Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Произведена выдача аренных билетов, следующая ожидается в конце лета-начале осени. Арена снова ожидает своих гладиаторов!

Подведены итоги Лотереи "Игра Демиурга".

Внимание! Событие Spellfinders: Misterium Battle Royale возобновлено!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июль 17083 г. – Кардос. Мия, Альфарий, Ивейн.


Июль 17083 г. – Кардос. Мия, Альфарий, Ивейн.

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

***

«Дрянной городишко», – первые мысли сошедшей с вифрэйского судна девушки были совершенно далеки от романтических красот, открывавшихся глазу. Прекрасный вид: солнце золотило мирно покачивающиеся волны, плавно уходя за горизонт. Но с Кардосом Мию связывало немало пренеприятных воспоминаний: несколько лет назад ей уже приходилось здесь бывать и в первый же день маленькую хвостатую обокрали, оскорбили, ей пришлось побывать в воровском притоне, сбежать оттуда... И всё из-за несчастного медальона Зрячей! Кто знал, что вернётся она сюда уже Прозревшей, с определённой миссией, важной для вифрэйского народа. «Такой ва-ажной!», – саркастически протянула Апетри. – «Экая важность – подрабатывать посыльной, носясь с материка на материк». Впрочем, повода для недовольства, помимо личной неприязни к Кардосу, у Мии не было – она получила разрешение на обучение в Аклории, куда и отправится по пути. Вот занесёт только небольшую резную шкатулку, наполненную чем-то, что не стучит о её стенки, даже если постараться и потрясти. Открывалась шкатулка тоже особенно, а как – не положено, что здорово бесило любопытную хвостатую.
Потянувшись и сладив с шатающейся походкой после продолжительного плавания, Мия оценивающе оглядела порт. «Мда-а, а всё по-старому, смотри-ка. Может, и Ивейн где околачивается, та девчонка... Спасает вифрэйские души от неминуемой простуды», – вспомнив, как ревела в луже в двенадцать лет, хвостатая окончательно потеряла бодрость духа. «Ехать надо отсюда поскорее. И найти караван или попутчика. Одна до Иридиума точно не доеду» Перехватив походную сумку, где под ворохом одежды небрежно валялась таинственная шкатулка, и поправив висевшую за спиной лютню, Апетри торопливо зашагала в переулкам, стараясь не замечать мерзкого запаха рыбы, отвратительных шуток и ругани, раздающихся со всех сторон – уставшие к концу дня грузчики заканчивали ежедневный труд. И скоро завалятся в какой-нибудь трактир... Как и Мия, которая направлялась в «Сварливого Дракона» с очевидной целью – избавиться от своего груза.

***

http://s4.uploads.ru/wxdnv.jpg
Огромное. Трёх, нет, двухэтажное и огромными окнами. В каждом горел яркий свет и даже на почтительном расстоянии был слышен гомон и хохот. «Незабываемое местечко» Тёмное дерево, казалось, скрипело под грузом пошлого веселья и Мие казалось, что оно, того и гляди, развалится. Погребет под себя посетителей, привязанных лошадей, кучу людских пороков... В таких местах Апетри бывала нечасто. Никогда.
– И это... оно? – во взгляде плескалось золото, а в голосе зрело недоверие и подозрение, что за серебряный старый пройдоха отвёл её в какой-то притон. Словно подтверждая мысли девушки, из широко открытого окна вылетела порция еды, а следом за ней – подвыпивший посетитель. «На очереди – столы и стулья», – констатировала Мия.
– Н-нет, нет, ты за кого меня-то принимаешь, деточка? «Сварливый Дракон» как он есть! – засуетился старик, но заметив взгляд вифрэйки тут же выпрямился и выпятил грудь колесом и жестом потребовал деньжат. Видимо, почувствовал, что деньги сегодня с неё можно сразу сорвать, без торгов. Делать нечего – расплатилась. «Мы не жадные, пф»
Неторопливой, но прыгучей походкой Апетри отправилась прямо к этому мрачному зданию, которое действительно чем-то напоминало спящего старого дракона с на редкость скверным характером.

***

http://s9.uploads.ru/xvmpZ.jpg
Во время службы в Ордене её наставники всегда говорили и неустанно повторяли: «Главное – произвести впечатление». Какое – неважно, зависело от цели визита. Этот урок вифрэйка запомнила навсегда и с удовольствием пользовалась наставлением. Тем более, что ей было нужно внимание большинства публики – пусть тот, кому нужна шкатулка, сам к ней идёт, её внешность ему наверняка описали. И имя. Больше – ни слова, слишком много информации третьим лицам Зрячие никогда не давали.
Мия пинком распахнула дверь и на мгновение замерла, требовательным взглядом окидывая собравшуюся толпу. Взгляд цеплялся на тёмные углы, где заседали куртизанки и их клиенты и шумный центр, где кутила огромная компания гномов. К гномам у Апетри тогда ещё не сложилось особенное отношение, поэтому взгляд на них девушка не заострила. Окна открыты, но толку? В воздухе витал табак, дешевый парфюм, перегар и прочие запахи, какими могут похвастать дешевые кабаки для нищих и опустившихся, для непривередливых странников и их тёмных делишек. Кутёж продолжался, но вифрэйка осталась довольна – за неё зацепилось несколько взглядов, а больше и не надо. Оделась Мия впервые в жизни не как бродяжка, теперь в ней можно было хотя бы признать девушку: белая блузка с широкими рукавами была спущена в плечах, корсет и удобные кожаные штаны со множеством хитроумных заклёпок и тайных кармашков, где можно прятать краденное добром и сапожки на невысоком каблуке. Неизменная гордость вифрэйской расы  – фантазийный в своей пушистости хвост топорщился, а ушки чутко поворачивались вслед интересующих Апетри звуков. Завершали образ лихорадочно блестящие бронзовые в освещении глаза и струящиеся по спине каштановые локоны.
Найдя свободный столик, девушка уселась, всем видом выражая дурное расположение духа, скрестила руки на груди и принялась ждать.

Отредактировано Мия (2016-05-28 14:10:49)

2

Кардос. Торговый порт Мистерийской империи, удобно расположившийся на южном побережье человеческого государства, словно золотистая туфелька, поправшая лазурное покрывало, привлекал внимание еще издалека... Разноголосый гвалт, ароматы специй, шуршание дорогих тканей, звон драгоценных металлов и глухой грохот ящиков, швыряемых с кораблей на берег и обратно. Альфарий бывал здесь и раньше, когда родители решали вдруг понежиться на теплом южном солнце, но было это еще в бытность совсем ребенком, так что у имперского офицера не было какого-то особого мнения на счет этого города. Но, тем не менее, он был рад, что именно его, а не кого-либо еще направили в такую даль в качестве караула и получателя некоего груза.
Сию новость он застал в своем форте, прочитав письмо стоя на стене и был изрядно шокирован. А еще - обрадован. Хорошая возможность покинуть жесткий континентальный климат и немного отдохнуть на югах, хотя бы морально. События последних лет и без того надламывали Альфа: постоянные конфликты с нелюдями в коллективе и в союзных взаимодействиях, следующие за ними выговора, да еще и увеличение потерь от возросшей активности нежити. Нужна была краткая передышка и служебная командировка - настоящий подарок судьбы. Или учтивого командования...
Так или иначе, но Альфарий уже третий день как был  в Кардосе, изучая местные достопримечательности, а так же бордели и кабаки. Впрочем, загулять не удалось - город, будучи важным торговым портом, пестрел представителями различных рас и вся эта палитра крови отдавала неприятным привкусом. И хотя под конец он несколько привык ко всем этим острым ушкам, стройным эльфам и светлолицым архонам, расслабиться до конца так и не получалось.
И вот настал четвертый день. Приближался вечер и Альф, одевшись по военному строго, следовал в направлении Сварливого Дракона. О каменную кладку дороги гремела окованная подошва сапог, скрипела плотная, стеганная кожа жилетки, одетой поверх серой рубахи. На ногах же были простые шерстяные штаны с кожанными уплотнениями в коленях, подпоясанные широкой кожанной портупеей, тускло сверкающей на закатном солнце нечищенной бляхой. По правую руку на ремне висел меч, по леевую из специального чехла торчала рукоятка цепы. Позади офицера шло еще пятеро так же одетых крепких парней, с суровыми глазами, чуть подернутыми легким похмельем. Это был состав его караула, который он разместил вокруг таверны на всяких случай, а сам пошел внутрь.
К слову, вошел в таверну Альфарий сразу следом за пушистым хвостом симпатичной вифрейки, коей прикрывал одетые в кожу ноги девушки. Эти самые ножки и приковали взгляд воина, заставляя его чувствовать неприятное смущение, смешанное с отвращением. Но против природы не пойдешь и приходилось признать силу очарования и красоты каштанновой лисички, легко вошедшей в обитель порока и похоти, мило отворив дверь ударом ножки. Как только ее спина скрылась внутри Альф о ней перестал думать, сосредотачиваясь на задании.
Внутри все было как в таверне в вечер пятницы - ликование хмеля и блуда. Было полно гномов, людей, эльфов и даже пара вифреев, но все они были так или иначе пьяны. Мужчина же искал "желтоволосую вифрейку" по имени Мия. Именно у нее был нужный груз.
Однако, нужной цели видно не было. Из пяти присутствующих тут вифреек ни у кого не было желтых волос. И во время этого внимательного осмотра взгляд офицера вновь упал на мрачного вида вифрейку, с блестящим взором и каштановыми волосами. Приглядевшись, Альф увидел легкую желтизну, подавленную в дымном сумраке кабака до темно-каштанового. "Это она?"
Альфарий во время своего осмотра медленно шел к стойке, а добравшись до нее заказал кувшин медовухи и уже с ним пошел прямо к девушке, запримеченной им еще на входе. Не спрашивая разрешения сесть, воин приземлился в стул напротив вифрейки и поставил на центр стола кувшин.
- Судя по вашему недовольству, вас что-то гложет. Я просто не мог пройти мимо не предложив  вам выпить, таким образом одолев в этот прелестный вечер всякую думу, мучающую вас.

3

Мия не додумалась заказать себе выпить, о чём она, однако, не пожалела. Наблюдение за тем, как алкоголь поглощают потные и мерзкие тела, перебраниваясь между собой, у кого угодно отобьёт аппетит. По крайней мере, так думала вифрэйка до того момент, как перед ней приземлился... человек. Сам факт того, что у наглеца не было ушей, говорил о многом, а именно: полулиса будет язвить, подозревать и мнить мужчину во всех грехах. Не последнюю роль в этом сыграло воспитание ордена, лозунг которого был «Доверяй только своим!». А к своим причислялись все, кто обладал пушистыми ушками и хвостом. Впрочем, по опыту знакомств, далеко не у всех знакомых вифрэев последний элемент наличествовал. С этим моментом тоже был один забавный случай, и возможно, поддавшись порыву ностальгии, Апетри бы приободрилась, но когда перед тобой сидят и пытаются завязать беседу, все усилия порыться в собственном прошлом сразу сходят на нет. Во взгляде, коснувшегося кувшина, скользнуло отвращение – Мия не пила не потому, что не любила, а потому что так внушили. Выпивка развязывает языки, что для Зрячих было просто недопустимо. Девушка легко коснулась сумки, в которой также хранился дорогой сердцу кулон со скрытым символом её ордена.
Молчание затягивалось, пора было его нарушить:
– Обойдусь без выпивки. Не у всех настроение поднимается от пары глотков медовухи, – говорить вифрэйка собиралась спокойно и безразлично. Но как-то не получалось в присутствии этого типа сохранять спокойствие, поэтому в нежном голоске полулисы скользнула язвительность. – Вы, с позволения, кто? – подняв глаза, Апетри попыталась припомнить портрет, который ей описали. «Кареглазый высокий старик? Спасибо, орден, вы как-всегда точны в описаниях!», – мужчина уж точно не выглядел стариком, хотя, по хвостатым меркам, был точно умудрён опытом. Но чёрт возьми, могли поточнее описать! «Или всё же не он?» – Аль... – с невероятным усилием, но девушка сумела выговорить длинное имя, что для вифрэйки сродни подвигу. – Неужто Альфарий? – с хитрецой глядя на сидящего напротив, Мия притянула поближе к себе сумку. Пока она не удостоверится, товара он не получит. Тем более, что доверия Альфарий не вызывал.

Отредактировано Мия (2016-05-28 15:24:30)

4

Девушка явно не оценила мужского напора Альфария, довольно четко давая ему понять, что сегодня на спонтанные знакомства не настроена и следует имперскому офицеру катиться куда подальше, пока еще и под хвост не дали. Без сомнения, все это изрядно подзадорило охотничий инстинкт воина, но здесь он по долгу службы, а не в силу своей любви к простецкому веселью и хмельному меду.
А девушка тем временем продолжала, своим язвительным тоном в дальнейшем давая понять, что и люди ей в целом неинтересны. Впрочем, вскоре вифрейка выдала, что и сама находиться в этом Богами сглазенном месте не в силу какой-то романтической любви гулять по вечерним пятничным кабакам, с мрачным видом отшивая похотливых имперских солдат. А произошло это очень просто - она назвала Альфария Альфарием. А точнее даже сказать верно указала его имя... "Это точно она."
- Эх, а я расчитывал на шпионскую игру с выпивкой и речевыми баталиями и поддевками, но вы вот так вот просто рушите мои надежды. Совсем как та мышка из популярной крестьянской басни. Хвостик у вас как раз тоже имеется, - мужчина непринужденно улыбнулся, разливая по кружкам сладкий мед, - Да. Я Альфарий. Офицер армии Его Величества! А вы... Мия? Простая вифрейка, оказавшаяся замешенной в большие межгосударственные игры. Эх, а так прекрасны и молоды для этого... Или как раз?
Подмигнув, офицер опрокинул кружку, залпом выпивая содержимое, а после воспросительно посмотрел на собеседницу.
- Может все таки выпьем? Вечер обещает стать длинным, а там следом ночь... Кто знает, что нас ждет ночью? Может, смерть? Именно поэтому мы, солдаты, так любим веселиться...
Альфарий вернул кружку на стол и откинулся на спинке стула, подробнее оглядывая обрамленное каштановым волосом лицо лисички, а так же сами волосы, ее руки, оголенные плечики и подтянутый корсетом торс. И это скорее был осмотр на наличие оружия, нежели хищный взгляд доброго зверя, хотя все эти оттенки и перемешались друг с другом в карих глазах воина, неумеющего врать взглядом.
Альфарий нашел девушку очень красивой, не смотря на ее расовую принадлежность, но, похоже, именно она не позволяла дворянину проявлять галантность. Хотя... Галантность явно не для этого места.

5

– Вот с мышкой меня, конечно, не сравнивали, – хмыкнула Мия, расслабившись и откинувшись на спинку стула. «Он. Ну, вот и отлично», – мысль, что перед ней разговорился не абы кто благотворно действовала на улучшение настроения девушки, и что отшивать никого не придётся. «Впрочем, кабак – не корабль, тут всегда есть возможность сбежать», – после продолжительного плавания и, будучи единственной вифрэйкой на палубе, Апетри начала по-настоящему ценить простор для побега, которого там, если честно, откровенно не хватало. – Расскажете басню? «С человеческим вариантом я ещё не знакома, хех» Как пафосно, сир Альфарий, – притворно осуждающе покачала головой хвостатая, однако было видно, что такой поворот разговора её вполне устраивал. – Всё выглядит так? Хм, как внешность бывает обманчива.
Мия не отрывала взгляда от того, как офицер разливал по кружкам напиток. Не потому, что подозревала, что он что-то подмешает: подобно Альфарию, она привыкла к осторожности и подобная слежка – лишь последствие выработавшейся мнительности. Помимо этого, полулица постоянно вертела ушками в разные стороны, потому что не могла решить: позволить себе всё-таки выпить или как? Она даже не знала своей реакции на алкоголь.
– Для приключений, интриг и... государственных игр – никогда не поздно. Вы ведь тоже замешаны в этой мелочи. В курсе ли вы, что я должна вам передать? – не проверка, хотя так и выглядело. Мия просто пыталась удовлетворить ноющее любопытство, не затихающее с начала путешествия и ставшее к этому времени привычным.
– Может, и смерть, – равнодушно согласилась Апетри. – У вас, в Империи, вообще ночью спокойно не погуляешь – то воруют, то убить норовят, – неожиданно пожаловалась полулиса, ненавязчиво заправляя выбившуюся каштановую прядку. С ней такого и не приключалось. «Наслышана, каждый второй вифрэй, вернувшийся с большого материка об этом рассказывает! Грабежи, насилия, убийства – что за государство такое? И тут я собралась учиться?»
Мия окинула оценивающим взглядом Альфария. «Под два метра ростом или где-то так?», – прикинула на глаз девушка, в очередной раз чувствуя себя коротышкой. «А каково гномам?», – фыркнув мыслям, вифрэйка, бросившая взгляд под стол, заприметила оружие. «Внушительно, м-мда. А ему, часом, не по пути к Иридиуму?»
– Ладно, выпьем, – кивнула хвостатая, чувствуя какую-то досаду, что таки уступила. «Только пригублю. Совсем немного. Не входи в раж, Мия, помни зачем ты здесь!»

Отредактировано Мия (2016-05-28 16:01:06)

6

Наконец-то оборона девушки, составленная из язвительного тона, подозрительности и недоверчивости пала. Хотя, конечно, в голове Альфария все выглядило приукрашенно, благо, сквозь дымку обмана еще проблескивался свет пыткого разума. Мия пошла на диалог и это было хорошее начало вечера.
- О, эта басня стара как мир и в каждом селе рассказывается по разному. Так что едва ли я тот человек, который сможет посветить вас в каждую деталь сего произведения народного фольклора... Что до внешности, то могу сказать одно - так и должно быть. Разве нет? Когда короли не хотят привлекать внимания, они привлекаю простых людей... Свиду... - на этой расплывчатой ноте Альфарий перешел внимательно слушать девушку. Внимательно в том плане, что до этого была праздная беседа, но задетый вифрекой вопрос сейчас касается дела и человеческого, а так же лисьего любопытства.
- Все, что мне известно - это груз. Вот и все. Может быть, какое-то оружие. Яд или зелье... А может драгоценный сувенир, которому судежно висеть меж прекрасных склонов груди кузины графа Валенсии, за коей ухлестывает принц Кардоский. Кто знает? - мужчина вновь взял кувшин и наполнил свою кружку медовухой, будучи уже готовый к тому моменту, когда Мия вдруг согласилась выпить.
- За пушистые хвосты и любопытные ушки! - под такой простой тост была опрокинута вторая порция Альфа и первая Мии. Воин едва ли почувствовал приторный хмель чудного напитка, уже привыкший к пьяному веселью, а вот реакция собеседницы представлялась ему очень интересной. Как говорится, истина в вине... Ну а в данном случае - в медовухе!
- Ну так... Где груз? Покажешь, Мия?
А тем временем мужчина не давал кружкам пустовать. Нет-нет, он не хотел напиться сам и уж точно не хотел спить свою, как уже выходит, напарницу, просто лично Альфарий не мог терпеть перегара не источая его сам, да и мрачный настрой вифрейки так и поднывал развеселить ее, дабы прояснилась улыбка, показывая Мию совсем с другой, с куда более привлекательной стороны.
- А впрочем к черту груз. Он ведь с вами? Пусть так пока и будет. Здесь очень шумно и людно. Пойдемте лучше погуляем по вечернему городу и прихватим нашего друга с собой.
Под словом "друг" Альф конечно же имел ввиду выпивку.

7

«Пф, не хочешь рассказывать? Ну и ладно», – спрашивала девушка о басне просто из любопытства, поэтому особо не расстроилась, когда Альфарий отказался поведать ей деревенскую историю. О мышке. С хвостиком. От такого сравнения вифрэйка снова фыркнула, забавно махнув своим пушистым хвостом. «В Ардэнии за такое ему бы не поздоровилось, хех»
На этот раз Мия не потрудилась даже скрыть своё разочарование: весь вид её говорил «Что?! И ты не знаешь?!». Надежда вызнать подробности о грузе окончательно канули в Лету.
– В том-то и дело, что никто не знает, – поникшие на миг ушки были весьма красноречивы, но девушка уже решила, что не даст испортить себе настроение и хороший вечер этой треклятой шкатулкой, которая наверняка не раз причинит ей, как посыльному, кучу неприятностей.
Тем временем настрой вифрэйки после первой кружки резко скакнул вверх, окружающие выглядели не столь отвратительно (от такого мировосприятия ещё чуть-чуть и голова пойдёт кругом!), что Мие не слишком пришлось по вкусу. «Ещё кружка – и я готова. Расспрашивайте все, любой секрет ордена бесплатно!» Впрочем, наша хвостатая сегодня явно была недовольна всем подряд, так уж задался день.
– Ну так... Где груз? Покажешь, Мия?
– Тебе так уж любопытно? – насмешливо приподняла бровь девушка, тихо простукивая пальцами весёлый мотив по опустевшей кружке. И вот, Альфарий таки передумал к облегчению вифрэйки: расставаться со шкатулкой она пока решительно не хотела в силу природной вредности и упрямства. – Вперёд. «Только на сегодня нашего друга мне, пожалуй, хватит» В этом городишке полно занятных мест... но увы, я знакома только с не самыми безопасными, – воспоминания о притоне, в который Апетри пришлось смотаться за медальоном, снова живо возникли перед ней. Она до сих пор живо помнила, как бродила по ночному Кардосу в поисках этого места... Спустя столько лет Мия знала дорогу и сомневалась, что город портов успел измениться до неузнаваемости. – Куда держите путь, Альфарий? – поинтересовалась девушка, едва они покинули «Сварливого Дракона». – О-о, так вы не одни, а с целой... шайкой разбойников? – ироничная улыбка возникла так же внезапно, как и исчезла. Вифрэйка с прищуром всматривалась в лицо офицера, с интересом подмечая его реакцию. Правда, тот факт, что приходилось задирать голову, её совершенно не смущал. Скорее, раздражал. «Что ж вы все такие высокие?!»   

Отредактировано Мия (2016-05-30 12:06:15)

8

Улица встретила Альфария и его новую знакомую плотной стеной свежего воздуха, словно они шагнули из жерла сернистого вулкана сразу на небеса. Прохлада вечера, теплый бриз, первые звезды на небе, уже очищающийся от медной окраски уходящего заката, а так же серебристая луна, изрытая черными котлованами кратеров, - Кардос встретил их возвращение на свои улицы прекрасной погодой летнего вечера. Мужчина сделал глубокий вдох, наслаждаясь столь прекрасной и непривычной погодой, взглядом замечая багровую стену облаков, освещенную солнцем. Еще немного и оно скроется на совсем, так что офицер ловил прекрасные моменты.
- Ах, эти крепкие мужи... Это мои солдаты, они, как и я, обеспечивают безопасность груза. Мы здесь уже четвертый день и не тратили время зря, так что не серчайте сильно на бойцов... Не часто людей с жестокого севера посылают в такие прекрасные края. А на меня можете - мое поведение не подобает ни имперскому офицеру, ни дворянину... Слишком много крови и грязи налипло на меня, чтобы я обманывал себя и окружающих какими-то мнимыми идеалами. Это не для пехотинца...
От внимания Альфария не скрылось то, что расположение духа девушки настойчиво отказывалось идти вверх, а выпитая кружка лишь спасла от его дальнейшего падения. Благо, медовуха по прежнему была с Альфом, но он пока не спешил применять это оружие. В конце-концов, его цель насладиться вечером и приятной компанией, а не прослыть алкашем и озабоченным грубияном!
-  А вы не местная? Я надеялся, что вы, Мия, проводите меня по вечернему Кардосу. Сводите на пляж или похвастаетесь местной набережной... И вообще, может покончим с официозом? Давайте перейдем на ты, а то этот этикет так стесняет, будто я на балу с напыщенными девками, а не в Кардосе с красивой вифрейкой. Давайте просто погуляем и пообщаемся... Если не против. Я не стану навязываться. Можно просто получить груз и разойтись. Но лично я очень расстроюсь, что потерял возможность провести летний вечер в компании красивицы-вифрея в Кардосе! Я и без того не слишком часто культурно отдыхаю, а тут еще такая возможность, прямо Судьба...
Альфарий плел красиво, но, по обыкновению, от чистого сердца. Не было уже пошлых мыслей, а было действительное желание приятно погулять и развеселить деаушку. Нет ничего хуже грустной дамы ... Так считал Альф.
И по мере того, как парочка двигалась по улице, пятеро бойцов шли следом на небольшом удалении, держась строго и сосредоточено.
- Я понял! Вы не любите Кардос? Давайте прогуляемся за его стены!

9

Вифрэйка с удовольствием вздохнула – вечернее спокойствие, столь не типичное для Кардоса, её радовало. Ещё бы, в такой компании можно чувствовать себя в безопасности, что в городе портов для Мии было в новинку. Как-то она привыкла здесь попадать в неприятности... Речь Альфария девушка хоть и выслушала, но никак не прокомментировала, выделив для себя, что за вечер он ей ни разу не соврал. И вообще был искренен, что для мистерийца, по мнению Апетри, было чем-то из ряда вон выходящим.
– К счастью, я коренная каталийка. Всю жизнь прожила в Ардэнии, – при воспоминании о родине, которую она покинула несколькими неделями ранее, девушка ностальгически улыбнулась. Да, она даже немного жалела, что решила поступить в Аклорию, хоть амбициозность и не позволяла остаться на всю жизнь жалкой Прозревшей в весьма посредственными способностями в магии – что такое шестой порядок воздуха и пятый света в Академии? Наверняка весьма слабый дар.
– На ты даже лучше, – согласилась хвостатая.
От очередной отповеди Альфария, девушка даже рассмеялась – непринужденно и легко, но это был первый смех за этот долгий день в ненавистном городе. «Он умеет заговорить зубы. Так ли прост офицер Мистерийской империи? Впрочем, у всех людей есть... как они говорят? Скелеты в шкафу? Да, не чета нашему простодушному хвостатому народцу. Вот воссоздаст какой-нибудь великий магистр-архимаг Луну – и вернутся вифрэи на историческую родину. Что они без наших алхимических зелий делать будут? Кроме нас в этом весьма талантливы разве что шедимцы... Но эти вместо исцеляющего отвара и яд поставить могут. Жуткий люд», – Мия серьёзно задумалась, поэтому следующая реплика Альфа немного вывела её из душевного равновесия.
– А-а? Хм. Ты не прав. Я этот город ненавижу, – ничего прекрасного в Кардосе Апетри не видела с самого начала, поэтому легко поддержала прогулку за город. Тем более, что за пределами Кардоса – целая империя, и для впечатлительной девушки там будет всё в новинку. А вифрэйка была падка на всё новое и неизвестное, как тут откажешься?
– Ты так и не ответил на мой вопрос. Куда после Кардоса занесёт нелегкая офицера великой империи?

Отредактировано Мия (2016-06-04 16:05:50)

10

Альфарий шагал рядом с Мией, внимательно слушая ее, оглядывая улицы и иногда бросая взгляд на нее, ее тело и очень привлекательный вид. Быть высоким давало очень большие преимущества и воин сейчас в полной мере наслаждался ими.
- Я прибыл с северных притоков реки Ристел, гораздо севернее монастыря огня. Моя служба проходит в пограничном форте, где я нахожусь в должности начальника. Туда же и вернусь, как только выполню задачу своей командировки. - пока Альф говорил, они дошли до городских ворот. Пара минут и парочка покинула пределы города.
- Прекрасный вечер... Давай выпьем еще? Мои люди не будут нас беспокоить. Хочу протянуть этот вечер по максимуму... - мужчина откупорил кувшин и протянул его Мие. И если та примет предлоджение, то выпьет следом сам, ежели нет, то продолжит нести хмельной напиток с собой.
- На Каталии наверняка лучше, чем здесь, на континенте. Остров сказок и отдыха... рад, что познакомился с коренным представителем. Не стану спрашивать, что заставило тебя покинуть родной дом... И что заставляет ненавидеть Кардос. Тайны твоей души... Не буду лезть в них.
Альфарий глубоко вздохнул, пожимая плечами своим собственным мыслям. Он еле сдерживал себя от того, чтобы легонько приобнять вифрейку - от выпитого, а так же от теплого вечера и приятной компании его душа размякла и потеплела. А тем временем пятеро бойцов чуть отстали, не мешая неспешному общению парочки, предоставляя их самим себе.

11

«В портовых городах всегда так сыро или спасибо удачной погоде?» – Мало того, что низкая, так после каталийского климата ещё и мёрзла неимоверно. А что поделать? После влажного тропического климата, считай, лето круглый год даже Кардос, славящийся мягкой погодой, был холодным городом для каждого непривычного вифрэя. За разговором Мия и не сразу заметила, что они покинули черту города – что бы там не говорил Альфарий, но рассказчиком и собеседником он был очень даже неплохим.
«Северных притоков?» – девушка примерно представляла, о чём говорил офицер, поэтому невольно поёжилась. – Как вы там не мёрзнете? – недоверчивый взгляд, адресованный из-под чёрных ресниц был исполнен... ужаса? Да, вифрэйка с трудом представляла, как люди (и не-) могли жить в таких ужасных условиях: это же просто ад на земле. Но девушка не могла не отметить, что до Иридиума в компании Альфария она вполне могла бы доехать, изъяви он такое желание. Тракты и дороги были размыты в воображении Апетри, но, как ей казалось, им частично по пути. 
Мию особенно и не беспокоили те крепкие парни, что шатались где-то позади – они оказались удивительно ненавязчивыми. С некоторым сомнением хвостатая приняла кувшин, сделав совсем небольшой глоток, и тут же вернув его Альфарию. По телу разлилось приятное тепло, так что вполне тёплая для мистерийца, но прохладная для вифрэйки погода отошла на второй план.
– Мне лучше там, – согласилась девушка, активно вертя головой. Что она ожидала увидеть – непонятно, вокруг ничего, кроме деревьев (довольно непривычных после тропиков, но слишком обычных, чтобы на них задерживать внимание), не было. – Но нет никакой тайны в том, как меня сюда закинуло. Каталия – хорошее место, но там мало по-настоящему толковых наставников. «Есть, очень даже есть. Но я слишком глупа, чтобы осваивать практику сразу, не заучив теорию» Я приехала учиться, – пытаясь подобрать слова, вифрэйка запустила руки в волосы, приводя их в небольшой беспорядок. – А остальное... слишком сложно и не стоит внимания. Как в паре слов расскажешь о пережитом в Ардэнии? И как при этом умолчать о самом важном? В своей болтливости Мия не уставала винить алкоголь, но на деле ей просто хотелось поговорить и, как Альфарию, провести вечер в хорошей компании. Ведь это её первый день на большом материке (опустим испытание несколько лет назад, прошедшее словно в тумане), и стоило его начать как можно удачнее.
– И правда, никогда не знаешь, где тебе повезёт, – задумчиво изрекла девушка, которая от встречи ожидала совсем другое. Отдала товар – ушла, всё. А вот как всё обернулось.
Парение – вещь невероятно полезная, когда ты хочешь смотреть на собеседника не снизу вверх. Поэтому Мия легко оторвалась от земли и невозмутимо продолжила идти, но уже по воздуху. «Хоть как-то компенсировала свой рост», – довольно улыбалась девушка, ловя взгляд Альфария.

12

-Как вы там не мерзнете? - измуленно, испуганно и недоверчиво вдруг спросила вифрейка, глядя на мужчину пронзающим взглядом желтых глаз из-под черных ресниц. На секунду Альфарий оказался оглушен, сокрушен и поражен, но быстро пришел в себя, практически одновременно с Мией поежившись, прогоняя вдруг набежавшую негу в бедрах и мурашки, пробежавшие по спине. Неожиданный взгляд, преисполненный искренности и теплоты глубоко поразил Альфария, словно стиллет, прошедший меж ребрами и вспоровший сердце.
- Мы... Согреваемся. Облачаемся в шкуры и долго греемся у костра, заливая серые будни брагой или медовухой. Или в горячей крови орков, постоянно норовящих нарушить границу. Всякое было... Но лучше девичьей компании я покрывала не нашел, - мужчина туманно глянул в сторону, слегка разводя руками. Он тоже оглядел лес, вспоминая тайгу, сосновый бор и хвойные рощи. Влагу и холод севера, манящего суровыми сказками... Мия была другой. Лиса с континента джунглей и солнца. Так много света мрачный Альфарий представить себе не мог. Лишь в бредовых снах, где свет раздирают чудовища, обличая уродливое лицо обоженного солнца, в котором Альф неизменно узнавал себя.
И вдруг Мия пошла по воздуху! Она буквально вошлебным образом начала шагать по воздуху, как по камню, с издевкой и интересом поглядывая на изумленного вояку. Он и раньше видел подобные чародейские фокусы, но сейчас... Он был поражен! Взлахмоченные волосы вифрейки подернулись от дуновений ветра и лес вокруг зашептался, пробуждая очарованное сознание офицера. И вновь он оглядел всю Мию, но уже в сумраке вечера, где по ее телу, изгибам и складкам одежды играли лунные тени. Девушка словно стала ночной феей, такой юной и такой прекрасной..
- Браво! Ты очаровала меня, я просто сокрушен... Бесподобно, милая Мия. Это просто прекрасно... - рука мужчины вдруг потянулась к ладони девушки, неловко вплетаясь своими грубыми узловатыми пальцами в ее тонененькие пальчики. 
Альфарий быстро одернул руку, словно боясь разрушить чары, сжимая пальцы в кулак и отводя взгляд в сторону, где виднелось ответвление дороги, а там острые тени домов и какой-то шум. А потом визг и некто бежал в их сторону, шлепая босыми ногами по земле...

13

Ивейн любила ночь. Любила свет далеких звезд, в свете которых мир становится будто сотканным из тончайшей паутины. Любила легкие нити ночного ветра, несущего едва уловимые ароматы запахов, которые можно ощутить, лишь когда солнце не сжигает их дотла. Девушка любила ночь. Она не знала, что случилось с ней сегодня, но какое-то безумно романтичное настроение владело ей этой ночью, настолько безмятежное, что она – вопреки себе – надела платье, ярко-синее, под цвет глаз. Длинное, оно свободно спадало до земли, оставляя обнаженными спину и крепкие, натренированные частым плаванием руки, сужаясь на тонкой талии и широкой юбкой не стесняя шага. Волосы она распустила на потеху ветру, и они мягким облаком окутали волшебницу до самого пояса, лишь иногда, качнувшись под потоками воздуха, открывая белоснежную спину, так редко подставляемую солнечным лучам.
Девушка шла босиком в полосе прибоя, оставляя на влажном песке крошечные следы, так быстро стираемые неустанным морем. Иногда ей было жаль, что она родилась такой невысокой, с такой маленькой ногой, что сапожники думали, будто шьют обувь для ребенка. Родители никогда не говорили, откуда они приехали в эти края. Не походила девушка на горожанок-имперок, высоких, пышногрудых, полных соков и здорового румянца. Быть может, она немного больше общего могла бы иметь со статными светлокожими эльфками, если была бы повыше и поизящнее, но – не судьба! Впрочем, кого это волнует, когда она познает тайны магии, медленно, но верно двигаясь вперед, учась покорять лед и воду, дождь и град! Ивейн медленно шла вперед, всем телом ощущая мерное движение прибоя, иногда сладко вздрагивая от соленой пены, мягко касающейся ступней, и чувствуя себя необычайно женственной и свободной в эту ночь. Она ничего не боялась, ведь это была ее стихия. Ее мир. И полная луна, огромным ледяным шаром висящая в небе, равно отражалась в черном море и в синих глазах юной девы, окруженной, казалось, не только лунным светом, но и легким облаком мельчайших снежинок…
В следующем году ей исполняется шестнадцать, и этим летом она наконец-то поедет в Иридиум. В Аклорию. В Академию, о которой грезила с юных лет, ведь куда еще идти учиться магу? Ивейн надеялась, что ее примут в этом году, ведь она достигнет шестнадцатилетия как раз к началу занятий. С упоением гадала она, какой из себя Иридиум, крупнейший город Империи, ее центр… Да, она любила свой небольшой городок и не представляла, как можно жить вдали от моря, но нельзя же всю жизнь сидеть в своем тесном мирке! Мир огромен, он ждет, чтобы его открыли, познали и покорили! Она хотела ворваться во взрослую жизнь бураном, нахлынуть прибоем… найти себя и свой путь. Счастливая, Ивейн закружилась, зарываясь ногами в песок, и засмеялась, запрокинув голову к небу.
Все было так чудесно этой ночью! Но все чудесное когда-нибудь кончается – как подтверждение тому, пара желтых глаз мелькнула в темноте – там, где лес подбирался к пляжу, будто надеясь расширить свои владения, оживить песок, наполнить его зеленью… Девушка смеялась, ничего не замечая, а огромный волк, каким-то чудом забредший почти к стенам города, подкрадывался все ближе. Открытый пляж не дал подобраться вплотную, чтобы закончить все одним прыжком, и девушка, почувствовав что-то, заметив движение краем глаза, успела увидеть мощного зверя, длинными прыжками сокращавшего расстояние. Она обернулась – а он уже рядом, оскалив зубы, изготовившись к последнему рывку. На долю удара сердца раньше, чем волна ужаса поднялась в сердце и вырвалась криком, Ивейн выбросила вперед руки, и поток воды сбил волка – не сильно, но заставив промахнуться и, вздыбив песок лапами, тот развернулся - тугая пружина. Сжалось горло и дрожат от ужаса пальцы, но рефлексы и столько раз отработанные заклинания помогли – и обжигающее дыхание мороза ударило волка в оскаленную морду, покрывая его слоем инея, блестящем в свете луны. Остатками сознания понимая, что волшебный сковывающий холод ненадолго замедлит его, Ивейн подобрала подол и побежала со всех ног, стараясь не дать ужасу затмить разум.
Я успею.
Туда – к дороге, подходящей к пляжу вплотную и ведущую к домам.
Я успею.
Ледяная стрела готова сорваться с пальцев и рассечь ночь.
Легкий шаг за спиной не слышен, но она знает – он там. Ночным ветром мчась по дороге, пустельгой летя над землей... И громче стук сердца, холоднее глаза и ярче разгорается ледяное пламя в груди.
Поворот дороги – завернуть, крутануться водоворотом и послать ледяную стрелу прямо в раскрытую пасть…

Но, завернув за угол и волной вылетев на главную дорогу, ей не осталось места развернуться, ведь все, что она увидела перед собой за мгновение до столкновения – высокую, широкоплечую фигуру.

Отредактировано Ивейн (2016-05-31 07:28:08)

14

Рассказ Альфария девушка слушала с всё возрастающим изумлением. На языке так и вертелся вопрос «Как?!», но задавать его снова Мия не стала. Они жили и воспитывались в совершенно разных условиях и всё, что казалось Альфарию обыденностью, для неё было настоящим чудом. Фантазии представить, каково там живётся, не хватало, а сухая фраза «Неимоверно тяжело» не подходила для переполнявшего вифрэйку изумления о том, что и так бывает, и так живут люди. Раньше Апетри воспринимала все сложности северной жизни как страшную сказку на ночь, что рассказывают непослушным хвостатым. И снег, и вьюга, и множество шкур, и мстительных орков... Девушка судорожно вздохнула.
– Браво! Ты очаровала меня, я просто сокрушен... Бесподобно, милая Мия. Это просто прекрасно... – Вифрэйка польщёно улыбнулась и залилась лёгким румянцем, отводя взгляд. Это была просто лёгкая прихоть, смутное желание показать, что она и такое умеет, и была обескуражена такой приятной реакцией на маленькое чудо. Рука мужчины была тёплой и сильной, у девушки – лёгкой и прохладной. Но ощущение было мимолётным, Альфарий разжал пальцы... Вифрэйка попыталась поймать взгляд мужчины больше по привычке смотреть при разговоре в глаза.
На губах заиграла растерянная улыбка, и Мия сама не успела понять, что творит – разжала сжатые в кулак пальцы Альфария, ненавязчиво снова сплетая их. Девушка хотела что-то сказать: надо было продолжить заманчивый разговор, расспросить, узнать интригующую историю жизни, но крики, стремительно приближавшиеся, отвлекали. Апетри была слишком занята своими мыслями и услышала торопливый топот явно босых и женских по земле...
От удивления и неожиданности, вифрэйка буквально спустилась с небес на землю, выпуская руку мужчины. «Что за?..» Пару шагов назад – и Мия лицезрела весьма любопытную картину: кажется, в Альфария врезалась взбалмошная босая и потрёпанная девица. Русые волосы были в беспорядке, яркое платье оголяло спину и руки и первая мысль вифрэйки была, что девушка сбежала от кавалера... Но лишь поймав взгляд пронзительно синих глаз Апетри узнала в незнакомке давний призрак прошлого, которое, стоило вернуться в Кардос, обступило Мию со всех сторон, зажимая в тиски малоприятных воспоминаний. Воспоминаний, в которых лучом света и спасением была маленькая двенадцатилетняя девочка, которую звали...
– Ивейн!!! – ахнула вифрэйка и тут же заключила подругу в объятия. – Я по тебе так скучала, ты не представляешь! – на минуту Апетри выпустила из своих цепких рук девушку, позабыв об Альфарии. – Слушай, а ты меня не узнаешь? Узнаешь?.. – мелькнувшая мысль о том, что она ошиблась, и эта девушка не имеет никакого отношения к той начинающей адептке воды, заставила побледнеть и виновато отступить на шаг. Но даже так Мия не могла не заметить поразительного сходства с той Ивейн, которую ей доводилось знать.

15

Внимание Альфария было приковано к дороге, странному шуму и стремительно приблежающейся тени. От той былой нежности не осталось и следа, как вдруг пальчики вифрейки расплели его могучий кулак и от этого невероятно пронзительно нежного, теплого и мило озорного действия мужчину обдало жаром, а душа размякла, вдруг оказавшаяся окутанной в шелковые простыни. И вся эта внезапная любовь, вся эта чистейшая эмоция красоты, ласки, нежности, все это вдруг вылилось в невероятно нежные обьятия того сапфирого призрака, что стрелой вырвался из мрака, сильно столкнувшись с грудью воина. Альфарий приобнял девочку, заглядывая в ее бездонные глаза, ощущая резкую боль от мириадов мелких игл, в которые превратился снег, что окутывал Ивейн на пляже. Все это острое, как бритва, марево рассекало открытые участки кожи Альфа мелкими царапинками, но от столкновения их взглядов магия быстро развеялась, а юная красавица оказалась оставлена с не менее прекрасной, нежной вифрейкой. Такое обилие теплых, сокрушающих чувств... Но офицер не забыл о криках, а теперь мог разлечить шлепанье волчьих лап.
Как только девочка оказалась в стороне, Альфарий в Рывке бросился на встречу хищнику, раззинувшему пасть и с громким рычанием кинувшемуся на нового, теперь уже достойного соперника. Кулак воина с глухим ударом врезался в челюсть разогнавшегося зверя и тот, с пронзительным скулением и лаем крутанулся в воздухе, отлетев от мужчину так, будто встретил лбом удар о крепостную стену. Но старый, могучий волк был опытным и стоило ему только встать на лапы и он тут же спружинил вновь, недавая Альфарию выхватить оружия.
Но тот и не пытался.
Два зверя в громком рычании схлестнулись в схватке, два опаснейших хищника столкнусь, не желая отдавать свою жертву сопернику. Альфарий, кровоточащими от предыдущего удара пальцами вцепился в челюсть волка, не давая тому сомкнуть клыки и используя свою массу и силу придавил зверя к земле. Но тварь не сдавалась, извиваясь и норовя откусить Альфу пальцы. И от каждой новой раны его ярость лишь нарастала и достигнув апогея...
Волк разжал челюсть особенно сильно, готовясь одним ударом покончить с пальцами врага, безумия от крови, что залевала его глотку прямо из ран человека. Но в этот момент Альфарий утробно зарычал и разорвал пасть волка, получая струю звериной крови в собственный рот и лицо.
Животное, издав пронзительный визг, быстро погибло, заливая землю, покрывшуюся инеем, собственной кровью. А Альфарий сидел сверху и тяжело дышал, держа в одной руке голову волка, а в другой - его нижнюю челюсть.
- Что заставило этого зверя покинуть лес... И так близко подобраться к городу? - только и успел сказать вояка, глядя через плечо на двух перепуганных красавиц, как вдруг в его грудь вонзилась стрела...

16

Возникшая на пути скала остановила движение, выбила из легких воздух пополам со стоном, и не дала отхлынуть назад, приняв в свои объятия. Ивейн не успела затормозить, но тот, с кем она столкнулась, даже не заметил ее удара - так ей показалось. Настолько высокий, что ей пришлось запрокинуть назад голову, чтобы увидеть грубое, заросшее щетиной лицо, с которого на нее смотрели карие глаза, полные… нежности? Девушка попыталась отшатнуться, вырваться из мягко держащих ее рук этого незнакомца, как вдруг он сам отпустил ее. И что-то горячее, стремительное, пахнущее листвой и травами, мелькнуло желтым блеском, накрыло ее, стиснуло и…
- М… Мия?..
Это действительно была вифрэйка. Повзрослевшая, изменившаяся, ставшая такой красивой Мия Апетри! Теперь пришла очередь Ивейн бросаться с объятиями на старую подругу, возникшую, будто видение из прошлого, будто мираж на горизонте.
- Мия… Мия! Ты…
Безумный восторг расцвел на лице девушки, она задохнулась - повторно за несколько мгновений! - и сжала руки той, кого повстречала, казалось, целую жизнь назад.
- Забыть? Тебя? Мия… - снова повторила синеглазая, не веря, что здесь, этой ночь, когда…
Она вспомнила.
Обернулась.
Широкая спина загородила их от волка, и, замерев от ужаса, смотрела она на зверя, что держал ее в объятиях. Ярость и мышцы, бросок, душераздирающий треск… Обращенное к ним лицо, залитое кровью и оттого еще более страшное.
Мия? Что ты..?
Ивейн не слышала глухого удара стрелы - ее разум не мог оторваться от лужи крови и этих глаз карих глаз, смотрящих на них. Но как только, качнувшись, воин рухнул на дорогу, ноги сами понесли ее, подбитой птицей упала она рядом - и увидела стрелу. Она не знала кто он, что он делал здесь и что сделал бы с ней - но он помог. Не колеблясь, не спрашивая, не раздумывая. Слова сорвались с языка, и незримый зеркальный щит очертил маленькую фигурку, синей краской расплескавшуюся по песку, руками, будто крыльями, накрывшую воина. Облако мельчайших капелек влажного барьера окутало их, но Ивейн знала, насколько слабо это заклинание.
- Мия… - дрожащим голосом позвала девушка, с надеждой глядя на хвостатую подругу.

Отредактировано Ивейн (2016-06-02 06:10:37)

17

Мия упустила из внимания волка, потрясенная необычной встречей уже за городом. Она допускала возможность встречи Ивейн в Кардосе, но никак не здесь. Впрочем, до города было по-прежнему рукой подать, и тем более странно, что хищник здесь оказался. «Кто ещё здесь хищник?», – девушка подавила рвущийся наружу крик, не отрывая ошарашенного взгляда от схватки. Та жестокость, с которой Альфарий бросился на хищника, была неподражаема и краем сознания Апетри не могла не восхититься...
«Столько крови и боли!»
Но было столько способов упокоить животное без страданий! Без этого неоправданного боя.
– Ивейн, – побледневшими губами, с непонятной горечью пробормотала лисица. «Теперь я понимаю. Люди живут... так?!» Это было не страшно, страшнее – видеть вонзившуюся на твоих глазах стрелу в мужчину, пару мгновения назад спасшего жизни, хотя, в общем-то, был не обязан. К Белиару размышления!
Следом за девушкой, вихрем из эмоций, боли и чего-то, что она не успевала уловить, Мия скользнула к Альфарию, на ходу накладывая на себя щит ветра.
– Мия... – вифрэйка слышала, что она только что сказала. Отлично слышала, конечно. Эту дрожь, это недоумение. Страх? Ей тоже было страшно. И не один раз за её недолгую жизнь. Но как сегодня – никогда.
– Прикрой меня, – голос, словно чужой. Холодный и невозмутимый, можно подумать, они в таверне распивают медовуху. Но взгляд... Если бы Ивейн взглянула в глаза девушке, она бы её не признала. Нет лихорадочности, свойственной эмоциональности. Нет. Суженный, пристальный, оценивающий: он сканировал её и местность не делая поправок на знакомство. Цену жизни Апетри отлично знала. – Атакуй всех, кто приблизится. Всех, Ив. Разбираться будем позже. «Я знаю силу твоей магии и мощность щита. Ты сможешь это выдержать, хотя бы недолго»
«Где эти чёртовы солдаты, что с ним шли? Где их носит?!», – с трудом уняла трясущиеся руки. Вдох. Выдох. – «Возьми себя в руки»
– Альф, ты в сознании? «Хорошо бы нет» – негромко, но чётко произнесла Мия. – Надо вынуть стрелу. Я сделаю это как можно быстрее, но я не лекарка и не маг жизни. Не откуси язык.
Откинула жилетку, разрывая ткань рубахи, старательно обходя стрелу. «Пора» Схватилась за древко стрелы, слегка потянула. «Боги» Отпустила. Снова дрожь. «Он умрёт» Судорожный вздох. «Соберись и спаси. Что ещё остается?» Резко тянет. Неуверенно, но со всей силы. Сердце кровью обливается от представления, как ему больно. Последний рывок – окровавленная стрела летит в сторону. Войлар на их стороне, наконечник не застрял в тканях. Всхлип. «Не сейчас!» Руки охватывает лёгкое свечение, Мия подносит их к ране, залечивая её. «Стрела ничего не задела. Кажется» Со лба скатилась капелька пота, девушка тяжело дышала – переживания от того, что она сделала что-то не так, что-то испортила, не покидали её. Но нет, рана начала понемногу затягиваться.

Отредактировано Мия (2016-06-02 05:55:16)

18

Короткий взгляд в желтые глаза и отрезвляющий твердый голос…
Два удара сердце потребовалось, чтобы справиться с дрожью, сжать ее в груди и разжечь ею ледяное пламя. Посланной стрелой Ивейн поднялась, раскидывая руки, испачканные кровью, отдаваясь пламени, разгоравшемуся в душе, и сплетая нити магии… одну сторону дороги перекрыл каток, забрав драгоценные семь секунд времени – ту, куда они шли. Тихие слова, что шептала девушка, тяжелыми каплями падали в ночную тишину, заставляя воздух вокруг нее дрожать и облачка пара появляться при выдохе. Ветер оплетал ее русым морем, и снежинки застревали в локонах, таяли на светлой коже. Ледяные колья были готовы сорваться в любого, кто посмеет предстать перед сапфировыми глазами и проигнорировать хрустящий от мороза воздух. Кажется, она стояла босыми ногами в луже волчьей крови, и алый цвет полз вверх по синей ткани, делая ее багровой...

Отредактировано Ивейн (2016-06-02 09:29:23)

19

Острая боль в груди и разум Альфария погас... Мужчина упал на землю, в теплую кровь убитого зверя, принявшая его ласковыми обьятиями, впитываясь в землю, смешанную с песком. Рядом, совсем рядом шумело море, брызгая пеной и захлебываясь в голодном бессилии. Высокая серебристая луна молча наблюдала за трагедией... Неизвестные обступали троицу с двух сторон. Лучник готовил новую стрелу, мечники оголили клинки и злобно матерились, оставаясь все так же невидимыми в темноте. Две хрупкие девчонки - разве это враг?
Но красавицы, брошенные на произвол ужасной участи, отказывались поддаваться паники и воздух на дороге быстро зарядился магией и холодом. Резкая, раздирающая боль в груди мгновенно отрезвила разум и глаза Альфария раскрылись, а рот жадно ухватил морозного воздуха, обжигая язык и гортань. Но сразу за болью пришло тепло, дымка перед глазами рассеялась и офицер увидел снежинки, запутавшиеся в каштановых волосах Мии, склонившейся над ним. Ее ладони на широкой, израненной груди вояки излучали тепло и успокоение... А рядом, босыми ножками утопая в луже крови, стоял сапфировый призрак, окутанный мерцанием и бураном мелких льдинок. Кровь вокруг подола ее платья застыла, став ледяной коркой и Альф увидел маленькие следы ее тонких ступней...
Кажется, бой с волком получил интересное продолжение. Быстро оглянувшись и оценив степень скверности ситуации, Магнус-старший приобнял вифрейку, тут же поднимаясь на колени.
- Вот же Вечное Инферно!.. - ругнувшись, Альфарий стал подниматься, прикрывая своей широкой спиной Мию от возможных новых выстрелов. Но неизвестный лучник не торопился, а девушка, кажется, не одобрила такое к себе отношения от без пяти минут бывшего покойника.
Но внутри Альфария уже не было никаких мыслей, размышлений, мнений. В его груди вскипела ярость, клокочущая расплавленным металлом в голове. Он выпустил лисичку и встал рядом с сапфировой красавицей, такой молодой и грозной. В эту ночь офицера окружили поразительные, сильные девушки, такие юные и опасные. Сверкнул меч, переливающийся в темноте рыжими рунами огня... Из ближайших кустов вынырнул человек, одетый в черные ткани и легкую кожанную броню. В руке он держал короткую саблю, которой замахнулся на восставшего воина, но так и не успев нанести удар - пригнувшись, Альф стремительно сблизился с врагом и с силой рубанул его по животу, разрезая ткань, вспарывая живот и кромсая кишки, посыпавшиеся из широкого зева раны отвратительной розовой кучей. Удар сердца и труп, не успев упасть на землю, вспыхнул пламенем.
- В бой! - прокричал Альфарий, нарушая тишину ночи звоном цепи, громыхающим шептанием боевой цепы. Снова свистнула стрела, со звоном отлетая от обнаженной белоснежной спины Ивейн и тут же раздался складный боевой клич пяти пропитых, хриплых глоток. Враг уже показал себя, выйдя на свет и окружив троицу, а теперь им в тыл ударили солдаты Альфария. Вокруг завязался бой и полилась кровь, мужчина совсем затерялся среди противников, раскраивая черепа и отрубая конечности. Разносился вой и крики боли, содрагаемые гортанным рыком Альфария в моменты силы и слабости...

Отредактировано Альфарий (2016-06-03 07:34:38)

20

Бесшумно и молниеносно заклинание сорвалось с ее рук, и шквал острых, как копья, льдин пронзил грудь бросившегося вперед нападавшего, отшвырнув его назад. Девушка уже заканчивала плетение сгустка льда, когда услышала жуткий, захлебывающийся вой. Ивейн обернулась и… лучше бы она этого не делала. Рыжеволосый воин уже шагнул дальше, а человек оседал на землю, будто мякоть из помидора, вываливая себе под ноги… желудок скрутило так, что адептка пошатнулась, будто под порывом стремительного ветра, и побелела. Первый раз видела она такое, и пускай первый раз сама оборвала чью-то жизнь, но ледяные колья убивали… не так. Без крови, что мигом замерзала, без искореженной плоти. Лишь льдины, торчащие из тела – а об этом можно переживать после, когда адреналин перестанет бурлить в жилах. А ужасное, отвратительное и мерзкое убийство, совершенное незнакомцем – это… слова не шли на ум. К счастью, отсутствие ужина оказало посильную помощь, и ее не вывернуло наизнанку, но необходимая для колдовства концентрация испарилась подобно жалкой капле влаги на раскаленном металле. Быть может, русоволосая адептка сумела бы взять себя в руки, доказать себе, что может выдержать всякое, но робкие ростки самообладания, медленно тянущиеся к солнцу воли, были сметены слаженным кличем неизвестно откуда взявшихся воинов. А в следующее мгновение их окружило безумие. Крики, кровь, лязг металла. И крики. От них что-то поднималось в душе, волна, тугой паутиной обхватывающая все тело, сжимавшая грудь, не давая дышать… Кажется, она даже сумела сплести простейший поток воды – Ивейн не вполне понимала, что делает, сознание держалось из последних сил, слабеющими коготками вцепившись в голову… Пятясь, расширившимися от ужаса и отвращения глазами глядя вокруг, девушка вцепилась в руку Мии, будто вдвоем было легче противостоять этому натиску Смерти, и потянула вифрэйку за собой, желая исчезнуть, забыть это навсегда и никогда не вспоминать. Как вообще это случилось? Как простая прогулка под луной, которых было в ее жизни неисчислимое множество, обернулась этим кровавым ужасом???

21

– Тебе нельзя вставать так сразу, – негромко начала было вифрэйка, но замолчала, поднимая испуганный взгляд на бандитов. «Что им нужно? Они знают, что в шкатулке? Мы совсем недалеко отошли от города!», – отрезвляющим вихрем мысли кружились вокруг Мии, повисая в воздухе почти осязаемые. Девушка испачкалась в крови, которая была везде: на блузке, руках, хлюпая под ногами... Нет, теперь благодаря Ивейн она подёрнулась хрустящей ледяной корочкой. Но лучше этого было не замечать до поры до времени. Представление и шок от пережитого будет позже. Кинув неодобрительный взгляд на Альфария (хвостатая не применяла лечение на такие раны и не знала, насколько хорошо залечила её за короткий срок), Апетри, укрытая надёжным щитом, сплела элементаля Воздуха на подмогу офицеру и его людям. Большего она сделать, не причинив вреда «своим», она не могла. Но что началось дальше...
Она убивала, приходилось. И не раз, обрывать жизни было несложно. Поручения Ордена, мелкие разборки на тракте, когда необходимость достигала кульминации и с лёгкой руки адепики на нападающих срывались ослепляющие проклятья и молнии. Правда, магия милосерднее. Не всегда и не во всём, но от увиденного сейчас вифрэйка не могла оторвать глаз, в котором отражались кровь, боль и пыл развернувшейся вокруг схватки. Девушка кинула взгляд на Ивейн, вцепившуюся в неё мёртвой хваткой. «Ты чего?..» Мия обладала заторможенной реакцией: увидев что-то непоправимо ужасное и пугающее, она встречала это в лицо с ненормальным бесстрашием и приливом сил. Даже с азартом, который с мирной лисой вообще не вязался. Но гораздо позже, через полчаса, час, к ней приходило осознание... и тогда всем в округе приходилось несладко. Ив была другой, стоило взглянуть на неё, так становилось ясно: она была бы рада забыть это как страшный сон.
Апетри поддалась на немые уговоры, с лёгкой тревогой оглядев поле битвы. Альфария не было видно. «Выживи, иначе ради чего я всё это делала?!» – первые всполохи раздражения прорезались через броню невозмутимости гораздо быстрее, чем ожидалось.
– Куда?.. Ив, подожди! Ив! – видя, как девушке не терпелось бежать, Мия насильно её остановила и слегка встряхнула. – Успокойся, хорошо? Вдохни. Так, хорошо. Ив, ты можешь вывести нас к морю? – вифрэйка смотрела в глаза Ивейн со скрытым отчаянием – она понятия не имела, как её успокоить. Саму бы кто утешил и оградил от увиденного, но увы. Море могло быть хорошим вариантом: свободно гуляющий ветер и непокорные волны... А что действовало более успокаивающее, чем родные стихии?

Отредактировано Мия (2016-06-04 07:28:36)

22

Крики, полные агонии и боли, чвакающие, влажные звуки рвущейся и разрезаемой плоти, шум прибоя и нервное шептание деревьев заполоняло собой звенящую тишину ночи. Глухие удары сердца гоняли адреналин по венам, затуманивая мозг Альфария в безудержной и бесконечной вспышке ярости. Им овладел Кровавый раж и воин продолжал сражаться, постоянно набирая темп и увеличивая силу ударов. Его цеп гремел в воздухе, падая на шею опасно раскрывшегося противника - моргенштерн, "утрення звезда" боевой части его оружия впилась зубьями в мягкую, податливую плоть, вгрызаясь в кость ключицы и челюсти, с силой вырывая с лоскутами плоти и мяса. Враг упал, захлебываясь кровью и лишившись половины лица и шеи. А следом меч проткнул грудь другому врагу, оставливая его пыл и прерывая боевой клич.
Секунды растянулись в минуты и каждое мгновенное действие будто в тумане тянулось мучительно и сладостно долго. Альфарий был напряжен и радостен, он испытывал гнев медведя и хладнокровие змеи, а изнутри сознание опаляли инфернальные тайны, заставляющие наслаждаться вкусом крови на своих губах.
Бой окончился быстро - десять минут и лишь трупы остались свидетелями бойни и триумфа победителей... Пять крепких мужчин и Альфарий. Они были утомлены, изранены, но радостны. Выдержать натиск превосходящего противника, напавшего из засады... Огромная удача и безмерное проявление доблести и смелости.
Но не только трупы лежали теперь на земле - тут были и раненые... Их недолгие остатки жизни были посвящены мукам и правде. Их пытали и узнавали истину... Когда с языками было покончено, Альфарий оставил поле боя, похрамывая уходя прочь. Его бойцы тоже ушли - они узнали достаточно, чтобы теперь могли расслабиться. Офицер отправил их отдыхать, а сам пошел искать двух девушек, что незаметно исчезли во время битвы. Его сердце, еще не до конца успокоившееся, волновалось о судьбе Мии и того сапфирового призрака... И сама душа тянула его к морю.
А тем временем на его теле кровоточили свежие раны, незначительные, но кровь от них и убитых врагов окрасила мужчину в темно-бардовые тона.
Теплая вода мягко обволокла  сапоги Альфария, смывая кровь, насыщаясь каплями, текшими из разболевшись рук. Укусы волка стали сильно гудет,ь будучи растормошенными напряжением в бою. Вокруг стояла ночь и одинокая луна отражалась в волнах, плача кровью, что стекала с офицера в море...

23

- Ив!
Командный голос и встряска помогли – в голове немного прояснилось, и ужас разжал когти, выпуская свою жертву. Сглотнув, девушка сосредоточилась на лице вифрэйки, стараясь не обращать внимания ни на что вокруг. Милая Мия, как же она выросла! Где та чумазая зареванная девчонка? Обнаженные плечи, подчеркивающий фигуру корсет, обтягивающие штанишки и сапожки на каблуке, делающие их равными по росту. Лишь глаза остались теми же – с лихой чертовщинкой, отливающие золотом… И главное – при разуме и самообладании! Милая Мия… Ив стало стыдно за то, что она поддалась панике, и, с усилием расцепив пальцы и отпустив подругу, она коротко кивнула, и стремительным потоком девушки скрылись в ночи.
Мерно бьющееся море действительно остудило пылающую душу адептки. Зайдя в воду почти по колено, чтобы не видеть крови на платье, Ивейн опустила руки в воду, будто позволяя ей забрать тревоги. Слабое мерцание лизнуло пальцы, попробовав кармин на белой коже, и ласково стерло следы ужаса. Закрыв глаза, несколько долгих секунд девушка просто стояла, дыша в такт с волнами, успокаивая сердце и охлаждая кровь. Это какое-то безумие, вся эта ночь. Обернувшись, Ив пошла к подруге.
- Мия… Что… Что это было? Что ты здесь делаешь? Кто… тот?.. - сжало горло, перед глазами снова встала широкая спина и треск разрываемой пасти. Сжав пальцы, девушка попыталась отогнать видение, не дать ему себя…
Движение на краю поля зрения. Там, у скал. Вифрэйка – спиной, не видит.
- Мия! – предостерегающий возглас разнесся над пляжем, и в руках заклубился ледяной туман, формируя ледяную стрелу.
- Не подходи, - негромкий голос синеглазой девушки резанул тишину, чуть дрожащий, но в остальном полный решимости, а взгляд буравил покрытую кровью фигуру…

24

Каждая встреча с Ивейн – это бег на волосок от смерти, от опасности, кусающей пятки и не отпускающей до конца. Такая у них судьба, встречать друг друга и сразу же спасая. Две встречи, два события, четыре гора – а кажется, знакомые гораздо, с детства дружны и неразлучны... Мия бежала вслед за девушкой, думая, что в сущности ничего не изменилось. «Комедия добра закончилось убийством... убийствами», – шум прибоя становился громче, нарастая и заглушая стучащую в висках кровь. – «Больно!» Бок нестерпимо колет, дыхание сбилось, блуждающий взгляд полон горечи и страха. Бег разрушил всю непроницаемую стену, всю её показную невозмутимость... Апетри кусала губы, глядя на плещущуюся в воде Ив. Ей легче, это чувствовалось. Прибой, волны – волшебный шум для адепта воды, во истину исцеляющий.
Мие было тяжелее. Лёгкий бриз не успокаивал: он хлестал кожу, обжигал холодным дыханием... Языки волн лизали носки сапог вифрэйки, она дрожащими руками зачерпнула воды, смывая кровь, её брызги. «Она повсюду. Повсюду. Кровь повсюду!», – в голове стучала истерическая мысль, и девушка оттирала кровавые всполохи сильнее. Ветер стал жёстче, хлёсткими и точными ударами, со странным расчётом, давая пощёчины. Больнее. Через секунду Апетри почувствовала горячие дорожки слёз на ставшей ледяной коже.
– Мия… Что… Что это было? Что ты здесь делаешь? Кто… тот?.. – полулиса окинула болезненным взглядом Ивейн: её она успокоить не могла, не хотела, не думала! Ей не до того! Что происходит вокруг?
– Сл... сложно, – всхлипнула девушка, медленно оседая на землю. Но видя, что Ив начала колдовать, усилием воли заставила себя подняться. Обернулась. Секунды хватило на понимание ситуации. – Прекрати немедленно! Он нас спас! Альфарий – убийца, как и любой другой офицер, – гораздо тише сказала Мия. «Я тоже убивала, Иви. Только не по своей воле. А тебе приходилось глядеть, как человек угасает на твоих глазах? Медленно, с осознанием», – вифрэйка утешала не только адептку. Ей тоже было страшно с этим мужчиной, которого словно влекла кровь, жажда убивать. Он вошёл в исступлённый раж, с наслаждением рубая всех врагов – и это было жутко. И неоправданно, как с волком. Но – стоило допустить об этом мысль, как на глазах вскипали слёзы разочарования... Разочарования ли? 
«Он ранен» – Ив. Пожалуйста. Спо. Спокойно, – отрывистыми фразами, оговариваясь и не спеша поправляться. Шатающейся походкой – к Альфу. В мыслях лишь слова заклинания и через мгновение – полная отдача чарам. На каждую рану накладывать лечение не было смысла, и девушка приступила к самому сложному для себя заклинанию – Великое исцеление. Одни боги знают, с каким трудом далась эта концентрация. Мужчину окружило приглушённое сияние, гаснувшее по мере залечивания ран, укусов. Наконец, всё было кончено. Альфарий цел.
Мия медленно оседала на влажный песок, пустым взглядом смотря вдаль. Это странное состояние, эта дикая усталость, это ощущение... Девушка устала, а слёзы всё не переставали течь, стекая влажными дорожками. Холод. Морозит. Говорить с кем-то – нет сил и желания. В конце концов, она просто обняла колени и опустила голову, заглушая рвущиеся наружу рыдания. Слишком много за день. Стена спокойствия пала.
«Оставьте меня в покое. Просто оставьте.
Пожалуйста»

25

Тихий прибой спокойно обвалакивал сапоги Альфария, шагающего через водную гладь прямо к девушкам. Его тяжелая поступь разбрызгивала воду, заставляя ее пениться, разрезая набегающие волны. Мелкие рыбки, медузы и крабы в спешке прыскали в разные стороны, сверкая чешуей и панцирями, избегая столкновения с кровавым гигантом-Магнусом. Девушка в голубом платье, с голой спиной и плечами стояла в море по колено, погрузив руки в воду. Чем ближе она становились, тем морознее становился воздух - изо рта мужчины стал вырываться пар, конденсат горячего воздуха, обращающийся во влажные микроснежинки. Сапфировый призрак резко поднялся и крикнул предостережение Мии - ее синие глаза сверкнули в лучах луны, а вокруг выставленных ладоней собрались снежные сгустки, полностью обнаруживая приминение магии. Альфарий тут же напрягся, сжав кулаки и готовясь резко нырнуть в сторону, уходя от удара. Пара гребков и маг воды будет в его железном хвате.
Мия вошла в воду и встала между ним и девушкой, казавшейся когда-то такой беззащитной, а теперь - опасной. Она остановила голубоглазую красавицу, но ее слова ранили куда больше, чем могли ранить ледяные шипы.
- Я не убийца. Убийца убивает беззащитных без совести и чести, - он подался навстречу вифрейке, как его вдруг обволокло мягкое и теплое свечение, пожирающее свежие раны и дарующее чувство окрыления и легкости. Альфарий будто родился заново... Он не любил магию. Магия. Это так нечестно. Кто-то творит чудеса, а кто-то вынужден умирать от голода и погибать под мечами тиранов. Или сгорать в тех же потоках колдовства... И даже сейчас, когда магия даровала облегчение, офицер только поморщился.
-Не стоило, Мия... Убийцы не заслуживают благословлений, - горько усмехнувшись черной шутке, мужчина упал на колени рядом с рыдающей каштановой лисичкой. Его руки мягко обволокли плечи такой сильной и такой беззащитной воительницы, зарываясь носом в ее волосы. Властным движением он заставил ее поднять голову и взглянуть в свои карие глаза, полные тревоги, тепла и заботы. В них не было и следа безумия и зверя, они казались самыми добрыми и человечными на свете, выдавая неподдельные эмоции. Носом он коснулся носика Мии, а после поднял глаза и посмотрел на девушку в синем платье.
- Прости меня за то, что заставил показать жизнь. Прости за то, что спасал вас, если это злит тебя... Прошу, присядь к нам. Вам обоим следует успокоиться. Как тебя зовут, сапфировый призрак? - девушка, стоящая в воде, сливалась с морем своим синим платьем, растекшимся подолом словно ореол святого, оставляя темные потеки смываемой крови. Она была похожа на призрака даже сейчас своей мраморной белизной кожи и такими бездонными, ирреалистично красивыми глазами, полными магии и секретов...

26

Ледяной туман рассеялся, медленно, будто неохотно тая в воздухе, и девушка опустила руки. Пускай она ничего не понимает, но, явно ворвшись куда-то, что происходило между ними, стоило вифрэйку послушаться. Но что же может быть общего между полулисой и этим… этим… зверем?
Ивейн бросилась было к севшей на песок Мии, но этот странный, страшный, покрытый кровью человек… А… Альфарий? Успел раньше. Девушка дернулась в стремлении защитить от него подругу, но в движениях воина не было ни угрозы, ни резкости. Удивительно нежно обхватил он плечи плачущей хвостатой, и Ив осталась на месте. Молча смотрела она на этих двоих, чувствуя себя лишней, нарушающей что-то сокровенное, и чувствуя горячее желание покинуть это место. Однако желание обнять Мию, поговорить с ней, спросить, как она было так сильно, что девушка не смогла уйти.
Мягкий голос, просивший прощения, ничем не напоминал тот жуткий рев, что разнесся в ночи, не суля ничего, кроме гибели…
Медленно, нерешительно, чуть прихрамывая и не отрывая взгляда от его карих глаз, девушка подошла ближе, не в силах сопротивляться желанию поддержать подругу. Ведь ее саму родная стихия успокоила быстро – море всегда действовало на адептку гипнотически. Но Мия, что была такой решительной и твердой там, посреди хаоса, теперь плакала так горько, что эти рыдания разрывали душу Ив. Нет, она не злилась на него, с чего бы? Она всего лишь боялась его…
Мокрое платье липло к телу, стесняя шаг, но сейчас девушке было не того.
- Меня зовут Ивейн, - ответила девушка, касаясь руками плеч вифрэйки, и вкладывая в это прикосновение всю дружбу и поддержку, что могла. Ветер сплетал их волосы и уносил прочь запах крови и смерти, которым был покрыт человек, не сводящий с нее глаз. – Спасибо за… спасение, - она замялась, прикусив губу. – Что это были за люди, почему они напали на нас? На Вас…

27

Девушка совсем не ожидала такого тепла от того, кто не так давно жестоко, с упоением разделывался с простыми (хотя, как знать) бандитами. Это... тронуло и заставило задуматься о многом. Что не все в пылу схватки теряют человечность, что не все убийцы – жестокосердечны, – вихрастым потоком пролетели короткие рассуждения и тут же сгину в потоке путанных, хаотичных мыслей.
– Да, но нет. То есть... Убийство – не всегда плохо, Альфарий, пусть даже и отнятие жизни. Некоторые её недостойны, – неожиданно горячо возразила Мия. Слёзы больше не лились, но лучше от этого не стало. Ветер растрепал каштановые локоны, заплаканное лицо внушало жалость, что не могло понравиться вифрэйке. Она отерла ладонью дорожки слёз, робко поднимая глаза на Ивейн. «Устроила здесь представление, а ведь ей не лучше. Может, даже хуже. Ив всю жизнь прожила в мире, с ней не случалось такого... Ну, разве что когда впервые встретилась со мной», – от лучезарной мысли губы тронула слабая улыбка. Мимолетная, но все же. После увиденного вообще удивительно, что Мия сегодня улыбалась.
Видя тёмную сторону жизни, от неё хочется закрыться. Забыть. Сбежать. А как сбежать от Альфария, когда на тебя смотрят с неподдельной тревогой и заботой? Девушка впервые видела глаза мужчины вблизи и не сразу оторвала взгляд. «Карие», – он мог видеть, что у неё – не золотые, а просто жёлтые. Даже есть карие крапинки, которые не так просто разглядеть. «Такие... человечные», – Мия робко провела тонкими пальцами по части диагонального шрама около глаз. Это был простой порыв, которого растерянная вифрэйка почему-то смутилась и поспешила подняться на ноги.
«Ивейн. Как она?», – Апетри кинула обеспокоенный взгляд на подругу, но не стала закидывать вопросами при Альфарии. Ей она была тоже благодарна: наверняка девушка предпочла бы уйти или закидать заклинаниями офицера, но всё же осталась с ней.  – «Сапфировый призрак – так он видит малышку Ив?», – хвостатая кашлянула, пряча в кулак некстати появившуюся улыбку. Почему-то такое сравнение с адепткой воды, которую она помнила милой маленькой девочкой, совсем не вязалось.

28

Альфарий был аристократом. В жилах текла благородная кровь, его плоть - это плоть принцев, баронов и князей. Его уста - это сладкие уста дворцовых обитателей, но Альф не был таким, как они. Все, что было в нем аристократичного, налет этики и высокой морали, стерт пролитой кровью сослуживцев и врагов. Грязь пехотной службы - это не благородство рыцарского полка. Ни тебе орденов, медалей, высоких титулов и аудиенций с Императором... Только суровая правда простой солдатской жизни.
Пожалуй, именно эта перековка личности и самой природы Альфа сделала его таким, каким он был. Честным. Откровенным. Простодушным... Но внутри глубоко мрачным и напряженным. И этот мрак только добавлял ему человечности - солдатская глупая простодушная радость обретала черты мудрого оптимизма. Охлажденного в нужный момент до разумного прагматизма. Нет никаких фантазий. Альфарий вырос не на деревенских баснях и не в бюргерском окружении. Вокруг него всегда был блеск и шик, взращенный на труде бедных и глупых.
К чему все это? А к тому, что тайные тревоги и страхи двух прекрасных девушек, здесь, на берегу моря, под лучами луны и шум волн, были понятны Альфарию. Он видел их, ощущал и чувствовал скорбь. Девочки выросли в мире покоя и сказок, в мире мечтаний, свойственным только простолюдинам... И которых так жестоко лишены дети дворян. Нет сказок. Нет мифов. Есть реальный мир и это понимание, прививаемое с детства, делало аристократов и других людей такими разными.
Первая боль - погибший дядюшка. Альберт... Он был самым добрым на свете человеком. Его тяга к знанию привела его на плаху, а доброта - убила. Ведь сейчас Магнус понимал, что дядюшка мог спастись - его сила была коллоссальна. А может он жив?..
- Это были наемники. Банда Кровавых эльфов, так они себя называют. Они все - полукровки. Их набирают из приютов и на улицах, с детства учат ненавидить чистокровных, а потом травят, неплохо платя. С сегодняшнего дня они больше никого не изнасилуют и не убьют. Мы вырезали всех, - говоря это, Альфарий встал и пошел к морю. Он скидывал с себя грязную одежду, полностью обнажившись и нырнув в воду, скрывшись в волнах. Широкая грудь со взрывом брызг показалась в паре метров от места, где нырнул воин. Теперь он не воняет кровью и правдой. Больше он не вызывает отвращения у девушек. Разве что наготой... Но это разве важно? Альфарию было больно, откровенно больно, что эта ночь оказалась осквернена кровопролитием.
Смыв кровь, Альфарий вернулся к берегу, сев на песок. Вода была ему по пояс, скрывая срам и ноги.
- Мия. Они приходили за тобой... и за мной. Им нужна была наша посылка. Пока нас больше никто не потревожит. Оставь ее здесь и можешь идти. Я больше не буду осквернять ваши души своей грязью. Вы слишком молоды и прекрасны...

29

Девушка ощущала тепло плеч Мии. Теплый ветерок, оставляющий на коже тончайший слой соли. Легкую вибрацию песка под ними, когда волны накатывали на берег. Горечь и жар слов вифрэйки. Когда их взгляды встретились, Ивейн улыбнулась подруге - тепло и немного грустно, будто говоря: "Все же будет в порядке, правда?".
Когда воин встал, девушка чуть сильнее сжала пелечи подруги, провожая его взглядом.
Вырезали?
Всех?

Как оказывается она наивна! А еще хотела отправляться в путешествия, на поиски великих артефактов... И никогда не задумывалась, что же будет с врагами, которые захотят навсегда остановить ее. Потому, впервые столкнувшиь со смертью, девушка была шокирована, доведена до истерики и лишена душевного покоя. Ей было... неловко - перед самой собой за свою слабость, наивность и глупость. Ей нужно будет научиться не терять разум в таких ситуациях, оставаться серьезной и сосредоточенной, способной творить магию, а для этого ей придется очень сильно постараться. И, возможно, сегодняшняя ночь поможет ей в этом, пускай ценой стольких жизней - ведь забыть то, что видела, она вряд ли когда-либо сможет. Адептка еще недостаточно успокоилась, чтобы подумать о том, что бы сделали с ними эти люди, если бы не доблесть и опыт Альфария и его людей. Снова бросив взгляд на воина, девушка мигом залилась краской и отвернулась, увидев, как он раздеватеся. Хотя почти сразу любопытство взяло верх, и она стала рассматривать крепкую фигуру, испещренную шрамами. Что же была у него за жизнь, если оставила такие следы? Сколько ночей, подобных сегоднящней, он пережил? Какие ужасы видел? Сочувствие наполнило Ивейн, ища выхода, но - рядом была Мия, такая близкая и родная, в отличие от незнакомого мужчины.
Когда он заговорил с вифрэйкой, Ив поняла, что сейчас она точно лишняяи и, помявшись, девушка сделала несколько шагов в сторону города.
- Я пойду... Альфарий - спасибо за... за все. Мия... увидимся..?

Отредактировано Ивейн (2016-06-05 09:33:45)

30

«Наёмники», – лицо девушки исказилось явным презрением, но, конечно, не к Альфарию. – «Отсутствие идеалов, тупая жажда мести и никаких стремлений. Вообще. Резать, убивать, зарабатывать и пропивать», – как раз та категория людей, которых вифрэйка не считала достойными жизни. Исключения ей не встречались, да и поверить в такую возможность сложно. Наёмники отнимают жизни достойных, настоящих людей, и ей было ни капли не жаль отбросов общества. Ими было слишком легко управлять, в войны такие типы метались меж двух огней: где больше заплатят? «Вырезали всех и слава богам», – во взгляде Мии появились благодарные, признательные нотки. Следовало начинать с того, кем были эти люди: тогда бы не было такой истерики. Хотя, столько крови и вид человека наружу слишком в новинку. Хорошо, что девушки сбежали до допроса: тогда бы Альф чуть не схватил не только ледяные стрелы, но и парочку молний.
Лиса кинула мимолетный взгляд на Ивейн – смущённую и сконфуженную, а после – на причину этой неловкости. Губы сложились подобно букве «О» и вифрэйка резко заинтересовалась носками сапог. Впрочем, ушки, чутко поворачивавшиеся в сторону офицера, и хвост выдавали её с головой: интерес тут же переключился на крепкое тело мужчины. «Ему не привыкать», – вид шрамов не мог шокировать Мию, но такое количество было... поразительно. – «Как он ещё жив?» Да, теперь жизнь в сражениях и постоянные стычки на дальнем севере с орками казались ещё более страшны оттого, что обретали пугающе реальные очертания. Эти шрамы надолго запомнятся девушке, снясь в кошмарах и случайно выплывая в мыслях.
Апетри была готова возражать: серьёзно настроена поспорить, что не собирается оставлять его в одиночестве после побоища, что это неправильно... Но заговорила Ивейн. Её родная Ив, которую тоже нельзя было оставить и которой, пожалуй, она была в каком-то смысле нужнее. И, если честно, после всего вифрэйка опасалась офицера и не сбежала до сих пор из-за жгучей признательности и стыда. «Прости, Альфарий», – кусая губы, девушка потянулась к сумке, достав из вороха одежды аккуратную резную шкатулку. Мия оставила её на берегу, достаточно далеко от волн.
– Прощай, Альфарий. Спасибо, – шум прибоя заглушал глухой голос, Апетри старательно отводила взгляд. – Пойдём, Иви, нам сейчас не стоит расставаться, – совсем тихо, неслышно для мужчины проговорила девушка.
Мия взяла адептку под руку и торопливой походкой, стараясь не бежать, пошла к городу. Дорога до крепких стен и знакомых домов прошла в гнетущем молчании. Казалось, каждая думала о своём, но едва девушки миновали пару старых улочек, как их прорвало:
– Ив...Как так получилось?! – первый вопрос сорвался с губ Апетри и послужил началом тягостного, но необходимого разговора. Немного помолчав, выплыл второй – с такими же интонациями, как четыре года назад, немного гордыми и стыдливыми. – Как у тебя с родителями? Они...ты... позволишь переночевать? Обещаю не бегать по притонам, честно, – кривая улыбка, пробуждающая куда более приятные воспоминания, чем пережитое совсем недавно. 
Кардос до сих пор был горячо ненавидим: эти мерзкие старинные улочки, где-то богатые, а где-то разбитые до отвратительного состояния; море, бесконечно следующее по пятам; и единственное, что было прекрасно в этом сыром месте (удивительно, как Ивейн жила здесь!) - бриз, умопомрачительные воздушные течения, обычно баюкающие вифрэйку. Но не сегодня. В этот раз морской ветер был колюч и холоден, как взгляд Альфария во время схватки... «Не хватает только этого блеска и азарта, который бриз был не в состоянии передать. Нет. Не думай об этом!»


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Июль 17083 г. – Кардос. Мия, Альфарий, Ивейн.