Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 1 июня 17076 года. Каталия. Деревня в Зеленых топях. Йирт, Фориуэль.


1 июня 17076 года. Каталия. Деревня в Зеленых топях. Йирт, Фориуэль.

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Обыкновенная вифрейская деревня, заброшенная среди топей. Примечательная она лишь несколькими вещами - тем что через неё проходит одна из более менее проторенных дорог и наличием одного странного заведения.

http://storage1.static.itmages.ru/i/16/0816/h_1471365439_9376132_6f9f5dcfd6.jpg

Простенькое деревянное здание, расположенное близ одного из минеральных источников. Местами покосившееся, оно выглядит пухлым, будто переполненный бочонок, который изредка пыхтит клубами дыма. Пользуется популярностью у любителей как следует дать жару, да поправить здоровье. Заведение носит странное, непривычное вифрэям название. Баня. Она была открыта одним предприимчивым гномом, неизвестно каким ветром занесенным в эти края. Однако, баня является не более чем пристройкой, пусть и бросающейся в глаза гораздо более, нежели гостиница, являющаяся основным зданием. Носит она  чуть мене удивительное название "Жаровня" и предоставляет всем желающим небольшие номера, да некоторые виды услуг. За всем хозяйством приглядывает гном Бурфур, его супруга Бульбуфина, а их дочки-близняшки Бульбетта и Бульбутта помогают им по мере своих сил. Так и живут, беря не плохие суммы за купание в бане, поскольку знают - то одно из немногих мест на всех Зеленых топях где можно нормально помыться.

Йирт с Эйзой прибыли сюда после одной из работ, в которых некромантка применяла свои навыки по поднятию мертвых для совершения рутинных дел вроде выкапывания земли, перетаскивания тяжелых блоков и борьбы с мелкими грызунами. Несмотря на то что вифрэи не слишком то любили беспокоить мертвых, Эйза не оставалась без работы благодаря невероятно низким расценкам за свою деятельность. И в то время как разум её был готов продолжать работать, её тело нуждалось в отдыхе. Это и привело её сюда.
Она расплатилась за двоих персон и удалилась в спальную. В это время Йирт, заинтересованный тем что такое "баня", пролез в душное, пышущее жаром помещение. А там...

2

А там творилась вакханалия цветов, запахов и форм, где в клубах дыма валялись изнеженные тела, а один упитанный мужик с выпученными глазами нещадно бил коленку одного красного как рак - от жары, конечно - эльфа со словами ДА КАК ЭТО! ОТКУДА! КОЛДОСТВО!. Начинаем мы, непривычно, с конца, но все же история имеет и начало.

Началось всё где-то полгода назад, когда Фора представили под белы рученьки да на бодрые очи начальства. Изучив путь его зло- и приключений за последние сто лет, ему поручили небольшую по своей важности, но весьма протяженную миссию на Каталии. Там, в краю джунглей и болот, тёмных эльфов и вифреев, по слухам, проходило последнее крещение начинающих разведчик перед новой ступенью доступа к таинственному своему ремеслу. Фор не особо горел идеей стать первым среди диверсантов, но он с удовольствием решил посмотреть новые земли. Правда пара строк одного путешественника о том, что в джунглях тебя не хотят съесть только два дерева и то в моменты сытости, несколько поубивали уровень энтузиазма юного путешественника, от чего тот первый свой год решил посвятить изучению и выполнению первой части задания на территории вифреев. Утонуть в болотах виделось куда более оптимистичным вариантом завершением жизни. На крайний случай, тело в торфе отлично сохраняется, так что тысячи лет спустя можно будет радовать своей желтой улыбкой и бодро-зелёным цветом кожи.

Пока же, чтобы не стать таким вот зеленым и болотным, приходилось прокладывать пути через оживленные тропы с возможностью остановиться и перевести дух в постоялых дворах, тавернах и кабаках. Там же наш герой полноценно опробовал своё новое амплуа бродячего торговца-алхимика, который, правда, продавал что-то немного привычное по сравнению с обычным ассортиментом продавцов. У него были зелья-пугалочки, мерцающие гнилушки и привлекательные напитки. Проще говоря, то, что очень бы хотел получить простой народ в повседневное пользование, но при этом всё крайне подозрительное. И было несколько неловко продавать это вифреям, потому как хвостатые нередко принимали эти вещи за чистую монету. К счастью, ничего действительно шарлатанского не было - все напитки были или инертны к организму, либо оказывали какой-то благотворный эффект.

После встречи и передачи одного послания герой остановился в "Жаровне", почти в первые же минуты взяв в оборот её владельца. Гном, сперва, много ворчал на эльфа, прекрасно понимая цену таким напиткам, но все же остроухий смог показать один раствор, который обладал приятным ароматом и стимулировал аппетит. Сложив некоторые факторы в уме, гном разрешил алхимику плеснуть немного этого чудо-юда в каменку, чтобы гости, и так голодные после бани, расщедрились бы еще сильнее. Главное это, не увлекись, чтобы полог не съели, - с опаской сказал владелец.

И вот сейчас наш герой сидел в окружении жаркого воздуха и удивленных людей, которые смекнув неожиданную акцию, вразнобой заказывали ароматы. Выветривались последние достаточно скоро, потому как гости то входили, то выходили из парильни, так что удавалось удовлетворить просьбы почти сразу. Если, конечно, такое сочетание у героя было - все же он не парфюмер, алхимик, так что и запахи были с специфическим химическим оттенком.

3

Почему Йирт не хлопнулся в обморок от увиденного? Тому есть несколько научных объяснений. Во-первых, детская психика (напомним - на момент повествования Бесхвостому не более 13 лет) является достаточно стрессоустойчивой ко всякого рода аномалиям. Во-вторых, Порченный и без того устал настолько что уровень его мозговой активности приближался к тому что замечен у спящего человека. И, наконец, в-третьих, он попросту ничего не успел увидеть - до того как он разглядел в клубах пара хоть что-нибудь, его немедленно схватили за шкирку и выволокли вон. Бесхвостый предстал перед супругой управляющего. Вифрэй даже не понимал в чем провинился, но под её тяжелым, будто набитая шлаком вагонетка, ощущал что сейчас последует наказание. Бесхвостый привычно сжался, ожидая обвала...Гномка его критично осмотрела, сморщила фирменный нос, на который не каждая картошка похожа и велела раздеваться. Вифрей замер. Даже дышать перестал. В его голове что-то щелкнуло и возникла мысль о том что здесь что-то не так. Однако, груз вины был стол огромен (непонятно за что, непонятно почему - единственное что Йирту было ясно в этом деле - так это серьезность неизвестного проступка), Бесхвостый начал понуро разоблачаться. А потом его, голого, с взлохмаченными волосами и полосками заскорузлой грязи на теле, затолкали в камеру, где, судя по всему, он и должен был окончить свое существование. Бесхвостый и не подозревал что эта комната, в которую он в первый раз заглянул, служила именно для того чтобы сжигать живых существ. Заживо!
С помощью чувства жизни он обнаружил живых существ и медленно побрел в их сторону, сжимая в руках врученную ему гномкой странного вида шапочку. Поглощенный собственноручно взращенными трагическими мыслями о безвременной кончине, Бесхвостый не обратил внимание на то что пара человек, неведомо как оказавшихся в этой глуши, прошли мимо него и, как следует толкнув дверь, вышли наружу, выпустив пару пышных клубов ароматного пара. Оказавшись поблизости, он уселся на пол, взирая на собравшихся большими глазами. Его восхитило то что никто не проявлял признаков страха - все собравшиеся наоборот, были на удивление веселы.
- Мы все умрём. - решил просветить взрослых молодой вифрэй. - Скоро.

4

На странную фигуру на входе обратили внимание не сразу. Вообще не посмотрели в ту сторону, откровенно так говоря, потому что мало ли кто и зачем мог зайти в парильню. Это еще всё при условии того, что странная фигура была маленькая, худощавая и не упала на пол согласно обморочному билету. В конце концов, в парилке сидела целая толпа странных розовощеких и разнеженных донельзя личностей, куда там смотреть кто прибавляется? Верно, некуда. Так что Фор и не смотрел.

Собственно, практического ничего общественно полезного эльф уже и не делал, переместившись от каменки на полог ниже и блаженно отмачивая конечности в бадеечке. Многострадальное колено удалось вытащить из-под могучей лапы невероятно удивленного химическими опытами мужчины, отчего конечность была крайне благодарна и лишь тихо, пока никто не видит, вздыхала в воспоминаниях о тех счастливых днях, когда лежало себе в мягкой постели и даже нагрузки на неё никакой не было. И откуда в такой скромной ноге память на триста лет назад? Никто не знает. Одна из неразгаданных тайн вселенной.

Владелец ноги (и прилегающей к ней тайны) лениво пошевелился, когда дверь в очередной раз распахнулась шире необходимого. Клубы дыма, обгоняя и сминания друг друга в погоне к выходу, натолкнулись на хрупкий комочек восторженной грязи с забавной шапочкой в руках. Мысленно прикинув, что это может быть за местное чудо, Уриэль перебрался повыше, чтобы как гордый орлан изучить парильню над паром. Словно бы в помощь и создания хорошего обзора, еще пара человек покинула сию обитель, прихватив с собой несколько клубков ароматного дыма, открыв взору одного вифрея с восторженными глазами и странными речами. И шапочкой.

- На сколько скоро? Даже чая не попьём? - Тянущимся от неги голосом уточнил остроухий, опережая вопросы со стороны других присутствующих. Тычок в бок и невнятное бормотание напомнило нашему герою о взятой им обязанности обеспечивать мир ароматами и паром, в идеале в определенной пропорции. Выслушивать пожелания всех присутствующих стало дико лень - всё равно скоро умрём - так что эльф долил остатки флакончика с замоченной в спирте хвоей, разбавил то водой и щедро плеснул на каменку. С протяжным звуком "ПЫФ!" пар вылетел на свободу, приветствия уже старых друзей и новых знакомых. Смахнув испарину - откуда только взялась после всего проведенного здесь времени? - алхимик спустился вниз, довольно принюхиваясь к аромату лесов.

5

Бесхвостого всегда очень сильно печалило что его не воспринимают всерьез. Единственная кто откликалась на его фразы - была Эйза. Она старалась не оставлять Йирта без своего веского и всегда мудрого комментария. Вот только, оные были преимущественно не аудиальными, поскольку что-либо вслух она говорила не часто. Обычно это происходило так - после того как Бесхвостый озвучивал что-либо - мысль, соображение или просто восклицание, некромантка оценивающе смотрела на юного вифрэя, будто пытаясь понять шутит мальчик или говорит серьезно. А потом, в зависимости ценности произнесенного Йиртом, либо просто отворачивалась и продолжала заниматься своими делами, либо вовсе уходила. Но иногда она размыкала губы и начинала говорить. Преимущественно - о магии. Но Бесхвостый верил - в глазах, будто бы лишенных жизни, в такие моменты зажигался огонек интереса. Ему было все рано что он имеет потусторонний, жутковатый оттенок - главное для него было то что некромантка уделяла ему внимание, которого не доставалось больше никому из живущих. Сердце Йирта в такие моменты то замирало в ожидании вердикта, то пускалось вскачь от переживаемого волнения встречи с её пронзительными, до дрожи притягательными глазами...
Среагировавший на его слова эльф был таким же как и все остальные взрослые - самоуверенным и не придающим словам маленького вифрэя должного внимания. Бесхвостый наблюдал как он, после того как парировал его глубокомысленную фразу-предупреждение, зачем-то стал что-то делать с углями. На мгновение лицо Йирта вытянулось от удивления, а в глазах зажглась радость - видимо эльф все же послушал его и теперь собирался потушить раскаленные камни, пусть и взял для этого какой-то уж слишком странный предмет. Йирт вытер тыльной стороной ладони обильно сбегающий по лбу пот и решительно направился к эльфу.
- Чтобы всех спасти нужно побольше воды... - произнес было он, но остальные его слова заглушило яростное шипение. Состав попал на раскаленную поверхность и в воздух взвилось очередное ароматическое облако. И если остальные проплывали мимо, вынуждая чуткий нос вифрэя отчаянно чесаться, то теперь Бесхвостый угодил чуть ли не в эпицентр нового сильного запаха что моментально сбил мальчика с ног. Он упал на четвереньки, пребольно стукнувшись коленями о деревянную поверхность. Тошнота моментально подкатила к горлу и Йирта вырвало. Теперь было понятно почему в бане не наблюдалось представителей ушасто-хвостатого племени - их тонкий нюх был крайне чувствителен ко всякого рода запахам, а алхимические зелья как ничто порождали целый букет сильнейших ароматов. Сотрясаясь от рвоты, порченный попытался было отползти, но силы слишком быстро покидали его тело.
"Вот и конец. Надеюсь Эйза воскресит меня. И я всегда буду с ней..." - подумал мальчишка, ощущая как опустевший желудок пытается выбраться следом за своим содержимым.

6

События повернулись таким боком, под которым можно было бы посмотреть только другому хвостатому. Увы, если таковые тут и имелись, то они очень грамотно затаились где-то в глубинах бадеек или запрятались под нижними полками. Только каково там сидеть? Кругом оседающий пар, чьи-то ноги, жутко стучащие бадейки и падающие огрызки мыльного корня. Нет, определенно предрекающий смерть юнец был тут единственным представителем своего вида. Что его и подтолкнуло к краю той черты, которую он проповедовал минутой ранее, ибо более взрослые особи бы определенно намекнули о нежелательном количестве ароматизатора в воздухе. Или они бы были более культурны и молча бы были алхимика ковшами? Кто знает, кто знает этих вифреев.

Падение на пол вышло на десять баллов по шкале удачных падений, зато последующие действия стоили определенно меньше. Удивившись, ужаснувшись, прикрикнув и подернувшись- не обязательно в таком порядке - Фор громко оповестил народ в парильне - Это норма! - Отвлекая их от более активных действий и беря ситуацию в свои шаловливые руки. Проведя экспроприацию экспроприатаров, Уриэль "позаимствовал" одну бадейку у соседа. Вода в ней была подготовлена для охлаждения разгоряченного организма, так что подходила для ситуации чуть больше, чем еще парящая ванна нашего героя. Щедро окатив страдальца дармовой водой, смывая и свежие следы его недержания, остроухий провёл пару пробных тычков в руку в районе локтя. Увидев ответную реакцию, явно далёкую от агонии, наш герой расслабленно выдохнул и прихватил вифрея на руки. Разнеженное тело не сразу справилось с такой задачей, пару раз добыча чуть не ускользнула из рук, но молодость и упорство давали о себе знать. Кроме того, радостная мысль о том, что в личный список убитых не надо заносить детей вифреев, несколько прибавляли сил. Да и куда бы делся этот юный пророк? Верно, никуда.

Пока эльф не вытащил его в залу, привлекая постороннюю помощь для открытия двери. С лежанки у входа на парочку смотрели удивленные глаза хозяина, который, похоже, решил проверить эффект накаченной химии парильни. Бурфур, наверно, давненько не мог похвастаться глазами такого размера, превосходя в диаметре даже габариты носа своей дражайшей супруги. Что такого? Чтобы немного разбавить картину, Фор доверительно проинформировал хозяина - Вот, приглянулся, с собой возьму. - После чего воспользовался шоковым молчанием и дотащил оживающего пострадавшего до лежака. С соседнего на парочку не то презрительно, не то сквозь сон, глядели глаза из кучи простыней. Мысленно пожелав удачи владельцу этих чудных органов зрения, остроухий наконец приземлил ношу на деревянный лежак. Подумав о превратностях судьбы, Фор бросил глаз на щедро выставленные бутыли, судя по знакам на них, с хмельным напитком, после чего посмотрел на пациента с вопросом в глазах "Лечить или пусть живёт?" Оставив этот момент до восстановления, алхимик пока добыл себе выданную ранее ветошь и обмотал её вокруг торса. Незачем и дальше вводить людей и не только в заблуждения.

7

Йирт уже предавался мечтам о вечном существовании с Эйзой. Он представлял как времена года будут сменяться одно за другим, как на его глазах будут вымирать и появляться целые вифрейские деревни, как мир будет преобразовываться под напором потока неумолимого времени. И лишь он, Йирт, вечный спутник своей не менее вечной госпожи, будет неподвластен разрушительному влиянию всеобщего увядания. Навеки вместе. Навеки заключенные в объятиях друг друга. А может и...
В этот момент его фантазии стали еще более влажными. Произошло это из-за того что какой-то доброхот окатил почти полностью недвижимое тело Бесхвостого целой лоханью ледяной воды. Подобное обращение могло бы поднять и мертвого, вот только восставший едва ли слушался бы приказов водяного некроманта - скорее возжелал бы его немедленной и как можно более мучительной смерти. Так как организм Бесхвостого, всё еще получающий пары ароматизатора, оказавшегося для него чем то сродни токсина, был слишком слаб чтобы привести мысленную угрозу в действие, вифрэю пришлось выкручиваться. В данный момент существования логика просто не знала пути к разуму юного, одурманенного влюбленностью Порченного, и потому он не задумываясь принялся всячески мешать тому кто, судя по его действиям, хотел скорее помочь, чем навредить ему. Йирт еще никогда в жизни столь изощренно не пытался упасть на пол. "Вот упаду, пусть ему хуже будет!" - мстительно думал вифрэй. При этом полноценно двигаться он не мог из-за все еще окутывающей его тело слабости и потому Бесхвостый совершал короткие, дерганные телодвижения, которые должны были сподвигнуть неизвестного врага потерпеть сокрушительное поражение и выпустить его тело из объятий. Однако, противник оказался слишком цепким, а потому успешно удержал свою ношу, пусть и из-за крепости хватки, все же оставив парочку отметин...
Он не пытался понять что происходит, держа глаза закрытыми. Отсутствие удушающего газа привнесло в организм Йирта новые силы. Однако, пока юный вифрэй их экономил, решив в последствии использовать всю накопленную мощь и высвободиться. А пока он развлекался тем что думал над самыми обидными словами, собираясь и высказать сразу же, как только неизвестный остановится...
- Странная выпридышка большого бандуина! - изрек он немедленно, как только его опустили на лежак. Он хотел немедленно вскочить, но сил пока хватило чтобы относительно горделиво скатиться и выпрямиться во весь рост перед неизвестным. Затем последовала фраза - Сейчас кааак заколдую! Превращу тебя в...что ты больше всего не любишь!
Последнее было сказано с опаской, на всякий случай, потому как противник оказался слишком велик для Йирта. Мышцы, покрывающие тело оппонента так же вызывали смутную тревогу опасения. Но самое сильное оружие было у него в руках.
- Что это у тебя? Покажи! - заинтересовавшись произнес Бесхвостый. Любопытство играло в нем пестрыми красками, нивелируя прочие инстинкты вроде самосохранения.

8

Добыча оказалась как угорь. Во всех... смыслах. Юркая, донельзя мокрая и столь вредная в процессе вытаскивания её из родной стихии. Если бы не полубессознательное состояние и шумное падение в первые минуты, то можно было подумать, что вифрей изначально задумал такой способ посещения парилки. Ну знаете, расслабиться так, полежать себе где упал - если падал бы тихо - а потом тебя выносит сердобольный прохожий. Который в данный момент был несколько огорошен тем, что творится вокруг. Нет, поведение спасенного как раз-таки вопросов не вызывало, с кем, как говорится, не бывает. Но вы видели тот момент, когда бабочка залетает в курятник? Миллионы глаз сразу же устремляются на неё, причем в каждом таиться своя эмоция. Голод, ГОЛОД, удивление, жажда вселенской власти? Примерно также, как эта самая бабочка, сейчас ощущал себя Фор, когда он огляделся и заметил не только одну личность на лежаке по соседству, но и множество других, которые сидели и лежали вокруг, как моржи на побережье. И да, это единственный факт про моржей, который известен нашему герою, иначе бы он уже попытался скрыться.

Но пока вернемся к чему-то менее крупному с более странным поведением. Одетый в порядочную набедренную повязку первобытного племени, оснащенный добрым стаканом светлой медовухи, Уриэль мог спокойно изучать спасенный собой экземпляр. Даже не смотря на все сопутствующие фразы.
- Во имя саблезубых кроликов Этерии, да не поможет тебе твоя магия и да угаснет дар, используемый для страха! - Разведчик, откровенно так сказать, выглядел словно первосвященник собора. Хорошо поставленным голосом, нараспев, он произнёс эту фразу так, что некоторые зрители даже чуть не вскочили со скамей в попытке отдать дань почтения божественному. Но потом, конечно, лень и выпивка сделали своё дело. Куда интереснее было посудачить о том, что эльф все же сделает, мало ведь слухов об вкусовых предпочтениях остроухих. Так что, чтобы особо не давать намёков, алхимик пока поставил графин в сторону и затащил - опять - вифрея на лежак. В третий раз, наверно, будет проще накрыть лежаком.

- Это? - Переспросил Фор после всех проведенных манипуляций и усевшийся на скромного размера, но жутко помпезного вида, табурет. Этот табурет, не иначе как, делали несколько поколений гномов, с каждым витком добавляя что-то новое. Тут была и порядком потёртая ложная позолота, и витиеватые ножки, и торчащие миниатюры с изображением былинных героев. Пожалуй, чего в нем не было, так это удобства. Да, определенно пятая точка гномов менее претенциозна по отношению к таким вот простым радостям жизни. Помянув добрым словом тех мастеровых, что делают вещи на продажу, Уриэль отпил из графина, с удовольствием отметив определенное качество напитка. И это-то тут, среди болот!

- А, ты все еще здесь? - Словно бы удивившись, уточнил наш герой, склонив голову на бок и с интересом заглядывая в глаза хвостатому, - так, о чем это я... Да, это ведь...памятестиратель, верно? После третьего графина даже своё имя не сразу произносится, что уж больше-то, - алхимик еще раз глотнул и вновь, с непонятками во взгляде, обратил свой взор на вифрея, - а, ты все еще здесь?

По-своему, это было жестоко. Но, увы, чувство юмора у нашего героя было развито больше, чем чувство жалости.

9

Фразу, сказанную похитителем, Йирт выслушал внимательно, направив в его сторону оба своих мохнатых уха, с которых до сих пор капала вода. Однако, то было внимание, порожденное не страхом, но интересом - о саблезубых кроликах вифрэю слышать еще не доводилось. При всем при этом всерьез он странного человека с острыми ушами не воспринял. Лишь нахмурился. Уж он то знал что магические слова - это заумная тарабарщина, разобрать которую нужно еще умудриться. На самом деле, Эйза ему что-то говорила про аудиальную составляющую плетения заклинания, но в данный момент Бесхвостый решил не обращаться к закромам своей памяти. Тут, прямо перед ним развивалось действо куда более интересное. И загадочное.
"Легендарная вода легендарной реки легендарного забвения!" - с восхищением и трепетом подумал Йирт, уставившись на сосуд, который полуголый собеседник периодически прикладывал ко рту. Виной появления такой мысли стали легенды, услышанные юным вифрэем от кого-то из его немногочисленного окружения. Скорее всего Эйзой С'Апть, некромантки, которая не по наслышке знала о мире мертвых. И теперь он стоял, раскрыв рот, и пристально наблюдал за тем как дядька уничтожает драгоценное содержимое склянки. В разуме Йирта в ускоренном темпе, в виде этаких мини-взрывов стали происходить химические реакции - ему необходимо было как можно быстрее придумать способ получения легендарной воды легендарной реки легендарного забвения до того как стремительно забывающий индивидуум осушит графин. Кроме того, он спасет этого мускулистого, остроухого мужчину. Мысль была, несомненно, благородной, но слишком большого воодушевления она у Бесхвостого не вызвала - гораздо сильнее он хотел сделать легендарный подарок Эйзе.
- Ты должен помнить что обещал больше не пить! - решительно заявил вифрэй и подполз на лежаке, чтобы его лицо хотя бы приблизительно оказалось на уровне лица эльфа - И отдай мне графин. Иначе...иначе я закричу.
Йирт был настроен серьезно. На всякий случай он принял положение из которого будет удобно прыгать...

10

Взгляд пугал. Вот серьёзно, когда вслед за такой туманной думкой раздумчивой потерянности вследствие необдуманных поступков разумных существ появляется осознанное устремление, это пугает. Особенно со стороны всех, кому не исполнилось определенного количества лет или которые не достигли определенного жизненного опыта и пока не проходили обучения по отсеиванию информации. Конечно, такой урок можно было получить прямо здесь и сейчас, но скажем откровенно, этим было заниматься лень. Отчасти опасно. Или же нет, не отчасти, потому что напряженный вифрей - это смерть тигру. Достаточно вспомнить всю его юркость сразу после падения.

Кроме того, народное мнение не дремало. Если остроухий, в силу воспитания и привычки, старался говорить ровно на столько громко, на сколько это требовали уши собеседника, то звонкий голос ребетёнка вновь обратил внимание на странную парочку. Слова про обещание завязать с выпивкой были словно удар копьём на турнире, поразивший вражеского рыцаря точно в цель и вызвавший шум оваций. На сей раз, правда, пошла очередная волна пересудов про "пьющий эльф - горе в семье". Спорить с обществом в таком виде и положении было абсолютно бессмысленно, так что оставалось только как-то отвлечь вифрея от задуманного. Только как?

- ЧТО С ХВОСТОМ?! - Почти что в ужасе выкрикнул Фор, вскакивая на ноги и возвышаясь над подростком словно скала. Ну хорошо, как холмик. Прикрытый тряпицей холмик против обнаженного деревца, за спиной которого имелся крайне мокрый хвост. Собственно, это были все проблемы, которые только можно было связать с этой самой уникальной вифрейской конечностью. Но, хотелось бы верить, владелец не на столько способен прочувствовать его, чтобы однозначно уловить обман. Кроме того, наш герой уже сделал еще один танцующий шаг в сторону. Действие было изящным, но на этом его достоинства и заканчивались, потому что это было изящное действие того, кто жадничал поделиться выпивкой. Ну и что, что с ребёнком.

- Ниотдам, - с мрачной уверенностью произнёс алхимик. И хотя умом-то наш герой понимал, что перед ним не совсем чтобы уж совсем ребёнок, но напиток в руках был достаточно крепким для того, чтобы надежно отправить юный организм в крепкий похмельный сон после опустошения. А опустошить тару было проще простого, стоялая медовуха вообще подлый напиток с своей обманчивой сладостью.

11

Глаза сверлили чужака пристальными маленькими буравчиками, а несуществующий хвост ходил из стороны в сторону, гипнотизируя жертву. Йирт и сам не понимал откуда в нем взялось ощущение уверенности - будто он был не маленьким худеньким вифрэем, а могучим и сильным хищником, собирающимся настичь добычу. Схожим образом он себя ощущал лишь в лесу, когда перед ним была пойманная в силки зверушка. Маленькая, пушистая и жалобно пищащая. Но, к чести эльфа, он совершенно не походил под подобное описание.
Упоминание про хвост заинтересовало Бесхвостого, но лишь на пару мгновений - короткий взгляд в сторону ягодиц эльфа и вот, во влажный воздух уже взвился простой и понятный любому ответ.
- Ничего. Похоже ты его где-то оторвал. - немедленно выдал предположение Йирт. Ему показалось немного странным что остроухий спрашивает его про хвост, но игнорировать столь простой вопрос посчитал неправильным. Но после сказанного, Порченный ощутил укол совести - всё же и его самого в деревне дразнили за отсутствие столь важного для любого вифрэя предмета, а потому решил приободрить ушастого товарища по несчастью, щедро одарив его надеждой - Говорят, чем больше ты хвостов съешь, тем лучше у тебя самого вырастет.
Конечно, Йирт знал что это не так, ибо сколько сам не пробовал жевать оные, у него самого хвоста так и не завелось. Но надежды он не терял, несмотря на неодобрительное отношение к этому хрустящему делу властительницы его сердца - Эйзы С'Апть. При одной только мысли о ней, на губах юноши сама собой расплылась глуповатая улыбка.
И в этот момент, пользуясь тем что он, Йирт, окунулся в омут памяти, жертва попыталась скрыться. По крайней мере, Порченному так показалось - уж слишком сделанный эльфом шаг в сторону был и стремителен, и решителен. Вифрей же, повинуясь взыгравшим в его душе инстинктам, прыгнул. Вот только как оказалось, инстинкты принадлежали кому-то более умелому в расчете траектории - Порченный не учел коварство жертвы - вместо того чтобы убегать, мускулистая цель остановилась, что привело к приземлению заметно в стороне от истинного расположения эльфа с заветной склянкой. Но...что сделано - то сделано. Победный рык, с которым совершался прыжок, превратился в какой-то жалобный полувслхлип, когда на полном ходу Бесхвостый врезался в ныне пустующую лежанку. К счастью, веса его не хватило чтобы оную перевернуть - максимум что вифрэй смог - набить себе восхитительную шишку. Фыркнув, чихнув и напоследок застонав, Йирт перевернулся и уставился на причину своих несчастий. Бесхвостому стало обидно за то что несмотря на все его старания, содержимое склянки по прежнему находилось у ловкой цели. Он всхлипнул, потом еще раз...и глаза его наполнились слезами, которые он обратил на виновника своих неудавшихся акробатических трюков.

12

Глупость. Нет, не вифрей и не его действия, против хищника в имеющейся ситуации сказать было просто нечего. Сама сосредоточенность, сама опасность, сама первозданная нагота. И полное отсутствие хвоста. Откуда эта чисто вифрейская особенность могла взяться - вопрос вроде бы понятный и логичный, но вот куда она делась. Уриэль был готов поклясться, что во время переноски он определенно что-то такое ощущал, и сейчас бы этот самый хвост, на который указал криком, должен быть. А его нет! Видимо сознание сыграло с эльфом весьма дурную штуку, нарисовав ему один дополнительный хвостик, до кучи подкинув еще и тактильные ощущения. Спасибо что хоть не у себя на крестце всё это происходило, иначе полотенце было бы натянуть куда сложнее.

- Хвосты любые? - Словно бы заинтересовавшись, спросил остроухий. Не то чтобы он прямо горел желанием выяснить правдивость этого высказывания, просто очередная попытка запутать. Или это как бы попытка запутать, но на самом деле выманивались страшная вифрейская тайна обретения хвоста. Или это... Да и не важно. Важно то, что задавшись этим вопросом, остроухий не успел испугаться - а предпосылки к этому были, не всякий день на тебя бросается голый ребенок с какими-то собственными намерениями - а остался стоять на месте как порядочный местостоялец. Это, в конечном итоге, и спасло. 

Но оно же и оказалось непросчитанным моментом для охотника. Прыжок определенно был на опережение - и ужасанием криком - отчего закончился ускольжением и самоударением. Звук от соприкосновения головы вифрея и лежака был такой сочный, что кто-то не сдержался и стал делать ставки на то, как скоро бесхвостый вскочит на ноги и повторит попытки. В основном голоса распределились в сторону лежанки, благо её дубовость была на порядок крепче, но Уриэль что-то не стал участвовать в имеющейся полемике, потому что полный слёз взгляд пронзил его разум, дошёл до сердца и вышел боком, через печень. Почувствовав всю горечь мира, запечатлённую в этом мгновении, наш герой как-то и позабыл о склянке, которая, бодро скользнув из рук, упала на пол и издала свой прощальный "бзяк". Нет, вру. "БУМ!". Глиняное творение гномов можно использовать вместо метательных снарядов для катапульт, что там ей полёт на полметра вниз. Но устойчивостью она не отличалась, так что ценное содержимое бодро полилось по полу.

Вот тут и начинается самое опасное. И хотя мы в ответе за тех, кого вытащили из бани, Фор был совершенно неготов к имеющейся ситуации. Особенно с ребенком, особенно с вифреем. С ними вообще сложно, границы возраста размыты до ужаса. Вот как можно было ожидать такой бросок на удачу с таким сосредоточенным взором? И что стоит говорить сейчас?
- Так, пол забрал силу зелья, - первое, о чём предупредил остроухий, присаживаясь на колени перед павшим смелым добытчиком на тот случай, если он решится продолжить свои попытки и предпочтёт добыть ценный эликсир хотя бы отсюда.
- И слил её дальше, до самой реки Забвения, - второе, если решится вырвать половое покрытие и выжать его оттуда.
- Но что ты ищешь в ней? - Наконец, третье, заданное вполне миролюбиво и с небольшим наклоном головы в сторону, словно бы собака, нашедшая что-то прелюбопытное, сделала свою стойку. Только, в отличие от собаки, остроухий был менее щепетилен или более сострадателен, так что  воспользовался влагой с шевелюры подростка чтобы намочить место встречи с лежаком, пока там не вырос совершенно нехарактерный для хвостатых рог. И хотя ушиб мягких тканей обычно до такого не доводит, от вифреев можно ожидать всего.

13

Вифрэю было все равно на возникшие после неудачного прыжка боль и унижение. Вернее, не совсем безразлично (а еще вернее - совсем не безразлично), поскольку это дьявольски обидно когда тот, кого ты считаешь жертвой, показывает что это совсем не так. Говоря на чистоту, не прошла мимо и боль, появившаяся от мощного соприкосновения с лавкой, которой, судя по её крепости, можно было ломать не слишком толстые стены. Что уж говорить про неокрепшие головы неокрепших вифрэев? Какой бы не была причина - слезы горечи текли из его глаз. Но не долго - они мешали обнаружить то что на данный момент больше всего волновало разум Йирта. Кружка. Он порывисто вытер слезы, в последний раз хлюпнул носом и взглянул на своего мучителя. Тот что-то ему сказал, но Йирту было не до этого. Не обнаружив сосуд в руке у остроухого, Порченный пробежался металлом своих глаз по окрестностям и наконец то нашел её. Сердце ёкнуло. Он на четвереньках подобрался к сосуду и медленно, затаив дыхание, двумя руками поднял его. Заглянул внутрь.
- НЕЕЕЕЕЕЕТ! - прокричал он в, вскинув руки в порыве чувств. Злополучная кружка покатилась в сторону. Обессиленный, вифрэй распластался по полу, раскинув руки и ноги в стороны. Так лежать было мокро, поэтому вифрэй сел. Сидеть было не так мокро как лежать, поэтому Йирт остановился на этом состоянии нахождения своего организма в пространстве. Странный дядька что-то говорил и на этот раз вифрэй предпочел обратить на это внимание - в отличие от его действий вроде выжимки его волос и прикладывания влаги к медленно, но верно растущей шишке что, судя по её размерам, рассчитывала стать дополнительной конечностью.
- Это всё ты виноват. Из-за тебя я не подарю её...Это ты виноват! Ты, ты, ты! - тема, предложенная остроухим, Бесхвостому совершенно не нравилась. Причины по которым он хотел преподнести Легендарную воду легендарной реки легендарного забвения Эйзе С'Апть были не совсем ясны и ему самому. Это раздражало. Зато тема, когда скидываешь свои неудачи на кого-то постороннего идеально способствовала восстановлению душевного равновесия. Удивительным образом ковыряние в чужих ранах успокаивает свои собственные. Именно поэтому Йирт схитрил и ответил вопросом на вопрос.
- А что ты хотел забыть? - спросил он и поморщился, когда эльф излишне сильно коснулся его шишки. - Легендарная вода легендарной реки легендарного забвения вообще то должна находиться в мире мертвых. Ты что, некромант?

14

Сказать, что эльф удивился - сказать очень тихо, неуверенно и словно бы в пустоту. Фор был просто ПОРАЖЕН такой реакцией добытого из парилки тела. Ожидалось вроде бы абсолютное всё, что может совершить разумный организм, который воспринял шутку чуть более близко, чем стоило бы её приближать. Но этот крик превзошёл абсолютно число ожиданий даже не напрягаясь. Что уж говорить эффект на окружение. О последнем, кстати, стоить вновь замолвить слово, потому что то лежачий, то сидячий паренёк был любопытен хотя бы частотой перемен своего пространственного положения. И это кроме того, конечно, что он так переживал утерю медовухи. Подобное отношение к местному дару Богов на столько тронуло души постояльцев и посидельцев, что кто-то даже помянул это дело возлиянием упомянутого напитка, доводя себя практически до испития легендарной легенды легендарности. До потери сознания, проще уж говоря.

- Коль виноват, исправлюсь, - легко согласился остроухий с комочком возмущения. Хорошо, кучкой недовольства. Но на большее уже не рассчитывайте, торговаться не будем, лучше пока уменьшить количество имеющихся сборищ разговором, а потому - подарю~? - Не без лукавства в голосе протянул эльф, словно бы что-то понял. Игра, конечно. Ничего он не знает, эльф Фор. Даже как на самом деле он достал эту воду, будучи не таким уж легендарным, еще до конца не придумал, забывая все свои хитрости от таких неожиданных неожиданностей. Забывая? Ха, а ведь идея.

-  Точно не скажу, память во многом смылась, - виновато разводя руками, ответил на вопрос Уриэль и приземлился на лежак, потому что стоять на полу стало уже как-то не камильфо. Возможно взыграла зависть, когда вокруг столько место для сидения, а ты стоишь. Можно довести идею и до "кругом столько места полежать, а ты сидишь", но тут значительная проблема всплывает из-за телосложения эльфов: не эротично не ляжешь, а эротично... Кхем. В этом состоянии вести разумный диалог будет той еще задачей.
- Но точно знаю, что это было что-то важное. Или не некроматское. Или неважное, но не некромантское. Та и не суть, - эльф пожал плечами и немного поёжился - только сейчас стало доходить до сознание то, что в комнате как-то прохладнее, чем должно бы быть в июньский вечер. Магия, установки, удачное расположение, порабощенные бобры с веерами? Вариантов масса, жаль лишь все не проверить. Как и не проверить и то, сколько знаний о молодых вифреях достаточно для сохранения своего психического здоровья, - промелькнула мысль в сознании. Как доктор по борьбе с шишками, наш герой сделал всё, на что был способен. Теперь дело за малой работой: понять и принять происходящее. Да-а. Никому еще шишки не полечить?

15

- подарю~?
Йирт тяжело вздохнул и сложи ручки на груди. Он посмотрел на остроухого доброохота с крайней степенью подозрения, но неожиданно, пожалуй, даже для самого себя, начал свой рассказ.
- До чего же ты глупый дядька. Ну ладно. Расскажу. Тут такое дело...Эйза говорит что я еще слишком маленький чтобы понимать и быть способным на великие "дяения". Но я ведь не маленький! По-крайней мере некоторыми местами, за которые девы и любят мужчин. - неожиданно вифрэй зарделся, аки маков цвет и умолк, будто стесняясь сказанного. Он уткнулся взглядом в пол, а потом перевел взор на свою ногу, после чего некоторое время потратил на то чтобы расковырять то ли старую ранку, то ли укус какого-то местного насекомого. Ознаменовав свое поражение поражение крохотной уничтожением выступившей капли крови, Бесхвостый оказался удовлетворен и соизволил продолжить - Хвастаться не хорошо, но...Эйза говорит что у меня большая голова. И там помещается много "мозгоф". Поэтому я так много знаю и быстро запоминаю. Это ей во мне очень и очень нравится.
Возникшая на губах мечтательная улыбка быстро сошла на нет.
- Но я не могу доказать ей что и в остальных местах я тоже не маленький! Что я вообще не маленький! Целиком. А для этого нужно добыть какой-то хороший подарок. "Артихвакт". Вроде легендарной воды легендарной реки легендарного забвения. Понимаешь? - глаза Йирта вновь перебежали к кружке в надежде найти там хотя бы каплю искомого, но наткнулись на зияющую пустоту, что в очередной раз породила безысходность в душе маленького вифрэя.
- Точно не скажу, память во многом смылась
После этих слова глаза Йирта наполнились влагой. И они постепенно наполнялись ею всё больше и больше, и больше...
- Но ты же обещал помоооочь! Мне надо совсем немного легендарной воды легендарной реки легендарного забвения - заголосил Йирт и хлюпну носом, неожиданно воззрился на эльфа чистыми, лишь немног покрасневшими от слез очами - Мы восстановим цепь событий и найдем то место где ты нашел эту воду! Веди меня, дядька!
Теперь на устах Порченного сияла кривая, как полумесяц, улыбка.

16

     Глупый дядька, к счастью, оказался достаточно мудр для понимания фразы о больших размерах. Не могла же, всё-таки, некоторая Эйза - или Эиза? Эльфийская речь несколько искажала звучание - обратить внимание на большие уши, нос или зубы (которых, впрочем, и не наблюдалось в таком качестве). Оставался разве что тот великий по своим размерам орган, который подвёргся пристальному вниманию самого владельца. Ноги. Все ведь знают, что говорят про вифреев с большими ногами?
.
.
.
     Да-да, именно "вау, какие большие ноги!". По крайней мере, Фор, будучи вифреем, развлекал бы себя именно таким образом. Интересно только, не будут ли у него, как вифрея, большие ноги в наказание за свои насмешки? Вопрос был слишком глубоко-философский для данной ситуации, так что стоило оторваться от больших и вернуться к малым. Которые, кстати, в чём-то тоже огромные, например - в вместилище "мозгоф".

     Кроме того, у младого дарования определённо было большое сердце, как бы избито то не звучало, потому что простить не только глупого, но и весьма злого в своих грехах дядьку сможет не каждый. Особенно после попыток сжечь, задушить, утопить и лишить последней возможности показать себя. Пока, всё что мог делать Уриэль, это смотреть максимально заинтересованным взглядом, прямо как сова на мышь. Аллегория была полна еще и тем, что Фор, откровенно сказать, был дико голоден, недопитая "легендарная" вода как-то позабыла стереть такую важную деталь.

     Не удалось ей отключить и функцию сознания "не поддавайся на детские слёзы". Полное вовлечение в монолог привело просто к ошеломительному успеху крика, Фор буквально здесь и сейчас был готов вынуть и предоставть тот самый "артихват" из той самой реки того самого забвения. Хорошо что менее задействованные гости уже давно расхватали некогда заставленный кувшинами столик, бодро пробуя творения местных мёдоваров, тем самым спасая вифрея от раннего причащения к алкоголизму. Благодаря той же зияющей пустоте Уриэль смог взять себя в руки и продумать план, после чего хитро-хитро улыбнутся.

     - А что если я скажу тебе такую вещь... - Остроухий скинул с лежанки полотенце. Оно должно было если не закрыть полностью, то хотя бы обеспечить некоторую защиту менее большой гордости не менее крупных ног и таза. Вторым действием был спуск на один уровень с сидящим, причём расположился эльф как задумавший что-то недоброе лис: ноги на полу, руки-лапки на полу, сам подался вперёд. Сейчас, всё-таки, решался важный вопрос голодной смерти или довольной жизни. Причём, для всех.

     - Я помогу тебе, герой, но мы добудем другую легенду! Пора в комнату Открытия Очищенных Ослепительных Очаровательных Околдывающих Откровений, - остаётся верить, что ООООО - если в аббревиатуре - звучит достаточно внушительно по сравнению с ЛВЛРЛЗ, - там и начнём наш путь с моим восстановлением. - Не забыв по пути заглянуть на кухню. Просто. Кухню,  - мысленно взмолился остроухий

Отредактировано Фориуэль (2016-10-25 19:44:21)

17

Хитрая улыбка "глупого дядьки" показалась Бесхвостому подозрительной. Вифрэи, в большинстве своем, не выходят из дому без одной-двух таких, припрятанных на случай неожиданных событий в которых придется заговаривать зубы вырвавшемуся из преисподней демону, обводить вокруг пальца глупого стихийного духа или просто...предложить соплеменнику обстряпать одно интересненькое дельце. К счастью для эльфа, вифрэем он не был, а потому Йирт решил что ничего особенного не случится если он последует за незнакомым голым дядькой в неизвестном направлении. Главное во всем этом деле был факт того что он, Бесхвостый, наконец-то сможет доказать Эйзе свою состоятельность как мужчины, способного достичь желаемой цели без использования всевозможных "ну пожаааалуйста!", "помогиииите!" и им подобных слов. Естественно, свои текущие попытки манипулировать подвернувшимся под руку беззащитным мускулистым голым эльфом, Йирт не воспринимал как нечто неправильное. Тем более что все сказки именно этому и учили - будь ловчее и главное - не попадайся.
- Веди меня, дядька! - снова закричал Бесхвостый и ввинтил во влажный воздух предбанника два своих сжатых кулачка. Довольная улыбка на его лице грозила достичь ушей, а хитрым блеском в глазах можно было освещать помещения. Мальчик подхватил полотенце, закинув его на плечо, схватил подвернувшуюся под руку обувь и утонув в ней, двинулся за эльфом. Их ждали невиданные приключения и безумные сокровища. Вот только перед этим необходимо было решить еще один насущный вопрос.
- Дядька, ты ведь умный? Умный! Вон уши какие длинные. Скажи, что такое аборт? - задал вифэй давно мучивший его вопрос. Эйза почему-то старательно избегала ответа, как и другие встречающиеся на его пути существа что прятали глаза, а то и вовсе стремительно убегали прочь - в том числе и те кто пели песню, слова которой он услышал и подозрительно хорошо запомнил. - Ну, знаешь...Как в песне. Бьется волна аборт корабля, а матросы русалку пускают по кругу...?

18

      Устами младенца, как говорится, глаголит истина, а в данном случае правда прямо-таки вопила и махала кулаками. О том, сколько сил ушло на создание этой правды и каково желание реализатора убежать в закат с криком «НАКОНЕЦ-ТО», история умалчивает. Взрослые должны оставаться взрослыми, в конце-то концов. Также, в силу этой тридцатикратной разницы в возрасте, Фору пришлось озаботиться добычей – или законным возвратом – сданной одежды. Свою отыскать было на порядок проще, одеяния юного вифрея были вычислены методом исключения. Оставалось только верить, что никаких карликов тут не пробегало, иначе конфуза не оберешься.
И без того, спасибо, смущающие ситуации продолжило создавать юное дарование. Звонким детским голосом мучающееся любопытство пролилось не только на умного ушастого, но и более догадливое окружение. Кто смущенно, кто смятённо, все попрятали глаза и задумались над ответом. Уриэль, наоборот, обернул свой лик к подростку.
- Ты разве не знаешь? – С толикой недоверия спросил эльф, задумчиво потирая подбородок, - я думал, ничто не скрыто от больших мозгов. Песню ведь очень быстро выучил, правда? – Если только не заставил моряков петь её по несколько раз, с него может статься, - и даже про русалку не спросил. Встречал уже таких? – Смутил, польстил, перевёл. Именно по такой схеме работает наша разведка в условиях чрезвычайных ситуаций. Правда скажи кому, что приходится использовать всю мощь разработанных психологических трюков для победы над одним ребёнком, засмеют. И пускай, - задорно улыбаясь, подумал эльф, предвкушая дальнейшие события.
          Действия пока планировались простые: одеться окончательно, вернуть свистнутую обувь законному владельцу и направиться к себе в комнату, по пути перехватив кого-нибудь из владельцев для убедительной просьбы  доставить чего-нибудь съестного до дома, до хаты. Можно было поесть и в общем зале, но если там пойдут вопросы про «а как русалку пустить кругом, у неё так сильно гнётся хвост?», то Фор за уровень  вменяемости ответов не ручается вообще. Хотя, признать по правде, остывшее после бани лицо эльфа не так уж сильно краснеет от такой непосредственности, востроухие асексуалы с трудом делятся такой яркой цветовой палитрой.
           Где-то в середине реализации планируемых дел, Уриэль мельком проговорил:
- На случай, если память снова пострадает в ходе наших…изысканий, представлюсь: я Митэ, странствующий алхимик. А как зовут тебя, спутник дней моих суровых? Один ли ты тут? – Прямого запрета угостить пищей незнакомого ребёнка Уриэль не припоминал, но на всякий-такой случай лучше узнать заранее, прибегут тебе отрывать голову сразу или же оставят это немаловажное дело до утра. На свежую голову, как говорится, отрыв всегда происходит бодрее.

19

Противоречия раздирали слишком большую голову маленького вифрэя. С одной стороны ушастый дядька так и не ответил на его вопрос, а с другой - похвалил и предложил еще более интересную тему для разговора. Йирту не было свойственно слишком долго метаться из стороны в сторону во имя поиска истины, а потому дилемму он разрешил достаточно просто - прикинул действия что необходимо было приложить для продолжения по обоим путям. Пререкаться и ругаться он сейчас, конечно мог, но деятельность в виде натягивания одежды требовала слишком большой сосредоточенности с его стороны, а потому вместо попыток обнаружения смысла странного слова, Бесхвостый предпочел довольно ухмыльнутся, покраснеть и смущенно почесать затылок. Из-за этого Порченный потерял равновесие и рухнул на пол, откуда вскочил с некоторым запозданием, но к его чести - уже гораздо более одетый и готовый к новым свершениям. Порванная одежда и обувь, одетая на разные ноги, были не в счет. Но самое главное заключалось в том что после падения и удара головой, Йирт понял - ему нравился длинноухий дядька. Поэтому, в светское общество, заполняющее собой пространство таверны, вифрэй встретил со снисходительно вежливой улыбкой. Никто из них не мог даже приблизительно знать насколько сейчас Бесхвостому было хорошо от осознания собственной значимости. И тут родилась идея как это исправить...
Пока эльф разговаривал то ли с бочкообразным владельцем, то ли не с менее бочкообразной прислугой, вифрэй решил похвастаться. Для этого он подошел к столику что был заполнен максимальным количеством живых существ и ударил кулаком по столу, привлекая внимание.
- Вот с ним... - указание в сторону эльфа - Мы сейчас пойдем в комнату Открытия Очищенных Ослепительных Очаровательных Околдывающих Откровений и будем целую ночь не спать!
Естественно, вифрэй подразумевал ночь разговоров и приключений по поиску артехвактов. А потом, увидев как изменились их лица, Йирт гордо удалился, заметив что вышеобозначенная фигура закончила разговор. Когда же Фориэль представился, Порченный закусил губу - ему было неприятно что его собственное имя столь обыкновенное по сравнению с именем дядьки. Но у него еще была пара секунд на то чтобы подумать перед тем как ответить - он важно кивнул и снова развернулся к сидящей за столом публике.
- Его зовут Миртэ! И он странствующий мимик!
Бесхвостый довольно улыбнулся и вернулся к оставленному попутчику.
- А я...я тогда...Блваы...Блаваывиа...Блаваывиалоыс, странствующий клиник! - заявил Порченный с гордостью и непозволительно долгими перерывами между попытками произнести свое "имя" что было бы достойно озвучивания - И не один, а с Эй...то есть один.
Эйза просила чтобы он поменьше сообщал о её присуствии поблизости и сейчас Йирт занимался именно этим - не сообщал о том что она сейчас должна была либо медетировать, либо спать в одной из комнат.

20

В жизни могут быть всего три непоправимые ошибки: когда ты думаешь, что всё предусмотрел; когда ты думаешь, что кто-то предусмотрел не всё; и самая страшная и опасная из всех – когда ты недооценил предусмотрительность вифрэя, особенно столь юного. Видят Боги, Фор ожидал всего, чего только мог ожидать эльф от ребёнка: вопросов, непосредственных в своей невинности, али громких и радостных криков, которые бы разогнали посетителей по своим комнатам. Но такое смущающе-чистое заявление, выданное с уверенным и гордым видом – это было вне всяких планов, возможных или нет. Возможно, всего бы удалось избежать, если бы Фор не добавил вслух:
- Да, ночка обещает быть просто необычной, -  даже не стараясь подавить нервный смешок от такого количества давящих и негодующих взглядов. Похоже что слухи о предпочтениях эльфов и доверчивости вифрэев выйдут на новый уровень. К счастью, упоминание о мимике заставило путников покоситься уже с иным настроением, отчего наш герой твёрдо решил – вечер и ночь он проведёт при закрытых дверях, от исследователей мимиков подальше. В идеале бы еще задержать звуки в помещении, иначе гости таверны, вольно или нет, примут участие в ночи ловли «артихватов». Еще бы, ведь за дело принялся сам Блаваывиалоыс! Благослови духи эльфов за их заковыристые имена, благодаря чему остроухий уже с третьей попытки проговорить это слово про себя, получил хотя бы внятный и непрерывистый результат.

- О Блаваывиалоыс! Клиники, сколько я их знаю, отличаются не только умением, но и скромностью. И я, принимая эту черту себе в пример, стану скромно именовать тебя Блавэс. Нет возражений? А теперь – вперёд! – Взгляд «мимика» представлял собой две узкие щелочки, словно бы пытался через них, как через бойницу, уколоть Блавэса взглядом и вынудить пойти не только на мировую, но и на раскрытие карт о спутнике Эй… Эи. Eyasia?! Это не та ли просвещенная личность, которая отлично знает самые привлекательные огромности рода мужского?  Собрав глаза в кучку и принимая вид потерянного попугая, эльф уверенно направился в сторону комнат, вращая головой со скоростью хорошей покосившейся мельницы, отыскивая знакомые указания на свою комнату. По внутренним ощущениям и результатам осмотра, пока выходило следующее: Эиза, скорее всего, не крадётся сзади со стулом, чтобы ликвидировать злостного увлекателя, так что в ООООО можно заходить смело, чем Фор и занялся.

В общем-то, в чём-то это была чудесатое помещение, ибо на входе можно было столкнуться с плотненькой дымкой, исходящей от двух свеч. Это, без сомнений, были ароматизаторы, да только вот целью их было нейтрализация запаха, а не создание его. Какого запаха, спросят зрители? О, тут всё просто.

Всё пространство, свободное от табуретки и кровати, было заполнено множественными странностями, которые были изъяты из крупного походного мешка. Склянки, амулетики, травы, грибы, минералы, бутыльки, цветастые эликсиры и дымчатые растворы – всё это ровным ковром чудес покрывало пол комнаты.

- Что ж, думаю где-то тут найдётся необходимое нам Откровение, - с любовным придыханием пробормотал Фор. Всё же некоторые вещи способны вызвать в алхимике действительно глубокий отклик.

Отредактировано Фориуэль (2016-12-13 18:52:06)

21

Йирт сначала восхищенно округлил глаза когда эльф с первого раза произнес заковыристое имя, а потом не удержался и хихикнул. И когда "мимик" осведомился о возражениях, Бесхвостый почувствовал что у него они таки есть - он хотел чтобы тот раз за разом повторял забавный набор звуков, что произнесенный без запинки забавно щекотал ухо. Лишь тонкий просчет остроухого, сославшегося на других клиников избавил его от необходимости каждый раз ломать себе язык. Что же касается пристального взгляда, Бесхвостый его не только заметил, но и как-то странно замялся. Он положил ладонь левой руки на локоть правой и стал смущенно ковырять носком обуви дощатый пол, изредка кидая на эльфа обеспокоенные взгляды. Наконец, он не выдержал.
- Эм...дядька Миртэ...У тебя что-то с глазами. - произнес вифрэй смущенно - Кажется они у тебя скоро пропадут.
Йирт собрал волю в кулак и мотнул косматой головой.
- Но я не брошу тебя! Подожди, я сейчас найду тебе глаза чтобы ты их съел и восстановил свои! - произнес он и посмотрел на посетителей таверны. Долго. Пронзительно. Кровожадно.
Впрочем, вопрос отпал сам собой и вифрэя, наконец, сопроводили к комнате. Дверь отворилась и...Порченный зажал нос - странный запах резанул по обладателю тонкого нюха, вынуждая его принять экстренные меры.
- И ты раньше сам так пах, дядька Миртэ? - вопросил он гнусавым голосом - Понимаю почему тебя заперли в той жаркой комнате.
А потом его глаза, наконец, привыкли к освещению и вифрэй тотчас же сотряс воздух полной восхищения матерной фразой.

22

Опробовать чьи-то глаза так и не удалось, к счастью для всех присутствующих, хотя зарубку в памяти оставить пришлось. Мало ли ребетёнок захочет получить растворившееся в крови эльфа зелье Легендарной Легендарности, добывая её уже известным путём. Как-то так и зарождались местные вампиры, - хихикнув себе под нос, подумал эльф.

А вот появление местных портовых грузчиков вызвало смешанную реакцию, состоящую на 2/3 из скепсиса, 1/4 согласия и 1/2 неумения в подобных условиях считать дроби. Недовольно цокнув языком, Фор укоризненно сказал, - клиник! Восторг представителя ордена следует выражать иначе. Например... На-при-мер... Ммм... Хотя и так сойдёт, - мысленно и физически махнув рукой на воспитание ребёнка, алхимик смело вторгся в комнату Пленительных Зрелищ И Обрушивающих Ароматов (а что, у этого эпического по наполнению места может быть много названий, чтобы спутать карты другим искателям приключений!), создавая коридор из корешков на своём пути. Вообще проход был и до этого, но часовой опыт общения с вифрэёнком показывал, что лучше бы предусмотреть некоторые вещи до того, как "Блавэс" предусмотрит их сам. И спаси Духи, что только предусмотрел.

- Как только я раньше не пах, - отвлечённо пробормотал остроухий, перебирая руками склады в поисках чего-либо привлекательного самого по себе, пока не остановился на золотистом "питье Дурня". Это было простейший по созданию, но весьма привлекательный раствор, играющий на свету приятным серебристым блеском, не смотря на явно желтый собственный окрас. Специфическое название эта смесь получила из-за одного элемента-первоосновы - "золота дураков", - лови! - Фор кинул склянку в сторону "клиника", продолжая изучения своих запасов. За судьбу летящего снаряда алхимик волновался мало: из-за агрессивности зелья, использовалось высокопрочное стекло, которое можно было сломать только при большом желании.

- Что ж, вернёмся к мимикам, клиникам и бане, и начнём просвещаться... То есть Откровенничать. Зря так комнату назвали, что ли, - Фор стянул одеяло с кровати, постелил его на пол и с довольным видом уселся сверху, словно бы поймавший мышу лис, - и начнём с тебя, герой. Ведь не просто так ты пережил жаркую Баню, хладный Коридор и Тёмный Вход, верно? Я чувствую в тебе какое-то желание, и оно как-то связано с...с кем? И что бы ты хотел для неё сделать? - Уриэль старался избегать называть имена самостоятельно, считая их лишь случайным набором звуков, за которыми скрыто нечто более важное, - и что важнее, да, - спохватился разведчик, упираясь руками в подбородок, - чего бы хотел от неё получить, - улыбочке разведчика в этот миг позавидовали бы три искусителя и два совратителя, хотя ничего такого остроухий в эту мимику не вкладывал. Или почти ничего такого.

23

Когда эльф бросил зелье, вифрэй напрягся и присел, собираясь поймать склянку еще на подлете - в воздухе. Однако, в дело вмешались иные обстоятельства. Расставив руки чтобы поймать колбу, Йирт убрал оные от носа и волна самых разных запахов ударила ему сразу в мозг. Некоторые из них были слишком слабы и не смогли как следует проявить себя, в то время как другие, смешиваясь с другими в ожесточенной схватке доминирования, полностью изводили себя и оказывали лишь малый эффект. Но были и третьи, что прошли до самого конца, дабы устроить настоящий дворцовый переворот, вытесняя царя из головы Бесхвостого. Перед тем как подпрыгнуть, Йирт увидел разноцветные круги и, не в состоянии унять внезапно проснувшиеся охотничьи инстинкты подпрыгнул, оглушительно чихнув. Вместо того чтобы устремиться вперед он наоборот - отлетел к стене и что было силы врезался в дверной косяк. Круги вновь появились перед глазами, подтягивая и другие странные видения, но, к счастью, пробыли они не долго - поскольку Порченный моментально прикрыл себе нос, прижимая ноздри стальными тисками пальцев.  Слезы выступили из глаз от подобного обращения, но, к счастью, до слёзоизлияния дело не дошло. Рука его нашарила пузырёк и сдавила. После этого Йирт порывисто поднялся и приблизился к эльфу, взирая на него красными глазами жителя джунглей, не привычного к всевозможным алхимическим соединениям. Но при всем при этом в них сквозил интерес. И не плохо так сквозил, а очень даже основательно.
-Кто такие бане? - первый же вопрос, заданный гнусавым голосом, открыто выдал нетерпение вопрошающего. Однако, каждое новое слово странсвующего алхимика отравляло разум вифрэ страхом. Расширенные зрачки, появившийся неуверенный оскал, прижавшиеся к черепу уши. И тихое рычание что вырвалось с последним словом эльфа...Не нужно было обладать познаниями в области психологии чтобы понять что произойдет дальше... Йирт со всех сил оттолкнулся от пола и устремился в сторону длинноухого. Вне зависимости от попытки повалить его и усесться сверху, Бесхвостый непременно бы завершил мысль - Откуда ты знаешь столько про меня? Я тебе ничего не говорил! Ты...ты колдун?

24

Сострадание не было сильной стороной остроухого, однако на сей раз что-то болезненно сжалось в нашем герое, когда акробатические трюки клиника привели к очередному удару. Всё же не хватает, - подумал алхимик, поглядывая на горящие «защитные» свечи, чей запах, по идее, прекрасно перебивал все остальные ароматы. Только вот собственный ударный эффект этого источника света Фор оценить не мог, из-за чего всё случилось как случилось. К счастью для злостного отравителя, молодой организм способен самостоятельно справиться с подлым нападением аромовторженцев и вернуться к здравой оценке реальности. Или условно-здравой, с больным носом и красными глазами.

Поэтому коварный интриган совершенно не ожидал той реакции, которую продемонстрировал по-звериному хитрый подросток. То есть ожидал, но не в тех объёмах, не к тому месту и с другой силой, да и вообще не здесь... Так и не придумав, куда и как хотелось бы получить прыгающего хищника, Фор получил его прямо на себя, успев только одернуть руки, чтобы потом не оказаться в слишком опасном положении. Поясница, пусть и недовольственно скрипнув, всё же легко сложилась под требуемым углом, давая нападающему гордо одолеть свою безвольную жертву.

- Колдун? Никогда за собой такого не замечал. Был один момент в жизни, когда мои блинчики назвали волшебно-чудесными, но это было давно, с утра и неправда! – Эльф, отбарабанив фразу без запинки, немного поёжился, выискивая удобное положение для лопаток. Хихикнув себе под нос, обвиняемый продолжил гнуть линию защиты, - та и как можно об этом подумать? Мимики подобным не занимаются. Только по праздникам, которых всего два в год – четверг десятого и сегодня. Так что всё это лишь невероятное совпадение, мои мысли и некоторая ловкость лапок, – всем видом показывая свою безвредность и безвинность, остроухий разве что трогательно глаза не скосил, чтобы уж совсем уподобится нашкодившему лисёнку, которого поймали за шкирку на входе в курятник.

Театр одного актёра могли бы оценить и другие, но гномы-владельцы ценили личное пространство, так что в дверь сперва всё же постучали, терпеливо ожидая ответа постояльца. Крикнув – Оставьте у двери, я заберу! – Страдалец вернулся к своей умиротворяющей роли. Подмигнув бесхвостому хвостатому, наш герой предложил:
- Может перекусим? За сытным обедом, говорят, приглядывают духи, так что может чего и подскажут хорошее, – Фор чувствовал, что упоминание духов со стороны «колдуна» может быть воспринято странно, но если это поможет достигнуть желаемой пищи – пусть так. Всё же живот-то терпел не только голод, но и некоторую нагрузку в виде бунтующего подростка, так что мнение этого органа стоило учитывать.

25

Йирт ожидал чего угодно - от банального уклонения, до превращения "мимика" в какое-нибудь иное существо с огромным количеством всяких глаз, щупалец и других неожиданных органов. Но действительность оказалась куда более странной - он врезался в давешнего знакомого и вперил в него взгляд распахнутых настежь глаз с невероятно огромными омутами зрачков. Боль от удара о "мимика" была забыта - вместо этого вифрэй решительно занялся тем чтобы как следует исследовать ушастого, рассматривая его впритык, попутно стараясь запомнить его запах.
- Хм...может ты не замечаешь как колдуешь? - произнес Йирт и почти воткнулся носом в эльфа, втянул пару раз воздух и отстранился - Нет, ты пахнешь совсем не как Эйза. По другому. Сооооооовсем.
Вердикт был вынесен, проснувшийся было зверь вновь свернулся клубочком в сознании вифрэя, а самому Йирту стало скучно из-за того что ему что-то в кои то веки удалось и он просто не знал что делать дальше. Словом, у Порченного закончились все причины для того чтобы третировать нового знакомого. Потому он пожал плечами и вернулся ко двери, от которой доносились на удивление приятные ароматы, которые нос Порченного выделил на фоне всех остальных.
- М-ням...каких лапок? - вопрос был задан небольшим уголком сознания, в то время как большая часть старательно размышляла над способами более-менее легального обретения пищи - приключения способствовали разрастанию червячка недоедания, который еще некоторое время назад поселился в растущем организм Бесхвостого. Но желание выросло и окрепло. Желудок призывно заурчал, подгоняя мыслительный процесс и медленно, но верно склоняя маленького Порченного к тому чтобы взглянуть на "мимика" под углом использования оного в качестве главного и единственного блюда. Однако, стук в дверь и последующая фраза эльфа, уберегла всех присутствующих от очередной неоднозначной сцены. Голод перехватил бразды правления разумом, а потому Йирт не наше ничего предосудительного в том чтобы выскочить за дверь и, погрузив грязные руки в тарелку, тут же начать поглощать долгожданную еду...
- Чавк-чавк! Крхм...Вам-чвам. Нгых.

26

Золотое правило повешенного гласит: «Чем меньше ты дёргаешься, тем быстрее тебя снимут». Как оказалось, данная мудрость прекрасно работает в менее напряжённой, но более опасной ситуации, когда тебя захватил в плен вифрэёнок. Правда, до полноценного плена не хватало более грамотной фиксации мимика клиником (или большей активности клинима по мимику?), но старт, опредёленно, был взят хороший. И это не говоря уже о том, каким прелюбопытным способом образ остроухого был запечатлен Бесхвостым. Мы не будем говорить о том, что пронеслось в голове нашего героя, ибо культура прежде всего. Но стоит признать: если Эйза некогда подверглась такому же интенсивному обследованию, то этот юноша просто обязан принести её родителям искупительный дар чести.

- Ха-а…Та нет, за своими колдунствами я внимательно слежу. Но… Серьёзно? У меня есть свой запах? – Вопрос был чуть более, чем праздное любопытство. В окружении склянок с различной жидкостью, после окуривания травами и свечами, Уриэль с трудом мог уловить вообще что-то относящееся к себе, не то что целый родной аромат, от которого, как и от собственной личности, придётся скрываться. Кроме того, требовалось окончательно отвлечься от запаха мечты Блавэса, не то мало ли какие действия зародятся в маленьком коварном сознании большой и хитрой головы.

Большую часть проблем решила, как и обычно, еда. Пусть за дверью, пусть не изыск, но она была способна отвлечь охотника ровно на столько, на сколько это было можно потребовать. Обретя нежданную свободу, остроухий скорчил довольную мину и шустро поднялся на ноги. И сколь бы не был скор разведчик, юное дарование оказалось ещё быстрее, и уже вцепилось в предоставленную пищу. Воспользовавшись хитрым инструментом ловких рук, путём применения их к острым ушам, Уриэль потянул подростка на себя, отрывая его от процесса поглощения.

- Мир-дружба, прекратить истребление! – Суровым командирским тоном вымолвил юноша, и для закрепления результата накинул на голову подростка полотенчик, - руки вытереть, еду на столик, - в качестве примера, Фор схватил тарелку с кусками хлеба и графин с морсом, чтобы перенести их на захламлённый стол. Для освобождения стола от всячины было совершенное энное количество движений, среди которых затесалась и открытие окна (чтобы вечерний болотный воздух чуть-чуть повоевал с алхимией). Закончив с этим делом, остроухому оставалось перетащить основное блюдо, состоящее из чего-то некогда летающего, и остатки второго блюда, которое тоже когда-то летало, да только подверглось основательному налёту со стороны хвостато-бесхвостого населения. Возражения, пусть и основательные, не принимались: в чужой лес со своим луком не хотят, да только таверна всё же гномья, и еда, соответственно, тоже. Как и ложки, которые не просто так приложены. Или просто так, но вооружённый таким страшным оружием ёльф чувствовал себя как-то уверенней и привычней.

Отредактировано Фориуэль (2017-01-11 09:15:10)

27

"Не стойте меж драконом и голодом его" - так говаривают мудрые вифрэйские трактирщики которые стараются как можно меньше контактировать с голодными постояльцами. Ибо они знают что по-настоящему голодному лису ничего не стоит совершить целый ряд (бывает что не один) необдуманных действий по обретению желаемого. Однако, стоит им дотянуться хотя бы до кусочка, они становятся столь сосредоточенными на утолении голода, что не каждое событие способно отвлечь от поглощения вожделенной добычи. Именно этот момент мудрые тактирщики и используют для получения наибольшей прибыли, сравнимой с изъятием у "дракона" всех его сокровищ.
Пушистые треугольники ушей попытались избежать цепкого захвата пальцев "мимика". Они прижались к черепу и ни за что не хотели вновь подниматься, так что эльфу понадобилось на целый вдох больше времени чтобы взять их в плен и услышать недовольное сдавленное рычание. Так просто Йирт сдаваться на собирался, упираясь всеми имеющимися у него на данный момент конечностями, а потом, когда понял что из-за болевых ощущений проигрывает схватку, сцапал самые лакомые кусочки и...внезапно наступила темнота. Однако, кроме полного отсутствия видимости, брошенное на голову полотенце ничем не мешало Бесхвостому. Он пожал плечами плюхнулся пятой точкой на пол и, как ни в чем не бывало, продолжил поглощение кусочков пищи. Он как раз уложился в то время что эльф потратил на расчистку стола от всевозможных зелий и тому подобной гадости. Почувствовав что к проглоченному и разгрызенному явно не хватает жидкости, Бесхвостый приподнял край полотенца и укоризненно уставился сначала на "дядьку", а потом и на графин, укоряя их в преступном сговоре. Вытерев перепачканные руки об одежду, Йирт сдвинулся было с места, как неожиданно замер. В его организме творились какие-то странные процессы - нечто приближалось из глубин частично наполненного желудка.
- Ик! - Бесхвостый аж подпрыгнул на месте - до того мощный то был приступ. Он выпучил глаза и закрыл рот двумя руками, собираясь не допустить повторения сотрясшего его тело импульса. - ИК!
Казалось, второй приступ икоты оказался даже сильнее первого, повалив Йирта на пол.
- Ч-что со мной? Ик! Эт-то проклятье?! Ик! Я-яд? - воскликнул вифрэй, уставившись в одну точку - Ик! Дядька Миртэ! Это...еда!
Одухотворенный желанием спасти гостеприимного листоухого, Порченный рывком поднялся и решительно двинулся к накрытому столу. Решительный взмах рукой, намереваясь смести со стола абсолютно всю снедь...

28

Война за ресурсы шла определённо не в пользу остроухого. То есть сила, интеллект, ловкость, смелость и внеземная интуиция были просто ничто в сравнении с одним только голодом, что уж говорить про ум и сообразительность невероятно голодного создания. К счастью, уникальный приём «полотенце» несколько отвлёк поглощающего от процесса, так что графин был спасён от безжалостного истребления к употреблению иного толка. Однако, враг не дремлет…

На сей раз врагом клиника оказался организм, которому определённо не хватило дневных приключений. Перегрев, отравление, охлаждение, отравление… Переедание в этом списке выглядело весьма бледно, да только оно умудрилось подоспеть на столько вовремя, что ударило со всей силы, отправляя представителя древнего Ордена в сады Недовольствия. Уриэль, оценив состояние безобразия, пришёл к однозначному выводу Кто-то слишком много ест!, и приступил к спасению. В качестве пострадавшей, конечно, выступает еда – подросток-то и не такое переживёт, особенно после ударных вливаний пищи.

- Про прекращение огня не забываем, неофит! Ох не зря Клиникам вещают про умеренность, особенно в еде, - фраза получилась прерывистой, потому как пришлось вновь вооружиться сотоваркой кинутого полотенца и перехватить подростка в районе плечей, рывком передвинув к окну, завершив действие чётко поставленным указанием, - дышать! Сейчас будем яды нейтрализовывать, – как гласит медицинская идея, всякий яд есть лекарство и все лекарства есть яд. Следуя этой логике, стоило бы и дальше накачивать подростка сухой пищей, пока для Арденского воздуха не останется свободного места в вифрэйских легких, но это оставим для ударного этапа увеч…лечения. Так что пока использовался графин, компот и кружка. Последняя, предусмотрительно, была наполнена на один-три глотка, чтобы страдалец ещё и не захлебнулся.

- Вот. Одно победит другое, и всё сложится хорошо, – эльф вручил Блавэсу чашу, протёр невесть когда вспотевший лоб и шумно выдохнул, - только впредь постарайся дегустировать без такой самоотдачи, – эльф знал, что такое увещание обладает наименьшей скоростью, и, будучи сказанное сейчас, дойдёт до сознания только лет через десять. С другой стороны, уж лучше так, чем никак. Схватив графин под свою защиту, остроухий направился к оставленным плошкам. Оценив содержимое как достаточное для себя, эльф воспользовался коротконогой тумбочкой как столом и водрузил на неё некоторые ёмкости, сам приземлившись на кровать. Подцепив оттуда аппетитную ножку некой неизвестной дичи, он смело приступил к её истреблению. Ещё одна кружка помогла избежать проблем «брата по ордену», благополучно снабжая организм жидкостью.

- Хух. Проходит? – обратился эльф к пациенту его умеренного медицины, после ответа которого кивнул бы на остатки пищи, - если будешь чередовать напиток с пищей, отрава не подействует, - и сам, конечно же, демонстрировал пример правильного обращения с ядовитостями.

29

Жестоко надругавшемуся над яством дикарю было мало содеянного. Он стремительно приблизился к спасенной из его немытых рук пище, но не для того чтобы еще сильнее осквернить блюдо, а во имя разрушения - тотального и бессмысленного. Тень несущей небытие длани нависла над затаившейся едой - она уже приняла свою незавидную судьбу. Но...была спасена своим заступником что сцепился с кровожадным варваром и...поборол его, развернув к окну. Ликованию не было передела, ведь вновь забрезжила надежда на то что удастся выполнить свое предназначение...

Бесхвостый вякнул и попытался вырваться из эльфийского захвата, попутно укусив удерживающего. Однако сделать это ему так и не удалось - то ли сам Йирт был слишком ослаблен действием икоты, то ли дядька Миртэ оказался на порядок проворнее. Как бы то ни было, он предстал перед окном, вдыхая болотную вонь - столь привычную любому вифрэю. Но даже эта гремучая смесь испарений, пыльцы и разных животных выделений казалась донельзя приятной - по сравнению с теми мертвыми, искусственными миазмами, что листоухий пытался вытравить из своей каморки.
- Ик! Ик! Ик! - непередаваемой очередью разных по своей тональности и номинальному содержанию звуков огрызнулся вифрэй. Он хотел было немедленно обернуться чтобы выплеснуть все свое недовольство, вместе с кусочками не прожеванной пищи, но...неожиданно передумал. Постепенно бешеный ритм движения грудной клети выровнялся, изредка сбиваясь из-за прорывающейся наружу икоты. Волей-неволей Бесхвостый засмотрелся в мутноватую, поддернутую зловещим туманом даль - туда, где мерцали таинственные болотные огоньки. Прекрасные и мертвые...
Неожиданная мысль настигла разум Йирта и резкой вспышкой молнии воспламенила одинокое деревце тщательно вкопанного в толщу сознания обещания. И дано оно было той кто занимал в сердце юного вифрэя так много, что для всех остальных оставалось не так много места. Настолько же прекрасная, насколько и мертвая. Единственная и неповторимая. Всезнающая и всепонимающая. Желанная..
Йирт порывисто обернулся, но до того как исторгнуть более-менее внятную фразу, в руках у него оказалась кружка. Поняв что горло у него успело пересохнуть, Бесхвостый заглянул вовнутрь и опрокинул в себя плещущуюся жидкость. И, естественно, в свойственной ему манере поперхнулся, начав оглушительно кашлять. Если бы не старания эльфа, предусмотрительно наполнившего сосуд наполовину, листоухому пришлось бы в очередной спасать Порченного от преждевременной кончины. А так он лишь зашелся в кашле, который умудрился перекрыть икоту и...окончательно побороть её!
- Кха-кхак! Д-хавай быстрее артехвакт! А то меня Эйза убьет! - воскликнул Йирт и вперил полные страха глаза в эльфа. Перевел взгляд на дверь. И вновь на "мимика".

30

В жизни существует три степени беды: малая беда, огромная и ребёнок-вифрэй. Вне всякой классификации оказывается та ситуация, когда последний оказывается в огромной, с своей точки зрения, беде, и изыскивает различные пути её решения. В этом случае самое страшное для наблюдающих и случайных прохожих является то, что сам-то вифрэй вообще не придерживается никакой явной системы. Словно неизвестный компонент давно известной смеси, ребёнок в мгновение ока превращает пылающий фонтан в оледеневшую статую, а спокойное марево стеклянного зеркала может оборотить в зазубренную плоскость каменной пластины.

Примерно таким образом Уриэль оценивал происходящее. С аппетитом хрумкая продукты своеобразной кухней, находящейся на границе гномьей и вифрэйской, эльф постепенно проникался окружающей тишиной, изредка прерываемой звучным сотрясением молодого тела икотой. Не то чтобы остроухого тяготило общество клиника, скорее было сложно приноровиться к его миру, сохраняя свой собственный. Каково, на самом деле, ощущать тонким нюхом все алхимические ароматы, столь щедро представленные в этой комнате? Возможно, это равносильно удару молотом по голове, а потому стойкости юного создания можно только позавидовать. А может, он воспринимает запахи иначе, чем эльф даже может себе представить? Ведь сам остроухий, наделённый от природы врожденной дальнозоркостью, не так уж сильно страдает при взгляде на свечу, и громкие звуки, с годами, уже не так сильно резали чуткий слух. Нет ли такого же приспосабливания у вифрэев? Ответ, увы, можно получить только одним образом, однако трансмутация из эльфа в хвостатого эльфа несколько ограничена.

Собственно, все рассуждения пролетели за то время, пока икота уходила с Блавэса на Кавоса и далее по списку. Счастливый исцеленный, решившись сыграть с судьбой ва-банк, от всей широты души оценил напиток, едва не оценив его способность к удушению. А после этого – ох уж эти дети! – ВНЕЗАПНО вспомнил про смертоубийтсвенные возможности некой Эйзы. Как они доживают до преклонного возраста? – Эмоцию, которая переклинила лицо остроухого, описать будет сложно. Остановимся на «глубинном непонимании».

Отставив насыщение в сторону, алхимик кошкой метнулся к сумке. На глаза, как на зло, попадались зелья среднего пошиба, которые на «артихват» не тянули совершенно. Разве что… Элексир условно обзывался «завлекатель». Составу до полноценного приворотного зелья было как от Ардении до Северных Пустошей, но подтолкнуть ситуацию «завлекатель» был способен. Непонятно, правда, зачем это может пригодиться вифрэю – с их-то темпераментом и вольностью нравов скорее понадобится «охладитель» - однако Фор в одно время немного видоизменил состав под физиологию хвостатых. И, кто знает, может быть Блавэсу до обретения лавины разделённой любви хватит этого скромного камешка. С этой мыслью остроухий уверенно вцепился в бутылёк.

- Держи! Чуть Менее Легендарная Летучая Восстанавливающая Вода. Радует глаз, волнует утробу, восстанавливает силы, быстро испаряется, – выпалив единую стену текста, остроухий вручил подарок в руки, - приятный вкус, отсутствующий запах, - последнее, конечно, под большим вопросом, - и пробуждение глубокой благодарности со стороны пьющего, - эльф подмигнул, после чего состроил морду кирпичом, - не вздумай пить её тут, мне хватит простого «спасибо».


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » 1 июня 17076 года. Каталия. Деревня в Зеленых топях. Йирт, Фориуэль.