Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произошел скачок времени №5, возможности скачка работавшие до 21 Октября, закрыты.
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Октябрь, 17082-ой год, Иридиум - Амелия, Альфарий


Октябрь, 17082-ой год, Иридиум - Амелия, Альфарий

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Приятные осенние деньки, ну знаете, такие бывают - когда светит солнышко, но дует прохладный ветер, листва на деревьях уже окрасилась в золотой, богатым покрывалом накрывая чуть влажную землю, но при этом ещё сохраняясь густой шубкой на ветках. В обще, сладостное и теплое время.
То была уже середина дня, где-то на севере яростно бухала гроза, дул влажный ветер, времена усиливаясь, но пока ещё оставаясь ласковым и солнце на небосклоне все ещё удерживало свою власть, обрамленное где-то в дали по горизонту белоснежными сверху и черными снизу облаками. А над головой - бездонная синева, местами покрытая рваными шрамами белых, пушистых перистых облачков. В такой день меньше всего хотелось заниматься именно делами, особенно учитывая, что это уже был второй день, да плюс ещё черт знает какой из затянувшейся вереницы отпуска. Будучи самым настоящим солдафоном в душе, Альф просто не смел упускать такой возможности хорошенько натрескаться средненького качества медовухи в какой-то корчме нижнего кольца, чтобы в середине следующего, того самого дня, проснуться в пышных объятиях подозрительного вида девиц. Разбираться в природе их здесь нахождения желания абсолютно не было, учитывая сильно бьющий в голову колокол похмелья, подстегиваемого далекой грозой, так что мужчина мягко высвободился из импровизированного плена спящих красавиц, спешно оделся и покинул заведение, где и снимал себе ночлег. И это при его того роде... Впрочем, как раз таки никто и не должен был знать, что он, Магнус де Кэссель, в столице славной империи. Пока не должен.
А одет он в тот день был довольно просто - ставшие уже давным давно привычными окованные сапоги, плотные, потертые штаны и серая рубаха качественного покроя, с наполовину распахнутой всем на обозрение волосатой грудью, благо под волосами бугрились мышцы и белели шрамы. Поверх рубахи была ещё расстегнутая бригантина, которые часто носят солдаты, любящие данный вид облачения за легкость, тепло и способность держать выстрел стрелы из лука. Так он и вышел с постоялого двора, тут же оглядываясь по сторонам и пытаясь собраться с мыслями.

2

Начало дня было многообещающим и не сказать, чтобы приятным. Инструктор Кель, подняв юных отпрысков семейства де Мортейн с кроватей, сходу объявил о внеплановой тренировке. И, казалось бы, нечего здесь переживать – такое было в привычках Келя, но на сей раз всё внимание во время предрассветных занятий уделено Амелии.
- Думаешь, научилась балансировать на перекладине, так всё, тренировки окончены? Сегодня узнаем, как хорошо ты владеешь мечом на высоте.
От неприятного, скрипучего голоса инструктора, так явно звучащего в голове, Ами передернуло. «На этой балке не развернуться, а ведь ещё нужно на подвешенный мешок нападать. И слава богам, что это – всего лишь мешок. С Келя станется в следующий раз в противники предоставить кого-нибудь из братьев».
Амелия, резко помрачнев, свернула в переулок. Вылазка в Нижний Иридиум сегодня была как раз кстати, ближе к обеду было обещано возобновление мучительной тренировки, которую Кель ласково именовал «продолжением банкета». Настроение было испорчено. Даже не было желания звать с собой Киру – та с утра была слишком увлечена грядущим приёмом, что из-под вороха нарядов даже на завтрак не соизволила выползти. Девочка фыркнула своим мыслям, бодрым шагом выходя на оживлённую улицу напротив местного постоялого двора. Денег с собой она не взяла, можно не бояться за своё имущество.
Амелия озадаченно осмотрелась. Лавка со сладостями, куда она частенько наведывалась с пустыми карманами, была заперта, что вызвало жалостливый взгляд в сторону вывески «Закрыто» и тяжёлый вздох. Зато небольшая пекарня открыта, но без наличности туда лучше не соваться – проверено на горьком опыте, пекарь быстро бегает и стянуть лишний раз булочку можно разве что с риском для жизни.
«Нужно найти пару медяков», - под аккомпанемент урчащего живота, мелькнула мысль. Ами поджала губы, медленно вышагивая вдоль улицы и всматриваясь в лица прохожих. Изредка девочка делала попытки стянуть монетку-другую, но безрезультатно.
- Нижний Иридиум, ага. Я что, не одна тут такая умная, кто при себе ни гроша не носит? Ну, хоть бы завалявшаяся монетка, я многого прошу?– пробурчала себе под Амелия.
Так и дошла до конца улицы, тщательно всматриваясь в лица и по возможности карманы окружающих, в ответ ловя подозрительные взгляды прохожих. Около постоялого двора шансы на поздний завтрак резко повысились. Ами приметила рассеянного, как ей показалось, мужчину. На вид – солдата со знатной попойки. «Будто только проснулся или едва отошел после выпитого. Раз он вышел из заведения, надо полагать, деньги у него были. Были, да… А может, немного и осталось. Он даже не заметит меня, в таком-то состоянии». С каждой минутой идея обокрасть незнакомца была всё более и более притягательной. Долго думать Амелия не стала. С озабоченным выражением лица и торопливым шагом девочка намеревалась пронестись мимо мужчины, попутно «задев» его – актёрская игра Ами сработает замечательно, лишь бы скорость и ловкость не подкачали.

3

Альфарий мучительно почесал затылок, чуть ссутулившись и что-то невнятно простонав. Попытка с похмелья что-то внятно подумать оказалась провалена, более того, она и стала причиной возникшей головной боли, похлеще далекого колокола грозы. Следовало ненадолго присесть на бордюр, чтобы прийти в себя, а точнее сказать просто дождаться, когда гроза настигнет его и приведет в чувства освежающим дождевым душем. Так вояка и порешил, собираясь грузно приземлиться на землю, вот только в этот момент вместо того, чтобы расслабиться ему пришлось напрячь целую группу мышц, дабы не оказаться сбитым какой-то до безумия неловкой девчонкой. То, что это была девчонка, бросалось сразу - приятный запах, мелькнувшие волосы, румяная кожа рук, показавшиеся чем-то смутно знакомыми.
Впрочем, в тот момент Альф меньше всего думал о руках какой-то девочки, все больше ориентируясь на то, чтобы не придавить кроху своей огромной, пропитанной алкоголем, тушей. В итоге его руки сомкнулись на её плечах, она оказались чрезвычайно близко, ощущая, как вся эта масса мышц сокрушительно падает рядом. Похоже, руки, которые тут же её отпустили, были нужны только для ориентации в пространстве и оценке наиболее допустимой траектории падения.
- О, белиарового отродье, чтоб её!.. - тут же заматерился вояка, вновь хватаясь за голову. Впрочем, цель так или иначе была выполнена - он сидел на бордюре, но при этом у него болел от удара о землю бок и самое многострадальная часть тела любого авантюриста, - ...ты не ушиблась, девчонка?
Мужчина заглянул в глаза девочки лет 13-ти, с чрезвычайно аккуратными чертами лица, и хотя это и был всего лишь ребенок, от него веяло чем-то до боли знакомым. Однако, эти мысли быстро улетучились - девочка выглядела не шибко броско, девочка, как девочка, что вот только она делала в столь неблагополучном районе? Вероятно, где-то рядом её родители и сейчас начнется яростный гомон... Но нет. Ничего не было. А она поспешила скрыться, однако не успела и трех шагов сделать, как в похмельной голове Альфа сложился несложный пазл: "Неброская одежда, тонкие ручки, неблагоприятный район, родителей рядом нет - воровка!"
- Воровка! - тут же возопил Альфарий в слух, пытаясь спешно подняться с места, да по пути обнаруживая пропажу кошеля, полного сребреников и медяков - остатка от того обильного, офицерского жалованья.

4

Если невезенье настигло ранним утром, то оно будет продолжаться как минимум до обеда, в чём в очередной раз убедилась Амелия.
Всего лишь немного не рассчитала силы и вместо того, чтобы слегка подтолкнуть - а для такой горы мышц это было бы скорее мимолетным касанием – и быстро пробежаться по карманам, так глупо попалась. Вся невозмутимость мигом слетела с девочки, уступая место испуганной нервозности. Что вызывало опасения – собственная жизнь. Амелия сильно сомневалась, что придави её такая огромная гора мышц, она останется невредима. Пару конечностей так точно сломает…
«Если поймает – пропала». Подумала, и в следующий миг сильные руки сомкнулись на плечах, а в голову ударил непривычно сильный запах алкоголя. Подавив желание зажать нос, Ами бегло пробежала пальцами по внутренней стороне бригантина, выуживая кошель и припрятывая его под широкой рубахой, затыкая за пояс. «Спасибо, что расстегнул», - губы девочки дрогнули, но она сдержалась. Руки разжались, и Амелия тут же вскочила, старательно отводя взгляд от лица и…натыкаясь на жуткий хрящ вместо правого уха мужчины. Ами ошарашенно отшатнулась. Шрамы и порезы в Нижнем Иридиуме – нормальное зрелище, да и такие ранения не редкость, но вблизи… «Жуть-то какая».
Встряхнув головой, Амелия бегло оглянулась и припустила бегом в ближайшую укромную улочку, слыша вслед хриплые гневные вопли.
- Воровка!
«Хотела бы я увидеть реакцию отца на дочь-воровку, разгуливающую в Нижнем Иридиуме. Его же удар хватит».
Развив нехилую скорость (правда, долго девочка бежать так не могла), была неприятно удивлена встрече со стеной. На миг зажмурилась, пошатнулась. Голова закружилась и Амелия опёрлась о ближайшую стену.
- Вот же… - воспитание сыграло дело, ругань осталась при себе.
Осторожно ощупала лоб, бездумно водя ошалелыми глазами по грязному, унылому переулку. Обшарпанные стены домов, ставни местами заколочены или плотно пригнаны – просто так не открыть. «Спасибо, что нос не сломала, так глупо впечататься… Боги, что за день».
Ами глубоко вздохнула. Убежала она далеко, это можно было сказать по тому, что это место она видела впервые. Присев на корточки, девочка с самодовольной улыбкой достала свою добычу.
Разочарованный вскрик вырвался сам собой.
- Медный! Всего один? Ради него я столько усилий приложила? Нет, что за бред. Я ни за что не поверю, что у него не было денег. Хоть немного…А хотя, здесь и так мелочь. Что просила, то и получила. Но стоило ради этого кричать «Воровка»?! Может, тут потайной отдел с серебряными?
И снова разочарование, смешанное с досадой. Глупая догадка, к тому же неверная. Амелия продолжала свой горячий монолог, понося незнакомца на все лады и не замечая ничего вокруг.
- Я что, плохо его обыскала? – совсем тихо обронила Ами, выдохшись. Подняв глаза, девочка ойкнула, коря себя за невнимательность. Стоило догадаться, что отбежала она недостаточно далеко.

5

Воровка была либо сильно перепугана, либо действительно неряшлива и неуклюжа до жути, ибо убегая монеты с неё сыпались целым дождем - и это были его монеты! Стоит ли тут говорить, что вначале Альф задержался, рассчитывая собрать упавшие в пыль деньги, которые в тот же миг, а то и раньше, как падали на землю, оказывались в чужих вороватых ручках. Драться бессмысленно - сегодня у людей на этой улице праздник.
Мат, вырвавшийся из Альфария в этот момент, был настолько грязным и смачным, что даже на миг спугнул толпу, но лишь на миг. Махнув на все рукой, уже отрезвевший вояка бросился в погоню, благо и девочка ещё не успела скрыться, что немного выдавало в ней дилетантку воровского дела. Обычно, подобная ей шпана тут же скрывается из виду, мастерски используя толпу, а здесь даже было заметно, что девушка разбрасывает монетки по пути от волнения. Можно сказать, по этим же самым монетам офицер и преследовал её, в одно время уже потеряв, но обнаружив неприлично большое скопление людей у входя в грязных переулок. Туда-то он и пошел дальше. Пройдя пару шагов его предположения оправдались - в грязи блестел серебренник.
- Ох... да... Какая же неловкая девчонка, - беззлобно пробубнил себе под нос Альф, прибирая монетку в карман штанов, а параллельно вспоминая Юми, девочку, которую он однажды спас от дождя, оплатив комнату в трактире. Тут же в душе проснулся червь вины, что он оставил её там... Он должен был забрать девочку с собой. Вырастить, выходить, ведь она была от рождения аристократа! Рожденная в грязи...
Отгоняя боль, Альфарий пробудил в себе злость к воровке и быстро её нагоняя.
Тупик. А в тупике испуганный зверек.
- Ну что, попалась, воровка? Тебе стоит поучиться практики у сверстников, у них воровать куда лучше выходит. Или на крайний случай спланировать план отступления, а здесь ты, по всей видимости, впервые... мда... ну что, будем тебя уму разуму учить? - конец фразы вояка произнес совершенно без эмоционально - ничего он ей не сделает. Девочка была неприлично приличной для своего занятия и потрепанного вида одежда явно скрывала под собой леди. Как и тогда, с Юми... подобные острые воспоминания тут же отбили всякую охоту возмездия, а наоборот заставили проснуться жалости и состраданию. Её тоже бьют? Или она живет с какими-нибудь ворами?

6

Амелия выронила пустой кошель из рук, медленно выпрямляясь. Вздёрнув носик, девочка расхрабрилась и скрестила руки на груди. «Как там говорят, лучшая защита – нападение?» - рассеянно подумалось Ами, которая была совсем не прочь сбежать, но – вот досада – узкий переулок и широкоплечий вояка, которого имела несчастье обокрасть Амелия, к побегу не располагали.
- У сверстников? Это им стоило бы у меня поучиться, – девочка холодно улыбнулась, с неприязнью вспоминая совместные посиделки с тупыми и манерными дочками аристократов. Да они не то что Нижнее кольцо – Верхнее не всё видели! На миг испуг и опасливость словно отступили. Но ненадолго, окончание фразы выдернуло Ами из секундной задумчивости.
- …ну что, будем тебя уму разуму учить?
Казалось бы, безэмоционально кинутая фраза, а сколько эмоций из-за неё отразилось на лице девочки. Недолгое недопонимание, удивление, нежелание поверить, что попалась, да ещё и не заработала и, наконец, затопляющий страх перед неизвестностью. Целая гамма чувств.
И мысли метались в голове с бешеной скоростью, ни за одну не удавалось как следует уцепиться. «Побьет? Сдаст? Заставит выплатить этот несчастный медный? Или я выронила всё остальное? Растяпа! А если отработать?» - мысли пятнадцатилетней аристократки приняли совсем скверный оборот. Воображение представило десятки линий возможных событий – одна хуже другой.
В этот момент Амелии впервые захотелось стать маленькой леди и от шока от пережитого упасть в обморок. «Как там учили? Самое верное средство избежать конфликта? В Нижнем Иридиуме такое не пройдёт, конечно. Это даже опаснее».
Побледневшая девочка с трудом произнесла:
- Как много я…украла?
«Да тут даже клептоманией не оправдаешься, знала, на что шла», - мысленно взвыла Ами, сожалея, что сегодня её вообще занесло в Нижнее кольцо.

Отредактировано Amelia (2015-06-20 20:44:42)

7

Девочка точно не была воровкой, по крайней мере не с рождения, от чего вот-вот наметившаяся связь с Юми в голове Альфария начала рушиться - незнакомка была во многом особенная, но тем не менее оставалась неудачливой преступницей, загнанной в угол и оставленной ни с чем. Действительно, что он может ей сделать? Побить ремнем в грязном переулке? Отругать? А может наказать как-то более изощренно? Но ему нужна профилактика, а не разрушение детской психики... В общем-то, Альфарий в конечном итоге понял, что должен сделать, в частности - он потрепит девчонке нервы, чтобы она на всю жизнь запомнила эту встречу, но при этом он её и пальцем не тронет. Постарается.
- Не важно, много или мало. Сам факт похищения тоже не важен - важно то, что ты попалась, воровка, - теперь вояка говорил не так безразлично, а активно помогал себе угрожающей интонацией и мимикой, как мог, - И раз уж это случилось, по всей видимости, в первый твой раз, то на мне лежит тяжкая ответственность твоего воспитания. Пойдешь со мной, понятно? Целый день будешь таскаться рядом, пока я не пойму, что ты осознала свою ошибку. Будешь брыкаться - получишь, попытаешься убежать - пеняй на себя, если поймаю вновь. Мое слово - закон. Захочу, чтобы на руках ходила - пойдешь на руках, захочу, чтобы чистила сапоги - будешь чистить! Усекла... воровка? А теперь пошли, бездарь.
Закончив на столь презрительной ноте, Альфарий повернулся к негодяйке спиной и направился к выходу из переулка, ожидая, что девчонке не хватит смелости сопротивляться и она подчинится воле мужчины. По крайней мере, он был не только хорошим бойцом, но и редкого розлива оратором. Тем временем, пока он шел, извлек из кармана серебренник и подбросил его в воздух, давая блеснуть на редком, пробившемся меж домой луче, после чего поймал в ладонь.
- Для справедливости, чтобы не так было обидно за пустой кошель, - произнес мужчина, бросая монету себе через плечо, рассчитывая, что та упадет как раз в районе девчонки, а параллельно размышляя, хватит ли этой ханже ума самой представиться и вообще вести себя прилично, или попытаться состроить из себя значимую личность? Дети в это время любят подобные выкрутасы и Альфарий постарается осадить эту "королеву тупиков".

Отредактировано Альфарий (2015-06-21 09:27:10)

8

Амелия исподлобья покосилась на разошедшегося не на шутку горе-оратора. Громогласная речь разносилась по переулку, отдаваясь эхом в стенах домов и постепенно замолкая, оставляя неприятный осадок в виде нехорошего предчувствия. Девочка передёрнула плечами, поправляя потрёпанную, но вполне чистую рубаху. «Для начала успокойся. «Пойдёшь со мной» не подразумевает немедленное избиение с последующим летальным исходом. Оно вообще ничего не подразумевает, кроме следования за ним».
Девочка не была уверена, что сможет защититься. Тренировочного меча при ней не было, а даже будь он – разве деревянная палка в неумелых руках может служить полноценным оружием? А магия воздуха, что с ней она может сделать? Контроль способностей, не более.
«Единственное, что я могу – раздуть костёр или остудить воду. Да и место не располагает к немедленному побегу. Идти за ним? Другого выхода просто нет».
Под ногами блеснула серебряная монета и Амелия, подобрав её, ненавидящим взглядом прожигала спину вояки. Появилось подлое желание хоть немного, да подпортить ему настроение. Поиграв с монеткой, девочка замахнулась и кинула её в сторону мужчины, попадая аккурат в затылок. Самодовольно улыбнувшись, юная аристократка двинулась следом за ним.
- Для справедливости, чтобы не так было обидно за пустой кошель, - передразнила Ами, старательно отгоняя неприятные мысли.

9

Неприятная ситуация, поставившая Альфария в неприятное положение. Как ему отреагировать на такую наглость? Наорать? Несерьезно. Ударить? Легонько, ладошкой. Но это все-таки девочка, её тоже можно понять! К тому же, во многом она стала слишком симпатична мужчине, уж больно гордая была воровка, и вела себя совсем не подобающе. А как вздернула нос! В этот момент Альф даже подумал, что она старше тех лет, на которые выглядит. Тут мужчина даже задумался, является ли подобное для юной особы комплиментом или же оскорблением. Взрослая девушка вряд ли бы оценила то, что ей накинули парочку годков...
Таким вот незамысловатым, отвлеченным способом размышлений, во многом пустых и бессмысленных, Альфарий пересилил внутренний гнев и словно не заметил наглости девчонки. Просто добавил ей минус во внутреннем дневничке, таким образом усложняя ей жизнь.
- Вместо того, чтобы огрызаться, лучше назови свое имя. Или ты отдаешь это право мне? Тогда я буду называть тебя Бездарь. Да, имя уже не важно, ты Бездарь. Иди сюда, Бездарь! - когда выход из переулка уже замаячил в паре метров, мужчина схватился за запястье девчушки и вывел её на свет. Странная, конечно, картина, если со стороны смотреть, но пусть покраснеет, дальше будет хуже. В голове уже мелькали мысли придумать поводок, вот только подобные изощерения тут же оказались перебиты другими мыслями - он ведь здесь не для наказаний и поучений наглых воровок, а совсем по другому делу.
- Ты девочка маленькая, но больно чистенькая. Не верю, что воруешь для себя. И родители у тебя, скорее всего, есть, и вполне состоятельные. А значит... что это значит? Значит, нужно показать, какой себе путь ты выбрала! Наверняка будет любопытно взглянуть на изнанку общества, ха-ха-ха... - рассмеявшись, Альфарий крепче сжал руку Бездари, и повел её куда-то вдаль от центральных улиц. Он собирался добраться до одного замечательнейшего кабака, настоящего притона бандитов и шпионов, где его уже должна ждать необходимая ему информация. Ну а девчушка пусть полюбуется на проституток, пьяниц и настоящих воров, вдруг образумится, пока не поздно?

10

Девочка с интересом ожидала реакции на свою выходку. Что всё-таки её ожидает за такую невинную, казалось бы, шалость? «Да вряд ли что-то смертельное. Но он, похоже, жуть какой злопамятный тип. Припомнит мне это, в самый что ни на есть подходящий момент».
- Аме…Ами, - аристократка возмущенно фыркнула, раскрыла от удивления рот. Мелькнула мысль по типу «Да что он себе позволяет?», но тут же улетучилась. Здесь Нижнее кольцо, где Амелия де Мортейн – всего лишь Ами, горе-воровка, которой приплели такое оскорбительное прозвище. «Бездарь? Я? Мне доводилось всего раз попасться булочнику и, вот, этому. Нашёл, кого бездарной называть».
- Ты! – негодующий вскрик вырвался непроизвольно, Амелия дёрнулась с досадой зашипела. В глаза ударил яркий дневной свет, на миг ослепляя.
- Если синяки останутся, хлопот с матерью не оберешься, - совсем тихо сказала девочка, больше для себя, чем для этого.
- Лучше бы сам представился, - громче высказалась аристократка, косясь на мужчину. Предприняв ещё одну  - провальную, разумеется – попытку выбраться из стального захвата вояки, Ами будто бы смирилась, но не оставила планы на побег. А испортить настроение и поддеть его хоть чем-нибудь, и вовсе стало целью дня.
- Родители какие уж есть, о их состоянии по мне лучше не судить – в любом случае ошибёшься, - усмехнулась Амелия. – Изнанка общества? Чего я там не видела?
Через пару минут до девочки дошло, что центральные улицы остались позади. И вообще такой знакомый район начал приобретать угрожающие очертания. На каждом шагу встречались бродяжки, которые, вообще-то, всегда были, но в куда меньшем количестве и подозрительные люди, старательно прячущие лица или кутающиеся в плащ. Последнее можно было списать на грядущую непогоду, но что-то Амелии в это не верилось. «Скорее, прячут оружие», - Ами с опаской смотрела по сторонам, а после широкой улыбки беззубой старухи, что таскала в руках странные склянки – девочка была готова поклясться, что видела в них жуткие кости! – и вовсе вцепилась в руку вояки.

Отредактировано Amelia (2015-06-22 11:13:55)

11

Милый щебет девчушки забавлял Альфария, а её имя и вовсе показалось ему невероятно веселым. В своей жизни знал одну малолетнюю воровку, так ту звали Юми, а эту зовут Ами. "Весь алфавит разом, только задом на перед, ха! От "ю", до "а". Вот только видно, что Юми всю жизнь прожила в грязи, а эта... балованная принцесска, наверняка скучно ей в рабочих районах города. Все о приключениях мечтает, о принце-аристократе, который вырвет её из привычного и скучного бюргерского бытия... Ничего-ничего. Дядя Альфи покажет, что спокойная жизнь лучше покойной, ха!"
Конечно, Альфарий не собирался подвергать воровку опасности. Ещё не хватало ему потерять сон из-за убитого по его вине ребенка... Впрочем, такая вероятность была, если вдруг Ами захочется новых приключений. Но пока она максимально близко - ничего её не угрожает. Что он, собственно, и решил озвучит, посмеиваясь от того, как Бездарь сжимает его руку, явно боясь отстать.
- Будешь рядом - никто тебя и пальцем не тронет. Меня здесь мало кто знает, но вот, надеюсь, одного вида им будет достаточно нас не трогать... но так, на всякий случай, - Альф достал из ножен, горизонтально закрепленных на поясе у копчика, длинный боевой нож, идеально заточенный, сбалансированный и по размерам с кисть руки девчонки, - Держи. Припрячь куда-нибудь, используй в последний момент и бей сразу в пах, не прогадаешь.
Вручив в тонкие, аристократичные ладони девушки боевой нож, вояка весело ей подмигнул, а после уже отвлекся от присутствия рядом ребенка, сосредотачиваясь на вывесках, переулках и проходящих мимо людей и нелюдей. Вскоре они оказались у входа в нужный кабак, и которого валил дым. К тому времени солнце на улице уже скрылось за черными тучами, а гром гремел совсем-совсем рядом. Как раз когда Альф открыл дверь в кабак брызнул и стремительно начал набирать силу дождь.
- Добро пожаловать в Дно. Буквально, кабак так и называется, ха-ха-ха... - Альфарий полу ехидно рассмеялся и похлопал Ами поплечу, давая ей идти спереди больше ради безопасности, нежели чтобы испугать - просто ему так будет лучше её видно и легче контролировать. Посетители кабака, собственно, слабо обратили внимание на вошедших, а те кто и обращал, то лишь кратко удивлялся, да продолжал заниматься своими делами. В одном углу ревел мат и хлопали о стол карты, там же и была особая концентрация табачного дыма; в другом углу и вовсе творились непристойности - двое мужиков нагло лапали какую-то полуголую девицу, а та, похоже, и не была против. Весь остальной контингент проституток, воров, бандитов и прочих сомнительных субъектов ровным слоем был размазан по помещению, создавая отвратное впечатление цвета детской неожиданности.
А тем временем парочка из громилы-вояки и малышки-воровки приблизилась к стойке.
- Я от нашего общего чернокожего и вислоухого знакомого. Есть новости? - тут же заговорил Альф с хозяином кабака, при этом еле заметно сжимая воротник девочки; тоже, скорее всего, больше ради безопасности, нежели ради того, чтобы припугнуть.

Отредактировано Альфарий (2015-06-22 11:43:32)

12

Амелия с трудом подстраивалась под быстрый шаг жертвы неудачного ограбления. «Размашистый шаг, так ещё и торопится явно. Куда? Как там было… «Взглянуть на изнанку общества»? А что, как не падшие люди и жуткий район могут лучше всего это показать? Это, наверное, подразумевалось как урок мне на всю жизнь. Чтобы не воровала, сидела дома в Верхнем кольце, жениха искала и непременно научилась прясть», - мысленный голос постепенно преобразовался, всё больше походя на нравоучения матери. Передёрнув плечами, насколько это возможно во время бега (или очень быстрого шага, хех) за этим воякой.
«О, пришли?» - Но нет , вместо обещанной изнанки общества Ами достался длинный боевой нож. Инструктаж, пусть и краткий, был очень кстати – девушка не имела представления об обращении с ножом. «Нож проще спрятать, но обращаться с ним так непривычно», - Амелия вздохнула и сделала пару пробных взмахов. «Если уберу под рубашку, рискую пораниться, а ни ножен, ни сумки при себе нет». Делать нечего, оставалось только дать зарок себе быть осторожнее и не напороться на своё же оружие, и припрятать его за пазухой.
Тяжёлые тучи навевали мысли о грядущей грозе. Отголоски грома уже были слышны, и при желании Ами могла разглядеть на небосводе многообещающие молнии, но как раз в этот момент пришлось зайти в кабак – они пришли, да и мокнуть под накрапывающим дождём не прельщало.
- Добро пожаловать в Дно. Буквально, кабак так и называется, ха-ха-ха... – Амелия непонимающе посмотрела на мужчину, послушно идя вперед.
Первое впечатление создал запах, который ударил в голову целым букетом ароматов. Удручающая духота, спёртый в помещении воздух был переполнен третьесортными табаком и алкоголем, что уже вызывало желанию выйти на улицу. Пусть под дождь, но он был бы чудесным глотком свежести, в сравнении с Дном. Едва уловимый кисло-сладкий запах, смешанный с дешевым парфюмом, как подозревала девочка, исходил от… Вот тут она остановилась и вряд ли бы быстро пришла в себя, не будь сзади знакомого. «Так вот как выглядят падшие женщины», - то краснея то бледнея подумала Амелия, с ужасом рассматривая угол кабака, в котором назревала оргия. Торопливо отвернувшись, юная аристократка нервно сглотнула, ощущая толпы мурашек по всему телу. Отовсюду сыпалась отборная брань, которой даже на улицах Нижнего Иридиума девочке не доводилось слышать.
С трудом миновав столики и, стараясь не рассматривать ничего и не принюхиваться, Амелия доползла (иначе и не назовёшь) до стойки, опёршись на неё и переводя дух. «Больше в подобное заведение...» - мимо просвистела тарелка и всё её содержимое оказалось на другом конце кабака. – «…никогда не зайду».
- Я от нашего общего чернокожего и вислоухого знакомого. Есть новости? – девочка вяло вслушивалась в реплики вояки, намереваясь, когда выйдет из этого места, отомстить за такой «чудесный» поход. Обстановка не располагала думать.
- Может, просветишь, ради чего мы тут? Точнее, Я тут, - насупилась Ами, примеряя маску невозмутимости, мол, все, что тут происходит меня не касается. Но из угла донеслись двусмысленные шутки, и девочка тут же состроила болезненную гримасу и закатила глаза. Хотела даже зажать уши от отвращения, но устояла. Держать себя в руках в таком месте было слишком сложно. «Не думала, что я такая неженка. Мне просто везло, и я всегда проходила мимо таких мест?».

13

Хозяин кабака, в ответ на реплику Альфа, многозначительно кивнул и поманил вояку пальцем. Тот, соответственно, наклонился, о чем-то перешептываясь с этим пузатым мужчиной. Длилось перешептывание всего пару секунд, после которого офицер наконец мог уделить внимание Ами, которая в этот момент как раз решила подать голос, явно ощущая себя неловко в столь низкой и агрессивной обстановке. Публика, конечно же, в долгу на её "выкаблучивание" не оставалась, иногда пуская пошлые, и не очень, шутки, которые, по всей видимости, приносили горе-воровке наибольшее неудобство. Однако, в этот же момент он окончательно убедился, что лет ей явно больше, чем она выглядит - слишком уж осмысленный взгляд и адекватное поведение, даже прослеживается до боли знакомое воспитание и горделивость, свойственная лишь аристократическим особам.
- Пальчики у тебя, конечно, ловкие, вот только ты все равно Бездарь неуклюжая, да к тому же глухая или до жути невнимательная. Я же говорил, в воспитательных целях! А теперь пошли отсюда, - не отпуская воротник девчонки, Альфарий направился к выходу из кабака, а вместе с тем волоча Ами за собой, которая краем глаза могла заметить, как хозяин кабака еле заметно кивает кому-то в зале. На улице тем временем разыгрался нешуточный ливень, с громом и молниями, вот только офицера это все-равно никак не смутило. Выйдя на крыльцо, кое-как прикрытое деревянным козырьком, он оглянулся.
- Как символично, не правда ли? Даже природа решила тебя проучить, добавив к социальной грязи ещё и вполне физическую, - подмигнув Ами, Альфарий шагнул с крыльца и словно нечаянно подскользнулся в грязи, вот только себе он лишь слабо запачкал сапоги, а вот воровка, чей воротник он сжимал все это время, оказалась наполовину в грязи, банально не удержав равновесия под давлением руки вояки. Впрочем, он тут же её поднял на ноги и шутливо отряхнул, что, собственно, было бессмысленно под таким-то дождем.
- Ох, какой я не ловкий, прости... наверное, в награду тебе за подлость, ха, - теперь офицер широко улыбался и пошел куда-то налево, к ближайшему переулку, который, по всей видимости, вел куда-то на задний двор кабака. К великому счастью девушки, переулок оказался крытый, но при этом от того не очень-то и чистых. Но хотя бы более-менее сухой.

Отредактировано Альфарий (2015-06-22 14:51:10)

14

Амелия нахмурилась, с подозрением посматривая на хозяина кабака и вояку. «Который так и не соизволил представиться», - фыркнула девочка, игнорируя свист и крики в свою сторону. Их было не так много, в основном её стремились поддеть в конец неадекватные или люди по образцу тех, что были крайне заняты с какой-то девушкой в углу.
- Я прекрасно слышу и внимательна, когда это необходимо, - «Бездаря» она стойко проигнорировала, а вот упоминание о неуклюжести Ами задело. Ловкости, к которой она так упрямо смирилась путём бесконечных физических нагрузок, у неё или не было, или весь навык «ушёл» в пальцы.
- Воспитательные цели окончены. Я всё поняла и раска-аиваюсь, - протянула Амелия, не удержавшись от издёвки в голосе. Договорить язвительную речь не удалось – девочку настойчиво потащили к выходу, но Ами едва успела заметить, как хозяин кабака кивнул кому-то в зале. Подумать над этим как следует девочка не успела, на улице её ждала очередная шутка судьбы, о которой аристократка, конечно, ранее знала, но никак не считала, что под неё попадёт.
Сразу стало понятно, что либо сегодня всё было против неё, либо вояка действительно устроил воспитательные работы, умудрившись сговориться с богами.
- Как символично, не правда ли? Даже природа решила тебя проучить, добавив к социальной грязи ещё и вполне физическую, - Амелия закатила глаза и попыталась убрать сильную руку с воротника своей рубахи, что было бы очень кстати, учитывая, как размыло грязь из-за дождя и стало скользко.
И через секунду оказалась в грязи. А потом снова на ногах. Как это произошло, девочка и сама не совсем поняла. Ругань вырвалась сама собой, но и ей было далеко до той отборной брани, слышащейся из кабака. Ладно бы по пояс – это ещё понять можно, да и штаны чистить гораздо проще, чем рубаху. «Твою же, если он скажет, что это случайность, я…» - додумать Ами не успела, что, наверное, к лучшему. Шутливое оправдание по типу «я просто неловкий, уж прости» только больше взбесило аристократку, которая машинально потянулась за спину. А за поясом был тяжелый нож, который, разумеется, начал просвечивать из-за намокшей одежды. Но это волновало девочку в последнюю очередь, и когда её пальцы сомкнулись на рукоятке, до Амелии дошло, что на нет ножен и, собственно, меча. Путанные мысли и раздражающие фразы вояки выводили из себя, но лезть с ножом на хозяина этого же орудия с минимумом навыков…До такого идиотизма девочка не опустилась. К счастью для себя.
- Куда на этот раз? – поинтересовалась Ами, не переставая оттряхиваться от грязи и изредка посматривая на мужчину злыми серыми глазами.

15

Альфарий с улыбкой на лице пожал плечами, словно и сам не знал, "куда теперь". Хотелось, конечно же, ответить что-то язвительное и колкое, но от внимания вояки не ускользнули слегка агрессивные намерения девочки, для которой сегодняшний день явно стал самым ужасным и долгим в жизни. Вместо этого он молча повел её дальше, пока они не свернули и не оказались в маленьком дворике, накрытом большой тканью, которая сейчас стала гигантской чашей, быстро наполняемой водой. "хм... может и не выдержать, -" отчего-то подумалось Альфу, пока он шел до дальнего, самого темного угла этого закутка. Приблизившись, они понял, что не было там никого; Ами, все так же ведомая им за воротник, заметила это вскоре, но раньше, чем офицер, заметила и другое - звук множества хлюпающих шагов, раздающийся из переулка, откуда они сами только что вышли. Пол минуты и на второй половине тупика, отрезая пути для отступления, оказалось пятеро крепких парней, вооруженных мечами, ножами и дубинами.
- Вот это чертовски плохо... - легонько ругнулся Альф, тут же сжимая рукоять меча и доставая его из ножен, с громким характерным звуком звенящей стали. На слабом свету кромка клинка блеснула магией, словно пламя лизнуло холодный металл, - Ами, держись за моей спиной и не высовывайся!
- Эко ты, фраер, гостей встречаешь. Чо это бы, зря встречу приготовили, дааа?.. Ну ниче, ща мы тя поучим манерам, - произнес самых тощий из пятерых, единственный вооруженный настоящим мечом. Судя по всему, это был главные, а остальные - шестерки. "Хм... после Артемиса подобная встреча даже оскорбительна, -" подумалось Альфарию, хищно оглядывавшему незнакомцев, которые теперь начали рассредотачиваться вдоль стен, пытаясь зайти с флангов, двое при этом (один из них - главарь) остались у переулка, теперь уже молча наблюдая за разыгрывающейся сценой.
- Это будет... почти просто.

16

«Какой же дрянной день», - вздохнула Амелия, улавливая звук множества хлюпающих шагов из переулка, что они только что миновали. – «За нами вполне могли следить. Только зачем? Боги, тогда, хозяин этого кабака…Кому он кивал? Не преследователям? А этот, он хоть учитывал возможность нападения? Хм, им я в любом случае не нужна. Конечно, если неизвестно моё происхождение, а это, к счастью, узнать неоткуда».
Размышляя, девочка не сводила взгляд с переулка, только изредка поглядывая на вояку. Ами даже показалось, что он напрягся. «Значит, это всё-таки его проблема». Догадки подтвердились появлением пятерых крепких парней с оружием. Воровка оперативно достала боевой нож из-за спины, рассеянно подмечая, что вояка назвал её по имени. Но ситуация не располагала к ехидным комментариям, и Амелия решила оставить колкость при себе до лучшего времени.
Девочка сосредоточенно осмотрелась, развернувшись спиной к мужчине, уже вытащившим из ножен меч. Тактика незнакомцев не радовала – как минимум один предпримет попытку напасть на неё, фактически прикрывающую спину вояки.
- Это будет…почти просто.
Ами возмущенно скосила взгляд в его сторону. Страха в привычном понимании она не испытывала (спасибо урокам инструктора, который вполне мог сломать в спарринге руку ученице просто для профилактики), контролируя эмоции и чувствуя скорее азарт, нежели ужас перед возможной - и вероятной, но об этом Амелия предпочитала не думать – смертью. «Пять разбойников – банда, и пусть они не профессионально обучены, но махать железяками уж точно умеют. Нас окружают…мило. Так. Если нападёт, бью в пах. Не растеряться». Но когда дошло дело до настоящего боя сделала всё по-своему...
Больше на знакомого девочка не смотрела – один из пяти приближался к ней. Именно к ней, обойдя вниманием вояку. «Подлый приём, нападать на ребёнка», - мысленно усмехнулась Ами, решив обращаться с ножом так же, как и с мечом. Короткий? Какой есть, но может сработать. Приняв боковую стойку, Амелия едва успела уклониться от колющего удара прямо в грудь. «Бьет, как хочет, что за грязный бой?», - стало понятно, что привычный тренировочный бой по всем правилам – сказка, от которой пришло время отказаться. Проделав ловкий полуоборот,  выполнила выученный вольт и финт. Отбежала к другому концу дворика. Разбойник выругался, побежал к Ами напролом, размахивая ножом. Рана из бедра, куда попала девочка, сильно кровоточила и причиняла ему море неудобства. Отскочила недостаточно быстро – увернуться от выпада не удалось. Левое плечо будто обожгло и у Амелии возникло нехорошее предчувствие, что нож разбойника был покрыт рунами. «Или это я от шока чувствую такое», - закусила нижнюю губу девочка, резко бледнея. Нападающий на неё оседал неподалёку у стены. «Разве я его так сильно зацепила? Или этот помог?». Девочка мельком взглянула на кровь на рубахе и тут же отвела взгляд. «Спасибо адреналину за прилив сил». Ами наблюдала за быстрыми движениями вояки, не обделяя вниманием и разбойников. Хотелось зажать рану и отбросить оружие, но на это аристократка и воровка в одном лице не решалась. «Если ему достанется рубящий удар от того, с мечом, вряд ли всё окончится радостно. Да и остальные трое, с дубинками и ножами, хоть и бьют неумело, не тупицы. И тогда весь удар пойдёт на меня...», - додумать Амелия не успела, наконец осознав, что вокруг море крови, а она только что по-настоящему ранила человека. И как ранила – ощутимо. «Надеюсь, вояка мне всё-таки помог, иначе эта кровь на моих руках», - передёрнуло девочку, заляпанную в грязи и крови – чужой и собственной.

17

Бой разыгрался вяло -  разбойники атаковали не вместе, во многом даже не согласовывая кто куда будет бить, они просто начали махать оружием с таким видом, будто матерые бандиты, выглядя во многом даже смешно. На ум невольно приходила война с орками, уже целую вечность текущая на границе. Безумные налеты, невероятно быстрые и сильные удары, звериная ярость... В сравнении с звереподобными орками разбойники казались полудохлыми крысами, которые не способны даже проявить толику ловкости и сноровки.
Один налетчик зашел Альфарию за спину, где стояла Ами, которая уже наверное штаны испачкала от страха, не создавала она впечатления хоть сколько-то знакомой с боем девушки. Однако, вместо визгов и криков, позади послышалось дыхание, близко схожее со сбалансированным. Похоже, девушка предпринимала какие-то действия, о которых имела хотя бы малейшее представление, но, по понятным причинам, Альфарий не слишком-то надеялся на проявление мастерского владения боевым ножом с её стороны, а потому сам поспешил покинуть место, где стоял, но явно слегка припоздал. От глубокой раны между ребер вояку спасла бригантина, которая отразила удар лезвия. А тем временем, офицер приблизился на расстояние полушага к наступающему слева бандиту с дубиной, парируя её неумелый удар, приняв попадание на плоскую сторону наклоненного клинка, отчего бандитское оружие просто скатилось по нему вниз, а тем временем меч уже прочертил дугу, нижней частью которой разрезал икру врага. Тем временем справа приближался вооруженный ножами разбойник, оказавшийся, благодаря наступательному маневру Альфарий, прямо под чашей с дождевой водой, ведь на улице продолжал идти ливень. Резкий выпад и ткань навеса оказалась вспорота до того, как бандит успел нанести уверенный удар по открывшемуся мужчин; его ножи лишь слабо царапнули бригантину. Вода же тем временем вся хлынула ему на голову и Альфарий, схватив противника за воротник, с силой дернул его в сторону стоявшего главаря и ещё одного разбойника. В брызгах хлынувшей воды те не сразу разобрали произошедшее, видя лишь силуэты, которые рвались к ним - спереди бежал разбойник, влекомый сильным толчком вояки в спину. Ну а сам офицер бежал следом, пользуясь создавшейся обстановкой и убивая противников одного за другим, не дав им даже возможности защитится. На всех троих пришлось потратить четыре удара - выпад в грудь главарю, взмах мечом, кромкой разрезая глотку второго и двумя ударами добивая третьего, который в конечном итоге свалился на землю, не удержавшись на ногах после повторного пинка Альфария.
Офицер запачкал лишь левую ногу и меч - сам он оказался абсолютно чист, хотя и быстро промок под ливнем. Тем временем оставалось ещё двое противников, один из которых с раненной икрой пытался подняться на ноги, опираясь на дубину. Взмах мечом и голова того покатилась по земле. Последнего же добивать не пришлось, он умер сам. Приблизившись к нему, Альф увидел в его бедре широкую, искусно проделанную рану. Судя по всему, была серьезно повреждена бедренная артерия, да к тому же ещё одна рана зияла в паху. Мужик просто скончался от потери крови или болевого шока...
Альфарий ничего не стал говорить, просто закрыв Ами глаза и забрав у неё меч, он поспешил увести её из этого проклятого богами места.

18

Когда Амелия обернулась, всё было кончено. И всё бы ничего, но столько крови… на миг девочка перестала дышать от удивления и ужаса. Сравнительно небольшая стычка произвела на неё впечатление. Ами просто стояла и смотрела, не в силах отвести глаза.
«А ведь эти люди выполняли свою работу. Ни за что не поверю, что за такими непрофессиональными нападающими не стоит кто-то помогущественнее. И опаснее», - воровка размышляла со странным хладнокровием и безэмоциональностью, причину которых и сама объяснить не могла. – «Последствия того, что я увидела? Скорее всего», - констатация факта и никаких чувств.
Про рану девочка на какое-то время забыла, но сейчас, когда азарт схлынул и всё произошедшее ясно стояло перед глазами, боль вернулась. На миг Амелия зажмурилась, пытаясь совладать с собой. «Ни звука», - наказала она себе, хотя подавить внезапный порыв разреветься посреди всего этого было нелегко.
Подошёл вояка и Ами устало подняла на него серые глаза. А потом она почувствовала, что  пальцы разжимаются и нож…нет, звука падения не было слышно, значит, его забрал он. Пусть. Когда ей закрыли глаза девочка встрепенулась, но вспомнив, что больше опасаться нечего, как-то поникла. Желания говорить не было и всё, чего Амелия желала – попасть домой. Но туда пусть заказан – куда она пойдёт с раной и в таком виде? И всё же девочка негромко спросила:
- Куда теперь? «Надеюсь, на сегодня его воспитательные работы закончены». В ногах была слабость, а раненная рука сильно болела. Ами продрогла, а с волос стекала вода. Большие серые глаза на меловом лице смотрели устало. Сейчас она могла вполне сойти за бродяжку.

19

Альфарий не повел девочку за руку, а вместо этого он поднял её с земли и понес на руках, уткнув лицом в собственную широкую шею. Ами не сильно сопротивлялась подобным выходкам, в конечно же итоге, она слишком устала и слишком была опустошена, чтобы ещё тратить силы на препирательства с воякой, который воровку даже слушать не стал. Он ощущал перед ней сильную вину, за то, что подверг такой опасности, неоправданной. Вояка думал, что угрозы их обойдут стороной, но неизвестные заказчики были... полны сюрпризов.
Но к черту их. Сейчас в руках офицера было раненное, уставшее существо, ребенок, которую он теперь обязан привести в порядок, вылечить, накормить.
- Куда теперь? – раздался слабенький голосок побледневшей дамы, вырывавший Альфарий из размышлений. Он наконец увидел рану на плече ребенка и заторопился. Ливень на улице уже ослабевал, постепенно превращаясь в слабенький дождик, который промокшие до нитки спутники просто перестали замечать... Вояка подошел к краю улицы, где стояла большая бочка, и посадил Ами на неё, давая себе возможность осмотреть рану.
- У меня есть одна знакомая знахарка... - начал говорить Альфарий, убирая ткань от раны, чтобы лучше оглядеть масштаб проблемы, - Когда-то давно она была со мной на фронте, лечила солдат, меня пару раз с того света вытаскивала. Хорошая бабенка. А когда решила завязать с армией, приехала в Иридиум и открыла здесь приличную забегаловку, главной фишкой которой является отменная брага. Мммм, какую вкусную брагу она варит... Мы ей со всего леса тащили ягод и фруктов только лишь бы этот божественный напиток никогда не иссякал, хаха...
Альфарий говорил максимально беззаботно, разрывая край своей рубахи и спешно заматывая ею неглубокий порез на руки Ами, после чего вновь взял её на руки и продолжил путь, рассказывая забавные истории о предприимчивой знахарке и солдатской жизни.

20

Амелия поникла в руках воина, с которым, к досаде своей, ей удалось встретиться. Несмотря на отвлекающую боль в руке, она ещё была способна мыслить, что ей очень мешало. Гордость беспомощной в такой ситуации аристократки оказалась жёстко подавлена пофигизмом девочки-воровки, единственное желание которой – тепло и чистая постель. Между двумя стилями поведения назревал конфликт, который, подозревала девочка, разгорится гораздо позже. Когда она выспится, приведет мысли в порядок. К тому же, смысла сопротивляться Ами не видела, усталость и невозможность попасть домой сыграли своё скверное дело.
На миг Амелии показалось, что дождь кончился, но в этом она не была до конца уверена. Ей было жарко и холодно, ощутимо трясло и даже тепла от вояки девочка не чувствовала. Она не знала, отчего это – рана сказалась на резком ухудшении самочувствия (но она же не настолько серьезна?) или Ами настолько легко заболеть, стоит всего-то промокнуть? Вымокнуть до последней нитки, если уточнять… Подняв глаза к небу, девочка сощурилась. Оно было серым и с него, оказывается, накрапывал небольшой дождик. «Ни в какое сравнение с тем ливнем», - мимолетно подметила Амелия, устало прикрыв глаза. Стоило это сделать, как мир покачнулся, она оказалась сидящей на бочке. Вояка что-то говорил про какую-то знахарку и брагу, но девочка не вслушивалась в его болтовню, она играла скорее усыпляющий эффект – заматывание руки она как-то пропустила.
Как во сне она дошла, нет, донесена до не то таверны, не то постоялого двора. Едва они зашли, так сразу ощутили приятный «вкусный» запах. Приятно удивило отсутствие перегара (табак ощущался, но не в такой концентрации), а про местный посетителей Амелия ничего не запомнила – по сторонам особо не глядела. Не будь Ами полусонной и не в полуобморочном состоянии, не отказалась попробовать местную стряпню. Но сейчас от таких ароматов её воротило – после таких-то «аппетитных» зрелищ переулка – и она сильнее уткнулась носом в шею вояки. Не слышала, как он снял комнату, зато поднятие по лестнице на второй этаж запомнилось – жутко скрипящие половицы и шум разговоров за кружками эля снизу этому способствовали. Приходила лекарка и о чем-то непрерывно говорила. Махала всей пятёрней перед глазами Амелии. Снова что-то говорила, активно жестикулируя. Ами нахмурилась, пытаясь сосредоточиться на речи, но тут ей дали какую-то настойку, и девочка провалилась в сон.
А пробуждение было не самым приятным. Амелия распахнула глаза и резким движением заставила себя сесть на постели. «Что за чёрт? Я вообще где?», - девочка заметила окно и была удивлена, что за окном уже вечерние сумерки. – «Или предрассветные? Боги, меня же будут искать…А если они решат, что я сбежала? Повод, в общем-то, есть». Вспомнился разговор о возможном замужестве Ами, отчего её передёрнуло. «Да, скорее всего, они воспримут моё недолгое исчезновение за протест и побег. Значится, паниковать особо не будут. Решат, мол, перебесится да вернется». Наконец, юная аристократка успокоилась и вспомнила про больную руку. Аккуратно перевязанная чистой тканью, она не беспокоила Амелию. Промокшая до нитки одежда куда-то делась, в качестве замены на ней оказалась длинная и грубая рубаха, доходящая девочке аж до коленок.
В голове чувствовалась небольшая тяжесть, да и в общих чертах девочка ощущала упадок сил, но списала всё на события проходящего дня вкупе с успокоительным, которым её, скорее всего, напоили.
Чуть нахмурившись, Ами осмотрела скромную комнату, не обнаружив вояки и своей одежды.
- Бросил меня одну? Нда-а, замечательный мне преподали урок. Воспитательный и жуть какой впечатляющий. Век не забуду, - мысли, озвученные вслух хриплым и будто бы не её голосом, окончательно привели девочку в чувство. Амелия встала и, чуть покачнувшись, побрела к окну, выглянуть и заодно понять, знаком ли ей этот район. И как отсюда можно безопасно и незаметно выбраться к Верхнему кольцу.

21

Конечно, у Альфария возникли проблемы со съемом комнаты, все его деньги были утеряны, по крайней мере те, что были с собой, а брать в долг ой как не хотелось. Спасла положение все та же знахарка, узнавшая вояку и заплатившая за него. Она же позже как следует отчитала Альфария за его методы воспитания, подытожив все тем, какой он урод, вали на войну и не дай Люммин заведешь детей. Конечно же офицер понимал всю тяжесть своей вины, но не особо сокрушался - с девочкой все было в порядке, ничего смертельного и психика вроде как на месте. Так что, проследив за тем, как знакомая знахарка зашила неглубокую рану на плече девушки, а после сам отправился в Верхнее кольцо, так что Амели оставалась со его знакомой. В конечном итоге, девушке ещё нужно было принять ванную и переодеться, а в этом деле Альф точно не помощник, по крайней мере пока ей не исполниться ещё пара годков.
Вернулся же офицер одновременно и помрачневший и повеселевший. И хотя изначально он не собирался встречаться с родителями, братом, ему все-таки пришлось это сделать и ни капли не пожалеть. Как раз тогда же он узнал и о пропаже одной местной девочки по имени Амелия... Тут-то и придавило вояку мрачное предчувствие. Взяв деньги, он поспешил вернуться, по пути забежав в один элитный магазинчик...

Когда Ами уже проснулся и стояла у окна, глядя сквозь запотевшее стекло на какую-то карету, стоявшую у входа, мужчина уже стучался в дверь, которая, конечно же, не была заперта, и он смог осторожно открыть её ногой, входя сам и занося вместе с собой поднос, наполненный едой.
- Доброе утро, госпожа Амелия Аксей Лиса де Мортейн! Прошу великодушно извинить за столь варварский и поздний визит, но я просто не мог поступить иначе, - широко улыбаясь, Альф все так же ногой прикрыл за собой дверь и поставил поднос на стол, после чего поклонился, как это положено аристократу, хотя и с изрядной долей неловкости, - Думаю, и мне пора представиться. Альфарий Магнус де Кэссель, ваш сосед по Верхнему кольцу и родственник по голубой крови. Как ты себя чувствуешь, Бездарь?
Вояка теперь стоят так, как полагается беззастенчивому здоровяку-добряку, широко и белоснежно улыбаясь и уперев руки в бока.

22

Амелия обернулась на стук, догадываясь, что это скорее всего был вояка, собираясь выпалить долгую тираду о промокшей и пропавшей одежде и о неудачном воспитательном уроке, сопроводив её бранью, как и полагается девочке-воровке. Но, увы, этому не суждено было случиться.
- Доброе утро, госпожа Амелия Аксей Лиса де Мортейн! – вытянувшееся от неожиданности и удивления лицо Ами любо-дорого было лицезреть. Непонимание сменившееся удивлением, а после и вовсе негодованием («Так он знал, кто я и всё равно называл меня воровкой?! А впрочем, я ведь и правда украла у него деньги...потом растеряв их. Прекрасно.»). Но спектр эмоций на лице пропал в рекордные сроки – невозмутимость вернулась и Амелия по привычке выпрямилась, скромно кивнув. Выставлять себя глупо и делать реверанс в грубо сшитой рубахе она не собиралась.
- Приятно познакомиться, - буркнула девочка, пренебрегая этикетом и не натягивая необходимую вежливую улыбку. «Не на приёме, в конце концов. Боги, кто же знал, что он из Магнус де Кэсселей?». О роде Альфария Ами доводилось, разумеется, слышать. Но вот о самом Альфарии отчего-то нет.
- Как ты себя чувствуешь, Бездарь?
- С рукой всё в порядке. И вообще всё замечательно, - «Лёгкая слабость через полчаса-час пройдёт, ничего страшного». Хрипотца прошла, стоило Амелии прокашляться перед тем, как снова заговорить. – Давно ты знаешь о моём происхождении?
Вопрос для Амелии был чрезвычайно важный, потому как если по одному внешнему виду в ней можно признать аристократку, несмотря на одежду, с этим нужно было что-то делать. Вылазки в Нижний Иридиум девочка прекращать не собиралась… ну, разве что сделает перерыв на недели, скажем, две.

23

Альфарий лишь пожал плечами, возвращаясь в привычное мрачное состояние духа. Девочка отказалась поддержать предложенную игру, так что и он теперь не ощущал необходимость как-то ободрять Ами, тем более, та, как видно, прекрасно уже себя чувствовала. Никакой угрозы здоровью и детской психике, а это - главное.
- Разве это важно? Уже случилось все, что случилось. Ты увидела кровь и грязь реального мира, для тебя это в любом случае будет полезно. А сейчас лучше садись и ешь... Рад, что ты жива, - произнеся последнюю фразу, Альф повернулся к двери и вновь скрылся, покинув комнату. Его не было ещё где-то минут десять, так что девушка смогла наесться и прийти в чувства, а когда он вернулся, уже заниматься изучением места своего пребывания или чем-то ещё, чем там обычно занимаются раненные принцессы в средненьких трактирчиках.
И явился Альфарий не с пустыми руками, а держа в руках пышное, багрово-черное платье в одной рукой и какие-то ещё вещи, явно из благородных тканей и в благородном исполнении, в другой.
- Оденься. Как будешь готова, спускайся вниз, карета, как видишь, уже ждет. Будем возвращать тебя домой... по легенде, ты была на приеме у меня где-то за городом. Ммм... я сводил тебя на охоту. Злиться, конечно, будут безумно, это не по протоколу и вообще... Но меня и так все знают, так что серчать сильно не будут, потому что уже сегодня исчезну из города и, надеюсь, надолго.

24

Амелия кивнула и принялась за еду, решив никак не реагировать на реплику Альфария, чтобы вслух не оценить степень полезности проведённого дня. «Но, если отбросить мои пустые колкости и небольшой…да что там, кошмарный страх перед тем морем крови, это было небесполезно. Бравады и самоуверенности у меня поубавилось», - призналась себе юная аристократка, рассеянно водя глазами по комнате и методично поедая не лучший, но недурной ужин. «На вкус неплохо, а пахнет так вообще замечательно – не отравлюсь уж точно».
Когда вояка снова появился к комнате, Ами сидела на кровати и бесцельно смотрела в потолок. «Что я скажу родителям по возвращении? Легенда с таким недолгим побегом будет слишком подозрительной. Кира не прикроет – весь день, наверное, проторчала у себя в комнате, а после на приёме. Может, свалить всё на инструктора? Так он загонял с утра, бедную меня, что я, прогуливаясь по саду Верхнего кольца, уснула в каких-то кустах…», - девушка улыбнулась своим мыслям и позволила себе усмешку.
Бросив заинтересованный взгляд на Альфария и платье, Амелия привычно применила притяжение, вырывая одержу из рук вояки. Ей не хотелось демонстрировать пошатывающуюся походку – мало ли, отпустит ехидный комментарий или, что ещё хуже, озаботится здоровьем.
- Очень даже неплохой фасон…и цвета мои, - задумчиво обронила девушка, уже вертя платье в руках. – И легенда подходящая, спасибо. – Теперь уже Ами искренне улыбнулась вояке, в ту же секунду выпроваживая красноречивым взглядом.
Переодевшись, юная аристократка почувствовала себя значительно лучше – по крайней мере, стала похожа на саму себя. «Сюда бы ещё парик и линзы, и вообще идеально», - поджала губы Амелия, надеясь, что не встретит знакомых по пути.
Спустившись, девушка встретила Альфария уже около кареты. Приняв его руку, Ами села внутрь, внимательно рассматривая вояку. 
- Вообще-то, мне хочется попрощаться и никогда с тобой не видеться. Хотя бы из-за такого эмоционального дня. Но мы, аристократы, все немного не в себе, верно? Из-за тоски и возможности получить всё, кроме прилива адреналина. По крайней мере, у девушек голубых кровей именно так, – она усмехнулась, глядя на Альфария снизу вверх. – И буду не против как-нибудь поехать на настоящую охоту... если она будет не в Нижнем кольце и уж точно не на людей.
Амелия провела руками по волосам, которые решила на сей раз распустить, оставив косы для девочки-воровки.
- Но раз уж ты исчезаешь из Иридиума надолго, это маловероятно, - продолжала Ами. – Бывай… и всё же, интересно, сколько же я у него украла? – Последнее девушка сказала совсем тихо, но Альфарий всё равно услышал.
- Трогай, - карета поехала, а Амелия прикрыла глаза, старательно отбрасывала мысли о человеке, которого сегодня убила и аристократе, обокранном ему подобной.

Отредактировано Amelia (2015-06-28 18:43:30)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Октябрь, 17082-ой год, Иридиум - Амелия, Альфарий