Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

На форуме разыгрывается ежегодный Великий Золотой Ящик! Стартовало голосование по лучшим кричалкам приуроченным к Великому Золотому Ящику.
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анкета Ричард

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если есть):
Диг Хартер (Ричард)

2. Классификация игрока:
Свободный персонаж

3. Деятельность:
Маг-реведант на службе у Марагора.

4. Раса и религия:
Реведант-человек. Уважает Белиара, но не покланяется ему. 

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам:
16970 г. 11 ноября (115 лет) /  Тело выглядит престарелым (50-60 лет)

6. Характер:
За маской безразличия скрыта ненависть почти ко всему роду человеческому. Лишь к тем, кого он называет товарищами, он относится более-менее снисходительно. Поскольку нижняя часть лица обычно скрыта повязкой, то все свои эмоции (даже наигранные) прекрасно показывает глазами. Никто, кроме, наверное, магов разума, не способен понять терзающую Ричарда бурю чувств и мыслей. Ярость, ненависть, страдание, сожаление, страх, желание, боль. Все это он несет в себе, как человек, проживший 45 лет в рабстве и как реведант.
Злопамятен и мстителен. Не лишен чувства долга, хоть внешне этого никак не покажет. Нельзя обманываться его желанием помочь; знайте – он постарается, чтобы вы были в проигрыше. Жесток; абсолютно не страшится жертвовать жизнями окружающих ради достижения своих целей. Быть может о тех, кого он называет товарищами, он задумается, но вряд ли передумает. Цель оправдывает средства – это про него. Самоотвержен, если дело касается мести. А весь свой ужас мести он хранит для тех, кто держал его в рабстве и кто принадлежит этой профессии.
Любит учиться, а также жаждет тайных знаний, способных сделать его могущественнее и на многое готов ради их получения. При жизни очень любил кроликов, и после смерти сохранил в себе эту привязанность к этим милым существам. Любимые фразы: «Я – Ричард, Повелитель Смертельного Пламени!», «Ты можешь быть кем угодно, только не кроликом. Потому что кроликов я не убиваю», «Будь я живым, я бы умер от одного только твоего запаха», «Это просто до омертвения скучно».

7. Внешность:
Мужчина среднего телосложения и роста в длинных черно-фиолетовых одеждах, полностью скрывающих тело от глаз окружающих. Синеватый оттенок кожи выдает в нем принадлежность к реведантам, поэтому Ричард всегда скрывает свою не самую приятную внешность повязкой и капюшоном. Капюшон так же нужен, чтобы скрыть от окружающих отсутствие волос. Над левым глазом, заползая на линию бровей, красуется клеймо раба в виде буквы W, ныне служащий символом отмщения. Сами глаза желтого цвета, но под некоторыми углами кажутся оранжевыми, что создает ощущения танцующих язычков пламени в глазах. Лицо почти всегда выражает полную безразличность, и если Ричард не будет двигаться, может показаться, что перед вами реалистичная статуя. Справа на поясе красуется кинжал с его именем на рукояти, на котором Ричард обычно держит руку, готовясь выхватить его в любой подходящий момент. Носит на спине сумку с книгами по магии, изредка там появляются книги и по другим дисциплинам.

Кратко

Рост: 170 см
Вес: 77 кг
Тип телосложения: Среднее
Цвет глаз: Желтый
Цвет волос: Лысый
Цвет кожи: Синеватый
Особые приметы: Клеймо в виде W над левым глазом
Наиболее частая одежда: Черно-фиолетовая роба с капюшоном и повязка, скрывающая нижнюю часть лица. На ногах сандалии.
Украшения (если имеются): Кольцо в виде ястреба на указательном пальце левой руки.

8. Биография:
• Место рождения: Мистерийская Империя. Небольшой поселок Каменка.   

Родственники

Мать: Эшли Хартер. Потомственная чародейка  (мертва)
Отец: Джейк Хартер. Лекарь (мертв)
Брат: Ричард Хартер. (мертв)
Бабушка: Виолла Хартер-Стивенсон. Потомственная чародейка.(мертва)
Дедушка: Грегори Хартер. Библиотекарь.  (мертв)

Часть 1. Детство.
Родился в 16970 г. В Каменке, маленьком поселке, расположившимся неподалеку от северной окраины Мистерийской Империи в семье потомственной волшебницы и лекаря. Родители самостоятельно обучали малыша языку, письменности, математике, географии, основам безопасности и травничества. Они часто с отцом ходили в окрестный лес и отец подолгу рассказывал о назначении того или иного цветка или травы. Не сказать, что юный Диг схватывал все на лету, но и не сдавался, если что-то не получалось. В двенадцать лет у Дига начали проявляться магические способности. Помогая отцу в лавке, он случайно уронил банку с редкими травами. Опасаясь, что она разобьется, мальчик бросился к ней как, внезапно, она поднялась воздух. Обрадовавшись проявлению сил у своего первенца, мать начала обучать Дига искусству магии, но, не забывая и об основных науках, к которым со временем прибавилось врачевание, история и ботаника.   
В процессе обучения магии открылся талант мальчика к огненной стихии. Дигу почти без особых усилий удавалось изучить все базовые принципы магии огня. В 14 лет у Дига появился брат – Ричард и мама стала меньше времени уделять обучению Дига, так что он, невероятно заинтересовавшись магией за предыдущие два года, продолжил обучаться по книгам. В свободное время он играл с братом. Ему так же частенько приходилось помогать в лавке: писать рецепты, варить отвары, ходить за травами, изредка самому обслуживать клиентов. Отец по неизвестным причинам начинал чувствовать себя хуже с каждой неделей, и даже матери, используя магию, не удалось установить этому причину. Желая спасти отца, Диг на время забросил занятия магией, что вызвало у отца возмущений больше, чем у матери. Книги по магии теперь стояли вперемешку с книгами по врачеванию, травничеству и томиками с описанием различных болезней.
Осенью 16985 г. Джейк Хартер, отец Дига, скончался. На восемь дней, показавшихся ему бесконечностью, Диг заперся в комнате, окружив себя книгами. По прошествии этого срока, Диг заявил, что готов занять место отца и стал усердно работать в лавке, тем не менее, продолжив, ради матери свое обучение магии. Несмотря на то, что у него почти отсутствовал свободный график, он всегда находил немного времени поиграть с Ричардом.

Часть 2. Работорговцы.
Ранней зимой того же года, когда брату Дига, Ричарду, стукнул год, мать попросила сына сходить за очередной порцией трав вместе, втроем. Речь зашла о том, что Дигу не стоит так перенапрягаться, иначе он сам рискует подорвать здоровье. Диг уже к тому времени чувствовал, что здоровье его расшатывается, однако он был уверен, что в случае болезни сможет с ней справиться. Они бродили по лесу долгое время, но Диг все хотел найти редкий цветок, растущий в этом лесу, чтобы помочь заболевшей молочнице.
Найдя цветок, Диг заметил тень человека вдали, но не предал ей значения. И как в дальнейшем оказалось, очень зря. Нападение оказалось очень быстрым и хорошо спланированным. Мама успела убить одного из нападавших магией земли, но из-за Ричарда на руках, она не успела прочесть второе заклинание, и это стоило ей и годовалому Ричарду жизни. Глядя на то, как арбалетный болт пронзает тело матери и брата, Диг безмолвно упал на колени. Последнее, что он помнил в тот день, это боль от удара сапогом в живот и одного из бандитов, срывающего одежду с тела его матери, откинув бездыханное тело брата, как куклу.
Он пришел в себя спустя несколько дней в клетке вместе с другими детьми, закованный в кандалы и с ноющими синяками по всему телу. Увидев, что парень очнулся, охранник тут же потащил его в комнату, где высокий темнокожий человек ставил клеймо девушке, в ободранных одеждах и смотрящим на пол пустым взглядом. Она даже не крикнула, когда раскалённое железо коснулось ее лба. Настала его очередь. Эту боль Диг запомнил на всю жизнь. Нанесение клейма было как прикосновение дьявола. Дигу казалось, что клеймо ему ставят не над левым глазом я прямиком в мозг, прожигая череп. Боль от железа и внезапно нахлынувшие воспоминания о смерти матери родили в Диге нечеловеческий крик. Он продолжал кричать, даже когда его тащили обратно в камеру, пиная по пути и требуя заткнуться. Оказавшись в клетке, он, лишь спустя несколько минут, наконец, смог умолкнуть и то лишь потому, что отключился.
Лишь на следующее утро он осознал, где оказался. Убийцы его брата и матери оказались работорговцами. Боль от клейма все еще не прошла и это все сильнее разжигало в Диге желание сбежать и убить всех негодяев. Он решил совершить побег под покровом ночи, а пока подчиниться и ждать.
Днем к ним пришли. Два здоровых мужика вытащили всех из клеток и повторили для новоприбывших (а ими оказались Диг, пара рослых мужиков, еще несколько детей и крепкого вида старик) правила «жизни» в их логове. Если вкратце, то все было просто: послушание вознаграждалось не получением наказания, непослушание же жестоко и очень жестоко наказывалось.
- Даже не надейтесь, что если заработаете много штрафов, вас убьют. Наши мастера умеют оставлять в живых, так, чтобы об этом жалели.
Работать заставляли много. Для Дига, привыкшего трудиться не покладая рук это не было проблемой, но другие дети не справлялись. Глядя на то, как один из бандитов пинает мальчишку, младше Дига на год или два, за разбитую посуду, Диг ринулся на помощь. Дорогу ему перекрыл мощный кулак, едва не выбивший Дигу зуб. После череды ударов его отправили к лесорубам таскать бревна. Вечером их всех повели смотреть на кровавые бойни. Надзиратель сказал, что провинившиеся обязательно попадут туда.
После трех часов созерцаний, настоящего пира безумия детей, съежившихся от страха и отвращения, отправили обратно в клетки. Что случилось с взрослыми, Диг не знал. Он притворился спящим, ожидая пока надзиратели уйдут. Ему пришлось провести некоторое время борясь с сонливостью, ибо за день он невероятно устал. Ближе у полуночи Диг понял, что настало время побега. Он смог расплавить достаточно прутьев решетки, чтобы пролезть, и выбежал прочь. Не успев сделать пару шагов, он вернулся в клетку, чтобы разбудить других детей и попытался вывести и их тоже.
Все могло пройти гладко, но один из самых младших мальчиков расплакался, чем привлек внимание дремавшего охранника. Увидев дырку в клетке, он разбудил всех. Отвесив каждому в клетке по одному увесистому удару, проснувшийся надзиратель спросил, кто из детей сделал это. Пригрозив разбить челюсть каждому по очереди, если дети продолжат молчать, он быстро получил ответ. Диг в ужасе попытался скрыться, но надзиратель оказался быстрее и проворнее.
Этой ночью Диг узнал, каким образом «мастера» умеют заставлять жалеть о том, что ты выжил.
Наутро его заставили работать в кузне, выковывая новые прутья для решеток. Местный кузнец был тем еще садистом, но к счастью для Дига, пережившему ужасающую ночь, шрамы от которой, как он считал, никогда не сойдут с его тела, к нему старик отнесся легко. Вечером к ним пришли люди в красивой одежде и забрали парня. Надзиратель улыбаясь объяснил Дигу, что его посылают на Арену.                     
Перед тем, как Дига вытолкали на арену, надзиратель приказал мальчишке снять с себя все, позволив оставить лишь белье, прикрывающее наготу. Всучив ему небольшой кинжал, он сказал, что если Диг выживет, значит, у богов есть чувство юмора.     
Трудно сказать, что помогло парню – боги, удача или тот факт, что соперником его стал тот же, кто пытал его всю ночь, но факт остается фактом – Диг удачно воспользовавшись магией огня, сжег противника под рев толпы и на радость самому себе. Когда сгоревшее тело унесли Дига, избив до бессилия, вывели в Арены. С этого момента его жизнь в рабстве изменилась. 

Часть 3. Взросление.
После происшествия на Арене Дига увели в другую часть лагеря работорговцев. Жить он стал вместе с некоторыми взрослыми. Как ему сказали, они все бойцы для Арены. Теперь помимо ежедневного тяжкого труда, а именно: работы в кузне, рубки леса, а также просто таскания всяких тяжелых грузов, его заставляли по вечерам тренироваться в обращении кинжалом (теперь у Дига был свой именной кинжал, который его заставили выковать себе самому), а также магии. Для первого у него были те самые бойцы Арены, которые помимо обращения с кинжалом обучали его необходимым для выживания на Арене способностям быстро сориентироваться в критической ситуации, и использовать свой вес и вес противника  в свою пользу. Для второго же его приводили к скованному по рукам и ногам старику-чародею. За их тренировками никто не наблюдал, хоть это и было странно, поэтому в тайне ото всех, помимо магии Огня и таких важных для мага вещей, как концентрация внимания, умение чувствовать магию и эфир, плененный чародей обучал Дига основам магии Смерти и Разума. Возможность взять жизнь работорговцев в свои руки, пробудила в Диге старые чувства воодушевления и вдохновения магией. За мальчишкой постоянно наблюдали, чтобы он не вытворял никаких глупостей во время обучения и спустя неделю он снова блестяще выступил на Арене.
День за днем пролетали года. К 19 годам Диг превратился в мускулистого юношу достойно справляющегося с работой кузнеца, лесоруба, охотника, и даже немного исполнял роль повара (однако работорговцы быстро сняли его с этой должности ввиду полного отсутствия чувства вкуса), а также обучился виртуозно обращаться со своим кинжалом и впечатляюще продвинулся в изучении магии. Иногда ему приходилось прибегать к знаниям врачевания, полученным в детстве, и помогать вернувшимся после Арены залечивать раны и накладывать шины на сломанные конечности. Частенько он получал наказание, защищая других рабов, в основном девушек, которых какой-нибудь охранник выбирал себе на ночь. В таком случае его после наказания привязывали к столбу и заставляли смотреть на процесс соития. Тут его спасали уроки концентрации внимания, помогающие Дигу отвлечь свое внимание на первое, что пришло ему в голову – а именно кролики.
Этих милых существ Диг полюбил еще с детства. Ему часто доводилось встречать их на поляне, где он с отцом, а после и один, собирал лекарственные травы, коренья и грибы.
Множество раз он беспомощно наблюдал, как продавали девушек и детей толстосумам с абсолютно очевидными намерениями. Но были и те, кто покупали просто слуг. Тех, кого больше всего любили на Арене покупателям даже не показывали.
Со временем в глазах работорговцев Диг стал одним из самых послушных рабов. Однако те, кто знали парня всерьез знали, каких усилий ему стоит не свернуть голову или не поджечь кого-нибудь из этих ублюдков.
На свой 23 день рождения Диг потерял наставника. Старик, все эти годы обучавший его магии наконец-то отправился в лучший мир. Диг буквально вымолил разрешение самому похоронить тело. Перед его могилой, тихо, чтобы стоящий неподалеку надзиратель не услышал, он поклялся, что день мести близко. С этих пор Диг стал жить, ожидая новой возможности для побега. 

Часть 4. Новое рабство.
Для наступления этой самой возможности Дигу пришлось ждать еще два года, но они не прошли напрасно. Он разработал план, по которому не только он, но и все остальные рабы могли спокойно убежать. При этом ни одного из этих ублюдков, работорговцев он не собирался отпускать.
Первый день лета стал днем, когда все изменилось. Все эти годы он жил ни на секунду не забывая тех, кто заставил его страдать. Его заставляли пройти через ад, но что ад для человека потерявшего на глазах отца, мать и еще не пожившего толком брата. За десять лет рабства он семнадцать раз прошел через «мастеров» из них пять в первые 2 года рабства. Раз тридцать он был подвешен на столбе. Восемь раз ему ломали кости во время наказания, при этом заставляя работать каждый день, несмотря на боль и избивали, если он не справлялся с нормой. Но все это меркло в его глазах по сравнению с тем, когда его заставляли наказывать других детей, и почти всегда детей. Если он избивал ребенка недостаточно сильно, к делу приступал один из самых жестоких надзирателей, а Дига уводили в «мастерам». Это научило его без жалости наказывать детей и работорговцы частенько наблюдали, как дети рыдали умоляя Дига, который зачастую помогал им в обычное время, прекратить. А он лишь лупил их с каменным лицом, подавляя в себе желания спалить все вокруг к чертям.
Действуя согласно плану, Дигу удалось освободить большую часть заключенных, прежде чем его заметили. Приказав всем бежать, он принялся колдовать, стараясь отпугнуть преследователей и заодно сжечь как можно больше палаток и работорговцев.  Диг устроил настоящий хаос в лагере. Многим удалось бежать, и его план почти сработал. Но, как известно в истории почти не считается. Судьба дьявольски жестокая штука.
Никто не знал, что в подопечных у работорговцев будет настоящий маг Разума и Крови.
Меньше всего можно было ожидать, что у него окажется флакончик с кровью Дига.
Он вспомнил первое наказание. Тот мужчина, разогревая кочергу, постоянно говорил с ним, спрашивал готов ли он, нагнетая атмосферу перед ужасающим моментом боли. Он не спешил. Он давал Дигу по полной насладиться моментом. Он будто знал предел его тела и никогда не пересекал его. Тот мужчина делал ему невероятно больно, но никогда не спешил закончить. Это были долгие, долгие ночи. Щипцы, раскаленная кочерга, ужасающего вида кинжалы, иголки, кипяток, и много других инструментов. Они до сих пор снились ему в кошмарах.
Но то, что он испытал сейчас, делало все то, что он пережил почесывание перышком. Он видел того мужчину, он знал чем и как он ударит, его слова слегка успокаивали. Маг крови не церемонился. От первого же «удара» Диг почувствовал, будто шагнул одной ногой в могилу. Это был конец для него, но хотя бы остальные были свободны. Жизнь одного, за жизнь десятков. По мнению, Дига это стоило того. Теперь он был готов принять смерть. Любую, даже самую долгую. Он был готов умереть.
– О, даже не думай, - раздалось в его голове вместе с новым «ударом».
Статный и крепкий мужчина, Диг Хартер, переживший 10 лет рабства, и десятки пыток державших его на грани жизни и смерти, рыдал от боли, как девчонка. Вновь закровоточило клеймо, казалось, что его выжигают вновь железкой раскаленной в адском пламени. Мир вокруг превратился в боль на долгие минуты. Когда маг отпустил его, Диг уже был не в состоянии ни шевелиться, ни думать.   
Следующие несколько дней для него были как в кровавом тумане. Стоило ему только очнуться, как боль пронзала все его тело, до тех пор, пока он не отключался вновь. 
Его привезли в новый, огромный лагерь. Диг замечал взгляды полные ужаса, направленные на мага Крови. Дига вели на длинной цепи, связав ноги кандалами. Из-за быстрого темпа ходьбы мага, Диг падал и волочился по земле, пытаясь встать.
Маг привел его к Аун’фейну, главе этой банды работорговцев. Диг пытался прийти в себя пока они разговаривали, но стойкий шум в ушах мешал это сделать. Здесь также он впервые встретил Нхар'лира огромного четырехрукого нага, сыграющего позже важную часть в его судьбе.
После разговора с главой маг отвел Дига в свою личную палату, где ему предстояло выслушать все условия своего дальнейшего существования. Все это сопровождалось умеренной болью, с которой Диг вполне мог совладать, но которая не давала расслабиться. Также он заметил, что на пальце у мага красуется до боли знакомое кольцо в виде ястреба. 
– Значит,  слушай сюда. То, что ты вытворил в том лагере похвально, и я даже оценил твои старания. Вот только Аун’фейн не очень оценил бегство около пятидесяти, весьма не дурных, рабов. И он злился, очень злился. Так что теперь тебе придется отрабатывать за пятьдесят человек. Это первое.
Второе. Как ты понял, мне не нужна цепь, чтобы удержать тебя, и твоя магия мне не страшна. Поэтому ты целиком и полностью принадлежишь мне. Но я не люблю, когда у меня в подчинении находятся люди. Я предпочитаю обладать вещами. Ты умный парень и понимаешь, что это значит. Помнишь ту боль в момент нашей первой встречи? Это будет только разминка, если ты меня ослушаешься или нарушишь мои правила.
Теперь о правилах: их три и они довольно просты. Во-первых, так как ты вещь, ты делаешь только то, что я скажу. Любой твой шаг – это шаг, который я приказал тебе сделать. Во-вторых, опять же, так как ты моя вещь я не хочу, чтобы другие знали как тебе плохо. Веди себя как обычный личный раб. Это сохранит мне репутацию, а тебе рассудок. Исключение только одно: никому не называй свое имя. Отмазывайся как хочешь, но ты – человек безымянный. Можешь придумать себе кличку, если хочешь. И в третьих, не пытайся умереть. Я читаю все твои мысли и сразу увижу попытку суицида. Поверь, тебе не понравиться, то что ты почувствуешь, если выживешь.
Также, тебя отправят на арену. Хоть ты и получил мою рекомендацию, как мага, наш глава решил, что для боев ты не годен, а достоин только того, чтобы латать раны его личной зверушки. О том, что ты хороший лекарь я понял глядя, как ты ухаживал за тем скотом, который в том лагере называли бойцами.
Подытожим. Делай все, что я говорю, веди себя прилично,  хорошенько лечи питомца главы и не пытайся умереть и все будет хорошо. – На момент его глаза показались Дигу самыми добрыми глазами на свете.
Расслабившись, Диг почувствовал невероятно жгучую боль, словно кто-то сжигал его изнутри.
– А это, чтобы не расслаблялся.
Внезапно, боль помогла вспомнить почему кольцо на пальце выглядело так знакомо. Это было кольцо его матери. Так начался первый день нового рабства.

Часть 5. Знакомство с Нхар'лиром.
В первую неделю все, что он делал - это работал на лесопилке, в шахтах, в кузне, таскал тяжеленные грузы и избивался всеми, кто этого желал, не имея права ответить. Он сразу понял, что это дело рук того мага. Его не кормили во время общего обеда, хотя назвать едой то, что давали рабам, было сложно.
Во время работ он старался ни с кем не говорить, но вспомнив указания мага поспешил заговорить с кем-нибудь. Первым его собеседником оказался Нхар. Наг еще не зна, что именно ему доверили роль его будущего лекаря, поэтому Диг решил не поднимать эту тему.
Пару раз ему удалось избежать разговоров о своем имени, но когда наг зажал его в угол вопросом, не дав ни шанса отвертеться, Диг назвал себя Ричардом. Он не знал почему, почему именно имя его погибшего брата пришло ему на ум. Но что было сделано, то сделано. И в лагере его теперь знали как Ричарда, личного раба мага крови, Талирина.
По вечерам Талирин уводил Дига далеко в леса, где он в полной мере раскрывал свои садистские потребности. Маг отчитывал раба за каждое неправильное действие в течении дня. Но вскоре это переросло в отчитывание за каждую неправильную мысль. В конце, если Диг не падал в обморок, ему давали кусок сгоревшего хлеба и пару стаканов воды. Иногда Талирин приносил кашу и выливал ее на землю, заставляя слизывать несъедобную, но, надо признать, питательную жижу.   
На вторую неделю он впервые попал на арену в качестве медика. Нага абсолютно не удивило появление Дига. С тех пор они стали чаще общаться. Он понятия не имел, что за сила способна сдержать столь грозное чудовище. Глядя на то, как Нхар абсолютно бесстрашно получает рану за раной, Дигу казалось, что магу крови не хватит сил причинить ему хоть какую-то боль.   
Так недели сменяли месяцы, а те годы. Круговорот из тяжелой работы, боли и унижений, среди которых единственной радостью было общение с Нхаром и подкармливание кролика, которого он однажды втайне ото всех приручил магией разума. Диг приносил ему мягкие кусочки хлеба и иногда брал некоторые травы, остававшиеся после лечения Нхара. Он не сомневался, что Талирин знал об этом, но он, судя по всему, ни как не обращал внимания на этот факт.   
       
Часть 6. Свобода.
В очередной раз, обрабатывая раны Нхара, которого теперь он с уверенностью называл другом, Диг печально осознал, что приближается его 59-й день рождения. Тридцать четыре года в аду, и он все их пережил. Но, что иронично, Диг мог поблагодарить своего хозяина за эти мучения. Годы боли и страха научили его прятать свои мысли и эмоции далеко внутрь себя (Талирин оказался не таким уж и могучим магом разума, как Диг изначально предполагал). Он так же совершенствовал себя как лекаря и кузнеца. Он подтянулся физически из-за тяжелого труда, но сильно сбавил в весе из-за ужасающего питания, которого практически и не было. Но о чем он точно жалел, так это о том, что за эти годы ему так и не удалось воспользоваться магией, кроме того случая, когда он подчинил себе кролика магией разума.     
Диг ни разу не принимал участие в «разъездах» Аун’фейна, как называл их Талирин, поэтому приказ мага о том, что на этот раз он едет с ними шокировал его. После череды мучений, которые Диг вытерпел, не издав ни единого звука, названные Талирином проверкой на верность, он выдал ему кинжал с издевательски выгравированным именем Ричард на рукояти.   
– Будешь пользоваться этим. Однако если что случится, нам понадобится твоя магия, но я надеюсь, этого не произойдет.
Мысль об убийстве хозяина вспыхнула в голове Дига тихим огоньком, но он поспешил спрятать ее поскорей, уповая на то, что маг не заметил ее появления.
Они караваном отправились в Глунмар, где Аун’фейн планировал задержаться на пару дней. Диг был рад, что Нхар был рядом, хоть было абсолютно очевидно, что глава не оставит своего верного стража в лагере. Вечером, по прибытию в деревню Талирин дал Дигу свою старую мантию, аргументируя это тем, что свита Аун’фейна должна выглядеть, по крайней мере, прилично.
Через день свита Аун’фейна, в которую входил и Диг, отправились на охоту к реке. Дигу даже выдали лошадь. Ничто не предвещало беды, но приближаясь к месту охоты, раздался взрыв. Кто бы это ни был, работал он четко и быстро. Целью ассасина был Аун’фейн, оказавшийся магом метала.     
Талирин, не успев уклониться от стрелы, был ранен в плечо. Почувствовав важность момента Диг подбежал «помочь» хозяину. Маг крови был уверен, что у раба нет никакого злого умысла, и, прочитав его мысли, он в этом убедился. На всякий случай он подверг его тело уникальному проклятию, которое однажды довелось созерцать Дигу. Это проклятие медленно убивало тело подвергая его сначала не значимой болью, а после боль медленно росла становясь постепенно смертельной. Для разных существ это занимало разное время, и Тарилин должен был признать, что Диг способен выдержать боль от проклятия в течение нескольких лет. Маг крови был уверен, что в любой момент может прикончить Дига, если это понадобится.
Аккуратно выдернув стрелу, сохраняя спокойствие, Диг собрал все свои силы для финального момента. Одним резким движением он провел концом стрелы по горлу ничего не подозревающего мага. Глядя в его переполненные страхом глаза Диг достал кинжал и воткнул его магу в сердце.
Оглянувшись, Диг понял, что бой окончился довольно быстро. Из рук Нхара падало тело Аун’фейна, а рядом лежал некто в маске, скованный железом. Едва не забыв, он развернулся и забрал у Тарилина кольцо своей матери.
Подойдя к нагу и неизвестному, он услышал фрагмент из разговора, из которого понял, что друг хочет отправиться куда-то вместе с ассасином.     
– Нхар, если ты не против, то я хотел бы отправится вместе с тобой, так как идти мне все равно некуда, – сказал Диг, подойдя к нагу
– Ты волен идти куда хочешь, почему ты решил идти со мной? – спросил наг.
– Я не смогу свободно жить. За все эти годы во мне накопилось столько ненависти к самому слову раб, что я готов устроить в их лагерях кровавую баню.
– Кровавая баня не выход, – тут же парировал наг.
– Не выход? Неужели ты простишь им все эти унижения? – Диг начал распаляться.
– Нет, но мои цели гораздо выше обычного кровопролития. Если мы будем уничтожать работорговцев, на их место придут другие. Саму суть рабства необходимо стереть с лица земли. Именно поэтому я хочу встретиться с работодателями этого убийцы, – Нхар кивнул в сторону Зейна.
– Тем не менее, я хочу помочь тебе, – настоял Диг.
– На все твоя воля.
После этого разговора, Зейн, который, как оказалось, был дроу, Нхар и Диг, изначально представленный Зейну как Ричард, заключили клятву на крови, о которой Нхар и Зейн говорили до того, как Диг вмешался. Ассасину требовалось истинное имя для клятвы, поэтому Дигу пришлось назвать свое настоящее имя, ничего не объяснив.
После этого компания отправилась в путь.

Часть 7. Становление реведантом.
Ночью, во время одного из привалов, когда Зейн ушел на охоту. Диг поведал другу о проклятии. Он сказал, что хоть в запасе у него есть пару лет, он хотел бы как можно скорее от него избавиться. Тогда же он и ответил почему обманул друга и не называл свое настоящее имя.
Через пару месяцев пути компания прибыла в город Орхтари. Нхар дорогу по пустыне переносил плохо, так что пришлось нанять повозку, в которой он не тормозил передвижение группы. По прибытии в город Зейн устроил всех в комнатах ордена. Как только все обустроились Диг спросил у Зейна о наличии библиотеки в Орхтари. Зейн без вопросов отвел Дага в библиотеку ордена, сказав библиотекарям, что Диг его подчиненный и дроу за него ручается.
Просидев несколько дней в библиотеке, он так и не нашел ничего, что помогло бы ему снять проклятие. Но он не отчаялся и продолжал поиски.
Следующие несколько лет пролетели почти незаметно. Компания выполняла задания магов, зарабатывая злато и уважение, а по возвращению Диг торчал в библиотеке, не бросая попытки найти способ избавиться от проклятия. Также Диг приобрел себе красивые черно-фиолетовые одеяния и несколько книг связанных с магией огня и разума (как бы ему ни хотелось книг по магии смерти найти он не смог). Не смотря на приближающийся час смерти, его любовь к знаниям не исчезла, и параллельно он наверстывал потерянные в рабстве годы, изучая различные науки, в том числе и те, что были связаны с магией. Боль, вызываемая проклятием, стала довольно сильной, и Дигу стало трудно засыпать. Тогда-то он и обнаружил способ снять проклятие, но он его не сильно обрадовал. Единственное, что могло снять это проклятье – это смерть. Но Диг не хотел умирать и поэтому в очередной раз обратился к Зейну за помощью.
Во время очередного возвращения в Шедим с одного из заданий Диг обратился к Зейну:
– Помнишь, в день нашего знакомства я убил мага? Так вот, это был маг крови, и он успел проклясть меня перед смертью. Я искал в библиотеке способы избавиться от проклятия, но единственный способ избавиться от заклятия это смерть. Но я не хочу умирать так быстро. Я хочу стать реведантом, а также раз в этом городе есть маг смерти я бы очень хотел обучиться у него этой магии. Ты поможешь мне?
Зейн задумался и спустя мгновение произнес:
– Помогу. Я же поклялся и не могу тебе отказать.
В Орхтари Зейн начал поиск некроманта готового сделать из Дига реведанта. Найдя такового, Зейн заплатил ему внушительную сумму и Диг уже к вечеру ходил по городу в виде хладного, синеватого трупа.
Он прекрасно помнил этот момент пробуждения. Гнетущая ярость кипела в груди, уживаясь вместе с тягучей пустотой в памяти. Но нескольким фрагментам было не суждено забыться, и все они были связаны с болью: боль от нанесения клейма, боль наказания в детстве и боль причиненная магом крови. Он ненавидел эту боль, он проклинал эту боль. Он помнил, что принесло ему эту боль, и он хотел это уничтожить.
Пытаясь вспомнить собственное имя, он вспомнил огромного нага, называющего его Ричард. Друг. Он помнил, что наг – друг. Думая о слове друг, он вспомнил того чудесного кролика, что приручил будучи… где-то. Где именно Ричард не помнил.
На выходе его встретили Нхар и Зейн, с целью рассказать реведанту кем он был при жизни, называя его странным и отталкивающим именем Диг Хартер. Этого имени уже не существовало для него. Теперь он Ричард, так он себя называет. Товарищи рассказали и о том, что он был рабом, и, думая об этом, он вспоминал ужасающую, разжигающую ярость боль. Также Зейн сказал, что воскресивший его маг будет также и его учителем в магии смерти.

Часть 8. Новые знакомства.
Минуло еще десять лет. Ричард обучался всем премудростям магии смерти, огня и разума, параллельно путешествуя вместе с Нхаром и Зейном, и постоянно читая книги по магии и рачеваию во время путешествий. Об интересе к врачеванию он вспомнил в одном из путешествий, когда Нхар был серьезно ранен и по привычке попросил Ричарда залатать раны. В самом первом путешествии в облике реведанта, Ричард купил себе черную повязку, способную скрыть его лицо, а также сковал себе некое подобие кирасы, которая была бы незаметна под его одеждами.
Со временем приключенцы стали в боях действовать как один слаженный механизм. Ричард атаковал магией огня, попутно сея панику в рядах врагом магией разума. Любимую магию смерти он берег на особый случай, а также использовал для того чтобы собирать магию смерти в магические кристаллы, которые он постоянно закупал.
Также Нхара и Ричарда не раз и не два пытались снова пленить или отомстить за убийство Ауна, особенно часто такое бывало в пустыне. Однажды одному отряду магов повезло пленить Нхара, но Зейн и Ричард находившиеся в тот момент рядом, смогли быстро отреагировать и помочь товарищу. Карательные отряды вообще часто умудрялись найти троицу, все жаждали славы, но получали лишь смерть.
Возвращаясь после очередного похода в подземелье, приключенцы решили остановиться в таверне на тракте между Скидадом и Бервилией. Обратив внимания на доску объявлений, Зейн заметил эльфа, ищущего для себя охрану. Войдя в находящуюся рядом таверну, они познакомились и обсудили детали будущей сделки. Миссия была довольно простой. Эльфа, которого звали Вийерри, нужно было сопроводить в некое место, попутно защищая от всяческих напастей. Оплата была более чем выгодной и вскоре группа отправилась в Бервилию, а оттуда к Восточному Роковому Хребту.
По ходу выполнения задания было несколько стычек с грабителями, но ничего серьезного для такой группы они не представляли. Вийерри оказался довольно полезным магом, с впечатляющим набором заклинаний и благославлений. Во время ночных привалов Зейн, Нхар и Диг разузнали о том, что эльф, оказывается, занимается поиском информации об артефактах. К сожалению прибыв на место, компания не нашла никаких артефактов, зато нашла довольно много предметов древности которые были проданы в последствии за внушительную сумму.
Возвращаясь в Бирвилию, на одном из ночных привалов, Зейн и Нхар решили что Вийерри может им очень пригодится в поисках артефактов, а если вдруг что пойдет не так то его всегда можно убить. Ричард поддержал общую идею, хотя по факту был к ней безразличен.  По прибытии в Бирвилию Зейн предложил Вийерри работать вместе. Эльф согласился и присоединился к команде.
Таким составом они и путешествовали еще около пяти лет.   

Часть 9. На встречу к Марагору.
После очередного нападения отряда самоубийц, а точнее работорговцев жаждущих славы и отмщения за смерть Ауна, Нхар психанул и объявил группе следующее:
– Ребят, не знаю как вы, но я хочу присоединиться к культу Марагора. Мне часто приходилось о нем слышать, когда я был рабом. Конечно он не самый светлый человек в мире, но для достижения моих целей и избавления от тех, кто жаждет моей смерти он идеально подходит, что вы об этом думаете, со мной вы или нет?
Ричард был первым, кто согласился. Нагу он верил, и раз тот говорил, что Марагор может помочь им избавится от рабства, то он был готов следовать за ним. И вместе с ним, неожиданно согласилась и вся остальная группа.
Пробравшись мимо базы нежити истребив попутно не один десяток зомби, четверка приключенцев встретила лича. Выслушав их желание присоединиться к Марагору, лич взмахнул рукой, и кампания оказалась на входе в какой-то зал. На входе стояла стража. Подойдя ближе все поняли, что это были вампиры. Вампиры, ловя на себе заинтересованные взгляды, приказали проходить и не задерживаться.
За дверью был просторный зал, в котором одиноко стоял массивный орк. Двери за четверкой закрылись. Началось их служение Марагору.
     
9. Мирные умения:

Навыки

Рубка леса
Добыча металла
Собиратель
Травник
Собиратель энергии
Кузнец
Оружейник
Грамотность
Ботаника
География
Астрономия
Математика
История
Литература
Анатомия
Мистика
Спектрология
Эфирология
Некрология
Лекарь
Палач
Легкая атлетика
Тяжелая броня
Ориентирование в лесу
Верховая езда
Блеф
Концентрация внимания
Язык Ашрэфи

10. Боевые способности персонажа:
Владение магией огня, смерти и разума. Владение кинжалами.
В бою полагается на могучие атакующие заклинания огня и смерти. Магией разума всячески мешает и дезориентирует противников. Старается не подпускать врагов близко, однако если это все же случилось, непременно атакует осмелившегося подойти близко кинжалом. 

11. Тип распределения опыта:
Вручную

12. Ваше состояние:
Выкованная самостоятельно кираса, скрытая под черно-фиолетовыми одеждами. Небольшой мешочек с небольшим количеством денег, которых хватит на покупку десятка магических кристаллов. Кольцо в виде ястреба на левой руке. 15 магических кристаллов, из которых 5 заполнены магией смерти. Несколько книг связанных с магией и кинжал с именем "Ричард" на рукояти.

Анкета игрока

1. Имя: Максим
2. Возраст: 19 лет
3. Пол: M
4. Связь с вами:   https://vk.com/id167173226 , mprs49@gmail.com
5. Как часто будете приходить? Раз в один-два дня.
6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах 0,5\10 был небольшой, но очень скудный опыт
7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с ними? Да и да.
8. Каким образом вы вышли на форум? По совету одного из игроков.

Теги: Анкета, реведант

Отредактировано Ричард (2015-05-22 10:34:48)

2

Анкета к рассмотрению принята, ждите проверяющего.

3

Здравствуйте. Пожалуйста, прочитайте Шаблон анкеты.
Внешность не соответствуют минимальному объему. Как только она будет дописана, приступлю к проверке биографии.

4

Готово. Простите за невнимательность.

5

Прошу пока не принимать анкету. Она будет слегка изменена в плане биографии. Новых способностей не будет, но возможно изменение порядка их появления.

6

Анкета больше не актуальна. Прошу удалить.