Вне зависимости от того, хотел этого Эалтаур или нет, но допрос был завершён и, может быть, не на самой оптимистичной ноте. Разговор с магом оказался более банальным и намного меньше подошёл для каких-либо открытий и откровений, но лишь закрепил уже известное. То, что удалось узнать от Раймара, судя по всему можно было обобщить на большинство магов империи и только посочувствовать всем обладателям дара в это смутное время. Кажется, участь имперских магов с приходом Саманты стала незавидна, а цена, которую она платила за силу была высока даже для императорского трона. Нажить себе из рядов магов таких необычных и сложных стихий врагов - это ещё надо умудриться. Неужели всё дело в неопытности? Забыла про свой народ, как только взяла в руки меч, говорит значит... Да, свой меч она не отпускала с самого первого дня, насколько я помню. Но что, кроме слухов и баек может про это знать Грисдан? Последняя мысль вызвала на лице легкую ухмылку, хотя такой налёт надменности конечно просто прикрывал досаду от того, что он сразу не задал пленному такой вопрос.

Отойдя от места разговора, увлекаемый "прогулкой" с командиром, Лото снял с себя маску, не намереваясь скрывать ни одной эмоции на своём лице и, вдохнув промерзший лесной воздух полной грудью, начал описывать произошедшее:
- Отчего-то у меня есть чувство, что ты можешь рассказать про этого человека больше, чем я могу рассказать тебе. Но вот что я узнал. Грисдан - лидер отряда браконьеров - так и не раскаялся в совершенной вылазке. В своих действиях он не видит ошибки и считает, что до самого последнего момента поступал верно, - друид старался шагать как можно медленнее, с каждым шагом возвращая свой ум, обсепокоенный вмешательством теней, в привычно спокойное состояние, - но двигала ими не жажда наживы, не подлость и не коварство. Как загнанный зверь, этот человек отважился на последний рывок, защищая свою стаю. Поступок опрометчивый и стоит лишь благодарить Этерию, что план его сорвался, но всё же можно в его решении найти и благородство - ведь эти люди пошли на большой риск, защищая свои родные места. И эта часть его квенты мне не чужда. Лото чувствовал, что сейчас важно каждое слово, и от его слов зависит во многом судьба этих людей. Но за последние годы этот мир стал так сложен, так запутан, а границы между черным и белым стали так подвижны, что иногда проще было говорить так, как подсказывает сердце, не задумываясь о последствиях. В конце концов, и Аданос и Этерия были богами, не склонными к той или иной чаше весов, и Лото, поклоняясь им, выбрал себе не самый простой путь, пытаясь проследовать по тропинке за грань выбора, особенно когда выбирать приходится из двух зол.
После такой подводки последовал собственно рассказ, в котором Эалтаур попытался почти дословно передать со слов Гриса историю деревни Фирин, проклятого поля и способ выращивания волшебной кукурузы. Не забыл он также припомнить и причины такого плачевного положения - поборы Императрицы. Завершив пересказ, он всё же решил подметить: Как видишь, Императрица умудрилась стать врагом своему народу. Я думаю, что эти - эльф кивнул головой в сторону пойманных браконьеров - лишь первый тревожный звонок. Если голод и долги приграничных деревень будут возрастать, появятся и ещё люди в наших лесах. Может быть, не такие хорошо подготовленные, но зато более отчаянные. Но должны ли мы стать их укрытием от псов, спущенных дворцом с цепи, обеспечить им помощь или же указать им на своё место? Лото завершил свой рассказ вопросом, а дрогнувшая в голосе вопросительная интонация и расфокусированный, направленный вдаль взгляд позволяли счесть этот вопрос как риторическим, так и призывом к диалогу. В любом случае, история этих парней далее не в его руках и от этого становилось как будто бы и легче.