Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Да здравствует день рождения - 12-летие Мистериума!
Праздничная программа уже ждет вас!

Регистрация в Великий Золотой Ящик открыта!
В честь праздника открыт конкурс - Мистериум - это творчество! открыта!
Классический праздничный конкурс Стишков-пирожков уже ждет своих литераторов!
Ну и конечно же, пора разыграть наши переходящие призы - Лучшие из Лучших 2019!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Учебные кабинеты » Кабинет №48 - Теория магии


Кабинет №48 - Теория магии

Сообщений 271 страница 281 из 281

271

Фламель
17087 год. 10 января, среда, вечер.

Библиотека >>>

По коридорам шли в полном молчании. И если бы не попадавшиеся на пути студенты, могло создаться ощущение, что Эмильен вообще в плену оказался, а ведут его на казнь! Впрочем успокаивал еще и вполне узнаваемый путь, по которому шли Хочкесс и Фламель. Нет, шли они не в учительскую, а, вероятнее всего, в кабинет Теории магии, где теперь часто проводила уроки Беатрис. Разумеется, в такое время он должен был пустовать. В отличие от учительской, где наверняка могли оказаться лишние "уши". Что же такого ужасного было в дневнике, если Беатрис опасается говорить об этом даже в присутствии некоторых коллег? Возможно, совсем скоро Эмильен это узнает...
А тем временем студент и профессор и правда дошли до кабинета Теории магии. Пустого, что и следовало ожидать, но все равно освещаемого светом магических светильников. Правда, не так ярко, как в часы занятий - все же энергию умели экономить даже в Аклории. Пропустив вперед студента, Хочкесс вошла следом, а затем плотно прикрыла за собой дверь. А после этого она что-то сделала. Эмильен понятия не имел, что именно, но судя по неуловимому движению рук, это было какое-то заклинание. Судя по ощущениям, с самим студентом ничего страшного не случилось, значит, предназначалось оно не ему. Наверное. Скорее всего, в целях безопасности, женщина оградила кабинет какими-нибудь защитными чарами против подслушивания. Жестом указав студенту на парту прямо перед учительским столом, профессор заняла свое преподавательское место. Дождавшись, пока Фламель тоже устроится, Беатрис сложила руки в замочек под подбородком и пронзительно уставилась на парня.
http://s3.uploads.ru/GgsvE.jpg
Беатрис Хочкесс: Итак, теперь я могу услышать, откуда ты взял тот дневник? - ровным голосом поинтересовалась женщина и ядовито добавила: - надеюсь, в этот раз обойдемся без глупых рисунков. Честно говоря, я так и не поняла, кого ты там изобразил. Остается надеяться, что не меня!

Фламель приключение начинается: Аклорийский переполох.

Цели миссии обновлены

272

Библиотека>>>
- Что вы, Профессор, разумеется, нет. - пояснять, как в указанном случае была бы изображена Хочкесс, он, конечно, не стал. Есть вещи, которые не говорят дамам. Особенно если те ещё и волшебницы с определённой репутацией. В общем, Эмильен, как и все нормальные люди, любил жизнь и собственное здоровье, а потому, устраиваясь за предложенной партой, быстро продолжил. - Это просто крыса. В буквальном смысле, без всяких иносказаний.
То, что преподаватель предпочла всё-таки не учительскую, а один из учебных кабинетов, лишний раз указывало на серьёзность находки. Хотя и не удивительно - особенно если вспомнить иные имена, что называл Олаф. Чем бы там не занимался студент, тогда ещё не бывший, а настоящий, всё указывало на то, без поддержки кого-то ещё здесь не обошлось. Как бы только подать всю эту информацию, чтобы не упустить чего-то важного и в то же время не обвинить кого-то просто так, потому что один призрак сказал? Вот уж задачка.
- Когда мы с Лили были в библиотеке, крысы внезапно полезли из шкафа. Их было довольно много, и они быстро обрушили конструкцию. А потом, совершенно неожиданно, ушли, оставив проход. Мы не удержались и решили проверить, что там. - оглядываясь назад, парень и сам понимал, что это, наверное, было не самой лучшей идеей. С другой же стороны, если всегда поступать только "правильно", то есть безопасно, ничего и не узнаешь, а рисковать за тебя будет кто-то другой, только и всего. Сейчас, впрочем, от него требовались не какие-то героические свершения, а максимально точное изложение фактов.
- Там, в подземельях, мы нашли чью-то тайную лабораторию. А в ней - призрака с внешностью огромной крысы, называющего себя Олафом с нынешнего второго курса. - Эмильен перевёл дыхание, затем продолжил. - Олаф оказался неожиданно добр и даже подсказал, где искать его дневник. Тот самый, который вы уже видели. Кроме того, призрак назвал имена. Ирвин Стафл - вроде как лаборант, якобы тоже видевший эти труды. И трое однокурсников - Джозеф Алетти, Лиана Краст и Грегори Винс, вроде как причастные к его собственной смерти.
Он замолчал, вновь прокручивая в голове всё произошедшее. Затем, положив на парту второй, фальшивый дневник, прямо-таки подпихнул его к женщине и продолжил.
- Я изготовил эту обманку, надеясь хоть как-то проверить полученную информацию. Большая часть не более чем чей-то старый конспект - но обложка, а также первый и последний листы тоже принадлежали Олафу. Мне они не показались чем-то действительно ценным, равно как и запретным. Но, быть может, ваше мнение будет иным. - Эмильен вздохнул, расставаться с плодами своего совсем недавнего труда ему, понятно, не хотелось. - Да, этот Олаф, как мне показалось, умеет как-то управлять обычными крысами. Не безусловно, но его они вполне определённо слушались.
Где бы ещё взять уверенность, что Олаф действует один. Особенно когда некоторые моменты сей истории довольно явно намекают на противоположное.

Отредактировано Фламель (2019-06-05 22:07:56)

273

Уточнение про крысу заслужило одобрительного кивка, но Беатрис определенно не понимала, почему Фламель решил изобразить именно это животное, призывая педагогов в библиотеке к секретности. Во всяком случае до тех пор, пока Эмильен не начал свое повествование. Женщина слушала молча, не перебивая. И с каждым новым фактом становилась все мрачнее. Эмильен был уверен - она не считает его рассказ ложью, хотя и звучит история невероятно. Но больше всего она хмурилась, когда Фламель называл имена. В этот момент она даже недовольно постукивала пальцами по столешнице. Когда же парень протянул ей дневник-обманку, осторожно взяла его в руки и пролистала. Ничего интересного внутри она похоже не нашла, а потому захлопнула дневник и присмотрелась к обложке. Повертела книжицу в руках, но потом отложила в сторону. Определенно, в обложке ничего страшного не было, иначе бы профессор не отнеслась к нему так беспечно.
http://s3.uploads.ru/U3QAR.jpg
Беатрис Хочкесс: Должна сказать, что весьма разочарована тем, что вы полезли в эту яму, - укоризненно сказала Хочкесс. - Вы вообще отдавали себе отчет в том, насколько это могло быть опасно? А если бы вы не вернулись, что тогда? Пока вы находитесь в Аклории, ответственность за ваши жизни несем мы, - имела ввиду преподавателей, разумеется. - Вот что я должна была бы сказать твоей семье, если бы эти крысы тебя там загрызли, а? Думаешь, их бы устроил ответ, что ты сам полез в катакомбы, а мы этого не знали? - отчитывала Хочкесс студента. - Очень неразумно и безответственно! По-хорошему, вас обоих следовало бы наказать минимум на неделю. А тебя так и вовсе снять с турнира! - тяжело так посмотрела на Фламеля и замолчала, продолжая сверлить его взглядом.
Этот взгляд Эмильен хорошо знал. Когда профессор так смотрела, это означало, что в голове она уже рассматривает возможные варианты дальнейшей судьбы студента. Особо часто попадающие на наказания Хочкесс, вроде Августа, иногда говорили, что в это время она подыскивает что-то наиболее каверзное. И сейчас Фламель не мог быть в чем-либо уверен. Конечно, исключение ему вряд ли грозило, но снятие с турнира и целая неделя какого-нибудь запрета на выход из комнаты... вот уж чего-чего, а это ему было совсем ни к чему.
http://s3.uploads.ru/U3QAR.jpg
Беатрис Хочкесс: Ладно... с этим разберемся потом, - наконец, выдохнула профессор. Впрочем, это вовсе не означало, что о проступке она забудет. Просто отложила это на время. - Значит, Олаф... - задумалась, вероятно, вспоминая студента. - И ты хочешь сказать, что он умудрился написать это?.. - недоверчиво так кивнула на обманку, имея ввиду настоящий дневник, разумеется. - Ты даже не догадываешься, что это за исследования, верно? - вопрос звучал как утверждение, - Эмильен, это не просто алхимия. И я тебе очень советую забыть о том, что ты там увидел, - женщина явно не собиралась давать даже намека, что же такого ужасного в исследованиях Олафа. - Имена, которые назвал призрак... это очень серьезное обвинение, - заметила Хочкесс. - Этот призрак... он говорил о них что-то еще? - поинтересовалась женщина. - И да, ты говорил про крыс... что значит "слушались"? Безоговорочно? И как именно? Он давал команды вслух? Они в точности выполняли указания или все же с отклонениями?

274

О да, мои в восторг определённо бы не пришли. Так глупо погибнуть - в мирное время, да ещё на первом же курсе. - справедливости ради, Эмильен не мог припомнить, чтобы кто-либо из Фламелей умирал и на второй, и на третьем году обучения, обычно если трагедия и случалась, то с уже вполне зрелыми представителями рода. Впрочем, как однажды сказала одна знакомая - всё когда-нибудь бывает в первый раз. А, что ни говори, навеки прославиться подобного рода достижениями он совершенно не хотел.
- Касательно "чего-то ещё" - призрак утверждал, что именно Алетти убил его, столкнув в колодец. Ну, строго говоря, убил его этот отвратительный эксперимент, само падение, вроде как, не было смертельным. - припомнил Фламель недавнего знакомого, которому трюк с первым курсом вполне удался. Вообще, в этом эпизоде было много неясного, но пока от него ждали явно не размышлений, а фактов. - По словам Олафа, он, хоть и не сломал шею, но был уже обречён, и предпочёл превратить себя в крысу, надеясь таким образом выжить. Да, Краст была свидетелем и, по версии призрака, организатором расправы. И она забрала некий второй дневник - с информацией, насколько понял по намёкам его автора, больше не технического, а личного плана. Касательно Винса Олаф, кстати, ничего внятного не сказал, видимо, тот провинился чем-то другим.
Он замолчал. Что-то ещё, некая маленькая, но нужная деталь произошедшего, так и вертевшаяся в голове, определённо беспокоила, но вспомнить никак не получалось, а забрать дневник у профессора он пока не решался.
- Что же до способностей контроля, здесь всё не столь однозначно. - за неимением лучшего, Эмильен предпочёл перейти пока к тому, что помнил совершенно точно. - У меня сложилось впечатление, что большую часть времени крысы слушаются Олафа скорее как сильнейшую особь, своего вожака. Но, скорей всего, есть и вариант прямого управления. Одна из крыс, которую нам удалось захватить, как-то уж очень кстати умерла, не дав себя допросить.
И почему-то такое было только однажды - второй раз, в канализации, никаких проблем с этим не возникло. Быть может, Олаф просто не ждал никого в гости? Во всяком случае, в тот момент времени - обнаружив меня и Лили у себя дома, крысиный король был явно удивлён. Возможно, ожидал кого-то позже... Или раньше?
- Ещё кое-что. - ему, кажется, наконец удалось ухватить ускользающее воспоминание за хвост. - По некоторым обмолвкам призрака можно предположить, что действовал тот всё-таки не один. Тогда, когда на мгновение появился у того самого шкафа, во время нападения крыс, он сказал что-то вроде "я ждал не тебя", или как-то так, не помню дословно. Но звучало так, как будто Олаф действительно ожидал увидеть кого-то другого. И это кто-то - мужского пола.

275

http://s8.uploads.ru/Q5LBe.jpg
Беатрис Хочкесс: Снова эта троица, - ворчливо отозвалась профессор. - Не уверена я в правдивости этого крысопризрака, - покачала головой женщина. - Я не думаю, что Алетти мог кого-то убить - в мыслях разве что, - сказала небрежно. Вероятно, Хочкесс считала, что Джозеф духовно слабоват, и едва ли у него хватило бы смелости пойти на такое. - Говоришь, у Краст должен быть еще один дневник? Интересно, зачем ей могли понадобиться исследования алхимика? Хотя погоди, ты сказал: личная информация? - брови взметнулись вверх. - Хм... Ну, хорошо, я это проверю, спасибо, - кивнула она. - Но как-то вся эта история выглядит... ненадежно, - подобрала она странное слово. - Видишь ли, обычно призраки не склонны ко лжи, по крайней мере того типа, что ты описал, - поразительно, как быстро женщина переключилась не лекторский тон. Сразу появилось ощущение, что на урок пришел. - Однако это вовсе не означает, что мы должны ему безоговорочно верить. Если это действительно Олаф, и он обратился неупокоенной душой, которая жаждет мести, то он должен был действовать более прямолинейно, а не морочить полгода голову всей школе. Из чего может следовать два вывода. Первый - жажда мести все-таки стоит для него не на первом месте. Второй - у него есть еще какое-то незаконченное дело. Возможен и еще один вариант, но мне бы очень не хотелось оказаться правой: Олаф стал призраком не сам по себе, а был призван кем-то, продвинутым в магии смерти, - на этом внеплановую мини-лекцию по спектрологии женщина посчитала оконченной и, изменив тон на более нейтральный, переключилась на информацию о крысах. - Значит, слушаются они его все-таки интуитивно, как вожака, но прямого контроля над ними у призрака нет. Однако, некоторые их действиям, судя по твоему рассказу, наводят на мысль, что у него все же есть какой-то инструмент для прямого руководства на расстоянии. Очень странно, - удивилась Хочкесс. - Ты точно ничего не упускаешь? Какую-нибудь деталь, пусть даже незначительную? - поинтересовалась она. - И да, о каких обмолвках речь? Ну, помимо этой ситуации со злополучным шкафом в библиотеке? Он упоминал только о том, что помогает ему какой-то мужчина? А в чем именно, он не уточнял? - продолжала расспрашивать Беатрис.

276

- Увы, про пособника больше ничего. В лаборатории эта тема вообще никак не затрагивалась. Да, призрак сказал "ты не он". - не без некоторых усилий всё-таки вспомнил Эмильен. - Но лично мне Олаф показался довольно незрелым призраком - если такой термин, конечно, вообще уместен. Даже если предположить, что всё это время он по каким-то причинам не мог покинуть подземелье, а просто копил злобу - её, злобы, было бы, мне кажется, много больше.
Он замолчал, восстанавливая в памяти те нестыковки, которые успел там увидеть. Теперь от явных доказательств приходилось всё-таки перейти к просто словам, пока ничем не подкреплённым - но что поделать, когда просто нет ничего другого.
- Версия с некромантом мне кажется вполне возможной - призрак не выглядит самостоятельной фигурой, если только не слишком хорошо притворяется. Вообще-то Олаф утверждал, что смерть наступила вскоре после эпизода с колодцем и последующего превращения, из-за того, что образец, который он "ввёл" себе, был не доработан. Но, если отталкиваться от увиденного лично, а не его слов, я бы скорее предположил, что Олаф умер недавно. - высказал своё предположение Фламель, и тут же перешёл к доказательствам. - Прежде всего, там, на полу, лежал труп огромной крысы. Именно труп, а не обглоданные косточки, как можно было бы ожидать через полгода. Возможно, мясо этого существа несъедобно, но есть и другое. Там, в канализации, нам всё-таки удалось допросить одну из крыс. В числе прочих сведений, вроде точного местонахождения лаборатории, она упомянула, что в последнее время Король, то есть Олаф, часто спит. Меня настораживает указание на время - быть может, раньше, не так уж и давно, всё было по-другому?
А ещё, Олаф знает, что наступила зима. Вот только, что из этого может следовать? Решительно непонятно.
Несмотря на, вроде бы, обилие самой неожиданной информации, которую он, неожиданно даже для самого себя, уже вспомнил, Эмильен всё равно был не удовлетворён. Вроде бы, были и другие странности, которым, из-за загородившего их куда более заметного призрака, парень тогда не придал особого значения. Но сейчас, возможно, они тоже могли сыграть свою роль в расследовании - быть может, даже более важную, чем Олаф и его хвостатые подданные.
- Можно я возьму это? - наконец решился он, кивнув на явно больше не нужный преподавателю дневник. - Хочу кое-что проверить.

277

http://s7.uploads.ru/coMqN.jpg
Беатрис Хочкесс: "Ты - не он", - повторила она за студентом и посмотрела на Фламеля так, что он моментально мог почувствовать себя голым. - Интересно... - протянула она, но комментарий своим мыслям давать не стала. А вот подробности относительно смерти Олафа ее заинтересовали куда больше. - То есть, он превратил себя в огромную крысу и какой-то период жил в таком виде? - прозвучало несколько удивленно, - Хм... говоришь, труп все еще в той лаборатории и даже еще не поврежденный? Скажи, а ты помнишь дорогу туда? Сможешь нарисовать карту? - спросила Хочкесс. Увы, но картография была не знакома студенту, мог разве что схематично изобразить, но такие данные вполне могут оказаться неточными, особенно если вспомнить, что значительную часть пути их с Лили вели крысы. А вот по оставленным в тоннелях пометкам парень мог бы сориентироваться. Вот только едва ли педагоги пустят первокурсника обратно в катакомбы. Даже в сопровождении. - С крысами, полагаю, в контакт вступала Лилиан, да? - уточнила профессор. - Неплохо, очень неплохо, - удовлетворенно кивнула, видимо, не к месту отмечая талант студентки. - Если крысы ее не обманули, и она правильно истолковала информацию, получается, что Олаф довольно долго жил под землей в оборотной форме. Поразительно, как ему удалось сохранить при этом человеческий разум, - отметила женщина.
Впрочем, как мог заметить Эмильен, Хочкесс была не то чтобы сильно удивлена. Но по ее сдвинутым бровям можно было смело предположить, что она этим фактом очень не довольна. Скорее всего, тут не обошлось без тех таинственных запрещенных знаний, и, разумеется, их применение профессору не нравилось. Наверное, Олафу очень повезло, что он уже мертв. В противном случае эта ведьма точно добралась бы до крысиного короля и устроила бы ему допрос с пристрастием. И еще не факт, что после ее "допроса" крыс по-прежнему был бы жив.
http://s7.uploads.ru/coMqN.jpg
Беатрис Хочкесс: Знаешь, Эмильен. Для подобной "прогулки" ты выглядишь чересчур спокойным и бодрым. Можно подумать, что ты всю жизнь только этим и занимаешься, - вдруг протянула профессор, пронзительно глядя в глаза парня. По интонации и не поймешь: это она похвалила его сейчас или наоборот? - А Лилиан? Для нее это тоже была легкая прогулка? И какое отношение к Олафу имеет она? - поинтересовалась Хочкесс. - Дневник, кстати, можешь взять, если он тебе так нужен, - добавила она, - но я бы хотела знать, что такого ты там собрался проверять? Имей ввиду: я категорически против твоего дальнейшего участия в этом деле! - заявила женщина. Занятно, что не пригрозила наказанием. Видимо, это была все-таки рекомендация, а не строжайший запрет.

278

Знаешь, Эмильен. Для подобной "прогулки" ты выглядишь чересчур спокойным и бодрым. Можно подумать, что ты всю жизнь только этим и занимаешься
Кстати, а действительно - почему? Быть может, кровь великих предков даёт о себе знать? Например того, первого, что швырнул Императору под ноги драконью башку, и получил за это собственный замок. Ну, или то, что от замка осталось - после визита того самого дракона. Вот уж вряд ли. Скорее дело всё в том, что происходящее уж очень похоже на какой-то сон, слишком странный, чтобы оказаться правдой. Но, наверно, было бы неплохо немного проснуться.
- Что вы, Профессор! - Эмильен рассудил, что Хочкесс, в общем-то, и не ждёт от него рассказа о славных предках, да и он сам не считал себя таким уж знатоком древней истории. А потому предпочёл осветить более насущные вопросы. - Разумеется, я вовсе не собираюсь тут же нестись, сломя голову, в эти самые катакомбы. Там страшно, грязно, и плохо пахнет.
К счастью, "в этом деле" выглядело довольно туманной формулировкой, которую можно было толковать как душе угодно - если только на самом деле не забираться в канализацию прямо сейчас, чего парень делать не собирался. Зато можно было, наконец, забрать дневник, что Фламель немедленно и сделал. Теперь - ещё немного запутать следы, показать, что обманку можно использовать не только для подсовывания кому-нибудь из причастных.
- К тому же, Лили вряд ли снова полезет туда. Там, внизу, ей было очень страшно. Даже удивительно, что вообще решилась туда пойти - видимо, уж очень хотела разобраться, что к чему. Уж не знаю, из-за Олафа ли, нелюбви к той весёлой троице, жажды справедливости, или своего неудержимого любопытства. Как встречу - спрошу при случае. - он открыл дневник, посмотрел на первый лист, ничего нового не увидел. Затем, поскольку остальное к Олафу вообще не имело отношения, перешёл к последнему. И замер. Потому что небольшой спектакль принёс неожиданные плоды. - Так, смотрите.
Положив дневник на парту, Эмильен перевернул его, чтобы Хочкесс тоже могла его прочесть, ногтем указывая на нужное место. - Здесь снова Ирвин - и некая его лаборатория. Где Олаф проводил опыты до того, как перебрался в подземелья.
И было бы очень интересно на неё взглянуть. Что этот хомяк по имени Ирвин успел натащить в свою норку - у него-то времени было всяко побольше, чем у беглого первокурсника. Но, учитывая сложившиеся обстоятельства - заниматься им, скорей всего, будет кто-то другой.
- Что же до подземелий, мне известно три входа. - студент нашёл в парте почти чистый листок и принялся увлечённо рисовать карту. Ну, как мог и умел. - Первый примерно здесь, где крысы обрушили шкаф. Дальше, сравнительно недалеко - второй, он закрыт, но при желании можно воспользоваться. Дальше несколько развилок. Возможно, не всё помню, но весь наш путь отмечен на стене, с правой стороны - если считаем, что идём из библиотеки. За пару развилок до логова - рисунок в виде крысиной головы. Третий выход ведёт в город. Уверен, есть и ещё, но точных данных у меня нет.
Ну, помимо того самого колодца, который в зимнее время завален снегом. - Эмильен, наконец, закончил "карту", и передал Хочкесс свои каракули. Пожалуй, ему больше нечего было добавить. Кроме совсем уж странных данных, подозрений и собственных гипотез.

279

Хочкесс смотрела на студента невероятно красноречивым взглядом и кивала в такт его словам, мол, давай-давай, вешай мне лапшу на уши. Можно было даже не сомневаться - она ни на грамм не поверила, что Фламель вот так запросто возьмет и бросит эту тайну. Это еще насчет пугливой Лили она могла сомневаться, но относительно Эмильена, похоже, выводы уже сделала. За годы работы в Аклории Беатрис каких только студентов не повидала, наверняка уже давно всех и каждого на типажи поделила. Интересно, к какому она отнесла самого Фламеля? Впрочем, она так и не стала как-то комментировать его слова. Может, просто лень было, может решила, что проще потом наказать при необходимости. Или... попросту отвлеклась на указанную Эмильеном страницу дневника?..
http://s5.uploads.ru/vubhj.jpg
Беатрис Хочкесс: У Ирвина нет своей лаборатории, они не положены обычным лаборантам, - задумчиво протянула женщина, присматриваясь к странице, - может, здесь подразумевается одна из стандартных лабораторий кафедры? - предположила она. Ну, конечно. По лицу Беатрис, разумеется, было неясно, что она там себе думает на самом деле. Но Эмильен прямо нутром чуял, что профессор задумалась о возможной потайной лаборатории в одном из многочисленных тайников Аклории, а котором педагоги попросту не знают. Ну, задумчивость женщины была парню лишь на руку, за это время он успел спокойно нарисовать план катакомб. Ну, как план? Схематичный рисунок, как умел. - Ужас какой, - бесцветно прокомментировала его работу Хочкесс. - Художником тебе точно не стать. Определенно... - ворчала она, пытаясь сопоставить объяснения Фламеля с нарисованным на листе бумаги. - Из библиотеки... в город? Куда именно? Там есть что-то подозрительное? Вас с Лилиан кто-то видел? А ты уверен, что твои пометки в подземелье еще на месте? - посыпалась очередная порция вопросов. - Вообще известно несколько тоннелей, соединяющих подземелья Аклории с городскими катакомбами, но библиотечный к ним не относится и вообще он не должен... - договорить женщина не успела.
За окном вдруг вспыхнуло алое зарево, а в следующее мгновение раздался громкий девичий крик. Не успела Хочкесс подняться со стула, как снаружи грянул оглушительный взрыв, вновь озаряя улицу всполохами пламени, и едва ли это была студенческая забава. Беатрис гневно сощурилась и буквально в два прыжка подлетела к окну и посмотрела, что там происходит. Замерла лишь на пару секунд, а затем грозно глянула на Фламеля, мол, никакой самодеятельности, после чего бесшумно исчезла в мерцании.

280

Ничего себе! Я тоже так хочу! - только и успел подумать Эмильен, когда Хочкесс взяла да исчезла из кабинета. В одно мгновенье и даже без метлы - та, вопреки тайным ожиданиям парня, так и осталась на своём месте, в дальнем углу, вместе с остальными артефактами быстрой уборки. Что ни говори, магия Пустоты интересная штука, особенно когда нужно быстро переместиться из одной точки в другую. У него самого таких заклинаний пока, увы, не водилось - а потому мысль о том, что, судя по уверенности женщины, карта подземелий всё-таки есть, и надо как-то исхитриться на неё взглянуть, парень додумывал уже по пути к окну.
Неужели Олаф всё-таки решился перейти к действиям? - мелькнуло в голове, пока руки расправлялись со смешными запирающими механизмами оконной рамы. Вот так прямо брать и прыгать в неизвестность Фламель, конечно, не собирался. Сначала следовало оценить обстановку. Вломиться во всё это сгоряча, с риском быть принятым за виновника происходящего и получить полновесную порцию гнилых помидоров, предназначавшихся даже не ему, казалось ещё более глупым, чем просто остаться здесь. Ждать возвращения преподавателя, которое, скорей всего, не состоится.
Зато колдовать, если что, вполне можно и отсюда. - с этой нехитрой мыслью Эмильен, наконец, распахнул окно и выглянул наружу. Очень надеясь, что всё ещё не опоздал, и ничего не пропустил.
>>>Тренировочная площадка магов

Отредактировано Фламель (2019-06-05 22:07:09)

281

Магия пустоты и правда полезная вещь, но владеют ей очень немногие. Не просто так стихия является сложной. И, разумеется, Эмильену она была не доступна. Пока во всяком случае. Оставалось только наблюдать за тем, как ее применяют другие - Беатрис, к примеру. Впрочем, куда более интересной была мысль о существовании карты катакомб. Вполне возможно, что такая есть и даже не одна. Правда, насколько она полная - сказать наверняка нельзя. Ведь постоянно удается обнаружить новые потайные коридоры. Как, например, им с Лили удалось это сделать в библиотеке. Ну, не совсем им, а крысам, но тем не менее.
Не успела Хочкесс исчезнуть, как Эмильен отправился к окну и, открыв его, благоразумно решил для начала осмотреться. Было бы действительно глупо соваться в самое пекло, особенно если учесть, что Беатрис была резко против его вмешательства. Хотя... вслух она этого не сказала, конечно, но ее взгляд перед исчезновением был красноречивее любых слов. Но ведь вмешиваться - это одно, а наблюдать - совсем другое, верно? К тому же на шум наверняка вылезет куча зевак из других помещений, чьи окна выходят в этот переулок. Однако беглый взгляд по сторонам и на здание напротив показал, что у окон никого не было. По крайней мере, Эмильен никого не заметил. А вот на улице, ближе к зданию общежития, находилась не только Хочкесс...

Фламель перемещен >>> Тренировочная площадка магов

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-02-08 01:35:57)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Учебные кабинеты » Кабинет №48 - Теория магии