Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 10 апреля 17082 – Ардения. Мия, Эрилимия.


10 апреля 17082 – Ардения. Мия, Эрилимия.

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

– Отпусти её...
Если бы в мире могло быть что-то действительно невозможное, так это то, что сейчас услышала Эрилимия. Её мучитель, видимо, в этот момент ощущал примерно такие же чувства, судя по тому как округлились его чёрные глаза, которыми он сейчас смотрел на выскочившую из-за деревьев маленькую лисицу.
Непонимание, ступор.
Тёмноэльфийская девушка попыталась обернуться, чтобы воочию убедиться в том, что она не сошла с ума от боли, но жёсткие пальцы Алар'рана без церемоний дёрнули на себя её переломанное запястье, пресекая эту попытку. Эрилимия зашипела и инстинктивно дёрнулась, но не сделала ничего, чтобы освободиться.
Стопа, голень, пах, горло, глаза... стопа, голень, пах, горло, глаза... монотонно перечислял проснувшийся от боли внутренний диалог, словно бы не понимая положения своей обладательницы и подталкивая её к фатальной ошибке. Она могла бы ударить, освободиться. Да что там, минутой раньше она могла бы убить его. Она бы и сейчас убила, учитывая, что сокурсник не ждал от неё сопротивления. Но Эрилимия просто позволяла этому происходить, зная, что было на кону. И именно это делало положение желтоглазой вифрейки крайне опасным.
- Уходи, - довольно резко и грубо бросила Тёмная, сейчас не слишком заботясь о том, чтобы её голос был приемлемого тона.
- Тссс... а по мне так даже интереснее, не правда ли? - недоумение на лице тёмного эльфа сменилось азартом, когда он перевёл взгляд с вифрейки на свою сокурсницу, - подумать только, безродную t'chen защищает звериное отродье. Не зря они тебе нравятся, м?
Алар'ран снова посмотрел в сторону лисицы и, чуть склонив голову к плечу, казалось бы, на полном серьёзе поинтересовался:
- Ты уверена? Она же даже совсем не милая... 
Сказав это, он ещё сильнее вывернул повреждённую руку девушки, пытаясь добиться того, чтобы та вскрикнула, но Эрилимия лишь ещё сильнее прокусила губу, не издав ни звука.
- Вот о чём я и говорю...
Самое отвратительное было в том, что Алар'ран, этот психопат, был прав. Меньше всего безродная походила на милую деву с нежным взглядом, томно придыхающую при виде опасности. Она была нелюдимой тенью, не придающей никакого значения тому, что о ней думают окружающие. Она ненавидела показывать слабость и не стремилась нравиться. Она не имела потребности оправдываться и объяснять свои действия. Таких как она не спасают. Таких не любят. Таких просто стараются убить как можно скорее, чтобы в будущем не напороться на кинжал из темноты. Или просто не обращают внимания, потому что такие его просто не стоят. Такова была её собственная правда, и происходящее сейчас более всего напоминало эльфийке бред.
- Да убирайся уже отсюда... - с нескрываемой злостью прошипела Эрилимия уже скорее себе под нос, чем обращаясь непосредственно к вифрейке. Эта ситуация казалось Тёмной ещё большим издевательством, особенно учитывая что лисица по сути ничего не могла изменить в её жизни.
- А я бы посоветовал задержаться... - пропел тёмный эльф, вскидывая руку в сторону златоглазой зверицы и намереваясь сплести неизвестное для той заклятие. Однако, к тому времени ослепление уже было подготовлено вифрейкой и лишь доля секунды произнесённого слова, удерживала его от того, чтобы озарить Каталийскую ночь вспышкой ярчайшего света.

32

Вифрэйка была не из тех, кто отступает просто так, и дело даже не в мифической смелости – нет, от приторно сладкого голоса тёмного, от его взгляда и резких жестов шёл мороз по коже, а ноги предательски подрагивали. Девушка закусила нижнюю губу, на глазах эльфа становясь всё бледнее. Она не отрывала от тёмного взгляда, не держала посторонних мыслей и не прислушивалась к отрывистым репликам эльфийки. Таким грубым, но вряд ли ей по-настоящему хотелось, что её бросили. Так почему? Ведь вифрэйка очень хотела помочь ей, после всего, что она сделала для неё... Поэтому так просто не отступится. Принципиально. Что он с ней сделает, если она уйдёт? Поломает ещё пару конечностей? Оставит пару ожогов или чего похуже? Апетри передёрнуло от отвращения.

«Звериное отродье?», – на миг ощетинилась Мия, ненавидящим взглядом прожигая эльфа. Она изо всех сил старалась не прислушиваться к его язвительным репликам. – «Какой же... какой... Скорее бы ты отправился к Жнецу», – наверное, впервые за свою недолгую жизнь она пожелала кому-то зла искренне. И, что характерно, им оказался какой-то незнакомец. Тёмный, который пытался натравить на неё маэлиндо. Тёмный, который откровенно издевается над своей напарницей, для вифрэйка – спасительницы. Тёмный, просто мерзкий сам по себе и явно заслуживающий того, чтобы его наконец спустили с небес на землю. Но этого Апетри не сделает. Она слишком слаба, чтобы изменить что-то, повлиять на ситуацию более существенно. Но хоть что-то она всё же могла...

–  А я бы посоветовал задержаться... – «Откажусь от приглашения, спасибо», – проигнорировав очередную колкую фразу, девушка тихо шепнула завершающее плетение слово и выпустила из ладоней яркий, ослепляющий луч света. Тёмные эльфы хуже переносят магию Света, поэтому Мия надеялась выиграть время, воздушным отскоком подлетев к эльфийке и умудриться её как-то потащить за собой. Куда? Белиар его знает! В тропики, в лес – подальше от потерявшего ориентацию в пространстве мага. Разговоры, споры – всё потом... Она ведь даже не успела узнать её имя.

33

Свет ударил ей в спину и лишь благодаря этому Эрилимия не ослепла. Яркий, всепоглощающий, он старался пробиться даже через сомкнутые веки. Настырно, жгуче. Благо, совсем недолго. Но даже за эту вспышку Тёмная успела почувствовать, насколько он был ей неприятен. Готовый заполнить собой всё и вся, пробраться, насадить себя повсюду, не оставив ни единого, даже самого маленького места для милостивой Тени. И звенеть. И гореть. Невыносимо громко и ярко.
Но вместе с этим светом пришло и освобождение. Жесткие пальцы сокурсника отпустили запястье девушки, хотя это и не принесло облегчения - боль в переломанной кости, казалось, вспыхнула даже ещё сильнее, отвечая на эту столь внезапную перемену. Эрилимия не увидела этого момента, но догадывалась, судя по гневному воплю, что Алар'ран отпрянул, прижимая ладони к своим выведенным из строя глазам.
Бездарь...
Бездарь, который также видел стихию Воздуха во владении молодой вифрейки...
Перед тем как вихрь из ветра и лисицы увлёк эльфийку в заросли, молния успела сорваться с пальцев её здоровой руки для того, чтобы угодить прямо в мучившую её тварь. О нет, сейчас она не боялась подставиться, ведь Алар'ран был слеп, а в её распоряжении была самая драгоценная и хрупкая вещь из всего его арсенала - его гордость.
Эрилимия не успела увидеть результат, как плотные листья тропических растений полностью перекрыли ей обзор. Здесь видимость была не более двух метров, настолько плотными были эти растительные переплетения.
- Стой... - Тёмная затормозила довольно скоро, так и не дав вифрейке затащить её слишком далеко.
Девушка высвободила здоровую руку из пальцев лисицы и вцепившись ею в древесный ствол, остановилась. Она тяжело дышала, но что-то подсказывало желтоглазой зверице что отнюдь не от усталости. Ей было больно и каждый шаг, любое, даже самое малейшее движение рукой острыми вспышками прорезали её сознание. А ещё было очень мало времени.
- Ты сейчас должна очень быстро бежать домой, ты поняла меня? - Эрилимия всматривалась в бледное, слишком бледное, но решительное лицо вифрейского подростка и понимала - нет, лиса не понимает. Не понимает, почему она одна должна бежать, а Тёмная должна была остаться.
Она не хотела делать то, что ей претило - объяснять. Она не любила это делать, да и не умела толком. Это выматывало и не имело смысла.
- Мне будет хуже, если я уйду, тебе - если останешься, - всё же сказала девушка и как она сама понимала - получилось не очень. В голосе Эрилимии больше не было злости или намёка на несдержанность. Всё это осталось там, на той прогалине джунглей и не последовало за ней следом. Так, словно бы то были два разных существа. Сейчас Эрилимия, несмотря на боль, снова была той тёмной эльфийкой, которая чётко знала что, как и когда было положено. Что было правильным. Как и тогда, когда контролировала их стычку с арахнидами, отвечая не только за себя.
Скорее всего, это делало её чуждой и холодной, резко увеличивая дистанцию между ней и желтоглазой зверицей. Но такова была цена, которую иногда приходилось платить за жизнь.

Отредактировано Эрилимия (2016-11-06 14:25:22)

34

Мия не отрывала водянистого от уже пролитых и давно высохших слёз взгляда от светло-серых глаз невольной союзницы и не понимала. Не понимала, почему должна уйти и оставить её наедине с этим... с этим чудовищем. Не хотела верить и не собиралась принимать того, что девушка действительно этого хочет. Это больно, обидно и так несправедливо, что вифрэйка просто не знала куда себя день. Она искала вариант, кидаясь в разные стороны и не находя решения на такой обычный и лёгкий, казалось бы, вопрос.

«Как ей помочь?»

Внутренний голос настойчиво шептал, что она здесь не нужна, это не её жизнь и не та проблема, с которой поможет справиться посторонняя вифрэйка. Да даже и не вифрэйка... «С этим может справиться только она сама», – с горечью понимала, но всё так же отказывалась принимать с долей детского упрямства Мия, словно это многое изменит в жизни тёмной эльфийки. В голове – ворох мыслей о том, как ей тяжело, трудно, а порой и вовсе невыносимо... «Все тёмные – такие? Издеваются над слабыми? Но она не слабая! Почему же позволяет?..»

– Тебе будет хуже... – в задумчивости повторила севшим голосом Апетри, опуская взгляд. А затем вскинулась, горящими глазами цвета плавящегося золота прожигая эльфийку. – Почему?! Почему ты это допускаешь? Ты сильная волшебница! Ты ему должна? Или у эльфов есть рабство? Как так-то?! – в конце монолога голос девушки невольно поднялся на октаву выше, она сама не замечала, как активно жестикулирует тёмной, словно пытаясь достучаться.

– Хорошо... – спустя несколько минут, устало вздохнула вифрэйка. – Я вас, тёмных, знаю так плохо... Извини. Давай я посмотрю руку, – Мия бережно, легко-легко и очень осторожно взяла эльфийку за руку, концентрируясь на её лечении. Хоть что-то она сделать могла. Совсем немного. Но вскоре и эта помощь была окончена, Апетри отпустила тёмную. И снова вздохнула. Покачала головой. Нет, ей было слишком тяжело всё это осознать.

– Скажи хотя бы своё имя... Не думаю, что мы ещё встретимся, но... Но мне бы хотелось его знать, – как-то неловко завершила девушка, прижимая пушистые ушки к голове и слабо подметая влажную траву каштановым хвостом. – Я Мия. Апетри. Будем знакомы, – на этих словах вифрэйка как-то слабо улыбнулась и сделала пару шагов назад, вглубь джунглей, в противоположную сторону от места, откуда они совсем недавно сбежали. Она безумно устала за этот день, но первой всё же не покинула полянку, замирая на несколько мгновений, чтобы проводить взглядом тёмную.

35

Тёмная неопределённо качнула головой и, поморщившись, протянула повреждённую руку юной целительнице. Слишком много вопросов.
- Всё сложнее, - коротко ответила она, чувствуя некоторую неловкость от происходящего, хотя при этом ей не составляло особого труда не демонстрировать этого, словно бы непроходимой стеной отгородив внешнее от внутреннего. Уместное от неуместного. И всё же Тёмная просто не знала, как было положено вести себя в ситуациях чужого участия. Это дезориентировало и сбивало с толку.
Всё было странным.
Даже свет лечения вызывал странные ощущения. С одной стороны эта магия приносила облегчение умеряя боль и ускоряя восстановление повреждений, с другой... с другой стороны даже такое, мирное воздействие вызывало у Эрилимии некоторое внутреннее напряжение. Впрочем, не настолько сильное чтобы выйти из-под контроля. Свет... почему внутри её восприятия свет так сильно коррелировал с понятием захватчика? Ну да. Верно...
- Со мной всё будет в порядке,- чуть нахмурившись заверила эльфийка, наблюдая за лисицей. На ту было жалко смотреть - несчастная, бледная, ничего не понимающая она отчего-то всё равно старалась помочь, как могла. Совершенно неприемлемое состояние для ребёнка. Совершенно неприемлемыми для ребёнка были и те события, что она была вынуждена сегодня пережить.
Лечение, хоть и не полностью избавило Эрилимию от повреждений, но смогло избавить от боли. Девушка осторожно пошевелила пальцами, проверяя границы своих возможностей, а услышав чужое имя, не смогла удержаться от того, чтобы беззвучно хмыкнуть. Забавно. У них даже было что-то общее. Хоть то были и всего лишь три буквы имени.
- Эрилимия. Асор'рэ, - удовлетворив просьбу лисицы Тёмная развернулась дабы вернуться на прогалину, но вдруг остановилась и бросила на вифрейку горящий в темноте взгляд, - знаешь, такие как он это ненормально, но их больше чем кажется. Этот бездарен и туп, но тебе могут встретиться и настоящие противники. Готовь заклинания заранее, до того как собираешься обнаружить себя, а если уверена в своём, то лучше просто сразу бей из тени не задумываясь. А честь... её оставь тем, у кого нет близких.
На том эльфийка скрылась за плотным переплетением листьев и лиан, оставив молодую зверицу наедине со всем услышанным.
Вскоре Каталийскую ночь разорвал протяжный звук сумрачного рога Нур.

***

Воспользовавшись рогом, тем самым подзывая разбредшихся по округе маэлиндо и оповещая остальные группы, Эрилимия посмотрела на всё ещё не отошедшего от ослепления сокурсника.
- Я заставлю тебя пройти проверку, t'chen, - шипел Алар'ран прикрывая ладонью отказавшую в функциональности верхнюю половину лица.
- В таком случае я с удовольствием расскажу проверяющему, что наследника клана Лии'вэ смог одолеть вифрейский ребёнок, - уже давно не обращая внимания на оскорбления, парировала девушка, не отрывая взгляда от сидящей на траве фигуры. Она знала, что теперь он не пойдёт на этот шаг и скорее всего даже не упомянет о происшествии.
Честь и гордость.
Две вещи, которые ещё никому не смогли помочь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 10 апреля 17082 – Ардения. Мия, Эрилимия.