Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Да здравствует самое теплое, светлое и уютное время года - Лето! Некоторые адаптации дизайна еще могут вызывать неровности на мобильных устройствах - работы по их устранению ведутся.

Завершено голосование по конкурсу Легенды об Артефактах. Поздравляем победителей!

Теперь вы можете в теме Пожелания квестоводам оставить заявку на участие в общем глобальном сюжете или же попросить вести себя по персональной линии сюжета.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Вечный Лес » Лагерь Краах-ар. Северо-западная часть вечного леса.


Лагерь Краах-ар. Северо-западная часть вечного леса.

Сообщений 91 страница 110 из 110

91

Полупризрачные пальцы быстро, но аккуратно взяли чёрные камни и, немного замедлившись, поместили их в отдельный кармашек на поясной сумке. Нет, назгул так и до конца не понял что это такое, как оно изготавливается и работает. Но он видел пару примеров того, что может натворить высвобожденная энергия этих кристаллов, контролируемая и не очень. Настолько хорошо видел, что не допустил и тени неосторожности в своих движениях. Пусть лагерь и наполняют исключительные личности, каждую из которых в Княжестве бы церемониально казнили несколько раз, метеоритный кратер в центре базы его совершенно не устраивал. Слишком завязана его Цель на этом месте в данный момент времени. Движения не допускали и намёка на неосторожность.
   Не размениваясь более на мелкие вопросы, Эйзекиль коротко поклонился мастеру и удалился из палатки. Сотрясать воздух бесполезными уточнениями он не стал, считая, что он достаточно большой мальчик для того, чтобы найти в лесу эти проклятые души. Ну, или простого эльфа, и достаточно убедительно спросить у него "как пройти до ближайшего мага". Кхм...Нет, определённо, даже мёртвый человек, даже если ему дать достаточно времени, категорически не может оказать положительного влияния на даже мёртвого нага. С высоты своего положения назгул мог наблюдать, что около получаса назад в лагерь вошла потрёпанная группа мертвецов в лёгком вооружении, ведомых личом. Судя по немногочисленности отряда, его потрёпанном, побитом магией виде и тихим шипящим проклятиям мага - они патрулировали местность в нескольких километрах от чёрных стен Краах-ара, где в определённый  момент были встречены эльфами. Остроухие со всей своей немощью защищали родные просторы, но в итоге баланс смерти и жизни восторжествовал - они разошлись с чудовищными потерями с обоих сторон. По расчётам назгула, через даже сейчас жутковатое и внушающее суеверное беспокойство Межмирье до того места можно было добраться достаточно быстро. Там, в районе прошедшей схватки, Эйзекиль и надеялся найти и разговорить пару-другую двуногих.
   Лагерь, конечно, доставлял некоторое удовольствие своим видом, своим содержанием, своей идеей. Он был прекрасным образцом идеальной машины. Но одновременно с этим это было однообразное место, которое, к тому же, этим самым "своим видом" слишком активно напоминало бывшему нагу те моменты из его биографии, которые он предпочёл бы вытащить из неё раскалёнными щипцами. Например, о смерти. О том, что его копьями, как какого-то ската прибили к стволу вековой сосны и расстреляли с безопасного расстояния магическими снарядами. О том, что какой-то грязный сухопутный, мразь двуногая  той же самой магией посмела нарушить его заслуженный покой самым наглым образом... Впрочем, он ещё не знал ни одну личность, которой собственная смерть доставила бы удовольствие - кроме мифического Люция из нажьих сказок, что воскресал каждый раз, когда убивший его противник начинал слишком бахвалиться своей победой, в теле этого самого противника и искренне сожалел о смерти столь достойного оппонента. Своеобразный положительный подтекст бросался в глаза сразу, но о том, почему такой легендарный воин умирал так часто учителя предпочитали не думать. Впрочем, никто от них этого и не требовал и никто их об этом не спрашивал - традиция...
   Эйзекиль в очередной раз поймал себя на том, что он ни с того ни с сего застыл на одном месте, уставился несуществующими глазами в пустоту и сконцентрировался не на внешнем, но на внутреннем, на его остатках. Это не пугало, это не беспокоило - это принималось. Лич, что остался за спиной назгула под тентом, мог навести на мысль о том, что это характерно для любого разумного неживого. Эйзекиль-живой прямо сейчас бы содрогнулся от крамольности одной только этой мысли - причисления себя к чужому обществу. Эйзекиль-мёртвый это просто принял. У него была целая вечность впереди - и у него не было времени на сожаление о том, что прошло настолько неотвратимо, насколько может пройти только сама Смерть...
  Тряхнув прозрачной головой, призрак наконец таки ушёл в безликое Межмирье и двинулся туда, куда нужно было двинуться. Он представлял по рассказам лича о каком месте идёт речь, ибо уже бывал там ранее, и поэтому в движении на юго-восток была только целеустремлённость. Мертвец планировал покинуть параллельное измерение на подходе к цели и уже в реальности приняться за поиски, но и по пусти нельзя было ослаблять бдительность - Эйзекиль знал возможности своей духовной техники настолько, что мог предположить, что обострённое восприятие станет серьёзной опорой в его поисках.

92

Прибыв в лагерь впервые, Нэйт не смог по достоинству оценить его размеров. Теперь же, маневрируя между разнообразными сооружениями, странного вида конструкциями и шатрами, он понял, что намерения Краах-ара, а значит и Марагора в здешних местах по меньшей мере серьезные. Вокруг сновали различные порождения смерти, прислужники, каждый был чем-то занят, но до их забот человеку не было никакого дела. Куда больше досаждала изжога. Проклятое пойло - думал про себя Нэйт. Мортикус шла чуть впереди, это даже к лучшему, потому что Ферроу не был настроен на какой-нибудь разговор. Не смотря на то, что зелья оказали весьма ощутимый эффект, Ферроу все же ощущал некую разбитость, которая впрочем постепенно отступала. Глядя в спину назгулу, рыцарь размышлял о том, что ждет их через несколько десятков минут, зачем Краах-ар их призвал? Нэйт понимал, что даже если бы те энты оторвали бы ему руки и ноги и ему удалось бы выжить, то "костлявый" все равно потребовал бы встречи на следующее утро. Человек скрипел зубами и надеялся что он идет не затем чтобы услышать очередные колкости и ироничные высказывания в свой адрес. Хотя, трудно было представить архилича без его надменности. Ферроу перевел поток мыслей на печатку, которую он получил. Мортикус была немногословна, но даже того объяснения, что она предъявила оказалось достаточно для того, чтобы больше не задавать лишних вопросов. Тем временем за очередным поворотом показался знакомый шатер, в котором Ферроу последний раз виделся с архиличем. Вокруг сооружения кипела какая-то суматоха, по всей видимости многим был брошен клич. Похоже мертвяки решили устроить вечеринку - язвительно подумал Ферроу, чеканя шаг.

93

Эйзекиль

Застыв на месте, уже в который раз, назгул наконец-то очнулся и огляделся. Встретив и проводив взглядом небольшой отряд, чьи силы были потрёпаны очередным отважным эльфийским набегом на лагерь Архилича, понял теперь, куда нужно двигаться. Хотя он и не особо представлял, как работают черные кристаллы, находящиеся в его сумке, но не стал зацикливаться на этом. Всё придёт в процессе, теперь главное, оказаться в нужном месте, в нужное время. Шагнув в Межмирье, исчез из пустых глазниц наблюдающего за ним лича.
Следующий шаг Эйзекиля привёл его на поляну, наполненную кровью, огнём и ужасом смерти. Совсем недавно здесь разразился бой, но эльфийских тел не было видно, впрочем, как и окончательных трупов со стороны нежити. Кажется, по возможности все подобрали своих собратьев с поля боя. Следы пребывания светлых воинов можно было легко обнаружить, как и их небольшой лагерь, расположившийся в двухстах сотнях метров от местонахождения бывшего нага. Едва тусклое мерцание волшебного огня можно было заметить, и это наводило на мысль, что среди потрёпанного отряда наверняка есть маг, по крайней мере один, что для начала было вполне неплохо.

94

Они могли отдыхать. Они могли гордиться собой после победы в очередной бессмысленной атаке, они могли горевать по погибшим и выхаживать раненных, готовясь к продолжению бойни... Они могли заниматься ещё тысячей бесполезных дел - ибо сухопутные-живые могут делать это как никто другой. Они только не могли рассчитывать на безопасность. Ночь - это не их время. Это время таких, как Эйзекиль. И он собирался по полной программе использовать это преимущество. Тот, кто уже умер и сохранил разум никогда не захочет повторить этот опыт, посему не будет просто бросаться мёртвой грудью на мечи, как это любят делать солдаты армии живых, особенно после особой комбинации слов, ворвавшейся в их уши из речей командиров. Тот, кто уже умер скорее строит осторожную охоту на слабых созданий из плоти и крови, выдирая из них по куску и отходя во тьму до тех пор, пока они не свалятся на землю от усталости и не примут неизбежное.
   Сначала - обычная разведка. Заметить назгула в ночном лесу - задача достаточно нетривиальная, как рассудил сам призрак, так что оценка на глаз сборища эльфов не составит труда. Вечные воины - это не люди, и они не могли допустить такой глупости, как отсутствие часовых, и Эйзекиль планировал вовремя их обнаружить на фоне огня и проникнуть внутрь охранного периметра через Межмирье, пока что без обнажённого оружия. Ночная стража будет уставшей, из последних сил сконцентрированная на темноте леса не будет обращать внимания на происходящее за её спиной - это слабость. Если вдруг остроухие догадаются на ещё одно кольцо охраны - с ним следует поступить также. Не на обнаружение бесшумных теней натаскивали левианских шавок. После - оказаться в тени одного из знаменитых вечных деревьев и внимательнее рассмотреть отряд у самого огня. Как и все двуногие, эльфы питают дикую страсть к самоопределению через внешний вид даже в суровых условиях войны. Маги будут как всегда без доспехов, в чуть более богатых одеждах, чем остальные, с палками вместо оружия или вовсе без него. Определить их местоположение, их охрану, общее состояние солдат. В такой ситуации одного криса и грамотного подхода через безликое Межмирье должно хватить, но никакой план не застрахован от желаний судьбы.
  Назгул бросил последний взгляд на чёрную, то тут, то там покрытую кровью траву выжженной войной поляны и начал приводить свой достаточно простой план в исполнение.

95

Орнелла, Нэйт, Далендор и Джерико. Поздний вечер 6го апреля.

Краах-Ар пребывал в ожидании. Смерть же, окружавшая его, продолжала свою негромкую мыслительную беседу. Для стороннего наблюдателя казалось, будто часть мира абсолютно застыла. Все личи, от мала до велика, пусто пялились в одну точку. Ветер робко колыхал палатку и ощущение безвременья заполонило всё вокруг. Далендор, как и Джерико, находили подобную обстановку неуютной, а совсем недавно разразившийся на причитания архилич смотрелся и вовсе комично. Быть может, осадив Далендора, он сам набрался его ду...

К палатке подошли двое. Рыцарь, в потрепанных доспехах, живой и совершенно чуждый этому месту и сама смерть, воплощенная в лице назгула. Реведант Джерико, оставшийся у выхода, встретил их первым. Стоило ему на несколько секунд задержать взгляд и оценить пришедших, как наконец раздался магический, строгий голос.

http://sh.uploads.ru/mnocW.jpg

Краах-Ар: Входите, слуги смерти, - жестом руки он встретил Нейта, Орнеллу и Джерико, - Ваше промедление заставило меня задуматься о... но и оно не задержит гибели этого леса.

Воздух в палатке, казалось, стал тяжелее.

Краах-Ар: Однако долгоживущие, но смертные эльфы не желают сдаваться. Каждый из вас доказал свою верность и потому не увидит печальной картины вечнозеленых лесов, - последние слова звучали насмешливо. - Владыка Марагор оценил ваши усилия и потому вы станете частью особых событий и перейдете в ведение к иному мастеру. Вашей задачей станет охрана группы магов на далёком, забытом острове в западных водах.

Сейчас, слушая Краах-Ара и невольно смотря на других личей, каждый из немертвых героев понимал, что именно эти слуги смерти были с ними на различных заданиях ранее, либо оказывали им помощь. Казалось бы, все на один череп, но даже сейчас они сохраняли индивидуальность и то, что они все находились здесь говорило об индивидуальности Краах-ара.

Краах-Ар: Эти маги - живые и их жизнь должна оставаться таковой до самого последнего момента.

Личи начали исчезать один за другим под действием магии пустоты. Некоторые из них, смотря на приключенцев, почти незаметно кивали. Всё это время в подсознании Орнеллы, связанном с темной печаткой, сохранялась абсолютная тишина. Спустя секунды в помещении остался лишь архилич и немертвые герои.

Краах-Ар: Как и ваша верность, что теперь будет служить новому повелителю.

Рядом с архиличом, медленно и расплывчато начала появляться новая фигура. Закутанная в темный балахон, призрачная и невесомая, она была здесь всегда, но лишь сейчас все смогли осознать это.

http://sg.uploads.ru/eNHgL.jpg

Краах-Ар: Я буду скучать по твоим проделкам, Далендор, - неожиданно сменил тон архилич на слегка саркастичный, - И по вашим именам, что я запомнил не напрасно, Мортикус, Ферроу и Джерико.

Неизвестный, стоило закончить архиличу своё мимолетное прощание, обратил взор на тех, кем ему предстояло владеть. Из-под капюшона, скрывающего его лицо, исходила лишь мгла в которой ничего невозможно было рассмотреть. Создавалось впечатление, что от всего естества немертвого осталась лишь эта оболочка.

Неизвестный: Мы отправляемся немедленно, - рядом с ним разверзлось темное око портала, - На той стороне лишь тьма, ступайте.

Неожиданно для себя Нейт осознал, что воздух хоть и был тяжел из-за ауры Краах-Ара, однако воздух за спиной человека был невероятно тяжелее и плотнее, будто каменная стена. Им не оставляли выбора, но то врядли волновало кого-то из присутствующих. Вечер этот не отличался ничем от многих других, когда их окунали в неизвестность, но вполне с конкретными целями.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-05-05 17:04:52)

96

Далендор продолжал осматривать карту как вдруг что то в окружающей атмосфере его отвлекло от созерцания. Все время как будто остановилось, даже шорохи были слышны редко. Ветер не колебал полотно палатки а личи не двигались и не дышали. Тишина давила на мёртвые уши и нелепость ситуации заставила вампира осматриваться в непонимании. Заклятье заморозки? Но я всё еще тут, что происхо... Его размышления прервал шум из вне палатки, повествующий о приходе новых участников этой немой сцены. Всё таки у личей нет совсем никаких остатков жизни, если им приятна такая атмосфера... Вампиру было неприятно стоять в этой угнетающей тишине, и он надеялся что что нибудь произойдёт быстрее, ему уже было все равно что, пусть хоть эльфы нападут прямо сейчас, лишь бы хоть как то разбавить эту тишину. В итоге было решено вернуться к созерцанию карты, но хриплый голос Краах-Ара стал музыкой для ушей вампира, хотя песен Лича он всё же попытался бы избежать. Лич встретил вошедших жестом руки, что было немного странно. А меня он встретил потоком воздуха, ну и что что я был в неподобающем виде? Но я хотя бы не опоздал. Стареет? Возраст вообще влияет на этих существ? Может быть за многие годы существования вид вампира без штанов начинает раздражать особенно сильно? Ну это маловероятно, хотя кто этих личей разберёт... Дальнейшие речи Лича вновь прервали цепь размышлений вампира и он начал слушать внимательнее.
Живые мёртвые маги? Эмм.. Или я слеп и глуп? Скорее всего... И почему я не должен видеть картины этого леса? С удовольствием посмотрел бы как он горит... Перед глазами вампира пролетела картина пылающего леса. Языки пламени взмывающие выше деревьев и кричащие в языках пламени эльфы. Ммм... Но вместо этого особые события. Даже не известно хорошо это или нет. И другой мастер. Моих сил вряд ли хватит на поджёг леса, да и эльфы будут тушить его, да и вряд ли волшебные деревья так хорошо горят. Ладно, посмотрим что там будет на этих далёких островах... Вдруг личи начали исчезать под действием магии пустоты, оставляя мастеров наедине с Краах-Аром. Но вместо них начала образовываться новая фигура. Она появлялась как отражение на взбудораженной воде, и Далендору казалось что он был ещё тише и незаметнее остальных, настолько что вампир даже не замечал его.
Трогательная речь Краах-Ара окончательно убедила его в том что на личей действует старость, и тут же захотелось сделать что то такое на прощание, но он себя удержал. Фраза незнакомца переключила его внимание и вампир без тени сомнения пружинистой походкой двинулся к порталу, но под конец всё же не удержался и сказал.
-А как я то буду скучать по твоей магии направленной в меня. После этого сразу шагнул в портал, пытаясь удержать улыбку, скрываясь от возможно летящей следом молнии.

97

Эйзекиль

Ночь медленно кружила вокруг импровизированного лагеря, перемежаясь с искрами от пожара и чёрным дымом, застилая и без того уставшие глаза эльфов. Всего пара огней, не более, оставляли свечение вокруг себя, иногда выхватывая то, что творилось рядом. Назгул заскользил неподалёку, стараясь держаться в стороне, примерно предугадывая границы, где может находиться охрана. Эйзекиль услышал шорох с левой стороны от себя и взял немного в сторону от шороха, чтобы не нарваться на возможного воина. А может это просто лес вносил собственные коррективы в планы нежити. Ведь лес не был излюбленным место бывшего нага, чтобы вот так свободно по нему разгуливать, тем более в полной темноте, не зная этой местности. Но тем не менее, заходить пока что далеко без особой надобности не надо и новоявленный охотник буквально растворялся меж деревьев.
Кольцо охраны он увидел только одно и то, это были жалкие четыре человека, кое как выставленные по периметру. Была вероятность, что один из остроухих всё же сидел где-то на дереве. Но Эйзекиль надеялся, что из-за усталости в недавней стычке, "древолаз" слегка устал и растерял свою остроту зрения. К тому же дым сыграл свою злую шутку. Возле магических костров в общей сложности находилось около пятерых эльфов. Блеск мечей назгул увидел только у двоих из пяти, но вот были ли среди них заклинатели, ещё нужно было уточнить. Хотя наличие магии всё же указывало то самое свечение. До охраны было около двадцати метров, до костров - ещё четыре-пять. Серебряный край луны лишь изредка выглядывал из-за облаков, толком так и не осветив поляну, где пытались отдохнуть эльфы.

98

Тесное помещение, несмотря на количество пребывающих здесь существ, заполнялось тишиной. Все были заняты, чем-то увлечены, возможно, никто и не ощущал легкое беспокойство или напряжение, которое могло возникнуть благодаря затишью. Да, атмосфера здесь явно недружелюбная, а гостеприимством даже не пахнет, здесь лишь едва ощутимый смрад пыльных мантий и старых костей. Беглый взгляд разноцветных глаз метался из стороны в сторону, была надежда заметить что-нибудь интересное, что-то, что заставит отвлечься, позабыв про унылое ожидание хотя бы на минуту. Но ничего примечательного здесь не было, одни лишь личи, на которых Джерико уже успел насмотреться. Всё это время приходилось ждать, будто проходили не минуты, а часы. Неизвестно, почему время решило замедлиться, да и в самый неподходящий момент, с самом неподходящем месте и не с самой приятной компанией. Мольбы Алана были услышаны, если, конечно, он бы верил в какое-нибудь божество, а эта ситуация, в которую он попал, казалась бы ещё более невыносимой — в шатёр пожаловали двое неизвестных, которым было уделено лишь несколько секунд внимания, ведь Краах-ар, заметив "гостей", забрал на себя взгляды мастеров. Из его речи стало ясно, что Джерико наведался вовремя, он всего-то желал взять очередное задание, помочь немного, а нарвался на серьезную миссию, упс. Можно было лишь пожать плечами от удивления, пустить слезу от трогательных слов Архилича, который будет скучать по имени реведанта, но нет, слёзы останутся для следующей жизни, где-нибудь в параллельной вселенной. Алан внимательно слушал, продолжая молча стоять на месте. "Новый повелитель, защита живых магов? Забытый остров? Наверное, обитатели этих земель очень обрадуются нашему визиту..." — одни лишь вопросы, на которые даже ответа получать не хотелось, зная вспыльчивый темперамент Краах-ара. А теперь ещё материализовалась неизвестная особа, открывающая портал и требующая незамедлительной отправки. Ну, почему бы и нет? На этом моменте можно было ещё разок пожать плечами, но было не до этого. Джерико даже не заметил, как куда-то девались остальные личи. Ещё раз осмотревшись, Алан тяжко вздохнул, размеренным шагом направившись прямиком в странный портал, на обратной стороне которого вряд ли ждала радуга.

99

До самого последнего шага Орнелла, к своему собственному удивлению, ничуть не задумывалась о том, какая именно миссия ожидает её на этот раз. В любой иной ситуации, направляясь к Краах-ару, немёртвая могла бы загадать и обдумать несчётное количество всевозможных вариантов развития событий, однако сегодняшний день оборачивался для Мортен исключением с того самого момента, как некромантка прибыла в лагерь. Лишь оказавшись внутри палатки и коротко оглядев всех собравшихся, Орнелла поняла, что грядущая миссия не будет иметь ничего общего с десятками тех безликих заданий, что ей приходилось выполнять в течение недавно минувших месяцев... разве что с единственным. Мортен выслушала речь Архи-лича, ни на секунду не отводя от него взгляда.
- Эти маги — живые, и их жизнь должна оставаться таковой до самого последнего момента, - сказал Краах-ар, и слова эти не могли не заставить Орнелллу ощутить некое... изумление? Впрочем, даже это не было столь значительно в сравнении с тем, что последовало далее, после того, как младшие личи, окружавшие Мастера, исчезли, уступив место новой, незнакомой фигуре.
- Как и ваша верность, что теперь будет служить новому повелителю.
Орнелла не посмела задавать Архи-личу каких-либо вопросов; более того, некромантка ясно чувствовала, что и вовсе не может произнести ни единого слова, находясь в шатре. Мортен пристально взглянула на своего нового повелителя, затем — для чего-то на Ферроу, и вновь на Краах-ара. Немёртвая переступила грань портала третьей, следом за незнакомым ей мастером.
...Похоже, эта дорога будет гораздо более долгой, чем я воображала.

Отредактировано Орнелла Мортикус (2015-05-06 21:58:35)

100

Как эльфы презрительно, свысока смотрели на змеелюдей в те редкие моменты, в которые им не посчастливилось встретиться на берегу. Как морщились они, вспоминая мифы о народе-избитой игрушке богов, обречённом влачить своё существования в абсурдно консервативном обществе, скованные радостью спокойствия и неизменности, избавленные от надежды на будущее. Как старательно забывали они наг, как почитаемый гражданин стыдится и избегает даже мысли о своём брате-уродце.
  Как горячо в подводных залах, невероятно красиво и, в то же время, просто украшенных жемчужинами, камнями и костями, демагоги спорили о расовом превосходстве подводных жителей над наземными. Как подтверждали они свои теории изначальным преимуществом в месте обитания, физиологии, основах культуры. Как изощрённо высмеивали хрупкие, ненадёжные ноги, уродливые длинные уши и ещё сотню доведённых до гротеска качеств любого сухопутного.
  Даже через шесть веков позора арены Эйзекиль шёл за убеждениями, и всего за восемь месяцев увидел насколько они похожи на пыль, что существует только ради того, чтобы быть сметённой. Сметённой теми, кого не волнует ни раса, ни идеология, ни чувство - только цель. Сметённой теми, кто дойдёт посуху до Паталы и сожжёт её даже под толщей морской воды.
  Руки сами извлекли изогнутые кинжалы из ножен, а мысль отправила назгула в Межмирье с тем, чтобы через секунду оказаться у огня. Любой наг-гвардеец никогда не отказал бы себе в удовольствии зарезать эльфа, тем более если он, в условиях войны, ослабленный и уставший остановился на отдых и потерял бдительность - особенно если их таких целая группа в ночи сидит. Его просто всю жизнь готовили к этому - менталитет воинского сословия образовался из смеси предвкушения давно обещанной мести и страх перед настолько серьёзными переменами, что и представить невозможно. К сожалению или к счастью, Эйзекиль не желал иметь дела с аборигенами ни секунды дольше необходимости - он хотел просто попытаться разглядеть оппонентов не выходя из Серого Мира, оказаться у жертвы за спиной и только потом материализоваться и отработанным веками мясницким движением вонзить широкое лезвие криса в тонкую шею теплокровного.

101

Ферроу с любопытством слушал Краах-ара и ему казалось, что архилич разыгрывал весь этот спектакль для того, чтобы потешится. Казалось, что вся ситуация доставляла ему своеобразное удовольствие, будто бы он был кузнецом всю жизнь мечтавшем о сцене театра. Те крупицы информации, которыми поделился Краах-ар, зажгли огонь любопытства. Признаться, рыцарь предпочел бы остаться на материке и стать свидетелем, а еще лучше участником озвученных событий. Но похоже у магистра Марагора другие планы и Ферроу не в праве подвергать их сомнению. Он оглядел присутствующих. Новые лица создавали интригу и Нэйт невольно глянул на Мортикус, полагая, что возможно она с ними знакома. Но ее лицо, как не трудно было догадаться не выдавало никаких эмоций. Рыцарь посмотрел на человека, который был одет в обычную одежду. Он был самым странным, потому что казалось, что он словно прохожий, который забежал спросить дорогу, но невольно превратился в заложника обстоятельств. Однако, Нэйт ощущал как от него веет чем-то совершенно другим, не похожим на мертвячину. Второй же незнакомец был очень похож на живого человека, но что-то в нем выдавало то, что жизнь давно покинула это тело. Как бы там ни было настоящий фурор произвело появление расплывчатой фигуры. Интуиция подсказывала Нэйту что это существо не менее могущественно чем сам Краах-ар. В действительности рыцарю было все равно под чью дудку придется плясать в этот раз. Краах-ар или этот новый куратор в конечном итоге были такими же "шахматными фигурами" в руках Марагора, единственное что выделяло их на фоне других это их могущество.
- Как и ваша верность, что теперь будет служить новому повелителю. - слова архилича шли параллельно мыслям человека. Нэйт Ферроу хотел было заметить, что лично у него есть только один повелитель, но через мгновение он решил, что не стоит раздувать здесь балаган. Только лишь его глаза блеснув сквозь смотровые щели шлема выразили свое решительное несогласие.
На той стороне лишь тьма, ступайте. - голос незнакомого мастера звучал потусторонно. Ферроу хотелось поскорей закончить это "заседание" и несмотря на полную неизвестность предстоящего, он без особых переживаний сделал несколько уверенных шагов в открывшийся портал.

102

Эйзекиль

Изогнутые кинжалы были плавно извлечены во тьме, лишь крайне изредка лунный свет отражал холодный блеск смертельного оружия. Даже в небе сегодня было беспокойно, тучи то и дело скрывали серебро  луны. Ещё шаг и назгул снова оказался в Межмирье, наслаждаясь видом уставших эльфов, сидящих возле костра, чьё пламя поддерживалось отнюдь не мёртвыми деревьями Вечного леса. Нет, костры поддерживала магия, значит Эйзекиль был не так уж далёк от исполнения своей миссии. Возле этого костра было двое эльфов. Воин сидел у огня, обняв свой меч и понурив голову, молчал о своём. Эльф напротив него стоял и что-то тихо рассказывал, будто и не своему товарищу. Больше было похоже, что он бормочет сам для себя. Чуть поодаль было ещё один воин, но тот явно чувствовал себя бодрее и чистил своё оружие не выказывая и капли усталости. Другие два эльфа активно что-то обсуждали, но шёпотом. Охрана по периметру продолжала зорко вглядываться в лес, не обращая внимания на то, что творилось внутри маленького лагеря. Одно мгновение... только одно мгновение отделяло ничего не подозревающего эльфа от его собственной смерти. Шаг из вне и холодная изогнутая сталь вышла из своего укрытия, пронзив горло молодого воина и сея ужас и страх среди детей леса. Остроухий, стоящий напротив некогда своего живого друга, пронзительно закричал, отходя назад и закрывая лицо руками, будто это могло остановить неожиданно появившегося среди леса нага. Мечник возле второго костра тут же обернулся, но не кинулся опрометчиво в бой, спасать остальных, он пытался понять, кто сейчас находиться перед ним. Ещё два эльфа, что были возле костра довольно быстро среагировали, натянув тетивы изящных луков, но по какой-то причине тоже медлили.

КБ

http://sg.uploads.ru/2jubR.jpg

103

Охота на слабых началась. Первая капля крови упала на примятую траву и это, почему-то, ничуть не огорчило назгула. Даже наоборот, он поймал себя на мысли о том, что не понимает, как смерть эльфа может доставить что-то, кроме тихого удовлетворения. Всю свою жизнь он презирал тонкокожих детей леса и сочувствие к ним скатилось до уровня примитивного подсознательного табу, которое никак не влияло на совесть. Они были давно выведены из списка существ, к кому можно протянуть руку помощи, а открытостью которых взаимовыгодно воспользоваться... Был бы сейчас здесь Аксиманд, друг из жизни, один из лучший гвардейцев, то он не забыл бы напомнить, что лучший способ общения с остроухим - послание из металла. К счастью, он решил остановить свой жизненный путь около года назад, быстро и безболезненно. К счастью для Аксиманда.
   И сколь не напоминали бы о себе призраки прошлого - насущные проблемы требовали быстрых решений. Эйзекиль не успел испытать лёгкое наслаждение от ощущения клинка в ещё живое шее теплокровного, как откинул начинающее остывать тело и бросился вперёд. Впавший в панику воин его не интересовал - за дымом магического костра скрывалась более интересная фигура, не утруждавшая себя ношением холодного оружия. По пути к цели призрак удостоил труса лишь быстрым презрительным уколом, не ставившим цель убить или нанести какой-либо урон, а вот за потенциального мага он принялся всерьёз - град ударов от груди старыми крисами, взятыми обратным хватом, нацеленными на лицо и шею должны были выбить жизнь из ущербного создания как можно быстрее. Бывший наг не торопился - в запасе у него была целая вечность, - но стоять под прицелом двух-трёх эльфийских лучников не захочется даже укрывшемуся в стали человеку. Назгул мог вытерпеть пару попаданий, но не более - в случае успешного убийства мага и воина, если на него останется время, он намеревался вновь воспользоваться услугами Межмирья для молниеносного появления за спинами у стрелков и лишения их жизни.
   Сказать, что Эйзекиль хотел поднять на клинки как можно меньше соперников - значит пойти против истины лишь наполовину. Ему не нравились такие соперники, обычные и неспособные на что-то вне группы, он чувствовал от них запах многовековой рутины, что преследовал его уже множество лет. В них не было ничего необычного, стоящего интереса и внимания. Но если они не собираются просто спокойно лечь и дождаться своей участи, то отказать в настолько ничтожной и мелкой просьбе будет недостойно нага-назгула.

104

Орнелла, Нэйт, Далендор и Джерико. Поздний вечер 6го апреля.

Непроглядная тьма ока поглощала одного за другим. Джерико, Далендор... казалось, что на реплику последнего Краах-Ар саркастично хмыкнул, наконец Орнелла и Нейт. Тьма поглотила их и унесла за многие-многие мили.

http://sh.uploads.ru/mnocW.jpg

Краах-Ар: Тебя вернули из небытия, Забытый?, - магический голос отразил нотки интереса, - Даже среди архиличей о тебе ходили лишь слухи...

http://sg.uploads.ru/eNHgL.jpg

Забытый: Всего лишь... , - он ненадолго застыл, смотря в темную гладь портала, - вспомнили старые деловые отношения.

Фигура в капюшоне так же беззвучно шагнула в разрез и исчезла, закрывая его за собой. Краах-Ар остался в абсолютном одиночестве, что, в прочем, врядли заботило архилича. Тот столь же недвижимо, как и прежде, посмотрел вслед назгулу, да вернулся к своей ежедневной рутине. Эти старые кости плохо отражали остатки эмоций, но даже на них, казалось, отразилось удивление от встречи с ним.

Джерико, Далендор, Орнелла, Нейт, вы были перемещены: Западные воды. О.Забытый

105

Эйзекиль

Первые капли крови стекали по оружию, окропляя чёрную землю новым потоками драгоценной жидкости. Удивление в глазах эльфа Эйзекиль вряд ли заметил, ведь лезвие появилось из ночной тьмы так же внезапно, как и силуэт назгула. Но маска ужаса на лице товарища этого воина, что увидел само мгновение смерти невозможно было не увидеть. Глаза расширились и эльф попятился назад, стараясь что-либо сделать, но перемещения следопыта были столь быстры, а движения острых клинков так стремительны, что маг смог лишь заслонить побледневшее лицо ладонью, которая в тот же миг оказалась отсечённой. Вопль полный боли огласил окрестности прежде, чем ослабевший противник упал замертво на траву, заливая всё алой кровью, которая попала в магический костёр, вызывая яркий всполох пламени.
В этот же миг в нага устремились стрелы с трёх сторон, осыпая его острым градом. Пришлось тут же скрыться в Межмирье, чтобы не пасть жертвой этой неистовой атаки с разных сторон. Хотя, жертвой, было слишком громко сказано, но неприятные ощущения эльфы всё же умудрились доставить. И как только Эйзекиль исчез из поля их зрения, маги тут же забегали, перестраиваясь и готовясь к атаке заклинаниями.

КБ

http://sg.uploads.ru/9l48M.jpg

106

Серый Мир в который раз спас воина армии мёртвых, оставив в реальности на его месте лишь пустоту, сквозь которую беспрепятственно пролетели стрелы. От эльфов можно было ожидать хитрости такого рода - родная земля обязывает её применить - но назгул всё таки надеялся на достаточно медленную реакцию скрывшегося в ветвях одного из деревьев часового. Была возможность и того, что его позиция окажется слишком неудобной для кругового обстрела... Оба суждения оказались неверными. Дети леса оказались недооценены, как подводные течения на мелководье начинающим пловцом. Впрочем, призрак мог себе это позволить, что наглядно доказал своим оппонентам. У аборигенов практически не было шансов против Эйзекиля, будь у того желание вырезать их всех.
   Будь желание. По всем доводам, формально задание мастера-лича было выполнено и призрак освобождался от необходимости поднять на ножи каждого остроухого в округе. А кроме обязанности ничто в остатках его души не требовало крови сухопутных выродков. Вели бы они войну с живой армией, так с практической целью истребление казалось бы верным, но в этом случае их усилия будут выглядеть попыткой перекрасить океан. Полузмей опустил кинжалы в ножны и с осторожностью, со всей возможной для мёртвых бесчувственных рук извлёк два матово-чёрных кристалла из поясной сумки. По памяти наблюдений за Фридрихом украденную в камень душу можно было определить на глаз, вот только воин не знал как именно это должно быть заметно.
   В случае наличия признаков наполненности сосудов Эйзекиль без любых ограничений со стороны нитей контроля мог убраться с поляны восвояси и отчитаться перед мастером в лагере. В противном случае... Ну что же, кто-то из оставшихся воинов или лучников вполне мог бы оказаться слабым магом. Тогда нужно было оценить обстановку вокруг, найти древесного снайпера и начать планировать очередную внезапную атаку из Межмирья.

107

Эйзекиль

Эйзекиль исчез из одного мира, чтобы появиться в другом и оглядеться. Магический костёр, рядом с которым он появился изначально, медленно затухал, без поддержки мага, который теперь был мёртв и кормил собой ночную землю. Рядом с ним лежал воин, почивший чуть раньше своего собрата. После исчезновения из поля зрения неожиданного врага, эльфы тут же начали группироваться, перестраиваться для более выгодной защиты и атаки. Но назгула это сейчас мало заботило. Он вытащил из сумки матовые кристаллы, чтобы заполнить их душами. Увы, камни лежали молча, как те самые два трупа перед воином армии мёртвых. Никакой инструкции конечно же не прилагалось к кристаллам и никто не удосужился объяснить, все считали, что раз ты в лагере Краах-ара, значит должен знать всё, что от тебя хочет один из великой семёрки. Эльфы быстро и почти бесшумно передвигались по чёрному лесу, оглядываясь и готовясь к самому худшему.

КБ

http://sg.uploads.ru/EsKaW.jpg

108

Это было одновременно предсказуемо и неожиданно. Эйзекиль знал, что магическое искусство он понимает на уровне "колдун трясёт руками - колдун делает чудо" и так просто с кристаллами он не разберётся, но в то же время рассчитывал на какой-либо очередной красочный эффект, так присущий волшебству, по крайней мере боевому. Он рассчитывал на то, что поглощение камнем души уж явно будет сопровождаться вспышкой, хлопком, разрядом электричества или любым другим знаком - всё таки, не каждый день жизнь заключается в кристалл против своей воли. Он совершенно не знал что делать, если для этого понадобится что-то сложнее убийства. Впрочем, мастер-лич, любой из них, это не тот лидер, который доверит задание тому, кто не имеет возможности его выполнить. Значит есть выход, выход явный. Значит тела эльфов придётся потревожить ещё раз.
  Но эльфы, как и любые другие живые существа, не горели желанием помочь бывшему нагу разгадать эту загадку. Они, как не удивительно, не желали видеть призрака, издевающегося над трупами своих соплеменников, что ещё назад дышали, мыслили и разговаривали. Теплокровные оказались загнаны в ловушку - сохранение жизни испортит их рассудок, превратит их в предателей и отступников, приведёт к безумию; сохранение рассудка и следование моральным нормам кончится мифрилом в их затылке. Призрак замер, но лишь перед броском. Как жаль, что эти вечные дети леса были слишком заняты, чтобы осознать всё это - их богатая мимика принесла бы несколько мгновений удовлетворения мёртвому полузмею.
  Расчёт был на то, что эльфы не отошли от шока нападения и не могли чётко и слаженно ответить на угрозу нападения из ниоткуда. Тактика ещё не исчерпала себя - Эйзекиль хотел появиться за спиной у лучника и пары воинов, отгородить себя от нападения справа деревом и быстрой серией из ударов крисами в обратном хвате ополовинить отряд, убив троих живых. Чем быстрее спокойствие вернётся в лагерь, тем лучше.

109

Эйзекиль

Эльфы медленно собирали свой маленький отряд из оставшихся в живых возле магического костерка. Они и не могли догадываться, что именно нужно врагу, воины знали лишь одно - он хочет забрать их священные жизни и ни перед чем не остановится. Пока Эйзекиль ожидал хоть какой-нибудь реакции от одного чёрного кристалла, эльфы успели передислоцироваться по лесу, защищая друг друга. Мёртвая тишина раскинулась над округой, поглощая любые звуки, даже дыхание замерло на мгновение, но мир в одно мгновение снова обрушился на детей леса, показывая свою далеко не яркую сторону. Назгул появился за спинами остроухих и тут же начал резкими, быстрыми ударами мифриловых крисов наносить смертельные раны. Один из мужчин, стоявших ближе всех к огню и за чьей спиной объявился Эйзекиль умер за одно движения стали, несущей смерть и тяжело свалился на траву. Второй эльф, что стоял с ним рядом, попятился назад выпустив поток пламени и больше по счастливой случайности, нежели от умения, задел врага, опалив тому лишь правую часть балахона. Воин, стоявший чуть позади ринулся на врага, пытаясь оглушающим ударом меча достать его, в то время как дальний лучник атаковал бывшего нага, едва не задевая своего товарища, который встал перед Эйзекилем, выставив меч в широком блоке. Кажется, что страх так сильно завладел им, что воин был не в силах сдвинуться с места, не говоря уже об атаке.

КБ

http://sg.uploads.ru/CL7ji.jpg

110

Эйзекиль

Иногда бывает так, что одной, даже, казалось, незначительной ошибки достаточно, чтобы победа, к которой приводили немалые усилия, отдалилась, померкнув в темноте. А временами случается такое, что и одно мгновение может решить ход всей битвы, впрочем, это и есть та самая незначительная ошибка, за которую следовало расплатиться сполна. Эйзекиль отнимал жизни у эльфов, бесчинствуя и принося их народу страдания и горечь. Он мог справиться и с более сильными врагами, но, как оказалось, нельзя было недооценивать эту малую когорту стражей природы. Стоило назгулу замешкаться, как он утратил контроль над собственным телом, немного отлетев в сторону и замерев в воздухе. Пламя, выпущенное эльфом в назгула, почти не возымело никакого эффекта, оно лишь немного задело балахон. Огонь, пусть и ненадолго, заслонил обзор, лишая нежить возможности разглядеть врага, который не растерялся и тут же воспользовался Светом Жизни. Эйзекиль был необычайно быстр и ловок, но даже он не был способен уйти от атаки, которую он не видел. Она застала его врасплох, да, он не ожидал, что подобный, очень рискованный трюк может пройти так гладко. Видать, эльф оказался не таким простым, как могло показаться. Подобного заклинания было недостаточно, чтобы уничтожить столь сильного врага, тот лишь бессильно парил над землей, ожидая, пока действие магии иссякнет, чтобы вновь обрушить смерть на эльфов. Но они не собирались дожидаться, пока Эйзекиль сможет шевелиться, это было бы слишком опрометчиво с их стороны. Стрела, выпущенная лучником, никого не задела, на большой скорости встретив столб дерева, миновав как союзников, так и врага, которого немного оттолкнуло в сторону. Воины тут же остановились, не понимая, что произошло, но крик мага быстро привёл их в чувства, заставив немедленно покончить с нежитью. Губительного воздействия магии жизни было вполне достаточно, чтобы навсегда уничтожить назгула, а удары мечей лишь ускорили этот процесс, пусть и были не столь эффективны...

Вызов "Души магов"
Провален
Эйзекиль, Вы погибли!

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-06-16 18:46:08)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Вечный Лес » Лагерь Краах-ар. Северо-западная часть вечного леса.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC