Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS Средневековое фэнтези ждет своих героев!

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Завершена Ежегодная лотерея Остров Мельхиров! Поздравляем победителей!
Еще одна акция для самых старых персонажей Актуализация Древних Героев открыта в честь праздника и будет действовать до эпохального обновления!
Ежегодное голосование продлено до 10 сентября - Лучшие из Лучших! Последний шанс поучавствовать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Призрачный Предел » Западные воды. О.Забытый


Западные воды. О.Забытый

Сообщений 61 страница 90 из 164

1

http://sd.uploads.ru/cEKz2.jpg

Остров, что прослыл Забытым, в незапамятные времена был частью земель Запада, еще задолго до того, как первая стопа орка коснулась этой земли. Тогда остров немногим отличался от ближайшей к нему горной цепи: был её своеобразным продолжением, испещренным невысокими холмами и просторными долинами. Но, после тектонических сдвигов и многих преобразований, эта часть земли отделилась от горной цепи, а чудовищный разлом заполнила вода, создав безымянный пролив.
Первыми поселенцами острова были темные эльфы. Руины их некогда могучего форта и прилегающего к нему города в скале – Дарэтх Квэн – вот и всё, что осталось от прежней цивилизации Забытого. Дарэтх Квэн неплохо сохранился: приключенцы и путешественники нечасто забредают в этот осколок прошлого, поэтому город-призрак избежал нападок вандалов, позволяя лишь руке Времени разрушать величественные стены, когда-то богато украшенные залы, небольшие комнаты, в лучшие времена уютные и светлые... Возможно, в некоторых домах сохранились вещи представителей долгоживущей расы: предметы домашнего обихода, старые, рассыпающиеся в руках книги с давно выцветшими буквами.
Единственные, кто посещают покинутый кусок суши – свободные ветра, завывающие на холмах и гуляющие среди разросшихся древних деревьев. Да, единственным жителем острова остался ветер, свободный и вольный король этих просторов.

Внутренние локации:
1. Руины Дарэтх Квэн.
2. Редкий лес.
3. Скалистое побережье.

http://s5.uploads.ru/4230s.jpg


Барон
Мастер-лич

Местоположение:
Западные воды. О.Забытый
Требования к персонажу:
Быть нежитью или обладать магией тьмы, смерти, крови или разума выше 4 порядка. 
Уровень: от 60 до 200
Сложность вызовов:
Сложная, Героическая.

Мертвец, обладающий поразительными знаниями в области познания разума как живых, так и мертвых обитателей мира. Отличает его и оригинальный внешний вид - вечно присутствующий на голове цилиндр, да сочащаяся дымом трубка меж челюстей. Не менее странно хобби - зарисовывать картины, что кажутся ему интересными. В этом он достиг столь высокого мастерства что способен полностью скопировать то что видит - вплоть до мельчайшей детали. Но то не более чем особенности - главный вклад реведанта в том что он является едва ли не единственным в мире, кто способен создавать волшебные вещи, которые способны оперировать с разумом оживших мертвецов.
После поражения Марагора, он уединился на отдаленном острове, посвятив себя единственному своему любимому делу, в котором, как ему казалось, он не достиг еще истинного мастерства - исследованиям. Но благодаря отсутствию необходимости применять свои познания в военных целях, он стал захватывать и иные аспекты магического ремесла. Не говоря о том что и остров, носящий имя "Забытый" был выбран им не просто так. Посему, ему постоянно требуется помощь добровольцев в том или ином деле - проверка ли то новой модели магической вещи, или углубление в раскопанные тайны, что оказались куда более таинственными, чем то могло показаться на первый взгляд.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-07-19 09:06:31)

61

Просссто сссгинь...
То как прозвучала фраза Заага, воздержало Далендора от новых фраз. Он просто смотрел на архилича в ожидании. Он ожидал всё что угодно, но только не то что произошло. Если бы вдруг его собственная тень начала его атаковать. Или обычная стрела тьмы. Да хоть метеоритный дождь. Но вот его тело стремительно полетело вперёд, ни уклониться, ни замедлиться. Время замедлилось, а навстречу вампиру вылетела тёмная молния. В голове промелькнула мысль о том, что это конец. Ему казалось что сейчас она пробьёт ему голову насквозь и не заметив полетит дальше. Мгновение тянулось а молния будто ползла к нему, напоследок издеваясь перед тем, как убить его. Тело напряглось, но не было возможности ни шевельнуться. Мысль о конце промелькнула и тут же исчезла, осталось лишь желание уйти, уклонится, исчезнуть. Всё что угодно, только не беспомощно лететь на встречу своей смерти. Молния всё ползла и вот он уже была прямо перед глазами приковывая к себе внимание своей тьмой. И он исчез. Молния прошла на том месте где только что был и устремилась дальше, разрушая хижину, будто отыгрываясь за свой промах по вампиру. Из горла вампира вырвался невольный смешок.
-Ха-ха! Я жив!
И тут же в живот угодила стрела тьмы, говорившая что радоваться ещё рано. От следующей стрелы он уклонился и заметил что архилич готовит что то более убойное. С двух сторон его начали заживать тени, а так же появившиеся непонятно откуда мёртвые орки. План был до элементарного прост. Сосредоточится на любой точке, которая была подальше от спятившего лича и использовать шаг в пустоту. Было неважно в какую сторону переместится, главное было подальше. Было совершенно не важно что из далека он ничего не сможет, на этот раз в нём возобладало желание жить, если таковое присуще мёртвым.

62

Без своей Стихии Орнелла была ничем.
Иногда немёртвая воображала, что станет с ней, если однажды она утратит власть над возлюбленной Смертью, и в фантазиях её исход всегда оставался неизменным: Мортен знала, что попросту перестанет существовать, и эта тьма, пленившая её, лишь позволила некромантке убедиться в собственном страхе. Смятение, беспомощность и безнадёжное отчаяние — в те секунды Орнелла была готова пожертвовать всеми мыслимыми и немыслимыми вещами, лишь бы только прекратить ощущать это, прошептать единственное слово заклятия, сделать единственный магический жест...
И вот Забытый вырывает Мортен из темноты. Безграничное, неистовое отчаяние, завладевшее разумом немёртвой, начинает отступать, когда Орнелла ощущает, что вновь может двигаться и по команде назгула покидает Межмирье.
- Ты слишком беспечна. Мортикус.
Несколько секунд Орнелла молча смотрит на Забытого, будто бы не осознавая, что происходит. Вероятно, тогда назгул мог прочитать в её глазах ужас... слова благодарности не имеют для мёртвых значения, и некромантка понимала, что в сложившейся ситуации они будут звучать ещё более неуместно и бессмысленно, чем когда-либо. Мортен видела, чем пожертвовал Забытый ради того, чтобы исправить её собственную ошибку, и единственная благодарность, которую Орнелле следовало выразить, едва ли являлась исполнимой.
Я смогла ранить его, но смогу ли уничтожить?..
Не говоря ни слова, некромантка покинула хижину вождя и вновь оказалась снаружи. Возможно, это могло оказаться очередной ошибкой, однако Мортен, предполагая, что Зааг не ощутил её возвращения из Межмирья, приготовилась к сплетению проклятия Уязвимости, а в случае же, если сотворение заклинания сорвётся в очередной раз, немёртвая была готова немедленно прекратить плетение чар и направить в сторону архи-лича очередное Костяное Копьё.

63

Поднявшись на ноги, Нэйт с нескрываемым удовольствием вдохнул "чистый" воздух, наполненный запахом смерти, огня и разрушения. В конце концов он все еще был жив и даже цел. Единственное, что приносило ему некий дискомфорт это ощущение не естественной слабости. Он чувствовал себя так, будто всю ночь обоз разгружал. Но отвлекаться на такие мелочи не было времени. Вокруг по прежнему было не мало нежити, хоть она и стояла застывшая в ожидании и не обращала никакого внимания на восставшего рыцаря. Но куда больше человека занимала картина противостояния неизвестного ему ловкача, что прибыл сюда со всей группой и самого Заага. И судя по повреждениям, которые Нэйт успел разглядеть, чаша весов склонялась явно не в сторону ловкача. Да, если так пойдет и дальше, то потерь не избежать. Не то чтобы Ферроу переживал на этот счет, смерть вокруг него привычное дело, скорее понести потери в бою против Заага было непростительной роскошью. В этом сражении нужен каждый клинок, иначе погибнут все. Рыцарь осмотрелся и в этот момент из палатки, куда он собирался попасть до того момента как прогремели взрывы, вышла Мортикус. На ее лице читалась непоколебимая уверенность. Пожалуй, стоит попробовать сделать это сейчас, потому что вероятнее всего Зааг будет занят Орнеллой. Нэйт глянул вправо, там где сгустились тени, стояла немногочисленная группа нежити. Он собирался напасть на них, пока они находятся в ожидающем оцепенении, убить как можно больше и притаиться вблизи палатки, таким образом, Ферроу хотел выждать удобного момента чтобы нанести свой удар по Заагу с фланга, тем более, что он похоже не воспринимает рыцаря за серьезную опасность. Это была авантюра, но весь этот бой одна сплошная авантюра. В любой момент Ферроу был готов использовать пламенеющую сталь чтобы отогнать от себя тени, которые еще не известно, как поведут себя. Нэйту нужно было действовать быстро и максимально незаметно. Если Зааг заметит человека раньше времени - пиши пропало.

Отредактировано Нэйт Ферроу (2015-07-19 12:54:35)

64

Попав в достаточно трудную ситуацию, Далендор, как и тысячу раз до этого, решил из неё сбежать. Быстро сработанная техника,  рывок и вот уже кровожадные тени, трупы и убийственные заклинания - далеко позади. Но нет, вот уже в вампира летит Сгусток тьмы. В прошлый раз он уже попал под удар сразу после техники и в этот раз он предвидел подобное и уклонился, сгусток пролетел мимо, однако, это было не все. В один момент снаряд взорвался причем так мощно, что взрывной волной тьмы вампира кинуло на пару метров вперед и приложило о землю и прежде чем он успел опомниться его потянуло назад, на месте взрыва образовалась темная воронка, затягивающая все в себя и тем самым удерживающая Далендора, снова лишая его всяких возможностей к маневру... Похоже, проклятый лич специально закончил обстрел стрелами тьмы и начал подготовку удерживающего заклятия, выжидая момент когда Далендор переместится, он угодил в ловушку, и теперь Зааг готовил следующее заклятие, которое могло стать для вампира последним. Ожившие тени уже скользили по направлению к новой позиции Далендора.

Нэйт стремился отвлечь лича и помочь Далендору, но не успевал, на какое то время его задержали трупы орков, потом он столкнулся с ожившими теневыми костлявыми лапами, и не смотря на то, что пламенный меч успешно рубил их, требовалось какое-то время, чтобы добраться до самого Лича, к тому же тот находился на высоте нескольких метров и мечом его было не достать. Лич же сконцентрировал все свое внимание на вампире и отвлечь его не удалось.

Орнелла успешно смогла проклясть Заага уязвимостью, и похоже, что тот её даже не заметил. Забытый ринулся в бой, скользя в обход теневой воронки.

КБ

http://s9.uploads.ru/JaVb5.png

Нэйт

Замечание
Техники выделяются белым цветом. Просьба поправить посты.

65

Лич серьёзно разозлился. А что ещё хуже так это то, что он предугадывал действия вампира. Это было ужасно неудобно. Вампир всегда полагался на внезапность и непредсказуемость, а тут с ним играли как кошка с мышкой. Его сейчас буквально держали за хвост, не давая вырваться. Но в отличии от игры, это была суровая реальность в которой никто не будет давать вампиру дополнительной жизни или шанса. Архилич собирался уничтожить его, и не давал ни единого шанса на спасение. Самое время было для сожалений, воспоминаний и мечтаний. Сожаление о том, что раздразнил этого психопата. Воспоминания своей довольно интересной жизни и конечно же мечты о загробной жизни, и надежда на то, что в мёртвом теле ещё есть душа, у которой будет второй шанс. Всё это вполне могло наполнить голову тех, кто был бы на месте Далендора, но не его самого. Он редко о чём то сожалел, а его упрямство заставило бы повторить сделанный выбор, даже при переигровке, если бы такое было возможно. При воспоминании о своей жизни первым на голову приходили многочасовые муки от бездействия. Ну а мечты о загробной жизни, на взгляд Далендора, были для неудачников, у которых не удалась жизнь. Его разум был близок к панике, но он совершенно не начал размышлять о всей той ереси, которая приходит в голову "нормальным" существам. Вампир всё ещё хотел жить, и до последнего будет пытаться выжить, не думая о самой смерти, которая так часто и так близко к нему подбиралась. Вечная спутница, окружавшая Далендора и так часто напоминающая о себе. Далендор и сам часто приносил её, на острие своих кинжалов или клыков.

В данный момент голова была занята поиском вариантов и почти сразу, как вампир осознал что он в ловушке, он применил очищение, в надежде что его отпустил это неведомое ему заклинание. Вера в это была небольшая, и следом за этим в центр воронки полетел бы огненный шар, если бы только очищение не помогло. Конечно в огненный шар вампир так же не верил, но стоять в ожидании своей смерти он не собирался. Если бы ему удалось избежать ловушки, он бы сразу сделал перекат в сторону справа от Орнеллы. В противном случае ему ничего не оставалось как смотреть своей смерти в глаза, ожидая удара. В таком случае, когда нет шансов уклонится и избежать атаки, последним безумным шагом станет огненный шар, выпущенный навстречу атакующему заклинанию Заага.

66

К огромнейшему удивлению некромантки, Зааг не заметил её присутствия, и, более того,  даже не ощутил наложенного на него проклятия.
Если победа и сделала шаг навстречу Мастерам, она по-прежнему оставалась безгранично далека - так виделось это Орнелле, однако успешное сотворение заклятия вселило в немёртвую некую... особую уверенность. Мортен, безусловно, более не ощущала той скованности и беспомощности, что испытывала она в своей ловушке, но чувство собственной Стихии будто бы освободило некромантку окончательно.
Времени оставалось чрезвычайно мало, и, видя, в какой ситуации оказался Далендор, Орнелла не стала медлить - следующий удар должен был явиться решающим. Немёртвая, как и намеревалась до этого, сосредоточилась на сотворении Костяного Копья с удержанием. Бессчётное количество раз Орнелла применяла это заклятие прежде и никогда не сомневалась в его эффективности, однако... некромантка знала, что сегодня у неё нет шанса ни на единую ошибку. Сконцентрировавшись на сплетении чар, Мортен намеревалась попасть костяным снарядом точно в голову Заага, и, возможно, ради этого немёртвой даже пришлось затратить на подготовку заклятия ещё одной секундой больше... это не имело значения. Орнелла была уверена, что не опоздает.
Орнелла полагала, что может оказаться быстрее великого архи-лича.

67

Рыцарь с пылающем мечом неожиданно и даже в некоторой степени незаметно для самого себя приблизился максимально близко к Заагу. Парившая и окутанная многочисленными тенями фигура Архилича вселяла трепет в сердце любого, у кого оно еще билось. Нэйт уже не следил за ходом боя, он как будто оказался наедине со своим неожиданным, могущественным врагом. С тем чье имя грохотало во всей иерархии армии мертвых. Однако, не смотря на короткую дистанцию, Зааг похоже был поглощен какой-то иной идеей, по скольку он не обратил на рыцаря никакого внимания или же попросту его замыслы были настолько коварны, что очередь дерзкого Ферроу встать лицом перед своей погибелью еще не пришла. Но именно это осознание заставляло человека быть максимально собранным и внимательным. Как бы там не было, он подобрался настолько близко, что дороги назад уже не было. Любое промедление могло бы оказаться фатальным, нужно было действовать. Адреналин бил в голову, сердце бешено стучало, каждая секунда обращалась в тягучую вечность. У Нэйта была задумка, которая не раз колебала чашу весов на сторону рыцаря Марагора. Ферроу решившись, не скупясь собственной крови окропил ею клинок своего угрожающего клеймора. Красная жидкость тут же превратилась в алую, густую субстанцию украсив меч своим завораживающим сиянием. Но человеку некогда было любоваться им, сейчас или никогда. С этой тяжелой мыслью, с пониманием того, что он шагает возможно в смертельную неизвестность, Нэйт постарался прицелиться максимально точно, чтобы все капли алых слез угодили в величественную фигуру Архилича. А что произойдет дальше ведомо одному лишь Дарктулу, на благословление которого уповал человек. Если Зааг вдруг окажется на земле, если только у Ферроу появится мысль, что эта груда костей окажется в зоне досягаемости, то рыцарь неумолимо и без колебания исполнит кровавый огонь, чтобы не оставить Заагу ни шанса...

68

В этот момент боя счет шел на секунды... Далендор, не смотря на свой образ жизни, вряд ли мог бы припомнить больше пары случаев, когда конец был так близко...
Очищение сработало, разрывая магические путы и вампир рванул прочь из темной воронки, но не успел... Прямо на том месте где он только что стоял из земли, покрытой тенью, вырос огромный теневой кол, который, столь стремительно расширяясь, просто разорвал бы его на части, если бы он находился там, но этим атака не ограничилась, во всей области вокруг появились колья поменьше, но все равно в высоту теневая материя достигала нескольких метров. Тело Далендора проткнуло сразу в шести местах и подкинуло в высь, где он, теряя силы, удерживался, пронзенный, ежесекундно его раны увеличивались. Боль, столь чуждая вампирам, затопила его полностью, уже нельзя было сдержать крик.

Забытый настиг Лича, навстречу ему рванулись теневые руки, извиваясь как змея остатками своего призрачного тела, он рубил их одну за другой, уклоняясь от всех атак, это дало Нейту не только подготовить технику, но и вообще не заботиться о самозащите от теневых атак. Рыцарь завершил создание алых слез и ударил в Заага, заметив вспышку архилич "нырнул" вниз, в свои тени, уклонившись от большей части шариков огня. Остальные просто утонули во мраке темной магии. Пару секунд нечего не происходило, а потом тени расступились, обнажая окутанного клубами тьмы Заага, череп которого выражал гримасу смеси ярости и презрения. Потоки Черного пламени вырвались из глазниц его черепа-посоха, наполнив собою все! Весь мир превратился в боль... Нейт чувствовал, будто попал в Ад... Чувствовал как иссыхает и трескается кожа, Как чернеет и раскаляется броня. Рыцарь собрал всю свою волю, всю стойкость, всю силу, но чувствовал что всего этого мало... Он просто не может сделать и взмаха, и шага... Он просто сгорит... И в этот момент нечто изменилось. Поток прервался.

Орнелла подготовила копье и потратила много времени на прицеливание. Из-за того что лич нырнул во тьму, она на некоторое время потеряла его из виду, а когда потоки пламени обрушились на Нэйта, он был открыт лишь с одной стороны и Орнелле пришлось смещаться в эту сторону, чтобы увидеть лича, только так она могла попать, а ведь от этого выстрела зависело все. Мощная магическая кость засияла зеленовато-бледным сиянием и рванула вперед стрелой... Вся окружающая Заага тьма в едином порыве ринулась защищать своего хозяина, оставалось только глядеть как копье вспарывает созданные тенью барьеры, как нож и в решающий момент копье ударяет в череп Заага, порождая взрыв смерти и тьмы, разбивая его вдребезги... Секунду нечего не происходило... Нэйт рухнул на землю, корчась от жутких ожогов, практически вся тьма, властвующая вокруг, истощила себя в попытках защитить Заага, остались лишь жалкие клочки.. В клочьях рассеивающейся магии стояла фигура Заага. Вернее, то, что от неё осталось - Тело без черепа и верхней части торса, без левой руки. Взрывом одну половинку короны, которые носят Архиличи, кинуло прямо к ногам Орнеллы, из разрыва тела, в оставшейся части торса, светило черно-фиолетовое дикое сияние, которое будто бы не давало свет, а наоборот, поглощало его. Похоже источником был какой-то магический камень, но большего разглядеть не удалось. Забытый попытался нанести последний удар, но не смотря на свое состояние, тело Заага среагировало на удар назгула, заблокировав артефактный клинок посохом, от столкновения возник взрыв тьмы, который отбросил назгула назад на несколько метров. Из оставшихся теней сформировался теневой череп, рука и кусок тела, дополняя фигуру Заага до своего изначального вида. Даже Теневая корона, заменила настоящую, разбитую. Он сохранял величественный вид даже сейчас.
http://misterium-rpg.ru/uploads/0001/52/10/139310-1-f.jpg
Но прежде чем Забытый и Орнелла стали задумываться о защите, Зааг провалился в тень. Постепенно призванные им теневые колья стали уменьшаться, призванная агрессивная тень вокруг тоже начала исчезать, возвращая свой обычный вид.Вскоре колья полностью исчезли, оставляя Далендора лежать с огромными зияющими ранами и истекать кровью, похоже, если ему не помочь прямо сейчас, его ждет окончательная смерть. Но единственным живым тут был Нейт, Нейту тоже очень сильно досталось, обычный человек на его месте был бы уже мертв, но рыцарь держался. Слабость уже ушла, но боль ещё терзала его тело, возможно, чуть-чуть отлежавшись он сможет подняться и даже сделать пару шагов, но о том чтобы сражаться в таком состоянии можно было уже не думать, часть крови он потерял благодаря техникам и сейчас ему была нужна каждая капля. Забытому тоже досталось, но тот был назгулом, и потому никак не обращал внимания на свои повреждения, которые были более чем очевидны... Сейчас фигура назгула была чуть толще змеи, словно от всего тела остался лишь позвоночник, и несколько призрачных ребер с кусочками тряпья, то и дело рассеивающимися в воздухе, впрочем капюшон уцелел полностью, все ещё скрывая в себе загадку лица Назгула. Орнелла пострадала меньше всех, по крайней мере внешне, её магический запас был порядочно истощен. Зато она снова ощутила контроль над уцелевшими живыми мертвецами, похоже, Зааг действительно ушел, раз даже бросил узы за ненадобностью... Но тут его голос раздался в разуме присутствующих, Архилич говорил через печатку.
- Вы ещё заплатите за это, но позже, с вами или без вас - я заполучу силу источника. И тогда уничтожу вас, а ваши души буду терзать вечно. А пока - наслаждайтесь своим бессмысленным существованием, глупцы...

Цели мисии: Обновлены!

69

Когда архи-лич покинул поле боя, ещё несколько долгих секунд Орнелла пребывала в абсолютном замешательстве. Всё было кончено - во всяком случае, на этот раз, - однако некромантка не понимала этого. Она ожидала очередного заклятия, очередного удара со стороны Заага, но в своём ожидании более не предпринимала ничего: мир немёртвой будто бы разделился на две части, а сама же она продолжала оставаться где-то на их границе... и лишь когда в Тёмной Печатке прозвучал голос разгневанного архи-лича, Мортен начала здраво осознавать, что произошло несколькими мгновениями назад.
Некромантка медленно осмотрела место битвы: совершенно истощённый назгул, Ферроу, без сил лежащий на земле и истекающий кровью Далендор. Остановив свой взгляд на последнем, секунду или две Орнелла ничего не предпринимала, в полном бездействии, неведомо зачем, рассматривая вампира. Затем же немёртвая направила в его сторону заклятие Лика Смерти: восстанавливающая сила Стихии должна была оказаться достаточной для того, чтобы исцелить большую часть полученных Далендором ран. Ферроу, к огромному сожалению, магия Смерти помочь была не способна... разве что, в неком ином смысле.
Применив исцеляющее заклятие, Орнелла, помедлив ещё несколько мгновений, совершила Тёмный Ритуал, уничтожив одного из вновь принадлежащих ей мертвецов. Восстановить все магические затраты единственным Ритуалом было невозможно, однако ничто не мешало не мёртвой повторить его одной минутой позже... некромантка подняла с земли отколотую часть короны, принадлежавшей Заагу.
Мортен разглядывала её очень долго, словно бы пытаясь найти в этой бессмысленной вещи ответы на все те вопросы, что хаотично роились в её угнетённом разуме. Орнелла подняла свой взгляд на Забытого, и даже, казалось, решилась спросить у него что-то... однако в последний момент немёртвая промолчала, вновь переключая внимание на осколок пустого, нелепого предмета в собственных руках.

70

Очищение сработало как надо, и магические узы, сковывающие движения, были сброшены. Далендор рванулся спиной назад, что спасло его от мгновенной смерти, но тут же промелькнула мысль о более мучительной смерти... Его тело пронзили теневые колья, вонзающиеся в плоть и постоянно увеличивающиеся. Ощущения, которые наполнили тело вампира, были уж очень необычны. Он испытал боль. Ту самую, которую мёртвое тело не должно замечать. Она наполнила его сознание, напоминая те моменты жизни когда он ещё мог ощущать её. Из уст вампиры вырвался крик. Боль была такой непривычной и неожиданной, что крик вырвался ещё до того, как колько стали разрывать его плоть на куски. Вампир был подвешен на этих орудиях тьмы и испытывал муки. И вдруг всё кончилось. Колья начали уменьшаться, давая ему надежду на жизнь, и вот он уже лежал на земле. Он был так близок к смерти, что всё сознание сейчас просто отказывалось работать. Он валялся на земле, руки были раскинуты, а сам он ужасно кровоточил от невообразимых ран расположенных по всему телу. Взгляд тёмно-красных глаз был направлен в небо, к звёздам. Неужели выжил... Какая удача! Боль пропала, а улыбка залила лицо вампира. И он закричал после лёгкого смешка.
-Я жив! И осознание начало накатывать волнами. Мёртвое кровоточащее тело трудно было назвать живым. Но вот заклинание Орнеллы было принято этим самым телом и всё стало лучше. Он поднялся, критично осматривая элементы своего тела, виднеющиеся из зияющих дыр в его обмундировании. В очередной раз выжил, правда это было ну очень близко. Орнелла, повтори пожалуйста заклинание, моё тело ещё не полностью восстановлено. Взгляд алых глаз упал на Забытого, вид которого не понравился вампиру. Эмм.. Забытый? Ты очень.. Не здорово выглядишь. Это вообще исправимо? Может ты сможешь пару мертвяков съесть и всё пройдёт? И какого чёрта на нас напал этот психопат!? Далендор окончил осмотр их отряда, напоследок глянув на Нэйта. Ох.. Никто не поделится со мной кровью...

71

Проклятая груда костей. - это одна из последних мыслей, проскользившая в затуманенном болью разуме человека. Ферроу ничком лежал на земле, не желая шевелится. Хотя при данных обстоятельствах вообще было довольно трудно утверждать, что человек вообще что-либо хотел. Его разум лихорадило, он балансировал на грани того чтобы провалится в беспамятство и сохранять хоть какую-либо ясность мысли. Последние события, которые произошли секундами ранее уже сейчас воспринимались как плохой сон, которого никогда и не должно было произойти. Но к несчастью это был далеко не сон. В памяти обрывками всплывали роковые фрагменты, алые слезы устремившиеся в бессмысленный полет, секунды затишья, а дальше ответный удар Заага. Или правильнее сказать, его возмездие. Стоило Нэйту мысленно вернутся к происшествию, как казалось боль, от силы которой хотелось просто исчезнуть, усиливала свой натиск, будто тысячи раскаленных иголок вонзаются в плоть и устремляются прямиком к костям. Этот чудовищный, черный, как смоль поток, выжигающий на своем пути все, не оставляющий шансов, приоткрывающий дверь в царство смерти, откуда нет возврата, буквально окутал рыцаря в один миг превратив мир в одну сплошную жаровню и главное блюдо на ней - Ферроу. Человек лежал, с трудом понимая жив он или мертв, боль и жжение были настолько сильны, что Нэйт нисколько не сомневался в том, что он еще горит или уже догорает? В этот самый миг в голове раздался голос Заага. Он не был слишком отчетлив, но  все внимание рыцаря само собой сосредоточилось на этом звуке. Похоже, что они победили. Но какой ценой? А главное ради чего? Нэйт непроизвольно сжал зубы. Его переполняла ненависть, негодование, а главное боль, которая буквально ослепляла его. Как же в этот момент он ненавидел и себя и проклятого Архилича. Однако, этот эмоциональный всплеск приподнял рассудок человека со дна забвения, понемногу он его сознание становилось все яснее, а вместе с тем усиливалась и боль, превращаясь в почти что нестерпимую. Человек невольно то ли простонал, то ли прохрипел. Все части тела представляли собой автономные источники мучительной боли, Ферроу казалось, что он горит будто изнутри, он попытался пошевелится, но резкие болевые ощущения раскаленной сталью ударили по тем мышцам, которые поколебались. Эти ощущения вновь всколыхнули сознание, сперва едва не затмив его, а затем прояснив еще более четко. Иллюзия воспламенения все никак не покидала Нэйта и он попытался, перевернутся на спину, не столько сознательно, сколько рефлекторно, борясь за свою жизнь и тело, если от него еще хоть что-то осталось. Главное было не потерять сознание. Сражение Ферроу еще не закончено, теперь его главный враг - это боль. Во чтобы то ни стало, ему нельзя отключатся.

Отредактировано Нэйт Ферроу (2015-07-24 16:22:57)

72

Последствия сражения с Архиличем были ужасны- многие участники были ранены и оставались на самой грани бытия едва-едва не падая в бездну мира мертвых. Заклинание Орнеллы несомненно улучшило физическое состояние вампира и тот даже смог начать двигаться. Сквозные отверстия удалось почти полностью зарастить плоть, но небольшие прорехи в организме все еще были видны - кости срослись, вот мышцы и кожа отсутствовали. Кроме того, дальше попыток сдвинуть свое тело с места дело не пошло - вампир был чудовищно истощен. Лишенный большого количества крови он представлял собой подобие пробужденной к не-жизни высохшей мумии и был не способен передвигаться самостоятельно. Ему нужна была пища. Кровь.
Нэйт представлял собой обгоревший труп, запеченный в собственных доспехах. Отличался от него он только тем что жизнь все еще теплилась в нем с неистовостью отбиваясь от открывшей свои объятья смерти. Стоны полные ярости срывались с его обгоревших губ. Каждый вдох удавалось делать пересиливая жесточайшую боль и буквально насильно втягивать и выталкивать живительный воздух. Возможность говорить была, но каждое осмысленное произнесенное слово давалось бы ему с огромным трудом. Наиболее пострадали его руки, которыми он инстинктивно закрылся от потока пламени - казалось будто они до сих пор полыхали и пропеченная плоть готова была кусками соскальзывать с костей, обнажая белый каркас. Но это все было лишь иллюзией, порожденной разумом. На деле его организм был поражен страшнейшим ожогом который охватывал все его тело. Лишь воля самого воина поддерживала в нем жизнь. Но она была отнюдь не бесконечным ресурсом...
То что несколько минут назад было короной гордого Архилича, покореженным осколком чужого величия покоилось в руках Орнеллы. Ныне она была абсолютно бесполезна. Присмотревшись, можно было увидеть насколько под истерся металл из которого была сделана корона. Оставалось лишь гадать что она видела, через какие миры прошла прежде чем очутиться здесь и окончить свое существование.
Вся нежить безмолвно стояла, ожидая приказа. В руках преступившей смерть покоилось не только корона одного из сильнейших личей этого мира, но и жизни воителей, дерзнувших оказать сопротивление Заагу.

http://sg.uploads.ru/eNHgL.jpg
Забытый: - ...не....нужно...вре... - голос доносился словно из-под толщи воды и прерывался, теряясь в складках мироздания.

73

Далендор не мог ходить. Он даже не способен был передвигаться. Если кости ещё срослись, то мышцы нет. Ему яростно хотелось крови и он понятия не имел где её достать. Ситуация казалась очень уж плохой, и становилась всё более мрачной с течением времени. Чтобы не тратить много сил на разговоры, вампир решил воспользоваться печаткой. Забытый, а твой разум не может использовать печатку для общения? И может ли как то Орнелла тебе помочь магией смерти? И вообще если в ближайшее время что то не предпринять то я и Нэйт погибнем. Хотя ему всё же клёво, его поднимут в виде реведанта. Нэйт, а может ты хочешь стать вампиром? И я восстановлюсь и тебе не придётся быть ходячим трупом. Вампирам в этом плане лучше. Орнелла, сможешь восстановить мне мышцы магией? Далендор лежал на спине, рассматривая звёздное полотно, а в его голове происходил диалог. Вампиру очень хотелось чтобы Забытый смог таким образом общаться, потому что его помощь и советы сейчас были нужны больше всего. Вампир не знал что ему делать. Весь мир перевернулся. Ещё недавно он думал что выполняет волю Марагора, а вот только что сражался с великим архиличом. Что же будет дальше?

74

Поглядев на расколотую корону ещё несколько мгновений, некромантка вновь бросила её на землю. Быть может, если бы подобная вещь попала к ней в руки при иных обстоятельствах, Мортен бы сохранила её — ради бессмысленной памяти, просто ради того, что когда-то она принадлежала великому Архи-личу... но всё, что ощущала Орнелла, держа в руках корону Заага  - это безнадёжное разочарование, уныние и злость. Тем не менее, где-то в глубине своего разума немёртвая испытывала некий триумф и странное торжество — схватка с архи-личём означала для неё освобождение. Безусловно, Тёмный Магистр узнаёт о всём случившемся так скоро, насколько возможно... вероятно, он уже узнал об этом.
Не имеет значения... учитель поступил бы так же. Я уверена.
Когда время восстановления исцеляющего заклятия прошло, некромантка вновь сотворила Лик Смерти, направив его к Далендору. На этот раз все оставшиеся раны и повреждения должны были быть исцелены, однако магия Смерти, к огромному сожалению, была способна помочь истощённому вампиру лишь в самой меньшей мере.
- Нэйт, а может ты хочешь стать вампиром? И я восстановлюсь и тебе не придётся быть ходячим трупом. Вампирам в этом плане лучше.
Орнелла вспомнила свою недавнюю беседу с Краах-аром.
- ...Когда придёт время, - говорил он, - Ты лично проведёшь ритуал и поднимешь Нэйта Ферроу в виде могущественного реведанта. Не сегодня, не завтра — когда придёт время.
Не сегодня, не завтра... мог ли он предположить, что это случится так скоро?..
Когда Далендор закончил говорить, Мортен, не желая нарушать вновь воскресшей тишины, также обратилась к союзникам через Тёмную Печатку.
- Краах-ар хотел, чтобы ты стал реведантом, Ферроу. По его указанию ритуал должна провести я, но, впрочем, думаю, былые приказы утратили своё значение для всех нас. Выбор только за тобой. Вечность — слишком долгий срок для того, чтобы провести его неверно.

Отредактировано Орнелла Мортикус (2015-07-29 19:33:48)

75

Боль захватившая власть над телом изувеченного воина скривила ему пальцы. Впиваясь ими в землю, Ферроу словно обезумевший зверь рыхлил почву, стараясь закопаться поглубже, туда, где эти муки будут не властны над ним. Мысли Нэйта были хаотичны и сумбурны, в нем одновременно проходило осознание того, какой страшной смертью погибали в огне люди и в то же время инстинктивно он понимал, что смерть нависла над его изуродованным телом. Она незаинтересованно и безмолвно стоит ожидая, когда у бойца кончатся силы и он перейдет под ее черное, старое крыло. В каких только передрягах не оказывался раненый рыцарь и изо всех них, ему удавалось уйти живым, до сегодняшнего момента. Не может же фортуна все время поворачиваться к тебе лицом, верно?
В голове у Ферроу сами собой пронеслись реплики соратников. Его внимание не сразу смогло зацепится за смысл их фраз, но эмоции они вызвали самые бурные. Вампир и мертвец. Человек почувствовал как на него хлынула новая волна боли, но на этот раз это была боль досады. Досады от того, что выбор не велик. Досады от того, что его путь привел его к этим вратам. Вратам выбора. Нэйт горестно прохрипел. Ему нравилось быть живым. Наверное только сейчас он понял, по настоящему, что значит быть живым. Но слишком поздно, как и многое в жизни людей. Краах-Ар хочет, чтобы рыцарь стал реведантом? Внутри появилась истерика, которая словно извержение вулкана, неумолимо неслась на поверхность, сотрясая все обгоревшее тело рыцаря. Жуткие хриплые звуки посыпались из уст полумертвого Ферроу, он смеялся. И этот смех раздирал Нэйта на части, но какая теперь разница? На глазах выступили слезы и у человека не было ясности от чего, от боли или от хохота. Времени оставалось все меньше, рыцарь чувствовал это, от смерти не уйти. Вопрос лишь в том, что за ней последует. Будет ли по ту сторону Дарктул? Что вообще там ждет слугу Марагора? Понимая, что в сознании оставаться все труднее и труднее, Ферроу выдавил из себя возможно последнюю мысль, которую, как он надеялся, его соратники поймут:
- Кро... крово...сос...
После того, что с ним сделали Архиличи, Нэйт скорее сдохнет, чем после своей смерти, вновь начнет топтать эту землю под волей какого-нибудь некроманта.

76

Забытый не отвечал. Его изодранная магией фигура блеклой тенью парила над землей и никак не реагировала на происходящее. С возникшими проблемами по спасению соратников присягнувших на верность Марагору предстояло решать самим.
Боль терзала Нэйта. Однако к ней прибавились зарождающиеся подозрения - хищный взгляд голодного от потери крови Далендора, безучастный взгляд преступившей жизнь Орнеллы и точно такой же у застывшей в ожидании приказа нежити. Рыцарь был единственным дышащим существом среди побывавших в объятиях смерти созданий. Никто не разделял его стремления сохранить жизнь. Но кроме него были и другие - те кто служил магистру, не принося на алтарь самих себя. Маги, живущие на острове. Лишь они могли бы понять муки выбора Нейта. И, возможно, сохранить ему жизнь...
Стихия тьмы восстановила мертвую плоть вампира. Раны зажили так что от них не осталось и следа. Но слабость, наполнившая его организм до самых краев никуда не делась. Состояние это с каждой минутой усугублялось все сильнее разгорающейся жаждой крови. Как в кислоте разум Далендора растворялся в алой пелене всепоглощающего желания. Чтобы сохранить оставшееся, ему необходимо было вступить в бой с самой своей природой и попытаться оттянуть неизбежное превращение в одержимое кровью существо.
Мортис знала что обращение в вампира занимало время, которого у Нейта не было. Он умирал, в муках доживая последние минуты своего существования. Удивительным было то что он все еще дышал, несмотря на ужасные раны. Ритуал, которому рыцарь был предназначен Краах-аром, так же занимал время и требовал существенные магические ресурсы. С перерождением рыцаря в качестве нежити были серьезные проблемы.

77

Далендор уже был способен двигаться и он понял что с излечением стоило повременить.  Однако что то менять было поздно и теперь вампиру приходилось бороться со своей сущностью. Это было жутко не привычным чувством с которым он встречался настолько редко, что вампир скорее всего мог бы пересчитать их по пальцам, если бы помнил о них. Бороться с самим собой, своими желаниями и даже своей природой. В ходе долгой жизни вампир привык потакать своим желаниям, каким бы безумными они не были, и на мнение окружающих ему было абсолютно все равно, но в данный момент была другая ситуация. На кону была жизнь. Конечно ценность жизни человека не была такой дилеммой, но это был мастер тёмной армии. Убийство другого мастера могло лечь тяжким грузом в уже те дела, которые успели совершиться, а Далендор этого не хотел. К тому же он мог стать бы вампиром. Если укусить сейчас, он умрёт и будет гниющим трупом. А если каким то чудом выживет то вполне может стать приличным вампиром. Но мысли вампира текли вяло и не было особо осознанных, кроме борьбы. Вампир собрал остатки своей воли в кулак и дёрнул взгляд с Нэйта. Не смотреть, не смотреть, не смотреть... По телу прошла лёгкая дрожь, не смотря на слабость, но этого он не заметил. Запаха крови нет, крови нет, Нэйта нет, да и вообще он не вкусный, я уверен. Не смотреть...

78

Услышав решение рыцаря, Мортен испытала некоторое разочарование. Некромантка говорила о том, что выбор остаётся только за самим Ферроу, однако в тайне, с трудом признаваясь в этом даже себе, продолжала надеяться, что он, пожелав стать реведантом, примет именно её предложение. В надежде этой не было ни сочувствия, ни сожаления; кроме того, невозможно было сказать, что Орнелла ощущала безразличие ко всему происходящему... немёртвой не могло быть всё равно, когда нечто касалось её Стихии или же её знаний.
У Ферроу не было времени, а вместе со временем обращалась в прах и возможность обратиться в вампира - Мортен было известно это, и некая неестественная, страшная радость затмила на минуту её рассудок от осознания этого факта. Орнелла желала провести свой Ритуал любой ценой: не ради Краах-ара, но лишь ради собственного безумного интереса - во имя собственной Стихии.
Некромантка знала, что совершить его в подобных условиях будет крайне сложно: на данный момент в её распоряжении не было ни времени, ни подготовленного места для проведения ритуала, ни достаточного магического запаса, для восстановления которого могло потребоваться несколько часов... Орнелла не имела возможности совершить Воскрешение немедленно, но она была уверена, что сумеет провести его сегодня - иных вариантов немёртвая не видела, однако она не намеревалась говорить союзникам о своём истинном плане сейчас, как и позволить рыцарю понять, что не желает сохранять его жизнь.
- Я найду лагерь магов и попытаюсь убедить их помочь тебе, Ферроу. Важно лишь, чтобы ты продержался до моего возвращения, - Орнелла не лгала. Она была готова поторопиться и сделать всё возможное для того, чтобы исполнить свои слова, лишь на несколько секунд задержавшись ради того, чтобы сотворить очередной Лик Смерти и попытаться исцелить Забытого... Мортен не сомневалась в том, что рыцарь не выдержит.
...Погрузившись в Межмирье, немёртвая спешно отправилась на поиски лагеря.

Отредактировано Орнелла Мортикус (2015-08-07 15:00:26)

79

Присутствующие были слишком заняты своими проблемами, поэтому никто не заметил как Забытый пропал. О его состоянии оставалось лишь догадываться, как и о том куда он мог отправиться чтобы восстановить себя. Но все это было не важным в ситуации когда столь презираемая последователями смерти жизнь готовилась погрузиться в небытие вместе с навыками, которые могли им в дальнейшем пригодиться.

Орнелла Мортикус.

Ничто не препятствовало Орнелле немедля исполнить задуманное. Стоило лишь пожелать, как некромант мгновенно погрузилась в межмирье. Краски мгновенно увяли, а предметы стали казаться блеклыми отражениями самих себя. Повинуясь воле мага, все они со стремительностью мчащейся во весь опор кареты, запряженной лучшими скакунами Мистерии, стали проноситься мимо. Не-мертвая спешила и, казалось, весь мир повиновался её воле. Делая непродолжительные паузы дух той для которой смерть была старшей сестрой, стремительно неслась к своей цели. Лагерь был найден в кратчайшие сроки.
Огромные толщи вывороченной земли высились вокруг подобно смотровым башням. Судя по тому что то тут, то там к невероятно огромным массам земли добавлялись новые порции, работа шла полным ходом. По пути некроманту попалось несколько десятков живых - все они были рядовыми рабочими и не вызывали у Орнеллы интереса. Информация о местонахождении их предводителя была получена немедленно - стоило назгулу появиться перед одним из них и продемонстрировать печатку.

Приземистое, нелепое на первый взгляд здание, напоминающее землянку, внутри оказалось обставлено как первоклассная лаборатория. Реторы, пробирки и огромные котлы кипели, источая миазмы о которых Орнелле оставалось лишь догадываться. Среди оборудования был найден бледнолицый мужчина, увлеченно что-то черкающий на пергаменте. Он отмахнулся было от пришелицы, но вовремя спохватился и согнулся в почтительном поклоне.
http://i71.fastpic.ru/big/2015/0809/80/8ecb9b276f224238ee1bce1e4372b180.jpg
Маг: - Чем могу служить?

Далендор, Нэйт Ферроу.

Жажда крови вампира придала ему сил и он смог чуточку сдвинуться с места. Чуть ближе к умирающему воину. Несмотря на попытки уговорить себя, организм требовал подпитки и сейчас он действовал против воли хозяина медленно подбираясь к тяжело дышащему Нэйту.
Человек смог приспособиться к боли - терзающая плоть, она, тем не менее, была слишком однообразной, предсказуемой и мало-помалу рыцарь одолевал её. Не смирял, нет, но абстрагировался от неё. В случае необходимости он мог пошевелить рукой, дотянуться до оружия. Но все это - лишь преодолев океан жутких по сокрушительному влиянию на сознание ощущений.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-08-13 13:19:45)

80

Приближаясь к лагерю магов, Орнелла не думала ни о чём. Немёртвой казалось, ей уже известно всё, что может произойти сегодня: собственное опоздание, смерть Ферроу... Мортен полагала, что предугадает даже реакцию смертных магов на появление в их лагере тёмного Мастера. Некромантка ожидала встретить агрессию, страх, недоумение - что угодно, но лишь не то, что последовало в действительности. Это стало её первой ошибкой... но, как того желала Орнелла, должно было стать последней.был на сегодняшний день.
Достаточно скоро разъяснив информацию о местоположении предводителя, немёртвая спешно вошла в лабораторию. Коротко осмотревшись вокруг, Мортен быстро ответила на вопрос чародея.
- Мне нужен целитель и сильный маг Крови. Это срочно, я не могу объяснить подробнее.

81

Лагерь служителей Марагора. Орнелла.

http://i71.fastpic.ru/big/2015/0809/80/8ecb9b276f224238ee1bce1e4372b180.jpg
Маг: - Целитель и маг крови? Здесь? - не нужно было обладать и десятой части тех познаний в области психологии которыми обладала Орнелла чтобы понять насколько сильно был изумлен смертный подобного рода вопросом. Однако, он на удивление быстро пришел в себя и поспешил прояснить ситуацию - Маги подобных направленностей малоэффективны в нашей деятельности. При острой необходимости мы пользуемся зельями.
Обнаружив блеск интереса в глазах носительницы темной печатки, маг взял один из свитков и предложил некроманту. Ему было невдомек что познаний преступившей смерть было мало чтобы понять разрозненные закорючки и алхимические символы. Но это и не понадобилось, поскольку темный маг увлеченно продолжал.
http://i71.fastpic.ru/big/2015/0809/80/8ecb9b276f224238ee1bce1e4372b180.jpg
Маг: - Как вы видите, я целиком и полностью сосредоточен на увеличение эффективности работы. Постепенно, благодаря использованию эликсира маны в должных количествах, мы почти вышли на предыдущие показатели скорости и эффективности, что была до нападения Аскурийцев. И, прошу заметить, что первоначальные жертвы при выверке подходящей дозы полностью окупили себя. Надеюсь, Магистр будет доволен.

82

Сознание человека трансформировалось и адаптировалось на сколько это возможно. Боль не утихала, но ее можно было обуздать волевым усилием. Она конечно же, не проходила и даже не приглушалась, но постоянная борьба с ней в некотором роде отрезвляла и служила своеобразной доской, за которую держался утопающий в океане смерти Ферроу. Он не смотрел по сторонам и старался лежать неподвижно, чтобы не провоцировать новые яркие очаги боли, которые потенциально могли бы дестабилизировать его состояние. Сгущающаяся тишина вокруг нарушалась лишь какими-то не совсем понятными звуками, напоминающее какое-то шарканье или копошение. Нэйту было безразлично, что происходит вокруг. Паника пред ликом смерти отступила, оставив после себя лишь апатию. Возможно, что именно так люди и умирают. Сперва их пожирает страх, а после него равнодушие к собственной судьбе. Единственное, чего искренне не хотелось израненному рыцарю это шевелится. Потому что любое шевеление, даже движение грудной клетки, которая медленно раскрывалась наполняя легкие ночным воздухом вкус которого был искажен последними происшествиями в орочьей деревне. Странное чувство. Нэйт словно застрял где-то между жизнью и смертью. Застрял там, где нет ничего кроме боли и безразличия. Впрочем Ферроу был уверен, что ждать конца осталось недолго.

83

Задавая свой вопрос алхимику, Орнелла не смела надеяться на абсолютный успех. Единственным, что побудило некромантку заговорить о целителе и маге Крови, являлся лишь тот факт, что эти маги оставались живыми — об этом говорил Краах-ар. Мортен предполагала, что в их лагере наверняка может оказаться если не целитель, то некто, кто был бы способен владеть стихией Крови, и это оказалось её второй ошибкой. Ответ мага значительно усложнял ситуацию: вероятно, какой-либо исцеляющий эликсир способен был помочь Ферроу, однако немёртвая с трудом воображала, что сможет достать где-либо алхимическое зелье, которое избавит вампира от жажды крови.
- В таком случае, мне необходим ваш лучший исцеляющий и восстанавливающий состав, - выслушав командира до конца, Орнелла ответила немедленно. Некромантка понимала, насколько глупо мог прозвучать её предыдущий вопрос, однако не желала признавать этого перед смертным магом, молча осуждая себя за собственную опрометчивость.

Отредактировано Орнелла Мортикус (2015-08-17 12:54:02)

84

Лагерь служителей Марагора. Орнелла.

Алхимик не стал спорить с повелительницей мертвых - лишь поклонился и устремился куда-то вглубь лаборатории. Его сгорбленная фигура практически мгновенно растворилась среди зеленоватого марева, распростертого над сложнейшим оборудованием. Здесь было все: змеевики, переходящие из одного пузатого чана в другой, вечно кипящие котелки самых разных размеров, и изящные колбы самых удивительных форм. У стен стояли многочисленные шкафы в которых ждали своего часа всевозможные компоненты, заботливо развешенные и разложенные по баночкам и коробочкам на которых ровных почерком было написано что находится в том или ином контейнере. Орнелла могла заметить удивительный порядок, который властвовал в убогом с виду помещении - казалось, еще немного и она сможет обнаружить закономерность, выражающуюся в четкой последовательности подпрыгивающих над составами крышек, тягучих эссенций, лениво капающих из краников в пробирки и, даже, колыхании островков пламени, призванных подогревать кипучую смесь дотошно выверенных ингредиентов неведомых некроманту составов.
http://i71.fastpic.ru/big/2015/0809/80/8ecb9b276f224238ee1bce1e4372b180.jpg
Маг: - Вот, самые сильные мои составы. Этот лечебный, этот восстановительный. Но я должен предупредить что из-за своей чрезмерной силы, они обладают крайне высокой токсичностью. При передозировке они способны растворить внутренние органы и оказать негативные последствия даже на нежить. Для придания этих свойств я специально в течении долгого времени передерживал почти готовый состав. Маана пиукка, которую я включил в состав... - алхимик говорил и говорил он с увлечением. Глаза его сверкали восторгом и самодовольством, а на щеках выступил нездоровый румянец. Судя по тому насколько охотно он рассказывал об особенностях представленных зелий, слушателей у него было не много и Орнелла рисковала быть затянута в бездну абсолютно ей не нужной научной терминологии.

Орнелла Мортикус получено: Сильный исцеляющий отвар, сильный напиток бодрости.

Нэйт Ферроу, Далендор

Жнец ждал когда Нэйт сдастся. Он готовился принять его в свою обитель с радушием, ведь тот привел в его чертоги многих живых существ и теперь его самого ожидала бездна забвения, река душ. Отсутствие рядом некроманта, способного провести обряд превращения в реведанта не оставляло ему и малейшей надежды на то что его душа будет удержана в этом мире. Все надежды, чаяния и мечты человека готовы были сгореть в призрачном огне потустороннего мира. Руки и ноги стали неметь - кончики пальцев уже ощущались как нечто постороннее и ему не принадлежащее. Апатия дала возможность отчаянию и боли вытечь из разума, подобно гною, источаемого смертельной раной. Но вместе с ними его покидала и сама жизнь. Разум постепенно скатывался в спасительное небытие, за которым его ждало сладостное забвение...
Странное движение рядом заставило воина насторожиться. Чувство острой, как наконечник эльфийской стрелы, опасности вывело его из расслабленности. Мышцы самопроизвольно напряглись, а рука потянулась к оружию. Вспышка боли хлыстом стегнула по нервам, выдавив из уст рыцаря стон. Он сосредоточился и пересилил себя, поворачивая голову в поисках источника опасности. И им оказался Далендор. Или, вернее, то что им некогда было. Оскаленные клыки и застывшее в глазах желание убивать. Вампир полз на него, несмотря на то что его тело было практически полностью лишено сил. Тело не поддавалось на попытки Далендора перехватить управление - он хотел есть, а рядом лежал сочный, прожаренный кусок мяса. Вампир жаждал крови. А Нэйту, как и самому Далендору, оставалось лишь пытаться сопротивляться неизбежному, молясь чтобы Орнелла успела до того как противостояние хищной составляющей природы вампира и умирающего человека перейдет в конечную фазу. Между слугами Марагора был метр. Оба они находились на земле. И оба жаждали жить.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-08-18 01:21:13)

85

Едва Ферроу успел понять, что над ним нависает куда большая угроза, чем терпеливая смерть, как жажда жизни вновь разыгралась в нем. Удивительно, насколько живучи люди. Превозмогая самого себя, Нэйт повернул голову в сторону источника шума. По началу человек не был уверен в том, что это не слуховая галлюцинация предвещающая скорый конец, но лишь только его взору предстала вторая половина орочьей деревушки, как живые зрачки рыцаря тут же расширились от неожиданности и испуга. На него зловеще и угрожающе надвигалось существо, которое некогда было тем самым болтливым и чрезмерно активным незнакомцем. Сейчас же он был больше похож на кого-то монстра, зверя, чем на человека. Хотя Ферроу и понимал, что человеком этот новоиспеченный соратник не был. В любом случае, картина представшая пред глазами Нэйта тут же расшевелила разум рыцаря. Он былого предсмертного умиротворения не осталось и следа, раненый воин неудержимо хотел жить, именно жить, а не стать чьей-то поджаренной закуской. Он был солдатом прошедшим множество сражений, будь он проклят, если просто позволит себя сожрать. Он еще не умер, он еще сможет побороться до последнего. Лежать, как ягненок, Ферроу не был намерен. Мысли путались, боль и страх переплетались в один большой клубок который захватывал внимание израненнего человека. Рука инстинктивно пошевелилась в поисках верного меча, отправляя в мозг импульсы боли. Нэйт не смог сдержать хриплого стона. Давай! Давай! - подначивал самого себя рыцарь. Если Ферроу схватится за свой меч, он не станет тянуть. Он соберется с мыслями, приготовившись к яркой вспышке боли, которая возможно станет последней для человека. Еще полметра и ты - труп - Нэйт создавал любую мысль, любую фразу способную удержать его сознание на приближающийся угрозе. Он действовал скорее инстинктивно, чем осмысленно. В еще бьющимся сердце человека теплилась искра жизни, которою рыцарь не хотел отпускать и ради нее он был готов на любые жертвы. Впрочем и этот вывод был чужд раненому. Между делом Ферроу напрочь забыл про Мортикус, словно ее и не было. Сейчас для человека существовала лишь неугасаемая боль и жажда жизни.

86

Приняв эликсиры из рук мага, Орнелла внимательно выслушала его пояснения, однако, когда алхимик начал с увлеченностью безумца рассказывать об отдельных особенностях своих экспериментов, немёртвая поспешила к выходу. Пожалуй, если бы Мортен однажды пришлось рассказывать о собственной Стихии, её бы также невозможно было остановить.
- Благодарю, - быстро проговорила некромантка, - Полагаю, очень скоро мы увидимся вновь.
Покинув пристанище алхимика, Орнелла, ни на чём не задерживая внимания, погрузилась в Межмирье и направилась к орочьему лагерю. Мортен полагала, что Ферроу уже мёртв, однако не смела нарушить своего обещания, сквозь тьму и тени проносясь вперёд. Некромантка понимала, что проведение столь желанного ею ритуала в подобных условиях не сможет принести достойного результата, и нарастающее с каждой секундой сомнение уничтожало её столь непростительно опрометчивое желание, но приблизившись к лагерю и бросив один короткий взгляд на Далендора, немёртвая более не сомневалась.
Покинув Межмирье, Орнелла приказала двоим из своих мертвецов схватить и удерживать вампира. Сама же некромантка приблизилась к Ферроу, и, положив эликсиры на землю, склонилась над ним.
- Не двигайся, - немёртвая попыталась снять с рыцаря шлем как можно быстрее и, открыв исцеляющий состав, поднесла колбу вплотную к губам  Ферроу, вынуждая его выпить эликсир.
- Никогда бы не подумала, что стану избавлять человека от Смерти.

87

Алхимик не мог остановиться - завладев вниманием собеседника, он будто бы не верил что кто-то может добровольно отказаться от изобилующей терминами лекции. Его речь текла некоторое время после того как фигура немертвой исчезла из поля его зрения и смогла завершиться лишь когда мысль была завершена. Стиснув зубы, мужчина вернулся к прерванному занятию. Но на этот раз он посвятил все свое внимание новому яду, направленному против нежити...

Сражение вампира и человека проходило на уровне взглядов - хищник и жертва. Никто не желал уступать другому. Далендор сдался под натиском своей звериной сути и окунулся в омут кровавого желания, не оставляя рыцарю ни единого шанса на помощь. Да кто он ему был - всего лишь кусок мяса, к которому приходилось относится как к союзнику...Вампир совершил рывок и воины сцепились. Нэйт успел схватить меч и даже подтянуть его к себе, но взмахнуть им не вышло - вместо того чтобы вгрызться в плоть вампира, он вяло шевельнулся. Но и этого движения хватило чтобы поглощенный жаждой крови Далендор отшатнулся в сторону. В следующий миг он нашел в себе силы навалиться на человека. Он тянулся к шее Нэйта, клацая зубами, вожделея драгоценную, текущую в жилах рыцаря жидкость. Человек же в этот момент сгорал от боли. Выставленная инстинктивно рука приняла на себя весь напор нежити, препятствуя достижения его цели. Послышался противный хруст и рыцарь ощутил как корочка ужасного ожога на конечности треснула, исторгая из себя порцию крови, что заструилась по его телу. Боль. Океан боли был ничем перед столь ужасным и бессмысленным концом - стать не более чем пищей...
Вампира с трудом оттащили. Он умудрился вывернуться и повредить одного из подчиненных Орнеллы, но некромант внимательно следила за ситуацией - воин нужен был ей живой, поэтому было использовано сразу трое слуг. Сама она занялась Нэйтом. Дыхания не было - так показалось в первое мгновение. Рыцарь распахнул полные боли глаза и устремил их на спасительницу. В руках она держала пузырек. Сознание уплывало за Грань, напоследок запечатлев лик Орнеллы и её слова, произнесенные через печатку. С трудом, но ей удалось раскрыть стиснутые челюсти рыцаря. И поток мутноватой жидкости устремился в рот умирающего...
Жизнь толчками возвращалась в истерзанное тело Нэйта. Он вздрагивал от каждого удара сердца, которое буквально выбивало из него окоченение. Мужчина ощущал как смерть, сжавшая горло своей костлявой дланью, с неудовольствием выпускает добычу, которую уже считала своей. Боль не желала отступать, вцепившись в саму плоть человека. Пройдет еще минута прежде чем она начнет утихать.
Далендор же вырывался, желая утолить жажду и нежить с трудом удерживала его, даже несмотря на острую нехватку его сил. Ему нужна была кровь. Все остальное - не было в состоянии помочь вампиру вернуться в свое нормальное состояние.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2015-08-20 18:42:18)

88

Все произошло быстро, даже слишком быстро. В какой-то момент, озверевший незнакомец бросился на полумертвого Ферроу, очевидно подобрав лучший момент. В нападавшем говорили инстинкты, точно так же, как они говорили и в обороняющемся. Но если разобраться, то ими обоями двигала жажда жизни. Один был готов убить другого и после сожрать его, а другой не смотря на свои чудовищные раны, продолжал сражаться, словно в будущей жизни есть какой-то смысл. Первая попытка вгрызться в тело рыцаря у вампира провалилась. Нэйту удалось совершить некое подобие взмаха мечом, чтобы защитить себя. Такое пустяковое движение, но даже оно было лишено прежней стремительности и смертоностности, будто человек оказался в воде и она предательски сковывала движения. Этой водой была боль, которая незамедлительно заполнила все клеточки тела напомнив человеку о том, кто здесь главный. Ферроу хрипел и стонал, никогда он не чувствовал себя настолько жалким. Взмах меча не нанес вампиру никакого вреда, он лишь заставил того уклонится. Хотя это было больше похоже, как если бы крестьянин замахнулся на своего нерадивого пса сапогом и тот лишь немного поежился, понимая что хозяин блефует. Озверевший кровосос продолжил натиск и в следующий миг он вновь напрыгнул на Ферроу и человеку нечем было защищаться. Рефлекторно Нэйт выставил перед собой руку, это все на что он был способен, но даже это движение потребовало неумолимых волевых усилий. Атака вампира тут же захлебнулась и он продолжал бороться с человеком, упрямо стремясь достигнуть вожделенной цели. Рыцарь держался как мог и в тот же момент он почувствовал как обгоревшая кожа руки хрустнула и из под нее хлынула кровь вперемешку с нестерпимой болью. Казалось что еще мгновение и сознание покинет Нэйта и все будет кончено, он проиграет в этой битве. Но совершенно неожиданно озверевшая бестия ослабила натиск. Ферроу машинально расслабился и откинулся назад. Он почувствовал как голова ударяется об землю и шлем гулко принимает на себя удар. Реальность была затуманена. Нэйт не мог с уверенностью сказать жив он или мертв. Однако, очередная порция боли, вызванная тем, что пригоревшая к металлу кожа, начала отслаиваться вместе с волосами. Адские муки быстро отрезвили рыцаря, хотя ровно с такой же легкостью могли и убить. Он лихорадочно шарил глазами по уже сгустившейся темноте и в "плавающей" реальности он разглядел зеленоватое свечение. Кто-то снял с него шлем и похоже это была Мортикус. Но через миг, сознание вновь провалилось. В голове летали отголоски слов Орнеллы, а еще через мгновение, человек почувствовал вкус отдаленно знакомый вкус. Теперь с каждым новым ударом сердца, человек все сильнее и сильнее пытался выбраться из водоворота смерти захвативший его...

89

Когда во флаконе более не осталось исцеляющего эликсира, Орнелла быстро отпрянула от Ферроу, будто бы тот был заражён стихией Света или Жизни, и пребывание рядом с ним могло явиться для некромантки смертельным. Мортен исполнила своё обещание, едва не опоздав, и это принесло немёртвой угнетающее опустошение: немёртвая осмелилась противоречить собственной Стихии, она осмелилась противоречить себе. Глядя на рыцаря, мучительно возвращаюсегося к жизни, Орнелла ощущала, как начинает ненавидеть себя - ещё сильнее, чем прежде.
Этого никогда более не повторится, - думала некромантка, тщетно пытаясь утешить себя и усмирить своё разочарование, - Я сделала это только ради того, чтобы позже успешно провести мой ритуал. Впрочем... кого же я обманываю? Теперь мне не сделать этого.
Мортен посмотрела на Далендора, вырывающегося из рук мертвецов и жаждущего крови. Мортен вновь посмотрела на Ферроу.
Есть ли другой выход?..
Ещё несколько секунд Орнелла, удерживая пустую колбу в руке, безразлично - так могло показаться - наблюдала за тем, как её мертвецы пытаются удержать вампира. Через мгновение Далендор мог услышать голос некромантки в своей голове  - если лишь он способен был слышать сейчас.
- Ещё минута. Дай ему ещё минуту. Ты получишь свою кровь.

90

С каждым ударом сердца раны все больше затягивались, а рыцарь приходил в себя, разрывая сковавший его тело дурман оцепенения. Он мог шевелиться. Еще мгновение и боль истаяла, подобно снегу под испепеляющим влиянием магии огня. Кожа под доспехами нещадно чесалась - повреждения пусть и заросли, но осталась корочка засохшей крови, которая не желала осыпаться. В остальном, рыцарь чувствовал себя изнуренным, будто несколько дней и ночей боролся с бесконечным потоком неприятелей. Больше его жизни ничего не угрожало. Пока.
Орнелла чувствовала возмущение в эфире смерти. То что она сделала несомненно было не по нраву тому, что являлось самим сердцем дара некроманта. Впрочем, её решимость не повторять подобного вскоре свело на нет какие-либо колебания и все пришло в норму. Однако Далендор, то ли воспользовавшись возникшей нестабильностью, то ли при виде приходящей в себя жертвы, смог стряхнуть с себя одного из схвативших его не-мертвых слуг и стремительно сократил дистанцию между собой и поднимающимся рыцарем. Вряд ли он сейчас был в состоянии воспринимать слова, пусть даже и через печатку - его влекла лишь кровь и ради ней он готов был преодолеть абсолютно все. Но на втором шаге его тело, потратившее слишком много сил споткнулось и мужчина едва не упал на землю. Но удержался и медленно побрел к Ферроу, распахнув рот в хищной улыбке. Даже резервы организма Далендора были практически полностью исчерпаны. Небытие распахнуло объятия перед не-живым...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Призрачный Предел » Западные воды. О.Забытый


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC