Карта местности

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/1014/h_1507993914_9405129_a4ce1b98db.jpg
Постепенное осветление показывает направление уклона. Уклон маленький - не более 1-2%, так что разница по высотам от крайне низкой точки до самой высокой не более 0,5-0,7 метра.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-14 18:44:24)

100

Дорога до предстоящего места битвы заняла совсем немного времени. Альфарий, следуя примеру Омегона, так же отказался от плотного завтрака, но не из-за угрозы получить опасное ранение, а чтобы подстегнуть свой организм и паразита к действию. Сытая активность, конечно, хорошо, но голодный зверь бьется яростней и удары его точнее, резче… а вот о питании младших членов Ордена Владыка озаботился сильнее, явно допуская вероятность скорого побега, да и следуя старой офицерской примете - пехота всегда должна быть сыта.

Первое, что бросилось в глаза Альфарию, это блеск серебра при тусклом свете солнца - Серебряный был уже здесь, явно хорошо подготовившийся к предстоящей схватке. Даже в ту первую встречу он не излучал столько угрозы, как теперь; было ли то виной знание о маске или же внутреннее чутье предупреждало Владыку об угрозе?.. Так или иначе, дальнейшее предсказать не мог никто - никто, кроме Золотого.
- Ррррр… старая мразь науськала тебя против меня?! - громоподобный бас варлорда разнесся под магическим куполом под звон извлекаемого оружия. Стальной гладиус тускло сверкнул, а черные цепи с смертоносными грузами хищно зазвенели, дрожа в твердой руке своего хозяина. Бой стремительно наступал раньше времени и это серьезно расстраивало Владыку и его замысел… он жаждал избежать этого сражения, но не собирался расслабляться, намереваясь использовать каждую крупицу времени для накопление Зарядов негатива. Отрезвляющая боль пробуждает глубинные инстинкты, а сила Инферно наполняет вены раскаленными иглами.
Альфарий был готов к бою, но не делал первого шага, медленно ступая вдоль границы купола в сторону осколков скалы.
- И что он сказал тебе? Что я убью тебя, как только Червь окажется в наших руках?! Хахаха… он всех использовал, всех нас!

101

Ответа на крик не последовало - "серебряный", как и в первую встречу, мало чем отличался от голема, так что он весьма скупо разбрасывался словами и предпочитал использовать это время для заготовки удара. Меч в его правой руке налился неприятным глазу тёмным цветом, намекая на заряженное в него заклинание. Впрочем, отлично понимая опасность рукопашной драки сразу с двумя сильными противниками, "Серебряный" выжидал удобного момента. Омегон, двигающийся медленнее Альфария из-за подготовки к своей технике, уже создал небольшой разрыв между мужчинами. К счастью, на вторую фразу заклинатель немного расщедрился, позволяя себе отпустить два
коротких вопроса.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

"Серебряный": Червь? Он обещал отдать тебе и его? - Стойка, в которую встал "маска", характеризовала его как недурственного мечника. Учитывая его магические способности, недостаток силы удара в эльфийской стойке он собирался компенсировать заклинаниями. Увы, кроме этой информации ничего более существенного не последовало, потому как "Серебряный" предпочёл смутной беседе ясную для себя возможность пережить потенциального конкурента.

С меча противника посыпались тёмные стрелы, вынуждая Альфария двигаться быстрее. Омегон, попытавшийся сократить разрыв, был вынужден отказаться от своих намерений из-за нападения, выбирая иную тактику. Щит рыцаря переливался серебряным (о, ирония) светом, но пока боец предпочитал уходить в сторону от магических снарядов, благо дистанция оставляла возможность уклонения. Удовлетворённо кивнув созданной ситуации, "маска" сорвался в бег по направлению к Домерану, определяя его как первую цель для ликвидации. В меч вновь стала переливаться магическая сила, и на сей раз в ней виднелась проклятая энергия Бездны.

Карта боя

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/1014/h_1508007062_9315926_817fd71b2f.jpg

102

Самонадеянный глупец! Горделивый колдун! Но разве Альфарий поступил бы иначе!? Демонолог не понаслышке теперь знал силу острого языка Маграта - его власть и влияние незримыми нитями окутывала лагерь и всякого, кто вступал сюда и становилось абсолютно очевидным - образ слабости был выдуман “золотым” преднамеренно, для манипуляций, для того, чтобы заполучить власть над ним самим.
И что оставалось делать теперь? Сжимать рукоятки меча и боевого цепа, планировать и предполагать, желать смерти и воплощать желание в жизнь, вступая в раскаленное пекло битвы с мистиком-инферналистом. Об одном только тайно сожалел демонолог -  что оставил загадочный болт в руках оруженосца. Но разве можно было предусмотреть купол? Быть может, то была причуда судьбы и смертоносное орудие еще найдет более достойную цель...
Альфарий продолжал двигаться вдоль границы купола, не отводя взгляда от Маски. Словно металлическая куколка, он уверенно наступал на Домерана, явно оставшись довольным разделением двух воителей. Мог ли маска допустить, что в том-то и был замысел Владыки? Омегон, обращаясь к силе духа, создал крепкую защиту, а Альфарий, нависая выше по склону, как молот готовился сорваться, стоит только мистику сделать первый настоящий удар… Как жало скорпиона, гремя доспехами и сокрушая боевым кличем Силы единения, демонолог сорвется в рывке, следуя неизменному атакующему боевому стилю словно полная противоположность Омегона. Совмещая свой рывок с ударом мистика, Альфарий подбирал тот самый момент, когда маг не сможет ни блокировать, ни избежать удара, Разрушительного удара, усиленного двумя накопленными зарядами негатива.

Да, эта битва была им навязана, и ярость от осознания этого подпитывает силы Альфария, но, признаваясь честно, сражение назревала все равно. У серебряного была Маска, необходимая для ритуала. Как же еще он хотел принять участие в ритуале без столь важной детали? Было только одно сожаление - магу придется умереть до сражения с Червем. Но с другой стороны… его душа ведь тоже подойдет для ритуала?

Как и душа Альфария.
Кажется, единственным абсолютным победителем из этой схватки выйдет только Маграт...

Отредактировано Альфарий (2017-10-15 09:01:10)

103

Бой начинался неспешно, словно бы лениво. Маг бежал далеко не исступлённо, скорее как настороженный зверь. Омегон терпеливо ждал нападения, в привычной себе защитном стиле предпочитая действовать от обороны. Альфарий, ложно удалившийся от союзника, был готов в момент сократить дистанцию и вмешаться в поединок. Раз, два, три...

Пучок Инферно сорвался первым, желая испытать броню рыцаря на прочность. Барьер-поглотитель, сверкнув, с жадностью съел предложенную угрозу, не давая заклинанию даже навредить щиту. Серебряный, на мгновение притормозив, всё же решительно пошёл в атаку, окончательно сокращая дистанцию. В этот-то момент Альфарий и выгадал момент для атаки, лишая "маску" даже самой скромной возможности избежать нападения. Но так ли это?

Противник исчез, оставляя после себя мерцание бликов восходящего солнца на редких каплях высыхающей влаги. Магнус, будучи достаточно опытным воином, всё же смог направить своё оружие мимо соратника, прерывая замах ударом в землю. Вслед за этим Омегон сам сорвался в рывке , но его целью была не атака - он лишь бросился наперерез чёрному пламени, которое было высвобождено с меча противника и чуть не сожгло Владыку. Земля вокруг бронированных гигантов словно бы оплавилась от атаки, демонстрируя редкостную силу направленного в их сторону заклинания.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

Встречной атаки не последовало - голем терпеливо выжидал, внимательно всматриваясь в своих противников. От его мистического взора не укрылась та инферная энергия, которую Альфарий применил для атаки, а потому "Серебряный" решил действовать осторожнее. Пронзание в тот же миг лишило Омегона его булавы, и хорошо что опытный вояка не забыл выхватить вспомогательный кинжал. Мистик Бездны, тем временем, неспешно отступал назад, заготавливая очередную пакость своим противникам.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Командир, барьера осталось на один удар,  - предупредил Домеран, в спешке продумывая план действий. Пока ещё никто не успел пострадать, но благодаря своей подготовленности у "маски" было некоторое преимущество. Преимущество, которого мистика требовалось лишить.

Карта боя

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1015/h_1508081958_3207853_32bcd99ef3.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-15 18:39:39)

104

Стоит признать, Альфарий не был дуэлянтом и, тем более, магоборцем. Он был могучим воином, варлордом, чья отвага была выкована в ярости больших битв и закалена в тактических размышлениях… битвы, подобные этой, скорее подошли бы для гладиаторов. Ограниченное место схватки, скоротечность и особая специфика противника диктовала свои, новые для Альфария правила - как добраться до того, кто может растворяться в воздухе и испарять оружие прямо в руках, как бы ты его крепко не сжимал? Тактика и манера боя мистика была сущим насмехательством над воинами и только их феноменальная сила духа и огромный боевой опыт спасал от позорной, глупой гибели.

И храбрость. Конечно же храбрость… Когда моргенштерны рассекли пустой воздух и глухо врезались в землю, направленные туда одной лишь реакцией, Альфарий недоумевающе поднял взгляд, замечая, как мимо пронесся Омегон, вставая на пути между темным, жарким пламенем и своим Владыкой. Языки черного, как смоль, огня, жадно тянулись к воителям, бессильно растворяясь, оставляя после оплавленный камень. Огонь пробуждал жаркие потоки воздуха, что глухо ударили в лицо демонологу... В его карих глазах отразился мрак великих страданий и материализовавшейся, чистейшей Тьмы! Сильнейшая искра, громкий крик громадным эхом пожара отразился в душе Владыки и гравий под ногами захрустел от свалившегося на него давления, покуда латные саббатоны врезались в него… Магия лишала его услады битвы, насмехалась над ним! Но магия требует времени, времени куда большего, чем было у них - и у Серебряной маски… понимая это, Альфарий пришел в движение, гремя латами и уже собственным, обычным рывком понесся навстречу неизвестности… В левой руке он сжимал гладиус. В правой его руке звенел боевой цеп - но в душе его, закованной в плоть, кости и металл брони, зарождался Рог пробуждения, мотивируя Омегона действовать, не стоять мишенью. Нельзя дать врагу времени - нельзя дать ему передышки. Настигнуть, тяжело ступая на каждую ногу и твердо глядя прямо в глаза, туда, в пустые глазницы маски! Предугадать, почувствовать, среагировать и продолжать рывок, напрягая мышцы ног, рук и спины… сколько было у него времени? Десять секунд? Пять? Ни одной? Было важно только одно - сблизиться, используя каждый момент времени.

Шанс есть и Альфарий намеревался использовать его, обращая время против мистика, покуда он снова не выпустил одно из своих смертоносных заклинаний!

Отредактировано Альфарий (2017-10-15 22:32:52)

105

Вопрос времени в подобных дуэлях стоял особенно остро, ведь один удар сердца мог отделить жизнь от смерти, Вечное пламя пустоты от Пылающего голода стремлений. В этом случае безбашенная храбрость действительно играла на руку атакующему, позволяя действовать не столько по предложенной схеме, сколько вопреки. Только вот на сей раз скорость была равна

Рог не пробудил Омегона к действиям - очередной залп тёмных стрел лишил мужчину созданной оболочки духа, вынуждая задумывать иные варианты для защиты. Лишённые привычного оружия, рыцарь действовал значительно скованнее, да и Владыка не удосужился подстегнуть храбрость окликом. Впрочем, боевой опыт не позволил ветерану оставаться на месте, и он отказался от своих намерений создать новый барьер в обмен поддержки своего командира в нападении.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

Серебряного подобное вполне устроило. За его спиной уже развевался плащ теней, постепенно обволакивая пространство вокруг мистика полупрозрачным дымчатым облаком, сквозь которое едва пробивалось утреннее солнце. Почти предоставив противникам возможность настигнуть себя, "маска" продемонстрировал удивительную ловкость, совершеная достаточно необычный прыжок назад, едва ли не сальто. Нежные объятия тьмы сделали его облик прозрачным, почти невидимым. Из-за этого стягивающая стрела оказалась совершенно неожиданным подарком с стороны заклинателя, оставляя в нагруднике Альфария внушительных размеров дыру. Омегон отделался тёмной молнией, которая слизнула часть его наколенника словно бы голодный кот сметанку.

Возможности атаковать не предоставилось - по крайней мере, пока мистик был растворён в созданном собой тумане, и пока Орденцы старались прижать его случайными атаками. Да, им хватало опыта не навредить друг другу, но этого было мало... Куда меньше, чем должен был сделать повелитель боя в родной для себя стихии.

Карта боя

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/1017/h_1508251792_4087816_675b9b64e6.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-17 17:51:33)

106

Попытка угнаться за времнем не дала Альфарию ничего, а его силы и рвение оказались потрачены впустую… этого ли результата он ожидал от своих действий? Совершенно нет - но даже его отсутствие все равно было результатом. Демонолог, встретивший на пути совершенно необычного и нового для себя противника, смог сделать несколько полезных выводов: прежде всего, время играло на руку колдуну - он искусно манипулировал им так, как будто просчитал бой заранее. Темные стрелы, поразительный прыжок, материализовавшаяся тьма и новые всплески разрушительной магии; дыра в кирасе и испорченный поддоспешник, а также полное отсутствие прямой видимости противника. Серебрянный просто растворился во мраке и что-то подсказывало бойцу - не следует опрометчиво идти за ним вслед и более того, стоило ожидать новых сюрпризов… Возможно, дело было в том, что мистику не приходилось совершать лишние жесты на совершение каких-либо действий? Магнус мало знал о колдовстве, но был абсолютно уверен в том, что магам требовалось время и определенные действия для сотворения большинства своих чар. При этом, Маска всего лишь выпускал их из своих мечей или материализовывал, казалось, одним желанием… это было неприятным, но полезным для варлорда открытием - теперь он пытался следил не только за глазами, но и за оружием, так, как будто сражался с полноценным воином. Или, по крайней мере, попытается следить, когда сможет увидеть хоть что-то!

Заняв “щитовую” стойку, Альфарий резко остановился, а вместе с тем отказался от атакующего стиля, поднимая клубы пыли из-под своих латных сапог - несколькими широкими шагами он вдруг отпрянул от магической тьмы чуть назад и вправо, напряженно вглядываясь в Бездну. На его лбу выступила испарина, но дыхание было ровным и спокойным - ярость не находила своего выхода, а значит было еще не время. Подняв же вытянутую вперед руку с цепом над головой, он начал раскручивать боевую часть кольцом, привлекая к себе внимание Омегона и тех, кто возбужденно следил за схваткой вне пределов странного барьера.
- Омегон, защитный порядок, обходим с стороны и держим дистанцию! Эта мразь рано или поздно вылезет оттуда на нас! Долсур, Маат, попытайтесь пробить барьер! Нам нужна поддержка! - отступив на расстояние приблизительно двух метров от центра темной области, демонолог продолжал движение против часовой стрелки, готовый блокировать новые магические атаки чтобы дать время Омегону на исполнение своей техники, при этом, совершенно не зная чего именно стоило ожидать от врага. Испарит ли он его оружие? Или будет испускать смертоносную магию прямо из тумана? А может, просто переместится куда-нибудь подальше? Совершенная неопределенность порождала сомнения и злобу от собственного бессилия… но он был готов не только защищаться, но и тем более нападать, оборачивая кольцо ударом или совершая выпад мечом.

Отредактировано Альфарий (2017-10-17 22:18:47)

107

Переход от атакующей тактике к защитной ничего не изменил - по крайней мере, на первый взгляд. Тем не менее, вместо развития имеющегося успеха "маска" предпочитал выжидать момента в созданной собой тени, постепенно смещаясь против направления воинов. Как можно было заметить по подёргиваниям полупрозрачного силуэта, противника сильно беспокоил вновь наливающийся серебром щит Омегона, но вместе с тем манила открытая для атак грудь Альфария. Все остальные, кто мог услышать приказ, словно бы не существовали для голема - а зря.

Маат действовал самоотверженно и глупо. Взбодрившись прямым указанием, мужчина со всего размаха атаковал барьер рубящим ударом, что привело к уже известным последствиям вкупе с неслабой такой отдачей - его действия, даже без прямой видимости, сопровождались массой звуков да громких криков. Долсур, на пару с сопровождающими арбалетчиками, появился в поле зрения южнее позиции барьера. Лучник действовал хитрее и осторожнее, постепенно прощупывая угрозу с помощью камней, правда результат от его действий был аналогичным. Пэл, не смотря продемонстрированную ранее горячность, в полной мере последовал примеру лидера. Время текло медленно, тягуче... Где-то через вечность раздался крик оруженосца, - тут, внутри! Барьер на кристаАААА!

Тёмный луч оборвал речь юноши на полуслове, раскрывая не только текущее положение "Серебряного", но и его беспокойство касательно существующего барьера. Судя по всему, созданная магом защита не была абсолютна или самодостаточно, а значит её можно было сломить путём лишения питающих источников маны. В общем-то, это очень даже напоминало пентаграмму из демонологии, которой Владыка недавно пользовался для призыва Ингра, а значит для разрушения барьера достаточно выбить хотя бы парочку питателей. Сможет ли мистик выстоять против всех присутствующих? Да, вполне. Только вот "маска" не меньше Альфария хотел выйти из боя с минимальными затратами и без серьёзных ранений, из-за чего действовал крайне осторожно.

Пока было время, заклинатель спешно насыщал своё оружие новыми заклинаниями. Один из мечей ощутимо выделялся на фоне тумана, прямо сверкая дьявольской энергии Бездны, второй был насыщен уже привычным глазу ароматом самой Тьмы. Что ж, на заклинания и сопутствующие траты противник явно не скупился, на сколько то можно было судить. Только что это - желание низвергнуть уже раненых врагов одним ударом или очередной, заранее подготовленный, ход? Кроме атаки на Пэла, "маска" не продемонстрировал иных признаков волнения.

Карта боя

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1019/h_1508430469_4085150_7ee4bb0f44.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-21 09:01:11)

108

Немного времени, дарованного противниками друг другу, были непозволительной роскошью и Альфарий не строил иллюзий на сей счет. Да, они смогли перегруппироваться, но вражеский мистик получил гораздо больше - время на концентрацию и насыщение оружие смертоносной магией. Теперь демонолог мог хотя бы приблизительно понять, как это происходит, но было ли теперь это столь важно?
Владыке не хватало рук и средств, чтобы как следует прижать мага, не давая тому развернуться. В этом случае призвать союзников за барьером к действию оказалось верным решением, за которое, тем не менее, пришлось быстро поплатиться - крики Маата и Пэлагеля красноречиво сообщали об этом… И все же вожак стаи узнал еще чуть больше - щит был чрезвычайно энергоемким и энергия эта заключалась в кристаллах. А кристаллы, очевидно, были разбросаны внутри купола. Или же они лежали в какой-то четко определенной системе?
- Долсур, ищите кристаллы, необычные камни! Омегон, вперед, прижмем эту тварь, нельзя ей позволить помешать!
Продолжая раскручивать боевую часть цепа, Альфарий пошел в наступление, соблюдая строгую дистанцию с щитоносцем - там, в магическом мраке, только он сможет защитить своего Владыку...

109

Омегон, бросив через плечо короткую фразу, - вперёд, раздавим мразь! - устремился вместе с Владыкой прямо в пасть зверя. Могло показаться, что голем в этот момент расплылся в довольной улыбке, ведь противник сам шагнул туда, откуда живым ему не выбраться. Шаг за шагом "невидимка" сместился ближе к центру созданного собой тумана, чтобы в последний момент одним отпрыгнуть где-то в метр вправо, и выстрелить заряженным жутким взрывом аккурат в зазор между воинами. На такой дистанции ни у кого не было шанса спастись... Ни у кого, кроме Омегона.

Защитный механизм сработал словно бы против воли, и рыцарь метнулся коршуном навстречу выстрелу. Барьер-отражатель с лёгкостью отправил заклинание в сторону, делая убийственную атаку совершенно безвредной. В ярости выкрикнув проклятье, "маска" добавил сгустком тьмы, который уже настиг своей цели в лице Домерана. Подоспевший Альфарий не дал закрепить достигнутый успех, вынуждая мага отступить в теневой переход.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Вот ублюдок. Дайте мне время, командир, - прохрипел рыцарь, опалённый взрывом тёмной магии. Оболочка воли и собственная выносливость пока позволяли ему игнорировать полученные повреждения, но выглядел мужчина, стоит признать, неважно. Успешное применение техники не давало стремлениям рыцаря угаснуть, и вот уже новый приём подготавливался к атаке. Что сказать, Альфарий и сам чувствовал, что его дух позволит телу совершить невозможный рывок в любой миг, как только Магнус этого пожелает. Тем временем, союзники успели исследовать доступную для них часть барьера.

- Хей, да вот один! - Крикнул Долсур, залегая рядом с найденным кристаллом. При желании, мистик мог бы в него попасть, однако аккуратный лучник достаточно умело вжался в каменистую землю, усложняя собственное убийство.

- И вот ещё! - Вторил ему один из арбалетчиков. Мужчина был не столь умел, как разведчик Ордена, а потому валялся тюленем. Большим, удобным для обстрела. Даже немного жаль, что для мага Бездны он был совершенно неинтересен.

Другие пока молчали, занятые поисками или попытками выжить. "Маска", едва не попавшийся под убийственный удар демонолога, затаился, не показываясь противникам на глаза. Быть может, он отступил, отказавшись от своих притязаний? Или же один из крупных осколков камня теперь таит за собой засаду противника?

Карта боя

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1021/h_1508567696_8621602_2112d5b634.jpg
Красные восклицательные знаки показывают на того персонажа, который оповестил о нахождении кристалла

110

Первым во мрак бездонной, магической ночи шагнул Омегон с храбростью достойной рыцаря! Воитель без тени сомнения встретил мощнейшую атаку, совершая, казалось, невозможные движения, наперекор самой судьбе спасая не только своего Владыку, но и себя самого. Там, во тьме, это выглядело как схватка Порядка и Хаоса - незыблемый, могучий Домерон и дрожащий, неуверенный силуэт Серебрянного, искрящегося и плюющего магией, отскакивающей как от зачарованного... В каком-то смысле это было так, сила духа старого сержанта брала свое начало в незыблемости, в то время как Альфария - в разрушении. Пользуясь моментом, демонолог решительно шагнул в область тьмы, дабы наконец дать своей ярости выход и!..
В взрыве вязкого, смертоносного мрака и темного, как тенет, провала мистик скрылся, в очередной раз насмехаясь над доблестью своих оппонентов, заставляя тех прижаться друг к другу спинами и ощетиниться клинками. Но спустя мгновение Серебрянный не появился, как и не было его следов в этой странной, колдовской тени - очередная ловушка или трусливый побег? Времени размышлять не было и со спешностью волка, угодившего в засаду охотников, Альфарий покинул вражеское пространство, вместе с собой выводя и Омегона. Последний, не смотря на впечатляющее представление своей мощи, выглядел весьма помято... Его броня, более лучшего качества, чем у Владыки, несла на себе странные следы повреждений, словно её изъели миллионы термитов - те же следы были на открытых участках кожи. Подобное заставило самого демонолога спешно натянуть на голову кольчужный капюшон, мысленно проклиная себя в пренебрежении защиты головы...
- Так держать, Омегон! Тебе здорово досталось, но мы дожмем эту тварь... нужно разрушить барьер, так что двигаемся в сторону Долсура и ищем кристаллы! - отдав краткий приказ, Магнус воодушевляющее ударил гардиной меча о свой поврежденный нагрудник, внутри себя сожалея, что так и не раскрыл секрета истинного воодушевляющего слова, способного подарить надежду даже смертельно отчаявшемуся...

111

Омегон дал себя вывести из тумана, постепенно восстанавливая дыхание. Опалённая грудь вздымалась как заражённая плоть местных лесов под ударами землетрясения - рвано, натужно, но рыцарь был жив и способен действовать дальше, что главное. Более того, даже повреждённая нога не мешала ему действовать, так что основные силы Ордена смогли в считанное время добежать до позиции Долсура, где рыцарь встал в защитную стойку для новых приготовлений. Мне надо быть неподвижным, - бросил он хриплым голосом. Техники сильно сказывались на выносливости мужчины, так что скоро его защитный потенциал мог сильно истощиться.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/1009/h_1507563774_1766258_376aa3f6e8.jpg

Долсур: Простите, что отвлекаю, но кристалл вы малость смахнули. Интересно, стал ли барьер слабее... - юноша поднял руку и указал на едва заметный камень, который Омегон пнул в сторону при торможении. До этого момента, похоже, он лежал в россыпи других каменистых осколков, присыпанный пылью и грязью. Сейчас аккумулятор эфира уже погас, но скромное бурое свечение в призматическом куске маны ещё угадывалось. Понимание эфирологии подсказывало Альфарию, что разбить этот кристалл относительно безопасно, в отличие от накопителя огня или воды, только вот не факт, что и остальные такие же. Проблема прогнозирования пока стояла в том, что пустота - если барьер базировался на этой магии - на удивление "всеядна", и использует для своего поддержания любой иной эфир. Кроме этого, не стоило забывать и о создателе барьера...

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

"Серебряный" появился из-за камней где-то через пару секунд после фразы Долсура. Пусть сокрытый маской и молчаливый, голем был ощутимо обозлён тем, как бесполезненно сложилась его атака, и всё из-за мистического барьера на щите да своевременного вмешательства Мясника. Впрочем, в осторожности мистик себе также не отказывал, неспешно и неумолимо направляясь к врагам с сверкающими пустотой и тьмой мечами. Возможно, он не понимал сути техники Омегона и боялся её больше, чем стоило бы, но он явно что-то решил на этот счёт. Как заведённый гномий механизм, "серебряный" был готов приступить к действиям в любое мгновение... Но пока, скорее, он приглашал Альфария к этому, указывая на Магнуса остриём правого меча.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Я могу его заставить вновь отступить. Он не может бегать вечно, и когда он подставит спину... Не упусти шанса, - Домеран, похоже, потенциально оценивал размен собственной жизни на жизнь "маски". Возможно, если удастся согласовать время атаки, его жертва не будет напрасной.

Карта боя

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/1022/h_1508690443_8696009_731c4fe44c.jpg

112

Замеченный Долсуром кристалл маны натолкнул Альфария на мысль, что разрушение источников энергии является не обязательным - всего навсего, кристаллы были расположены в центре энергетических каналов, направляющих необходимую мощность на поддержание барьера. Если, конечно, сама его внутренняя структура соотносилась с тем, что знал Владыка о пентаграммах... Каналы, строго разбросанные в определенном порядке, служили своеобразными уловителями энергии и если выбить источник оной с условной позиции, то и подпитка барьера прекратиться. Демонолог, соблюдая осторожность, подбежал к кристаллу и мягким пинком внутреннего изгиба саббатона отправил в полет, стараясь не повреждать и не вызывать побочных реакций резкого высвобождения эфира. Те же самые процедуры он собирался и непременно провернет с другими магическими камнями, если те окажутся в достаточной близости...

Вскоре Серебренная маска показалась вновь. Двигаясь медленно, как заведенный механизм, он вышел из-за камней и направился в сторону воителей, молчаливо указывая на демонолога острием насыщенного магией клинка...
- Мы сокрушим его вместе, Омегон Домеран. Двигаемся в защитном порядке вдоль границы барьера, ищем кристаллы и сбиваем их с места, - двигаясь боковым шагом, Альфарий обошел рыцаря и расположился по его правую руку, продолжая движение вдоль границы барьера, держа дистанцию в полтора метра от него и пол метра - от Омегона.

113

Кристалл маны, отправленный в полёт пинком стального сапога, отказался для Альфария столь же полезен, как и для "маски": шестигранное творение алхимиков без всяких проблем преодолело место барьера и вылетело наружу. Долсур подобному явлению, похоже, немало удивился, и вновь проверил преграду на возможность проникнуть изнутри. Бросок камня показал, что прочности у "забора" хватит, однако он удерживает от перемещения только в одну сторону.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0414/h_1492191340_5909135_c5fb342568.jpg

Омегон: Ха. Да он не всесилен, - в голосе мужчины, кроме скрытой боли, послышалась надежда. Ободрившись, рыцарь с готовностью подтвердил обращение Альфария словами, - понял, командир. Мы его накроем, - после чего Домеран последовал за Магнусом на некотором удалении, не приближаясь и не удаляясь. Порядком потрёпанный щит в руках мужчины на мгновение сверкнул серебристой металлической плёнкой, после чего угас. Впрочем, даже такого всплеска хватило, чтобы "маска" на время остановился.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

Только вот дальше он вновь устремился в бег. Прекрасно догадываясь о том, что грозит ему при воссоединении отряда, мистик осыпал противников градом тёмных и пронзающих стрел, отрезая их путь к продвижению угрозой жизни. А угроза, стоит признать, была существенной - не менее двух магических снарядов прожгло или стянуло плоть демонолога, оставляя после себя сочащиеся кровью раны. Что хуже, часть выпущенных снарядов "серебряного" были направлены в сторону союзников, вынуждая тех разбегаться кто куда. В этот момент Мяснику удалось приметить своего оруженосца: Пэл лежал на земле в обнимку с арбалетом, практически не шевелясь. Издалека было сложно разобрать степень его ранения, но ожог тёмного луча покрывал практически всё тело юноши. Даже удивительно, что Сареллу хватило выносливости вытерпеть такой удар.

И такая же загадка, судя по всему, скоро будет решена относительно Альфария. Два взмаха, два сияющих клинка - и неуёмное желание повергнуть назойливого противника в прах. "Серебряный" ощутимо опасался Омегона с его защитой, так что его целью должен был стать Альфарий, что ясно демонстрировало направление бега. Учитывая смелость манёвра, "маска" определённо не переживал за свою жизнь, имея в рукаве очередную возможность отступить.

Карта боя

http://storage2.static.itmages.ru/i/17/1023/h_1508771140_6671617_bbf933d016.jpg

114

Свежие попадания доставили много скрежещущей боли Альфарию, боли, что взывала к его первобытной ярости и жажде разрушения... Серебрянный неумолимо приближался, продолжая испускать потоки магии и не давая воителю расслабиться. Понесенные раны лишь слегка заставили демонолога притормозить, но только от самой мысли, нежели от боли; он продолжит стоять и биться столько, сколько потребуется и никакие раны не должны остановить его! А вот мистика Бездны он остановить должен...
Взмахнув мечом в левой руке, Альфарий призвал Омегона остановиться и сменить направление: теперь Владыка и его верный рыцарь начали расходится в разные стороны, предоставляя "маске" прекрасную возможность атаковать Магнуса. Конечно, этот прием уже был использован ими в этом бою, но теперь времени и сил размениваться на защиту просто не было, как и на поиск остальных кристаллов. Или все же был?.. Неизвестно, сколько ещё надо было бы найти и сбить источников энергии, а Серебрянный неумолимо приближался. Шаг за шагом, секундой за секундой...
Прибегнув к атакующему стилю, Альфарий стал ускоряться по направлению к противнику, двигаясь вдоль черного пламени, все ещё плавящего камень. Кошмарное напоминание о неоправданной, несправедливой мощи мага и где-то внутри зашипел от ярости паразит... Вероятно, он ощущал всю степень надвигающегося кошмара ещё больших повреждений, но останавливаться было уже слишком поздно, шаг за шагом наступая на мистика, дабы попытаться сразить его настигающим, разрушительным ударом и в случае чего парировать или блокировать контратаки. Все эти маневры, без применения рывка, должны были всего лишь отвлечь внимание "маски", связать его боем и дать Омегону нанести свой собственный удар.

115

Времени, как казалось, не было вовсе, ибо угроза со стороны мистика не уменьшалась, в то время как воины слабели от полученных ран. Избежать повреждений было просто невозможно при таком напоре заклинаний, так что для лишённого щитов Альфария следующий его манёвр мог стать последним. Это понимал он сам, упрямо игнорируя смерть словно бы незначительную мелочь; на это рассчитывал "маска"; наконец, это осознавал Омегон. Поэтому, едва лидер отдал приказ обходить, Омегон устремился на врага! Сил у него оставалось не так много, но все он вложил в этот беспощадный бег наперегонки с жизнью.

Стрелы тьмы вгрызались в щит с жадностью голодных насекомых, пробивая надёжную броню рыцаря. Достигнув тела, эти снаряды раз за разом испытывали решимость Домерана. На лице, пусть и скрытом маской, сверкнула довольная улыбка победителя в тот момент, когда с острия мечей сорвались уже знакомые стягивающая стрела и тёмная молния. Шансов выжить у Омегона не было, если бы не один туз в рукаве.

Непреклонный рывок был последней картой, и она сыграла! Противник не только потратил свои ударные заклинания впустую, ибо они соскользнули с острия сияния вокру рыцаря, но и был вынужден отпрыгнуть от этого порыва в сторону. Неизвестно, хотел ли "Серебряный" добить истерзанного магией воина, или планировал что-то иное, только во время ухода он благополучно упустил угрозу в лице подоспевшего Альфария. Новый пируэт, новая попытка уклониться и подставить союзника под удар... провалилась: Магнус был слишком опытный воин, чтобы дважды за бой купиться на один трюк, так что прижатый щитом-наковальней "маска" едва не попал под молот-цеп, в последний миг исчезая в спасительном мерцании. Омегон, после отхода противника, почти беззвучно осел на одно колено. Дыхание мужчины стало прерывистым, кровь из его ран щедро осыпала землю под ногами. От щита, некогда величественного, остался жалкий, избитый магией, огрызок.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1010/h_1507642277_8096769_211be10d2d.jpg

Мистик, через мгновение, вновь явил себя. Как показала вмятине в нагруднике "Серебряного", удар почти достиг его, но магические щиты удержали жуткую инфернальную атаку. Сколько их при этом исчезло - два, три? - нельзя сказать точно, потому как внешних эффектов они не проявляли. Судя по поспешности движения к оставленному "плащу тумана", голем думал воспользоваться очередным его свойством для собственного спасения. Впрочем, мерцающие мечи вновь говорили о том, что про атаку маг не забыл.

Карта боя

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/1026/h_1509029683_1255444_4dac404e78.jpg

116

Горячее пламя схватки вспыхнуло и погасло столь быстро, что Альфарий успевал скорее действовать, нежели понимать. Омегон... проигнорировав сигнал, он не позволил жертве Владыки свершиться. Возможно, он спас его он ещё большей ошибки, но разве смертный человек способен предугадать и понять последствия своего замысла? Альфарий, в своей тяге к разрушению, не желал вреда своим подчиненным, его чувство братства было сильнее и, возможно, даже сильнее здравого смысла. Но что остается брошенному, искореженному остову человека? Он не хотел терять людей, он не желал их смертей и даже собственная жизнь казалась не столь ценна, чем жизнь тех, кто был рядом с ним теперь. К тому же, Магнус знал, что лучше прочих способен переносить тяжелейшие травмы, что для него раны Домерана стали бы всего лишь временным, болезненным недоразумением... Но тяга рыцаря к жажде защищать была сильнее субординации, сильнее чувства собственного самосохранения. Два старых, великих воина, обретших братство и переродившиеся в его понимании сегодня, пред лицом Золотого, одинаково глупо и безответственно боялись все потерять и это была их собственная, личная борьба.
По крайней мере так оценивал ситуацию Альфарий и можно только вообразить сколь необъятная, могущественная и немая ярость напала на него! Кровь забила в висках, а ожесточившийся пуще прочего взгляд жадно буравил израненного Омегона. "Что же ты наделал?! ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ, СТАРЫЙ ПЕРДУН?!" Глухие удары сердца, словно сошедшего с ума от сотрясающих плоть эмоций, отмеряли миг, драгоценное время, ставшее теперь прошлым. Кромка стального гладиуса хищно сверкнула, разрезая кожу бандельера - соскочив, он упал перед рыцарем, донося до его ушей звук плескающейся жижи. Эликсир берсерка едва ли мог исцелить раны, но повышая выносливость и восстанавливая энергию, он мог дать Домерану шанс выжить когда все будет покончено... И прежде, чем преданный защитник мог подумать о благодарности железные саббатоны Магнуса уносили его куда-то вперед.
Туда, в гущу мрака, в пасть зверя, к немой, бесчувственной мрази, возомнившей себя хитрее и сильнее чем сама судьба. Быть может... быть может она была за него? Ярость, клокочущая в груди Альфария не допускала мыслям развиваться - они рождались, расцветали и тут же скукоживались, оставляя после себя кислотно-яркие образы, прекрасно сгорающих в пламени ненависти, подпитывая и развивая его! Стремительным рывком Владыка сокращался расстояние, совершая его в тот миг, когда Маска уже вот-вот шагнет в спасительную тьму: раскрученный кольцом цеп гремел цепями, как свора демонических собак, жадно ищущих свою жертву и их обезумевший поводырь был готов предоставить её, поджигая аппетит разрушительным ударом, совершенным из обманки и совмещенный с рубящим ударом клинка! Он прыгал в мрак, прыгал в неизвестность, ощущая боль и глубинную радость от свершенного Омегоном и холодное дыхание смерти, так опасно близко подобравшееся к нему.
Снова.
В очередной раз ласково обнимая его за талию, прижимаясь к мускулистой, широкой спине, ласково, с непередаваемой злобой шепча обещания адских мук. Любимая, не сегодня, у меня ещё много дел!..

117

~Некоторое время спустя~

Пробуждение было неприятным. Тело демонолога ныло и стонало от боли: рвущие на части иглы в ноге, тупое нытьё в затылке, обжигающе-грубые последствия тёмных стрел. Кроме всего этого, к существующим проблемам стоило отнести то, что мужчина был практически гол, оставаясь в одном исподнем, и лежал он, судя по всему, где-то в палатке или подобной ей помещению. На омытой от крови груди располагался уже знакомый кинжал, чей жадный до крови «клюв» смотрел с горячностью глаз «Серебряного».

«Серебряный» желал убить, растерзать Альфария за все те неудачи, которые «голем» испытал по вине подчинённого Магнуса. Столько сил и времени ушло у мастера рун на то, чтобы выиграть в бою с «диким зверем» (как он потом назвал Мясника). Увы, кроме злобы необходима и сила, и воля, а их у мистика Бездны больше не было – ярко сверкающие руны на «лице» и ближе к шее маски демонстрировали полную власть Маграта над «Серебряным», а странно изломленная ключица намекала на наличие серьёзной травмы. Постепенно, к Альфарию вернулось воспоминание о том, как закончился бой…

Зелье определённо помогло Омегону – выровнялось дыхание, он даже попытался встать, но уже не успел поддержать лидера в его стремительной атаки. Только вперёд, нельзя дать противнику шанс подготовить что-то ещё! Увы, но дарованные ему секунды мистик использовал не столько для того, чтобы успеть достигнуть тумана, но сколько для сокрытия за ним разрыва в Бездну. В созданный собой портал мистик нырнул буквально из-под носа нападающего на него бойца. Альфарий, в последний момент, успел затормозить, и то один сабатон провалился в дыру инородного пространства, давая Бездне насладиться его плотью. Далее исход был предрешён: Омрачение застелило глаза Мясника, слабость изнурила его тело. Ориентируясь на звук, не доверяя глазам, мужчина мог предположить очередной рывок Домерана, который позволил тому настигнуть противника, но это уже не смогло изменить имеющегося баланса сил – рыцарь не обладал дикой силой Альфария, чтобы сокрушить врага на месте. Вскоре холодная, расчётливая тьма Бездны окончательно восторжествовала над яростью Инферно, погружая Альфария в свои болезненные объятия.

Сейчас он был почти обессилен – по ощущениям, с момента боя прошло чуть больше двадцати минут – и находился в центре пентаграммы. На пробуждение жертвы Маграт обратил внимания не больше, чем аристократ на своих смердов, а потому продолжал ритуал призыва с неторопливым наслаждениям маньяка. Полоснув свою ладонь ножом, он оросил кровью некоторые области пентаграммы, после чего принудил «маску» повторить за ним. Ещё не наблюдая какого-либо эффекта, Альфарий уже почувствовал гнилостное дыхание Скверны. И было в этом что-то родное…

Малыш Ишранкох… В своё время это старое, ненавистное нам имя звучало в этом мире чаще, – возможно, это было безумие, последняя химера разума, однако Магнус никогда бы не спутал шёпот Ингр'Хвэ с чьим-либо другим, - он уже давно позаботился о том, чтобы его владения граничили с выходами в ваш мир, и он не меньше Арагохха жаждет им владеть. Хе-е, наивный дикарь, жалкая химера… Столько приготовлений -  и всё впустую, если не знать трюков одного старого дурака, – жжение усиливалось. Возможно, это была лишь иллюзия, но холодные пальцы старца обхватили шею Мясника словно змеи, постепенно сдавливая её, -  у него не хватит знаний совладать с Магратом, но у нас есть возможность победить. Ты поступил мудро, что сокрыл от старого ублюдка мой маленький подарок, и ты ещё можешь воззвать к оставленной печати. Всего одно пожелании, одна волна сладостной боли – и всё закончится. Ты будешь проводником моей ярости, воплощением моей силы во плоти, грозным разрушителем. Что скажешь? – Голос был наполнен сладким обещанием, елеем для истерзанной души. Магнус был опытен, и понимал – тот долг, который он обретёт перед демоном, можно будет скинуть только после смерти Ингра, что сделать будет очень и очень непросто. Но возможность выжить сейчас, и отомстить врагам… Стоит ли месть такой жертвы?

В ладони правой руки появилось покалывающее ощущение, словно бы в неё вложили уже знакомую рукоять боевого цепа. Всего один духовный порыв – и всё закончится. Закончится?... Нет, это будет лишь начало.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-27 07:28:06)

118

Наконец-то все кончилось. Горячая схватка битвы, сокрушающая сознание ярость - все пропало. Альфарий ощущал себя мертвым, настолько были опустошены все его эмоции, все мысли и даже ощущения... Он чувствовал только холод безразличия и ядовитый конденсат обиды, тонким слоем расползающимися по граням все естества. Этот сковывающий яд парализовал всякую возможность пошевелиться и не давал зародиться даже самым мелким росткам воли; ещё до того, как он осознал свое положение, Магнус понял чем окончилась схватка. Он проиграл. Позорное поражение тщеславного, горделивого воителя, надежды, мечты, идеалы - все разбилось о мысы жестокой реальности, никогда не жалевшей дворянина. С самой юности... трудности, невзгоды, злые шутки судьбы подводили его к черте. А в ответ смеялся и бранился так, словно смерть не имела над ним никакой власти! Так он думал... так сильно он ошибался. Ошибался все время своего жалкого существования и эта мысль, засевшая очень глубоко, никогда не давала Альфарию покоя. Инструмент чужой воли, игрушка, марионетка, песчинка, незначительная на полотне истории, о чем ты мечтала?! Преодолеть сопротивление ветра, сломить течение реки времени и обратить её вспять! Да! Да! Бросить вызов, вгрызться зубами, не отпускать и сражаться одиноким волком, раз за разом истреблявшая охотников.

Тот, кто называл себя "Владыкой", считал свою неукротимость силой, а удачу - признаком мастерства. Но удача отвернулась от него, наконец, она оставила мужчину, давая благословенное понимая своей ничтожности. И это чувство... То, что ощущал сейчас Альфарий, отличалось от всего, что было прежде. Да, это было истинное отчаянье, беспредельная слабость побежденного наглеца. Бесконечный позор перед лицом тех, кто верил в него и шел за ним... Тех, кто отдавал свои жизни ради него.

Стук сердца. Здесь был кто-то ещё... кто-то ещё. Или это бьется мое сердце? Весь мир вне пентаграммы просто не существовал для демонолога, он ощущал себя как в коконе, где его душа зрела, съедаемая жирными тушами опарышей. И этот кокон... он был такой... уютный. Такой теплый, словно утроба матери. Будто бы он мог помнить какого это...
Голос демона, его незримое присутствие застало Альфария врасплох. Словно полупьяный, он вдруг ощутил чувство, сродни тому, что побуждает хозяев к агрессии против незваных гостей. Это голос был знаком... Да. Да. Он знал его знал.

Его сознание перенеслось на несколько лет назад, в таверну посреди леса...
Туда, где все НАЧАЛОСЬ

Попытка Альфария пошевелиться встретила активное сопротивление. Странное давление, окружавшее его, зашевелилось, еще сильнее зажав искалеченную плоть офицера в тисках боли. Сквозь пелену страдания он смутно ощущал, как со всех сторон трется об его кожу месиво из склизкой плоти, ткани и острого металла. Новая волна стонов, исходивших, казалось, отовсюду одновременно, захлестнул офицера - и даже когда шевеление окружающей его хаотичной массы успокоилось, стоны еще долго кружили вокруг офицера, хотя одновременно с тем уже давно стихли.
Голос: А, господин Магнус! - прозвучал где-то совсем рядом сухой, болезненный шепот. - Вы наконец-то очнулись. Но я бы не советовал Вам лишний раз шевелиться. Не беспокойтесь, Вами скоро займутся. - и голос зашелся в новом приступе спорадического кашля.

Попытка заговорить лишь добавила новую каплю боли в общую копилку. Во рту было так сухо, что язык чуть ли намертво прилип к небу, а разрывание, казалось, сросшихся вместе губ стало настоящим испытанием. Но кое-как офицеру все же удалось выдавить из себя какие-то звуки, отдаленно похожие на членораздельную речь.
Кашляющий голос: Не стоит сопротивляться, господин Магнус. Этим Вы лишь усугубляете страдания. Здесь Вы уже ничего не измените. - Кажется, голос хотел сказать еще что-то, но снова зашелся в хриплом кашле, и на этот раз надолго.
    Настойчиво вглядываясь в светлое пятно, Альфарий понемногу начал различать новые объекты в непроглядной тьме. Какие-то мутные человекоподобные тени шевелились на краю зрения, и, кажется, перешептывались между собой. Пока он не дергался, окружающая его масса не выказывала признаков агрессии, но воин все еще чувствовал, как она время от времени шевелится, дышит и трется об его кожу.
    Внезапно бледное пятно исчезло. Одновременно с этим над офицером раздался грубоватый голос, в котором слышалась поистине вселенская усталость.
Усталый голос: Что у нас здесь?
Сиплый голос: Офицер очнулся.  - Донесся откуда-то сбоку ответ.
Усталый голос: Вот как. Хорошо.
    Светлое пятно снова появилось перед взором Альфария, и воин понял, что все это время его заслоняла широкая тень, теперь сдвинувшаяся куда-то в сторону.
Кашляющий голос: Хотя Вы и внесли значительную лепту в произошедшее, боюсь, Ваш ресурс пользы подошел к концу, господин Магнус. - Вновь подал голос старый знакомый. - Вы заслужили свой отдых. Наслаждайтесь им.


Видение прервалось, а вместе с нем слетела тонкая пелена вуали смерти - в свои права вступала буйная правота Жизни.
- Тыы... это был... тыыыыыыыы... - издавая полубезумные стоны, Альфарий вдруг зашелся страшным, глухим смехом.

Омегон. Пэлагель. Хигрун. Маат. Долсур. Обур. Аварон. Владыка подвел своих "сердца"! Слишком слабый, слишком.... НЕТ! Кипящее масло ненависти зашевелилось в плоти Мясника и его безумные глаза твердо вперились в пустую, раболепную рожу "Серебрянного".
- Я сожру твое Сердце, мразь!
Духовный всплеск чудовищной силы сотряс ослабленного Альфария и ненависть, черная Бездна беспросветного мрака, океан злобы и демонический голод паразита мириадами единовременных эмоций, мыслей, чувств накрыло сознание воителя и побуждая того к действию!

Отредактировано Альфарий (2017-10-27 21:18:15)

119

Боль? Ярость? Прозрение - вот на что было похоже это странное чувство, которое Альфарий испытал в момент духовного порыва. Тело, насыщаемое энергией Инферно из открытых врат, почти мгновенно достигло критического значения удерживаемых зарядов негатива - и шагнуло дальше, за ранее известные пределы. По коже побежали разломы, сверкающие словно бы сам гной Каада, в то время как в голове струился шёпот демона. Он знал, чего хочет, и момент его триумфа был близок.

Маграт не обратил внимания на выкрики, почти равнодушно вонзая кинжал в грудь Магнуса. Вмешательство демонического артефакта не только не ослабило эффект начавшегося превращения, но стимулировало его, сделало полнее, всеохватывающе. Сарелл с удивлением наблюдал эти метаморфозы, но прервать ритуал не решился, доводя начатое дело до конца. В тот момент, когда тело уже целиком было покрыто оккультивными символами, "золотой" удовлетворённо прошептал, - вот и всё. Теперь, если ты хочешь выжить и вернуться, то ты будешь подчиняться мне, Ишранкох, - О, я бы не был в этом столь уверен...

Насмешливый голос Ингра оказал эффект разорвавшейся бомбы. Словно загнанная крыса, Маграт с ужасом смотрел за тем, как Альфарий встаёт на ноги. Кэссель, напротив, даже не ощущал своего тела, словно бы его вела чья-та чужая воля. Впрочем, это было и не удивительно... Как не смутило Магнуса и то, с какой лёгкостью его кулак пробил нерушимый, на вид, барьер пентаграммы, что повергло Сарелла в панику. Он вроде закричал, призывая помощников, но хуже всего досталось "серебряному" - следующим ударом ноги демон поверг противника на пол, и, прижимая тело мага стопой к каменистому полу, вырвал левую руку вместе с плечевым суставом. Постепенно этот жуткий трофей преобразовался в цеп, где в качестве моргенштернов были кости, а вместо цепи выступали мутировавшие мышцы.

После этого начался следующий этап, и ярость заполонила всё, до чего могла дотянуться. Альфарий буквально чувствовал непреодолимое желание рвать и метать противников в клочья, голыми руками превратить их бренные тела в кучу жил, мяса и дробленых костей. Магнус точно знал, что никто и ничто не помешает ему сделать это, ни один противник не осмелится выйти против такой мощи. Это было просто...

Превосходно...

- Ни Маграт, ни его цепной пёс мне больше не нужны. Можешь делать с ними что захочешь, но никто не должен остаться в живых, - контроль Ингра постепенно ослабевал, давая возможность Мяснику вновь получить контроль над обезумевшим телом. Лишь разум, пылающий чистой болью Инферно, пронзила ещё одна игла, - слушаю и повинуюсь, - против воли горло исторгло эти слова, но разве приказ противоречил желаниям? Нет, никто не должен пережить этот день, и "Маски" первые поплатятся за свои деяния. Кровь буквально кипела в жилах, требуя выплеска накопленной ярости, раскрытия давно сдерживаемого безумия! Все люди, которые имели смелость забежать в палатку, уже выглядели первыми трупами для грядущего трона черепов. Да начнётся жатва...

Альфарий получает способность [Пробудившееся безумие]
Эффект аналогичен способности "Режим Берсерка" 3 уровня.
Количество зарядов негатива увеличено до 7. Уровень техники не возрос. Открыты к использованию элитные приёмы.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-10-29 12:08:39)

120

Душа с легкостью бабочки впорхнула в тело Альфария по мере того, как он вновь начал ощущать контроль над собственной плотью... Но лишь плавностью это было схоже с полетом насекомого, когда в остальном демонолога раздирала боль и ярость, заставлявшая Магнуса шумно дышать и искать жертву. Найти и уничтожить, выпотрошить, отомстить, одержать вверх! Но было среди всего этого буйства ещё одна эмоция - слова, произнесенный против воли, откликнулись в душе Владыки лаем бешеного пса, вдруг обнаружившего на себе цепь и намордник. Эта эмоция, мысль, образ сидели настолько глубокого, что скорее ощущались подсознательно, чем каким-либо побуждением к действию. Конечно, конечно, он сам впустил демона в свою душу, он сам обрек себя на одержимость и рабство ради возмездия и мести, ради того чтобы продолжать жить! И Ингру следовало беспокоиться о буйном нраве своего новоиспеченного раба...

Стоя обнаженный, обагренный своей и чужой кровью, Альфарий опустил обезумевший взгляд на грудь, там, где в нем торчал сияющий рунами ритуальный нож. Он не ощущал его присутствия в своем теле, никакого дискомфорта и стеснения, но он был необходим бойцу и потому свободной рукой демонолог вытащил его, побуждая струйки крови с большим рвением течь по кубическому прессу и бедрам. Перехватив короткий клинок обратным хватом, одержимый с диким воплем сорвался в сторону входа в палатку, в миг раскручивая чудовищный цеп восьмеркой, на каждой петле завершающийся сокрушительным ударом, брызгами крови и разорванной плоти умываясь и омывая свое сияющее Скверной тело! В опасном сближении, воитель использовал ритуальный нож для резких колотых ударов, с силой выдергивая клинок вместе с кусками мяса и багрово-розовыми лоскутами рвущейся кожи... Его кровавый голод, жажда разрушения и расплескавшийся океан безумия нашел полноценный выход, преднамеренно уберегая Маграта от преждевременного возмездия. И только когда всепоглощающий голод ярости найдет свой выход, он вернется... Вернется чтобы клокочущим басом задавать всего один важный вопрос:
- Омегон! Маат! Пэлагель! Долсур! ГДЕ ОНИ?!