Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Подведены итоги голосования к литературному конкурсу "Мир"!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Запад Мидленда: Старый Ристел


Запад Мидленда: Старый Ристел

Сообщений 181 страница 188 из 188

181

Нельзя сказать, что слова Морны были полной неожиданностью для Альфария. Если он говорил, значит, был намерен убеждать... Но при этом, он все же не сдержался удивленно вздернуть брови, как только смысл сказанных слов донесся до его сознания. Морна оказалась не столь уперта и высокомерна, как Магнус. Аргументы, произнесенные демонологом, имели в ее глазах свой вес, а его речь звучала убедительной... А значит, ему есть что сказать ещё. Возвращая меч в ножны, он продемонстрировал окончательное нежелание сражаться, следуя примеру женщины, что опустила свой дродик. Атмосфера вокруг явно несколько разрядилась, и общая тишина позволяла двум лидером спокойно решить их общую, насущную проблему.
- Я могу предложить тебе Альянс, Морна. Ты явно не питаешь таких предрассудков как Хвост, и при этом гораздо более храбрая и честолюбивая... Позволь нам объединить силы - "Непризнанные" и "Обсидиановое Сердце". Ты вернешься к Хвосту вместе со мной и я помогу тебе убрать этого слизня с дороги. И тогда, вместе, мы выступим единым фронтом против фанатиков, объединим нашу НЕНАВИСТЬ и обратим их в бегство... Но для начала откажись от бессмысленной, гибельной резни. Подумай о людях, что жаждут мести... и не позволь их памяти раствориться в безмолвной пустоте. Если ты согласна... Пойдем со мной. И мы все обсудим куда подробнее и лучше в пути. Так что... ты согласна, Морна из "Непризнанных"?

Действительно, перспектива заменить Хвоста, питающего праведный гнев к демонологу, на куда более лояльную и близкую по духу к самому Владыке Морну выглядело очень заманчиво... Но Альф не был настолько самонадеян, что не ожидал бы до самого последнего момента предательства. Ведь прежде всего, чему учишься у демонов, изучая их, общаясь с ними... так это инфернальному коварству. И Морна сама не подозревала, на какую сделку с Дьяволом была готова пойти.

Отредактировано Альфарий (2018-03-31 06:07:51)

182

После всех сказанных слов, женщина нахмурила лоб и крепко о чём-то задумалась. Определённо, Альфарию удалось затронуть какие-то важные для неё струны. Но насколько точно ему удалось угадать её мотивы? Насколько тесно в действительности переплетались их цели?

http://s9.uploads.ru/CNc6V.jpg
Морна: - Всё чего я хочу - это защитить моих людей. Мой народ. Чтобы сделать это, мы должны быть сильными. Мы не должны отсиживаться за хлипкими стенами, подобно последним трусам, ожидая пока нами наиграются и оставят в покое. Святоши убивали нас. Они брали нас в плен и пытали. Мы должны отплатить кровью за кровь. Таковы правила этого мира. Хвост - слабый лидер. Слабый и трусливый. Когда-то давно он помог всем нам обрести своё место. Но те времена давно прошли, и теперь его нерешительность тянет нас на дно. Хвост должен уйти, - произнося эти слова, она как будто размышляла вслух, проговаривая эти мысли не только для себя, но и для своих людей, - Но не все разделяют мою точку зрения. В поселении многие поддержат Хвоста, если выступить против него в открытую. Будет много смертей. Но есть другой путь. Если показать моему народу, что бояться нечего, что мы достаточно сильны для того, чтобы дать чужакам отпор - они пойдут за нами. Если мы одержим победу над Инквизицией, люди увидят другой путь и Хвосту придётся уйти, - голос её зазвучал уверенней, когда она хмуро обвела взором свой отряд.
- Мы здесь не только ради себя. Мы здесь ради всех, - подвела она итог своей речи, и вернула взгляд Альфарию, - Ты говоришь об альянсе, но это ты и тебе подобные привели Инквизицию сюда. Отчасти, это твоя заслуга. Но не только твоя. Враги есть всегда. Демонологи или инквизиция, некроманты или мародёры. То что происходит сейчас, и то что будет происходить - неизбежно. Это не первая война "Непризнанных". Но первая, в которой я больше не намерена отступать. Ты думаешь, нам стоит объединиться, а не перебить друг друга? Но объединившись с тобой, мы уже не сможем избежать противостояния с Инквизицией. Впрочем, это не важно. Мы всё равно планировали их всех убить, - сплюнула на землю, грозно поигрывая метательным копьём, - Мы убьём каждого, кто посягнёт на наши жизни или нашу территорию. Ты и твой орден ещё не успели совершить такой оплошности... Поэтому мы сейчас разговариваем. Ты говоришь об альянсе, и с Хвостом тебе его не достигнуть. Со мной - может быть. Но сначала тебе нужно доказать, что ты будешь полезен. Не только мне, но всем нам, - внезапно, слова её наполнились большей энергией и эмоциональностью, она даже подалась чуть вперёд, - Помоги нам сокрушить лагерь фанатиков! Покажи на деле, КАК мы выступим против них единым фронтом! И тогда ты получишь свой альянс. "Непризнанные" пойдут за мной.
Судя по тому, что ни у кого из её подчинённых не было даже и в мыслях оспаривать её слова - они придерживались тех же взглядов. Морна, судя по всему, уже давно задумывала сменить Хвоста на его посту. Вот только убивать людей для этого не желала. Во всяком случае, своих людей. Своим примером она хотела сподвигнуть "Непризнанных" на борьбу с чужаками, и кажется не думала к каким последствиям это может привести в дальнейшем. В какой-то мере, пожалуй, её цели действительно перекликались с целями Альфария. Вот только он был прав в одном. Если выступить против Инквизиции в отрытую, и даже если одержать победу - это приведёт к последствиям. Выступить в открытую - это именно то, чего хотела Морна, и чего не хотел Хвост. Но чего хотел сам Альфарий? Готов ли он был рискнуть? После всего что было?

нрпг

Персонажа зовут Морна. Просьба отредактировать предыдущий пост и поправить имя. В противном случае, в следующем посте она может заметить, что её имя коверкают, и ей это точно не понравится. На будущее - постарайтесь быть внимательнее к таким моментам.

183

У Альфария, что внимательно слушал каждую фразу Морны, до последнего теплилась надежда завершить этот день по своему, обернуть потоки судьбы в нужное ему русло. Он спокойно воспринимал слова женщины, понимая всю истинность сказанного и удивлялся, сколь много он не знал о "Непризнанных", как много общего у них может быть. Простые бандиты, речные пираты? Преступники, скрывающиеся на болотах от вездесущей длани правосудия. Или же народ, загнанный и забытый, чьи корни, возможно, теряются в глубине доимперской истории? Определенно, Морна звучала убедительно - возможно, не настолько, как демонолог, но за ее словами была мощная идея и она своим примером выражала волю множества людей. У Альфария этого не было - лишь песок и пепел, да горстка бичей, шакалов, озлобленных и голодных. Магнусу-старшему не понравилось положение вещей, в каком он оказался теперь: ему никогда не нравилось менять решение, даже под гнетом обстоятельств. И все же... Похоже сейчас настал тот самый момент. Хорошо силой слова сокрушать чужие умы, но поддаваться той же мощи самому? Неприятно...
- Прекрасно, Морна из "Непризнанных". Твоя истина сильнее моей; я не хотел творить резню сейчас... Последствия, как вижу,
мы осознаем одинакого. Но судьба не оставляет нам иного выбора, наши идеалы - твой народ и мой Орден, - требуют от нас решительных мер. Давай же скрепим наш союз клятвой и прогоним с болот фанатиков лживых богов!

Выпрямившись, Магнус с силой загнал свой меч в ножны, бросая крайний взгляд на своих людей. Что же, похоже предстоит еще один бой... И мы обязаны победит.

Вместе с тем, Альфарий решительно направился к женщине, протягивая той ладонь в знак уважения, как к равной. Простодушность и открытость этого жеста должна была удручать, но таков есть демонолог - все же, он увидел достаточно на этой маске благородства и честолюбия, и хотел показать все тоже самое. Впереди же их еще ожидало общее планирование, обмен информации... Да и следовало проверить, не засекли их активность за время столь беспечной заминки. План же у Владыки был уже готов и основная его ставка была на неожиданность, натиск и хаос. Именно хаос, памятуя опыт прошлой схваьки с фанатиками, Магнус имел возможность оценить состояние их дисциплины... Уничтожение главных, крики боли, ядовитые туманы, огонь и вздымающаяся из-под ног земля. Манящий аромат крови неприлично манил и дурманил разум, но сначала стоило решить организационные моменты... И понять, насколько к такому перемену замыслов готовы люди Альфария. Впрочем, особых проблем возник вряд ли должно - возможно, Маат прав и кто-то из отряда Торвальда выжил и их можно спасти, и в случае необходимости воззвать к такому аргументу.

184

http://s9.uploads.ru/CNc6V.jpg
Когда Альфарий решительно направился в сторону женщины, то заметил, что острие её метательного копья дёрнулось, нацеливаясь ему в горло. Морна не стала бить, но нахмурилась, когда поняла, чего именно от неё хотел мужчина. Она покачала головой отрицательно, отказываясь пожать ему руку, и комментируя:
- Мы скрепим наш союз кровью святош. Пускай прежде за нас скажут наши поступки, а потом посмотрим кому и в чём будем клясться, - она проявляла осторожность даже сейчас. Не доверяла демонологу? В таком случае, совсем скоро у него будет возможность развеять это недоверие без следа. Или наоборот укрепить...
"Сердца" спокойно восприняли новость о предстоящем нападении на лагерь Инквизиции. Омегон и Т'Мир были готовы к чему угодно, и давали это понять тем, как себя держали. Долсур был насторожен, но не спорил. Маат, казалось, даже воодушевился.

http://sd.uploads.ru/rPOZI.jpg http://s7.uploads.ru/1PeMw.jpg http://s3.uploads.ru/cRFIT.jpg
Морна тем временем представила троих своих спутников, которые должны были вместе с ней возглавлять атаку. Первого называли просто - Зверь. Полудикий человек из какого-то варварского племени, он плохо изъяснялся даже на общем наречии. Во время боя он впадал в неистовство и приносил в ряды противника страх и смерть. Много раз он был ранен, но благодаря своей чудовищной выносливости - каждый раз выживал. Второй - Буч. Туповатый, жестокий мародёр, мастерски управляется с двуручной секирой. Он производил впечатление человека корыстного и подлого, которому просто так лучше не открывать свою спину. Третий был магом природы, воды и воздуха. Его звали Герхарт. Он был немногословен, но взгляд его говорил сам за себя. В нём читалась какая-то потаённая злоба, животное остервенение и интеллект хищника. Складывалось впечатление, что на уме у него постоянно что-то нехорошее. От его взгляда у какого-нибудь юнца бы мурашки побежали по спине. Но Альфария таким было не пронять.

Морна поделилась с Альфарием своим планом. Он был довольно прост. Они собирались накрыть лагерь облаком тумана и атаковать его с нескольких сторон. Первым привлечь к себе внимание должен был Герхарт, вместе со своим энтом, волками и прочими призванными существами. Сразу после того, как внимание Инквизиции будет приковано к нему, он создаст облако тумана, и тогда остальные три группы начнут штурм лагеря с оставшихся направлений. Первым делом они собирались добраться до палаток и поджечь их, тем самым вызывая суматоху в рядах противника. После этого все они собирались отступить за пределы лагеря и уничтожать дезорганизованных Инквизиторов, отлавливая их на выходе из горящего лагеря.

Этот план был прост, и даже мог сработать. Однако Альфарий не мог не отметить, что в том случае, если поджог удастся - от лагеря и припасов не останется ни следа. Плюс велик риск, что в огне погибнут пленники, ежели таковые находятся в лагере на данный момент. Кроме этого, разделившись на малые группы, у них будет гораздо меньше шансов противостоять боевым отрядам Инквизиции, в том случае если они каким-то образом успеют сориентироваться. Весь план Морны заключался в том, чтобы застать противника врасплох.

Впрочем, у Альфария могли быть свои соображения на этот счёт. У них было время обсудить их, и заодно провести разведку. За время этой разведки удалось насчитать около двух десятков инквизиторов, большая часть из которых дежурила у входов в лагерь и на смотровых вышках. Лучники и арбалетчики, а также бойцы со щитами, мечами и копьями. Все одеты в кольчуги, а на бойцах так же были бригантины. Среди сил Инквизиции были замечены несколько тяжелобронированных бойцов в полулатах, вооружённых алебардами или щитами и боевыми молотами. Настоящая маленькая армия. Они не ожидали нападения, но охрана стояла на своих постах, изредка сменяясь. У одного из входов обнаружилось наибольшее скопление инквизиторов. Там горел костёр, и кажется прямо сейчас готовилась какая-то пища для всех членов лагеря. В скором времени здесь может собраться ещё больше народу. А в центре лагеря, на небольшом насыпном холме, располагался наиболее просторный и цветастый шатёр. Вероятно - там находилось командование. Подступы к этому шатру были перегорожены небольшим частоколом, с редко расставленными кольями.
Кроме того, Альфарий узнал, что местность вокруг лагеря Инквизии была неоднородной. Со стороны северного входа она представляла из себя почти полностью заболоченный участок. Труднопроходимый. Растительность там была представлена маленькими деревцами и кустарником. При должном умении их можно было использовать для того, чтобы подкрасться к лагерю метров на тридцать-сорок, при этом оставаясь незамеченным. Со стороны западного входа подступы были свободными и хорошо просматривались. Это была твёрдая почва, но по пути не было практически никаких преград, чтобы можно было спрятаться. Пришлось бы преодолеть около двух сотен метров по открытой местности. Подступы к южному входу тоже представляли из себя открытую местность. Однако там было гораздо больше растительности, за которой можно было худо-бедно прятаться. С южной стороны можно было подобраться к лагерю на расстояние до пятидесяти метров, после чего начиналась полностью открытая местность. Что касается восточного входа, то к нему почти вплотную подступал заросший кустарником болотный лесок. По нему можно было почти вплотную подобраться к восточному входу в лагерь. При должном умении - подобраться незаметно.
Ещё одна проблема заключалась в том, что свободно перебросить силы можно было только по двум направлениям - западному и южному. Там была наиболее твёрдая почва, но также и минимум укрытий. Чтобы перебросить силы между остальными направлениями, пришлось бы преодолевать труднопроходимую болотистую почву. На ней произрастали редкие деревья и кустарник, за которым можно было бы укрыться, но передвигаться по ней будет сложно и медленно. Все эти факторы следовало учитывать, прежде чем распределять силы по направлениям.

Карта общая

http://storage9.static.itmages.ru/i/18/0403/h_1522793675_5782899_11dc44a515.jpg

Карта лагеря

http://storage1.static.itmages.ru/i/18/0403/h_1522793702_6477644_43542f8b18.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-04-04 01:21:07)

185

Из двух зол, Альфарию предстояло избрать меньшее. Или же вариантов было гораздо больше? Без сомнения... И немногие из них попали во внимание Владыки. Изначально, он был готов пойти на силовое решение, убрать Морну с дороги, не допустить разжигания конфликта с инквизицией и принести голову ренегата Хвосту на блюдечке; благодарность загнанного в угол бандита не стала бы себя долго ждать. Но кем был Хвост?.. Его отношение к Ордену и Альфарию лично было давно известно, старый разбойник ненавидел демонолога. А если учесть ещё и свинью, что подложил ему Магнус-старший... Можно только представить, насколько был разгневан нынешний лидер Непризнанных, когда инквизиция спустила на него всех собак. И реакция Хвоста, лаконично описанная Морной, была вполне логичной: остановить кровопролитие, не оказывать сопротивления, пусть инквизиция ищет демонологов, а не его голову, и не важно, скольким количеством подчиненных придется пожертвовать.
И с другой стороны Морна... Ренегат, сильный, волевой лидер. Её слова, её осанка - власть, что излучал её взгляд и каждый жест. Мясник внутреннее радовался осторожности и опаске женщины, понимая, что слава берсерка бежит впереди него... И одновременно с тем не видел на её лице и тени страха. Но более всего выше перечисленного Альфария порадовало одно: Морна была готова, внутреннее, значительной частью своей души ненависть затмила ей разум, и она была готова заключить сделку с демонологом. Пролить кровь ради этого? Пожалуйста. Такой лидер во главе "Непризнанных" будет стоить тех сотен мечей и копий, что встанут рядом с Владыкой в той войне, что они вместе начнут.
Прекрасно. Превосходно!

Но это был лишь ближний горизонт событий, то, до чего ещё предстоит пройти немалый путь. И первое препятствие на пути - лагерь проклятых инквизиторов. Первичная разведка сразу же дала массу полезной информации - внешне это был вполне себе типовый военный городок. Сам Альфарий в прошлом не один год кочевал по таким вдоль всей западной границы Империи, а когда стал старшим лейтенантом, то и не раз принимал командование. Представляя из себя временное укрепление, городок лишь немного уступал в своих оборонительных возможностях бревенчатому форту, правда, лишь в том случае, если он полностью комплектован гарнизоном и имеет стратегически (и тактически) выгодное расположение. В последних двух пунктах лагерь фанатиков имел серьезные недостатки... Большая часть "армии" находилась в походе, а местность вдоль Старого Ристела в целом была не благосклонна к всевозможным видам фортификации, и это играло на руку уступающим в численности и вооружении союзникам, помимо обозначенного эффекта неожиданности.

План штурма Морны звучал разумно, он был прост и как все простое эффективен. Альфарий даже не пытался ставить его под сомнение, однако, предложил свой собственный вариант, выведя на первый план вероятность удержания пленников - как со стороны ордена, так и Непризнанных. Безусловно, возвращение к Хвосту с освобожденными людьми сыграет Морне только на руку... А Альфарий остро нуждался в восстановлении Ордена, пускай даже совсем недавно был готов этим пренебречь. Впрочем, Владыка не строил пустых предположений и догадок, тут же подключив Темира - шедимец должен был получше просканировать лагерь во время разведки на предмет концентрации "темных" или "особо серых" аур в одной из множества палаткой; скорее всего, рядом должны были дежуреть несколько аур "посветлее", попеременно сменяясь. Подобная информация была немало важна для плана Альфария, но не являлась ключевой.
Итак, берсерк предложил Морне иной путь, не посылать в первых рядах энта и мага, а наоборот придержать его и дать первым выступить воинам. Альфарий вместе с Омегоном, Маатом, Зверем и Бучем, а так же с большей частью рядовых бойцов Непризнанных должны были напасть с южного направления как только к котелку соберется наибольшее количество святош. Их наступление по открытому пространству должен будет прикрыть туман, что по задумке должен накрыть всю юго-западную часть лагеря, т.е. пространство между западным и южным входом. Как только завяжется бой, Герхарт и Темир, усиленные оставшимися бойцами Непризнанных, должны будут двинуться сквозь туман к западному входу; шедимцу при этом предстояло подготовить и призвать все, что только он был способен (одновременно с этим вставал вопрос восстанавливающей энергию алхимии: имелось ли что-нибудь у Герхарта и был ли он готов делиться?). Этим силам предстояло навести основательный и полномасштабный хаос везде, до куда они только смогут дотянуться, в том числе предлагалось разрушить смотровые вышки поднятием стены под одной из четырех опор. И ещё один важный момент: Морна, Долсур и стрелки Непризнанных должны были скрытно проникнуть в лагерь во время всего творящегося хаоса с востока и двинуться напрямую к освобождению пленных, действуя максимально тихо и смертоносно. Обнаружив и освободив пленных, их следовало освободить и совместно присоединиться к битве. Как исходило из замысла Альфария, высокая ставка делалась не столько на неожиданность, сколько на стойкость и умение каждой из трех групп. Стоит одной из них потерпеть крах, как общий замысел тут же посыпется прахом, а в итоге все группы должны были объединиться и выгнать фанатиков на север, в лесистые болота на верную смерть в топях.
Была в замысле и универсальность; если пленные будут предположительно располагаться не в восточной, а западной части лагеря, то следовательно маги и разведчики меняются направлениями, а площадь покрытия туманом остается таже. Альфарий перед боем так же собирался передать Осеннее проклятие Долсуру, дабы тот мог смазать свои стрелы ядом и несколько увеличить собственную боеспособность. Ему же, впрочем, предстояло действовать в отряде разведчиков в подчинении Морны, но, видя настороженность мужчины, Альфарий непременно собирался того взбодрить... Сейчас не мало важна была крепость духа и воли.

И как было заметно, в каждой из трех групп присутствовал его человек. Разумно ли разделять Орден? Альфарий считал, что да... Ведь весь этот поход - испытание силы, воли и духа каждого из "сердец", их инициация пред становлением рыцарями. А что есть рыцарь, как не самодостаточная, полноценная боевая единица? Сам Владыка собирался ударить в наиболее опасном и безумном южном направлении... И кто будет шагать рядом с ним? Омегон, верный рыцарь-защитник; Маат, трусливый, но преданный воитель, которому только предстоит пройти крещение кровью и стать полноценным воином. И с ним ещё была его ненависть. Необъятная. Великая. Голодная...

Барабанная дробь...

...в предвкушении битвы. Если по плану не возникнет вопросов, прошу не спешить с началом бойни и дать время (один пост) толкнуть речь.

Организационный вопрос: купленные в магазине чудес неподвижные сапоги и духи устрашения считаем ещё не полученными Альфарием?

186

После непродолжительного совещания Морна согласилась на предложенный Альфарием план. Теперь на плечи мужчины легло немножечко больше власти... И гораздо, гораздо больше ответственности за успех или неудачу предприятия. Либо пан, либо пропал. Ставки повысились. Но Альфарий был к этому готов. А может быть и самой Морне было интересно, как мужчина проявит себя на главенствующей роли?
Как бы то ни было, решение было принято, роли распределены. Морна согласилась с планом, поэтому никто из её людей не стал пререкаться. "Сердца" так же поддержали своего Владыку.
Т'Мир пожаловался на то, что ему не так уж и просто отделить одни ауры от других. Несмотря на то, что он с уверенностью назвал их будущих союзников "тёмными", в действительности это утверждение касалось лишь Морну и её ближайших подручных. Остальные же оставались всего-лишь людьми. Такими же людьми, как и сами инквизиторы. Обычными людьми, со всеми их пороками и недостатками. Но разбираться в их оттенках у Альфария не было ни времени, ни возможности. Большинство инквизиторов были такими же серыми, как и люди Морны или Альфария. Кто-то темнее, кто-то светлее. Но разница была не существенна. Действительно в лагере выделялась лишь одна наиболее тёмная аура. Она находилась в центральном шатре. Т'Мир озвучил подозрение, что именно там находятся пленники. В связи с этим, основной план оставался без изменений. Альфарий разделил их общие силы на три отряда, каждый из которых должен был сыграть свою роль. Первый отряд: Альфарий, Омегон, Маат, Зверь, Буч и трое бойцов с щитами и топором/копьём/палицей. Все они были наиболее боеспособны в прямом столкновении с противником. Второй отряд: Т'Мир, Герхарт, двое бойцов с луками и тесаками, энт, воздушный и водный элементали, а также два волка. Идеальная группа для того, чтобы внести в ряды противника как можно больше хаоса. Двое подготовленных магов имели очень весомое преимущество на поле боя. К сожалению, Т'мир никого на помощь призвать не мог, поскольку был мистиком. Зато обоим магом удалось восстановить магические запасы, Герхарт нехотя поделился зельями из своего запаса. Третий отряд: Морна, Долсур и ещё один, наиболее талантливый разведчик-лучник из отряда "тёмных". На их плечах была непростая задача, но они определённо были самыми проворными и скрытными бойцами. Если не считать Т'Мира.

Теперь оставалось лишь отдать приказ о начале атаки. И произнести воодушевляющую речь...

Альфарий, потеряно: Осеннее проклятье (1шт).

Карта + комментарии

А - отряд Альфария. М - отряд Морны. Т - отряд Т'Мира. Синий круг - приблизительная область, которую накроет облако тумана (можно подкорректировать до начала боя). Красный круг - наиболее вероятная область, где держат пленников.

Неподвижные сапоги и духи устрашения пока что не были найдены Альфарием в основной игре.

http://s3.uploads.ru/m2ZSC.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-04-16 02:24:16)

187

Интерлюдия (только для ознакомления).
17087 год. 13 Июня. 00:06.
Лагерь инквизиции.

Торвальд очнулся в оковах. Всё тело отзывалось болью, пульсирующими вспышками озаряя в памяти события прошедшего дня. Встречу с Охотником, гибель одной половины отряда и пленение оставшейся. Во рту не хватало зубов, а ребро, кажется, было сломано. Стараясь не привлекать к себе внимания, мужчина исподлобья огляделся по сторонам. Он находился в каком-то шатре, во весь рост прикованный цепями к столбу. Неподалёку от него находилось ещё несколько пленников в таком же положении. В шатре была всего одна жаровня, и она с трудом разгоняла полумрак. Даже несмотря на то, что угли в ней были раскалены докрасна.
Прямо напротив Торвальда находился ещё один столб, к которому был прикован незнакомый мужчина. Он выглядел очень скверно: грязная рубаха была залита местами засохшей, а местами свежей кровью, стекающей прямо изо рта. Голова была опущена и спутанные волосы мешали разглядеть его лицо. Пальцы рук были сломаны в во множестве мест, кое-где отсутствовали ногти и наружу вылезала окровавленная плоть. У незнакомца не было сил, чтобы поддерживать своё тело, поэтому оно висело, провиснув на цепях. Поначалу Торвальд вообще принял его за мертвеца, и единственное, что не давало в этом увериться - это судорожно вздымающаяся грудь. Было очевидно, что мужчину пытали. Долго и со вкусом. И то же самое, судя по всему, ожидало пленённых шакалов.
Дёрнувшись в цепях, Торвальд начал затравленно озираться, надеясь найти хоть какой-то выход, путь к свободе. Но его не было. Зато слева, на расстоянии всего в метр, он увидел Лэрса, точно так же прикованного к столбу. Парень всё ещё оставался без сознания.

http://s8.uploads.ru/CjdtI.jpg
Торвальд: - Эй, сопляк! - окликнул он его приглушённым, рычащим голосом, - Слышишь меня, сопляк?! - с трудом понижая громкость голоса до лихорадочного шёпота. Словно бы услышав обращённые к нему слова, Лэрс качнулся в своих цепях, начиная постепенно приходить в себя. Первое что он сделал - это попытался проморгаться. По выражению его лица было понятно, что парень не до конца понимает что происходит.
- Надо валить отсюда к хренам!..

Неизвестно, насколько хорошо его было слышно за пределами шатра, но именно в тот момент, когда Торвальд выпалил свою последнюю фразу, вошёл он. Охотник. Он выглядел именно так, как его помнил Торвальд - всё те же латы и бескомпромиссное выражение лица, с которыми он, казалось, не расставался никогда. Рожа у тебя такая, будто черенок от лопаты в жопу сунули, - мысленно огрызнулся мужчина, с опаской наблюдая за вошедшим инквизитором.
Виктор фон Граухэн окинул пленников каменным взором, задержавшись на Торвальде немного дольше, словно угадав его мысли. Ну и чего пялишься, мразь? Давай! Покажи зачем мы здесь! - если и существовали на свете люди, которых Торвальд ненавидел больше, чем себя самого - то это были служители Инноса. Собравшись с духом, мужчина решил, что не станет пресмыкаться перед Охотником. Взгляд его наполнился злобой, ноздри раздулись, шумно выпуская воздух. Он не боялся смерти. Уже почти не боялся.

http://s7.uploads.ru/DVQXY.jpg
Охотник: - Я вижу, новенькие очнулись. Хорошо. Значит мы больше не будем терять время зазря, - произнёс он холодным басом, проходя мимо Торвальда, пристально заглядывая в глаза сначала ему, а потом Лэрсу. Парень заскулил. Видимо тоже всё понял.
Но инквизитор повернулся к ним спиной. Сейчас его интересовал другой пленник. Тот самый, которого Торвальд сначала принял за мертвеца. Виктор поднял лицо мужчины за подбородок, и тот вскрикнул, больше от страха, чем от боли.
- Полагаю, больше ты ничего не вспомнил, Корис? - голос инквизитора был бесчувственным и твёрдым. Мужчина в цепях запричитал. У него не было глаз. Торвальд перевёл взгляд на Лэрса, и увидел перед собой ничтожество. Парень весь побелел от ужаса и не походил сам на себя.
- Очень жаль. В таком случае, я тебя отпускаю... - на этом моменте причитания прекратились. На губах пленника появился немой вопрос, полный удивления. Виктор по-отцовски положил свою ладонь на его макушку. Серо-голубые глаза инквизитора устало окинули помещение шатра, останавливаясь в конечном итоге на увесистом кузнечном молоте. Он вздохнул, убирая руку с головы пленника. И принялся за молот.

- Иннос любит тебя.
Короткий взмах, и молот опустился на колено мужчины. В один момент сустав оказался разбит, а кости раздроблены. Шатёр наполнился нечеловеческим криком. Лэрс отвернулся, не в силах вынести это зрелище. Виктор возвысил голос.
- Иннос очистит тебя!
Ещё один взмах, и ключица пленника оказалась смята, отзываясь отвратительным влажным хрустом. Вопль усилился, перемежаясь бессвязными мольбами и завываниями. На лицо Торвальду брызнула чужая кровь. Он почувствовал, как во рту у него пересохло.
- Иннос примет тебя...
Крики резко оборвались, когда молот одним ударом размозжил пленнику череп. Он хрустнул, как скорлупа подгнившего ореха. А потом снова - Виктор нанёс второй удар. А потом ещё и ещё. И так до тех пор, пока от головы мужчины не осталось одно лишь жидкое месиво, вперемешку с окровавленными осколками черепа. Воздух наполнился запахом мочи - Лэрс дрожал в конвульсии. Его цепи дрожали в такт, отдавая лязгающим звоном. Охотник обернулся на этот звук.

http://s7.uploads.ru/DVQXY.jpg
Охотник: - Я спрошу только один раз, - его голос скрежетал, будто был сделан из той же стали, что и его доспехи, - Демонолог... Мясник... Альфарий де Кэссель... Мне плевать, как вы его называете. Где... - он сделал шаг вперёд, нависая над Торвальдом. Витающая в воздухе угроза была настолько ощутимой, что отдавалась покалыванием на коже.
- Он?

http://s8.uploads.ru/CjdtI.jpg
Торвальд не отвёл взгляда. Мысли роились в его воспалённом сознании подобно болотному гнусу. Он знал, что будет дальше. Он знал, что ему не выбраться. Он лишь пытался найти в себе силы пройти через это.
Торвальд: - Кех... - во рту пересохло, и очень хотелось сглотнуть. Но вместо этого он набрался храбрости и сплюнул под ноги инквизитору. Это была даже не храбрость. А отчаянное осознание перед лицом неизбежного.
- А даже если скажу. Что тогда? Отпустишь меня, как этого?.. - с издёвкой в голосе Торвальд кивнул на изувеченный труп, который так и остался висеть в цепях, на столбе напротив, - Срал я на тебя и на твоего бога! Я больше не буду умолять. Слышишь? Не буду... Умолять... - яростно прохрипел он в лицо инквизитору, каменное выражение которого тут же исказилось гримасой ненависти. Он отступил на шаг назад и молча направился к жаровне, где всё это время раскалялись щипцы.
Уже через минуту пространство шатра взорвалось новыми криками.

188

Должно быть, витающее в воздухе напряжение и не осязаемый аромат крови чувствовали все... Всякая подготовка к битве проходит в её предвкушении и страхе, страхе перед необузданной, чистой жестокостью - там, в бою, все равны, и когда клинок заходит в твои кишки, уже совсем не важно, кем ты был в прошлом и кем стремишься стать в будущем. Каждый миг, каждая доля секунды решает все и только личная храбрость и умение способны что-либо изменить. Впрочем, командиры знали и ещё об одной важной для битве вещи - план. Составленный сюжет сражения, следование которому имеет обратную зависимость успеха к сложности, так что Мясник, как и Морна, стремился максимально упростить задачу каждой группы в общем и отдельного бойца в частности. Пусть их рассудит лишенная лицемерия и суровая правда действительности... В этих условиях не мало важную роль играл боевой дух и личная мотивация воинов - бойцов "Непризнанных" демонолог оставил на попечение Морне, не претендуя на авторитет и власти более, чем того требовала ситуация, раз уж последняя уступила ему пальму первенства. Так что, как только у Магнуса выдалась возможность, он подозвал к себе Долсура, дабы произнести короткие, но очень важные слова:
- Долсур... Надеюсь, ты понимаешь, почему Омегон так сильно взъелся на тебя? Гибель Пэлагеля, уход Тормунда, остальные... Все это оставляет на нас следы, как шрамы от ран. Ты ещё молод... и глядя на тебя, мы будем невольно вспоминать Пэла - но не это сейчас важно. Ты знаешь, как был важен для ордена Тормунд; ты должен понимать, что теперь твои братья надеются на тебя, разведчик. В грядущем бою не подставляйся под меч... Но и не подведи меня. Не подведи всех нас - эта резня важное, ключевое испытание, - похлопав парня по плечу, Магнус отдал ему Осеннее проклятие и позволил продолжить подготовку к битве. Прежде чем разделиться, Альфарий ещё раз прошелся по плану, заостряя внимание на самые важные элементы: первыми в бой вступит группа Альфария. Следом, уже в самый разгар сражения должен подойти отряд Темира с четкой целью нести хаос и неразбериху, и прорываясь по направление к первой группе, беря в кольцо основные силы врага (по замыслу, Магнус собирался напасть именно в тот момент, когда у костра для трапезы соберется наибольшее количество людей); и вместе с тем, немного погодя подходящего момента, в дело должна вступить Морна, продвигаясь к центру лагеря освободить пленных, и если те были способны сражаться, вместе направиться на помощь первой и второй группе.

К слову, нельзя не отметить, какое удовольствие доставило Владыке руководство составлением общего плана... Все же, должно быть, его боевой опыт и сила, сокрытая внутри, давала о себе знать. И вместе с тем, возникло пара очень важных и интересных вопросов: а кто же была такая эта Морна? Женщина, сильная, волевая... Но откуда она? Кем была в прошлом и что её связывает с Хвостом, раз она могла бросить ему столь дерзкий вызов? Альфарий, конечно, мало что знал о самом Хвосте, но их встреча, та аура, что клубилась вокруг него. Все эти мысли приятно засели в голове мелкими семечками, но почва для пока была не слишком плодотворной: группы уже разделились и вскоре предстояло взвиться колдовскому туману.
Стоя на самой опушке заболоченного леса, демонолог, чья броня и защитные элементы снаряжения уже были тщательно натерты силой коры, внимательно смотрел вперед... Он молчал, прикрытый кустами, по щиколотку погрузившись сапогами в грязь, а в глазах нарастало напряжение. "Как же я голоден..."
И вот миг настал, Магнус резко развернулся и прошел вглубь зарослей, выходя на небольшое открытое пространство. Здесь собрались воины Ордена и ренегаты Непризнанных... Совсем рядом оказался и Зверь, тут же привлекший к себе внимание Владыки, что резким движением вонзил в землю свой полуторный меч.
- Спорим, я завалю сегодня больше фанатиков, чем ты! - тут же дерзко выпалил берсерк, глядя прямо в глаза дикарю и желая увидеть там то, что уже давно разгоралось в его собственной груди - Злость и Ярость... - Сегодня славный день! Аххх! Как хорошо, как ярко светит солнце... Вороны легко найдут добычу и будут пировать телами наших врагов. Сегодня мы выкуем в крови союз... Спасем наших братьев и отомстим за них сполна, если потребуется. Никто не должен отступать. Никто не должен сдаваться! Мы будем биться до последней капли крови! А кто побежит... Ррррр...
Густой ком слюны резко подкатил к горлу и Магнусу пришлось постараться, чтобы подавить этот порыв, тут же отразившийся громким урчанием в животе и мерзкой изжогой...
- ...тот умрет от моей руки. Не забывайте, зачем мы здесь. Не забывайте, что и кто стоит за нашими спинами и смотрит на нас... Наши братья, наши мечты и идеалы. А в будущем нас ждет величие и слава! Власть! Помните об этом! Любая хорошая история начинается с первой строчки, и сегодня мы напишем её... КРОВЬЮ!
Владыка Обсидианового Сердца стремительным движением схватил вонзенный в землю меч перед собой и воздел его к небу. Он не кричал и не издал ни звука... Их все ещё могли услышать, все ещё могли заметить, и не смотря на страшно колотящееся сердце и стук крови в голове, Магнус это продолжал понимать, залпом опустошая эликсир берсерка. Он схватил пернач, совершая им два резких, болезненных взмаха, накапливая заряды негатива и пуская пену от вспышек инфернальной, разрывающей душу боли... Теперь он готов. Они все готовы умереть.
Резко развернувшись, Альфарий короткими, плавными шагами направился в сторону лагеря инквизиции, ныряя в густой туман и стараясь не издавать ни единого звука. Позади него зашуршали другие воины...
"Сегодня славный день... Сегодня славный день, чтобы умереть. Отомстить. Наконец освободиться... Все эти поражения... Потери..." - мысли одержимого роились, как стая шершней, словно пытающихся что-то сдержать, что-то, что пробудил Демон... Но демону не принадлежало, - "Пэлагель. Хигрун. Обур. Аварон... Ваша смерть не напрасна. Я помню вас. Вы будете отмщены."
Шаг за шагом, секунда за секундой... И вот уже слышны голоса людей, и вот уже, должно быть, могли поднять тревогу - важно ли это? Альфарий теперь желал только одного - оказаться на расстоянии рывка с скоплением вражеских тел и шаг на встречу к вечности, произнося громогласный боевой клич силы единения:
- Убейте. Их. ВСЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕХ!

Свернутый текст

Отредактировано Альфарий (2018-04-17 06:02:21)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мидленд – Центральные Земли » Запад Мидленда: Старый Ристел