Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец июля 17083 года. Тракт в роще Громовых деревьев. Кэтариэль, Фор.


Конец июля 17083 года. Тракт в роще Громовых деревьев. Кэтариэль, Фор.

Сообщений 1 страница 30 из 107

1

http://amtg-rus.ru/upload/galleries/kungur/news/Sibirskiy_trakt/Sibirskiy_trakt1.jpg
Тракт, проходящий западнее форта Бувран - старый путь, который связывает две столицы: Левиан и Иридиум, некогда крупный, но с годами затихший и уступивший своё место более оживленным восточному и южному пути. Эта дорога идет по малозаселенным местам в лесах и полях, отчего ею любят пользоваться те путники, кому не сильно нужна компания или кто готов вынести тяготы дальнего одиночного пути за счёт спокойствия и кратчайшего расстояния.


Новое поручение свалилось скучающему в безделии Фору как снег на голову. Письмо до него дошло не сразу, но, перечитав всё еще несколько раз, эльф все же сообразил что от него требуется. Сборы были недолги, палатку с остатками товара передал на руки "доверенному" лицу и с первым же караваном тронулся в путь, по дороге еще несколько раз обдумав столь специфическое поручение. Нет, конечно, он ждал, что подобным рано или поздно надо будет заняться, но что в столь юном возрасте. Или это какое-то событие на столько встряхнуло состав корпуса разведки, что под рукой не оказалось кого-то более опытного? Взвесив имеющиеся данные, разведчик все же признал, что кроме него в данный путь отправить некого - у остальных или напряженная ситуация, или не та специфика. Что же. Значит, сыграем в защитника.

Спустя три недели Уриэль сидел на постоялом дворе, уютно примостившимся недалеко от границ эльфийского государства. Лениво потягивая прохладный травяной чай, остроухий внимательно следил за дорогой, со дня на день ожидая своего подопечного. Миссии по сопровождению частенько давали в весьма сжатой форме, чтобы разведчик не решился раньше времени выйти на арену, поэтому наш герой сидел в счастливом неведении о том, кто ему достался. Почему-то казалось, что это будет убеленный сединами меценат, пытающийся убежать от преследователей. Или агент, который скрывается из-за излишне активных действий где-то на своем задании. Наконец, это может поэтический юноша, решившийся помочь путём передачи важных данных в виде стихов высокого стиля. Что это был мужчина и эльф, наш герой почти не сомневался. Никому иному в это время оказаться на дорогах Фор бы не пожелал, потому что местность бурлила из-за слабеющей хватки властей, дорога, сколь бы пустынной она не была, таила в себе достаточно опасностей. Правда, тогда еще жуткий по своей помпезности костюм был выдан по ошибке. И это в июльскую-то жару! Выдохнув, Фор в очередной раз с удовольствием приложился к кружке, чувствуя как холодный напиток возвращает ощущение жизни. Скинуть бы всё это, - уже без прежнего недовольства подумал эльф, поправив ниспадающее плетение травленных ртутью колец.

Одет герой был действительно не по погоде и своей привычке. Начищенное до металлического блеска зерцало юшмана просто ослепляло, спасти от этого могла разве что упомянутая выше цепь, которая являлась частью оголовья. Под доспехами скрывался поддоспешник и шелковая рубаха, которая от пота неприятно прилипала к телу. На ногах - украшенные серебряными пластинами штаны и легкие сапожки из кожи. На поясе висел полуторный меч, в рукоять которого был вставлен алмаз (правда, из осколков). В общем, одет был герой как герой, что его самого, привыкшего к тени, немного нервировало. Успокаивала мысль того, что подобная мишура положительным образом влияла на подопечных, внушая далеким от войны людям ощущения профессионализма разодетого бойца. Но как в этом было жарко!

Допив напиток и обновив заказ, Фор вышел из душного помещения на улицу. Короткий взгляд на информатора, отрицательное покачивание головой последнего - и вновь потянулись минуты ожидания. К счастью, Уриэль умел ждать. Разместившись на бочонке у входа, он медленно отпивал драгоценный дар Богов, ожидая прибытия своей грядущей судьбы.

Отредактировано Фориуэль (2016-07-28 14:46:23)

2

133 ромашка, 134 ромашка, 135 ромашка… На двухсотой ромашке обычно надоедало даже в уме произносить эти длинные числа и растения подвергались пересчету с нуля. Сколько тысяч кустиков ромашек было насчитано – Этерия их знает. Время тянулось невыносимо медленно. Дни привычно сменяли ночи, проходя однообразно и выматывающе: ранний подъем, дорога, стук копыт, перекус, дорога, отдых ночью, снова подъем. Как бы она ни устала с непривычки и сколько бы раз не передумывала – возвращаться было нельзя. Возвращаться было некуда. Теперь – только Аклория, иначе ждет погибель в родном доме.
Кэтариэль еще достаточно быстро миновала родной лес, знакомый ей каждым кустиком, и теперь пересекла границу между государствами эльфов и людей. Впереди её ждала полнейшая неизвестность, пугающая новыми лицами, тропами, опасностями и одиночеством. Девушка устало повращала головой и размяла плечи, пока её кобылка медленно плелась по тракту. Животному тоже нужно было отдохнуть, ведь невозможно бесконечно скакать во весь опор, хотя этого эльфийка желала неимоверно. "Уже полдень. Скоро сделаю привал, надо бы напоить Раэн и самой перекусить."
- Потерпи еще немного, найдём удобное местечко с водой и отдохнем, - Кэт ласково погладила животное по белоснежной шее и полезла в сумку, доставая флягу с водой и делая пру глотков. Она с недовольством отметила, что сосуд уже пуст, и для удостоверения потрясла его вниз горлышком. Капля упала на замшевые брюки, и фляга со вздохом была возвращена в здорово нагревшуюся сумку. Солнце палило нещадно, отчего страшно было даже смотреть на все вокруг, не то что прикасаться к вещам. Зелёный плащ не доставался с раннего утра, как был упакован в одну из сумок, а Кэт то и дело оттягивала тунику, плавясь от жары. Благо та была без рукавов, хоть немного облегчая жизнь. Всегда распущенные волосы сейчас были стянуты в тугой высокий хвост, равномерно покачивающийся в такт поступи кобылки. В такие дни адского пекла Кэт так завидовала представителям всех рас, обделенных даром волосатости, что готова была завыть, но вовремя хваталась и сдерживалась, чтобы кобылка не решила кинут её на произвол судьбы и собратьев-волков.

Перестав копошиться и елозить на спине Раэн, девушка прищурилась, прикрыла глаза ладошкой от ярких лучей и счастливо вскрикнула, пустив лошадь в галоп. Впереди виднелась темная точка, которая, как была уверена Кэт, не могла быть ничем иным, как трактиром. "Стоит ли остаться здесь на ночь? Хорошенько восстановить силы, привести себя в порядок, а там снова в путь. Или перекусить и двигаться дальше?.. Сначала заедем туда, а там разберемся!" Порешив на этом, она не смогла сдержать счастливой улыбки при приближении к цели, когда её надежды оправдались. "Глядите-ка! Никак госпожа Удача сегодня в духе и решила навестить такую незадачливую меня, да быть не может!" Крайне довольная сегодняшним расположением дел, Кэтариэль ловко спрыгнула на землю, привычным жестом закинула за спину лук с колчаном и завертела головой, оглядываясь. Первый трактир на чужой территории. Здесь она ничего уже не знает и должна положиться на объяснения Миринэля и добропорядочность людей, у которых будет спрашивать дорогу. Последнее вселяло в душу сильные сомнения и крайний скептицизм с желанием поить каждого зельем, выуживающим говорить правду и ничего кроме правды.

Приметив вход в сие заведение, эльфийка бодро зашагала к нему, наивно полагая, что внутри, где отсутствуют прямые палящие лучи, буде хоть чуточку, но прохладнее. На миг глаза ослепил яркий блеск, и, поморщившись, Кэт увидела странного субъекта, одетого в доспехи. "Никак на чудовище идти собрался ради суженой! Ох, люди, не ценят свою короткую  жизнь, кидаются на монстров. Нет, любовь – это хорошо, это прекрасно, но зачем же так неистово бросаться в полымя! Бедный, в такую погоду укутался в металл." Сочувствие к представителю геройской братии как рукой сняло, когда новый отблеск зерцала ослепил девушку, заставив какое-то время с опущенной головой быстро моргать в надежде избавиться от черных точек перед глазами. "Вот же…покрывали бы чем-нибудь свои доспехи. Неееет, натрут до блеска, что глаза вырвать хочется. Понимаю – врагов ослеплять, а сейчас то что надел?!" Обычно добродушная и понимающая Кэт пыталась угомонить свое недовольство, но затяжной путь дал о себе знать. Поборов желание стянуть весь этот металлолом с мужчины и потыкать им в лицо, девушка решила, что нужно уже узнать, где пристроить лошадь, и позаботиться об обеде. С этой целью она попыталась узнать в окружающих какого-нибудь мальчишку, обычно помогающему по хозяйству и встречающего посетителей.

3

За время ожидания Фор успел, наверно, употребить все запасы трав, которые были в трактире, закончить бочонок ключевой воды и мысленно нарисовать на небе небольшую тучку, которая вот-вот выплывет из-за горизонта и польёт засохшую землю с пылью и изнывавшими от жары эльфами. В этот момент он с глубоким уважением относился к информатору, который терпеливо сидел рядом с бадьёй воды и, словно суслик, вглядывался вдаль дороги. Хотя, стоит признать честно, будь у Фора возможность оказаться вне той кучи металла, что на нём сейчас одета, так он бы и сто лет своей жизни не пожалел для такой работы. Пока же удавалось обрести временное спасение исключительно в бокале, хотя организм уже начинал ворчать от такого количество влаги без крохи пищи. Наверно, так и пришел бы грустный финал разодетого героя, если бы наблюдатель не встрепенулся с криком Едет! - и не убежал бы в трактир, бросив эльфу одно слово и оставив Уриэля в гордом одиночестве. Тот, поблагодарив за спасение госпожу Удачу, повернулся в сторону своего подопечного и застыл, словно та самая нарисованная тучка, заскучав на небе, упала ему где-то в районе темечка. Проверив свой острый эльфийский взор на соседней ёлочке и пересчитав иголки, Фор убедился, что видит он не галлюцинации от избытка чая в организме.

Его подопечной - именно "ой" - оказалась молодая эльфийка. На таком расстоянии что-то более подробное узнать было сложно, но Уриэлю казалось что к нему едет едва ли не ребенок, хрупкий и ранимый, как тростиночка. Умом молодой защитник понимал, что в данной ситуации его подсознание нарисует ему картину и того краше, чтобы он не приведи Этерия не позабыл чего ради его вообще сюда выдернули, но от видимого ощущения избавиться не мог, и чем ближе оказывалась его подзащитная, тем трагичнее виделась её судьба. С глухим стуком эльф шлемом-шишаком ударился о стену таверны, пробормотав себе под нос что-то вроде. - Почему? - И, полный решимости, встал на ноги, не забыв прихватить с собой спасительную амброзию в виде холодного чая. Картинка, конечно, глупая - увешенный доспехами, с мечом и чаем. Но летний вариант героического защитника, с точки зрения Уриэля, именно таким и должон был быть, иначе откачивать и спасать надо будет уже его.

Тем временем, эльфийка шустро-шустро оказалась у трактира. Разведчик по достоинству оценил не только его будущую спутницу, но и могучее животное, на котором она приехала, оценив красоту и грациозность лошади? коня? Скакуна. Однако, засматриваться на животный мир будет немного странно, та и недели пути впереди. Правда, в голове у эльфа постучалась одна мыслишка о том, что имени своей подопечной он не помнит вообще. И что лук, который висит у неё на плечах, способен оставить в нём пусть аккуратную, но такую болезненную дырочку, что всё представление о слабосильности подзащитной из головы как ветром сдуло. Оно и ладненько, хоть чуть-чуть посмотрим на мир трезвыми глазами. Кстати именно эти трезвые глаза разведчику подсказали, что его доспех свою функцию выполнил: ослепило эльфийку на раз, даже без взгляда на меч. И, судя по некоторому изменению в лице, ему бы сейчас стоило засесть где-нибудь в тёмном подвале и на глаза не попадаться, иначе только Боги предскажут дальнейшее. Однако, собравшись с духом и выйдя из-под крыши спиной к солнцу (хотя в зените это сделать почти что невозможно, всё равно как магический огонёк осветишь всё и вся вокруг совершенно бесплатно), Уриэль остановился в трёх шагах от эльфийки, застав как есть. В доспехах, с мечом и чаем. Спохватившись, он снял с головы шлем и занял свободную руку, немного прикрыв блистающее зерцало, но только усугубив ситуацию за счёт зверкающего металла шишака. Добрыми намерениями... И дальше по тексту.
- Kalei manel muira's tie, heri - окончательно добил ситуацию Фор. Почувствовав спинным мозгом, что если он вот прямо сейчас что-то не предпримет, то светить будет в другом месте иным способом, он указал рукой к трактиру. - Меня наняли помочь вам. Внутри подготовлен кров и прохладная комната. Трактирщик займётся конём. Пройдёмте, без солнца мне будет легче рассказать всю суть

4

Пока девушка скромно переминалась с ноги на ногу, думая, кого бы выловить в округе и не прогадать, блестящий на все стороны субъект начал активные поползновения в её сторону. Кэт обернулась назад, поглядела по сторонам, но вблизи больше никого не было. Нервно сглотнув, она мелкими шажками начала продвигаться правее, поближе к входу в трактир и шуму внутри. Глаза глядели куда угодно, но только не на незнакомца, как минимум, по двум причинам: общаться с этой грозой чудовищ она не имела никакого желания, думая только об отдыхе; к тому же, его доспехи все еще радовали своим безумным сиянием, заставляя задуматься о том, чтобы забрать себе шоры кобылки и использовать их для перекрытия всего обзора. Это выжигающее глаза чудо остановилось перед ней, и надежда на то, что целью была не Кэт, испарилась, оставив чувство настороженности и страха. Покрепче сжимая в руке уздечку, девушка затравленно заозиралась по сторонам, но вынуждена была посмотреть перед собой, когда из-под шлема показалась макушка, привлекающая внимание торчащими острыми ушками.
- Kalei manel muira's tie, heri.
- Ni Isil arva hara Anar, la ar di muira’s hiim tunei, - непроизвольно тихо вырвалось ответное вежливое приветствие, и Кэт с интересом начала изучать лицо эльфа (а в том, что это был её собрат, не было никаких сомнений). Конечно, она еще недалеко отошла от границы своей родины, но встретить на территории людей такого же остроухого для неё было очень приятной и немного взбодрившей неожиданностью. Не успев подумать об этом, она поняла, насколько стандартное приветствие с внешним видом произносившего звучит издевательски. Возмущенно открыв рот, эльфийка вынуждена была вернуть его в исходное положение и снова зажмуриться. Злоба на доспехи вновь закипела и готовилась вылиться потоком противоречащих этикету ругательств или чем-нибудь еще, подвернувшимся под руку. Тем временем, парень продолжал.
- Меня наняли помочь вам. -"Что? Кто нанял? В чем помочь? Что за ерунда… Миринэль или Леатэн? Они бы предупредили." Желание закидать парня вопросами по самое не хочу было повержено одним словом: «прохлада». Кэтариэль несколько секунд стояла в ступоре, а потом медленно кивнула и, нахмурив брови в раздумьях, перехватила бегущего мимо мальчишку. Тот выглядел крайне занятым, но, узрев заостренные уши, вежливо спросил, чем он может помочь путнице. В кои то веки верно определив свою цель, Кэт даже толком не смогла порадоваться, полностью занятая мыслями о происходящем. Она поручила заботу о Раэн светловолосому юнцу, предварительно сняв с лошади сумку с ценными вещами, прикрытыми сверху плащом. Деньги были как при ней, так и на дне сумки, осмотрительно завернутые в плотную ткань.
- Lel’ya, - Кэт кивнула в сторону трактира и направилась ко входу, попутно размышляя, куда и как ей уносить ноги в случае чего. Зайдя внутрь и не почувствовав желанного облегчения, девушка вздохнула и шагнула к стене, оставаясь у входа. Глаза быстро оглядели обстановку и посетителей, которые, хвала Этерии, имели место быть.
- Прошу представиться и доказать, что мне не обязательно делать из вас ёжика прямо сейчас, здесь. С подробностями позже. "Ха, лучшая защита - это нападение? Именно." Какой там стрелять, Кэт бы и лука не подняла на парня, не разобравшись в ситуации. Но страх сковал нутро, а руки еле заметно подрагивали. Она бы скрестила их, встав в привычную позу, но те были заняты вещами. Стараясь глядеть в глаза собеседнику уверенно, девушка замерла в ожидании ответа.

5

Первый контакт был налажен. По лицу своей подопечной Фор догадался, что если первый ответ был вежлив по инерции, то дальше стоит призадуматься над чем-то затеняющим или доспехи, или небо. Второе, правда, на порядок проблематичнее, зато подействует надежнее. Также в разряд проблем можно было отнести и тот факт, что ему досталась не изнеженная личность, готовая довериться только из-за расовой схожести или желания помочь, а способная к рефлексии и подозрению представительница... чего? Высшего света, религии или простых жизненных коллизий, вырастивших в душе семена недоверия? Пока на этот счёт было удручающе мало информации и оба остроухих, по настроению и осведомленности, были примерно в равном положении. Хотя нет, лукавлю - Фор был исключительно в растерянности без примеси чего-либо еще, потому как абсолютно все его задумки или первичные впечатления исчезли как утренний туман. В этом не было ничьей вины, кроме его собственной, однако от некого ощущения обмана избавиться было сложно. Потому что вот куда делись поэт, беглец и старец? Сидят себе дома, в прохладе, довольные жизнью. Эх.

Пока Фор приводил в порядок своё частично порушенное мировоззрение и заливал чаем кипящий разум, девушка успела принять некое решение и разобраться с частью своих первоочередных вопросов по благоустройству перерыва, после чего вынесла первичный вердикт о дальнейшей судьбе нашего героя. Последний, почувствовав некую скованность даже в столь простом и коротком поручении от лица эльфийки, подготовился к дальнейшему разбору полётов. Его легенда была продумана им в достаточно мере, чтобы не опасаться лишних вопросов, но все же нервоз девушки немного передался и разведчику. Ведь это, как ни крути, его первый выход в свет в подобном амплуа, и если вот сейчас подзащитная скажет "Вот не верю тебе, солнышко наше ясное. Поеду дальше одна", то ему за это, как говорится, ничего не будет: ни компании на дальний путь, ни будущего, ни уверенности в себе, ни уважения, наконец. Так что сейчас надо было все силы направить на то, чтобы растопить лёд. Ммм... Или, наоборот, нарастить его поверх пылающего огня.

В помещении было и жарко, и душно, словно бы только одного было мало. С другой стороны, отсутствие прямых солнечных лучей все же немного облегчили страдания героя, превратив его из переносной жаровни в печку, которая стала щедро отдавать накопленное тепло. Один из посетителей, судя по взгляду, уже даже придумал что он будет жарить на такой превосходной поверхности. Впрочем, неважно. Эльф одним глотком допил чай и приземлил тару вместе с шишаком на стол, кивнув на немой вопрос разносчицы - Обновить? - указав два пальца для удвоения требуемого и обратил всё своё внимание своей спутницы. Которая, кстати, решила взять ситуация в свои хрупкие руки. Уровень угроз был достойный, правда Уриэль достаточно точно мог сказать, что из лука здесь его стрелять не будут. Максимум тыкнут вилкой.
- Это страшно. Ale lair uglat. - Улыбнулся эльф, после чего продолжил. -  Фо... Меня зовут Ауннофор, моя госпожа, из рода Isilia's rokkonoi, - Уриэль чуть сквозь землю не провалился. Это же надо вот так вот сразу переволноваться и пустить все под откос. Остаётся верить, что оговорка пройдёт мимо этих прелестных ушек. - Ко мне обратился мой учитель и наставник Нематеон. По его словам, его старому другу потребовалась помощь, - с этими словами разведчик достал из небольшого кошеля на поясе письмо, протянув его девушке. В этом предложении не было ни капли лжи, как и в самом письме не было ничего особо компрометирующего - как писал Миринэль, он бы был крайне благодарен Нематеону если "один из твоих воспитанников помог мне в одном крайне важном деле". Кроме этой фразы были лишь пространственные слова и вопросы про жизнь. Другое, более содержательное послание, уже давно сгорело в лавке Сикофара. - Простите, что срочность не дала мне возможности подготовиться к встрече заранее и должным образом. Enki he indo, меня не успели просветить кого именно я должен ждать в этот день. Видимо, хотели foi'na tiarima. - На этой ноте Фориуэль замолчал, предоставляя слово спутнице. В голове снова ёкнуло нехорошее предчувствие того, что про тени и затемнение говорить явно не стоило.

6

На словах незнакомца о ёжиках девушка фыркнула и не смогла сдержать улыбки. "Определенно, нужно запомнить, чтобы при удобном случае обидеться, да." Впрочем, губы тут же сложились в прямую линию при следующей фразе. Заминка была принята к сведению, и Кэт вынесла первый вердикт по поводу стоящего перед ней парня. "Лжец." Делится своими мыслями она не стала, решив не спешить с категоричностью, но доверием пока тут и не пахнет. "Может хотел прозвищем представиться? Ага, утешай себя. Ты одна тут такая – кому ни попадя имя выбалтываешь…Нематеон? Будто слышала где-то. Или кажется? Скорей всего путаю с одним из знакомых." Кэт, одолеваемая сомнениями, взяла протянутое письмо, даже не предполагая, что сейчас эти самые сомнения её потащат на самое дно и начнут плясать в голове с бубнами. Почерк Миринэля она узнала с первой же буквы, пораженно подняв распахнутые глаза на парня, а затем вернувшись к листку. "Но почему…Почему он не сказал мне ничего? Не успел или принял решение позже? Письмо может быть и фальшивкой, не стоит так наивно верить первым встречным. Но тогда это искусная подделка. Каждая черточка, каждая буква – всё в манере Миринэля. Как же быть…"

Задумчиво смотря в сторону, Кэтариэль взвешивала все «за» и «против». Последних наскреблось слишком мало, но весомая заминка при представлении грызла росточек доверия. Прикусив губу, эльфийка жалобно смотрела на ползущего по полу таракана, ища у него поддержки и совета. Но тот лишь равнодушно перебирал лапками к щели, не замечая умоляющего взгляда великанши. "У него свои проблемы: жена, детишки. Чего я хотела…Так, о чем я думаю! Соберись!" Молчание прервало урчание в животе, заставив Кэт вспыхнуть и торопливо прижать свободную руку к возмущающейся части тела. Девушка опустила глаза и тихо зачастила:
- Простите, я не ела с раннего утра, полдня в дороге, вот лошадку хотела сначала накормить, а потом и сама перекусить, путь далекий, хочу скорее добраться, так что останавливаюсь редко и… - Кэт замолчала и бросила виноватый взгляд на Ауннофора, потом опять принявшись разглядывать пол. Она успела заметить косые взгляды некоторых посетителей и постаралась не использовать пока родной язык. - Я вам не госпожа, не нужно этого. Ваше имя…Хотя вы уже представились, пусть будет так. Оно мне не знакомо, но о роде наслышана. – В другой конец помещения пронесли ароматно пахнущий заказ, и Кэт сглотнула, провожая взглядом поднос. Вспомнив последнюю фразу эльфа, она еще сильнее засмущалась и сбилась. – А как…Ах да, как вы узнали тогда, что это я – та, кого вы ищете? "Сперва разберемся с неожиданными обстоятельствами и знакомыми, а потом еда. Не дыши, не дыши!"

Письмо заметно расположило Кэтариэль к собеседнику, но сомнения продолжали рождаться в голове, нагло ползая по закоулкам сознания и вынуждая трепетную девичью душу разрываться. Душа отчаянно боролась, используя в качестве клея и отпугивающего средства мысль о том, что Ауннофор просто оговорился, заволновавшись из-за поручения. Удавалось так себе, так как навыки самогрыза были развиты до небывалых высот. Тут нужна была помощь извне.

Отредактировано Кэтариэль (2016-07-30 05:32:32)

7

Метаморфоза улыбки в сухую прямую линию поставила точку на том, что еще можно было назвать хорошим началом, и в виски эльфа шумно постучалась кровь с напоминанием о том, что не только солнце и духота сейчас являются его главной проблемой. В качестве простейшей защитной реакции послужила морда кирпичом и взгляд служаки, который сделал указанное ему от и до и сейчас совершенно не понимает возмущения на него вышестоящего начальства. Письмо, должное послужить гарантом, еще сильнее разбавило и без того неуверенный взгляд эльфийки, добавив нотку откровенной растерянности и чистейшего непонимания. Что же стало причиной, толкнувшей в путь? - Спросил эльф, наблюдая за действиями девушки из-за каменных ворот пустого взгляда. - Что кроется за этой дорогой? За этими личностями? За самой ситуацией? Вопросы, вопросы, вопросы - ни одного ответа. Информация, самый драгоценный и необходимый ресурс, уходил из рук разведчика с каждой секундой его нерешительности. "Пат", тихо шебурша своими фигурками по столу, медленно переходил в состояние "шах".

Но вместе с тем, зрело некое чувство... Скажем, харобору, как привык эльф именовать любое непонятное явление, закравшееся к нему в душу. В данной ситуации харобору пришло некой дымкой, едва заметной мыслью, говорившей о том, что встреча их была не стычкой соперников и не налётом охотника на добычу, а столкновением двух мышей в амбаре, которые, сослепу, готовы забраться в самую глубокую норку и поведать своей родне о том, с каким страшным противником пришлось иметь дело, в то же время как в другой, соседней, норке та же история говорила про первых. Эту навязчивую идею подтверждало всё: растерянность девушки, её суетливые взгляды, попытки Фора отгородиться от происходящего и мысли последнего о провале. Но если, хотя бы на секунду, признать тот факт, что он в данной ситуации выступает как гарант защиты и безопасности любой ценой без громких слов, то собственный эгоизм и мысли о печальном будущем должны угаснуть. Нельзя сказать, что щелк - и Фор уже глядит соколом и сверкает бодрым глазом, но часть собственной уверенности вернуть удалось. Этому поспособствовал, пусть и косвенно, невинный жест и торопливая речь девушки. Если уж до него дошла проверка жалостью, сильнейшим оружием прекрасного пола, то всё не так уж плохо на сегодняшний день.

- Нам стоит присесть, госпожа, незачем тратить силы больше необходимого, - эльф глухо проигнорировал просьбу и вопрос, бескомпромиссно решая проблемы по мере поступления и первоочередной важности. Тем временем к ним на стол преподнесли две кружки с чаем, одну из которых разведчик с однозначным стремлением протянул девушке, после чего выложил на стол пару серебряных монет со словами, - закажите, что вам потребуется. - После чего окончательно замкнулся в себе, с тихим шелестом кольчуги сложив руки в локтях, словно что-то обдумывая. Он знал, что молчание сейчас сыграет против него, но излишняя торопливость была еще вреднее. Кроме того, слова о еде должны были отвлечь странницу от душевных терзаний хотя бы на пару мгновений. Выждав театральную паузу, Фор подался вперед и с легким напором быстро проговорил:
- Почему, если вы спешите, вам не выдали второго коня? Почему, если дорога вызывает страх, вам не подсказали южные маршруты? Те, кто желает вам помочь, госпожа, не всегда могут предусмотреть всё в тот момент, когда вопрос встаёт перед ними, - остроухий дал себе секундный перерыв, позволивший восстановить дыхание, после чего резко сместил свою речь с логики на эмоциональную составляющую, говоря отрывисто, горячо. - Мы, Всадники, воины. Чужая кровь - наше достояние. Наш род - страх чужаков. И пересуды других эльфов. Раз в жизни выпадает шанс показать, что мы не мясники, а стражи, защитники. И все рушится о предубеждение и недоверие! - Эльф, словно обессилев, рухнул назад, отвалившись на спинку стула. Он знал, что такой перепад от сухого рассуждения к горячке чувственных ощущений вызовет растерянность и сотрёт вопросы, что были до неё. Вместе с тем это вызовет страх, связанный с непониманием одной прочной нитью. К счастью, со страхом справляет одно очень старое лекарство - смех.
- Наконец, до вас тут за неделю проходила только ватага гномов-оружейников. Они совсем не похожи на тех, кого нужна моя помощь. Был один, правда, с более короткой и густой щетиной на лице, с таким трогательным взглядом. Но меня успокоили, что ручного медвежонка они сами как-нить сохранят, - по окончанию фразы эльф улыбнулся и принялся за очередное разорение местных травяных запасов и с хитринкой поглядывая за эльфийкой. Если сейчас спросит о том, почему при всём при этом я еще и её имени не знаю, то уйду в глухой лес, в святилище, - отпив чаю, эльф добавил, - к сильфидам, чтобы точно не нашли.

8

"Снова «госпожа»!" Буркнув что-то недовольное, Кэт всё же послушно села за стол. Она положила объёмную сумку себе на колени, бережно обняв руками и прижав к животу. Осторожничая в заботе о своих пожитках, она никогда не ставила вещи на пол из-за боязни подвернуться под руку воришке и остаться ни с чем в своем долгом пути. Те вещи, которые были много важней и необходимей для похода и оставались закрепленными на лошади, почему-то не входили в список «особо оберегаемых», в то время как пухленький роман, читанный-перечитанный десятки раз, занимал верхние позиции в этом самом перечне. Что сказать, как ни крути, а памятные вещи имели куда большую значимость в глазах Кэт, чем какие-то мелочи, необходимые для выживания. От дворянского воспитания никуда не деться, как девушка ни старалась, но никто ведь не говорит, что её вовсе не волнует имущество на спине кобылки. За любое принадлежащее ей пёрышко она беспокоится и переживает.

Робко пододвинув предложенную кружку, девушка тихо водила пальцами по её контурам. "Пить или не пить, вот в чем вопрос… Вдруг отравит?" Покосившись на Ауннофора, который не спешил пригубить напиток и пускаться в дальнейшие объяснения, Кэтариэль решила повременить с утолением жажды и бросила взгляд на монеты.
- Я сама могу оплатить обед, заберите деньги, - тихий, но уверенный голос достиг собеседника вкупе с упрямым взглядом, который ясно давал понять – чужого эльфийка не возьмет, как ей сейчас это не пихай. Пока она раздумывала, чем себя порадовать и стеснялась крикнуть, чтобы сделать заказ (чаще всего она так и сидела, пока хозяин трактира или его помощник сам не подходил к тихой посетительнице вытряхивать денежки), парень вдруг наклонился и знатно надавил на и без того гуляющую где-то в запое уверенность своими вопросами. Пока Кэт обдумывала даже не ответ, а свои эмоции по этому поводу, собеседник продолжал уже более эмоционально. "Да что он знает? Как может говорить о доверии, когда в лице любого мне может встретиться погибель, направляемая по моим следам теми, кто с детства мне улыбался и баловал вкусностями в тайне от отца. А ведь точно… " Заготовив новую порцию вопросов в ответ на вспыльчивую тираду эльфа, она смогла только выдавить жалкое подобие улыбки на слова про гномов. Пока она не удостовериться, что к этому парню можно повернуться спиной (что она уже сделала, здорово потеряв бдительность), она не сможет искренне смеяться над его шутками.

Мимо пробежала крепкая девица с пустыми кружками, Кэт уловила момент, чтобы робким «извините, пожалуйста» привлечь внимание и сделать заказ. Затем она перевела задумчивый взгляд на рядом сидящего, который лукаво поглядывал, ожидая реакции, и смущенно отпила из кружки. Поздно спохватившись, она испуганно прислушалась к своим ощущениям, стараясь убедить себя, что в случае чего – померла бы сразу, и, решив, что ничего не попишешь, сделала еще несколько маленьких глотков.
- Кхм. Как вам могли поручить задание или же обратиться с просьбой и не дать основных ориентиров? Шутите вы или же в самом деле даже не знали общего описания эльфа, понадеявшись на удачу? Лучше бы первое, право слово. А о предубеждениях… Здесь я даже толком возразить вам не могу, рискуя раскрыть то, что знать вам не нужно. Поэтому закономерный вопрос: какая информация обо мне в вашем распоряжении? Не думаю, что это письмо – единственный ваш источник знаний. Миринэль бы дал какую-ту кроху, не имеющую абсолютно никакой силы в среде ищущих, но прямо указавшую бы мне на то, что письмо не подделка. Он прекрасно знает мою упрямую и осторожную натуру. Так что прошу, не стесняйтесь. Ах да, я же не представилась… А это и ни к чему. Как минимум, моё имя вы должны знать, не так ли? – Кэтариэль позволила себе положить локоть на стол и слегка склонила голову набок, кладя подбородок на тыльную сторону ладони. "Жду ваших пояснений, уважаемый."

9

Похоже что монастырь уже заботливо подготовил одно место для юного неофита, старательно взбивая соломенную подстилку и заготавливая хлеб да воду на пару месяцев вперед. Однако в эльфе уже плескалась и кипела идея о том, что можно делать дальше, что несколько отменила имеющиеся планы по отходу из мирского в духовное. Даже немного жаль, наверно. Фор был очень плохо приспособлен для той жизни, которую он вёл. Исполнительность, взращенная в нём годами жизни в железном распорядке посольства, не давала ему сейчас сильно отойти от имеющейся установки, что могло бы решить часть вопросов. Ведь, право слово, к чему такие сложности с маскировкой, когда можно было назваться своим именем, быть собой и не распространяться по дороге? Потому как неизвестно что и как могло случится по пути и не станет ли новая фигура объектом охоты. Ауннофор неуязвим в этом плане: нельзя настигнуть или навредить тому, кого в жизни просто нет. Почему тогда разведчику не рассказали о особенностях дела, не передали брошь или значимый амулет? Потому что информация шла по принципу дозированной необходимости. Информатор в трактире точно знал кого он должен встретить и что ему показать - но зачем и куда они направятся дальше было вне его компетенции. Наш герой знал откуда и куда он должен сопроводить - но кого и как были для него излишними вопросами. Это вносило определенную сумятицу в ряды рядовых теневых дельцов, коими являлся Фор, зато позволяло высшему эшелону легче контролировать деятельность подопечных, ибо в ситуации с недостатком знаний мало кто рискнёт действовать наобум. И вот сейчас всё обдуманное нужно было как-то донести до присутствующей здесь девушки, которая, определенно, неплохо владела своим мятежным в подозрительности разумом, раз выдержала перепад. Не иначе как Жнец едва не коснулся её, - уверенно подумал Уриэль, прекрасно понимая, что в условиях сохранения собственной жизни всё и вся вокруг становится вторично. Особенно непонятные эльфы в сверкающих доспехах.

Деньги остались лежать там, куда они были положены, потому как для Фора особой ценности не имели и он рассматривал свой жест исключительно как вежливость, не более. За триста лет он уже столкнулся минимум с двумя проблемами, связанными с переоценками этих небольших кругляшов, отчего относился к ним весьма скептически. Тем более что крупная трактирщица относилась к ним с куда большим пиететом и шустро прихватила их с собой после заказа девушки, оставив стол переговоров в относительном одиночестве. Лишь неодобрительные взгляды отдыхающих заглядывали к эльфам, и, если Уриэль правильно их оценивал, общественность в большей степени возмущал сам факт какого-то шевеления в такую жару, нежели качественный состав шевелящихся (один из которых, кстати, и сам с удовольствием прилег где-нибудь в ледяном ручье прямо как есть, со всем железом и шишаком). Задорно подмигнув усачу с крупной кружкой пива и получив в ответ потухший недоуменный взгляд, Фор вернулся к разговору в тот момент, когда девушка закончила излагать свои рассуждения.
- Ваши суждения резонны, - легко согласился эльф. Покаяние должно было несколько смягчить восприятие дальнейших слов, - и при этом вы проявляйте поразительную переоценку действий вашего знакомого при определенном ослаблении коварства тех, кто может за вами охотиться. Это странно, госпожа, - последнее предложение было просто квинтэссенцией всего возмутительного. Это кто тут еще странный! И кто госпожа! Хмм, нет, на последний вопрос четкий ответ все же имеется.
- Кроме письма мне было известно лишь одно - что мне нужен эльф, и, скорее всего, конный. - Ложь. Фор не знал даже этого, максимум догадывался, что для сопровождения более одного эльфа потребовалась бы помощь и что для пешего путника ему бы не выдали коня, - ни имени, ни внешности. Lustai, - это уже правда, - и, как можно заметить по оживленности этих троп, встретить не того эльфа, которому бы это письмо могло о чем-то сказать, практически невозможно.
- Другой момент, - продолжал Фор после передышки на чай, чтобы охладить пылающий разум, - это письмо. Вы можете назвать причину, по которой мне, как ndakre, потребовались бы такие сложности и риск, как подделка? От границ нашей родины до этого трактира не меньше четырех часов пути и шесть прелестных изгибов пути, за кустами у которых можно было скрыть хоть баллисту, хоть целый лагерь лучников. Особенно тот, что у расщепленного клёна, который, после удара молнии, подобен ужасной статуи, за которой, будто бы в насмешку, живёт красота и прохлада тихого лесного ключа, охраняемая погибшим великаном, - Фор говорил так, словно картина была у него перед глазами, что, в общем-то, не удивительно - на северных границах он провёл достаточно много времени, чтобы запомнить такие особенности, - Гвардейцы, во время дальнего рейда, доходят и до сюда, но это случается так редко, что grenturi's foina sure. - Дав время на то, чтобы информация уложилась, Уриэль продолжил своё повествование.
- Наконец, я мог украсть письмо, чтобы... Что? Навлечь на себя гнев Академии, когда запрос одного из её друзей остался без ответа? Или надо было перехватывать все письма, чтобы обезопасить себя? Нематеон не прощал нам и тайком пронесенных листочков с ответами, готовый устроить пламя и Акабаш, что уж говорить о такой наглости, - эльф хихикнул своим воспоминаниям. Да, славное было время, - как видите, это письменное творение никак не могло попасть мне в руки мимо моего наставника или быть написанным кем-то иным, кроме вашего друга. Что до него... Я не могу с точностью сказать почему он не решился предупредить вас заранее, госпожа. Может он быть он был не в силах гарантировать, что Наматеон сможет помочь. Либо опасался того, что у моего наставника мог затесаться кто-то весьма недружелюбный к вашему роду и пришлось тратить время на проверку. Наконец он не хотел привлекать лишнего внимания в пределах эльфийского государства к вооруженной паре эльфов. Я не знаю, и это не моё дело, - с легким пренебрежением в голосе проговорил Уриэль, старательно скрывая свой глубочайший интерес к этой стороне вопроса, - а вот то, что мне сказали так мало, понять уже можно, - и снова кривда. Понять-то можно, да только ты сам к этому не готов, - у людей есть хорошая пословица: что знают трое, то знает весь город. Как быстро бы одно случайное слово, содержащее ваше имя и ваш путь, достигло бы ушей тех, кому это слышать не стоит? Да, то, что случилось сейчас, мы бы избежали - если бы мне не пришлось искать для вас alda'er kualin. Я бы очень хотел избежать этой печальной обязанности, госпожа, потому как не дело отдавать в Небесные Чертоги цветущий telpe's orne, - на этой ноте Фориуэль замолчал, собираясь с мыслями и давай эльфийке сделать тоже самое. Переход от контрастов к убаюкивающей непрерывной речи был, наверняка, заметен - чего наш герой и добивался. Хотя ему становилось малость неуютно от того факт, что его знания приходилось применять не для защиты девушки, а для давления на неё.

Отредактировано Фориуэль (2016-07-30 10:12:48)

10

"Это страаанно, госпожаа." Кэт мысленно передразнила чужие слова и насупилась, приготовившись полностью разочароваться в своих мыслительных способностях и логических умозаключениях, что, собственно и произошло, решив оправдать все ожидания леди. Эта самая леди пристыженно молчала, вникая в слова Ауннофора и осознавая, насколько тот прав. То ли парень обладал таким чудесным даром убеждения, то ли у него была крайне полезная штука в виде ауры внушения, то ли Кэт настолько пессимистка, что готова в каждом первом видеть убийцу и отказываться принимать суровую радующую действительность. "Он абсолютно прав. Возможностей покончить со мной было превеликое множество, и всё же – я здесь. Сблизиться, чтобы что-то выведать? Тоже не вариант. Мне ничего не известно. Я всегда держалась подальше от всех этих политических дрязг, поэтому вытрясти из меня необходимую информацию не представится возможным по причине того, что в моей буйной головушке её просто нет." Эльф замолчал, видимо, выдав на обдумывание всё, что нужно для смены мнения. Девушка этот широкий жест оценила и благодарно сидела притихшая и глубоко ушедшая в себя на встречу с распускавшимися цветочками дружелюбия, облегчения и расслабленности. Червячки сомнений были жестоко закиданы тапками из железных аргументов и больше особо не дрыгались. Оптимизм потихоньку вылезал из глубин мрачной решимости и всеподозрения, выкатывался солнышком и грел вышеуказанные цветочки. Рука привычно смахнула с глаз челку и опустилась на кружку.
- Я поняла вас. Конечно, всё верно, можете смело ставить плюсик своему дару убеждения. Скажу честно – я совершенно ничего не мыслю в деле преследования и убийства, di almare hara di niere – me ista. И это одна из причин, почему мне проще держаться особняком, подозревая всех и каждого. Все мотивы злодеев и способы достижения ими целей предусмотреть невозможно, как по мне. Хоть где-то, да сядешь в лужу. А вот выползешь ли потом из нее – большой вопрос. Поэтому я стараюсь даже не допускать дождя, не то что обходить коварные углубления с водой."Что же, будем считать, что я тебе поверила. Не до конца, конечно, но всё звучало очень убедительно. Настороженность будет, но теперь можно пойти на контакт." – Итак, позвольте еще раз, Ауннофор. Давайте забудем о «госпоже», а для этого… Ketariel’ O’meilin. Alas tarna’e le undue a kalen faniare. Называйте меня так, а то всё «госпожаа», - девушка нахмурила носик и фыркнула в лучших традициях вифрэев, поглядывая на собеседника уже более расслабленно и заинтересованно. Сейчас она позволила себе получше разглядеть парня: спасительная крыша мастерски справлялась со своим предназначением, а именно – героическим сдерживанием макушкой солнечных лучей. Доспехи по-прежнему вызывали у зелёных очей стойкое чувство неприязни из-за неудачного первого знакомства, но внутри трактира сильно на нервную систему эльфийки не нападали.
- Кстати, а вам…ну…удобно в этом обмундировании? – Не зная, насколько тактичен такой вопрос, Кэт смущенно сделала глоточек чая и затеребила кончик хвоста. – Просто жарко на улице невыносимо, а вы еще на улице ждали. Мы же не монстров искать идем, в самом деле! Хотя тут уж как нам повезёт. – Улыбка тронула лицо девушки, которая даже представить боялась, каково сейчас в этом металлическом плену. Явно так себе ощущения. – Ах да! – быстро добавила она, пока Ауннофор не взял слово, - я так понимаю, вы должны сопроводить меня до Академии? То есть будете моим спутником на ближайшие недели, так? Странно, что не прислали девушку… - Кэтариэль задумчиво пожевала губу и обратила взор к двери на кухню. Есть уже хотелось невыносимо. "Надеюсь, о Раэн хорошо позаботились."

11

Разведчик был готов последовать совету и поставить не то что плюс, но даже выписать благодарность Ауннофору на гербовой бумаге с личной печатью Владыки. Мысли о побеге в глухие леса, от такого лучезарного и возвышенного будущего, скрылись где-то в глубинах подсознания, хлопнув дверью перед уходом и разрушив хрупкую пирамидку грёз. Впрочем, это уже нисколько не могло испортить того чувства удовлетворенности, которое испытал Фор после своей речи и её видимого эффекта. Его монолог если не разрушил абсолютно все недоумения в прах, то, по крайней мере, вынудил их отступить, позволяя выйти навстречу чему-то более светлому и открытому. Такая перемена благотворно сказалось и на благодушии нашего героя, ибо до сего момента он весьма скептически оценивал долгий путь до Иридиума в компании с эльфийкой, которая будет видеть в нём лучезарного живореза и перспективную подушечку для стрел. Ощущение стабильно нарастающего доверия и одобрения к своей персоне так подстегнуло альтруизм, что разведчик был готов донести её хоть до северных хребтов даже без коня. Lantenei, - легко опознал своё состояние Уриэль, пока остановившись на данном уровне раскопок собственной сущности, чтобы не достать из-под завалов чего похуже.

Речь девушки Фор слушал с видной заинтересованностью и без выступлений со своей стороны, лишь изредка прерываясь на отпивание напитка или едва заметное касание кольчуги, прижимая пух поддоспешника к ручейку пота. Её концепция "недоверие во избежание" была ему понятна и отлично вписывалась в уже имеющиеся отметки касательно её личности. Другое дело, что наш герой несколько уточнил причину, толкнувшую эльфийку к столь отчаянной мере. Это определенно было не просто убийство или угроза смерти, в воздухе пронесся миндальный аромат предательства, причем со стороны тех, кто большую часть жизни был безгрешен для неё. Остроухий был почти уверен в правильности своего предположения, потому как в самой девушке не чувствовалось врожденного или продолжительно существующего червя сомнений. Или, скажем так, он наследил в ней не больше червячка любого другого мыслящего создания. Совсем другое дело был тот змей подозрений, который был взращен для собственного спасения. Этот аспид еще не успел захватить все чертоги разума, благодаря чему доводы Уриэля были восприняты и оценены здравомыслием, но размер аспида и его холодная решительность делали окончательную оккупацию вопросом времени, и весьма короткого. Нашему героя до последнего хотелось верить, что до подобного дело не дойдёт и в Иридиуме эльфийка сможет переоценить подобные вопросы. Но для этого нужно было вести себя чуть более открыто и дружелюбно.
- Ketariel’ O’meilin, esse sare vi indo, - с легкой патетикой проговорил наш герой, прикладывая руку к груди. В этом жесте, несколько наигранном, раскрывалось многое о том истинном и чистом Форе, которому романтика была ни только не чужда по жизни, а скорее приятно дополняло серые - точнее, солнечно-жаркие - дни. О которых, как он приметил, ему напомнила Кэтариэль, - но, прошу, не будем спорить об именах, aheri. На время странствий я лишь общительный makil ar turma, и не смогу себе простить неуважительного обращения к вам. - И вашему роду, - мысленно закончил Фор, вкладывая еще один кирпичик в стену понимания. Он был в Левиане, когда одного из отпрысков Омейлин отравили настойкой повешенного, одним из самих ужасных по своему действию ядов. Уриэль не знал всех подробностей этого дела, но понимал, почему сейчас потребовался именно он. Алхимия.

Словно в продолжение темы обмундирования, зеленые глаза чаровницы обратились к его начищенному юншману, грозя просверлить дырку в качественной отделке кольчуги, правда меньшего диаметра, нежели на солнце. На этот взгляд остроухий мог лишь виновато потупить свой собственный, потому как неточность была пусть и руководства, но он сам не предусмотрел иных моментов, связанных с его сиятельностью. Точнее, поторопился предвидеть иные особенности, о которых, вновь взяв курс на опережение, заговорила эльфийка, упомянув длительный путь до Академии.
- Ninistai a kale, - коротко ответил разведчик, напомнив девушке её слова о манерах и способах убийства. Действительно, его сверкающий как звезда юшман будет виден с двухсот шагов, опытный лучник без промаха поразит его со ста пятидесяти. За то время, пока его тело будет бодро менять своё качественное состояние, его подзащитная должна была успеть скрыться. Вот такая вот горячая красота в смеси с холодным расчётом. Вслух, конечно, донеслось иное: в доспехах ужасно неудобно, но я был бы очень плохим щитом в одной рубашке. - Эльф открыто улыбнулся девушке, после чего продолжил, - прошу прощения, миледи, за возможные неудобства моей компании, но некоторые моменты удалось предусмотреть: есть запасная палатка и стабильный доброволец для ночного бдения в hao lome, - разведчик проследил направление взгляда девушки, и, охнув, вышел из-за стола до трактирщика:
- Добрый господин, помню, у вас есть готовая охотничья похлебка. Принесите одну порцию, - звон лишнего десятка медных монет заметно ускорил дело, и Фор вернулся к девушке одновременно с дымящимся от своей теплоты блюдом и двумя краюхами белого сочного хлеба. - Еда мясная и может показаться вам непривычной, но клянусь огнём Инноса - её стоит попробовать даже нам, istar. К тому же это единственное блюдо, что готовится из свежих ингредиентов, - понизив голос, доверительно проговорил разведчик, представляя девушке время насытиться. Чтобы не смущать её аппетита зазря, он вежливо заинтересовался забавной картиной на стене. Точнее то были причудливые узоры обработанного дерева, но такие мелочи Уриэля почти не волновали.

12

- Но, прошу, не будем спорить об именах, aheri, - Кэт мысленно закатила глаза. Ну, по крайней мере, она очень постаралась, хотя могла вполне сделать это и наяву, поняв, что переубедить Ауннофора в этом плане сейчас не выйдет.
- Общительный меч и щит…Звучит ободряюще. Всё лучше, чем одной держать путь."Может и удастся потом его настроить на более дружественное обращение." Понятно, что воспитание, привитое беспрекословное следование этикету так просто не выветришь одной просьбой. Но попытаться сгладить все эти острые углы, которые, по мнению Кэтариэль, пилила формальность, можно попытаться.  "Мы еще посмотрим, кто кого переупрямит." Кэт хмыкнула своим мыслям и снова обратилась к собеседнику. По поводу доспехов Кэт уже готова была разразиться протестующей тирадой, но, поймав улыбку парня, немного успокоилась и осадила себя. Когда Ауннофор встал из-за стола, эльфийка недоуменно проследила за траекторией его движений, а когда узрела и учуяла в руках что-то ароматно пахнущее, начала бубнить извинения еще пустующему рядом месту.
- Не стоило, я ведь уже заказала блюдо. И вы снова платили! Хотите сделать меня должницей, чтобы потом жестоко пользоваться моей совестью? – Девушка улыбнулась и благодарно приняла пищу, принюхавшись. – Не рисковала её брать в других трактирах, но раз вы заверяете меня в прекрасном вкусе, так и быть, последую вашему совету. К слову, вкушать мясную пищу мне не в первой, об этом не беспокойтесь. – Она аккуратно зачерпнула бульона и, подув, смело отправила ложку в рот. Живот в ответ возбужденно заурчал, требуя продолжения и вынуждая Кэт засмеяться и покрепче прижать сумку в надежде его заглушить. – И правда, очень вкусно. А вы не будете? Уже успели перекусить? – Утоляя голод, Кэтариэль была несказанно счастлива встретить такого понимающего спутника. Тот деликатно предпочел не наблюдать за процессом поглощения пищи, отведя взгляд. "Храни Этерия таких джентльменов!" Глянув в сторону, она узрела недалеко заросшего с головы до пят субъекта, похабно скалящегося и уплетающего ту же похлебку, неотрывно следя за парочкой эльфов. Кэт нервно сглотнула, перевела взгляд на Ауннофора, на свой обед, снова на здоровяка, подумала, пожевала и выдала презрительное «фи», решив игнорировать всяких лупоглазых. Она резко воспылала благодарностью к эльфу за то, что он просто сидит рядом, а чувство постоянного беспокойства за свою целостность и безопасность начало потихоньку сбавлять обороты в своем давлении и стало прятаться за широкую (или не очень: кто знает, что там под доспехами) мужскую спину. Не успев толком познакомиться с парнем, Кэт поймала себя на чувстве облегчения, поспешив тут же вернуться с небес на землю. Но уже на более мягкую и дружелюбную землю.

Насытившись, девушка решила вспомнить всё невысказанное и поспешила этим поделиться.
- Кстати, о доспехах. Вот вы так спокойно говорите мне, что готовы ловить собою стрелы, камни и всё, что придется на мою тёмную макушку. Хочу вас предупредить, что я скорее сама вперед выбегу, чем дам вам пострадать из-за меня. Возможно, это одна из причин, по которой Миринэль сразу не отправил сопровождающего -  я бы мигом отказалась от этого пожертвования. Вы же не знаете, кто вам достался в подопечные. У меня есть дар. Способности к магии Жизни, - снизив тон и чуть подавшись вперед, доверительно сообщила Кэт, -так что за вашу или чью-либо другу жизнь я буду стоять горой. А так как я совсем не обучена, стоить мне это будет ой каких усилий. Так что, будьте добры, пожалейте пока маленькую, ни разу не боевую кучку, готовую отдать все силы за спасение, и поберегите себя. – Будучи глубоко уверенной, что её слова хоть самую малость, но поменяли что-то в голове этого самоотверженного парня, Кэтариэль отпила еще чая и мягко добавила. – Впрочем, вам решать. Но я бы посоветовала всё же снять этот металл. Я не разбираюсь в тонкостях военного дела, но разве мы не будем, как на ладони, озаряя светом все вокруг? Уверена, вас в Левиане видно! – Снова показалась улыбка, а ноготок осторожно коснулся зерцала.

13

Остроухий хитро улыбнулся и немного загадочно посмотрел вверх головы девушки в ответ на её подозрение о будущем давлении на совесть. Вслух, для создания вящей экспрессии, он ничего сказал, хотя по дальнейшему изменении мимики можно было отследить попытку пошутить без слов. Неспешно погружаясь в мир собственных грёз и рассуждений разведчик только отрицательно помахал ладонью, давая знак девушке не беспокоиться о его пропитании, благо спасительный чай пока еще не успел закончиться, доблестно оберегая разодетого Уриэля от окончательного перегрева. Вопрос о том, куда в таком весьма субтильном эльфе влезает такое количество жидкости остаётся открытым, хотя чёткие потемневшие полосы повязки на лбу и мокрый воротник поддоспешника, выглядывающий из-под юшмана, могли намекнуть о том, что влага зазря не расходуется.

Велики чудеса природные, - подумал Фор, мысленно выделив на полотне стены уже не первую картину, созданной потемнением стареющего и обработанного дерева, тенью от занавесок на окнах и прямыми солнечными лучами, которые, стоит отметить, на деревянном холсте выглядели словно столбы света из древней легенды. Не хватало разве что паломника или смелого героя, который, перебираясь по крутым изгибам бревен и глубоким впадинам сучков, стремился бы достигнуть места чистого света, чтобы обрести искупления. Именно подобного пути наш герой пожелал одной заросшей личности, которая бросала свои нескромные взгляды на сидящих за столом эльфам. Уриэлю подобно наблюдение не нравилось совершенно и он, зафиксировав свой взгляд на лице человека-медведя, вынудил обратить на себя внимание. Кивнув в сторону выхода эльф губами обозначил воздушный поцелуй, на что его "собеседник", округлив глаза с две плошки и всем видом показывая тошноту, гордо отвернулся от похабного предложения. Довольно оскалившись успеху, разведчик был готов вернутся к своему "бегу фантазий", которому он предавался в моменты после мысленного напряжения в качестве разрядки, но мягкий голос вернул его к прежнему занятию - приятному диалогу.

Сперва слова Кэтариэль Фор воспринял за проявление таких тонких струнок души, как сострадание и чувство собственной ответственности, отчего мысленно умилился подобному проявлению благородства, но упоминание магического дара вызвали у эльфа вполне искреннее изумление, которое он не посчитал нужным скрыть. Вот тебе и беззащитная да слабая эльфийка! Наш герой был посвящен в тайны магии и мистики чуть более, чем совершенно никак, но даже этих знаний ему хватило для того чтобы понять бесконечную ценность даже зачатка дара у девушки по сравнению со всем его собственным опытом и умением. Увы, но речь, призывающая остроухого бережнее относится к собственной жизни вызвала совершенно иной отклик. Теперь её сохранность стала не только приоритетной, но критически точной по своему исполнению задачей. В конце концов, его она еще может попытаться спасти от последствий неудачной встречи, пусть и ценой моральных страданий от чужой раны, когда он будет почти что бессилен даже в случае самого легкого ранения. Сухая математика войны снижала стоимость жизни нашего героя, что он, с воспитанной покорностью, принимал с неким фатализмом. Хотя его подзащитная смогла вызвать в нём также некое сострадание к её чувствительности, что, возможно, ограничит стража от совершенно самоуничтожительных и безумных действий. Легкое касание Кэтариэль к зерцалу отдалось легким румянцем смущения на щеках, словно не доспехи были объектом интереса. Чтобы переключится, разведчик приступил к своему ответу:
- Может это тайный знак? Если свет погаснет, то Наматеон в Академии точно узнает о том... Что наступил, например, вечер, - беззаботно сказал остроухий, немного подтрунивая над волнениями Кэтариэль, после чего продолжал уже более серьёзным тоном, - во время переходов я надену плащ, в котором, можете не беспокоиться, даже с столь сверкающей поверхностью буду привлекать не более внимания, чем любой другой путник. Места, по которым пройдёт наш маршрут, спокойные, миледи, но все же порой лучше перетерпеть небольшую неприятности чем столкнуться с более крупными. Nirrate ulko, - эльф задумался о том, как бы случайно не задеть снова того откормленного гада, который может заворочаться с шипением "я ведь говорю о том же: бдительность превыше всего, доверие слишком дорого" и прочее-прочее. Диверсанту ли не знать этого чувства, - наконец, юшман достаточно неудобно часто снимать и одевать. Как минимум, кольца царапают уши, - доверительно признался военный, скорчив недовольную моську, - Ради вас, конечно, я перетерплю эту неудобство и в ночь буду без лишнего металла, но днем, чтобы не подцепить ненужных ранений, лучше побуду в защите. Хотя думаю, этого может оказаться мало для вашего спокойствия. Надо быстрее обучиться уворачиваться от стрел, - задумчиво прикусив губу, разведчик словно бы уже продумал как обучить себя этой весьма хитрой науке, - но это оставим на потом. После обеда не стоит сразу отправляться в путь, и солнце уже в зените. Предлагаю переждать пару часов в этом уютном заведении, после чего пройти ускоренным маршем до привала, - место привала эльф пока не обозначил, потому как не мог хранить в голове карту абсолютно всех дорог, но как ему подсказывала память где-то на расстоянии тридцати километров было небольшое озеро недалеко от тракта. Туда сворачивали редко, потому как опасались заплутать в густой чаще, что разведчика ни капли не пугало. - Я позволю себе еще немного давления на совесть, потому как о вашей комнате уже договорился заранее, сам я пока окончу свои сборы. Прошу последовать за мной, миледи, - комната, о которой говорил эльф, была угловая и выходила окном на тракт. Это было весьма скромное по размерам помещение, чуть более чем в три шага по ширине, зато оно отлично проветривалось. Небольшая бадейка с холодной водой и плавающей в ней полотенцем еще больше внушало гарантирую на прохладный отдых. Эльф же не стал задерживаться и, прихватив свой лук с колчаном, оставленный тут на сохранение, уверенным шагом отправился к пристрою.

14

Шутки шутками, а от беспокойства никуда не деться. Но все опасения Ауннофора были ясны, а доводы логичны. В конце концов, это не Кэт изнывать от жары, тяжести и неудобства доспехов, а явно подготовленному и натренированному парню, готовому ко всяким неожиданностям и условиям путешествия. Поэтому, давить смысла нет – все уже заранее решено, и изменению план не подлежит. Новый знакомый пусть следует задуманному, а она уж постарается всякими мелочами облегчать его мучения.
- Уши. Бедные наши уши, - девушка коснулась предмета обсуждения (своего, естественно) и хихикнула, - mei's kharnae ar loman hide. Ну хоть с упором на себя и вынуждением, да подарю вам часы облегчения. А разве вас уже не обучили мастерскому избеганию атак и изворотливости? Верно, вы шутите, но не стоит так больше пугать меня. – Встав вслед за Ауннофором, Кэт робко оглянулась и двинулась след в след по шагам парня, держась за его спиной.
- Разве что пару часов… Я долго думала, оставаться ли на долгий отдых или продолжить путь, больше склоняясь ко второму, потому что, прикорнув, тяжело собраться с силами и снова заставить себя седлать лошадь. Но раз вы здесь, у меня есть стимул. В конце концов – как я могу заставить вас ждать, и так полностью положившись на мой makil ar turma и озадачив его охраной моего тельца? Так что вы, никак, мой kaniru romeli, - девушка стукнула металлической деталью сумки о защищенную спину эльфа и засмеялась, - дзззыынь!

Чувствуя неловкость и вину за то, что она будет предаваться долгожданному отдыху, пока её обозначившийся спутник продолжит заниматься делами, Кэт неловко перебирала пряди и разглядывала маленькую комнатушку, значительно отличающуюся от привычных апартаментов в её доме. "Уже нет." Впрочем, и к такому можно привыкнуть. Она ведь не из тех знакомых леди, которые, даже оставаясь одни, продолжают сохранять презрительное выражение миловидных лиц и зовут прислугу, увидев за окном птицу, посмевшую обратить свой взор на «истинную красоту». И такие бывают, да. Печально вздохнув своим воспоминаниям, девушка тут же полностью отвлеклась от них, узрев местечко для купания. Глаза загорелись огнем предвкушения, а ноги сами кинулись к бадье.
- Водииииичка! – Ласково, будто поглаживая, рука коснулась воды, а ноги тут же вернули хозяйку в вертикально положение, нетерпеливо делая шаги то вперед, то в сторону. Ауннофор понимающе оставил подопечную наедине с её мечтой, а Кэт огласила комнату звонким радостным «Йееееей!» и, чутка поскакав вокруг воды в предвкушении, наконец принялась за желаемое.
Покончив с мытьем и со счастливой мордашкой растянувшись на кровати, Кэтариэль думала о том, как теперь изменятся нудные дни, в которые она могла поговорить только с Раэн, флегматично поглядывавшей на наездницу и постоянно упрекающе фыркающую, будто изначально была против всей этой затеи с уездом. Кэт не раз вела бурные споры и обсуждения сложившейся безвыходной ситуации, доказывая животному, что путь то был один. Раэн равнодушно молчала или изредка отвечала недовольным ржанием, и девушка через какое-то время надолго уходила в себя, раз за разом прокручивая события минувших дней. Теперь всё должно было измениться и явно в лучшую сторону. Правда, если они не повздорят в первый же день и остаток пути не проведут в гробовом молчании, перекидываясь дежурными сухими фразами. "Но такого не должно быть, так? Он вроде парень общительный и любит пошутить. Определенно, мы должны поладить." Заверив себя в светлом будущем, Кэт расчесала влажные волосы, собралась, проверила комнату на наличие забытого и в хорошем расположении духа пошла одаривать всех скромной улыбкой в поисках Ауннофора.

Побродив немного внутри, эльфийка вышла наружу и пошла в обход трактира, заглядывая во все уголки. Как ни странно, казалось бы, такого яркого субъекта, нигде видно не было. Она зашла в одну из пристроек и вытянула шею, стараясь разглядеть тёмное помещение. В нос тут же ударил запах навоза, а уши уловили поодаль ржание и стук копыт. Видимо, дальше, за всей этой кучей строительных материалов, было уготовано место для лошадей постояльцев, хотя странно, что не отдельно. "А мне какое дело. Напоили, накормили, за Раэн поухаживали – больше ничего и не нужно. У всех свои заморочки. О, а вот и мой тушконосец!"
- Раэн, милая, ну как ты тут? – Похлопав по сильной шее, Кэт увидела почти рядом знакомый силуэт и активно замахала рукой. – Ауннофор! Вы тоже здесь, а я всюду вас ищу. Я готова! Надеюсь, не сильно задержалась? Должна была уложиться в 2 часа. Можем выступать, если вы закончили с приготовлениями. Ах да! Вы тоже на коне? "Глупый вопрос, он же здесь, логично, что пришел за животным. Или встретиться с кем-нибудь. Да, вполне может быть, но для моего сопровождения ему точно выделили бы скакуна, это точно. Не пешком же он за мной пойдёт?"

15

Бзынь!-источник непринужденно засмеялся шутке девушке, постоянно возвращаясь к ней в памяти по пути к пристрою. Стоит признать, Кэтариэль окончательно перешла из состояния "вынужденная обязанность" в "приятная неожиданность", демонстрируя умение, но более важно - желание шутить. За хороший юмор, адресованный себе или кому-либо еще, остроухий мог простить и куда большие проблемы, чем излишняя подозрительность при встрече. И хотя он чётко осознавал необходимость следить за своей речью и повествованием жизненной коллизий, а также мягко учить девушку рационально использовать свою приобретенную подозрительность, будущее виделось ему почти безоблачно ясным. Ссоры и столкновения интересов виделись в этом ключе как досадная неприятность, на тип камушка в ботинке, который будет отложен в сторону без лишних вопросов. Поэтому через таверну прошел не только сияющий, но и лучезарный разведчик. Кинул информатору, улыбнулся усачу, еще раз подмигнул лохматому недоразумению - и вышел вон, пока все трое бы гадали о причинах его солнечного настроения. Попытки помощницы трактирщика вернуть сдачу Фор вежливо, но твёрдо, отклонил, получив тем самым еще одно "спасибо" в карму практически не за что.

Всю накопленную настройку благодарностей немного подточило солнце, которое вновь стало бодро поливать героя палящими лучами, на сей раз заглядывая к нему в глаза немного под углом к зениту. Загоревшая за прошлые года мордашка легко принимала гостей, а вот глаза, после помещения, неприятно заслезились. Смахнув слезы, Фор шустрее-шустрее отправился в конюшню, отстукивая ритм по древку лука и подпевая себе под нос. - ...юный бродяга из дальних земель, вечный скиталец и менестрель, как не вели б дороги меня - нет того места где счастлив был я.* - после чего окунулся в мир запахов постоялого двора. В эти моменты хотелось поблагодарить Создателей за то, что остротой нюха эльфы все же не могли похвастаться, иначе разморенный организм рухнул бы прямо у входа. Перетерпев первый приступ тошноты, остроухий решительно подошел к Агару, скромному по нраву боевому коню, выделенному ему для путешествия. Конечно, скромный-нескромный, а ездить Фор умел чуть лучше мешка с мукой, поэтому на коне, в основном, будет располагаться поклажа и двухдневный запас пищи, завязанный в плотные тряпичные мешки. Заразив зверя своим добродушным нравом, Уриэль занялся размещением грузов в порядке важности, порой останавливаясь и начина дело заново: то попону забудет, то конь, почувствовав неуверенность своего будущего седока, толкал стоящих рядом с ним скакунов, не иначе как приговаривая "Глянь, и вот это - вот ЭТО - на мне поедет. Вот есть в жизни справедливость?" Есть, но станет меньше, если будешь сопротивляться. Не нагнетай обстановку, - с крупицей металла в голосе проговаривал Фор, постоянно прерываясь на успокоение Агара. Поэтому, собственно, тот процесс, который самый младший конюшенный завершил бы за десять минут, наш герой убил огромное количество времени. Зато трофей, по разумению эльфа, стоил затраченных усилий. Последнее, что успел сделать юный всадник, так это облить себя из бочки с дождевой водой. Это несколько поубивало градус эпичности его облика, зато стало немного полегче.

По завершению всего-всего, перепроверив имеющиеся запасы по три раза и вытерпев еще дюжину смешков коня, Фор затягивал последнюю поклажу в виде двух бурдюков с водой. В этот же момент в конюшенный пристрой прибежала радость его следующих двух недель
- О, миледи Кэтариэль. Вы хорошо отдохнули? - в качестве приветственного слова задал вопрос Фор, - простите, dy laime ni xeneke. В любом случае, приготовления закончены и можно выступать, - накинув на плечи легких зеленый плащ эльф бережно зацепил его простой медной заколкой. - Агар, enda. Удивительное животное, - эльф отклонился в сторону спутницы и прошептал, - кажется, он ожидал Isilia's rokkonoi, но получил rokkonoi's Isi, и, к сожалению, не готов оценить всей иронии этой ситуации, - разведчик состряпал грустную физиономию, после чего отпустил смешок и продолжил. - Поэтому часть маршрута буду вынужден идти пешком, что компенсируем галопом по вечерам. Ну, ну, без паники, может ты на мне поедешь, - при слове "галоп" смирный и хорошо выдрессированный Агар встрепенулся, и словно бы уже вот-вот был готов помчаться с места в карьер, однако слова Уриэля и мягкое прихлопывание по шее вернули ему умиротворение. - Ох, душа моя добрая. И он всё этим пользуется, бесстыдник. Но пока оставим моего взволнованного друга, - когда парочка удалилась от трактира на несколько шагов, разведчик посмотрел на солнце, накинул на прикрытую шишаком голову капюшон и закончил фразу, - скоро сможем немного свернуть с основного тракта и срезать пару километров по небольшой березовой роще. Там будет душно, но это лучше, чем идти под таким солнцем. На счёт воды не беспокойтесь, вечером пополним у озерка. На крайний случай, можно воспользоваться назревшими ягодами и помощью, к примеру, белок. Вы ведь умеете общаться с любым проявлением жизни, миледи? - Фориуэль был замечательный ходок, благодаря чему задал неплохой темп движения и не сильно-то задерживая продвижение их скромного каравана. На местности, с равнинами по правую руку и лесами по левую, путники оказались предоставлены не только самим себе, но и ветерку, играющему в волосах и норовящему заглянуть под плащ. Последнему гостю разведчик был особенно счастлив.


* - Баллада о менестреле, Шидзенрёку. С музыкой: DEgITx - Remember Your Name

Отредактировано Фориуэль (2016-07-31 22:13:17)

16

Кэтариэль довольно сообщила, что эти часы были лучшие за последние несколько дней и одобряюще оглядела чужой плащ. "Зелёный – и глаз ласкает, и скрывает эту слепящую защиту, замечательно." Изумрудные глаза обратились к коню, а рука осторожно погладила по мордочке.
- Агар, верно? Что же, будем знакомы. Твой хозяин имел неосторожность согласиться на чрезвычайно нудную авантюру и обрёк тебя на недели пути в обществе капризных дам. Прошу проявить понимание и терпение. – Кэт улыбалась, проявляя дружелюбие к еще одному новому знакомому и слушая стенания эльфа по поводу своих навыков верховой езды. – Боюсь, если вы позволите коню испытать все прелести в качестве наездника, вскоре обзаведетесь седлом и уздечкой, обрастете мощными копытами и на все мои глупые шутки будете отвечать ехидным «И-го-го». Я ни в коем разе не против такой реакции, что вы! – Она в примиряющем жесте подняла ладони. – Но, если быть совсем откровенной, было бы неплохо иметь спутника, способного в ответ сказать что-то дельное, а не унизить фырканьем. Прости, дорогой, - взгляд на Агара, - но такова уж реальность. Все свои замечания и недовольства относительно меня можешь выразить Раэн. Уверена, она поддержит тебя всеми копытами.

Девушка предварительно закрепила снова свои ценности на лошадку, и эльфы вывели животных из конюшни, направившись к дороге и переговариваясь. "Наконец голос не внутри моей головы и порожденный больным воображением, а самый что ни есть настоящий, идущий извне! Как же мне этого не хватало, с ума сойти можно, днями напролет споря со своим язвительным «я»."
- Вижу, вы хорошо знаете местность? Мне же она незнакома, так что полагаюсь на вас. В этом пути я следую вашим советам. Пока не пойму, что вы пытаетесь завести меня к…скажем…ограм, - Кэт отчего-то вздрогнула, но тут же улыбнулась, - разумеется, в этом случае мне придется ночью связать вас и покинуть, прихватив Агара с собой за компанию. А еще я метко кидаю камушки, так, чтобы вы знали и не пытались убежать, кинув меня на произвол судьбы, - в подтверждение она подхватила один под ногами и подбросила в руке, лукаво глядя на Ауннофора, - так что смотрите мне. Хмм…общаться с любыми проявлениями жизни. Звучит заманчиво, но, к сожалению, невыполнимо. Я не смогу сейчас достучаться до мошки, одолевающей лошадей, чтобы та прекратила свои нападения. Но в академии обучают многому. Быть может, однажды я смогу исполнить эту маленькую прихоть. А так…Поболтать то я могу с кем угодно, а вот ответят ли мне – большоооой вопрос. Если вы готовы ловить шишки от разгневанных белок, случайно оскорбленных моими попытками достучаться, то так и быть! Я готова быть связующим звеном между голодными нами и агрессивными животными. Готовьтесь бегать долго и спотыкаться больно, сударь! – Кэт пригладила волосы, заметив, что они уже начали высыхать. "Скоро распушатся, и опять жара одолеет. Снова сделаю хвост, пожалуй." Сочувствующий взгляд в сторону шагающего парня, обреченного быть скованным металлом, и вопрос по этой сфере. – Ауннофор, а вам часто доводилось в доспехах задания выполнять? Ну…такие, затяжные и горячие? –  Смешок непроизвольно вырвался из уст, и Кэт продолжила, выказывая заинтересованность. – Или вы чаще всего работаете по другому направлению? Нет-нет, если это секретная информация, прошу прощения, не убивайте! – Она засмеялась, надеясь, что не попала в точку своей заносчивостью. "Будет неловко, если парень, получивший задание меня охранять, будет вынужден меня прирезать по причине болтливости – своей и жертвы. Да уж, умею я себя настроить на нужный лад."

17

Агар флегматично принял знакомство, едва слышно фыркнув при поглаживании. Похоже что конь, в отличие от седока, совершенно инертен к тому, на сколько капризные или высокородные ему достались в спутники, когда возить придётся на спине такой мешок с мукой. Разве что спутница-кобыла вызвала у него ржание-вопрос о том, как же она смогла стерпеть весь путь до этого в компании таких говорливой и суетливой хозяйки. Дальнейший разговор - или, вернее сказать, общение - скакунов понять было уже было совершенно невозможно. Быть может умные животные уже продумали какие-то свои планы и приняли своё решение о том, как пройдёт путь и кто, в итоге, окажется более капризным. Либо увидели золото в седельных сумках и замыслили побег в самый богатый постоялый двор. Наконец, их голову могли занять мысли о мировом господстве. Неисповедимы пути сознания.

Как и пути мыслей Фора. В ответ на реплику про копыта остроухий поморщился, притопнул на манер лошадиной ходьбы и выдал весьма похожее на животное короткое ржание, от чего и Агар, и Раэн удивленно оглянулись на нового собеседника с уничижительным взглядом. Почувствовав, что сказал что-то не то для них, остроухий с покаянием опустил голову и всем своим видом продемонстрировал, что больше не будет пытаться возвыситься до такого общения. Приняли ли его ложную скромность и извинения, или же обнаружились и более интересные вещи, но скакуны демонстративно вернулись к обзору окружающего пространства. Уриэль же, с улыбкой, обратил свой взор на путницу, потому как местность для него была определенно более знакомая, чем Кэтариэль.
- Да, мне приходилось проезжать здесь в компании путников, которых пришлось завести к древням и там забыть. Последние, кстати, говорили о недостатке эльфийской и женской компании. Скоро ли выпадет столь же удобный случай выполнить их просьбу? - Уриэль, словно до чего-то додумавшись, с немым вопросом посмотрел на девушку, думая разглядеть в ней желание провести вечер в компании настоящих, не метафорических, дубов. Не заметив у эльфийки склонности к столь близкому общению с природой, в чём её совершенно точно поддержал Агар, эльф, с сожалением, вздохнул и продолжил, - но, видимо, не судьба. Придётся вам оттачивать свои навыки метания и побега на каком-нибудь другом ale, - напомнил первую угрозу Фор, с притворным страхом прикрываясь плащом от нового метательного снаряда. Определенно возможность стать ёжиком разведчика прельщала чуть больше, чем бытья заваленным кучей камушков. То ли элементалей земли не уважал, то ли хотел пофыркать. Кто, как говорится, поймёт этого сумасброда.

- Жа-аль, - протянул Уриэль в ответ на реплику про разгневанных общением белок. - Вы ведь только представьте, миледи - мы бы были первые миссионеры на этом долгом и тернистом пути по налаживанию связей с суетливым лесным народом. Позже, быть может, мы бы научили их песне и дружно бы цокали что-нибудь презабавное за грудой свежих орехов. Ради такого будущего я с радостью подвергнусь не только шишко- и эльфопаду, но и зверским попыткам защекотать пушистым хвостом, - Фор, в момент наивысшей патетике, немного натянул плащ повыше, изобразив статую древнего героя, но, поймав сочувствующий взгляд, немного сник, удивленно пытаясь поймать в сказанном грустную ноту. Дальнейшая речь Кэтариэль пояснила ошибочность его первого впечатления, ибо тема перешла к сверкающему turma.
- Не буду лгать, миледи Кэтариэль, это мой дебют в столь ослепительном качестве. Также впервые мне выпала честь сопровождать кого-то столь ustanel, - подмигнул Фориуэль, но быстро перешел к менее игривой теме, - обычно моими спутниками становятся лесные звери и тени, зрителей, способных оценить способность растворится в листве нет вовсе, - слова были сказаны без излишней скромности и без эгоистичной гордости: любой выпускник Академии может раствориться в лесу так, словно он и есть часть леса, - бывают и другие выходы на свет... Хмм. За сказанное мной при встрече нам всё равно грозит один топор, так что терять нечего - пусть он будет хотя бы заслуженный, - разведчик опустил короткий смешок и продолжил, - порой мне приходилось участвовать в рейдах - быстрых походах по окрестным лесам, в компании товарищей. В них...случалось разное, - Уриэль заметно помрачнел, вспомнив и первое убийство, и неудачный выход на разведку, - и несуразное. Однажды, например, мы полчаса окружали друг друга, приняв за стаю волков. А ведь наставник говорил, что идея надеть в лесу серый шерстяной плащ при передаче условного сигнала воем никогда не будет хорошей, - на этой позитивной ноте Фор остановил своё повествование, хотя чувствовалось, что это не единственная история пусть даже короткой жизни остроухого.

Отредактировано Фориуэль (2016-08-01 11:26:09)

18

- Да вы совсем непривычны к этой ноше, -Кэт охнула и стала жалеть эльфа еще разгоряченнее, чем прежде, - какой злостный шутник заставил вас в это обрядиться в июле? Ваш наставник? Или же вы сами приняли на себя этот груз? Простите, я может быть и преувеличиваю, впадаю в крайности в своем беспокойстве, но я заинтересована в том, чтобы тот, перед кем я уже в долгу, провёл это маленькое путешествие в относительном удобстве. А доспехи комфортными явно не назовешь! – Ладошка было потянулась к плечу сопровождающего, но быстро отдернулась. Казалось, еще пара минут на солнце, и металл станет не только защитой, но убийственным оружием как в сфере ослепления, так и вознаграждения ожогами, даже через ткань плаща. Очередной раз уняв поток беспокойства и совестливости, Кэт покосилась на Раэн. "Верхом было бы гораздо быстрее, но я же не могу игнорировать моего спутника, так?" Солнце нещадно палило, и девушка огорченно подумала о том, что скоро забудет об этой мысли, закинет Ауннофора на коня и пустится галопом сама. "Точно! Скоро же роща, дырявая моя голова! Да жизнь налаживается." Взбодрившись и настроившись на скорую защиту деревьев, Кэтариэль вернулась вниманием к говорившему. Она уловила резкую смену настроения эльфа, и память ей услужливо подкинула один момент: всё-таки перед ней не случайно встретившийся путник, не старый знакомый, а отправленный на её защиту воин, который прошел подготовку и точно сталкивался не с одним сюрпризом жестокой реальности, любящей пошутить над оптимистами и полностью оправдать ожидания пессимистов. Сколько смертей видел Ауннофор? Скольких довелось убить собственноручно? Сколько заданий было провалено, а сколько выполнено ценой жизней товарищей? Множество вопросов, но никакой уверенности в том, что она действительно хочет знать ответы. Пусть уж лучше парень пока останется задорным новым знакомым, способным спасти в трудную минуту. Хотя бы в её мыслях. Было бы неплохо, если бы всё это оказалось пустой тратой времени для него и беспочвенной озабоченностью Миринэля, который, увы, редко ошибается в своих предчувствиях… Мужской голос снова вытянул Кэт из угрюмой задумчивости, заставив звонко засмеяться и умолять потешить еще историями.
- Вы бесподобны! Это же надо было так самим себя подловить. Наставник явно дело говорил, а вы, надеюсь, уяснили значимость его советов? Знаете, мой брат тоже на военном поприще. Он рассказывал множество историй, но из них редко попадались такие же забавные. Наверное, это из-за того, что он чересчур законопослушный и честный. Но и нотки озорства с внезапными порывами побуянить ему не чужды. – Слова сквозили нежностью, а мягкая улыбка не покидала лицо. Запнувшись о скрытый в листве камень, эльфийка смущенно проскакала пару шагов на одной ноги и продолжила идти в привычном, двуногом, режиме.

Так, мирно переговариваясь, хохоча и вспоминая прошлое, герои незаметно миновали намеченные километры и с удовольствием отмечали пересечение светилом небосвода с целью скрыться. Вечер вступал в свои права, даря долгожданную прохладу, а озеро вот-вот должно было открыться уставшим вглядываться глазам путников. Кэтариэль всё дальше уносилась мыслями к чистоте и свежести, обещаемыми Ауннофором «через несколько минут, за поворотом, почти на месте». Девушка доверчиво шагала в указанном направлении и вскоре действительно разглядела синюю гладь воды. Вопросительный взгляд в сторону спутника и ответный кивок подбросили девушку в прыжке и ускорили шаг до предела, чуть не заставляя нестись во весь опор. На берегу была неописуемая красота, и Кэт замерла, с упоением разглядывая каждую мелочь, чтобы затем вприпрыжку вернуться к идущему эльфу.
- Мы на месте. Это ведь то озеро, правда? Только не говорите, что нужное – немного дальше, я не вынесу! Мужественно предлагаю остаться здесь в любом случае. Вроде здесь спокойно, но на всякий случай нужно быстро прочесать местность на предмет засады и логова какого-нибудь чудища. А позже – смело отдыхать! – Усталый, но воодушевленный взгляд зелёных глаз терзал Ауннофора, а руки нетерпеливо складывались в указывающие жесты, выдавая желание хозяйки скорее закончить с проверкой ночлега и начать приготовления к ужину.

19

Слова "совсем непривычен" были действительно крайним преувеличением по отношению к броне и способностям эльфа, однако Фор лишь виновато улыбнулся, прося прощения за заботливого снабженца, и не поспешил их развенчивать убеждения множеству причин. Одна из них, как ему хотелось бы сказать, это заботливый наставник, который в случае отказа нарядил бы еще в стальные доспехи, с плащом и шлемом. И вот вы представьте как вся эта груда железа куда-то еще направляется, представляется и пытается поклониться. Уриэля в таком снаряжении можно было бы погрузить в повозку и забыть про него где-то до Затерии, пока предприимчивые торговцы бы не припасли весь его металл на какие-либо нужды. Если бы, конечно, их не отпугнул бы тот краснокожий эльф внутри, который, правда, еще и спасибо сказал за такое ограбление. Так что юшман, даже столь претензионный и утяжеленный, был вполне себе приемлемым вариантом. Разве что найти те самые латы, - задумался наш герой, вспомнив не то байку, не то быль о таком войне, которые смог зачаровать доспехи на холод так, что они даже в самый жаркий день были покрыты тонкой ледовой коркой. В обычное время его сторонились, потому что никому не хотелось прилипнуть рукой к ледяной железяке, а вот во время похода оценили его прелесть. Правда потом слухи расходятся: то ли в его доспехи запихали все спиртное в лагере и бодро проиграли бой на следующий день, то ли он, в самый солнцепёк, вызвал вражеского героя, обвешанного бронёй с головы до пят, и просто довёл его до кипячения, причем не метафорического. Вот такие вот латы действительно можно было оценить по достоинству. Правда, от нынешней защиты пылающая печка особо не страдал, больше его угнетала духота внутри сшитого пуховика. Про состояние своей рубашки было даже страшно подумать.

Другое дело - подумать про истории. Уриэль шутливо поклонился девушке, благодаря за похвалу. Совет наставника тогда действительно запомнили многие, потому как зашивать пробитый стрелами и мечами плащ в походных условиях из подсобных материалов при отсутствии опыта вышивания удалось немногим, было достаточно времени на подумать. Помнится, лучше всех поступил разведчик из третьей команды, который сложил плащ пополам и торжественно, мечом, нарек его подушечкой и пошел добывать пух, благо его, после цветения тополя, было просто море. Наверно, подобными всплесками мог отличиться и брат девушки, который... Фор не знал, что случилось с этим достойным юношей, но что-то ему подсказывало, что будь он в порядке, то Уриэля бы тут не было. По окончанию фразы девушки остроухий позволил легко коснуться тонких пальцев девушки, немного сжав их и сопроводив это действие кивком головы. Как он думал, это был достаточный жест для обещания того, что доведёт Кэтариэль до места без особо трагичных случаев. Помимо этого, удалось немного подстраховать бегунью от падения от столь близкого знакомства с природой, как корень под ногами.

Час шел за часом. Истории, речь и смех лились рекой. Порой, правда, приходилось и повоевать - у разведчика все же был какой-никакой, а опыт военной подготовки, когда марш в 30-40 километров в день не считается чем-то ужасным, другим делом являлась его спутница. Ооо, какие только мольбы, просьбы и увещания не шли в ход, чтобы уговорить эльфийку пройти части пути в седле. Сперва еще были попытки и его усадить на коня, но после пары ужасно звучных падений жалость все же оказалась выше сострадания усталости. Наконец, когда закатные лучи уже стали прятаться в лесной чаще, когда Уриэль уже перебрал все методы отсрочить появления озера, вплоть до столь проверенных, как вопросы мелькающим то там, то сям мелким лесным зверушкам, спасительный водоём показался за поворотом. Спокойно выдохнув, разведчик скинул капюшон с головы (шлем уже давно висел в седельной сумке) и без жалости слил на волосы жалкие остатки воды из бурдюка, пока его спутница побежала к местному чуду. Озеро, как и любой лесной водоём, было действительно весьма живописно: заросли цветущих растений вокруг него и раскидистые шумные кроны величественных деревьев были лучшими спутниками таких мест. Также, место было не самой любимой точкой отдыха караванщиков, потому что к лесу у людей все же иное отношение, чем у эльфов. Да и крюк в пару километров среди рощи казался недопустимой роскошью.
- Можете не беспокоиться, миледи, страшнее этого создания здесь никого нет, - Фор указал на ляпистого вида меч у себя на поясе. Как ни странно, фраза была не сколько бахвальством, сколько негативом Уриэля против этого меча в частности и оружия в общем. - Однако на пару минут я все же растворюсь в местной прохладе, надо уточнить некоторые детали. Агар, дежурство! - С этими словами разведчик пошел по едва заметной тропке среди кустарника, не дождавшись ответа и понурого взгляда своего флегматичного коня. Юноша показался через короткий промежуток времени с другой стороны. На щеке сверкала свежая царапина и улыбка, в руках была вереница сухих обломышей деревьев. Прихватив кистью сбрую у коня, разведчик смело направился по-третьему маршруту: 
- Миледи, прошу, за мной и не сворачивать. Оказывается в местном проходе проросло что-то шипастое и весьма недовольное посетителям. Такая грамотная засада! И еще говорят, что растения неразумны, - отпустив смешок, Фор направился вперёд, вязанкой отодвигая в сторону особо раскидистые лапы, которые, срываясь, били по крупу коня. Последний, в общем-то, был этому даже весьма благодарен, ибо листья сметали надоедливых насекомых со шкуры. Путь был не труден да скор, и через мгновение спутники оказались на небольшой полянке с вытоптанной травой и следами старого костерка, подходящей прямо к озеру. Растения вокруг словно бы образовали естественную изгородь, прикрывающую это место от чужих глаз.
- Вон там, за небольшим холмиком, из озера стекает ручеёк. Можно немного облить дорожную пыль, чтобы убрать её...или упрочить грязевой слой, смотря какие цели преследовать. Учитывая местную популяцию малого пищащего народа, то я бы посоветовал второе. И да, к сожалению, не про гномов-ростовщиков в момент выплаты вкладов речь веду, те бы крови выпили куда~а меньше, - Фор, похоже, обрел второе дыхание в прохладном дыхании водоёма, потому как вполне бодро ссыпал добычу рядом с бывшим кострищем и приступил к разгрузке своего скакуна, с видимым усилием спускная с того поклажу. Похоже что планирующий все и вся невзгоды Фор на этот раз превзошёл самого себя по запасливости, не угадав только с запасом собственных сил - остроухий заметно спал с лица. Либо это только игра теней?
- Пить, правда, мне не советовали, но есть возможность быстро вскипятить воду в котелке. Этой же водой можно разбавить скромный ужин, в котором на выбор представлены сухари, травянистые сухари иии... мясные сухари. Ради разнообразия остались только деревянные и только что собранные сухари, но они, думаю, уйдут в неприкосновенный запас. - Видимо, чтобы НЗ не достался кому-то еще, Уриэль уже сложил небольшой импровизированный домик и бодро отбивал искры из огнива. Его суетливо-торопливая речь, как и девушки, была сигналом явной усталости и использования последнего запаса сил на совершение максимума действий.

20

Меч сверкнул рукоятью на солнце, то ли распираясь от гордости, то ли выражая недовольство, в ответ на слова хозяина. Кэт усмехнулась, с удивлением отметив, что тут сквозило не самолюбие и желание покрасоваться, а еле заметная…неприязнь? Может и показалось. Путь долгий – еще придется выяснить такие нюансы. Глядя в удаляющуюся спину, девушка открыла было рот, чтобы уточнить цели и задачи, но промолчала и махнула рукой. Агар печально фыркнул и покосился на стоящую рядом и флегматично пощипывающую травку Раэн, мол говоря: «Какое дежурство? Мы на привале, а коль что, мне его бросить что ли и сматывать удочки? Мне же достанется за такое по самое не хочу. Вот же…» Лошадка ткнулась эльфийке в руку, не выразив ни капли сочувствия к мужской половине, и дернулась в сторону, показав желание перейти к более приглядной полянке.
- Погоди, сейчас Ауннофор вернется и решим, где упадём, - гудящие ноги давали о себе знать все настойчивее, так что Кэт была уверена, что она именно свалится в нужном месте, раскинувшись звездочкой, а не элегантно присядет отдохнуть минутку перед устройством ночлега, - Агар, не печалься ты так, мы научим нашего общего знакомого и в седле держаться браво, и находить общий язык с верными помощниками. А ты же у нас преданный, так? Иначе и быть не может, вижу в твоих скептических очах, что не бросишь ты незадачливого наездника. – Кэтариэль довольно погладила скакуна, вызвав толчок в плечо от требующей внимания Раэн. Подарив ласку и своей лошади, она устала оперлась о нее и прикрыла глаза, ожидая возвращения спутника. При нем стыдно показывать свою слабость. Кэт была уверена, что вызовет этим только презрение и язвительные мысли по поводу «дворянских неженок, навострившихся невесть куда», которые не будут высказаны вслух, но на лице могут и отразиться, сильно задев. Также она не хотела и задерживать их движение, но все равно упорно отказывалась садиться в седло и пребывать в более выгодном положении. Возможно и глупо, но со своими насекомыми в голове не так-то легко справиться, приходится терпеть и уживаться. Так что сейчас, пока других глаз нет, можно было и дать слабину, измученно откинувшись на теплый мохнатый бок. Что ни говори, а даже простая ходьба выматывает не привыкшее к этому дитя.

Долго предаваться тишине и прислушиванию к голодным бурчаниям живота не пришлось – Ауннофор вернулся довольный, но слегка потрепанный. Впрочем, он поспешил разъяснить причины своего вида заволновавшейся эльфийке. Та лишь укоризненно глянула и поспешила за юношей.
- Растения порой намного смышленее, нежели животные, это я вам могу сказать, как владелец дара к магии жизни и какой-никакой лекарь и травник. Особенно разумны они в плане обороны. – Большая ветка изогнулась и хлестнула девушку по животу. Раздался тихий вскрик больше от неожиданности, чем от боли – множество листьев значительно смягчили удар, да и не шипы же это, в конце концов. Виновато глянув вперед, Кэт прикусила губу и стала пробираться дальше с опущенной головой. Вскоре они вышли на полянку и эльфийка сразу же отметила свое явно расположение к этому местечку, уже приглядываясь к своей парочке метров для сна. Изумрудные глаза с толикой недоверия, но всё же приятного удивления следили за оживившимся парнем, а голос разносился по полянке усталым смехом.
- Полностью согласна с вами в плане грязи. Иногда везет на неписклявые ночи, но чаще всего приходится укутываться с головой и не показывать носа, чтобы на утро не блистать красными подарками братьев наших крылатых. Но как же хочется смыть с себя всю грязь! – Тяжелый вздох из-за выбора меньшего зла и тяжелое приземление на землю. – Вы не знаете способов договориться с организмом по поводу откладывания приема пищи? Я бы сейчас так и осталась лежать до утра, - честно призналась девушка, потягиваясь и ложась на спину, - но, конечно, я не кину наших скакунов на произвол судьбы, да и не заставлю вас готовить все самому. Прошу пару минут, посидите тоже спокойно, и хватает у вас сил еще… - Она недовольно цокнула и перевернулась на живот, наблюдая за Ауннофором и его манипуляциями. Отрывистая речь умудрялась убаюкивать, а движения всё смазывались. Костер успел разгореться, а глаза Кэт полностью вышли из-под контроля, закрываясь и отказывая возвращать обзор полянки. На секунду провалившись в дрёму, девушка с ужасом резко подскочила и потёрла сонные глаза. "Солнце еще полностью не скрылось за горизонтом, а я уже никакая. Раньше было терпимее. Или так новое знакомство вымотало? Так, собралась и вперед, за дело! Нечего рассиживаться, пока другие в поте лица обустраиваются." Легонько хлопнув себя по щекам, Кэт, сперва пошатываясь, побрела к успевшей отойти Раэн, но вскоре совладала с равновесием.
- Простите, что-то я и правда слабенькая. Обычно сил на подольше хватает… - Принялась она оправдываться, занимаясь лошадью. – Давайте тогда быстренько со всем управимся и сядем за ужин? И я склоняюсь к покусанности, но чистоте, не знаю уж, что выберете вы."Еще одна я бы могла остаться грязнулей, но в компании мужчины? Серьезно. Даже в походе эти мысли. Этикет – зло. "
Прочно решив ополоснуться, Кэтариэль кинул взгляд на алеющее небо и поторопилась, чтобы успеть до наступления темноты. Она ураганом заносилась по полянке, раскладывая вещи, доставая котелок, кое-какие приборы, готовя постель, изредка подбегая к лошади, чтобы ободряюще погладить и поглядывая в сторону обещанного ручейка. Солнце резво убегало с небосклона, и эльфийка подхватила необходимые вещи, чтобы направиться к воде.
- Я постараюсь поживее, - короткое раздумье и сомнительное продолжение, - можете пока перекусить из прихваченных запасов, а то моё «побыстрее» может затянуться надолго. Да-да, «дееевушки». Я пойду первая, потому что уверена, вы явно не так страшитесь темноты, да и округу изучили. А мне под солнышком все же спокойнее. Всё, я побежала. Берегите себя и…Агара. – Кэт подхватила за уздечку Раэн с твердым намерением быстро ополоснуть её в озере и нарочито бодро зашагала по указанной дороге.

Отредактировано Кэтариэль (2016-08-05 13:20:40)

21

В ходе торопливой беседы и суетных действий отследить отдельные слова и выражения становилось всё сложнее, уловить смысл сказанного становилось практически невозможно. То, что было сказано по пути на полянку, уже давно растворилось в вечерних сумерках и было согнано легким летним ветерком. Но после того, как костерок заиграл бодрыми красными язычками, облизывая полешки словно голодный пёс, Фор позволил себе присесть к нему и, чисто инстинктивно, вытянул руки к пламени, хотя потребности в этом, дело ясное, не было никакой. В этот момент затишья наш герой с состраданием и толикой нежности во взгляде посмотрел на девушку, которая без сил лежала на земле. Надо будет усадить её на Раэн и привязать канатом, иначе через три дня таких переходов можно забыть о странствиях, - негромко хихикнув, подумал Уриэль, с некоторым кряхтением поднимаясь на ноги, чтобы начать подготовку к ужину, не позволяя себе длительного перерыва. К спутнице герой не испытывал никакого снисходительного презрения, прекрасно осознавая тот простой факт, что она ни физически, ни по воспитанию к подобным вещам подготовлена не была. Другое дело, что будь она не подзащитная и имелось бы у неё какое-то ответственное задание, то тут бы имелось место правомерным - с точки зрения Фора - возмущениям. Хотя многие его друзья говорили о том, что порой юноша перегибает палку в обвинении чужой расхлябанности вследствие своей крайней дотошности.

-  Разговор про ростовщиков наводит на мысли о торговле с самой собой, миледи? - Заговорщицки подмигнув, спросил Уриэль, - способы, конечно, есть, только организм очень любит требовать проценты много свыше нормы и точно в срок, установленный по его усмотрению. И как самый подлый кредитор, этот срок он скрывает лучше, чем орки рецепт пива. Оу, - только и вымолвил наш герой, когда вместо ставших родных блестящих зеленых глаз на него смотрел только флегматичный взгляд непонимающего Агар, а обладательница изумрудов уже тихо посапывала на траву. Секундная дрёма, как и положено любой дреме, оказалась "еще секундочку и точно всё". Нет, точно без каната не обойтись, - только сейчас Фор признал, что его заданный темп было много больше возможно-допустимого, и оценка усталости Кэтариэль отставала от реальности на несколько пунктов. Укорив себя за непредусмотрительность и завышенные ожидания, разведчик максимально тихо и шустро пробежался до упомянутого ручья, чтобы набрать воды в два котелка и побороть желание быстрого омовения. Будь юноша один и действуй он шустрее, то прямо тут, как есть, нырнул бы в озеро. Но, как завещали ему правила устройства лагеря, пока есть силы - устрой себе ночлег, кров и пищу, после чего занимайся своими делами: хоть яблочный сад сажай, хоть трактир сноси. Возможно, это был менее лицеприятный вариант, нежели ужин в чистоте, но такова уж сила привычки. К моменту пробуждения девушки от бессознательности котелки уже были размещены на толстых стальных жердочках над бодро горящим костерком, а Фор, тем временем, натягивал тросики для своей палатки.
- Вы хорошо держитесь, миледи, - успокоил девушку эльф, в ответ на её извинения, - и, думаю, я бы попал под суд за жестокосердное обращение, запрети вам эту свободу в выборе действий. После обещанного за разглашение тайн топора новое судилище будет уже совсем чем-то жутким, потому как иск мне придется слушать без головы. Это же как проводить оправдание? - Остроухий даже содрогнулся от таких мыслей, натягивая плотный холщовый тент и рассыпая по нему некую траву, которую получил в караване по пути сюда. Как ему объяснил опытный путешественник, эта трава при приятном запахе непонятным образом отпугивает комаров, даруя спокойный сон. В силу копеечной стоимости караванщик расщедрился на целый мешочек, так что за ближайшее время можно было не опасаться за здоровый сон.

- Lome nira avera, aheri - спокойно ответил эльф, расслабленно усевшись у костра, и, обхватив ногами колени, зачарованно наблюдая танец пламени. - В качестве небольшой просьбы хочу сказать, что кончину вселенной я бы предпочёл наблюдать в ином месте, - отпустив небольшой намёк поторопиться и согласно хихикнув гендерной шутке, Фор всем своим видом показал, что Кэтариэль и её приватная свобода будут вне его наблюдений такой срок, который девушка посчитает нужным. Агар подобное если и не разделял, то противоречий проявить не успел, старательно ощипывая траву вокруг дерева.

В мыслях героя проносились многие образы и картины уже минувшего дня, словно бы старательные труженики внутри головы совещались с кем-то главным и показывали отработанный материал, уточняя его ценность и глубину хранения. Некоторые мысли, наоборот, выкидывались как ненужные или устаревшие, получив уточняющие моменты. Но была и такая группа в потоке сознания, которую нельзя было охарактеризовать однозначно в силу её отличия от чисто разумных суждений. То были чувственные ощущения, порой во многом непривычные. Фор, бывало, проводил дни и ночи в общении с девушками. Были и задорные песни, и лихие танцы, и робкий краснеющий шепот. Но то, зачастую, были равные ему по статусу и текущему положению личности, которых можно было определить однозначно и встречи с которыми встреча единовременно длились не более суток. В нынешней ситуации сухая статистика, на пару с рациональным сознанием, махнули рукой и вывалили имеющуюся кипу со словами "Разбирайтесь сами, это вне меня". С другой стороны, именно подобное действие со стороны привычных ему инструментов познания мира и наводило на интересные выводы да решения. Выпади нашему герою такая возможность вернуться назад и выбрать заново, готов ли он к встрече с путницей, связанной с ответственностью и всеми прилагающимся тёмными потоками мысленных червей, то он бы без раздумий был за встречу. Без излишней чистоты стоит признать, что за таким решением стоял и эгоизм, но он был подпитан и неким светлым чувством... каким? Неясно. Впрочем, есть еще много времени это выяснить.

Отредактировано Фориуэль (2016-08-04 21:32:21)

22

Вода в озере оказалась довольно тёплой, чтобы без судорожных охов при привыкании мирно заняться своими делами. Об этом Кэтариэль оповестила Раэн, радостно заскочившая в водоём и окатившая следующую за ней  хозяйку веером брызг. Поздновато и бессмысленно  прикрывшись руками, Кэт оттянула намокшую тунику и осуждающе посмотрела на своё ездовое чудо, которое прикинулось самой невинностью и вопрошающе заржало, узнавая, когда его соизволят помыть. Девушке ничего не оставалось, как подчиниться и позаботься о Раэн, насильно отгоняя усталость, с чем помогала справляться водная прохлада. Когда долг перед животным был выполнен, можно было заняться и собой, за что Кэт с радостью и принялась, обнаружив наиболее удобное местечко, где не боязно ступать, а вода чистая и радует настороженный глаз своей относительной прозрачностью.

Мысли вяло текли  своим чередом, подсовывая то воспоминания о семье, то о днях, проведенных в одиночестве, то о последних часах в компании. "Хорошо держусь, да? Интересно, он действительно так думает или меня утешает, чтобы обезопаситься от женских истерик по поводу задетого самолюбия?..  А как язык то у него подвешен! Умеет к  себе расположить и вежливостью, и шутками. Явно душа компании, не то что некоторые замкнутые девицы." Волосы тяжестью опустились на плечо и руки замерли. Перед глазами встал мешочек со спасительной, по словам Ауннофора, травой. Кэт хмыкнула и с пущим усердием принялась за копну, довольно жмурясь. Всегда приятно заводить приятные новые знакомства. Пусть и не до конца надежные, пусть с толикой недоверия, заставляющие изредка незаметно присматриваться и оценивать, но так манящие открыться с надеждой на верность.  В конце концов, так хочется побыть наивной и простой, полностью полагающейся на кого-то еще. Можно и притвориться, можно и поиграть в глупышку, вот только как успеть уловить ту грань, где окажется, что ты давно уже не актриса, а снова та маленькая Кэт, с улыбкой  бегущая в объятия предательства?.. Девичий силуэт на несколько секунд застыл, освещаемый алыми лучами заходящего солнца, а изумрудные глаза задумчиво блуждали от облака к облаку. После, встрепенувшись и очнувшись от наваждения, он плавными движениями выбрался на сухую землю и скрылся в тени деревьев. Мысли Кэт метнулись к ужину и ожидающему спутнику, и печальная улыбка сменилась более жизнерадостной, хоть и чуточку натянутой. Впрочем, это поправимо: немного всех видов сухарей -  и горести покинут на немного.

Спустя продолжительное время воспрявшая духом эльфийка приковыляла на полянку, озаряя ту познавшей все прелести жизни улыбкой. Одной рукой она вела лошадь, тогда как в другой несла сумку с необходимым для омовения и мокрую постиранную одежду. Сама же девушка была уже в сухом комплекте, но с влажными волосами, нацелившимися промочить ткань. Героически сражаясь со своей копной, Кэт шла с небольшим наклоном головы назад и в бок, явно представляя собой того еще шута. Ноги быстро засеменили к Агару, рядом с которым была пристроена её лошадка, а сама остроухая подбежала к костру и с улыбкой села напротив Фора, наклонив голову вбок еще сильнее, чтобы с волос капало на землю.
- И я вернулась! Глядите, небо еще озаряют последние лучи, всё не так мучительно долго, как могло быть. Я сегодня довольно расторопна, - ни разу не приукрасив действительность, пролепетала эльфийка, пропуская пряди сквозь пальцы и поднося их ближе к огню, внимательно следя за расстоянием, - вы уже поели? Позвольте присоединиться к трапезе, - жадным взглядов оглядев разложенную еду, она схватила зелень и начала уплетать, стараясь вести себя наиболее подобающе статусу, но по-прежнему оставаясь в том же перекошенном положении – спать во влажном очень не хотелось. – Итак, вселенная всё еще вселенствует, мы всё еще мыслим и существуем, а значит одно ваше желание исполнено. К слову, о желаниях. Ваши доспехи, - красноречивый кивок на защитное одеяние, - вы таки порадуете себя свободой? "И меня тоже." – Только не пугайте меня отговорками о том, что кроется под металлом. Вообще не пугайте меня ужасами, я слишком впечатлительная, так что от вашего озорства в случае чего пострадаете сами же. Запросто могу ночью внезапно завопить и трясти вас несколько часов вкупе со всем окружающим и землей. Страх – такая штука, может стать ужасным оружием, особенно – в руках неопытных. А я с ним не дружу. А еще сплю с кинжалом, который может случайно метнуться во что-нибудь живое. – Девушка достала из сапожка упомянутую вещицу и покрутила в руке, предварительно зажав губами сухарик. –Бефегитефь!

23

Краснобай и балагур, тем временем, сидел словно собственное изваяние, изредка делая чисто механические телодвижения без капли осознанности: взять котелок, передвинуть крышку, посмотреть на воду, задвинуть крышку. Взять мешочек, открыть мешочек, достать из мешочка вяленое мясо, завязать мешок. Взять мясо... Пожалуй, опустим это, потому как и сам герой, даже перед лицом невероятной угрозы на тип саблезубой мыши - вы представляете масштабы мысли и возможности действий такого создания? - не смог бы рассказать обо всём, что он делал, потому как пребывал в обычном небытии. Это не сон в прямом смысле этого слова, просто нервная разрядка и попытка замещения чего-то сложного некоторыми базисными действиями. Успокоить же свою систему Фору требовалось как никогда, ибо рассуждения, описанные выше, вызвали не только каскад новых идей и мыслей, но и оживленный спор двух структур внутри сознания. Скажем заблаговременно: не надо вызывать служителей богадельни для умалишенных. Процесс спора самого с собой для нашего героя не было видом какого-либо необычного или болезненного, просто способ что-то осмотреть с немного иной точки зрения. Когда девушка вернулась после своего омовения, разговор внутри головы качественно блокировал всё происходящее извне, а потому в ответ на улыбку был почти пустой взгляд и непонимающее лицо.

- Nai, nai. Ea nii goko, ettelen kvalme, - глухо пробормотал Уриэль, с необычной дозой патетики в голосе. Похоже что один из участников кворума внутри сознания решил выбраться наружу. Всё бы так и оставалось, если бы не упоминание о еде и вспыхнувший при этом голод не выдернул бы разведчик обратно в наш грешный мир. Встрепенувшись словно сыч после дождя, Фор сонными взглядом осмотрел площадку, прикидывая где он и что он такое. Второй вопрос быстро нашел ответ, а вот мягкий девичий голос сперва ввёл в окончательный тупик. Вселенная, мыслим, доспехи... Святые кролики Этерии! - Разведчик едва удержался, чтобы не хлопнуть себя с размаху по лбу. Вот тебе и давняя привычка отойти от дел и запереться в своём собственном мирке, чтобы не творить излишних дел из-под личины мошенника. Вернувшись в норму, разведчик протёр лицо, чтобы смахнуть остатки дрёмы.
- Думаю, первым в списке свобод я все же объявлю свободу базовой потребности в пище. Если хочешь есть - поешь. Закреплено печатью на гербовой бумаге, приступаем к практической реализации, - актёр хлопнул по воображаемой грамоте, негромко рассмеялся и потянулся за котелком, в котором готовился походный суп "аля бурда" из имеющихся продуктов. Есть это можно было только на природе и только при отсутствии иной еды, потому как талант повара Фор закопал у себя где-то уж очень глубоко.
- Что до иных свобод, особенно в раздевании - прошу прощения, освобождении от доспехов - охранников, думаю, я буду более щепетилен, миледи, и попробую возразить, - Уриэль продолжил говорить после того, как разлил своё творение по небольшим деревянным чашечкам и поставил одну у ног своей подопечной. Сухарики, как можно заметить, уже подверглись нападению и повторно в речи не упоминались, - и, возможно, это будет даже без ужасов. Правда-а пока я наблюдаю только свои страхи - вот стрелы, вот угрозы камнем, теперь кинжал... Выходи на свет, малыш, тебе нечего стесняться! - юноша мысленно подтолкнул этот небольшой испуг на взгляд честной публики в лице прелестной зрительницы и двух скакунов, у которых, судя по взгляду, уже был точный диагноз выступающего, - но все же речь немного о другом, правда? Об ужасе и связанным с ним оружием.. Только я не понимаю вашей привязанности к этой бездушной железяке. Другое дело, если использовать, к примеру, веточку, - Фор, гордо подбоченясь, вооружился травинкой из-под ног и сел с таким видом, что его можно было прямо сейчас брать в командующего армией, - она еще может быть живой, на ночь расскажет историю своей жизни и тысячи своих родных, со всеми переездами и пересудами, а потом - вырастет в что-то большое, разумное и  оборонительное. - Разведчик провёл травинкой по месту царапины, после чего издал звук на манер боли от пореза - тихий тонкий вскрик.
- Видели? И это еще она еще просто обиделась, а не защищала вас, миледи, от злобного зверькающего создания в ужасно неудобных доспехах, - в конце этой фразы демонстрация пантомимы полностью закончилась и Фор шутливо поклонился своей публике, уровень благодарности которой, правда, оставался под вопросом, но разведчик верил в лучший исход. По крайней мере, Агар вроде даже стукнул копытом о копыто, словно бы издал вежливое "хе" и сопроводил это дело аплодисментами.

24

Заметно удивившись поначалу такому отстраненному и тихому Ауннофору, Кэт вскоре с облегчением узрела возвращение говорливого эльфа и концентрации его внимания на разговоре. "Тоже устал, видать. Скоро ляжем спать, нечего его долго мучить болтовней. Развлекать меня через силу не нужно." Кэт покосилась на котелок и принюхалась. Она не знала, какие кулинарные способности у её спутника (горе, если подобны верховой езде), но сама виновата, что заснула, как только приняла горизонтальное положение, а потом занялась собой. В голове обозначилась пометочка – в следующий раз обязательно приготовить самой и позаботиться о парне, который сегодня почти всю работу взвалил на свои плечи. В любом случае, ужин уже просился быть съеденным, а запах был сносным – другого в походе и не нужно. Быстро глянув на собеседника, Кэт решила, что съест тарелочку несмотря ни на что: будь то странный вкус или плавающий в бульоне жук. Хотя последнее обнаружить ой как не хотелось.
- …думаю, я буду более щепетилен, миледи, и попробую возразить, - эльфийка с едва слышным «спасибо» приняла свою порцию и мужественно попробовала. "А это очень даже ничего! На голодный желудок и камень – хлеб. Это на сытый уже придется оправдываться перед организмом и пытаться доказывать, что несъедобное – съедобно."
- Вы и спать будете в этом? Или собрались пару недель бдеть, а позже восстановить запасы бодрости месячным отдыхом? Ну и ладно, ваше право. – Кэтариэль хмыкнула и продолжила хрустеть вкуснятиной.
- Нет-нет, что вы! Какие в вашу сторону угрозы? – Девушка замахала руками и засмеялась, глядя на воображавшего Ауннофора. – Сударь, нельзя так, ну я же ем! – Во фразе не было ни грамма настоящего упрека – только веселье и поддельное возмущение. Кэт быстро дожевала и наклонилась к парню, чтобы забрать из рук ставшую опасным оружием травинку и подняться на ноги. – Может, вы и правы. Вот только это – уж слишком хиленький предмет для обороны. – Тело приняло привычную позу для стрельбы из лука, а зелень оказалась на месте стрелы, но тут же уныло обвисла. – Вот видите. Совсем не то. То ли дело – что попрочнее! – Под ногами быстро нашлась длинная веточка, и Кэт приставила её перед лицом, гордо выпрямив спину и заложив свободную руку за спину. – Что вы скажете на это, мой дорогой спутник? – Рука с веткой выпрямилась вперед, нацелившись на металлическую грудь, а ноги согнулись в коленях. Неумело махнув пару раз, эльфийка опустила свое оружие на землю и торжественно продекларировала. – Вы поражены. В самое сердце. О нет! Как я могла! Какая мне магия с таким отношением! – Она заскользила по траве и мгновенно очутилась у собеседника, шутливо сделав пару пассов руками и прошептав тарабарщину. Ладонь мягко легла на то место, где под доспехами должно было биться сердце, и, выждав ровно 3 секунды, убралась. – Ну вот и всё. Вы снова в строю, я снова невиновна, а веточка… - быстрый взмах в сторону противника, - веточка снова рвется испить ваше поражение.

Уже заметно стемнело, а когда лучи окончательно покинули уютную полянку, оставив миссию нести свет луне и костру, Кэт на мгновение погрузилась в воспоминания, ласково глядя на предмет в руках. Когда-то брат часто играл с ней, придумывая войны за честь маленькой леди, которая в итоге должна была сама справиться с большим и могучим «боссом», в роли которого, конечно, выступал Айлинар. Девочке делали поблажки, отчего она злилась и пуще прежнего кидалась с тростинкой на врага. И леди, и босс побеждали с переменным успехом, что устраивалось в целях воспитания стойкости, силы духа и сострадания у растущей эльфийки. Но в итоге то всё равно все были довольны, мокрые и усталые лежа в тени дерева и вспоминая ловкие приемы друг друга. От родителей ой как доставалось за такое развлечение – Кэт полагалось учиться расставлять столовые приборы, а не пугать прислугу дикими криками и испачканным лицом. Наказанная, она часто плакала у себя в комнате, находя утешение в заботливых руках Айлинара, твердившего, что это он виноват. Но все равно девочке удавалось снова и снова подбивать брата на новое нарушение наказа отца.

А сейчас…Сейчас она была свободна. Свободна от этих грозных глаз, от упрямо сдвинутых бровей и равнодушного взгляда матери. Сейчас она могла пугать кого угодно и сколько угодно, не боясь ночи слез. По поляне разнесся звонкий девичий смех, впервые такой чистый, полный облегчения и радости освобождения от оков. Маленькая хрустальная слеза скатилась по щеке и утонула в летней зелени.

25

Уриэль многозначительно хмыкнул на предложение девушки заночевать прямо в доспехах и последующем восстановительном периоде. Порой даже забавно на сколько новички правы в своих предположениях, когда дело касается шуточной догадки. Нет, в данном случае, конечно, Фор все же позволит себе свободу от плотного и ослепляющего покрытия, но обычно, в случае возможной угрозы, в кольчуге спят только в путь. Особенно рыцари, которым не привыкать к груде железа на своём теле, и параноики, которые вообще не рискуют оставаться беззащитными даже на пару мгновений в своём дому . О рыцарях-параноиках, к сожалению, слышать не приходилось, хотя картинка вырисовывается весьма мрачненькая. Но не будем об этом, у нас иная суть намечается, потому как Кэтариэль не только оценила, но и поддержала выступление. Чем больше участников - тем лучше!

В момент, когда зрительница перешла в статус участника и потянулась за очень страшным оружием, коим был вооружен эльф, последний протянул травинку в обоих руках, словно ценный артефакт или религиозный предмет, склонив при этом голову. Однако, услышав о слабости подобного оружия, атмосфера была разрушена, и коленопреклонец возмущенно вскинул взгляд и скорчил недовольно-обиженную физиономию, словно бы эти слова ранили его чуткую и ранимую душу. Стоит ли говорить, что плескающийся смех в глазах портил картину обиды? Небольшая вспышка, оценивающая стойку, перевод взгляда на веточку, недоумение. Мертвое дерево против живой травинки? - Спрашивали его глаза, с недоверием смотрящие на новый предмет нападения. Смена стойки, вопрос. Остроухий задумчиво кивает головой, подверженный сомнению, но два быстрых выпада повергнули его на спину. Смертельная рана! Что же делать, как спастись? Что ждёт там, на краю Земли и за пределами Света?
- Небесные врата ждут меня, - пробормотал эльф, раскинувшись по траве словно морская звезда. - Но что же это? Мечта воинов? Только эль и бесконечные бои? Ох, нет, нет! - Остроухий вскинул руку, словно бы хотел от чего-то прикрыться или от чего-то спастись. Мягкое касание девичьих рук вызвали очередное покраснение на лице, тарабарщина залечила раны. Фор задержал ладонь спасительницы на секунду, с воодушевлением сказав, - вы спасли меня от вечных мук пьянства, миледи, душа и кровь моя ваши! - После чего, не меняя положения, откинул руки в сторону, подставляя открытую грудь своей спасительнице и палачу, спутнице и подопечной. Беззаботный смех эльфа вторил серебристому смеху девушки, разлетаясь эхом по окрестным лесам. Фор не знал, долго ли это продлится и что будет дальше, однако сейчас он был готов наслаждаться этим моментом вечно.

Но чувства того, что глаза могут закрыться безвозвратно, все же вынудили героя чуть успокоиться и вернуть верхнюю половину тела в вертикальное положение, после чего подтянулась и нижняя. Сделав пару шагов в сторону, разведчик приземлился у основания своей палатки, блаженно откинувшись спиной на ствол дерева и притянув себе сверток.
- С такой спутницей, миледи, мне можно было надеть что-то менее блестящее - смех отпугнет много тёмного с пути, - с улыбкой польстил Уриэль, отпустив в ладошку зевок. - Но если продолжить сегодня в том же духе, то завтра духа может не хватить. Так что, как ответственный за моральное и физическое состояние отряда, отдаю сигнал на отбой. - Фор извлек из свертка арфу, после чего легко провёл рукой по её серебристым струнам, позволяя инструменту исполнить свою звонкую, плаксивую песнь.

26

Кэт на мгновение отвернулась от костра и быстрым жестом провела ладошкой по лицу, стирая след от слезы и часто-часто моргая. "Ну вот, утянуло тебя, дорогуша. Держи себя в руках, будь добра. Кому нужны в спутницы плаксы? Правильно, никому. Подняла свой дух с колен и пнула его на передовую немедленно!" Голос Ауннофора заставил обернуться и с полуулыбкой приблизиться к костру. Девушка присела и принялась заплетать волосы в косу, что было неотъемлемой частью ежедневной подготовки ко сну. Продирать с утра клочья очень не хотелось, да и находить в прядях весь день веточки и листья желания было не больше. К тому же, она только их вымыла – было элементарно жалко пачкать их так быстро. "Вот у кого нет таких проблем." Взгляд на парня, подавляющего зевок.
- Вы так активно зеваете, что…что… - Кэт не смогла устоять перед законом самого мироздания "зевнул один- зевнул другой" и смущенно опустила голову к коленям, - что мне тоже хочется, вот! Мы можем отпугивать врагов не только смехом, но и суровым открыванием рта. Думаю, в совокупности всё выглядит более чем устрашающе. И раз вы ответственный, мне не остается ничего, кроме как подчиниться. Будем укладываться.  – Она встала, чтобы прибраться у костра и с интересом стала поглядывать на сверток в руках эльфа. "Никак?.." И точно, в подтверждение догадкам, в чужие руки мягко легла арфа, притягивая взгляд зелёных глаз. "Играет? Какое чудо!" Мелодия заструилась по поляне, окутывая каждый стебелек, каждый предмет и застывшую эльфийку, призывая успокоить своё сердце, отпустить всех внутренних демонов и позволить себе уютный, исцеляющий сон. Какое-то время Кэт стояла, не смея пошевелиться, а потом, стараясь издавать как можно меньше шума, аккуратно сложила использованную посуду в кучу у костра, разобрала свои вещи и мягко опустилась на своё подготовленное местечко под навесом. Пару секунд было слышно копошение, а потом все затихло, и только звуки арфы продолжали разноситься вокруг, постепенно затихая и убаюкивая. Глаза, всматривающиеся в костёр и стремящиеся найти там ответ на то, что ждет их обладательницу в будущем, постепенно поддавались власти музыканта и оставляли идею гипнотизировать неподвластную им стихию. Вскоре разум эльфийки начал проваливаться в ласкающую темноту, но губы успели едва слышно прошептать:
- Спокойной ночи, Ауннофор.

4 дня спустя.

- А я говорю, прекрати мне «выкать»! – звонкий голос с надрывом пытался достичь свою цель. Выходило, мягко говоря, не по заданной траектории. – Я здесь одна, Фор! ОД-НА! Не легион бешеных кидающихся эльфиек, а одна маленькая, хрупкая и почти безобидная я! – На новую попытку возмущения был сорван желудь и запущен в его источник. – И не нужно мне тут про положение. И без тебя знаю свою родословную, чтоб их! Вот только я не…- прикусив язык, девушка быстро начала выплескивать следующую волну недовольства, - не хочу я так и всё! Думала, мы договорились, а ты опять за старое. – Новая порция желудей сорвалась вниз. - Тебе сложно что ли, я не пойму? Так давай я посвящу вечер этому прекрасному и незамысловатому местоимению «ты». Вот не жалко времени ни капельки, клянусь. Эй, не смей сюда лезть, слышишь? Я кому говорю! – Все близлежащие ветки уже оголели на предмет плодов, поэтому Кэт потянулась в поисках снарядов уже на более дальние. – Я сорвусь и упаду, понятно? И задание твое будет провалено. А виноват в этом будешь ТЫ! Упрямый, увиливающий вечно от ответов и лавирующий между вопросов лис! – От последнего выкрика на ствол выскочила ошалелая белка и с круглыми глазами начала нарезать круги по всему дереву, пытаясь спастись от распространяющегося безумия. Кэт проводила взглядом очередной раз мелькнувшее животное и гневно уставилась на землю. – Вот! Полюбуйся, из-за тебя даже белки с ума сходят! Она с тобой даже не знакома, а я уже шестой день пытаюсь бороться с твоим упрямством! Не удивлюсь, если ты ночью втихушку снимаешь эту жестянку, а мне говоришь, что терпишь, чтобы позлить. А я ведь беспокоюсь! – Кряхтенье и радостный возглас, ознаменовавший новую порцию желудей в руках. – Я не делюсь вкусняшками с неравными и не позволяю им надо мной подтрунивать, слышишь? Вот не слезу, пока не согласишься! – Упрямое хмыканье и прицеленный бросок.

Шёл шестой день путешествия двух эльфов. Ауннофор по-прежнему отказывался снимать доспехи и заканчивать с положенным по этикету обращением. Кэтариэль всё так же волновалась и начинала закипать. Мимо пробегающие звери попадали под неопознанную ауру и начинали путать лапы и хвосты.

27

Мелодия постепенно затухала вместе с её источником, и лишь эхо продолжало тянуть плаксивую песнь арфы дальше, словно не желая отпускать её. Исполнитель, откинувшись головой к дереву и прикрыв глаза, с удовольствием вслушивался в шум леса, приятно аккомпанирующий разлетающимся нотам. К сожалению, времени насладиться моментом больше не было, а потому Уриэль, преодолев силы собственного организма, нехотя отложил арфу в сторону и достал из другого свертка певца менее звонкого, но куда как  более грозного - боевой лук. Воткнув две стрелы рядом с своим импровизированным лежбищем, разведчик прикинул удобство позиции и хмуро отметил минимум три безопасных для недругов подхода к своему месту. Взгляд на секунду блеснул прежней теплотой, когда проходил мимо спального места спутницы. Правда, вспышка была словно искорка затухающего огонька, потому как на смену добродушию пришла холодная решительность и точный расчёт.
С упором на удобство путешествия и минимум демаскирующих факторов было и ночное посещение озера, где доспехи, путём некоторого количества манипуляций, были скинуты, а всё, что под ними, безжалостно омыли в водах озера. В её же прохладе наш герой обрел и тот необходимый запас бодрости, благодаря которому он смог провести уборку используемых предметов и оставить пару секреток на подозрительных маршрутах, после чего, борясь со сном и вслушиваясь в окружающее пространство, провёл время до затухания костра. Наконец, силы моральные окончательно воссоединились с физическими в плане истощения, и Уриэль позволил себе направится в своё логово.
- Пусть ночь не тревожит ваши сны, - уже почти бессознательно прошептал разведчик, сжимая в руке древко лука - с остальным я справлюсь.

Спустя 4 дня

Всё началось пару дней назад, когда в очередном трактире владелец перепугался официального тона и сверкающего вида Уриэля, после чего развил бурно кипящую деятельность вокруг "важной госпожи", которая заглянула к нему на огонёк. Стоит ли говорить, что после одиночества пути (кони и балагур не в счёт, это уже стало естественным) такое отношение вызвало неприязненную реакцию и недоверие, которое потом опрокинулось на голову виновного в этом спутника? Тогда Фору удалось отшутится, в чем ему сильно помогла жена владельца. Грузная женщина наблюдала за тогда еще небольшой вспышкой кипения Кэтариэль, и в конце её поставила твердую точку своим мощным кулаком со словами "Так его, ерепенца. Пусть знает, что дом тогда в сласти, когда жена у власти". Это весьма развеселило Уриэля, хотя, что греха таить, и польстило тоже - сам он не позволял себе даже мысленно подняться выше роли говорливого приложения к мечу.
Сейчас ситуация была посложнее: лес, никакой моральной поддержки существ сознательных и почти открытая конфронтация со стороны недовольных шумом белок и Агара (который только благодаря врожденному флегматизму не присоединился к возмущениям хвостатой братии). Так что Фор... А что Фор? Стоял с глуповатой улыбкой и старался плащом поймать наиболее крупные и быстрые метательные снаряды, даже не влезая в спор. Опыт подобного общения уже давно показал неэффективность возмущаться, если не сказать еще хужее. Так что максимум, что могла бы услышать девушка - это мысленные комментарии. Которые, к счастью, все же прочесть не могла, если только на счёт магических талантов не проявилась  в новом-то кругу.
- Как же все щепетильно относятся к своему самоопределению, - думал Фор, размахивая плащом как свихнувшийся дервиш, - кого-то не смей унижать сокращением, у кого-то всплывают старые обиды за возвышенно-чванское обращение. Эх, а сам терпи всё в подряд, чтобы в ролях не забыться, - эльф улыбнулся своим оправдывающим мыслям, из-за чего пропустил пару метательных желудей и те бодро щелкнули по уху и зерцалу. Неприязненно поморщившись и показав чуть ли не падения от такого поражения, Уриэль вернулся к разбору полётов текущей ситуации, остановив на полпути попытку приблизиться к дереву. Угроза падения, что ли, подействовала. Или просто заинтересовала листва вокруг? - Лис? Да~а, что-то в этом есть. Уже который день бегаю от одного кролика, который, похоже, не осознаёт всей своей власти над ситуацией и только терзает пушистый хвост. Та и пускай, - отмахнулся Фор, - в случае необходимости вырастет новый.

Попытка воспользоваться секундным затишьем фонтана возмущения закончилась раньше, чем белка успела закончить первый круг. Упоминание о тихушном раздевании вызвала гамму чувств на лице и позу оскорбленной невинности. Хотя, конечно, это так и было, но делал это Фор в одиночестве и темноте по одной простой причине - неприязнь к этому процессу. За сутки солнечного дня нательная рубаха на столько пропитывалась потом, что к вечеру её можно было использовать в качестве отравляющего оружия высшей категории. Поэтому часть воды из бурдюка уходила на ликвидацию этого центра пахучести где-нибудь вне лагеря. Также, скажем по секрету, Уриэль несколько стыдился своего химического ожога. Что поделать, у эльфов раны не в чести, а тут еще и столь щекотливая ситуация. Правда на счёт терпения разведчик не припомнил за собой такой вины, ибо напрямую еще ни разу не ответил. Впрочем, стоит ли требовать последовательности в возмущении? То-то же.

Когда прошла первая волна и показались новые снаряды, эльф ровным шагом прошел и разместился под деревом, не сводя глаз с своей подопечной и мелькающих позади неё теней лесных шалуний. Взвесив за и против, Уриэль весьма бодро проговорил:
- Странно что ко мне уже проявлена такая продуктовая щедрость, - разведчик, лишь проведя рукой по земле, собрал приличное количество желудей, - может я еще не всё сказал про себя и это для меня сладость. Хря! - Бодро хрюкнув, Уриэль куснул один из еще зелёных желудей. Какой же горький! - мысленно пометил разведчик этот странный для себя плод. После шутки для затравки, он продолжил свою речь следующим образом:
- Но, все же каким бы в этом плане хряком я не был, не могу не оценить беспокойства о себе. Правда это весьма непривычно. Как и остаться без защиты вовсе, ибо иного снаряжения у меня нет, - уже забыв про укрывание плащом, остроухий бодро откидывал собранные желуди в сторону, - ведь остаться совсем без доспехов, всё равно что выйти голым на бал. Меня засмеют белки. Еще нарисуют портрет и покажут всем проезжающим мимо бардам, чтобы они сочинили шутливые басни. Не таким бы я хотел попасть в легенды, - Фор чистыми и невинными глазами посмотрел на эльфийку, мысленно отметив, что во всей своей речи ему удалось избежать прямого обращения и отказа подчиниться.
- И все же будет неправильно оставлять всё как есть. Нужен дом на дереве! - Разведчик с готовностью вскочил на ноги, прикидывая размещение жилища, - с тремя комнатами и гостиной. А также залом лично для белок, иначе как удастся уговорить их поделиться такой живописной территорией? - Последнее Уриэль пробормотал в глубокой задумчивости, словно бы уже думал о тех делах, которые удастся вести с местным населением.

Отредактировано Фориуэль (2016-08-09 23:10:34)

28

Лицо медленно, но верно приобретало красноватый оттенок, а губы сжимались во всё более тонкую линию, грозясь вовсе исчезнуть с концами. Жёлуди без надежды на спасение отчаянно хрустели в кулаках, белки же всё ускорялись, видимо, стремясь сломать все законы физики, открыть портал в другой мир и выкинуть туда нарушителей спокойствия. Точнее – нарушительницу. Причиной всему этому служила речь эльфа, который, казалось, насмехался над всеми просьбами и угрозами и плевать хотел на урегулирование вопроса. Не сказать, что Кэтариэль нетерпеливая и вспыльчивая. Нет, наоборот, она всегда готова долго выжидать, сносить разные шуточки с милой улыбкой и делать вид, что не обращает внимания. Другое дело – что в это время творится у неё в голове, но со стороны собеседника ведь тишь да гладь. Такого же эльфа ей еще на пути не встречалось. "Он курсы проходил по увиливанию и сокрытию информации? Окончил академию игнорирования? Или близок к власти, что так мастерски каждый раз вводит меня в ступор, заставляя забыть, о чем я вообще речь веду. Он…Он!.."
-А я о чем и говорю! Я вовсю щедра с тобой, а ты мне этим отвечаешь? Будешь теперь всегда избегать обращений?"Точно лис. Самый что ни есть во плоти. Тц!" Парень тем временем полностью ушел в дебри отвлекающего манёвра, который был стойко проигнорирован. Глубокий вдох и…нет, не крик. Такой же глубокий выдох, пропитанный разочарованием, но не в упрямце под дубом, а в самой себе, неумению расположить к себе других и уговорить даже на самую мелочь. "Воспитание даёт о себе знать, да? Неужели я способна только правильно держать бокал и высокопарно отвечать гостям?" – Что же. Как пожелаете. – Кэт ловко спустилась с ветки вниз и подхватила уздечку Раэн, не глядя на спутника и холодно бросив:
– Lel’ya, Isilia’s rokkonoi, tie male. - Молча прошагав вперед, она вздохнула и обернулась. Нет смысла злиться на Ауннофора, таковы правила и сила привычки, которые будут преследовать её всегда. - Простите мне эту вспышку, - «Ты знатного рода, а вела себя непозволительно!» - я вела себя непозволительно. «Чтобы такого больше не повторялось!» - Такое больше не повторится.«Ты еще молода и глупа, тебе следует поучиться вести себя.» - Я буду работать над собой.«Только тратишь моё время.» - Я.. я..«Не смей рыдать и показывать свою слабость!» - прошу прощения еще раз. - Кэтариэль снова отвернулась и опустила голову, прикрыв глаза упавшими волосами. "Раз, два, три… Глупая. Четыре, пять... Наивная. Шесть, семь, восемь, девять…Отчаявшаяся. Десять."

Девушка с приподнятыми уголками губ посмотрела в глаза парня и бодро зажестикулировала.
- Я видела сверху там дальше такие манящие кустики, явно изобилующие ягодой. Вопрос – съедобной или нет, но разобраться можно на месте, всё равно пути. Перекусим, а там и до вечера недалеко. Не против?
"И кому ты теперь нужна, Кэт? В списке знакомых – только двое, которым можно доверять и которые по доброте душевной помогают тебе. Сколько продлится эта бескорыстная помощь? Нет, нельзя так думать. Они воспитали меня, они мне гораздо ближе отца и матери. И всё же…одиноко. Поглощающе, выматывающе и раздирающе одиноко. Куда бы я подалась, не откройся у меня дар? Сколько раз задавалась этим вопросом и сколько раз приходила к неутешительным выводам. Но…ведь можно отвлечься, так? Рядом Ауннофор, который хоть сам того не зная и бередит рану, но чаще всё же притупляет боль. Только посмотрите на него! И как можно на такого обижаться? Ну…разве что чуть-чуть, для профилактики?"
Кэтариэль выжидающе смотрела на Фора и понимала, что теряет всё напускное недовольство. В конце концов, у каждого своя судьба. Своё прошлое, которое уже не дано изменить, своё будущее, которое скрыто покровом тайны. А настоящее…Оно здесь и сейчас, так что есть ли смысл тратить его на нелепые обиды, даже на себя? Определенно не стоит. Осталось удержать эту мысль в голове на неопределенный срок.

29

Уриэль находился в прежнем положении во всех смыслах этого слова - физического, метафизического, морального. В первом случае, правда, к чисто вертикальному положению примешалось еще и наклоненная на бок голова, еще более усиливающая сходство нашего героя с пушистым обладателем рыжего хвоста, с которым Фора недавно сравнили. Правда на этом сходство и заканчивалось, потому как в отличие от чисто животных проблем на поесть и поспать Уриэль имел в распоряжении целый спектр вопросов, которые требовали решения в ближайшее время. Иначе дело могло не ограничиться желудями и в ход пошли бы подвернувшиеся под руку орехи, белки, кабаны и деревья. Невозможно, скажете вы. Что же, просто надо понимать возможности накалённой до бела психики. Правда жалеть нашего героя в этом плане незачем: Фор понимал возможные пределы, и сознательно шёл на риск, доводя ситуацию до высшей степени кипения с последующим сбросом. В некотором роде это было жестко, но...

Как и раньше, Уриэль не мог поведать всей правды и открыть все мотивы своего поведения. Вместе с тем, он был в таких же потёмках относительно мотивации Кэтариэль, что вводило дополнительные трудности. Или же нет? Все же нет, некоторые неясные догадки у разведчика были. Например, он остро чувствовал, что возмущение направлено не против него как личности или даже роли, ярость вызывали некоторые аспекты того и другого элемента нынешнего состояния нашего героя. Аспекты, складываясь вместе, вызывали лишь новые вопросы, с нагленькой улыбкой укрывая ответы. Давить их в лоб ему не позволило бы ни ситуация, ни воспитание, обходной путь требовал времени на поиски.

Тем временем эльфийка выплеснула последние запасы накопленной готовности и стала спускаться. Уриэль вздохнул с видимым облегчением и отошёл чуть в сторону, давая девушке проход. Ответом на её вопрос было отрицательное покачивание головой, пока не сопровожденное какими-либо комментариями - эльф чувствовал, что сейчас будет "топор вдогонку". В своём предположении он оказался прав, только этот топор был направлен не против него. Это уже было чревато. Едва девушка произнесла первые слова извинения, Фор подался своему порыву. Плавно, словно танцуя, разведчик подался вперёд, одной рукой взяв девушку за ладонь, а другой поддержал в районе локтя. Выждав несколько секунд в этом положении, сопровождая действие зрительным контактом и открытым, с полуулыбкой, лицом, разведчик столь же гладко отошел назад и бодро подмигнул со словами, - Ea ai kotuma's. Чтобы не было сомнений в том, что же разведчик посчитал излишним, тот уже шустро взял под узду Агара и встал как часовой на тропу.

- Растения, говорите... Всего пути в голове не удержать, но вроде бы что-то всплывает про крупный малинник в этом районе. Чудесно, как раз самая лучшая ягода для жаркого дня. И живность там водится иная, менее прыгучая, - эльф кивнул в сторону белок, которые уже перестали искать выхода в иные миры и лишь с недовольством наблюдали за присмиревшей компанией эльфов, - и я был бы не против встретить хотя бы лося. Говорят, что они тоже не против этих метательных орехов, и если удастся его подговорить, то к ягоде доставит и молока. Ммм, было бы славно, - остроухий мечтательно зажмурился, - если только не доверять мне готовку. По словам одного знакомого травника, я первый эльф на его памяти, который запорол даже этот рецепт, - разведчик хихикнул в кулак, не рассказывая пока всех подробностей этого дела. Хотя, непременно, в этом было сокрыто нечто действительно невероятное. Или случайно попавшийся жук. Ох уж эти ягодные напитки с жуками.

30

Кэтариэль неловким движением коснулась своего локтя, горевшего от чужого прикосновения и смущенно закивала на слова Ауннофора. Продолжая эти незамысловатые движения головой, она с удивлением поняла на что соглашается.
- Лося? Вы серьезно?"Да, вот и буду ему «выкать» тоже. А то совсем неловко выйдет, он же не прислуга." – Вы умеете доить этих животных? – Кэт замерла, даже приоткрыв рот от такой новости. – Где же вы опыта понабрались в таком деле? Погодите. Я надеюсь, вы не имели в виду, что молоко добуду я. Сразу скажу, мне дойкой заниматься не приходилось, да и боюсь я мохнатой ногой получить промеж глаз. Простите, но уж лучше я с медведем за ручку поздороваюсь, чем полезу под лосиху, - тихо и с опаской закончила девушка и пошла дальше, смахнув челку с глаз. "Он же понимает, что это явно не входило в мое обучение, так? Да нет, точно должен знать. Или опять шутит, или действительно сам имеет такой полезный навык." – А не доверять вам готовку не выйдет. Как никак, положиться мы можем только друг на друга, а я уж тем более не большой специалист в походных секретах. Так что давайте справляться вместе, может и выйдет что путное. – Кэт заинтересованно замолчала, ожидая новую порцию забавных историй, но эльф молчал. – Ну же, расскажи..те, как вы готовили и что произошло! – Улыбка заранее выползала на лицо, предчувствуя, что скоро её и так вызовут, а эльфийка терпеливо ступала вперед, ожидая удовлетворения любопытства. Что может быть лучше походных историй, поднимающих всем настроение и позволяющих упустить тянущиеся минуты и часы до желаемой цели?

Спустя какое-то время девичья голова запрокинулась назад, а глаза прищурились, разглядывая небо, где под облаками кружила черная тень. Руки привычно раскинулись в стороны, а губы сложились в трубочку и легонько дунули вперед. Кивнув своим мыслям, Кэт повернулась к Ауннофору и мечтательно заговорила.
- А знаете, когда я была совсем маленькой, я не особо любила играть в куклы и наряжаться в платья, целыми днями выбирая фасон, цвет, прическу и туфли к нему. Мне больше приходилось по душе исследование новых мест, загадочных и покрытых ворохом тайн. Конечно, одна бы я не сунулась туда, но с братом смело отправлялась в темноту. Наверное, поэтому у меня никогда и не было настоящих подруг, с которыми можно поделиться даже самым сокровенным. В то время как каждая из моих знакомых мечтала быть принцессой, которую спасают от страшного дракона, я мечтала быть тем самым ящером. Рассекать мощными крыльями небосклон, загораживать собою солнце и бросать пугающую тень на отважных героев. – Девушка вытащила из сумки свой зелёный плащ, накинула поверх туники и пробежала вперёд, оставив Раэн самостоятельно двигаться вслед за спутниками. – Дышать огнём, нагоняя страх, мчаться сквозь тучи, камнем падать вниз и в последний момент выравниваться и парить над землёй, чтобы затем снова унестись ввысь. – Бегающая всё это время Кэт с расставленными руками остановилась на старом пне и присела на корточки, укрывшись плащом на подобие крыльев и поглядывая сверху на слушателей. – Хотела быть…свободной. – Кэтариэль в таком положении подождала, пока парень и животные поравняются с ней, и встала, робко теребя край плаща.
- Право, не знаю, зачем я это вам говорю. Может быть, я хочу в глубине души заплутать и наткнуться на величественного ящера. Ну а вдруг они здесь водятся на дубах? Может их покрывают белки?  Или…для устрашения? Чтобы показать вам, что иногда я могу быть кровожадным разгневанным драконом, готовым скинуть вас с высоты вниз? – Она подмигнула и хохотнула. – Конечно, кровожадная адептка жизни, куда бы деться. Забудьте всё, что вы только что слышали. – Плащ был сдернут с плеч и быстрым движением накинут на голову Ауннофора. – Вы…Вы блестите, укрою вас на время. - "Я же не покраснела, правда? Ох, растрепалась. Явно думает, что повезло на дурочку наткнуться."

- Я вижу наши кормящие кустики, командир! Прямо по курсу и правда малинник. – Фигурка преувеличенно радостно рванула к цели, не оглядываясь на Фора и чуть не вписалась в дерево, запнувшись о корень. – Кхм, да, во что бы собирать... Котелок таскать не вариант, тарелочки наши маловаты будут. Нужен большоооой и толстый лист. – Глаза начали оглядывать заросли на предмет оного и изредка обращаться к спутнику.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Конец июля 17083 года. Тракт в роще Громовых деревьев. Кэтариэль, Фор.