Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Захрэм – Земли Запада » Лес Ашь'Варрок. Предгорье.


Лес Ашь'Варрок. Предгорье.

Сообщений 61 страница 84 из 84

61

Имена, как то можно было заметить, мало что значили для Мун'Ракара. Да, он определённо понял, о ком ведёт речь Шом, но ни одно из них не вызвало в нём того уважения, которое бы испытали орки Арбакараша. И сперва лицо Вестника отразило сомнения в том, что к ним прибыли достойные переговорщики, но всплывшее упоминание Иридиума и прямое обращение к Угуру полностью сменили настрой Ракара. Сам старец, казалось бы, только помрачнел после упоминания своего имени.

http://s1.litepic.ru/1180429104d9de34e701b0b6c8eb.jpg

Орк-старец: Был Рок-Угур, да весь вышел. Нет у меня имени и чести, - скорее ворчливо, чем злобно, проговорил старик. Но ошибки быть не могло, это действительно он шёл в тот бой там, в сражении за Иридиум, - Угрок Два Топора - всё, что оттуда вернулось. А ведь всего одна сволочная мелочь всё испортила! - Внезапно взорвался старец, подгорая как пустой чайник на костре, - я с братьями к Крее шёл, меня отец и отец отца за руку встретили! Но одна ушастая... - дальнейший поток речи был на столько бранным, что даже опытный в этих делах Нииртир немного ошалел от всех образов,  - ...и её мать через колено, что научила её магии целительства и  фразе "Герои не умирают!" Ррр! Даже сдохнуть отважно не дали, ублюдки, - старик стоял-стоял, да так и сел на землю. Очнувшись как ото сна, он тыкнул рукой в Громобоя, - и этот ещё припёрся. Тебе мало было моего кабана в прошлый раз загнать? - Спутник Кхана не стал укрываться, и честно выступил: Не со зла я тогда, старик. Кто ж знал, что то твоя свинина, - и уж лучше бы шаман этого не говорил, потому что Угрока ещё раз цепанула за седалище его злость. На сей раз, правда, его потоки прервал Мун'Рукар, пусть и сделал это уважительнее, чем мог бы. Похоже что влияние Рок-Угура, даже отказавшегося от своего имени, всё ещё было велико в этом клане.

http://s1.litepic.ru/118042915c954e0cd215b07a90a6.jpg

Мун'Ракар, вестник Алых Копий: Не злобись, Два Топора. Мир мёртвых ещё примет тебя, и ты сядешь за стол со своими предками, - закончив с этим делом (или, по меньшей мере, старик сделал вид, что успокоился), орк смог продолжить разговор с прибывшими, - но слова Угрока подтверждают то, что ты, Вестник Грим'Харгт, прошёл Тьму Иридиума, и можешь быть освобождён от встречи с Проклятым и испытания Духа, - кивнув, тем самым подтвердив свои слова, Мун'Ракар закончил свою речь фразой, - я передам вождю и первому шаману твоё пожелание встречи с ними, и сопровожу до их шатра, но твои кернаты должны остаться здесь. Если среди них нет тех же, что воевали с Тенями в городе людей, - вопросительный взгляд кроваво-красных глаз оценил всех присутствующих, но Моргораш высовываться не спешил, оставляя это решение командиру. Рек-Керот, тем временем, о чём-то переговаривался с Шаарой - по обрывкам фраз можно было понять, что его заинтересовала "целительная магия", которая поднимает даже из могилы. Нииртир, тем временем, просто довольно скалился в лицо Угроку, на что тот отвечал той же монетой.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-04-29 13:35:09)

62

Полдень?
Немного в тему подумал орк, глянул на секунду на небо и рассеянно потянулся пальцами поправить поля шляпы, которой не было.
Мир полон странных вещей, явлений и существ. Где-то живут великаны, где-то ушастые поют песни деревьям. И если в странные рассказы про мертвых музыкантов да повелевающих табачным дымом моряков Кхан мог поверить, то в странные истории про пиратов, бороздящих моря на юге, у которых капитаном пацан, способный творить какую-то дичь со своим телом, что ни в одном приличном обществе не упомянешь...
Бррр...И вспомнится же...А все из-за соломенной шляпы...
Вот и встреча, которая кажется нереальной случайностью, казалась орку странной, да на столько, что он на секунду замешкался.
На последние реплики вестника Алых Копий, орк ответил лишь кивком.
-Мы принесли дары, Мун'Ракар. Я не вижу смысла томить их в тюках, мои ребята пожалуй выгрузят все это. - брать с собой Моргораша монах не решился, так как понимал - тащить стрелка к вождю тех кто уважает только ближний бой, не очень разумно. Доводы "За" в пользу того, чтоб взять тихушника тоже были, однако Шом предпочел не рисковать. Повернувшись к Громобою и команде, Гамашинох кивнул.
-Мы пришли сюда в первую очередь поговорить, так что не подведите меня. Я в вас верю и верю, что на провокации никто....никто...из вас не поведется как ребенок. Выгружайте все и аккуратно сложите здесь же, думаю разберемся по ситуации.
Сам Шом настраивался на тяжелый разговор. Он хотел поговорить с тем, кто теперь носил имя Два Топора. Подбодрить, воодушевить что ли...Но сейчас было не время.
-Идем, кернат. Разговор будет тяжелый.

63

Моргораш понял и простил - собственно, особым желанием лезть куда-то совершенно без оружия скрытень не хотел, особенно на территории такого клана. Предупреждение о том, что не стоит махать кулаками даже в случае "когда они полезут под хвост" восприняли все. Даже Нииртир. А с учётом взгляда всего отряда, который был направлен на мечника, особенно он. Громобой, от греха подальше, даже уселся в центре тюков "помедетировать". Делать этого он не умел, но чтобы зазря не раздражать старца, готов был научится. Шаара ему в этом поможет.

Получив решение, Вестник только поднял свой топор да убрал его за пояс, после чего провёл Кхана внутрь "первого круга" лагеря. Шатры вождя и шамана были лишь на чуточку получше тех, которыми распоряжались остальные жители племени, но на них была масса различных символов. Некоторые Кхану были знакомы, и напоминали клятвы Крее и духам Лоа, другие казались откровенной тарабарщиной, словно бы писал их совершенно далекий от этого мира орк.

В отличие от Орды, где Шом мог проходить к вождям почти что свободно, тут их остановили дважды - первым был Вестник, теперь выглянул кто-то из местных "чёрных" доспехов. В то время, пока Мун'Ракар передавал своим главарям слова Кхана, "стражник" недружелюбно исследовал гостя взглядом. Похоже, это был ещё относительно молодой орк, из-за чего к "чужакам" он ещё не проникся терпимостью или, хотя бы, пониманием, так что от дикого зверя его отличало только зачаточное сознание. На лице у него была любопытная отметина в виде отпечатка ладони, но присмотреться к ней точнее не получилось - морда стража прикрыта шлемом, да и сам он чуть ли не рычал в ответ на взгляды. После пары минут такого "общения", кернат вождя объявил сбор законченным, и пустил Шома внутрь "главного" шатра. Уже там он объявил имя гостя и его клан, не забыв представить и верхушку "Алых Копий"

Агнар "Алое копьё". Пожалуй, встретить такого в диких лесах Захрема - и лучше будет отдать всё своё имущество до того, как он скажет "мне нужна твоя одежда, оружие и варг". Если сравнивать вождя с кернатом, то разница была очевидна: во втором плескалось и горело желание битвы, стремление заставить бойца другой страны отдать жизнь за родину раньше, чем это придётся сделать тебе самому; Агнар, скорее, был чем-то вроде несокрушимых волн океана, и давно смирился с осознанием собственного пути и некой неизбежности сражений. От этого он не стал только хуже, более того - непредсказуемость мысли, осознанная убеждённость в некоторых свои установках, да ещё скреплённая далеко идущей философией создавали довольно-таки опасного противника. Скорее всего, это было нечто больше, чем просто ощущения, ведь не просто так Агнар достиг статуса вождя в подобном клане.

http://s1.litepic.ru/11805021a5161d8e776e43f969da.jpg

http://s1.litepic.ru/1180502131405a61ea23816ffd8d.jpg

Старший шаман Шорр'Наррак был попроще - как и Мун'Ракар, он жаждал кровавой схватки всем своим сердцем, и только некая цепь обстоятельств удерживала его от необходимости броситься в бой прямо сейчас. Тем не менее, несколько знакомый с поведением особо хитрых вождей, Кхан мог заметить...наигранность. Да, пожалуй шаман скорее показывал то, что от него хотели увидеть, в то время как в глазах читалась редкая мудрость Смерти. Возможно, негласная традиция, которая состояла в дополнении сильного мудрым, была реализована у Копий точно также, как то было принято в Арбакараше.

После краткой дани представлению, наступил момент молчания. Как Вестник, Кхан, по традиции, должен был объявить свои вести и требования, после чего в разговор  вступят Вождь и Шаман. Первый, на сколько то можно было судить, высиживал момент раскрытия темы с глубинным равнодушием, тогда как Шорр ожидал слов посланника с явным желанием выступить в ответ, что-то передать Вестнику Грим'Харгт.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-02 16:12:01)

64

На небольшие задержки в пути к вождю, как и на проявления чуть ли не агрессии со стороны отдельно взятых рубак, Кхан внимания по сути и не обращал. У каждой общины свои порядки, чего уж тут поделать.
А вот сейчас будет вершиться история...Кажется так говорят гномы? Мы будем ковать её здесь и сейчас.
Кхан поклонился, без доли шутовства и иронии, а как полагается - в меру глубоко, в соответствии со своим статусом, выказывая уважение двум правителям гордого клана.
-Вечер в шатер, вожь, - голос монаха был тверд, говорил он уверенно. - Да сопутствует этому дому удача, хранят его Великие Духи да освещает ваш путь Крея. Имя мне - Кхан Шом. Я - брат вождя клана Грим'Харгт, одного из Шести, что зовется Великими в Арбакараше. Джаггернаут, представляющий волю и несущий вести.
Шом глубоко вздохнул.
-Ни словом, ни мыслью я не солгу, и предпочту вынести на ваш суд голую правду, что бы мы с вами вместе обсудить ее да принять решение. Не ищите в моих словах резкости, ни кого не думаю обидеть, не ищите же в них и тайного умысла. Пришел я сюда по своей воле, выбрав эту дорогу, и здесь не будет места чьим то "играм", хотя речь в том числе пойдет и о политике.
Орк еще раз обозначил поклон, завершающий вступительную речь, и продолжил размеренное повествование.
-В мире происходит много странного и не всему я бы мог найти объяснения. События двухлетней давности в некотором смысле стали тем маленьким камушком, что может вызвать камнепад на головы всей Орды. Последствия же могут оказаться необратимы. Орда на грани раскола и краха. Среди нас осталось единство, однако с каждым днем всё больше и больше ошибок совершаем мы, в погоне за своим местом под солнцем запада. Один за другим пропадали на границах востока нашего края отряды разведчиков, и мы отправились проверить. Десятки знамен кланов, как спустившихся с гор так и тех, что живут на равнине уже давно, - в огне и крови. Жилища духов, что выжжены дотла. Наши ребята гибли, а виной тому мы видим того, кто ныне ведет Черные Доспехи. Гатренча...
Монах не позволил злости исказить голос, лишь сильнее сжал кулаки.
-Мы искали способ решить эту ситуацию. Я искал... Роган мудрый вождь, однако он позволяет своему соратнику слишком многое, и это грозит поставить орду под удар тогда, когда это меньше всего нам нужно. Они жаждут крови и битвы, но не думают о последствиях. Хотят славы ради славы, но пытаются ее найти не в великих ратных подвигах и свершениях достойных Арока, а в мелких стычках на границе, в которых молодняк убивают без разбору!
Еще один глубокий вздох.
-Я понял, что задачу эту мне не решить одному и пришел к Белому Глазу за помощью. Я не знал, как напомнить Орде о единстве, как остановить бессмысленное кровопролитие, как не допустить раскола. И сказал мне Великий Шаман: "Ответ надо искать извне... Духи сказали мне, что Алые Копья заслужили прощения. Найди их Проклятого, и повергни в прах. Пайзцу Арока и символ Скрепления Ругз принесёшь на совет, а выжившие Алых должны войти в Грим’Харгт. Как один из Братьев, твой клан должен поглотить их безумие Пути Смерти"
Гамашинох испытующе уставился в глаза Шорр'Нарраку, задержал взгляд на пару секунд, после чего продолжил чуть понизив голос.
-Духи говорили тебе что-то об это, мудрейший? Говорили ли они о вестнике в моем лице? О прощении? - боец чутка нервно поводил плечами. -Я не могу солгать: мне в новику приносить подобные вести. Я не великий мастак толкать речи, да и если честно вся эта грязь политики мне противна. У меня болит сердце лишь за мой народ. Мне претит его разобщенность, я не хочу бессмысленных войн, мне больно видеть, как погибают мои братья. Но я обещал...
Монах невольно стиснул висящую на поясе маску, что болталась около трофейного черепа.
-Там, под темными небесами Иридиума я поклялся никогда не сдаваться. И я не сверну с пути который выбрал сам себе - пути что приведет орду к единству. Не гневайтесь, мудрейшие, вести подобные моим никто не захотел бы услышать в своем доме, однако я не просто верю...Я знаю, что если мы объединимся, мы найдем способ избежать краха.
Кхан горько усмехнулся и испытующе уставился на вождя.
-Таков мой сказ, Агнар "Алое копьё". Ар ус микрэ бусо Харт панав у кра!

65

Внимали Шому со всем уважением, которое только можно было оказать - молча, внимательно, непрерывно. Тем не менее, чем ближе речь становилась к совету Великого Шамана, тем беспокойнее был Шорр, тем сильнее проявлялся его беснующийся нрав. И в тот момент, когда было оглашено "поглощение" клана, орк не сдержался окончательно.

http://s1.litepic.ru/1180502131405a61ea23816ffd8d.jpg

Старший шаман Шорр'Наррак: НЕ БЫВАТЬ, - взревел шаман, резко поднимаясь с своего места. Тяжелый взгляд своего вождя Шорр выдержал не без труда, но не поддался, - не бывать смерти Проклятого! Агнар! - По рукам колдуна пошла дрожь, его пудовые кулаки сжались от злости, - ты знаешь, что он значит для нас. Что мы для него. Ты знаешь, что "Иные"...

http://s1.litepic.ru/11805021a5161d8e776e43f969da.jpg

Агнар "Алое Копьё": Знаю. И внемли Алому Копью, Вестнику Горя - присядь и умолкни, не выставляй наш клан монстрами перед другими, - это было зря. Побег в астрал свершился быстрее, чем кто-либо из присутствующих (даже если бы захотел) смог вмешаться в происходящее. Натужно выдохнув, орк указал на место против себя, - садись и ты, Глас Орды. Духи уже давно предвещали твоё появление, и это внесло раскол и в нашу семью, - старый воин провёл рукой по подбородку, приглаживая застарелую щетину. Говорить ему было столь же непривычно, как и Кхану, а потому Алое Копьё не сразу нашёл нужные слова:

- Вести твои нерадостны, скажу не таясь. Ваш "Белый Глаз" мудр, и он был прав когда сказал о том, что останутся лишь выжившие Алые Копья. Кроме этого, он знал и про пайзцу Арока, что принял первый Череполом из рук Ушедших, и ведал о ритуале Скрепления или Слов Верности, символом которого была мудрость Безумного шамана, вырезанная на плоти умершего леса - танец духа Мёртвого Дерева. Но так как ты здесь и один, а не за границами лагеря и с воинами своего клана, то вам многое тебе неизвестно из нашей истории. Это естественно, - буркнул орк смиренно, - мы долго жили тем, что держались особняком от остальных, были зверьми среди зверей. На столько, что некоторые из нас стали забывать о том, что Проклятый - наше наказание, а не источник силы. И как любое наказание, он не принадлежит нам, и что мы сами должны придти к тому пути, которым следует идти. Когда мы закончим со всем этим, Кхан Шом, никто из моих кернатов не свернёт с пути Смерти, и в Чёрную Рощу мы пойдём с легким сердцем, а затем - и за флагом Ругза. Так велят духи, - смирение вождя было тем понятнее, чем дольше он говорил. Да, как бы ни были закрыты Алые Копья, они всё ещё хранили в себе знания и мудрость Богоборца, следовали традициям Орды. Естественно, что их клан, со временем, менялся, но тот же Агнар нёс в себе холодную ярость, что свойственна старым и мудрым охотникам, в чём сильно напоминал другого Вождя, что следовал тем же идеям.

-  Дом призрака сейчас стоит на входе в пещеру Той, Что Жаждет. На нём можно провести ритуал Зова... Когда-то мне уже приходилось это делать, когда я уже сражался с Проклятым - на том стоит часть нашей кары: молодой воин должен выдержать ночь с воплощением мощи наказания, а потом стерпеть его прикосновение к своему лицу. "Испытанием" зовёт это Шорр'Наррак, но сам он не проходил его... То, что должны стерпеть шаманы, ещё хуже. Потому их так мало в нашем клане, почему я и выступил, когда-то, против Предка. Безуспешно, - орк без стыда признал своё поражение, просто озвучивая это как давно прошедшие события, - но одно я понял - сила мёртвого не в нём самом, и его правда таится глубже, чем я знаю. Возможно, Шорр'Нарраку открыто большее, но, как понимаешь, для него лишиться Проклятого - лишиться Испытания, внести слабость в наш клан. Он не примет иного пути. Если ты не докажешь, что есть иная сила, - воин кивнул на черепа, которые пришли как трофеи из Иридиума, - та, которая помогла тебе пройти Тьму Людей. Выступи с ней перед Старшим Шаманом, прими его условия - и сокруши Проклятого. В том будет моя помощь, меня и моих братьев, - шаман, что логично было предположить, начнёт мутить народ с того самого "Дома призрака", либо же постарается выступить с своими речами перед прибывшими в том же месте. Либо выкинет ещё что-то - слишком уж порывистым был мудрейший этого рода.

Цели миссии: обновлены!

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-03 20:38:09)

66

Только Великим Лоа да самой Крее было ведомо в тот момент, каких неимоверных усилий стоило Кхану удержаться, чтобы не ударить себя ладонью по лицу.
Твою ж мать...
В текущей ситуации действия шамана вызвали у Шома лишь недоумение, а бегство в припадке гнева( которое Гамашинох мог бы спокойно понять учитывая буйный нрав его родного народа) явно ухудшило мнение монаха о Шорр'Нарраке.
С момента, как он оказался в шатре и был представлен, боец прикидывал как связаны между собой Тираморх и этот Говорящий с Духами. Отец и сын? Примерный возраст вождя Смертострелов Кхан прикинуть мог, да и сопоставить с возрастом шамана "на глаз", а может чего из слухов вспомнится. Но в целом - вряд ли. Слишком уж мало он ведал.
-Не пойми меня неправильно, вождь, но это как-то тупо выходит. - крякнул Кхан, пораженно уставившись себе под ноги. - Или вы здесь считаете, что в Арбакараше живут отбитые на голову безумцы, что считают нормальным диктовать свою волю окружающим?! Да брось...
Устало потерев рука об руку зеленый продолжил:
-Давным давно у меня был друг... Ну или не друг, но хороший знакомый. И как-то раз, вечером у костра, он рассказал мне странную байку. Мол был однажды момент Начала, и до этого момента не было Ничего. Ни духов, ни богов, ни рас, ни самого мира. Была лишь точка. - в этот момент Кхан сжал что есть силы кулак, да так, что от натуги захрустели на весь шатер адамантовые жилы. После чего резко разомкнул пальцы единым движением оставляя открытой ладонь. - А потом был Взрыв. Взрыв, в результате которого возникло все сущее, и это было на столько давно, что никто никогда не упомнит. К чему это все? Великие Духи могут сказать свое слово, и слово это будет весомо. Однако помни, Агнар, что лишь тот, кто принимает решения согласно своему собственному разумению и велению сердца, может считаться живым. Тот, кто следует слепо чьей то указке и исполняет волю бездумно, достоин лишь зваться рабом. В этом, как сказал мой товарищ, и есть смысл той истории. Верить во что-то подобное странно, однако странного в нашем мире хватает.
Задумчивый Кхан запустил пятерню в волосы и вдумчиво посмотрел на вождя.
-Мораль в том, вождь, что был момент когда ни духов, ни богов, ни нас, орков, не было. А потом мы стали. И значит равны мы в своих правах. Быть рабом чьим либо? Да любой Орк скорее умрет, чем попадет в рабство. Лоа - наши старшие братья, которым ведома вековая мудрость, однако слепо подчиняться их сказу, что они дают через Великого Шамана?! Да за кого меня вы принимаете?!
На самом деле возмущения и сердитости в монахе почти не было, просто он пытался объяснить свою позицию. Дурацкая привычка, не свойственная оркам, однако слишком уж долго он жил в Большом Мире.
-Расскажи мне, Агнар "Алое Копье", свою историю и историю Череполомов. Мы не можем начертать рунами крови и пепла новые строки истории нашего народа при этом просто отринув и забыв былое. Расскажи мне про Ушедших и "Иных", кто они и в чем суть таблички Богоборца? Расскажи о Символе скрепления и Словах, ведь я еще по сути молод и в вопросах подобного толка невежа. - зеленый был серьезен. Он твердо считал, что прежде чем что-то делать надо разобраться в проблеме. Нужно узнать, с чем они столкнулись, и не принимать поспешных решений. Пойти убить что-то просто. Найти же в себе силы принять трудное решение и избежать убийства - сложнее. - Объясни мне кто или что такое Проклятый, почему пало проклятье на голову твоего клана, что там за убийство отца сыном, или как-то так, произошло? Объясни мне хоть кратко, что здесь происходит, и что для твоего клана по настоящему значит проклятый? Велят духи?! Харт! Запомни мои слова, Агнар, и живи с ними - воля духов может значить многое, однако истино важно лишь до, во что ты веришь своим сердцем. Воля воина определяет его решения и его право на жизнь. Ты не слепец из стада, что подчиняется. Я предлагаю тебе стать мне братом - наш клан с радостью примет вас. Вопрос в том...
Тут Шом сделал небольшую паузу, чтобы сделать глоток из фляги с вином, после чего протянул ее вождю.
-Вопрос в том, что я не имею никакого права просто по собственному желанию рушить традиции, что ковались годами, пусть годы эти были полны горести и мольбы о прощении. Прежде чем садиться на стул, проверь куда садишься. А если ты в запертой комнате без дверей, будь готов напрячь все свои силы и даже немного больше, чем можешь, и пробить любые преграды, найдя выход из ситуации, и не всегда этот выход должен быть сопряжен с убийством себе подобных, пусть на них и некогда пало проклятие Отречения.
Орк на полном серьезе не хотел бездумно идти убивать Проклятого кем или чем бы он ни был, и не намеревался упускать момент - пусть Агнар и имеет право на свои тайны, как и сам клан, но в свете грядущих событий над некоторыми вопросами придется приоткрыть завесу секретов.
-А еще мне не ясно, почему Тираморх, вождь Смертострелов, хотел перед Советом Шести, заполучить ненадолго с возвратом в свои руки Символ скрепления, а так же интересовался Шорр'Нарраком - он хотел, чтоб тот пришел в его клан, в замен обещая рассказать мне про одного из Проклятых.

67

Сперва вождь вопрошал глазами лишь один вопрос: что ты такое несёшь? После, бросив взгляд в сторону (привычка?), он не обнаружив там своего верного помощника, у которого можно было бы уточнить состояние услышанной дичи, орк только вздохнул. Наконец, оперившись щекой на кулак, Алое копьё смотрел снисходительно, как на кого-то очень юного где-то на винокурне гномов по производству ликёров. Взгляд поменялся лишь тогда, когда за историей о Ничего и Что-то там, возникшем следом, пошли материи более приземистые. Кивнув в ответ на пожелание Кхана выслушать историю, орк принял флягу и щедро отпил из неё, откидываясь на своём троне назад. Он выглядел...пожалуй, уставшим. Словно бы ему пришлось воевать неделю, после чего вдруг набежали парлументёры и давай переговоры устраивать.

http://s1.litepic.ru/11805021a5161d8e776e43f969da.jpg

Агнар "Алое Копьё": Всё началось с ухода Яростного Рыка - так, по крайней мере, говорил мой отец, - начал говорить вождь, погружаясь в воспоминания, - когда он, вместе с Ушедшими или Отверженными, отправился на запад, чтобы его топор обагрился кровью предателей-людей. Первый Черополом, в ту же пору, получил из рук Арх'Гартора одну из таблиц мудрости Убийцы Бога. Простым было желание вручителя - помните нас. И хотя Череполом не смог познать её или прочитать - он принял дар и сохранил его с заветом: беречь новые земли крепко, но не простить людям того горя, что они принесли. Это, отчасти, определило уважение к нему, а глубинная ненависть, с которой он бросался в бой, закрепило отношение орды к нему. Сомневаюсь, что мой род идёт с тех пор, но так считали мои предки, - орк задумался. Истории таких времён были полны тайн и мистификаций, особенно когда вопрос касался древности рода, так что приходилось отвечать весьма осторожно. Обдумав дальнейшие слова, он продолжил, - со временем, Череполомы сплотились вокруг вождя и встали на границе сплошными рядами. Много веков они обороняли зарождающийся союз на восточных границах, после чего ушли южнее, в самую проклятую топь. "Умрём, чтобы другие жили", - таков их был воинский клич. Но со временем клятвы забывались, знание утрачивались с погибшими в боях, и некогда доступное всем таинство "смерти для жизни" стало чудовищем некромантов, "смерть для оружия". Первыми сдались шаманы, принимая это тьму как дар, как спасение для погибающего клана... Они были слабы и неопытны в искусстве управления мертвяками, и многие из них скормили свои души некому духу, которого именовали Духом Костей - он первым откликнулся на зов, но требовал смерти за свои знания. Так продолжалось до тех пор, пока Труг'Крум не вернул искусство танца, и не помог клану обратиться к словам Арока через пайзцу. На ней сохранилась часть "крови" Поверженного, и ещё теплилась малая толика его силы. Шаман-Богоборец оставил её как напоминание, как знак смертности тех, кто возомнит себя выше всего мира... Но мои предки решили иначе, прислушавшись к шепоту Духа Костей. Тогда и появился Проклятый, - натужный вздох, почти что болезненный. Как бы не относился к происходящему Агнар, этот момент своей истории он раз за разом переживал с искренним состраданием к своим предкам. Сострадании, что граничило с злостью.

http://s1.litepic.ru/11805021a5161d8e776e43f969da.jpg

- Старший шаман осквернил пайзцу, отнял её силой часть мощи духа, а потом использовал полученное для насыщения тела своего брата-вождя, - слова, как могло показаться, не вылетали, а выпадали из уст орка. Говорить о подобном святотатстве было очень тяжело, - По легендам, в пору своего "рождения" чемпион Смерти поднимал мёртвых велением воли, а души умерших не покидали этот мир рядом с ними. Но даже таким, он уступал числом врагам из Безымянных земель, и новое войско он решил набрать трупами. Рассвет нового дня не встретил целый клан - пять сотен орков легли костьми, от мала до велика. Тогда-то Арбакараш и решился принести кару на голову тех, кого совсем недавно считали надёжным щитом своих рубежей, - вождь подался чуть вперёд, отрываясь от своего "трона", - и даже мощи Орды не хватило для того, чтобы окончательно повергнуть Проклятого. Думаю, их пугала необходимость разрушения пайзцы - наследия Великого. Всё, на что тогда решились - запечатать мертвеца, дабы его сила истончалась с годами. Выжившие Череполомы стали тюремщиками для своего предка, вооружившись Алым Копьём, и с тех пор мы следим за ним - убиваем его приспешников, смиряем витающих рядом с ним духов Порчи, год за годом подтачиваем костяные цепи. Но в этом осмелились увидеть силу, в наказании стали искать откровения, - Агнар рыкнул, - да, выбор - удел свободного, раб должен повиноваться бездумно, но порой Старшие требуют от нас подчинения в момент приказа, и мы должны услышать их зов. Когда вождь приказывает идти в бой - мы идём, потому что закон и мудрость Арока сказали так. Когда я, вождь, слышу слова Духов, что выше меня - я следую им. Пусть нет моей вины в том, что предки оступились, но если проклятие коснулось нашего рода, то я, старший, несу за всё ответ, и мне решать будущее клана. Те, кто осмелятся бросить мне в этом вызов, падут на поединке Правды, - очередной вздох, задумчивое молчание, - или уйдут, подобно Смертострелам. Лучники тьмы когда-то были глазами Череполомов, несли для них весть о новых боях. По традиции, их вождём становился третий брат в семье вождя Череполомов, и так пожелали Боги, что он, в пору рождения Проклятого, был умнее старших. В тот день, когда Проклятый явился в этот мир, Смертострел унёс с собой Откровение Безумного, которое рассказывало о Песни Смерти. Эти слова, слова силы, должны были смирить Духа Костей окончательно, соединить его сущность с телом Предка. Но этого не случилось... К счастью. Тем не менее, остался ещё символ скрепления, который Смертострелы вручили в момент братания с Череполомами - осколок Мёртвого Древа из Тёмной Рощи. С его помощью можно принудить Духа Костей показаться тебе, но без Слов песни ты будешь бессилен перед этим созданием. Поэтому, думаю, Смерстострел желает вернуть к себе то, что некогда принадлежало его клану. Но что о Проклятом, то могу ответить лишь свою задумку - оба брата ещё живы. Как говорил Два Топора, в Иридиуме он слышал про неких "личей", которые способны затаить свою душу в камень, и жить вечно. Проклятый Вождь скован с пайзцой Арока, и за ним мы следим, но куда мог скрыться Проклятый Шаман - то мне неведомо. Возможно, ваш Тираморх отыскал его следы, - закончив с рассказом, Вождь замолчал. Серые пальцы одну за одной перебирали прочные каменные бусины на шее старого орка, словно бы отмеряя шаг за шагом пройденную Череполомами историю - историю вражды, войн и неизбежных смертей.

- Потому для нас ваш мир является "Иным", - сказал Агнар напоследок, - клятвопреступники, братоубийцы, поклонники мертвичины. Наша жизнь - ошибка, но наша смерть - спасение для других. И пока мой сын, Шорр'Наррак, не примет этой истины, Копья не могут вернуться в Орду. Впрочем, смерть Проклятого решит вопрос, и исполнит волю "Глаза", - Вождь пристукнул стоящим подле трона копьём, отбивая своё решение глухим стуком. Порой осознанное повиновение - тоже свобода, ибо оно несёт за собой давно ожидаемое спасение.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-07 18:47:13)

68

Кажется сидящие где-то в астрале Харт и Хеш сейчас охренели от услышанного.
Кхан в шоке.
Наверящим и непонимающим взглядом он смотрел на вождя и с каждой секундой проникаясь к нему все большим и большим уважением. Части мозаики одна за другой становились на место будто бы с щелчком. Взяв из рук обратно флягу Шом еще раз хорошенько к ней приложился.
-Озадачил ты меня, вождь. Однако теперь на свои места все встало и знаю я как нам след поступить. Про камни, что хранят в себе души личей и архи-личей верно ты слышал. Видел я такие, держал в руках и один даже лично уничтожил. Дрянные вещи. История твоего клана не будет забыта. В день когда наши кланы объединятся, мы сложим великую песнь, что встряхнет затхлый Арбакараш: песнь об ошибках, предательстве, великом прощении и воссоединении. - с каждым словом голос становился громче и тверже, пока от сиплого шепота не вернулся в норму.
-Со мной в отряде есть один из детей Тираморха - Моргораш. И ведь как знал, подлюка, что ты про песню упомянешь...Он тоже "отмечен Иридиумом". Тоже прошел этот Ад. Не пойми не правильно, но горячность твоего сына может нам повредить...
А не брат ли Тираморху ты часом, Агнар?
-Проблемы в этой жизни делятся на два типа: решаемые и не достойные внимания. В нашем случае, первом, все определяется просто: цель поставлена четко, надо ее достигнуть. Мы сделаем все как надо, я избавлюсь от проклятого. Что понадобится то? Пайцзу, Осколок и песнь, что будет спета в пещере Той Моргорашем? И сразу, что бы не было недопониманий - мы не просто поединок чести идем устраивать "выдержи прикосновение", я буду драться до конца со всеми вытекающими. И я не против, чтобы шаманы помогли мне магией. Заранее, как я понимаю схватка должна же идти один на один? Говори правила, Агнар, тут важно ничего не упустить. И если твой клан будет против и решит нам помешать...Пускай хоть часть, что поведет твой сын...Что же нам делать?
Ребята защитят тебя, дед, от любой напасти. Если ты говоришь о том, что клану это не понравится, нас запросто сомнут без подготовки. Или, Харт, мне придется срадаться с ним при помощи не только заемных сил благословений, но еще и прямой подмоги? Я запутался!
Решение может приниматься бесконечно долго, но если оно принято - все должно быть реализовано как можно быстрее. Осталось узнать все правила подобной схватки, если таковые предусмотрены при попытке убить неизвестную, древнюю и очень злую мертвую сущность. Уговаривать стрелка не придется, поможет с песнью, однако сердце шептало что бой будет идти один на один. Сердце напоминало о тревожных видениях. И даже мысль о том, чтобы прикоснуться к тайне предка, заполучить на сохранение невероятной ценности пайцзу...
С кровью Первобога...
Даже эта мысль не грела душу. Сейчас сознание Гамашиноха работало на всю катушку учитывая мелочи и просчитывая вариант, не упуская ничего. Пайцзу надо сохранить, это сокровище, но кажется в бою без нее придется туго. С помощью артефакта Проклятого создали, с помощью него ослабили, с его же помощью Проклятый будет убит.

69

Алое Копьё кивнул. Как бы ни была печальна история его рода, забыть её - и утратить многие традиции, события и память, опыт прошлых поколений, что сравним с чистой силой в некоторых ситуациях. Это было бы совершенно непростительно, а потому за своего сына, который грозился помешать этому, заменить истинную веру ложной, вождь также не отвёл взгляда, принимая это обвинение как должное. Похоже что Агнар уже давненько подумывает на эту тему, и принял некоторые решения как должно Вождю.

http://s1.litepic.ru/11805021a5161d8e776e43f969da.jpg

Агнар "Алое Копьё": Песня Смерти для нас - что шепот духов или мудрость Арока, роднее слов уши не услышат, - кивнул орк, улыбнувшись краешком рта при упоминании Смертострела. Родственные чувства взыграли, или уважал ещё одного участника Иридиумской бойни? - Но чтобы исполнить её так, как должно, нужен больше Знающих, чем твой кернат и мои шаманы. Само испытание проходит один на один, то верно, и длится всю ночь. Сейчас, дело ясное, всё надо делать быстрее - мои воины скоро вернутся с набега на крысолюдов, и я скажу им услышанную весть, - Агнар встал на ноги, как бы нехотя поводя мускулистыми плечами. Полное игнорирование брони, вкупе с огромным, что твоя ляжка, тесаком выдавали в нём одного из известных всем орочьих берсерков, которые могли погибнуть, но не проиграть. Даже страшно сейчас подумать о том, до какой степени накаляется ярость в тех, кто бок о бок идёт со Смертью в бой, - и если мой сын не вмешается, то можешь идти вместе с своими воинами и моими братьями, чтобы враз разрушить все тела Проклятого. Обычно он поднимает не более двух мертвяков, оставшихся с прошлого ритуала, да только сейчас, думаю, против вас пойдёт вся орда призраков и выбранных им "спутников". Всего их три, по числу когда-то отмеченных братьев. Что до пайзцы... Она там, в его настоящем теле. Сколько бы мы не устраивали тризны, сколько бы ни пылал поминальный костёр - его тело восстанавливается за семь лун там, где установлен штандарт Череполомов, вновь требуя нашего внимания и кары. Если таково проклятье или сама суть некромантии, то я чувствую скорбь за Предка, а потому буду рад, что на сей раз он навсегда освободится от этой боли, - направившись навстречу Кхану, Агнар достал из напоясной сумки небольшой камешек, на котором были начертаны орочьим языком слова "Ключ" и "Зов", - ключ-камень. Положи его на алтарь у входа, и Проклятый откликнется. Обычно мы обагряем ключ-камень своей кровью, но этот ритуал пришёл к нам позже, против нашей сущности, - в этом орк был прав. Практически все ритуалы, танцы и схожие мистические явления у зеленокожих практически никогда не были связаны с их кровью. Животных или птиц, рабов или достойных пленников, которым даровали "чистую" смерть - да, вполне. Но не своя, потому как тела орков принадлежат лишь им самим, а пролитая кровь означает маленькую потерю, граничащую с поражением.

Вождь направился на выход, бессловесно приглашая Кхана за собой. Уже вне границ шатра следом за ними отправился и стражник, и кернат-знаменосец. За границей "круга первых" удалось встретить и оставленный ранее отряд. Судя по здоровенному фингалу под глазом Нииртира, а также помятому виду Громобоя, старикан-Два Топора всё же добился своего. Но бой был честный, это факт - знакомый ятаган задира сменил на менее изящный, но более удобный на вид меч. Самого старика рядом не было видно.

Предоставив Кхану время для разговора с своими воинами, Агнар преступил к неспешному разговору с Мун'Ракаром. Два брата - что две стороны одного меча, как говорится, а потому знаменосец даже глазом не повёл в ответ на волнительные, казалось бы, новости. Похоже что минимум один могущественный союзник в этом клане уже был, а вслед за ними подтянулся и стражник. Собственно, деваться ему было некуда - как бы парень не пытался сохранить солидно-злобный вид, он явно сдавал на фоне таких матёрых воинов.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-11 17:54:09)

70

-По-хорошему нам бы с твоим сыном еще переговорить... Не дело это родне кровь друг другу лить, да и вообще обиды держать. Гнойник если есть, то надо вскрывать. - задумчиво протянул Кхан, выходя из шатра.
Стоило подойти к своим, как...
Сначала недоуменный взгляд, и короткий вздох разочарования, говорящий как бы "Я же просил...".
Потому взгляд уже более длительный, в глаза Моргорашу, и лишь еще один вздох. Говорить что-то в духе: "А мог бы и предупредить и рассказать" смысла не было. Да и прав в чем-то Тираморх был, следовало бы сначала поговорить со стрелком, но сделанного не воротишь.
-Так, слушаем меня предельно внимательно - задача у нас простая по постановке, но заковыристая в исполнении. Не знаю, удастся ли нам еще перетереть с шаманом о делах бренных, но в общих чертах суть проблемы ясна. - тихий и ритмичный лад повествования как раз подходил для того,  чтобы изложить сгрудившейся в кучку группе план.
-Убиваем Проклятого, освобождаем Алые Копья от порочного круга неудач, а после идем оповещать клан, что теперь твои родственнички, Моргораш, теперь члены моего клана. По-деталям все уже веселее, прям как мы любим. Проклятый создан с помощью силы какой-то могучей сущности, той что в прошлом наглые череполомы уперли у этого Демона Костей с помощью пайцзу, как щипцами кузнеца. Пайцзу теперь не то филактерия, не то сердце этого гада - нам нельзя ее уничтожать, слишком велика ценность. Сам проклятый не то лич, не то мертвяк, не то демон. *Вырезано* пойми что, в общем, но неживое или полуживое и мертвяками повелевающее.
Орк показал присутствующим камешек.
-Идем группой, все как всегда. Алхимия и магия в деле: мы идем не ритуальные испытания проходить, а монстра уничтожать. Рек и Ниир, прикрываете шаманов. Стрелок по обстоятельствам. Ждем орды мертвых, много магии, а так же ушки на макушке и на стороже все - против нас могут выступить особо упоротые и рьяные любители пояшкаться с мертвыми, кому не по нраву придется идея убить их "ритуальную зверушку"
Шаара с Громобоем разберутся, кому какие благословения и щиты раздать. С Кханом шаманка давно, да и Громобой не первый раз на пути рядом, и знают что любая магия делает Шома сторицей сильней, пусть и сама эффект оказывает минимальный.
Смысла тянуть варга за все подробности не было. Можно выдвигаться сразу по готовности, а последние приготовления к схватке уже на месте. По-пути можно будет показать камушек Шаманам - вдруг предложения по ритуалу призыва будут, а если нет, то Кхан Проклятого из небытия выдернет просто силой воли. Потому что охренел.
Ну а сложится ли погутарить с шаманом или нет уже от Арака зависит.

71

Мечник на взгляд ответил ухмылкой. "Всё честь по чести", как бы отвечал он, хотя рядом стоящая шаманка явно поддерживала лидера в плане его возмущения. Моргораша, казалось бы, даже на половину пронять не удалось. "Ты тут главный, вот и сам думай - кто, куда, зачем идти", - после чего последовала (бы) знакомая ухмылка стрелка. Но нет, более важные разговоры отвлекли от мелочного веселья, и к выслушиванию-обсуждению плана Смертострел подключился без обычных прибауток.

Шаманы, в два голоса, поддержали отказ от ритуала. Кроме пугающих игр с кровью, сам ключ-камень был не то чтобы обычной безделушкой, и не исключал возможности создания некой связи между испытуемым и Проклятым, что когда-то может да сказаться. Упоминаемые личи вызвали предложение Смертострела обработать оружие ореховой микстурой. Да, это было достаточно дорогое лечебное средство, но "нечисть от неё падает почище молодняка на День Медведя". Рек и Нииртир, как силовой центр этой операции, посоветовали лишь не высовываться магам раньше времени, хотя второму роль защитника была не то чтобы привычна. Магические усиления пока ещё не получили своё воплощение - разговоры могли затянуться, а силы в этом проклятом месте стоило бы поберечь.

- Сын сам вас найдет, - были прощальные слова Алого Копья, - возможно, один, может с другими представителями круга шаманов. Но он придёт. Как хранитель Проклятого, он не сможет остаться в стороне от вашего боя, - после чего вождь направился в сторону основного лагеря, а отряду Кхана был предложен путь в иную сторону. Туда, где погибла Та, Что Жаждёт. И там же будет могила того, что решился на игры с мертвецами, проиграв в этом свою душу.

~~~У входа~~~~

http://www.creomania.com/forum/uploads/2009_12/post-19-1260899827.jpg

Вход в пещеру был перегорожен, и судя по пробегающим меж костей языкам зелёного пламени - ещё дополнительно усилен некой весьма противной гадостью. "Ключник" этих своеобразных врат, на сей раз, не таился в потустороннем мире, а стоял прямо перед ними с видом самодовольного превосходства. Здесь уже удалось обнаружить то, что, отчасти, могло пояснить поведение шамана - он был одержим, добровольно или по принуждению силы извне. В глазах виднелся мутный туман охватившего тело духа, а вокруг тела старшего витали ядовитые миазмы - элементы "тела" того создания. Это, вкупе с известным некроманским "холодком", вынудило поёжится даже привычного ко всякой дряни Громобоя, воины же и вовсе заняли защитные стойки.

http://s1.litepic.ru/1180502131405a61ea23816ffd8d.jpg

Старший шаман Шорр'Наррак: Ключ-камень вождя. Немалый дар, - кивнул шаман, кровожадно ухмыляясь. Видимо камешек был далеко не просто так, если уж его ощущали на расстоянии, - а стало быть ты можешь знать о том, что было известно моему отцу. Одну из трёх сторон той истории, через которую прошёл наш общий предок. Жаль, что остальные для тебя темнее, чем небо зимы, - последовал почти что покровительствующий взгляд, как бы сверху вниз. Картинку испортил знакомый всем присутствующим хохоток, вследствие которого шаман стал злобно зыркать в поисках шутника.

http://s1.litepic.ru/11805151ee94d37fe48250bb3e11.jpg

Моргораш: Мужик, не шелести особо - дай поясню ситуацию, - Смертострел, похоже, был единственным в отряде, кого вообще не трогало происходящее. Он как бы даже...рад тому, что приходится иметь дело с трупами, нечистью и прочей подобной дрянью, - ты сейчас, конечно, расскажешь про вековую традицию, и про чарку водки на столе, и про то как хорошо мы все жили, пока ваши варги не пришли в нашу станицу. Да только вот я что тебе говорю - Смертострелы помнят. И ушли мы из Чёрной Рощи далеко не по трусости, но понимая одну умную вещь, - лучник показательно достал свой тесак, бросая его под ноги также, как до этого делал Мун'Ракар с топором, - тебе её скажу, только ты не обижайся. Так вот, Наррак - ты не прав. И если ты позволишь мне очистить твой разум от Осколков, то я тебе даже поведаю насколько ты не прав, - Смертострел шагнул вперёд, делая привычный для Орды знак "нужна помощь". Большего он не говорил, пользуясь натуральным ступором Шорр'Наррака. Признатся, из команды только Шаара ещё что-то понимала, подготавливая лозу на случай возмущения шамана.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-15 15:31:12)

72

Пока Шом двигался в сторону места предтоящей схватки он накручивал себя эмоционально. Умение рассчитать ситуацию, прочитать противника, мгновенно отреагировать на изменения - все это характеристики хорошего бойца. Однако только переборов страх, можно закалить волю. Только правильный настрой, поможет совершить невозможное. И потому Кхан грамотно накачивал себя эмоциями, вспоминая все то, что произошло с ордой, да и в первую очередь с ним сами в последние годы: череду событий, что вела его тропу жизни к этому моменту. Он истово верил, что поступает правильно. Считал, что не просто грубой силой и мощью нужно решать вопро, но разумом и сердцем. И потому он внял не только предложению Моргораша обработать кастеты копеечной примитивной лечебной смазкой, но и учел предостережение горевавшего отца, чей сын запутался.
Кхан только чутка сбавил шаг, на подходах к пещере, отступая за спину Реку - ему потребуется пара секунд на подоготовку шокирующего кулака в левой. Орк не собирался убивать Наррака, лишь оглушить выверенным ударом в голову. В этом пожалуй заключалось истиное мастерство рукопашной схватки: не в том, чтобы кулаком вышибать замковые ворота, а в том, чтобы ударить как надо и не убить. Четкий выверенный удар в челюсть, отправляющий в нокаут.
Вот только стоило им подойти, и стало ясно  - щаман одержим. Прям как мишутка недавно. И потому еще не успел закончить стрелок, не успели последние отзвуки его голоса сойти на нет, и только только он изобразил жест о помощи, как Кхан в мгновение стремительном прыжке сорвался с места, а он вновь вышел вперед удерживая технику), и в мгнвоение налетел на шамана. Задача проста - оглушить и обездвижить. Вывести из строя.  Не ломать кости, не уибвать, а просто провести сеанс целительной терапии тумаками. Во имя озодоровления разума.
В идеале один удар в опешившего шамана должен его парализовать не полностью, но в купе с четким ударом в челюсть, последует не менее быстрый удар коленом или апперкот под дых, а дальше мгновенный жесткий захват дабы повалить на землю. Особенностью в захвате было то, что противник маг - а значит надо переплести свои пальцы с его пальцами, заломив при этом руки в локтях и плечах, дабы жесты не мог совершать, а мордой горе одержимого уткнуть в землю и жестко  коленом зафиксировать, придавив массой.
Дальше же Шаара и Громобой должны им заняться и прочистить ему мозги. Шом настраивался не олько на битву, не только на ритуал призыва, он нагнетал эмоциями и для этого тяжелого разговора. Да плевать, пусть ему будет неприятно жрать земельку, да вот только Гамашиноху нужен шаман с чистыми мозгами, который будет говорить за себя, а не за неведомого духа.

73

Эмоции были ключом, который отпирал не одни ворота. За ними таилась чистая воинская сила, воплощённая в стремлении, но за ними же следили и бесплотные духи, питаясь этой "структурой". В отличие от духа леса, который был разъярён потерями, и как бешеный зверь бросался на всех и вся, овладевший шаманом был смертельно сосредоточен на том, что испытывали "гости". Не обнаружив там желания смерти или страха повиновения, это создание начало вносить сумятицу в планы отряда практически одновременно с тем, как Кхан начал действовать.

Первый удар остался за бойцом, потому как ни шаман, ни дух внутри его не были посвящены в аспекты рукопашного боя. Однако в следующий миг из стены посыпались выстрелы из осколков кости на пару с рёбрами-"клешнями". Нет, не против Кхана - против Наррака. Как гарпуны, они пробили его руки и ноги, и как ленты одежды душевнобольных спеленали тело орка, после чего силой затащили внутрь костяной стены. Посыпавшиеся следом удары монаха показали ему два важных открытия: 1). Зелёный огонь - больно. 2). Прочность кости была на уровне плохонького железа, однако крошилась эта конструкция так, что неудачно выбранный угол атаки привёл бы к тому, что шамана просто изрешетит полученными обломками кости насмерть. Можно было отогнуть или разорвать кости чисто грубой силой, но этому мешал ряд факторов, в котором болезненные ожоги были где-то так на третьем месте.

Первыми, естественно, оказались компания духов, которые вывалились из скалы как груз из сломанной коробки. Попутно отпуская заунывные звуки, они явно нацелились на окружение Кхана, чтобы, впоследствии, провести ему ускоренную школу погружения в Смерть по системе Рокка Бар'Бора. В этом, естественно, им стремились помешать робяты из отряда. Моргораш, кроме особой орочьей магии матов, осыпал вновь прибывших стрелами. Один выстрел он направил в стенку, и бес его знает что было намазано на тот снаряд, так как кость начала плавится как лёд в солнечный день. Созданная Шаарой лоза ухватила Наррока за торс, не давая ему полностью погрузится в кость. Помогало это мало, потому как хватка рёбер была значительно надёжнее, но хоть что-то. Громобой уже начал бодро одаривать всех удержанными молниями, попутно напевая что-то из стихов Безумного. Творчества духи не оценили, а вот сам магический снаряд - очень даже. Призрак, которому прилетела первая молния, прямо на месте рассыпался от впечатления. Воины пока ещё не успели включится в дело, подготавливая техники да оберегая магов от атаки, но их помощь явно бы не помешалась, потому как стена справа и слева от Кхана стала странно деформироваться, образуя вполне осознанный образ "живого" голема. Разбить их не составит труда, когда они оторвутся от проклятого огня, но это всё потребует времени, которого неизвестно сколько и осталось. Тот, кто сидел в глубине пещеры, был явно сильно разозлён сложившейся ситуацией, и не собирался жалеть сил для собственного спасения. 

Карта боя

http://s1.litepic.ru/11805191c6d090716ef0a5ef1716.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-05-19 10:07:59)

74

Как же давно было тот странный сон. Прошло целых два года...

Невообразимо высокая черная башня упиралась в небосвод. Ярко голубое небо искажалось всполохами всех цветов радуги, источаемых десятками Сфер, что витали где-то там высоко.Лестница. Лестница ведущая на вершину, к тронам Девяти Королей.
Десятый трон и десятый же зубец были разрушены. Каменное крошево от некогда великого убранства имело черный цвет, в нем угадывалось золото, что украшало это величие. Десятого Короля не было.
Девять путей мастерства. Девять королей, что вели за собой великих бойцов, темными силуэтами стояли на вершине башни.
Лестница. Бесконечная лестница, ведущая в небо, опоясывала Черную Башню, которая, казалось, стоит посреди всего мироздания.
-Ты не готов. Ты забыл кто ты. Ты пытаешься казаться, но так и не понял, что нужно просто быть.
Одна из фигур склонилась, обращаясь к Кхану, что усердно выгрызал себе дорогу наверх. Из-под черного капюшона на орка смотрела Пустота, в которой угадывались лишь бритвенно острые клыки. Ухмылка.
Кхан падал.


-Нужно освободить Наррака, он должен жить. - не то приказ, не то просьба, обращенная к команде, прозвучала уже в полете - резкий рывок назад-вправо, туда, где начали появляться призраки. Еще в полете орк выхватил ключ камень левой рукой, а правой сорвал черный янтарь с шеи. Сейчас оба камня были зажаты в кулаках, сведенных воедино, стоило твердо встать на ноги занимая твердую стойку. Схватка началась внезапно, однако сложно сказать, что факт боя оказался неожиданностью для их команды. Все знали свои роли, и были готовы к сражению. Руны ускорения тут же засияли эфиром воздуха - монах стал ощутимо быстрее.
На Шома снизошло озарение в одно мгновение. Точнее, пришло понимания, что нужно делать. Самый правильный путь в сложной ситуации - не усложнять ее еще больше. Именно необходимость проведения некоего ритуала по призыву непонятной сущности Проклятого, не давала покоя орку пока они шли к пещере. Ритуал? Как его провести? Чертить круги? Окуривать травами? Жечь костры? Или же ослушаться и обагрить камень кровью?
Слова старой присказки учителя всплывали сами собой.

Я ищу цели, но не не руками: тот, кто ищет цели руками, забыл лицо своего отца. Я ищу цели глазом.

Тогда, в подземельях столицы и в беспросветном мраке Окилара, он десятками и сотнями разрывал высшие тени, призраков и духов. И ни разу не отвел взгляда. Орк в мгновение сорвался с места, едва занял стойку, и ускорился, бегом атакуя группу призрачных существ, без малейшего страха. Огонь в глазах монаха не дрогнул, более того - он разгорался все сильнее и сильнее, подобно бушующему урагану багрового пламени в душе бойца, а орк заголосил, заглушая звуки битвы словами, что исходили из самых потаенных глубин его души.
-Та, что погибла, но не покинула нас до конца. Та, что почитается каждым орком, от мала до велика. Великая Создательница! Последняя Богиня Войны! КРЕЯ! ВЗЫВАЮ К ТЕБЕ!
Невозможный стиль бесконечных атак орка не был способен ошеломить уже почившего противника, но Кхан считал своим святым долгом в битве за правое дело окончательно упокоить эти неприкаянные души.
Его первая жерва в ритуале - он сам. Его дар Богам и Духам - погибель врага. Дар Смерти.
Шом не был шаманом, ему неведомы мысли тех, кто почитаем орками, да и в ритуалах он смыслил мало. Но тот странный сон не зря вспомнился монаху, пока они шли сюда, в место где решится все. Ему нужно было вспомнить кто он такой на самом деле. Оказалось достаточно перед лицом врага на мгновение заглянуть внутрь себя и увидеть простейшую истину. Кхан - Воин. Его дар - Победа. Его молитва - Битва.

Я сражаюсь, но не руками: тот, кто сражается руками, забыл лицо своего отца. Я сражаюсь разумом.

Люди говорят, что не боятся смерти или герои, или идиоты. Причем последние зачастую героями и становятся. Кхан не мог с этим согласиться. Он давно перестал бояться смерти. В его сердце лишь один страх - страх не успеть сделать все, что должно. Завершить начатое.
И в этом страхе, как в огне горно ежедневно закалялась сталь его Воли. Не кулаки, не ноги и даже не клыки были его оружием. Воля - вот чем сражался Кхан. Как хороший меч, Воля орка сдерживала напор любого врага, помогала преодолеть любые сомнения и страхи. Именно благодаря своей Воле Кхан мог рассчитывать совершить в нужный момент невозможное. Безграничная вера в свои силы, в свои возможности. Бесконечное желание вершить подвиги. Побеждать не благодаря, а вопреки. Сражаться до конца. Делать все возможное и еще чуточку сверх возможного.
И Кхан сражался, ведь его мольба, его призыв, его ритуал - это бой. Бесконечная череда схваток, на протяжении всей его жизни - он посвящал себя им полностью без остатка. Шом упивался созвучием битвы, он дрался не смотря ни на что. Каждый удар - призывный клич. Каждый пинок - восхваление. Каждый блок - песнь.
И плевать, что их вылезло сразу столько. Девять? Десять? Разорвать всех. Уничтожить. Стереть. Бесконечная череда комбинаций ударов руками и ногами, уклонений и перекатов, прыжков и пробежек. Големы? Да пусть только вылезут, рывок, прыжок воли уже готовы - достать любого, в любом месте. Мгновенно, сразу, не давая вступить в схватку. Сокрушить.
-Я призываю в свидетели и судьи Харта и Хеша! Правом, данным мне от рождения как свободный я взываю к Великим Лоа! За народ орков! За правду! Я отдаю себя, свою веру! Я, Кхан Шом, Гамашинох, Джаггернаут клана Грим'Харгт, призываю тех, чьи имена несу в сердце и в глубине своей души! Дайте мне сил, завершить начатое! Дайте очистить от скверны безумия братьев! Помогите изгнать врага, что таится в тенях!
Голос бушевавшего Гамашиноха становился все громче и громче.
Их противник - не бедняга Шорр'Наррак, не нежить, не магия и уж тем более не заплутавшие во тьме братья из клана Алых Копий. Их враг - та нечистивая тварь, что искусила слабых. То существо, что подобно яду в крови туманило разум десятилетиями простым оркам. Та мерзость, что сбила с пути целый клан, что забыл о чистоте помыслов и правильном пути единения с духами и стихиями, пути гармонии с самими собой и миром окружающим их. И раз эта дрянь исказила святая святых - память Богоборца в виде артефакта - значит она обрекла себя на погибель. Это земля народа орков, и теперь этому Проклятому придется играть по их правилам.

Я убиваю, но не руками: тот, кто убивает руками, забыл лицо своего отца. Я убиваю сердцем.

-Молитва – жест сердца. Чувства в сердце обретают форму. Чувства в сердце приносят плоды. - на на мгновение переставая сражаться, монах все говорил и говорил. Казалось, он не видит окружающего мира. Не понимает, что происходит. Все глубже и глубже он погружался в боевой транс, граничащий с безумием, при этом продолжая нагнетать внутри себя эмоции и реветь все громче и громче, взрывая к силам, что издревле приходили на помощь Орде. Здесь и сейчас, он не собирался осторожничать. Шом ставил на кон всё, что было. Не жизни ребят, не знамя клана, нет. На кону стояли душа, разум и сердце монаха. Он вручал их как дар тем, чьи имена сейчас выкрикивал в небо.
"Гамашинох"  переводится как "Песнь Смерти". Может и ничего общего с настоящими песнями у нее не было, но истинные мастера боя могли услышать ее в каждом движении бойца. В противовес Дару Смерти этой песнью он преподносил Дар Жизни: спасение жизни шамана, недопущение смерти членов Дикой Охоты, возврат к истокам клана Череполомов. Жизнь продолжается. А жизнь, как известно, это кровь.
-Я взываю к памяти крови! Я, тот в чьих жилах течет кровь ветви Арока, призываю Предков! Эта тварь осквернила наше наследие! Нашу память о великом! Я отдаю вам себя целиком и без остатка! Я сражаюсь не за корысть, не за земли и ценности, не за власть и почёт! Я бьюсь за правду и народ орков! За единение и движение вперед! ЗА ОРДУ!

Казалось разбушевавшегося монаха было не остановить. Шому было плевать сколько сил потребуется - он собирался сделать то, зачем пришел любой ценой, которую заплатит он сам, а не кто-то другой.
-МЫ НЕ БУДЕМ РАБАМИ! Но мы будем завоевателями!
И в этот самый миг, в кратчайшее мгновение, всю ту волю, все свое желание, что орк копил внутри себя... Весь тот порыв духа, что он с каждым мгновением будто тугую пружину сжимал глубоко внутри, он выпустил на свободу бесконечным огненным штормом бушующего пламени Кровавого Костра в одном простом желании.
Выдернуть Проклятого, оттуда, где он прячется прямо сюда для честной схватки.
Ведь если влез на земли орков, то соблюдай их святые обычаи...

-ХАТШРАС! - рёв Кхана наверное было слышно во всех пластах реальности, но этот вызов предназначался конкретной сущности. Вызов, который не может быть проигнорирован. -ЧЕСТЬ И КРОВЬ НАРОДА ОРКОВ ТРЕБУЕТ ПРАВОСУДИЯ! ДАВАЙ ТРУС, ИДИ СЮДА И ОТВЕТЬ ЗА СВОИ ГРЕХИ! Я ВЫЗЫВАЮ ТЕБЯ НА МАК'ГОРА, ОСКВЕРНИТЕЛЬ!
И стоило прозвучать этим словам, как будто бы по щелчку пальцев в душе орка, в самом центре пожарища появился еще один огонек. Тот, который казалось бы потух два года назад и с тех пор не являл себя. Не жаркое пламя ярости, не холодный океан всепоглощающей ненависти, не-е-ет. Путеводное чувство Кхана было иным.
Это была Злость.

Давно у нас не было музыки?

75

Весь отряд, как один, знали на что идут и с чем предстоит столкнуться. Каждый из них был готов не только нырнуть в пекло, но и вернутся оттуда живыми и с достойной добычей, овеянные славой. Только вот всего этого было мало для того, чтобы одолеть ту волну, которая вышла на них из глубин пещеры, что окружала Кхана сплошной пеленой стенаний и смерти. И что хуже, духу Смерти было всё равно кто гибнет - свои или чужие...

Крошились кости, рушились черепа, а камни в руках, казалось, грелись от одной только мысли о том, что через них направлена Воля, проводник Силы. Порвать духа? Пусть так. Вокруг кулаков уже пульсировал воздух, горячий как кровь, и эта оболочка воли позволяла задеть даже тех, кто пытался скрыться от удара. Големы были прочны, но не столько, чтобы выдержать шквал ударов. Вышедшие взамен им скелеты орков пали и того быстрее, перед смертью успев издать пронзительный хруст. Но во всём этом безумии танца войны, не смотря на всю попытку обратиться к сущности жизни, Смерть набирала свои силы. Ядовитые миазмы окутывали землю, а тьма, в чём-то, напоминала темноту тени ОКИЛАРа. Впрочем, в первый ли раз приходится шагать в такую бездну?

Остальные старались не отвлекаться от задуманного. Моргораш, даром что скрытень, по мере собственной ловкости продвигался к Нарраку. Запечатанный в стене шаман угасал с каждой секундой, и вырвать его требовалось ради собственного его спасения. Шараа, тем временем, усилила Нииртира силой зверя, а Реку досталось ускорение и теплота. Шаманка знала, что эффективнее всего было бы насытить усилениями Кхана, но и про своих собратьев забывать ей было не должно. По идее, оставался ещё Громобой, но он, переключившись с песен на матерные сказания, воспарил в воздух для полноценного оправдания своего прозвища.

Шаг за шагом, смерть за смертью, орки пробивались к шаману, но всё затихло в тот момент, как только отзвучал последний крик Кхана. Духи, оцепенев, воспарили на одном месте, и клинки Река и Нииртира рвали их плоть почти безнаказанно. Кхан... Он знал, что за ним идут. Точнее, уже пришли.

http://s1.litepic.ru/11806081ec7192945011a81e3bc5.jpg

Тело мертвеца было целым, но в нём не осталось честности или разума - лишь навязанное стремление, только приказ от инородной сущности. В смертельном рывке Проклятый вылетел из пещеры чуть ли не сквозь костяной гребень, в попытке убить того, что осмелился бросить ему вызов. Атака не была чем-то совершенно неожиданным для монаха, но всё же одного лишь касания проклятого меча хватило для того, чтобы по телу пронеслась волна боли... Боли, что только распалила злость. Но и рыцарь тьмы не остановился на достигнутом, обрушив град рубящих ударов на непокорную добычу. Его меч был медленнее кулаков Шома, но сочащееся трупным ядом лезвие, вкупе с неутомимостью нежити, делало из мертвеца крайне опасного противника. Кроме того, он совершенно не желал действовать по правилам...

http://s1.litepic.ru/118053112dbf9f982116e7e0f8b9.jpg

Второй вмешался почти сразу, как Кхан смог вырваться из сверкающего водоворота смерти. Убийца, вооруженный костяными ножами, был много слабее своего "брата", но ловкости и ярости атак ему было не занимать. Впрочем, Шом тоже был не один, и Нииртир, издав громогласный рык, в рывке ворвался в разгорающуюся схватку. Оружие живого орка, что парадоксально, лёгкими порезами оставляло на теле мертвеца такие раны, словно бы клинок пылал внутренним пламенем. Возможно, виной этому была разгоревшееся руна, которую удалось заметить... Но это не так важно.

http://s1.litepic.ru/118053111c2f96feb47d41f0c928.jpg

Последняя часть "проклятого" изменила имеющийся расклад, создавая стены арены из костей. В отличие от "врат" пещеры, то были просто прочные стены высотой в пару метров, которые напоминали белый частокол. Часть его "проросло" сквозь тело Проклятого, но тот, похоже, даже не заметил этой неприятности, только усилившись от окружающей его кости. Убийца, чуть не лишившись руки во время "дуэли" с мечником, прыжком вышел из боя до границы "арены". Перед ним, где-то через мгновение, спикировал Громобой, с довольной улыбкой поигрывая своей дубиной. Ну шо, щеглы, - гаркнул шаман, - понеслась слава Крее! Из-за стены раздался привычный железный скрежет - то Керот ударил мечом по щиту, отвечая на призывы лидера и своих братьев. Им с шаманкой, похоже, предстоит повергнуть шамана, что вынырнул из потустороннего мира по ту сторону ограды.

На мгновение всё стихло. Джаггернаут буквально ощущал то, как его дух испытывает присутствие Смерти... Но его тело - его оружие - было готово к этому как никогда. Дрожь воздуха, как над раскалённой заготовкой кузнеца, уже окутала его целиком, и этот духовный порыв ощущали другие. Союзников он вдохновлял, врагам внушал уважение. Но было что-то не так... Даже не мысль, а лишь отголосок её, почти неощутимое чувство говорило Кхану - настоящего среди них нет. Он был... Здесь и не здесь, не жив и не мёртв. Он был... Жалок. Но заслуживал покоя, не смотря на все свои грехи. С помощью камня, что говорил с духами, или благодаря своему призыву, Кхан видел отголосок этого создания.

Дух

http://s1.litepic.ru/118053119157051ac97f4d78445d.jpg

Он, скорее всего, был там, в пещере. Но перед этим требовалось завершить бой, а Проклятый, тем временем, уже готовился к новому этапу схватки!

Карта боя

http://s1.litepic.ru/1180531148c6eb93780275299dcf.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-06-08 15:15:15)

76

Стоило показаться противнику, Шом мгновенно оценил смену расклада. Что называется, вылез по настоящему сильный противник. Именно поэтому ему потребуются мгновения чтобы единым движением сорвать с портупеи связку бутыльков зелий берсерка с добавочками да ускорения, и активировать руну жертвы каплей крови с пореза. В теории изгаляться не придется, а вот за схваткой и противником Шом следил сконцентрированно и предельно внимательно, часть внемания досталась и союзникам, и стенам. Странная арена из костей могла в любой момент исторгнуть костяные "приветы", с любой стороны, но так же откровенно играла против нежити. Почему? Да все просто: мастер рукопашного боя, предпочитающий вести схватку не без применений своих акробатических умений и фактора скорости(особенно против тяжелых латников), будет всегда и везде применять максимум пространства и поверхностей. Бег по стенам, толчки для сальто и кувырков и так далее и тому подобное. Нет, финты здесь не для красоты и выпендрежа, холодный рассчет помноженный на раж схватки.
Мысли же о духе, и прочем не дали ясного ответа, но здесь и сейчас это роли не играло. Стоило реальности откликнуться на зов монаха, как Кхан невероятно воодушевился. Он смог.
Он прогнул под себя здесь и сейчас этот гребанный мир. Дотянулся до изнанки, которая неведома многим. Для простого вояки, каким он хотел себя иногда считать, Шом совершил невообразимое. Огонь его души сейчас сжигает эти призраки былого, очищающим пламенем освобождая наследие народа от оков проклятья.
-Ты серьезно?! Три брата?! - призывные кличи превратились в громоподобный ржач, которому позавидуют кони, однако боец ни на мгновение не останавливался и продолжал схватку. -Твой морок никого не обманет, Проклятый! Прошедший дорогою смертной тени я не убоюсь зла! Хватит игр и пряток! Я ВИЖУ ВСЁ!
Они все здесь и сейчас вершат подвиг. Они - Герои?
Я - Герой?
Несокрушимая воля, безграничная вера в свои силы, бесконечное стремление вершить невозможное.  Кхан свято верил в постулат, придуманный им самим же очень и очень давно: "Только я знаю, что могу. Но я не знаю границ возможностей и потому Безграничен..."
И сейчас он был не один. Годы одиночества, отшельничества и скитаний прошли, ныне рядом верные друзья и соратники. Те, для кого нет слова "невозможно". Те, кто если нужно глаз на задницу натянет даже Богам. Те, кто верят друг другу. Те, кто однажды станут легендой...

http://sd.uploads.ru/t/EICPm.png
http://sg.uploads.ru/t/WK41s.png
http://sh.uploads.ru/t/trps7.jpghttp://s5.uploads.ru/t/z57yE.jpghttp://s5.uploads.ru/t/fcLyd.jpghttp://sg.uploads.ru/t/ayVMh.jpghttp://s7.uploads.ru/t/sfk65.jpg

Героев всегда будут помнить, а Легенды...Легенды никогда не умирают.

И битва продолжится. Страха нет. Эти преграды - бумага. Эти противники - подделка. Иллюзии? Может быть. Развеять. Сокрушить. Настоящий противник здесь, рядом, скрывается в тенях. И если ради его уничтожения надо стереть с лица земли этих пешек, олицетворяющих тех, кто некогда были братьями - да будет так.
Тот простой факт, что противник теперь материален играл на руку Шому - он мог применять по мере необходимости обе руны, что украшали его ботинки: усилить критичный удар, дабы пробить блок латника, или же заставить дрожать землю под ногами врагов, сбивая с темпа того самого латника или скрытня? Все может быть, терять нечего. В перемешку постоянный град комбинаций различных простых и сложных ударов. Основнаяя цель в этой схватке - Проклятый, что пока в стене, однако пространство тут маленькое и оба противника в каждую секунду времени находятся в смертельной опасности - они оба попадают в зону возможной атаки монаха, а рывок и стремительный прыжок останутся на решающий момент, дабы мгновенно скоординироваться с парнями в общей быстрой атаке. Смещение так же оставили на крайний случай, если вдруг атака противника будет уж слишком опасной, да не получится от нее по привычке уклониться. Уклонения, скользящие блоки, перекаты, прыжки, подкаты, броски, постоянная смена темпа, рваные комбинации, игра на длине оружия противника, рычаги и атаки с учетом инерции и центров массы тел, удары по суставам и прочим критически важным частям тела, попытки достать уязвимые места для мгновенного убийства... А как представится момент, то и стенку пробить можно будет - шамана то все еще надо спасать, да и не кажется она прочной, особенно для железного касания. Но это после...
Сначала надо захватить преимущество в схватке, не дать опомниться, захватить абсолютное преимущество в схватке, развить его и победить врага.

-Ну чё, придурки?! - веселый хохот. - Вам п...

77

В орочьей культуре доверие к Смертострелам, традиционно, никогда не было, и, скорее всего, не будет. В основном это опиралось на некую традицию, верования и простой расчёт, который говорил об одном - скрытни черти те ещё, и всегда могут подкинуть подлость. На сей раз, правда, обман получился вроде бы и не обман, а просто недосказанность, и всю глубину этой "тайны" Кхан ощутил на себе сразу после первого глотка. Да, тело привычно налилось силой, но её оказалось даже с избытком! Мышцы взвыли как запряжённые в телегу быки, и по ощущениям стали подобны стальным канатам. А вот в глазах поплыли такие картины, что трудно было понять - правда это или вымысел. К этому можно было привыкнуть, если бы Проклятый оставил хотя бы немного времени. Но увы.

Тем временем в чьей-то голове

Те мгновения, что Кхан потратил на питьё зелья и активацию руны, Предок тоже не терял зазря, и вот уже вместо одного двуручного меча у него оказались щит и одноручный. Широко в принципе, это была всё та же кость, и опознать в ней оружие можно было только в сильном подпитии, но мертвецу это не мешало. Как только он вышел из стены, схватка началась с новой силой.

http://s1.litepic.ru/118060816346b248d50429d9b4f9.jpg

И стоило признать, сейчас-то дух лютовал не на шутку. Да, каждый пропущенный удар по своему телу Проклятый ощущал в полной мере и с должным хрустом его собственных или "защитных" костей, но это не больно-то ему мешало прямо-таки давить монаха. Атаки мертвеца словно бы предугадывали дальнейшее движение Кхана, и в один момент мечник чуть не снёс Шому челюсть, взамен оставляя глубокий порез на плече и, частично, на шее. Что было хуже - раны тут же схватывались за счёт множества рун регенерации, не давая крови даже возможности вымыть попавший яд. Пока отрава ощущалась как старая пища, отзываясь неприятными, пусть и контролируемыми, позывами желудка, но чем дальше в лес, тем злее варги.

Использование рун и техники смещения стало вопросом необходимости - а вот сообщить союзникам известие, или вмешаться в их бой, стало куда сложнее. Мертвецу-то что, ими всеми тремя управляла одна и та же сущность... Которая в один момент взвыла как добрая сотня банши, пусть и без последствий в виде крови из ушей. Причина была не совсем понятна, однако мертвец-противник как-то даже... Потух, из-за чего пропустил отличный удар ногой. Щит раскололся на части, а тело Проклятого с таких грохотом впечаталось в костяную стену, что звуки, скорее всего, были слышны в Аркараше. Рывок позволил мечнику сократить утраченную дистанцию, но грамотно выбранный момент для захвата направил это усилие в пустоту бесполезности. Тем не менее, от своих намерений Предок отказываться и не подумал, не оставляя и возможности для обдумывания. Перед ним был враг, и этот враг уже натворил слишком многое, чтобы его можно было простить. Смерть. Взывает. К смерти. За своей спиной Шом ощущал некий силуэт, который предлагал свою помощь. Эта мысль была на границе, между сном и явью, но мир вокруг... Он и так был слишком нереален, чтобы на счёт этого стоило переживать.

У союзников ситуация была... Наверно, попроще. По крайней мере, Нииртир и Громобой успешно потеснили убийцу, оставив того без руки и части головы. Живучесть в создании была повышена за счёт влияния духа, "сущность" которого ощущалось просто везде, в любом тёмном облачке или тени, но даже это не спасёт "ловкача" от закономерного финала. Проклятый-шаман так и вовсе пытался сбежать, и его, с двух сторон, поджимали стрелок и щитоносец.

Карта боя

http://s1.litepic.ru/11806081931023fbc85c91ff44d7.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-06-08 16:05:29)

78

Реальность пошатнулась, и в мгновение разбилась миллионом осколков, разлетевшись по бескрайним просторам Бездны. Образовавшийся водоворот первородного Хаоса сжался в тугую спираль, закручиваясь подобно далёким космическим сфирам. Пауза, бесконечно долгая пауза, сопровождающаяся невыносимой тишиной, дилась меньше мгновения и целую вечность, а после...После воронка утянула с собой все мельчайшие частички первозданной вселенной, с утробным ревом выстраивая структуру, возникающую при рождении нового Мира. В общем, не хреновые, надо признать, грибные добавки у Моргораша.
Стоять на месте? Терять время? Не про Кхана, уж простите. Глаза, наполненные безумием?  Или же все таки взор, в котором читается холодный расчет? Безграничное море хаотичных выпадов и атак? Или быть может четко выверенные и скупые движения, в которых заметен полный контроль поля боя и жесточайшее доминирование над врагом? Харт его знает, пожалуй только он и видел.
Орк бил. Да, без рун. Да и время на сложные комбинации не появлялось. Просто четыре конечности молотили без остановки, подобные двенадцати головам королевской гидры, метя в уязвимые точки. Ситуация разворачивалась столь стремительно, что у Шома не было возможности обдумать следующий удар. Джеб или хук? Кросс или пинок? Коленом или с локтя? Поднырнуть под выпад или принять на жесткий блок? Ни единой возможности остановиться и придумать что-то сверхестественное, да и за, собственно, зачем? Сейчас на поле бое самое сверхъестественное существо это он - Кхан. А Проклятый это лишь помарка, что будет скрыта мазком кисти мастера, что творит шедевр. Мастера боевых искусств.
Сон или реальность? Его клич услышан или канул в ничто? Не важно, что происходит на самом деле. Все окружающее пространство, вся Вселенная, сжался в одну микроскопическую точку. Точку опоры, что дали самоуверенному орку, чтобы здесь и сейчас перевернуть Мир.
И было бы интересно посмотреть на того, кто по своей глупости решит, что Кхан этого не сделает.

79

Исступление. Ярость. Кровь и сталь, чёрные осколки плоти и алые порезы смешались воедино. Ни Предок, ни Кхан не позволяли своему телу сдаться под напором чужого духа. Яд и грубая сила, Смерть и Гнев, мертвец и живой!

Но сила силу ломит, и как бы ни был живуч мертвец, его кости, доспехи и остатки бренной плоти сминались под шквалом направленных на них ударов. Кроме того, лишённый щита, Предок целиком и полностью направил свои усилия в атаку, самозабвенно шинкуя всё то, что монах неосторожно мог ему предоставить. Рука? Кулак? Нога? Рыцарь тьмы даже не старался больше поймать момент для точного выпада, мгновенной смерти, из-за чего и сам подставлялся под крушащие атаки. В один момент Шому удалось пробить плечо мертвеца на столько тщательно, что искарёженный доспех заблокировал руку. С этого момента победа была, скорее, вопросом времени, нежели затраты сил.

Но жизнь, как известно, любит бить ключом, и исключительно по темечку. К тому моменту, когда от Рыцаря осталась груда смятого воедино куска плоти и железа, Громобой и Нииртир пошинковали и избили до нужной кондиции Убийцу, в то время как троица орков-за-стеной сделали мёртвого шамана совсем-мёртвым шаманом. Казалось бы, на этом можно было заканчивать с этим боем, но раздавшийся крик Моргораша: ОСКОЛКИ! - вкупе с ощущением от чёрного янтаря подсказали - всё не так просто. Мёртвые, недавно скованные плотью, души так и оставались на месте, а рядом с ними появились иные, пропитанные явной ненавистью к сути жизни. Кхан уже видел этих созданий в Иридиуме - назгулы, неприкаянные мёртвые души. Только чтобы они обращались столь быстро, и из тел реведантов... Нет. Освобождённые души удерживала лишь воля духа, она же привела и новых "гостей". Сколько их ещё будет? Сколько сотен орков тут погибло, и теперь их сущности рабски бродят по злой воле неведомой силы? Для поиска ответов не было времени, но едва монаху выпал шанс нанести последний удар по отживающему своё предку - как взгляд реведанта, казалось бы, пронзил глаза орка. Наступила тьма...


Темнота. В который уже раз Кхан встречался с этой своей старой подругой? Вновь и вновь она возвращалась к нему во снах, тревожной тенью нависая где-то в глубине мыслей; раз за разом вокруг него сгущались тучи неприятностей, которые приходилось то решать, то изгонять. Сейчас, как ни странно, ничего такого не было, и после горячки боя происходящее выглядело тем необычнее, чем реальнее ощущалось. Впрочем, не сказать что уж орк был совсем один. Какая-никакая, а компания тут присутствовала.

http://s1.litepic.ru/118071414d48ee3e3aed4a17ad2e.jpg

Однозначно, это был тот, кого Кхан "видел" в начале боя, только сейчас создание решило не таиться, но показать себя во всей "красе". Давным давно истлевший труп, в разрушенных доспехах и с огрызком меча в руке, призрак стоял...парил?... на расстоянии вытянутой руки от зеленокожего гиганта, и, казалось бы, изучал его, всматривался в самую суть. Несмотря на подобную близость, со стороны "предка" не ощущалось ничего, что можно было бы трактовать как угрозу или желание напасть. Только некая тень нависала где-то там, за спиной, постепенно вгрызаясь в подкорку головы Шома.

80

Сложно мгновенно переключиться из горячки боя на мирный лад в мгновение. И никто не сказал бы, что именно сейчас это ему далось легко. Наверное если бы не осознание что тело Проклятого он поверг, а перед ним сейчас тот, кто казался лишь призраком в начале. Потребовалось несколько мгновения для "счёта про себя", и вот уже Шом может говорить. Пожар в душе не утих, сердце пылало, однако он сдержался и не набросился на это с криками и кулаками.
Возможно сейчас он ошибается, и подобная ошибка кощунственная, но в целом - наплевать. Он не бог, не вождь, не великий шаман. Он просто парень, который пытается делать то, что любит, в те моменты когда не приходится делать, что должно. Тот, кто пытается защитить своих братьев, семью, землю.
Он не Избранный, не постигал наук магических, что позволяют повергать в пучины мрака города.
Он тот, кто идет вперед, пробует, смотрит, обжигается, думает и снова пробует.
И в этом нет ничего страшного.
Лоа добры к детям своим, в отличие от некоторых божеств.

И потому Кхан...поклонился...

Глубокий, почтительный поклон, обращенной тени того, кого Гамашинох принял за предка. Осколок его. Малая часть, что сцепилась между миром смерти и жизни за счет страшной жертвы и старой таблички умного старика.

-Мир праху твоему, что где-то давно развеяли ветра братьев Борея, Старший. Много прошло зим, много прошло и событий. Поменялись нравы, поменялось многое в этом мире, пришлось измениться и нам, оркам.

Расскажи мне свою историю, Старший.

Меж нами нет обиды, но я принес детям свет, которого они ждали много лет. Они выросли, осознали ошибки, раскаялись за себя, за отцов.

Я не самый лучший воин. Никакой не пророк и не вестник. Да и брат я тоже так-себе, а впрочем...

-...Смотри сам.

И закрыв глаза монах просто развел в стороны руки, открывая доступ к своим мыслям, страхам и обидам, чаяниям и надеждам. Не скрывая и не утаивая ничего. Кто бы он ни был, этот "предок" даже без магии видит все насквозь. Так пусть узрит, Шом не против, он сам готов показать. Боялся ли он за свою душу? За свою жизнь? Ни чуть. Не того уровня передряга, в которой орк, за чьей спиной тени Двух Братьев, опасался, что его душе что-то станется. Ну уж дудки...

Боец протянул в приветственном жесте руки "предку" без тени сомнения.

За ребят беспокоился только. Уж больно крики в конце его смущали. Да и жалел, что они наверное не успели спать беднягу шамана, не смотря на все усилия.

И если ты позволишь мне очистить твой разум от осколков....ОСКОЛКИ!

Раскаленная игла воспоминаний впилась прямо в мозг. В самый цент самосознания. Осколки это опасно. Осколки контролируют разум. Поймав взгляд мертвеца Шом "попыл"....
Орк был не прочь поговорить. Не прочь попытаться понять призрака. Услышать его историю, понять его волю. Но если во всем этом его верная чуйка, левая ягодица да Харт пойми его что, позволит почуять хоть толику неправильности или лжи.
Это будет означать не опасность для жизни монаха. Это риск навеки оставить порабощенными нежитью свою группу. Подобной хрени Грим'Харгты не прощают. Если кто-то на секунду решил, что орк сдался или пошел на попятный - глубоко не прав. Кхан за своих не то, что из гнилого астрала кого угодно вытащит просто желанием. Он эту тварь не убьет. Не уничтожит. Не сотрет в порошок. Не-е-е-ет, хех.

Это наёмники бьются за деньги, а солдат убьет за семью.

Шом сотрет из вех истории будущего саму возможность существования гниды подобного пошиба. Не важна разница в силе, попытка навести этот морок, задурить мозги и плевать вообще Шом хотел сколько сотен-тысяч лет всем этим Проклятым и Костяным Демонам.
Всех Сожрёт.
В дерн закатает.
Испарит саму возможность наличия во Вселенной.
Любого.
Потому, что не придумали в этом мире еще силы, которая смогла бы сломить и превзойти волю Джаггернаута.

81

Дух безмолвной тенью висел перед монахом. Безъязычный, безвольный, бессильный. Он был здесь лишь потому, что чувствовал в Кхане того, кто мог бы осмелиться его выслушать, и тень одобрения мелькнула в действиях призрака в тот миг, как только Шом позволил себе поклониться. Предок, едва его собеседник закончил говорить, мягко осел на тьму "земли", касаясь истлевшим лбом её холодной черноты. Как в Поединке Чести, он полностью признавал над собой волю победителя. Но кроме этого, была тут и другая сила...

Осколок. Рваная сущность некогда сильного духа Порчи, к которому взывали Череполомы и пленённые Белые Длани. Предок уже не помнил, кто и когда решился провести этот ритуал, но с того самого момента его ведёт лишь одно желание - желание смерти. Скованный чужой злостью, ведомый звериной ненавистью погибающего разума, Предок убивал и умирал сотни, тысячи раз, и с каждым боем лишь сильнее подпитывал своего господина. Единственное, на что он ещё был способен - оставлять знак, что ненавистен мёртвым. Знак того Бога, чья "кровь питала" источник "жизни" осколка, и без которого ему не жить. Пайзца Богоборца, наполненная благословением Ведущего Смерть.

Именно его сила была тем потоком, которая позволяла клану Белой Длани, сколь малочисленным он не был, жить практически на границе с землями Некромантов (ныне известными как Безымянные). Именно его благословение было получено Великим Ароком, чтобы после победы над Первобогом он мог исправить то, что он позволял себе делать ради победы. И именно это благословение, с помощью ритуала и обильной жертвы, было превращено в проклятье. Лишь один брат - который, как знал Предок, единственным смог сбежать По Ту Сторону - воспротивился и помешал ритуалу, после чего бежал с своими кернатами, и организовал клан Тихой Смерти, со временем ставший Смертострелами. Одного из них Предок ощущал здесь, в бою, и боялся его не меньше Кхана, ведь тот был Изгоняющий Духов, и вот-вот сможет изгнать Осколок из тела Кхана. Впрочем, и сам монах был способен сделать это, как только пожелает. Но Предок просил иного...

Осколок будет жить до тех пор, пока цела та цепь, что связывала его с этим миром. Одна частица скрывается в его вечно возрождающемся теле, и её уже сломили. Вторую даруют старшему шаману Алых Копий, и его душа, как ведал Череполом, уже покинула тело и лишь чудом не стала новым кормом для духа. Последнее, и самое прочное - пайцза. Для её очищения потребуется многие месяцы стараний сильнейших шаманов племени, и за это время рыцарь смерти ещё не раз вернётся в этот мир для защиты своего господина. Позволить Осколку терзать одно тело, что не поддастся его силе, выглядело для Предка... Лучшим выходом. Правда, он не скрывал своей усталости. Он хотел умереть, ибо его ждали там, по ту сторону. Его грехи, его победы. Крея взвесит всё.

Осколок пока не мог вмешаться в разговор, но Кхан чувствовал - чем больше он даёт призраку раскрыться и понять себя, тем дальше запускает свои когти Порча. Но кроме этого, было ещё что-то. Две пары глаз из темноты, что смотрели как одни. В них была ярость и мудрость, безумие и решительность. Инфернальный блеск напоминал Голодную, но в нём было другое - стремление к силе, которую подавила сила ещё большая. Он ещё только ждал, наблюдал за Шомом. Ждал его решений.

82

Он не понимал.
Нет, честно, орк с трудом соображал что происходит.
Ведущий Смерть? Призывает нежить как маг смерти и ее же отгоняет-изничтожает? Слушайте, да это же Гробовщик! Или...Сто-о-о-о-я-я-я-ть...

Что взыграло первым? Желание завершить начатое? Желание помочь Предку? Или же быть может взыграла жажда силы столь великой, о которой мечтать ни одно смертное существо не может? Не стать богом, не стать им подобным, но получить в руки путеводную нить, что приведет к силе, способной наконец скинуть человеческих и эльфийских магов со своих тронов?
Кто дал им право, повелевать силами, способными разрушать твердь, обращать долины в моря, призывать вулканы и замораживать половину мира? Им давно пора понять, что в своих играх они зашли слишком далеко. Что простые народы вроде орков, что привыкли жить в согласии с окружающих их миром природы, не потерпят жизни под занесенным на головой мечом.

Не-е-ет...Хватит.

Сделав еще один глубокий церемониальный поклон, он лишь взглянул на предка, чтобы запомнить его вид. Каким он был.

-Теперь ты свободен от этой ноши, Старший. Мой черед.

Пайцза будет моей. Я сохраню ее силу, не позволю больше порче искушать кланы. Как величие Одного поглотило безумие Другого, так и я, приму это проклятие на себя, чтобы вновь сделать его благословением для всего народа орков. Я пойду дорогу смертной тени, по следам, что давно стерло время, в поисках силы утраченной, чтобы вернуть в мир баланс, который он потерять многие тысячи лет назад. Я пойду стопами Арока, чтобы раскрыть секреты Первого и сорвать покров тайны с событий прошлого ради видений грядущего. Увидеть все те ошибки, что были совершены давно, и исправить то, что будет мне под силу. А силы...Силы я обрету достаточно.

-Хэй, ребята, кажется вам обоим предстоит увидеть много веселого в скором будущем, мхех? - эта парочка услышит, ведь сейчас с ним, как и всегда в первую очередь они. Он справится с этой заразой внутри себя, а братья...подскажут путь.

Усилием воли монах позволил миру взорваться, а после потянулся к каждой его частице, поглощая Осколок. Он сделал свой выбор, и теперь не будет о нем жалеть.
Кхан принял свою Судьбу.

83

Две пары глаз смотрели, как одна. Но едва Кхан озвучил свой выбор, и обратился к ним, как блеснула лишь одна искорка - Мудрость, смиряющая Жажду. Визг и вой Осколка, старая клеть которого сменилась новой и более прочной, уже не играл никакой роли, ибо слово сказано, воля закрепила решение. Облегчённый вздох Предка как искренняя благодарность, после чего призрак воспарил ближе, протягивая Шому заслуженный им в бою трофей - пайзца Богоборца. Касание костяной ладони к лицу Шом практически не ощутил, вновь канув в небытие.


Прикосновение к этому артефакту, хранилищу силы Бога и Памяти великого предка, отозвалось вереницей странный ощущений, среди которых явственно витало осознание - теперь никаких послаблений себе, ибо оступившись, он даст контроль над телом духу, который и без того вредит живым всей силой. Кроме этого, в голове возник ясный образ некого шамана, который "посмотрел" на монаха не то с осуждением, не то с удивлением.

http://s1.litepic.ru/11807261e96a398424a9c5250bdc.jpg

Неизвестный шаман: Стало быть, кто-то осмелился выслушать моего брата, - слова лились из неоткуда, возникая прямо в сознании Кхана, но даже так, через отблеск мыслей, ощущалось не только скрытая агрессия шамана, но и его ехидство, - это хорошо, очень хорошо! Люблю, знаешь ли, сыграть в Лабиринт на смерть Бегущего. Правда, сейчас там бои уже не те, что в славные годы моей молодой жизни. Остаются лишь такие, как ты, за которыми хотя бы забавно наблюдать, - старец фыркнул - или подумал об этом, чтобы в мыслях Шома отразилась эта эмоция. Как понимал монах, сей "разговор" шёл лишь потому, что в его руках была пайзца. Другой момент, что он пока не мог быть уверен наверняка, услышит ли его "собеседник" или это отправка в один конец. Впрочем, "шаман" уже куда-то поспешал, - если Осколок не пожрёт твой разум, а ты сам не сгинешь во Тьме, загляни к лику Мёртвой. Может после этого останешься жив немного подольше. Кхе-кхе. - "Мёртвой" Крею называли всего два типа орков - безумцы и "остряки", и похоже что сейчас повезло столкнуться с чем-то средним. А может быть, сей товарищ просто был помешанным на смерти и всем связанным с ней.


Шом обнаружил себя внутри пещеры, в небольшом углублении прямо по её центру. Кругом были разбросаны кости - как старые, так и относительное свежие - и по их толщине и сколам орк понимал, что это далеко не жертвенные животные, но останки тех, что приходили на испытание, что старались выполнить долг перед кланом. Теперь Алые Копья были свободны от своего проклятья, а просьба Агнара была выполнена с лихвой. Неизвестно лишь то, удастся ли самому теперь вернуться в родной Арбакараш - здесь, в месте пропитанном Смертью, Кхан особенно ярко ощущал присутствие чужеродного Осколка в своей голове. Тот молчал. Пока. Он ждал. Смерть терпелива. Она всегда получает своё. Другое дело, что граница меж безумием и выбором ещё оберегалась самой сущностью, самим духом монаха, и преодолеть её Осколку будет непросто.

Ведь Мир живых и их стремлений не меньше Мира мёртвых нуждался в защите, но хуже всего (как и всегда) приходилось на границе, стыке этих двух чуждых и родственных "стран". И как до него Предок нёс свою ношу, так и Кхан начинал свой Дозор за теми, кого силой выдернули за грань.
Вечная стража только началась.

Квест выполнен: Вечная стража
Кхан Шом получает легендарный класс: Богатырь
Кхан Шом: +7 уровней, +1 уровень за доп.цели
Кхан Шом получает способность: "Белая длань" (клеть Осколка)
Получено: пайзца Арока (проклятая)

Пайзца Арока (проклятая)

http://s1.litepic.ru/1180726117e8a30694362057f550.jpg
Ценность: Мистический
Бонус уровней: +5
Описание: Костяная пластина, на которой некогда были выбиты слова Великого Арока, уже истёртые временем. На небольшом расстоянии от пайзцы ощущается исходящая от неё аура потустороннего, неприятного холода.
История: Согласно воле Великого Шамана-Богоборца, во времени должна была сохраниться лишь его мудрость, его поступки и решения, так что ещё при жизни его последователи старались записать как можно больше изречений Арока, оставить след его жизненного пути. Данная пайзца отличается тем, что была создана самим Шаманом лично, и наделена силой Бога, что орки в ту пору называли "Ведающий или Ведущий Смерть". В настоящий момент пайзца проклята, и вместо изгнания является тем, что удерживает немёртвых в мире живых.

1) +2 к качеству навыка "История", в случае отсутствия даёт этот навык.
2) +2 к качеству навыка "Некрология", в случае отсутствия даёт этот навык.
3) Неразрушимость - пайзцу невозможно сломать любым физическим воздействием.
4) Пайзца обладает свойствами "ростка порчи".
5) <<Сокрыто>>.

Печать Белой Длани

Символ расположен на лице. Выглядит как след от костяной руки, не то выжженный в плоти, не прорезанный грубым лезвием. Регенерация, лечение магией или алхимией не способны срастись шрам, потому как он отражает, что в ауре носителя сокрыт Осколок духа порчи.

1) Сопротивление магии смерти возрастает на 100%
2) Носитель Осколка невосприимчив к одержимости и соблазнению.
3) В случае болевого шока, испуга или серьёзной раны, контроль над телом частично или полностью утрачивается.
4) Эффективность духовных техник снижается на 20% от итогового значения.

Штраф уровней: -5

Отредактировано Нейтральный персонаж (2018-07-29 21:25:34)

84

Герой

Я сделал это.

Казалось бы, прошло пару минут как начался бой, однако Шом уже устал. Не физически. Морально. Не легко ему дался этот бой, однако он сделал все от него зависящее.

Мы сделали.

Слегка пошатываясь зеленый встал и огляделся. Своей привычке брать трофеи с поля боя он не собирался изменять. Да, нежить в основном, но это не отменяет факта возможных ценностей в округе. Перед ребятами предстоит объясниться, рассказать про печать на лице. Про духа и про Клеть, однако все это можно делать параллельно с быстрым осмотром местности. Отдельно стоит заглянуть на павшего шамана: его тело будет доставлено отцу, однако  мало-ли что было в карманах у одержимого. Что с поля боя взято, то свято. Да и с Моргорашем и шаманами не помешает пробежаться по этой пещерке бывших инферналистов, вдруг тут что-то интересное найдется. А там...памятные трофеи конечно тоже забывать нельзя( Например Кхан с радостью осмотрит труп Проклятого, поверженного им самим), дополняя ими трофеи полезные. Среди этого вороха костей наверняка что-то есть интересное.

Как только они закончат, Шом хотел собрать всех для того, чтобы объясниться и поговорить. Дальше уж можно двигать сначала к вождю Черполомов - отнести тело шамана ему, да переговорить по поводу символа скрепления. Если с последним будут проблемы, топридется к этому делу подключать всех старцев и всех мозговитых из клана Алых Копий и своих ребят. Надо думать, кумекать что к чему, и завершать дела здесь. К Молчаливому до всех этих советов еще надо успеть зайти, сразу и не откладывая. Пожалуй даже вместе с Шарой, Громобою и Моргорашу он скорее доверял, чем нет, а потому и к их знаниями можно прибегнуть. Но сначала надо на троих сообразить что-то насчет пайцзы и разговорить старца на предмет ее истории: что это такое он теперь примерно представлял, как и свойства таблички, и что именно искажено было в ней, однако нельзя исключать что что-то он упускает.
Арбакараш ждет, а завтра будет новый день. День совета. И что-то подсказывало, что он не будет легким.

Возвращение домой


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Захрэм – Земли Запада » Лес Ашь'Варрок. Предгорье.