Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произошел скачок времени №5, возможности скачка работавшие до 21 Октября, закрыты.
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 13 февраля 17067 года. Гробовщик. Берег Реки душ


13 февраля 17067 года. Гробовщик. Берег Реки душ

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://storage3.static.itmages.ru/i/16/0522/h_1463947322_6975168_5a06cf1050.jpg

Стояла поистине прекрасная погода: ни ветра, ни солнца, ни холода. Мир Мёртвых, преисполненный неизменностью, тем не менее, всегда был полон новых событий. Всполохи зеленовато-лазурного, белесого синего и даже пурпурного проносились по реке и всей палитрой красок освещали безжизненный берег. Отвесная стена его, оканчивавшаяся плато на вершине, выступала гигантским холстом художника, вносившего тысячи штрихов.
За всем этим буйством красок, столь необычным и великолепным, наблюдал неведомый странник. Он был одет в простую одежду, рядом с ним в землю был воткнут посох, а над его головой кружились два ворона. На ветру шелестела трава, а вдалеке виднелся закат и край синего неба, переходящего в бесконечный мрак. Путник, как и всё его окружение, был не от мира сего и в то же время принадлежал ему более многих других.

Гробовщик не раз и не два посещал это место. Река душ... таинственная и прекрасная, привлекала к себе множество интересных существ. И сейчас, поднимаясь по ступеням, вестник издалека различал и всполохи заката, и шелест травы, и кружение птиц... Да, сегодня он оказался здесь не зря.

2

Пару часов назад цвет неба сменился над его головой. Серо-голубые краски зимнего неба уступили чему-то куда более невообразимому. Прошло больше четырёхсот лет, а он ни как не мог привыкнуть даже к небу этого мира. Ку да уж там, успевал забывать, на сколько легко и приятно здесь пребывать, телом, душой, но не разумом. Для разума этот мир был всё ещё чужд, потому и бывал здесь Гробовщик довольно редко. По какой-либо необходимости, а в редких случаях по внезапно нахлынувшему желанию туда заглянуть. Его родной мир оказался куда больше, чем можно было вообразить при жизни, не смотря на вроде бы известные факты и множество изученных книг. Тут невольно начинаешь понимать эльфов и прочих долгожителей, чьё познание мира когда-то казалось непозволительно неторопливым человеку, которому отпущено несколько коротких десятилетий. В нём слишком много всего и порой хочется насладиться даже мельчайшими деталями не торопясь двигаться дальше. А Земли Мёртвых? Новый мир, куда более огромный, непривычный, неизведанный, порой даже не знаешь как к нему подступиться. Снова чувствуешь себя простым человеком на пороге неизведанного и боишься оступиться. Несмотря на всю кажущуюся благосклонность этого мира к твоей персоне. Возможно, вскоре наступит момент, когда в полной мере вступит и в этот мир. Как это случилось сегодня по простому велению сердца или души, не разобрать. И воистину не зря. К неведомому куда приятней подступаться, если есть кто-то уже знакомый с тем самым неведомым. Нет, он не проведёт по миру просто показав все секреты, всё куда занятнее.
   За все годы, довелось всего несколько раз встретиться с тем, кто считается одним из величайших магов, а так же странником, вечно пребывающим в пути по Землям Мёртвых. Но это всё условно. Даже у странника есть свои любимые места в этом необъятном мире. Впервые, на третьем году своего перерождения, Гробовщик встретил Проповедника именно здесь. Тогда казалось, будто мрачная тень человека принадлежит этому миру куда больше, чем тот, кто уже провел здесь тысячелетия. Занятное знакомство вдохнуло чуть больше жизни в недавно почившего и перерождённого. Затем, случались и новые встречи, раз в год, десятилетие и даже столетие. Гробовщик всё больше становился самим собой, но каждый раз был рад новой встрече, тем более такой "важный дядька" вокруг которого было столь много оберегающих слухов, всегда принимал уже не новорождённого Вестника, но не далеко ушедшего с этого этапа. Видимо важно было совсем не это.
  Извечно облачённый в чёрное, Вестник не изменял своим предпочтениям, разве что сменил одежды отшельника, став больше похож на городского жителя. Хотя по факту всё было далеко не так, просто решил не на долго обосноваться в Валенсии и дабы в богатом городе каждый не считал его оборванцем, приоделся приличнее. Добравшись до вершины, остановился рядом с тем, кто был ему самым близким знакомым из этого чужого мира. Если быть точнее, остановился в паре метров сбоку, а его приближении наверняка знали уже давно. Казалось бы, нужно что-то сказать, но верных слов не подобрал, совершенно случайно засмотревшись всё на тот же чудный пейзаж. Каждый раз - словно видя прекрасную картину, постоянную, неизменную. Казалось, даже движения красок одни и те же.
- Изменчиво ли здесь хоть что-то? - вопрос выскочил раньше, чем успел его обдумать. Но взять слова обратно не выйдет.

3

Стоило Гробовщику приблизиться, как ему в нос ударил запах полыни, свежей травы, полевых цветов. Порыв ветра растрепал волосы, а над головой послышалось заливистое "Кар!". Путник наклонил лицо и стала видна лёгкая улыбка на его лице, что была весёлой и беззаботной.
- А тебе так хочется что-то изменить, молодой вестник?
Странник оказался обладателем приятного баритона, а в вопросе, особенно в конце, чувствовалась лёгкая ехидца. Не дожидаясь ответа, человек присел на камень и вернул свой взгляд к закату, переходящему в вечную тьму... только тьмы не было, а голубое с белесым небо заплыло алыми облаками. Здесь было тепло и уютно, но казалось, что стоит лишь сделать шаг назад и все чувства исчезнут.

4

- Как престранно, но очень занятно... - Сегодня загадочного знакомого окружала ещё более загадочная аура. Или что бы это ни было. Словно переступил грань миров, но одновременно оставался в обоих сразу. Будто Земли Мёртвых стали чуточку более родными и понятными. Усмехнувшись столь простому сравнению, да продолжая ощущать на себе ветер несущий ароматы летних полей, просто не мог не улыбнуться пошире. Тем более собеседник разделил это чувство, на сколько можно было судить. Не часто его можно встретить в подобном облике, так что не обошлось без доли любопытства во ответном взгляде.
- Кто знает. Может быть? - Ясно, что серьёзный ответ он вряд ли получит, да и ни к чему оно, так что продолжил в том же духе, - Да и какой из меня творец... - Забавно, учитывая что его собеседник как раз один из творцов. Великих творцов. Волей не волей, мысль всё же вернулась и была оглашена. Сам присаживаться не стал, оставшись стоять рядом, наблюдая ту же картину заката, - Непостоянство дарит ощущение жизни. - Крохотная пауза, усмешка, - Как сейчас. Словно на грани двух миров. Будто вернулся домой, но это всё ещё тот же мир мёртвых. Чудно и чудно. - На том мысль была окончена, хотелось ещё несколько секунд молча насладиться этим ощущением.

5

- Больше чудны, нежели чем чудны, слова твои, вестник, - усмехнулся мужчина, играясь ударениями, - Неужто ты не ценишь дар нашего повелители, бога, что хранит цикл жизни и смерти? Этот мир, столь непривычный тебе сейчас, один из величайших его даров...
Странник всё также неотрывно смотрел на закат, а на лице его отразилась тоска и печаль... Но не в голосе.
- Как ты думаешь, где мы? И почему твоя душа полна тоски? Ибо ты не вернулся домой, но лишь увидел издали, будто воспоминание, что вот-вот исчезнет после бокала крепленого...
Повисла недолгая тишина, а затем странник неожиданно добавил.
- Но гробы у тебя выходят отменные, - казалось, будто лицо странника расплылось в улыбке, но нет, всё та же тоска и печаль.

6

Немного неожиданно, но его одобрением совершенно не прониклись. Резон в этом был и всё же Вестник покачал головой, дав полностью завершить то, что хотели сказать, а сам тем временем тоже присел на один из соседних камней. Не слишком удобный, что бы на нём надолго расположиться, но у Гробовщика никогда не было привычки сидеть "по-человечески", предпочитая менее предназначенные для это места. За исключением некоторых кресел, пожалуй.
- Ихих... - Просто не мог не хихикнуть на последнюю фразу про гробы. - Интересно где он их успел увидеть? Хотя едва ли у него нет возможности хотя бы наблюдать за иным миром или мирами. Так получается он за мной подсматривал? - Скосив прищуренный взгляд, широко улыбнулся, да прокомментировал сию высокую оценку, - О да, гробы. Последние кроватки для уснувших на веки. И они должны выглядеть именно так. Для Вестника я слишком много внимания уделяю оболочке, а не душе, не так ли? - Плавно, вместе со словами стал чуточку более серьёзен, да и не ускользнуло от него вполне явное настроение Проповедника. Ещё бы знать почему его так прозвали. За одно, возвращался к теме беседы, всё же на такие вопросы ответить было нужно. Да как? Что бы быть понятым вполне однозначно. Самому хотелось знать. - Пальцев в небо, но скажу, что мы в воспоминании, совсем не будто. - Снова тихий смешок, - Может от того, что я не прошёл очищения? - Полный и серьёзный ответ про тоску был бы слишком сложен, да и не нужен. Лучше обойтись чем-то более кратким и понятным им обоим без лишних слов. - Я сам полон воспоминаний. Это ещё один дар Жнеца. Или наказание, как посмотреть. Я мёртв, но и жив одновременно, даже своей оболочкой. - Уж к тому времени знал на сколько различны Вестники, даже их человеческие обличья и речь не о внешности. - И чем бы это не было, этот дар я ценю, как и каждый прочий. И этот мир и этот шанс. Просто... Мне нужно немного больше времени, что бы познать и принять оба мира? И не только разумом, это слишком... просто. И скучно... Хах, да. Что-что, так время у меня теперь есть. Иногда я начинаю чувствовать себя эльфом. Интересно когда я начну чувствовать себя Вестником?

7

Странник молчал. Закат постепенно гас, перехода во тьму, как и чувства гробовщика, возвращавшиеся к привычной пустоте. Спустя секунды наваждение исчезло и Рихарт находился всё на том же берегу реки душ и видел всплески эманаций. Перед ним находился никто иной, как проповедник: фигура в мантии, из тьмы капюшона которого выглядывали огоньки-глаза. Сегодня он был не один, а с деревянным посохом или чем-то похожим. В правой его руке был небольшой нож, а дерево лежало на коленях. Движение за движением проповедник состругивал излишки и придавал форму, но стоило присмотреться, как становилось понятно - нож проникал насквозь в дерево, а затем также легко выходил из него.
- Для нас форма не менее важна, чем содержание, - задумчиво произнёс он низким голосом, - Мы действительно были в воспоминаниях, ты прав. В воспоминаниях "Странника". Хорошая догадка...
Проповедник приостановился, на миг повернул голову к гробовщику, выглядывая висящими в воздухе огнями из-под капюшона.
- Сколько тебе сотен лет, говоришь?, - без утайки поинтересовался он, а голос стал на несколько тонов выше.

8

Протяжный вздох сопутствовал угасшему наваждению и Гробовщик остался только при своих эмоциях. Будто бы тоже слегка угасших, вместе с окружившим воспоминанием Проповедника. Или Странника, как тот сам сказал. Видимо он был известен под таким прозвищем, когда был жив. А на сколько довелось слышать Гробовщику, было это невообразимо давно. Может и хотелось что-то спросить, но уж слишком заворожило то, что собеседник вытворял с деревом, орудуя с виду обычным ножиком. Но или это был совсем не обычный ножик или то что вытворяли было не совсем обычно. Скорее уж второе. Хоть начинай рыдать во всё горло. Может так и сделает, если однажды увидит, как Проповедник создает что-то из своих произведений, хотя бы одну из новых кос, например. Так что и не сразу заметил, что тот прекратил работу и вообще обратился к Вестнику.
- А? Ах... Ну... - На мгновение почему-то почувствовал себя так, как когда его отец застал за занятием которое давно пора бросить в его возрасте и больше не ребячиться, - Четыре. С половиной. Если с моей прошлой жизнью.
Что до формы, услышать было приятно, но его уже ранее попрекали за его тягу и привязанность к миру живых. Так просто это не изменить.

9

- И за все эти годы ты так и не привык к посмертию? , - удивление в голосе собеседника росло с каждым словом, - Не привык проходить через врата, стирающие твои эмоции и погружающие в вечное тепло земель мёртвых?
Казалось, что из глубин темноты капюшона раздавалось лёгкое хихиканье. Огоньки-глаза на миг прикрылись, а затем распахнулись вновь, увлеченные работой и движением ножа. Риторические вопросы, заданные прежде, и не надеялись услышать ответа. Проповедник не обращал внимания на Гробовщика какое-то время, а из-под лезвие ножа вылетали почти незримые искры и тонкие всплески. Рихарт, наконец, понял что это. Эти краски напоминали ему вид неупокоенных, мечущихся душ, что он порой возвращал в мир мёртвых. Нарушение целостности, красоты, законченности, - всё это отсекалось от души и она перерождалась, обретала покой. Невольно вспомнилась работа над последним гробом для совсем юного человека...
- Так всё же... что ты ощущаешь, проходя через врата, Гробовщик?

10

В ответ на первый вопрос, Гробовщик только чуть нахмурился и наклонил голову немного в бок. - Хм? - Что именно подразумевалось в вопросе "Не привык к посмертию?". Он и не чувствовал себя особенно посмертно, а новое тело можно считать лишь улучшенной версией предыдущего. Никаких болезней, недомоганий, усталости, прекрасное зрение на оба глаза, не говоря уже о других мелочах. Вот к пребываю в иной форме уже пришлось привыкать, она слишком необычна, может даже не до конца её принял и понял, а может это просто личные ощущения. В общем, мертвец из него вышел слишком живёхонький, что бы остро ощущать своё посмертие, если только иногда или вдаваться в лирику.
- Стирающие? - Переспросил скорее у самого себя, скептично приподняв бровь. Не припоминал, что бы это место в портал глушили эмоции, скорее, добавляли в них иные краски. Опять же, только в форме Вестника Смерти эмоции теряли свои краски и приглушались, не до конца. Но при желании, можно было от них отказаться и совсем, но это состояние можно расценивать двояко, но пока предпочитал иметь себя и свои эмоции в полной мере. На то и уговор с Жнецом, что он всё помнит, всё чувствует и никаких поблажек в посмертном исполнении своего долга. Не самый бесстрастный Вестник Жнеца, но от того задачи не меняются.
За причудливым движением лезвия ножа следил уже не столь пристально, только частью сознания (хотя, зрелище несомненно достойно и полного внимания), а частью вспоминал те случаи, когда ему лучше было бы быть не просто бесстрастным судьёй, а лишённым страстей. Но далеко этот список не ушёл, оказалось, что Проповеднику всё же интересна болтовня Гробовщика или по крайней мере ответ на этот вопрос. Даже если это просто ради поддержания беседы.
- Нуу... К чему-чему, а к вратам я привык. - Не удержавшись от смешка, решился чуточку похвалиться, - Даже подобрал пару новых ключиков и "договорился" с моей милой "Наречённой". Одним - уже могу открывать, другой мне пока не по силам. - Крохотная пауза и решив уже не конкретизировать свои достижения, вернулся к вопросу. - Я чувствую... - И запнулся. А что же он ощущает? А у него нет ответа, который можно нагрузить множеством существительных. - Я чувствую. - Сказал твёрже, немного не в свойственной себе манере, вполне себе утвердительно. В какой-то мере вопрос был предельно простой, но увы, ответ оказался ещё проще. Показалось совершенно бессмысленным нагружать ответ множеством слов и пояснений.

11

- Чувствуешь... , - три раза успев сменить тон голоса в одном слове произнёс Проповедник, - А что чувствует Наречённая, открывая разрез меж мирами?

Вопрос за вопросом. Сложно было понять, заинтересована эта необычная душа или нет. Проповедника не зря считали весьма таинственным, но сейчас он, казалось, немного превосходил самого себя. Если в прежних встречах Гробовщик находил желтоглазого в абсолютном спокойствии, строго поддерживаемой тишине и даже язвительности, то сегодня он явно был в хорошем расположении духа. Во тьме этого капюшона, прямо под глазами-огоньками так и угадывалась широкая, довольная улыбка.
Маг продолжал своё дело, а река душ, тем временем, на миг засветилась ярче, будто сквозь неё пронеслась необычайно сильная душа. Звук, на пределе слышимости, достиг ушей Рихарта и тот совсем позабыл о вопросе. Волшебство... сколь всё вокруг было невероятно волшебным, столь и обыденным. Воспоминания о прежней жизни невольно вызывали чувства из самой глубины души, но этот звук. Эта грустная, мелодичная песнь затмевала всё.

- О.., - многозначительно протянул Проповедник.

12

- Хотел бы я знать~ - трагически-радостно протянул в ответ практически тут же, - Но она-а... пока спит. - И невесть сколько ещё она будет спать в руках Гробовщика оставаясь обыкновенным ключом, обыкновенным оружием. Лишь в своих словах удаётся её одушевлять, представляя куда более необыкновенной, какой она возможно будет быть, если однажды пожелает проснуться или Вестник сможет её разбудить. - И как в сказке, от поцелуя принца она просыпаться отказывается, либо из меня принц так себе, хм... - Естественно в шутку продолжил ответ, не удержавшись ещё от пары смешков, параллельно продолжая краем глаза ненавязчиво разглядывать Проповедника и его работу. Пока их обоих не отвлекло нечто выдающееся среди и так довольно-таки необыкновенного мира. Мрачного и прекрасного. Пожалуй, он вполне был ему по душе, целиком и полностью, нужно лишь немного в него погрузиться, постичь больше его чудес, в каком бы смысле это слово не было употреблено.
- О~? - Протянул почти синхронно и Гробовщик, только вложив иные интонации в этот звук и будучи более заинтересован в попытке разобраться что именно за душа появилась, столь яркая, что просто не могла не привлечь внимание. Не имея привычки спрашивать и получать ответ, как и обычно, в первую очередь прислушался к собственным ощущениям и отклику той души в своей собственной. - Ммм... - Так ничего и не произнеся, протянул пару нот близких к ощущениям от той самой души. На сколько метафорично оно бы ни было, мы метафоры любим. Может следовало и самому задавать вопросы, иногда это полезно, но в одиночестве сам себе главный собеседник и ответчик, да и как-то даже не подумал. Отклик той души, скользящей мимо по реке душ приковал внимание почти целиком и полностью. Кто знает, когда ещё увидит подобное. Не в лице могучих обитателей сего мира.

13

Молчал и Проповедник. Молчал, прислушиваясь, отведя взор необычных "глаз" в сторону, будто подставляя ухо. И песнь становилась громче. Это был хор, созвучие тысяч и тысяч голосов, что в своем единении порождали мелодию. Трудно было выделить отдельные слова, но некоторые звуки были четче, ярче. Они тянулись, вились: что бы это ни был за язык, но Гробовщик никогда не слышал ничего подобного, казалось, что каждое мгновение, проведенное рядом с рекой, рядом с песнью, меняет его. Проникает в самое нутро, вырывает воспоминания, порождая перед глазами яркие картины прошлого. Не позволяя насладиться, задуматься, огорчиться, тут же выдирает и прячет обратно. Чем дольше - тем больше "душа" вестника колебалась, проходя путь от жуткой неприязни до полного восторга. Проповедник же, слыша ту же мелодию, был абсолютно недвижим и Рихарту казалось, что он истинно наслаждается услышанным.

- Дааа... , - неожиданно теплым баритоном протянул Проповедник, - Ты слышишь, Гробовщик? Они поют...

14

- О да-а, слы-ышу... - И даже не сразу ясно чем слышишь. Имеет ли к этому хоть какое-то отношение слух или звучание сразу проникает в душу, создавая лишь иллюзию слышимой музыки? Можно попытаться разобраться, "прислушаться", да как? Звучание захватывало в плен из которого не то что не вырваться, даже думать забываешь. Если бы не слова обронённые Проповедником о даре речи Гробовщик бы тоже забыл. Вполне благополучно и на долго забыл бы. - Впервые... подобное. - О да, он любит музыку, танцы, они умеют трогать уголки души, играть с эмоциями, заставляя испытывать всевозможные чувства и могут пробуждать воспоминания. Но... Обычно, это лишь морская гладь, а на ней рисунок. Хочешь, ты погружаешься глубже, окунаясь в мелодию и движения. Сейчас перед ним не было выбора. Собственные желания были грубо отодвинуты на второй и третий план, а песня рвала на части, нагло вторгаясь в нутро без шанса оставить слушателя к себе безразличной. - И едва ли осознаю происходящее. - А ведь и правда, что же происходит? Язык не знаком, это уже необычно. Да и был ли вообще какой-то язык и слова в этой песне? Песни души или целого сонма? Проповедник сказал "они"... Они. Кто они? Что они? Хотелось не только слышать, но и видеть. Но зрение ответов не давало, всё та же загадка.

15

- Тебе повезло, это нечасто происходит... , - Проповедник поднялся на ноги и отправился к самому краю реки.

Назвать этот уступ берегом было трудно. Скала, вертикальная и непреклонная, без единой трещинки, лишь изредка испещренная и изогнутая. Ближайший слуга Жнеца вознёс руку с древком над рекой душ и отпустил. Деревянный посох на несколько мгновений застыл в воздухе, будто поддерживаемый несуществующим ветром, а затем упал вниз и растворился в потоке, вспыхнув зеленым. Неведомые голоса, певшие внутри Гробовщика, затихли после одного короткого и резкого слова.
Проповедник, молча, заложил руки за спину и отправился вымерять шагами продолжительность береговой линии, ступая по самому краю, почти по грани.

- Был когда-то вестник... Крюк, - начал он историю, - И пришёл он раз в дворец Жнеца с небывалым требованием: выковать ему вторую косу. Не утратил он первой и пришёл вместе с ней, могущественной как и он сам. И пришёл он не один, а с дарами немыслимыми. И что бы ты думал, Гробовщик?

16

- Оу... - с долей сожаления, проводил взглядом посох упавший в пучину реки душ, если вообще можно так выразиться. Когда речь заходит об этом мире, многие вещи становятся иными и обычные объяснения более абстрактны, нежели конкретны. Это же как раз наоборот было вполне по душе Гробовщику. Только зачем Проповедник бросил туда посох и почему песня оборвалась именно в этот момент, уже новый вопрос. На который очень может быть ответ получит... Необычайнейшая песнь прервалась, будто её и не было. Теперь легко стряхнув оцепенение окутавшее душу и тело, поднялся и последовал за почитаемым существом. Сказка от Проповедника! Это же чудесно~ И не просто сказка. Однако безучастно выслушать не удалось, после первых же строк последовал новый вопрос.
- Может я буду не слишком оригинален... но, возможно, не ожидая такой дерзости Жнец всё же согласился, но при как-то занятном условии? Да и слово "был" несколько настораживает. - О таком Вестнике Гробовщику слышать ещё не доводилось. Что совершенно не удивительно, ведь некому здесь сказки рассказывать о том кто был, когда и что делал. А очень жаль. Конечно всегда остается архив... но даже от мысли о нём по загривку пробегают мурашки. Для начала неплохо бы найти парочку свободных десятилетий, а лучше столетие. Или хотя бы понять, что именно там хочется найти, тогда в этом и помогут. Который раз уже возвращается к мысли, что пора бы познакомиться со своим новым домом поближе.

17

Проповедник отрицательно покачал головой. Лишь грустная улыбка чуть тронула его тонкие губы.

- Нет. Ни дары, ни необычная просьба не прельстили Жнеца. "Тот кто не ценит имеющегося, не достоин выбирать. Пусть это сделает тот, чей выбор ты презрел" промолвил он и лишил Крюка его косы. Теперь она находилась где-то среди миров, дожидаясь того, кто смог бы оказаться достойной заменой её прошлому обладателю.

Проповедник остановился и умолк, продолжая рассматривать представшую его взору картину. Судя по всему, он нашел что искал. Блестящий поток реки душ плавно и размеренно двигался вперед, в то время как у самых скал виднелось нечто странно изогнутое, отдаленно напоминающее свернувшееся в клубок крохотное высохшее растение. Проповедник кивнул то ли ему, как старому другу, то ли собственным мыслям, касающимся этого элемента ландшафта и возобновил свой путь.

- Был...ты верно заметил. Его пытались убедить попросить Жнеца вернуть ему Косу. Но Крюк был слишком горд чтобы просить у него что-либо вновь. И однажды он пропал...

Грусть в голосе стала бесконечно насыщенной и глубокой, будто океанские глубины.

- Он посвятил себя поискам того, что он считал частью себя, но утерял из-за своего высокомерного желания обладать большим.

18

- Да, было не актуально сравнивать свою собственную реакцию на подобное и вероятную реакцию Жнеца. Пусть я и не так хорошо его знаю, но подобное более очевидно, чем менее. - Мысли неизменно сопровождали рассказ Проповедника, дабы не перебивать его своими рассуждениями вслух. Да и ни к чему. В сказках всегда так, один рассказчик, другой слушатель. Учитывая наличие морали и поучений это именно сказка, пусть и возросшая из реальности.
- Всё верно... Ведь это коса выбирает своего Вестника, а не наоборот. - Захотелось инстинктивно призвать собственную косу, "Наречённую". Чьё имя можно трактовать всяко, но пришло оно сразу. Как это бывает в сказках - ассоциируешь себя с "героем" повести. Но не в этот раз. Казалось несусветной глупостью и даже предательством требовать вторую Косу, когда уже есть Такая. Разве что она сама захочет пару. Но тут в пору рыдать Гробовщику от одной лишь мысли как с ними управляться (но это ладно, нужно будет, мастерство придёт), да от колких ударов ревности, будто косе не хватало пары в его лице. Хе-хех...
Так что, будучи занят своими мыслями и любованием косы, лишь мимолетно обратил внимание на причину по которой рассказ остановился. И конечно, совершенно её не понял. Общался ли Проповедник с растением на берегу реки или со своими воспоминаниями. По крайней мере показалось так. Разве что взгляд напомнил о том, что души Вестников куда сильнее обычных. Может ли она так выделяться, как то, что было там...? Нет, вряд ли. Не знал чем объяснить то "пение", оно казалось чем-то более необычным. И это что-то хотело возродиться, раз оказалось в реке. Н-да?
- Был...ты верно заметил. - Продолжение, хоть и короткое, не заставило долго ждать, как и погрузиться в мысли о своём непонимании и омут пустых предположений.
- А ведь говорят, гордыня - главный враг человека, что сгубила многих. Её власть расстилается куда шире. - Замечание, больше для себя и вслух лишь потому что вновь наступило молчание. Будучи прекрасно знаком с пороками, уже который раз видел и услышал, что даже подобные существа далеки от совершенства. Может их слишком рано изъяли из круговорота перерождений? В том числе его самого. А может дело исключительно в сознании, которое несмотря на всё так схоже с сознанием смертных. - Все мы должны к чему-то стремиться. Иначе существование бессмысленно. Даже если это падение в пустоту. Неосторожный выбор... - Теперь уже Гробовщик скатывался в свои мысли, лишь частично смежные с повестью. Пару раз моргнув и перехватив косу обеими руками отряхнулся от подступающего наваждения. Больно хорошее место для того что бы предаваться воспоминаниям. Молчаливый вопрос и взгляд на Проповедника вполне явно выражали ожидание продолжения. Обычно в таких сказках кто-то и что-то слышал о пропавшем, ходили слухи и тому подобное, а когда-то даже возвращался.

з.ы.

Благодарю за продолжение. Извиняюсь за задержку.

19

Проповедник замер и медленно обернулся на слова Гроовщика. В его взгляде лучистыми искрами бушевало пламя вспыхнувшего интереса. Он сделал шаг, второй. Чем ближе Проповедник подходил, тем сильнее ощущался причудливый жар любопытства. Глаза смотрели в глаза. То был взгляд внимательный, наполненный такой неудержимой силой что могло показаться будто там, за ними, бушует чудовищная огненная буря. И теперь перед ней был Гробовщик...

- Смысл существования?

Вопрос гравием прошелестел по отполированной поверхности бесстрастного голоса. Удивительно, но эмоций не было.

- Всё что ты видишь здесь, было создано Жнецом...

Он хотел было продолжить, но неожиданно раздался короткий звон, в котором Гробовщик без труда узнал пение душ. Проповедник разорвал контакт глаз и взгляд его немедленно утратил было пламя. Он вновь отступил, вернувшись к краю, за которым внизу был виден бесконечный поток.

- Почти...всё...

Пауза тянулась крохотный отрезок времени, в который ослепительный, будоражащий душу звук сначала пошел на убыль, а после и вовсе сошел на нет.

- Это делает обязанными. Подчиняться. Совершенствоваться. Главное - быть. Существовать. Но я хочу спросить тебя. Ради чего существуешь ты, Гробовщик?

20

Вместо продолжения истории, Гробовщику пришлось ощутить на себе зрительное домогательство. Нет, ну, всякое бывает, но таким Проповедника ещё не видел. Очевидно, задел за живое того, кто уже тысячелетия или десятки тысячелетий или бог-знает-сколько слоняется по Землям Мёртвых. Исключая условную должность, условного "придворного мага" у Жнеца. Так что по мере приближения, лишь головой слегка отпрянул назад, параллельно вопросительно приподнимая бровь. Без напряжения, удивления, страха и тому подобного. Может даже вспышка интереса походила на то, что может вытворить сам Вестник при подобных обстоятельствах. Но похожего продолжения оно не получило, как и не было тех эмоций, которые должны задеть собеседника, так что можно было и дальше поглаживать ребро на косе. История так и не получила продолжения. Когда собеседник отвернулся, Гробовщик на пару мгновений недовольно скривился. - Как так можно? Взять и скатиться на банальности. Видать день особенный. - Пение душ об этом напомнило, да вот причина происходящего пока оставалась где-то в омуте мыслей Проповедника, которыми он упорно не хотел делиться, постоянно отвлекаясь. И вот, опять. Вопрос лишь отдалённо смежный с темой беседы. Если она вообще сегодня есть.
- Давай ты меня об этом спросишь хотя бы через пару-тройку тысячелетий. Пока мои приоритеты слишком просты и сравнить могу лишь со своей смертной жизнью, где у меня были сложные отношения со смыслом существования. Сейчас меня полностью устраивает изучение собственного мира, если сказать в очень общих чертах. Так что рано задумываться о смысле. О нём вообще задумываться вредно для здоровья. - Как-то не совсем та тема беседы, которую хотелось поддерживать и ударяться в филосовствование тем более. Мог, но не хотел, совершенно. И без того неприятные мысли уже попытались утянуть за собой буквально несколько секунд назад.

21

Проповедник недовольно покачал головой. В голосе его прорезались наставительные нотки, которые продержались не более одной фразы.

- Об этом стоит задуматься как можно раньше, юный Вестник. Потому как пустота мыслей и стремлений редко остается в одиночестве.

А затем его взгляд вновь нашел глаза Гробовщика. Вот только не было в них больше ничего кроме размеренного спокойствия порядком уставшего существа.

- Знаешь чем опасна тьма? Она первая спешит составить компанию снедаемому сомнениями разуму. Кажется, будто она несет спасение, не требуя ничего взамен. Но то не более чем уловка - она пробуждает и многократно усиливает все самое отрицательное, что есть в душе. Жажда силы, гордыня...

Он оборвал себя на полуслове.

- Однако, пустота сама по себе не является чем-то плохим. Так, приведя свои мысли и чувства в порядок, можно услышать пение находящихся в потоке душ. Из-за особенностей строения Вестников, ты, Гробовщик, не можешь ощущать его постоянно - лишь изредка, когда воедино сходится целый ряд обстоятельств. Как сейчас...

И вновь зазвучало причудливое пение, лишенное слов - одна лишь причудливая музыка, сочащаяся грустью, что находила свой отклик в очах Проповедника.

- У тебя есть вопросы.

22

- ... Э? - В некотором замешательстве наклонил голову чуть в бок, рассматривая собеседника под другим углом, словно не веря своим глазам, ушам, но молча выслушивая. - Он же не серьёзно? Разыгрывает меня? Он же тут практически единственный любитель пошутить. Но так при чём здесь тьма? Пустота. Нет, я конечно могу притянуть за уши, что это относится к теме беседы некими окольными путями и от подходит к сути рассказа издалека. - Коса перекочевала в правую, а левой перехватил челюсть под шеей, да излишне задумчиво потирал её. Когда Проповедник умолк и дал слово, а голоса снова отзвенели, давя на душу своей печальной песней, внешне им не поддался. Даже на эти мгновения закрыл глаза, будто обдумывая с чего же начать. Видимо с начала, по порядку возникших вопросов, пусть и кажущихся насмешкой или глупостью. Первым было разоблачение прошлой насмешки. Или глупости.
- Стоп-стоп-стоп... Ты же не принял мои слова за чистую монету? Мне казалось тебе уж не нужно разъяснять, что я просто не хочу говорить на эту тему и это было отшучиванием. - Либо не готов говорить. Своё прошлое он уже отпустил, почти, должно стать легче, но оно его не отпустило. Старые привычки остались, как и персональные демоны.
Теперь уже Гробовщик вопросительно-тревожно заглядывал в глаза Проповеднику, будто тревожась, что тот заболел. Пожалуй, именно эти слова и просились на язык. Так что, немного ссутулившись, поскрёбывая ногтем по подбородку и поглядывая уже снизу вверх, всё же выдал свои вопросы. - Вопросы... Ты заболел? Я совсем дитя малое? ... Или это всё же связано с рассказом про возгордившегося Вестника, который упал во тьму и стал Вестником Скорби? Но как это связано с пением душ? Какие обстоятельства? - Смелое предположение про исчезновение, но логичное и хоть как-то оправдывает внезапные изречения Проповедника. Не факт, что верное, ошибиться сейчас не страшно. Договаривал свои слова уже плавно прекращая излишне паясничать, как и исчезали нахлынувшие лишние эмоции. Замешательство, искусственно подправленное удивлением, недопониманием. Всегда кривлялся больше, чем чувствовал на самом деле, даже в собственных мыслях. Что уж тут поделать, ещё одна укоренившаяся привычка-маска. Надо же как-то себя развлекать. По собственному мнению, Проповедник наверняка должен был это понимать ибо как иначе с теми, кого в глазах своих превозносишь.
- А сомнений у меня хватает. Неприятно.

оффтоп

Юный падаван, к тёмной стороне легко обратиться. На пути своём осторожен будь.

23

- Я и забыл насколько ты молод.

Взгляд Проповедника потух. В нем не было ничего, кроме попыток понять Гробовщика. Но с каждым новым произнесенным Вестником словом разгоралась скука, что расправляла свои серые крылья над разумом древнего существа.

- Безразличие к своим обязанностям сковывало Крюка все сильнее, деформируя изнутри, пока однажды он не перестал слышать пение душ. Ему было не интересно. Перед ним была новая, перспективная цель - обрести могущество. Но каждый Вестник - шестерня в механизме мироздания и отсутствие полной самоотдачи может привести к ужасным последствиям.

Своевольный клинок грусти рассек пространство, вынуждая беседу истекать незримой кровью тягостного молчания.

- Надеюсь ты понял. Ничто не должно мешать делать то, что должно.

Проповедник завершил свою речь и растаял в воздухе, оставив Гробовщика на берегу Реки душ.

Гробовщик + 20 бп

24

Проповедник ушёл, оставляя Гробовщика наедине с его глупой выходкой. Мельком взглянув на косу, отправил её ожидать нового призыва, а сам медленно выпрямился. Медленно, будто что-то мешало сделать это сразу, да и на лице не осталось ни следа от привычной маски, даже полу-улыбки. Поздно.
- Тц... - Цокнув языком, наградил ближайший камень взглядом полным ледяного гнева, хотя больше подошло бы зеркало, - Идиот.
Впервые с ним пытались поговорить о чём-то серьёзном, важном, но отчаянно не хотел это принимать, извращая всё в шутку, пока не стало слишком поздно. А Проповедник видимо был не в том настроении, что бы одёрнуть раньше или перетерпеть, продолжая свой рассказ.
- Забыл... Ведь с этого разговор и начался. Разве нет? - Уже не важно. Злиться на себя тоже бессмысленно, уже ничего не изменить. Разве что опасался, как бы в другой раз Проповедник не стал более пренебрежителен к нему. - Это было бы... Досадно. - Оставалось только обдумать сказанное. Несмотря на реакцию, всё было услышано. Слова кажутся простыми, понятными, где всё само собой разумеется. Тьма, пустота, цель. Всё это. Да вот едва ли мог похвастать, что на душе у него всё так, как должно. Царила там пустота необъятная, которую и не знал чем может заполнить, раз за разом отвлекаясь на свои маленькие "исследования", да пряча за дурачеством. Заполнить её чем-то существенным одним лишь желанием было просто невозможно. Действительно, отличная мишень для тьмы. Что бы понять, должно что-то случиться, а пока... Лишь рутина. Слишком слаб, что бы ему поручали что-то серьёзней обычного сбора душ, остальное время проводил как человек. Оно ближе, понятнее, но не правильно. Следует наконец-то осознать свою новую ипостась.
- Делать, что должно... А что должно и не должно? - Бездна неизвестности. Устроившись на камне, на который взирал уже опустевшим и невидящем взглядом, вновь обратил всё внимание к реке душ. Может услышит снова? Хоть и не узнав, что же за особенный день и час настал для Вестника.
Не мало времени было проведено там, даже если голоса утихнут для него. Зато его пустота и сомнения всегда с ним, а сомнения порождаются незнанием и неуверенностью. Так что же должно стать первым в поиске смысла существования?


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 13 февраля 17067 года. Гробовщик. Берег Реки душ