Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 2: Июль 17084 года. Волчий лес. Ивейн, Альфарий


№ 2: Июль 17084 года. Волчий лес. Ивейн, Альфарий

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

http://storage7.static.itmages.com/i/16/1121/h_1479708696_7254895_e8ae98be14.jpg

Много слухов окутывают этот лес, много баек и сказок, одна чуднее другой. Но на самом деле место это почти не страшное и почти не опасное – Паладины, доблестные воины Инноса, бдительно следящие за порядком в окрестностях своего Ордена, не дают стаям волков и людей промышлять в этом лесу. Так что путника не поджидает ничего необычного – волки-одиночки, медведи, росомахи, кабаны, рыси и прочие звери, не горящие желанием убить именно Вас, но они не преминут сделать именно это в нескольких ситуациях, известных всем. Так что добро пожаловать в Волчий лес! За покоем, уединением и тишиной, насколько может она существовать в полном жизни месте.

***
http://storage3.static.itmages.com/i/16/1121/h_1479708944_3695840_3aa1774f82.jpg

Окончен первый год учебы и почти окончено лето – остались лишь крохи, примерно полмесяца, а потом путь вновь приведет в столицу Империи, в стены Академии, к пергаментам и книгам, скрипу пера и дрожащему от магии воздуху. Ну а пока – свобода. Ночной воздух с легким привкусом тумана, стелющегося по самой земле. Бесшумные тени сов, выслеживающих добычу. Окутывающий с ног до головы запах леса – земли, листьев, травы, дерева, даже редкие легкие ароматы цветов, не сомкнувших лепестки с заходом солнца. Откинутый капюшон - и лунный свет касается лица, делая кожу ослепительно-белой, отражается от блестящих волос, мягкой волной рассыпавшихся по плечам, и бросает тени сквозь ресницы, прикрывающие глаза. Минута покоя, наслаждения, а затем – распахнувшиеся глаза и взгляд на полную луну в разрыве ветвей. Это прекрасная ночь. В такие ночи хочется, чтобы они никогда не кончались…
Невысокая фигурка медленно шла вперед, и ночное небо уцепилось за ее плечи плащом. Уже неделю бродила она по лесу, наслаждаясь покоем и тишиной, в ожидании именно этой ночи. В ожидании полной луны, огромной жемчужиной висящей на небе и освещающей весь лес. В ожидании зрелища, как лунный свет мешается с водой, даря жидкое серебро, пропитанное ароматом грозовых туч и самого неба. И вот с вечера идет она вперед, руководствуясь чутьем, в поисках места, где сможет насладиться в полной мере этой ночью, насладиться единением с ней, с небом, с луной и магией…

Какое-то время спустя…

Впереди, зеркальной гладью отражая небо, раскинулось озерцо, маленькое настолько, что даже ночью были ясно видны его берега. Небольшой ручеек выбегал из него, теряясь в кустах – озеро явно питал родник, скорее всего имеющий выход вон в том кругу плавающей на поверхности растительности. Чего еще можно желать в такую ночь! Падает на траву плащ, следом – рубашка и вся лишняя одежда, на теле остаются лишь легкие шорты, топ да лоскут ткани вместо юбки, открывающие кожу ночи и лунному свету. Шаг вперед, и мягкая трава сменяется песком, просачивающимся сквозь пальцы. Еще шаг – и вместо песка нога погружается в холодную, наполняющую бодрящей энергией водную пучину, а взгляд не может оторваться от висящей в небе луны, манящей, огромной, отражающейся в глубине сапфировых глаз… Раскинутые свободно руки и тонкие жгутики воды, тянущиеся к так любящих их пальцам… Какая прекрасная ночь!

http://sa.uploads.ru/E3XAH.jpg

Отредактировано Ивейн (2017-01-20 11:15:48)

2

Нельзя сказать, что Альфарий не чувствовал надвигающейся беды - он ощущал её, ощущал её невероятно сильно, но это чувство было заглушено алкоголем и перемешано с кучей других, мелких и неважных проблем. События в таверне "Лесная глушь" не были отправной точкой, пускай это и казалось самым очевидным в анализе судьбы вояки; цепочка роковых перемен началась незадолго до, беря начало в позорном изгнании из имперской армии и продолжаясь каждой новой мелкой неудачей. Эта прекрасная теплая лунная ночь не вписывалась в общий ряд происшествий, но и не выбивалась своей значимостью по какой-то чудовищной, невероятной причине, память о ней затеряется брошенным по ветру пером средь тысяч опавших листьев грядущей осени боли и страданий...

Гул в голове перебивает все мысли, не давая окончательно сосредоточиться на каком-то конкретном восприятии своего состояния. Это было похоже на горячку, судорожную и мерзкую, мечущую в мокром поту из одного края в другой, пролетая перед глазами калейдоскопом событий, видений, звуков, деревьев, звезд и огромной, невероятно яркой и красивой луной. Луна! Какая же она большая! Словно хрустальных сверкающий шар она мелькает перед глазами сквозь шуршащую паутину, пока грубая и немилосердная земля уплывают из-под ног куда-то вперед, своей немилостью ударяясь о ноги и иногда больно сталкиваясь, отчего-то вдруг переходя из горизонтального в вертикальное положение. "Очень, очень странная горячка!", подумал про себя Альфарий, ныряя в сладкую истому мутного покоя сна.
Продлилось это чертовски недолго и жутко приятно... И, как обычно водится, только в этот мучительный момент пробуждения приходит понемногу истинное понимание своего состояния - похмелье! Причем не то, которое относительно милосердно, с мягкой кроватью, теплой женщиной и ласковым одеялом - нееет, это было суровое солдатское похмелье! С затекшими руками, комом в горле и вкусом мокрых кошек во рту, на холоде и в пыльном мраке, под звук мерзкого журчания. Мерзкого не самым звуком, а тем, какие инстинкты и желания пробуждает оное в данном состоянии. Но самое интересно было ещё впереди! Попытки сдвинуться откликнулись острой резью в запястьях, потерей шаткого баланса и больным падением на землю, сопровожденное неожиданным ударом головой о кочку. Вместе с коротким вскриком боли сразу последовали приглушенные ругательства, изобличающую эту ночь, выпивку и всех собутыльников в половых связях с гоблинами и свиньями во всевозможных комбинациях. Вот уж точно неприятное похмелье ночью, голый - а Альф был обнажен, что неприятно обнаруживалось по ходу дела с каждым новым касанием земли и самого себя, - туго связанный по рукам за спиной, да ещё и абсолютно один! По крайней мере такое складывалось впечатление, но похитители... они точно должны быть где-то рядом!

3

Тишина и одиночество, вдали от шумной столицы, вдали от гудящей Академии, от суеты и пыли. Леденящая прохлада воды, охватывающей лодыжки, и мягкий, шелковый песок, ласково засасывающий ступни - медленно, песчинка за песчинкой, окутывающий, скользящий, немного щекотный. Она весело шевелила пальцами на ногах, зарываясь все глубже, и играла каплями воды, алмазами сверкающими в лунном свете. Какая же прекрасная ночь! Не было нужды тревожиться ни о чем, не было нужды переживать, что сокровенные мгновения окажутся прерваны чьей-то неосторожной рукой - это была глушь, куда заходили разве что охотники да собиратели, но ночью они все спят в деревнях, в теплых постелях, ну, либо не спят, но по причинам более приятным, чем блуждание по лесу в поисках пропитания. У студентки оставался запас провизии на три-четыре дня, пускай и довольно скромный - сухари да вяленое мясо, но она была непритязательна в еде, когда это было нужно, и ценила легкую поклажу, потому не брала в путешествия разнообразных яств. Девушка могла бы провести так многие часы, плавая, гуляя вокруг озера, любуясь луной и откровенно бездельничая, если бы не одно "но", которое появилось не сразу, а постепенно нарастало, как сила ветра перед штормом.
Голоса. И треск ломающихся кустов, с каким неосторожные путники прут напролом.
Ив замерла почуявшей опасность ланью, в отчаянии заломив брови - нет! Не сегодня! Не сейчас! Не здесь... Шум приближался, нарушая все волшебство, уединение и трепетно-нежное настроение. Вспугнутой птахой девушка скользнула на берег, подхватила охапку вещей и скользнула за заросли кустарника, прочь с ярко освещенного луной пространства, в спасительную тень. Увы, девичье (или же просто юношеское?) любопытство не позволило убежать, оставив позади неизвестно что (да пускай хоть эльфы пришли поплясать под луной! они нарушили мою ночь!), и Ив задержалась, накинув на плечи плащ, чтобы светлая кожа не выделялась во мраке, став наблюдать.
Довольно скоро на берег вышел небольшой отряд мужчин - студентка видела их достаточно хорошо благодаря лунному свету. Двое бесцеремонно кинули на землю то, что тащили, и ушли обратно во мрак с остальными - на открытой части берега осталось лежать тело. Девушка замерла, затаив дыхание и приглядываясь - только трупа здесь и не хватало, это ведь значит, что даже если люди не вернутся, она уже не сможет остаться. Это было так печально! Разумеется, участь бедняги тоже была трагична, но ведь беспокоиться о незнакомце не так уж рационально...
Тело пошевелилось.
Попыталось встать и упало опять, огласив тишину бессвязной руганью. Человек, оказывается, был жив и практически гол, не считая исподнего, и никак не желал поворачиваться лицом к притаившейся на другом берегу озерца девушке, сгорающей от опасения и любопытства. Ив медлила, обдумывая, что предпринять. Соваться незнамо куда, без сведений, что вообще происходит - неразумно и не рационально, так что...
Подожду немного, - решила она, обратившись в слух и зрение.

4

Немного запоздало в виски ударил адреналин, набатом застучало сердце и офицер стал быстро приходить в себя - теперь уже не просто адекватно ощущая происходящее, но и получая возможность адекватно реагировать. И первым делом он попытался встать, с облегчением замечая, что все-таки не полностью был обнажен - сражаться за собственную жизнь в чем мать родила было комично и по своему хорошо, но все же немного неловко и даже неудобно, особенно что касается части с бегством. А именно эта часть в плане Альфария была главной и первой - осталось лишь понять, куда и как бежать! Руки все ещё были связаны, нырнуть в таком положении практически самоубийство и если уж не утонешь на мелководье, то достаточно быстро уплыть точно не успеешь.
Воин, лежа на животе выпрямился, давая телу возможность немного отдохнуть в относительном удобстве, а сам пока размышляя о дальнейших действиях. Недалеко доносились приглушенные голоса, а значит пленители были недалеко. И что им от него нужно?! Он голый! Все ценное гады и не очень гады и так уже забрали, а что теперь? Хотят тут бросить на потеху и пропитание лесному зверью? Тогда почему не уходят? Может... Альфарий вдруг попытался продраться в хмельные воспоминания жутко болящей головы, в надежде вспомнить какие-то детали недавней пьянки. Повод, конечно, был грустный - уже который день офицер заливал в себя всевозможные горячительные напитки в тщетных попытках отмыться от одного позора, омываясь другим. И все из-за этих проклятых, мерзких, слизких червей-архонов, будь они прокляты! В злобе дворянин слегка стукнул лбом землю, упираясь в нее и переходя в вертикальное положение - сначала он встал на колени, а потом выпрямился, чтобы лучше оглядеться - тут же он увидел дикий берег лесного озера, в ровной глади которого отражалось огромное полнолуние. Одинокая змейка сейчас переползала хрустальное блюдце на другой ее край, влекомая какими-то своими животными целям. Карие глаза Альфа заскользили по берегу, желая увидеть хоть что-нибудь примечательное, но ничего особенного так и не попалось - обычный темный лес. В свете яркой луны граница леса казалась сплошной стеной мрака и хоть там стояла бы армия - Магнус-старший её бы не увидел. Для этого глазам нужно немного привыкнуть, а как тут привыкнешь, когда ещё не совсем трезв, а во рту справляют нужду те самые мокрые кошки...
Альфарий осторожно поднялся на ноги и пригнувшись побежал вдоль берега, держась кустарника и чуть пошатываясь; чудом он не спотыкался на кочках, камнях и ветках, пока под грязную ступню не попался еж. Вскрик, удар, мрак, боль... Офицер вновь лежал на земле, но на этот раз не в тишине - позади послышался хруст веток и шелест листьев, из зарослей показались люди, которые тут же обнаружили пропажу, дважды: первый раз сам факт, а во второй раз уже как находку. "Сбежать не удалось... ну хоть взгляну им в рожи."

Отредактировано Альфарий (2017-01-20 15:39:24)

5

Едва дыша, стремясь слиться с кустарником, спрятав лицо в тени капюшона, она ощущала себя диким зверем - лишь не понятно, была девушка хищником, готовым сорваться в прыжке, или жертвой, которую вот-вот настигнут смертоносные когти. Притаившись мышкой, Ив убеждала себе, что никто, ни одна живая душа не могла знать о ней, не могла даже подозревать, что здесь, сегодня, можно встретить адептку.
А значит, я в безопасности. Я неучтенный фактор. И, быть может, смогу помочь - осталось понять, кому.
Кто этот мужчина? Жертва разбоя и насилия, или же пойманный злодей, которого привели на законную расправу? Ей не дано понять, остается лишь надежда узнать что-то в ходе разговора - если он будет иметь место. Мужчина все пытался подняться - то ли контуженый, то ли под действием чего-то, и было непонятно, что он собирается предпринять в таком состоянии. Не происходило ничего, что могло бы помочь с решением, ничего, несущего подсказку. Но потом - он обернулся, вперив взгляд в ночную мглу, и, по счастливой случайности, прямо в нее. Ив беззвучно ахнула.
Альф!
Она всегда подозревала, что боги наблюдают - чем им еще заняться? Аданос, наверняка, несколько пристальнее следит за своими последователями - нет-нет, девушка ни в коем случае не смела думать, что достойна его взгляда! Но как иначе, чем не божественным вмешательством, можно объяснить вот такие вот события? Год спустя встретить его в глухом лесу, да еще вот так - Ив рванулась было вперед, но почти мгновенно оборвала сама себя. Ждать. Теперь уж она точно не покинет это место, теперь ясно, на чьей стороне она будет, но, чтобы оказать помощь, а не стать бесполезным довеском, нужно работать головой, а не сердцем. Да, она хотела помочь тому, кто не безразличен, но - ждать. Стараясь действовать беззвучно, тем более что все равно шум, производимый воином, скорей всего заглушал те ничтожные шорохи, что издавала она, девушка достала из вороха вещей пояс с кинжалом и застегнула. Пригодится. Сдерживаясь, напрягаясь для броска, как змея, она ждала и наблюдала, оценивая и взвешивая каждый свой возможный шаг.

6

Преследование, похмелье, ёж. Могли ли обстоятельства складываться ещё хуже? Альфарий мог только гадать и сейчас, поднимая взгляд на скрытых ночной теменью преследователей, пытаться припомнить как именно он умудрился докатиться до такой жизни. Воспоминания о сегодняшнем вечере ворочались с трудом, обильно перемежаясь совершенно невнятной и ни коем образом не относящейся к делу похабщиной, но ответа на этот вопрос не приносили. Оставалось надеется лишь на милостивое время. Или окончательное забвение. Лунные белёсые узоры, проникающие через хитросплетения листвы, ничуть не помогали обзору, а лишь смущали подёрнутый похмельной пеленой разум, размывая фигуры и растягивая их в сюрреалистические искажённые формы. Двое? Трое?...
Тяжелый удар сапогом в лицо на пару мгновений снова выбил мужчину из реальности, заставляя его тяжело откинуться на спину и почувствовать ко всему комплекту непередаваемых ощущений ещё и жесткий приступ подкатывающей к горлу тошноты.
Четверо.
- Жалкое зрелище, - презрительно сплюнул напавший и в следующее мгновение Альфарий почувствовал как его грубо ухватили под плечи и бесцеремонно вздёрнув на ноги, куда-то поволокли. В глазах мелькнули тени, отделанные блеском стали ножны и хмурые, серьёзные лица. Затёкшие суставы отозвались резкой болью, а растревоженный желудок от столь внезапной смены обстановки и вовсе начал подкрадываться к самому горлу. Разъяснять ситуацию или тем более представляться никто из четырёх схвативших Альфария мужчин, разумеется, не стал. Возможно это был как раз тот день, когда стоило раз и навсегда заречься от спиртного...

7

Удар в лицо сапогом привнес в бедную черепушку офицера глухой звон, острую боль и подкатившую тошноту. Желания её как-то сдерживать не было, как и у неё реализоваться, видимо, тоже. Это наводило на мысль, что с закуской было жиденько, что сразу же объясняет и столь плачевное состояние похмелья. А тем временем его снова куда-то поволокли, встречая совсем слабое и неохотное сопротивление со стороны воина - теперь он не был таким резвым, после удара-то, но и в слабой активности был ещё и хитрый умысел! Следует казаться слабым и немощным, не подавать виду о стремительном вытрезвлении, того глядишь, где-нибудь эти подонки и ошибутся. А громила будет уже тут как тут!
Вот только надежды почти не было. Четыре вооруженных мужчины против одного голого и пьяного здоровяка. Такие номера прокатывали только в сатирических постановках бродящих трупп, но никак не в жизни - по крайней мере не в случае с боевым офицером, которого учили воевать в строю, именно воевать, а не драться в стиле пьяного мастера. Но Альфарий не унывал или очень старался не унывать...
В сим деле, кстати, эти же похитители ему и помогли. Фраза "жалкое зрелище" тут же вызвала ехидную улыбку на оттекшем лице офицера, обнажая белые зубы. Сказать конкретно, что именно в ней позабавило Альфария сказать было нельзя, но на ум отчего-то стали приходить множество различных ситуаций, что случались с ним после очередной солдатской попойки, ни чуть не достойной офицерского мундира. Проснуться в холщовом мешке среди голодных свиней - вот это та ещё проблемка была! Повезло, что рядом оказались люди, что помогли разогнать разбушевавшиеся туши хищного сала. Вот это уж точно было жалкое зрелище!

8

От волшебной ночи не осталось и следа. Пришлось забыть о прелести луны, о запах земли и листьев, будоражащих обоняние, обо всем, что делало эту ночь такой особенной, обещающей согревать воспоминаниями еще очень долго. Теперь - лишь напряжение. Глаз, мышц и разума. Девушка рьяно кусала губы, следя за происходящим, не находя решения - она знала, на что способен воин, и потому хотя бы примерно догадывалась, на что способны эти люди, раз смогли взять его. А она... что она может? Посредственная адептка, без опыта битв и стратегического планирования - хотелось бы думать, что Альфарию не доставит особенного удовольствия, если в попытке ему помочь студентку порежут на художественный гуляш. Когда вся компания пришла в движение, грозя скрыться с темноте леса, Ив скинула плащ (кракен с ним, только мешает) и, прячась за кустами, двинулась следом, оставаясь настолько далеко, насколько это возможно - лишь бы не потерять их из виду и более-менее различать поисходящее. Будет сложнее, если они уйдут от озера... темно, да и рядом с родной стихией всегда легче колдуется. Сделав несколько шагов, Ив замерла, уперев взгляд в саму себя.
Ой.
Она ведь сама была почти голая - вид не больно-то приличный и, мягко говоря, не подходящий для битвы, но одеваться было некогда - небольшой отряд двигался прочь. Да и что может быть глупее, чем лишиться человека потому, что натягивал штаны? Так что студентка продолжила слежку, на ходу пытаясь понять это сложнейшее искусство, например, она сообразила, что стоит останавливаться, когда останавливаются они, хотя, возможно, все это были излишние предосторожности - кажется, о ее существовании все еще даже не догадывались. С другой стороны - береженого Аданос бережет. Так и двигалась девушка следом, и в голове у нее крутилась масса вопросов: что случилось? Кто эти люди? Что они собираются делать? Куда идут? И что с Альфом? Тот Альфарий, которого она знала, уже давно вовсю пытался бы освободиться, не смотря ни на что. Ранен? Под действием зелья? Ох и сложно же решить, что делать, когда ничего не понятно! Ив даже не знала, на что надеяться. Будет ли лучше, если они остановятся? Или если продолжат двигаться? Или...
Она прикусила губу, чтобы отвлечься - бесполезные предположения! Сосредоточиться на поиске шанса. И не затягивать, ведь... девушка ужаснулась.
Если они идут к отряду...
Еще пара минут - решила она. Только пойму, что у них за оружие - есть ли луки, арбалеты, или только мечи...
Мне ведь придется их убить
- внезапно сверкнула в сознании мысль. Людей. Я даже не знаю, кто они. Виновны ли... мне ли решать - жить им или умереть... мне ли обрывать их нити?
Слишком мало еще видела она смертей. Слишком мало жизней отняла. И эти мысли пришлось задавить, засунуть в самую глубину, утопить, замуровать, забыть! Время для раскаяния придет позже...

9

Тем временем группа двигалась вдоль берега, забирая в глубину леса достаточно неторопливо, чтобы предположить что цель их находится где-то по другую сторону озера и чуть от него в стороне. По примерным прикидкам Ивейн, они должны были ещё оставаться в удобной близости от воды некоторое, не слишком непродолжительное время, но стоило чуть затянуть, поддаться страху или нерешительности и кто знает, в каких условиях ей придётся давать этот бой. Здесь, у побережья лес был не слишком густой и лунный свет обильно освещал прогалины между деревьями и кустарником. Пусть неровно, рябью, рождая от листвы извитой узор, а от древесных стволов чёрные, длинные тени, но движения в таком освещении девушка улавливала хорошо. Это, разумеется, наводило на мысль о том, что также хорошо можно было засечь и её передвижения, но отсутствие подозрений о стороны противника, аккуратная тактика и то, что Ив старалась держаться позади, делало своё дело - её пока не обнаружили. С разведкой же дела обстояли похуже - адептка различала выделяющиеся ножны мечей, но никаких более мелких деталей на таком расстоянии и при таком освещении различить попросту была не  в состоянии. Впрочем, на спине одного из похитителей она различала перевязь, схватившую громоздкую конструкцию, предположительно, арбалета, но сказать точнее было невозможно. Медленный, в отличие от своих мелких ручных аналогов, такой арбалет при этом мог бы стать весьма неприятным дополнением, если оставлять его хозяина без должного внимания слишком долго и позволять ему выстрелить больше одного раза... впрочем, любому, кто не мог бы похвастаться наличием магических щитов или латных доспехов, было бы достаточно и одного.

Они были не из болтливых, и не из глумливых, что несколько снижало шансы Альфария на то, что эти люди вот так просто допустят ошибку. Те двое кто тащил Альфария и вовсе сохраняли пугающее молчание, когда как двое других, арбалетчик и, как мог предположить мужчина, их лидер, порой обменивались ничего не значащей для демонолога информацией, о сменах и отпускных, что, впрочем, могло навести его на мысли о том что угодил он не в лапы лесных татей, а к людям служивым, приличным в некотором роде, но ничуть не менее, а может и более опасными в его положении. Память тем временем начала подкидывать мужчине смутные, путаные обрывки какого-то нелепого спора...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-01-21 18:15:47)

10

Безумно мучительно быть в роли жертвы. Не то, чтобы это как-то задевало гордость Альфария - ведь все-таки это целиком и полностью его вина. Даже если это не так, если бы он не выпил столь много и столь неаккуратно, то по крайней мере можно было бы сказать, что он контролировал ситуацию. А так: примите, распишитесь. Остается только послушной овечкой идти на бойню. Вот только не был Альфарий послушной овечкой - может, каким-то другим зверем, но точно не из семейства бараньих (или, по крайней мере, очень на это надеялся), так что и расслабляться себе не давал, как и падать духом. Безвыходных ситуаций не бывает, не так ли? Все зависит от избранного пути, ведь даже в лабиринте можно проламывать стены. Жаль только, что пока и такого варианта развития ситуации не представлялось - связанные руки, дезориентирующая боль в голове, опухшая рожа, ночной холод, осторожно ласкающий обнаженные бока, пробираясь через отекшие руки. Едва ли эти парни понимали, насколько сейчас в сознании их пленник, но пока подобное и не должно было их волновать. Полный контроль над ситуацией, но ведь должна же... должна же быть ошибка!
На крайний случай, можно было бы умереть достойно. Например, откусив кому-нибудь уху - вот тот, с властным видом подойдет. Будет потом вспоминать эту ночь, спор и пьянку всю свою жизнь... Интересно, а они пили? Не было похоже, что да. Напрашивался вывод, что эти серьезные ребята совсем не умеют несерьезно относится к серьезно пьяному мужику. А это показатель плохого ума и слабого жизненного опыта... "Дилетанты..."

11

Еще пара минут, - решила она, отринув другие мысли, вглядываясь в ночь, напрягая глаза до боли в попытках разобрать. Практически тщетных попытках. Не обладая эльфийским зрением, не имея ничего, могущего оказать помощь в усилении слабых человеческих глаз, она проигрывала противостояние с мраком, несмотря на то, что группа двигалась на границе света и тени. Все, что удалось разглядеть девушке - нечто, могущее быть арбалетом, и от этого осознания она похолодела, одно дело – по возможности быстро перебить людей, которые бегут до тебя с мечами, и совсем другое – делать то же самое, когда в тебя могут всадить болт. Но отступать было нельзя!
Давай. Медлить нельзя. Нельзя!
Замерев за стволом дерева, Ив зашептала, призывая элементаля - сотканная из капель дева поможет. Стараясь действовать быстро и четко, студентка мысленно обратилась к созданию:
Наша цель - та группа, связанный - мой друг, нужно спасти его. Обойди их стороной, постарайся, чтобы тебя не заметили, доберись до них сбоку или, лучше, зайди в лоб, но не атакуй - спрячься и жди команды. Давай!
Теперь - подобраться ближе, сократив дистанцию метров до тридцати, осторожно, осторожно! Прячась, почти не дыша, ступая осторожно... вновь - спрятаться. Вновь - начать шептать. Ивейн была перестраховщией, потому не собиралась лезть вперед, предварительно не обвешавшись всеми возможными заклинаниями... Сначала - дети волн, пока порхающие бабочки материализуются, - зеркальный щит. Конечно, щиты у магии Воды, как назло, хлипкие, но один снаряд он выдержать должен, а ее задача - не допустить второго. Снова вперед, подбираясь все ближе, тише, тише! Все, медлить нельзя!
Шаг вперед, короткие жесты, отраженный блеск луны - каток, цель - вокруг группы. Дальше план был и вовсе безумен... призвать щупальца кракена... возомнив себя королевой зимней речки, ринуться прямо вперед, на лед, но, так как с нахождением на скользких поверхностях у девушки было, мягко говоря, не очень - обвить одно щупальце вокруг ближайшего дерева, которое не сломается, и грохнуться на колени. Сразу. Зачем тянуть? Она все равно свалится при попытке более-менее быстро передвигаться по этому льду, нужно было больше внимания уделять катанию по речкам зимой... Расчет был относительно прост: она эффектно так выезжает на лед (надеясь, что за те секунды, что студентка призывала щупальца и бежала вперед, люди осознавали случившееся с землей), уцепившись щупальцем за дерево, как якорем; когда арбалетчик оказывается в пределах досягаемости бабочек - отдать приказ об атаке; следом, сразу, вторым щупальцем схватить Альфа и, как корзинку фруктов, запустить по льду куда-нибудь себе за спину; возможно, перед этим придется щупальцем сбить кого-то с ног; следом - подтягиваясь освободившимся щупальцем, держаться вне пределов досягаемости мужчин, но оставаясь в десяти метрах, чтобы бабочки могли отвлекать стрелка... И уже тогда отдать элементалю приказ: давай!
Конечно, главное условие успешности плана было в том, что, когда внезапно земля под ногами превратится в очень скользкий лед, мужчины будут поражены и шокированы. Когда увидят ее - не способны с должной скоростью передвигаться. А у нее будет возможность, цепляясь щупальцами, ускользать от атак. Звучит просто, не правда ли? А вот как оно сложится на самом деле... Что ж, когда (не «если», а именно «когда») все пойдет не так, у нее есть щит и возможность быстро скользить по льду, пускай и с грацией перепившего Альфария, а так же - щупальцем цеплять мужчин за ноги, а этого должно быть достаточно для того, чтобы они потеряли равновесие.

12

Подготовка, несомненно, являлась успехом любого мага. Призванная элементаль тихо скользнула в темноту леса по широкой дуге огибая вражескую группу, сонм лёгких, хрупких на вид синих бабочек - детей волн, начал материализовываться вокруг Ивейн а зеркальный щит образовал вокруг неё купол чуть блестящей в неровном лунном свете, полупрозрачной материи. А пока девушка колдовала и концентрировалась на следующем заклинании, время для её противников также не стояло на месте...

- Ты слышал? - Альфарий краем глаза заметил как настороженным хищником арбалетчик вгляделся в ночь впереди себя, украдкой коснувшись закреплённого за спиной оружия, мгновение помедлив, всё же снял его с плеч.
- Мм... что? - командир, кажется, не обладал чуткостью разведчика, но также как и он, замер, вслушиваясь в переливы ночных отзвуков. Мерный шорох листвы, переговоры ночных пичуг...
Упор ноги в стремя и вот болт уже покоился на желобе, остриём своим указывая куда-то вперёд.
- Там...
Шурх...
Теперь он тоже различил этот, не вписывающийся в окружающуюся идиллию природы, отзвук. Словно бы кто-то очень тихо крался, или даже... плыл среди лесных кустарников и трав.
- Что за хрень? -
- Выруби его, чтобы не помешал...
- Рой, сзади!
Один из держащих Альфария людей отпустил его, доставая из ножен сверкнувшую в лунном свете сталь меча, однако вместо свободы мужчина почувствовал лишь то, что ему ещё сильнее заломили руки, вынуждая согнуться в три погибели. Он должен был ожидать удара, отправляющего ему в страну забвения, но вместо этого увидел под ногами лишь блестящую поверхность не пойми откуда взявшегося льда...

Они заметили её видимо из-за щита - его блестящая поверхность бликовала в неровном свете луны и сильно бросалась в глаза в ночной темени. К слову, замерли противники ещё до того как Ивейн стала сплетать нити для своей зеркальной защиты, но причиной этому была ещё не она - люди всматривались в противоположную сторону, туда же арбалетчик направил своё оружие, но так и не выстрелил. Девушка предположила, что они таки услышали передвижения её элементаля - чай, не глухие доходяги, а вполне приученные к полевым условиям бойцы. Сейчас... сейчас же вполне могло бы показаться, что весь её безумный замысел пошёл под откос.
- Рой, сзади! - слышит она голос одного из мужчин и вот уже четыре пары глаз поворачиваются в её сторону, пусть ещё и не приметив до конца притаившуюся в тени фигурку, но уже близкие к разоблачению. Это было совсем нехорошо. Хорошо же было то, что именно в этот ужасный момент водяная колдунья завершила плетения своего заклинания, превращая лесную почву под ногами группы в льдисто-белёсый, мерцающий каток.
Человек, заметивший девушку и уже готовый шагнуть в её сторону с мечом наголо подскользнулся и рухнул на спину, не ожидая столь внезапной перемены в состоянии земной тверди. Другим повезло чуть больше: один успел ухватиться за древесный ствол, другой неплохо воспользовался распластавшимся по льду Альфарием, который также не уделял ледяным развлечениям достаточно внимания. Арбалетчик же взмахнул свободной рукой, поймал баланс, мягко спружинил на скользкой поверхности, припал для устойчивости на одно колено и вскинул арбалет.
Возможно, не самый разгромный эффект, который могла себе представить девушка, но несколько мгновений выиграть она всё же смогла. Сконцентрировалась и уже после на ходу произнося слова и делая жесты, рванула вперёд, создавая два удивительно послушных и подвижных водяных жгута, именуемых щупальцами кракена. Тупая боль от удара коленями об лёд игнорировалась захваченным адреналином сознанием, дети волн, синим хрустальным роем ринулись к своей жертве... вот только времени для этого требовалось немного больше чем одно единственное мгновение для спуска арбалетной тетивы. Не имея возможности идеально маневрировать, Ивейн с трепетом наблюдала за тем, как арбалетчик, явно не зелёный юнец лишь вчера взявший в руки это оружие, отслеживает её стремительное движение по ледяному полукругу, на упреждение отправляя в полёт тяжелый арбалетный снаряд. Зеркальный щит принял заряд на себя, защитив жизнь своей владелицы. Он не разбился вдребезги, продолжая ненавязчиво поблёскивать на периферии её зрения, но истощился достаточно, чтобы у Ивейн возникали сомнения в том, что он сможет выдержать ещё один такой же тяжелый выстрел. К тому моменту, впрочем, бабочки настигли противника, став ему помехой в том, чтобы тот смог быстро перезарядить своё оружие.
Что же касается остальных, разлёживаться похитители не стали, сразу же предприняв попытки совладать со скользкой поверхностью волшебного катка. Свалившийся на спину мечник кое-как развернулся и не поднимаясь на ноги скользнул на помощь арбалетчику, которому зарядить арбалет на льду и одновременно отбиваться от водяного роя было действительно очень и очень непросто. Помощь, впрочем, так и не поспела, так как выскользнувшая из темноты элементаль, потоком воды сбила неустойчивого на льду мечника с траэктории его движения, что однако, не нанесло ему существенных повреждений.
Командир группы, сумевший найти опору возле древесного ствола, зло выщерился на колдунью и отточенным жестом выдернув из-за пояса первый из нескольких метательных ножей, отправил его в полёт. Щит Ивейн удержал эту, по силе не идущую ни в какое сравнение с арбалетным выстрелом, атаку, но лишился ещё части своего защитного потенциала. Мужчина, ранее держащий Альфария сумел встать ровно, опираясь одной ногой прямо в спину "никчёмного пьянчуге" и звякнув сталью извлечённого из ножен меча, стал поджидать того момента, когда девушка, не слишком хорошо контролирующая свои передвижения, допустит ошибку. Второе щупальце, потянувшееся за Альфарием уже было совсем близко к его ноге, когда отвлёкшаяся на это, совершенно не сочетаемое со столь экстремальным методом передвижения действие, Ивейн запнулась коленями о заиндевевшую корягу и сама растянулась на собственном льду....
Может, появление её и было неплохим с точки зрения эффекта неожиданности, но маневрировать таким образом в ночной темноте, одновременно управляя одним щупальцем для скольжения, другим для кражи пленника, уворачиваясь метательных кинжалов и краем глаза следя за тем, как поживают другие противники, было невозможным.
Заприметив чужую оплошность, человек, что стоял одной ногой на якобы бесчувственном и пьяном теле Альфария, упёрся в него сильнее, явно собираясь оттолкнуться от этой условно твёрдой поверхности и рвануть прямо к лежащей на льду колдунье.

Карта:

будет позже

13

События вдруг стали приобретать совсем уж не здоровый оборот. Не то чтобы Альфарий был не рад, просто учитывая состояние невольно закрались мысли о белой горячке, вот только твердый и холодный лед быстро развеял всякие сомнения о реальности происходящего. Холод был вполне реальным и он довольно быстро схватил обнаженного вояку, дополнительно того взбадривая! Да тут ещё и пленитель вдруг отчего-то решил, что может использовать свою жертву в качестве опоры - офицеру это ох уж как не понравилось! Спина и так болела, руки жутко затекли, а запястья резало от острой боли и все это скапливалось в жуткий ком чистейшей ненависти, скрепленной совсем не бодрым расположением духа после необузданного распития горячительных напитков.
Вот только вначале Магнус смог лишь выдавить жалкий вздох, первая попытка упереться коленями в лед провалилась, но мужик, что стоял на нем совершенно ничего не заметил - он был чрез чур увлечен происходящим. Черт побери, да Альфарий тоже невольно засмотрелся! Водяной элементаль, сверкающий жидкими гранями тела на луне, орошал округу потоками водами, в то время как с другой стороны, окруженная порхающими ледяными бабочками вылетела белокожая русая девушка! Лунный свет ярко отразился от бездонных сапфировых глаз, впитался в обнаженную кожу плеч, живота, бедер, обретших в столь поздний час совершенно матовый оттенок. Это имело воистину прекрасный и чарующий вид! Как жаль, что Альф увидел все это лишь мельком; над ним развернулся нешуточный бой и ситуация обретала скверный оборот. Его спасительница вступила в неравный бой, более того, дворянин узнал её - это была Ивейн! Перед глазами тут же предстал день их встречи - такая же лунная ночь, лазурный берег Кардоса и волчий лай... Ива вылетает прямо ему наперерез, а тот уже срывается сломя голову рвать звериные пасти, спасать сапфировый призрак от скверных лап материальности. Теперь история повторялась, но только жертвы поменялись, а волки ощерились сталью. "Черт, но как?! Именно в эту ночь, именно сегодня, именно сейчас... Она спасает меня совсем как когда-то, а я?! Гребаный мешок с костями, поднимайся!"
Альфарий вдруг зарычал, резко поднимая таз и упираясь коленями в лед, его мышцы вдруг налились кровью, обретая рельеф и со всей своей возможной силой воин рванулся вверх, желая скинуть с себя мужчину, а потом тут же кинуться на него сверху; руки были связаны, но голова-то была с собой и её офицер и собирался пустить в ход, со всего маха ударяя о лицо неудавшегося похитителя.

Отредактировано Альфарий (2017-01-24 00:37:06)

14

Можно сказать, что план удался. Да, она лишилась большей части защиты. Да, она не была столь незаметна, внезапна и ошеломительна, как надеялась. Да, мужчины намного быстрее, чем могла ожидать несведущая в вопросах ближнего боя девушка. Но, в целом, план удался. Арбалетчик занят ее порхающими стражами, ведь хрупкие на вид, но чрезвычайно острые крылышки могут доставить массу неудобств, и пускай для опытного вояки привыкшего к боли, эти неудобства будут меньше, но все же - время. Ценное время! Один из мечников попался под руку элементалю, и пару секунд о нем можно не думать, а вот метательные ножи - это огромная проблема, и нужно было оказаться подальше, только вот закончить план. Казалось, все уже удастся, и вот-вот она подцепит Альфа и сможет разорвать дистанцию, но..! Налетев на корягу и ободрав колени, адептка растянулась на льду, являя собой, должно быть, детскую игру "угадай, что я за житель океана". Сейчас Ив была звездочкой.
Как не эстетично...
А в следующее мгновение спасаемый, не осведомленный о "гениальности" ее плана, решил начать действовать. Что ж, тем лучше. Как можно быстрее, Ив перекатилась на спину и ударила в человека с ножами потоком воды, как-то не думая о том, что его просто сметет с катка и это будет проблемой. Попасть в темноте ночного леса было сложно, но девушка решила не медлить. Щит еще держится, еще чуть-чуть! Отдать бабочкам приказ атаковать глаза арбалетчика, элементалю - держаться рядом и атаковать ближайших к хозяйке врагов. И все-таки попытаться уцепить Альфа. Он точно сможет помочь, но не со связанными же руками! Упорно, целенаправленно подбиралась Ив щупальцем к воину, но уже не к лодыжке, а к корпусу - если дернуть его за ногу, он ведь себе все лицо разобьет о лед. А если обвить торс и потянуть - ну ударится головой, он и так немного контуженый, хуже не будет... Только бы достать и, подтянувшись, уйти со льда. А там уже нужно будет отменить щупальца и призвать облако тумана - если бы она вспомнила про него сразу, все было бы легче. Наверно...

15

Собственный лёд не доставлял адептке водной магии сильных неудобств, чего нельзя было сказать о собственном колене. Старая травма, растревоженная столь неосторожным отношением дала о себе знать резкой болью и трудностями в концентрации, которые она с собой принесла. Девушке потребовалось не меньше шести секунд чтобы восстановить контроль над собственным телом, подняться и продолжить творить колдовство... шесть невероятно долгих секунд, когда речь идёт о сражении. Ивейн видела как подобрался мечник, стоящий одной ногой на казалось бы бессознательном теле Альфария, и пусть она была неопытна в вопросах воинского искусства, ей вполне хватало сообразительности для того чтобы понять - враг сейчас рванёт на неё и лёд не то что не помешает, он только прибавит тому скорости. Девушка не успевала. Пальцы почти на автомате начали сплетать нити заклинания... медленно, всё ещё слишком медленно...
Именно в этот момент, ранее казавшийся совершенно беспомощным Альфарий дёрнулся и натужно изогнулся, поднимаясь на коленях и сбрасывая с себя опорную ногу уже готового сорваться в рывок бойца. Ивейн видела как бугрились мышцы на теле оголённого мужчины, как контрастно извивался рельеф освещённый лунным светом, как он изо всех старается сохранить опору на гладкой, скользкой поверхности льда! Нормальным ли было для неё оказаться наедине с практически голым мужчиной ночью? Едва ли. Впрочем, едва ли для неё было нормальным также оказаться в окружении враждебно настроенных, путь и не голых мужчин. А её знакомый между делом заставил мечника пошатнуться, неловко взмахнуть руками да так и рухнуть на лёд. Ивейн видела как Альфарий навалился своим весом на почти поверженного врага, но связанные запястья мешали ему развернуться. Посчитав что неустойчивое положение Альфария может в итоге обернуться для него травмой, Ивейн с помощью щупальца кракена ухватила мужчину за корпус и потянула на себя. Поваленный на лёд мечник,получив свободу сразу предпринял попытку подняться, но на льду это получалось у него недостаточно быстро.
На заклинания оставалось совсем немного времени и пока девушка готовила поток воды, очередной нож чиркнул по зеркальному щиту и она ощутила как ничтожно мало осталось в нём защитного потенциала. Ещё одно, пусть даже лёгкое попадание должно было разбить его на ворох блестящих эфирных осколков. Сорвавшийся с рук адептки поток попал по метателю скорее вопреки - мужчина среагировал, напрягся, но вовремя уйти в сторону не смог, ведь это было крайне сложно сделать на льду. Из-за скользкой поверхности ему просто не хватило прыти и тот решил просто пригнуться. Ивейн не видела куда именно его отбросило, так как там, между стволами деревьев было достаточно темно. Ей крайне быстро следовало решать что делать дальше, волочить за собой уже вполне пришедшего в себя Альфария или всё же потратить пару мгновений на то, чтобы освободить ему руки. А для этого ей фактически пришлось бы прикоснуться к голому мужчине далеко не самой тщедушной комплекции...
Элементаль, тем временем, снова поливала своего противника, но тот, смекнув, умудрился при помощи упора на острие меча чуть сместиться в сторону и поток воды, следуя за ним, угодил прямо по арбалетчику, распугивая часть синих бабочек. Первому всё равно досталось и он снова был сбит с ног, но последний, несмотря на то что изрядно про скользил по льду, наконец смог сориентироваться в пространстве. Бабочки не исчезли, но разлетелись по сторонам, открывая взглядам изрезанное лицо мужчины. Он был одет в прочный и толстый доспех из варёной кожи и тело его было невредимым... чего нельзя было сказать о немногих, отрытых частях кожи. Кровь заливала ему глаза, но размазав её рукавом он упёрся ногой в стремя и вставил в желоб следующий болт.

Карта:

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0129/h_1485696320_1667863_dfd3a04342.png

16

План сработал, так сказать, "на ура"! Мечник оказался поваленным на лед, но вот развить успех у Магнуса уже не получилось - в темноте, освещаемой лишь лунными лучами, пробившимися сквозь кроны деревьев, у офицера не вышло достаточно хорошо прицелиться и смачно пройтись своим лбом по физиономии противника. Немаловажную роль сыграли и связанные сзади руки, мешавшие ко всему прочему адекватно удержаться на внезапно появившемся льду, так что офицер даже не пытался встать. В любом случае, куда лучше будет лежать извивающейся грудой мышц на неудачливом враге, грозясь в любой момент ощутить вкус стали в своем боку, но нынешняя ночь явно благословила ему, как и её благословенные сапфировые призраки!..
Что-то влажное, холодное, извивающееся и сильное вдруг обхватило талию Альфария, с силой отрывая его от земли и реальности. Ветки, деревья, кричащие и суетящиеся тени, магия и лунный свет - все смешалось в сознании офицера! И как же его затошнило, такая встряска явно не шла в согласии с состоянием, от которого мужчина только-только начал отходить...
Очевидно, не только мужчину судьба застала врасплох, заставляя бороться за собственную жизнь и достоинство в самом недостойном и незащищенном виде - поднимая карие глаза, Альфария вблизи разглядел, насколько легко была одета девушка, тут же поражая разум ледяной стрелой - он впервые видит её обнаженную, белую кожу. Хотелось напрячься и разорвать мерзкие веревки одним усилием, но мужчина решил оставить это испытание своих возможностей на потом, громким голосом обращаясь к волшебнице:
- Похоже, полная луна благоволит не только тебе, сапфировый призрак, - легкая улыбка мелькнула на лице Альфария, а глаза вдруг загорелись озорным огоньком, ведь было чудовищно приятно увидеть давнюю знакомую и в таких схожих обстоятельствах. Главное, чтобы это не вошло в традицию!
Что же делать дальше, офицер решить не мог - его все ещё удерживало щупальце из воды (какая же все-таки красивая магия!), а руки были связаны, он был дезориентирован и все, что мог понять, так только зудящее чувство опасности, как будто кто-то очень-очень злой целился ему прямо в затылок. Вполне возможно, что так оно и есть...

17

Увы, придать ей силы щупальца не могли, потому все, на чтобы была способна девушка - подтащить воина к себе (она не стремилась помочь ему удержаться на ногах на скользком льду - было совершенно не до этого, упадет и ладно), осознавая, что времени все меньше. Ив успела ухватить взглядом произошедшее с арбалетчиком, потому быстро пересмотрела изначальный недо-план - добраться до границы льда они просто не успеют, потому девушка просто подтянулась щупальцем к ближайшему дереву, чтобы укрыться от стрелка, и подтащила воина следом, надеясь, что успеет сделать хотя бы основное. Альфарий, как всегда, был доволен происходящим, и Ив обрадовалась, что не было времени особенно задумываться и краснеть от его взгляда, весьма недвусмысленно напоминающего о ее внешнем виде. Потом, смущаться мы будем потом... впрочем, мешало не только отсутствие времени - поврежденная нога вечно реагировала буквально на каждый чих, и сейчас она решила, что удара коленом достаточно, чтобы разболеться, отвлекая и заставляя тихо шипеть сквозь зубы. Нехорошо, очень нехорошо.
- Тише ты, - недовольно шикнула она на мужчину, решившего, очевидно, похвастаться своим знакомством.
Едва оказавшись за деревом, девушка собиралась отменить щупальца, схватить кинжал освободившейся рукой и как можно быстрее перерезать веревки - Альфарий много опытнее нее и уж сам разберется, что делать дальше. Предложить ему Ив могла только собственный кинжал, что она не преминула сделать, молча сунув его мужчине в руки. Попытавшись подняться, Ив сдавленно охнула, ухватившись за дерево, и поняла - беготня на эту ночь закончена. Проклятая нога! Сколько раз она подводила в самый неподходящий момент... Но медлить нельзя. Дальше студентка надеялась успеть призвать облако тумана, которое укроет их и помешает стрелкам хоть как-то - Ив знала, что опытные солдаты могут стрелять на звук, но надеялась, что эти двое не из таких. Что еще она могла сделать? Пожалуй, стоит отменить так же и каток, свою полезность он уже исчерпал и будет только мешать - неизвестно, кому больше, стоило все-таки научиться держаться на льду. Как жаль, что она не может создать меч! Ив знала, на что способен Альф с нормальным оружием, но доставать его воину придется самостоятельно - тут девушка ничем помочь не могла, разве что...
Если все удастся и останется мгновение, либо если наоборот не будет времени создать туман, Ив собиралась отдать приказ и бабочкам, и элементалю атаковать ближайшего мечника и толкать его к ним, в надежде, что Альф сам разберется и сможет его обезоружить. Как сложно было действовать! Непривычная ситуация, почти полностью истощившийся щит, да и, чего таить, присутствие полуголого мужчины в опасной близости изрядно мешало сосредоточению на делах насущных, а ведь их вполне могли убить! И если опытного вояку арбалетный болт вряд ли остановит, то волшебнице хватит и одного ножа, способного вывести ее из строя надолго, если не навсегда.

Отредактировано Ивейн (2017-01-31 03:44:45)

18

Стоило только девушке ухватиться щупальцем за ствол дерева и скользнуть по его защиту, как гулко тренькнула арбалетная тетива и что-то всколыхнуло воздух возле её уха, у самой кромки зеркального щита. В полутьме она даже не сумела различить летящий в неё болт, но в том, что это был именно он, сомнений не было. Спасла скорость. Арбалетчик бил точно, профессионально, на упреждение и если бы Ивейн не скользила по льду, ведомая силой оживлённой воды, а бежала на своих двух - то была бы уже мертва. Дерево надёжно, хоть как и предполагала водная волшебница, временно, скрыло её и Альфария от вражеских глаз. Осознание крайне близко промелькнувшей смерти всё ещё тревожило её ум, растекаясь по рукам едва контролируемой дрожью. Девушка не могла ничего поделать с этой реакцией, но всё равно продолжала действовать. Упрямо достала кинжал и резанула по верёвкам давая мужчине долгожданную свободу. 
Ни он ни она не видели что происходит, если, конечно, не рискнули бы высунуться и проверить, но прекрасно слышали звуки продолжающейся схватки. Элементаль всё ещё являлась помехой, но до неё уже добрались - адептка чувствовала как холодная сталь меча прошла сквозь её сотканное из воды тело и кто знал сколько ещё у них было времени, прежде чем до них доберётся ранее поваленный Альфарием на лёд мечник. Счёт шёл на секунды...
Раз, два, три, четыре...
- Тварь..., - кажется, он зашёл с другой стороны, из тени, сдерживаемый лишь необходимостью сохранять баланс на скользкой поверхности. Но лёд также делал передвижения, пусть и не самые ловкие, бесшумными. Под ногами более не было травы и листьев, что шуршали бы на каждом шаге...
Заклинание, остающееся в каких-то четырёх жестах и так невообразимо далеко, учитывая что мечник, тот самый, которого уже успели приложить об лёд, рванул к ним! Альфарий, с ножом против меча, дёрнулся наперерез скорее инстинктивно, чем успев обдумать своё положение. Какие то мгновения, нет доли... собственные пальцы казались Ивейн неповоротливыми, когда она, чуть отступив, словно в бы замедленной съёмке наблюдала как скользит лунный блик по кромке вражеского меча. Успеть, ли бы только успеть!
Шаг, взмах, звук, дёрнувшееся наперерез мужское тело и темнота ночи в одно мгновение покрылась непроглядной белёсой дымкой облака тумана. Злобная ругать и звон меча звякнувшего о поверхность льда стала музыкой для её ушей. Ивейн справилась.
Ругань слышалась и со стороны элементаля - кажется, вновь сориентированные волей хозяйки бабочки, вновь нашли себе занятие, а каток был рассеян одним лишь мысленным посылом девушки. Но так ли всё хорошо, как казалось? Ведь до сих пор было неизвестно куда запропостился лидер группы. И так ли им это необходимо было знать, учитывая то преимущество, которое им удалось вырвать?...

Карта:

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0203/h_1486138985_1969508_0eebeb1c1a.png

19

Казалось, у нее были долгие мгновения на то, чтобы укрыться - пока он вставит болт, взведет тетиву, прицелится... Не стоит, никогда не стоит недооценивать воинов, сколько бы она в этом не убеждалась, сколько бы не убеждала себя, что и не думает так поступать - раз за разом тот или иной владеющий мастерством доказывал одно. Они быстрее, чем можно представить. Они сильнее, чем можно представить. Они намного, намного более умелы, чем можно представить - Ив даже не сразу поняла, что это было, но сердце успело екнуть крайне чувствительно. Щит не выдержит еще одного попадания, быть может только замедлит, но слишком надеяться на это не стоит...

Очень сложно описать, как чувствует маг связь со своим элементалем. Разумеется, зависит от расстояния, но в такой близости... ощущается почти все - она даже почувствовала, как меч солдата вонзился в нежное, прекрасное тело водяной девы. Это не было больно, ни элементалю, ни волшебнице, это было... просто ощущением. Говорят, раненые иногда перестают чувствовать боль, даже когда их пронзают, они просто смотрят на сталь, торчащую из тела. Так и девушка просто ощущала это - чужеродный объект. Странные чувства...

Мысли путались, увы, опыта в битвах и ощущения близкой смерти было слишком мало, чтобы разум оставался кристально чист в таких условиях, но нужно, нужно обязательно успеть! Непременно... успеть... он появился внезапно, заставив вздрогнуть и едва не порвав почти законченную нить заклинания - хвала Аданосу, волшебница сумела удержать ее, ускользающую из пальцев, убедившись, насколько хорошо, когда есть прикрытие в виде воина, дающего необходимые секунды, чтобы закончить. Миг - и лес потонул в молочно-белой пелене, впрочем, несколько не мешающей видеть Ив и Альфу. Позволив себе секундную передышку, девушка сплела водяное тело и огляделась, осторожно выглядывая из-за дерева, надеясь, что туман достаточно мешает стрелку, чтобы попасть в голову, вусунутую из-за дерева - один мечник совсем рядом, второй и арбалетчик - в отдалении, а вот четвертого не видно... Проклятье. После коротких размышлений Ив привязала к Альфарию влажный барьер - все, что она могла для него сделать. Если будет возможность, не мешая воину, наложить на оружие клинок мороза, студентка так и поступит, сплетя заклинание в отдалении и шагнув вплотную лишь для того, чтобы коснуться, но на решение, будет возможность это сделать или нет, она собиралась потратить секунду, не более, ведь стоило не медлить. Ледяные копья и веер ледяных стрел полетели в сторону арбалетчика, а Ив готовила сгусток льда, который предназначался любому, кто первый покажется удобной мишенью. Выглядывая для выстрелов из-за дерева, девушка уповала на туман и заготовленное водяное тело.

20

Холодный лед больно обжигал ступни, отчего Альфарий не мог спокойно стоять на месте; он то и дело переступал с ноги на ногу, все ещё не совсем ощущая связь с реальностью. Голова противно гудела, к горлу подступала тошнота, а сплошной мрак ночного леса вокруг висел перед глазами какой-то непроглядной стеной. "Никогда, никогда так больше не напивайся!" - и все же он зарекся, все же дал слабину! Конечно, когда попадаешь в такую ситуацию, что даже не видишь своего врага, а ты под обстрелом и в явном меньшинстве... Да и ещё раздетый! Все, что сейчас Альфарий мог делать с абсолютной уверенностью и четким пониманием, это прикрыть своей широкой спиной стройную фигурку сапфирового призрака, чьи испуганные, но сосредоточенные голубые глаза мелькали в ночи, как упавшие звезды.
Но не успело пройти и мгновения, как вдруг легким дуновением его рассудок прояснился, взбадриваемый свежим притоком адреналина: слева, чуть впереди хрустнула ветка, на самой грани слышимости, а после раздалась ругань. Противник! Альфарий, изгибаясь как змея между колдующей волшебницей и деревом, чтобы случайно не сбить драгоценную концентрацию, бросился на встречу враждебным шумам, тут же молниеносными движениями осыпая обманными ударами, чтобы создать эффект отвлечения - ложные выпады, опасные взмахи и постоянный контроль за вражеским мечом, приковывая все вражеское внимание к собственному клинку. Конечно, противник может чувствовать себя более уверенно, но ведь на это всегда и расчет в таких опасных боевых ситуациях! Альфарий стремился максимально отвлечь мечника, чтобы ударом с ноги в пах отшвырнуть его и лишить возможности сражаться. И при первой же возможности присвоить меч себе, перемещая кинжал в левую руку, а в правую схватывая меч.

Отредактировано Альфарий (2017-02-07 09:00:39)

21

Туман схлопнулся вокруг них белым, молочным пологом но удивительным образом не мешал обзору. В отличие от их противников и Ивейн и Альфарий, которого магия адептки приняла за "своего", прекрасно ориентировались в пространстве. Мечник, дезориентированный практически с первых же секунд такого воздействия, едва ли мог бы быть серьёзным противником будущему демонологу. На таком близком расстоянии он, конечно, не был слеп и даже мог реагировать на некоторые выпады, но в конечном итоге противопоставить отточенному и безотказному приёму, увы, не смог. Удар ногой в промежность настиг его и сразил. Сразил так, как мог бы сразить клинок алмазной стали или вражеская стрела угодившая в самое сердце. Наповал. Отшвырнуть и оглушить парализованного болью человека у Альфария не оставило труда, как и присвоить себе его оружие. Влажный барьер тем временем окутал его мелкой водянистой моросью, освежив и, казалось бы, даже слегка уняв всё ещё мучающую его головную боль.
Ивейн, чьё тело теперь представляло собой водную форму, успела осмотреться. На проверку её перестраховка оказалась излишней - противник не ориентировался в тумане, да и занят был отнюдь не штурмом их временного укрытия. Бабочки послушно вились вокруг лица второго мечника, когда как элементаль, также следуя приказам своей хозяйки, теснила его в её сторону. Наложить клинок мороза, да ещё и так, чтобы не помешать Альфарию за всё это время не представлялось возможным, так как он только сейчас умел разобраться с первым противником и уже наверняка был ринуться на второго. Во всяком случае без вербального взаимодействия, грубо говоря - не предупредив, тянуться к оружию зажатому в руке готового к битве человека, не хотелось. Зато выхватить из общей суматохи одинокую фигуру настороженного, озирающегося по сторонам арбалетчика, девушке труда не составило. К этому времени он уже успел перезарядить своё оружие и теперь осторожно отступал назад, под защиту деревьев. В темноте и тумане он не мог видеть достаточно ясно, чтобы заприметить высунувшуюся из-за дерева Ивейн и теперь был беззащитен перед её магией. Изящный, отточенный взмах девичьей ладони, легко ложащаяся на уста волшебная речь и вот, около двадцати острейших, ледяных кольев на огромной скорости летят по направлению к своей цели. Бездушная, ледяная смерть. Он не успел среагировать вовремя. Обернулся на звук, даже дернулся в сторону, но благодаря густому туману сделал это слишком поздно и не смог уйти от большинства льдистых осколков. С десяток из них точно прошли мимо, но остальные... Адептка видела как её ледяные заряды ударяются в его защищённое прочной варёной кожей тело, слышала гулкие удары и скрежет крошащегося о доспех льда. Ноги, живот, грудь... человек пошатнулся на скользкой поверхности и ему бы лучше бы было упасть, выходя из строя, но в итоге его ловкость обошлась ему слишком дорого. Он удержался на ногах. И последние два осколка, один за другим, угодили ему в лицо.
...
Была ли девушка действительно готова к убийству? Как обычно это бывает, смерть представляется игрушечной тем, кто всегда оставался от неё на удалении. В книгах и балладах, легендах и сказках она всегда была какой-то простой и чистой. Причёсанной. Аккуратно уложенной в стройные поэтические рифмы или окружённой благозвучной мелодией героической песни. Там всё было просто. Там умирали не люди, а лишь мысли о них. Нарисованные, ненастоящие. Таких было просто убивать. Ведь, по сути, они никогда не рождались. Ведь так?...
Противный хруст сминаемой кости перемешался с совершенно невообразимым булькающим звуком, в котором, при большом желании можно было различить намёк на вопль. Некрасивый и очень короткий предсмертный вопль. Второй кол вошёл поверх первого уже почти не встречая сопротивления плоти и окончательно вгоняя лёд арбалетчику прямо в мозг. Через мгновение его тело мешком рухнуло на землю. Вместо лица у него было сплошное кровавое месиво.
Всего лишь тело. Всего лишь... человек?
- Рой!... Рой ответь! - продолжающий отступать от ледяного роя мечник обернулся на звук и дёрнулся было на помощь товарищу, но равнодушная, водяная элементаль преградила тому путь, вынуждая отступать всё дальше и дальше в сторону Ивейн и Альфария.
- Да пошла ты! С дороги!... Рой! - рукавом он прикрывал глаза защищая их от острых крыльев, а его бесполезный клинок просто проходил сквозь фигуру водяную фигуру не причиняя той никакого вреда. Сейчас он был спиной к затаившейся в засаде и подготовившей сгусток льда, девушке. Возможно ей стоило воспользоваться более разрушительным заклятием, хотя и это было довольно интересно по характеру умерщвления... ведь люди ещё не научились дышать будучи крепко вмороженными в магический лёд.
Впрочем, если и действовать, то действовать надо было очень быстро - ночной лес был потревожен звуком негромкого, егерьского рога. Исчезнувший командир метатель не просто оклемался. Он оклемался и позвал подмогу. Туман всё ещё застилал лес но будет ли это преимущество столь очевидным, если противников станет больше? Пять, десять, двадцать?...

Карта:

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0207/h_1486498285_8165110_37a417aa01.png

22

Люди, орки, эльфы всех мастей и видов были одинаковыми... Безусловно, каждая раса обладала радикальным отличием, не только культурно, ментально, но и, конечно же, физиологически - если орка ударить между ног, то среагирует он совершенно так же, как и самый обычный человек. Болевой шок, недоумения, слепая бессильная ярость и желание просто провалиться сквозь землю... Это был грязный прием, унизительный, не потому что удар приходился именно по слабому месту - просто, после него мужчина больше никогда не сможет иметь детей. Если, конечно, проведен достаточно уверено и технично, ну а Альфарий в данной ситуации не позволял врагу поблажек. Когда вражеский меч оказался у него в руке, разум тут же наполнился необъяснимым спокойствием и уверенностью, развеявшей всякие страхи схватить обнаженным телом удар. Теперь он не бьющаяся за свободу жертва, а медведь, вырвавшийся из вальера и жаждущий крови!
Но пролить кровь мужчина себе не позволил, хотя по всем законам военного дела нельзя оставлять пусть и бессознательного, но врага в своем тылу... Просто он не был настолько сильно разозлен, он не ненавидел своих пленителей, да и вообще, сейчас Магнус-старший воспринимал все это скорее как забавное приключение, весьма удачно складывающееся и о котором он потом будет добро вспоминать за кружечкой эля, посмеиваться и в сотый раз пересказывать очередную версию всего произошедшего... Но судьба больше не желала подкидывать Альфарию поводов для радости, словно отыгрываясь за все эти долгие годы добродушного существования на самом краю мира. Кровь... Она все-таки пролилась, пускай мужчина ничего и не видел. Он услышал, как засвистели, разрезая воздух, ледяные стрелы, как с характерным дребезгом они разбивались о вываренную кожу, как враг засуетился, сбитый столку и просто упал, сраженным точным попаданием. То, как колья погружались в человеческий череп, ломали кость, взбалтывали мозговую жидкость в едином, чавкающем звуке, как разгрызаемый говяжий хрящ. Эти звуки заставали мужчину взбодриться, наконец всецело и полностью понимая в какое же дерьмо он все-таки вляпался и в какое по велению судьбы оказалась втянута Ивейн. Добром это не кончиться и более не сомневаясь, мужчина быстро склонился над сраженным противником, решительным взмахом перерезая тому глотку.
- Отличная работа, Ив! Так держать! А теперь не торопись, не попади в меня... - коротко бросил Альф, проскальзывая назад, желая выйти прямо на врага - четыре метра до недоумевающего мужчины, бессмысленно пронзающего мечом водянистое тело элементаля. Магическому созданию, похоже, было откровенно плевать на потуги человека, кажется, ещё не совсем осознавшего, что произошло. Офицер вдруг остановился, не спеша нападать, пускай между ними было всего несколько метров: он хотел окрикнуть пленителя, ставшего жертвой, постараться остановить кровопролитие, к которому в эту ночь не был готов абсолютно никто - даже вояка. Но ни единый звук не успел сорваться с губ мужчины, беспардонно остановленный звуком рога, слова просто застряли где-то между мозгом и ртом, вмиг перемолотые настоящей, яростной злобой. "Проклятие! Вот значит как! Да горите вы все в Инферно!"
Больше Альфарий не медлил. Сорвавшись с места, он бросился к противнику, замахиваясь кинжалом для рысьего клыка - загнать нож в шею, перебив сонную артерию, и дело с концом, конечно, готовый парировать возможную реакцию, если вдруг что-то пойдет не так. Но так или иначе, их ждет ещё один труп в эту лунную ночь, но, похоже, далеко не последний... На звук рога скоро прибудут новые враги и можно было только догадываться, сколько их будет. А может, это лишь блеф? Чтобы спугнуть их, заставить сдаться? Все эти противоречия не позволили офицеру принять достаточно взвешенное решение, ведь был шанс пленить третьего противника. Вот только, в случае побега, он может стать лишь обузой, а значит все равно умрет...

Отредактировано Альфарий (2017-02-08 02:02:08)

23

Ив знала, что была слабой. Физически она была самой обычной девушкой, даже, быть может, слабее, из-за того, что просиживала время за книгами, даже не занимаясь хозяйством, кроме разве что уборки. Да, у нее был неплохо развит плечевой пояс и она отлично плавала, но толку от этого в жизни особо не было - смысл в возможности неплохо ударить, если ты не умеешь и не знаешь как. У нее было слишком мало опыта в боевых ситуациях, требующих оценки угрозы и собственных сил, взвешенного решения - как далеко можно зайти для обеспечения своей безопасности. Знание собственной слабости оставляло одно решение - убить, пока не убили тебя. Не медля, не тратя время на рассуждения, допустимо ли это, потому что оные приведут к заключению - нет, не допустимо. Терзания стоило оставить на потом, когда угроза будет ликвидирована. Потом можно будет не спать ночами и мучиться вопросом - а правильно ли? А не было ли иного выхода? А если, а если. Так было в первый раз, когда девушка отняла жизнь, почти ровно год назад, в Кардосе. С ним. Из-за него. И сейчас события повторялись, снова она отняла жизнь в опаске за собственную, она даже использовала то же заклинание. Хотя нет, в тот раз это были стрелы... Пускай человек был дальше, чем тогда, но заклинание было мощнее, не оставив ему, загнанному в туман, ни единого шанса спастись. Он был угрозой - стал ей, потому что она ввязалась. Потому что решила помочь тому, кого едва знала, решила, что имеет право решать чужие судьбы. Арбалетчик был чьим-то другом. Возможно, чьим-то отцом. Он был человеком. Его звали по имени, надеясь на ответ. Девушка могла творить заклятья. Могла призывать мощь зимы и океана, подчинять их и управлять ими.

Но чего она не могла делать - убивать людей.

Сгусток льда был готов на автомате и отправился в полет, не требующий усилий, оставив волшебницу статуей стоять у дерева, за которым она пряталась, бессильную оторвать взгляд от того, что мгновение назад было живым человеком. Она не чувствовала ни подступающей истерики, ни слез, ни криков. Была лишь пустота, растекающаяся по телу, сковывающая не хуже ледяного дыхания зимы - гулко стучало сердце, отдаваясь молотом в висках, заглушая все звуки, даже слова Альфария. В глазах потемнело, сужая поля зрения до лежащего тела, делая окончательно невозможным отвести взгляд, отвлечься, придти в себя. Снова. Снова ее жизнь оказалась перечеркнута небрежной кровавой линией, снова этот человек принес в нее смерть, вынудив...

Никто не вынуждал. Это было твое решение и только твое. Ты могла остановить его, заморозить на время. Но ты предпочла его убить. Не стоит сваливать вину принятого решения на кого-то другого. В ответе ты. Только ты.
Только я...

Скакнуло сердце, убыстряя бег настолько, что стала кружиться голова. Только она в ответе за отнятую жизнь. Из-за своей слабости. Из-за своей глупости. Из-за...

Разорвавший ночь звук рога смог пробиться сквозь стазис, сковавший девушку, пускай и с огромным трудом. Чуть слышно, по-прежнему не сводя взгляда с изуродованного тела, она прошептала, делая короткий, неосознанный шаг назад:

- Нужно уходить.

Никаких больше смертей. Никто больше сегодня не умрет. Нет. Она не сможет.

24

В бою никогда не было времени для рассуждений или точных оценок последствий своих решений. Альфарий действовал скорее на автомате, выбирая привычный, наиболее гладкий "здесь и сейчас" путь. Расчёт шёл на выживание, на победу, но не дальнейшее. Мир ограничивался битвой, но что было за её пределами... мобилизованное на борьбу сознание просто не касалось таких аспектов. Беззащитный, оглушённый противник был оставлен лежать с перерезанной глоткой и казалось что всё шло именно так, как и должно, без нюансов и подтекстов. Враги были врагами, подлыми и опасными, друзья были друзьями. Всё просто.
Ослеплённый волшебным туманом, окружённый порхающим синим роем и сдерживаемый фигурой элементаля, последний противник едва ли мог быть ему серьёзным соперником. Парирования не потребовалось, мечник лишь обернулся, распахнутым, невидящим взглядом отыскивая угрозу в белом туманном мареве. Магия, как всегда, путала планы простым людям. Происходящее более напоминало бойню чем битву, а Альфария в пору было назвать мясником. Как теперь посмотрит на него сапфировый призрак? Да и стоило ли думать о подобном, когда впереди его ждало ещё одно сражение? Он один, при поддержке ещё даже не достигшей приличного возраста адептки, против десятка, а то и более обученных бойцов, а то и магов. Бойцов и магов не застигнутых врасплох льдом и туманом. Бойцов и магов которые наверняка были достаточно умны, чтобы не заходить в "то странное волшебное облако в котором ничего не видно", а способных как минимум подождать, пока оно просто рассеется. Предварительно его окружив. Определённо, шансы у них были! Тем более что на кону стояла судьба всего мира... или всё же нет? Разгорячённый кровью мозг, определённо, хотел большего, но заглушенный во время сражения шепоток, упрямо твердящий о каком-то несоответствии, наконец стал громче. Альфарий был голый. Нет, это было не совсем то, что ему требовалось осознать. Мужчина не помнил как он оказался голым - это уже было ближе к сути. Попытки коснуться воспоминаний вечера напрямую не приносили успеха и лишь возвращали на место успевшую отойти на второй план, головную боль. Одно было понятно - пленители его раздеть не могли. Раздеть, чтобы притащить на базу? Это было бы... странно? Значит, взяли его уже в таком виде. Оставалось ответить на вопросы - что случилось с его одеждой и вещами и почему. И возможно, ответ на вопрос "как он докатился до жизни такой" косвенно как раз крылся в том, какие именно вещи были при нём на тот момент времени.
Для Ивейн же в произошедшем не было ничего привычного, ничего, что можно было бы поставить на автомат и забыться, не задумываясь о будущем. Секунды летели слишком быстро в ожидании когда их захлестнёт новая, на этот раз неравная и вероятнее всего, безнадёжная битва. Замершей с заклинанием наготове девушке оставалось только надеяться на благоразумие Альфария или же самой брать руководство в свои руки.

25

Прирезать лежащего без сознания противника - легкое движение руки и алая кровь хлынула наружу, подстегиваемая вдруг участившимся, но стремительно угасающим дыханием... В этом нет ничего особенного, ничего, что могло бы заставить напрячься хоть один лишний мускул на лице воина. В этом не было ни доблести, ни триумфа, всего лишь необходимость... рутина. В отличии от убийства человека, что стоит на ногах, в слепом страхе пытающегося отбиться. Чувства вдруг вспыхнули новыми красками, превращая спокойное дыхание в шумное, сбивая мысли в кашу, а от того уводя их далеко на задний план, оставляя чистую площадку для зверя, вышедшего на охоту. Пробужденный, он тяжело успокаивался, желая новой крови и настоящей, жаркой битвы! Злоба и ярость, робкие, сбитые с толку головной болью, вылезли из мрака души, удивленно оглядываясь вокруг в поисках нового врага, с которым можно было бы сцепиться в танце кровавых и жестоких эмоций. Но никого не было, а была лишь прохлада обнаженной кожи, лишенной привычной защиты одежды и брони, отсутствие которой именно сейчас только обострило чувство позорной наготы, быстро мутирующей в азарт новых и непривычных ощущений.
Но врагов не было. Был лишь прозрачный туман, трупы и безразличный ко всему элементаль, стеклянными глазами взирающим на разгорячившегося воина. Лед обжигал босые ступни, но ни капли не остужал чувства, а только разжигал их, словно пассивная агрессия. Ответом на равнодушный, пустой взгляд ледяной девы был колючий, внимательный взор карих глаз, быстро потерявших интерес к безвкусному и бездушному существу, перетекая на Ивейн, стоявшую неподалеку. Скрытая тенями стоящих рядом деревьев, её полуобнаженное тело предстало в новых красках, маня своей загадочной красотой, но отторгая тепло ужасным холодом сапфировых глаз, ясно сверкающих в лунном мраке. Они... они хранили в себе слепую решимость, старательно пряча шок и непонимание. Такая юная, она отняла жизнь человека... Это не был первый убитый ею противник, но, вспоминая Кардос... Похоже, это был второй. И эта мысль поразила Магнуса молнией, заставляя прийти его в движение и приблизиться к волшебнице.
- Ты все сделала правильно, Ив! Не давай мыслям себя мучить. Вместо его жизни, могла бы быть твоя... Понимаешь? А теперь пошли. Нам надо спешить! Сможешь приказать элементалю двигаться в противоположную сторону? Это отвлечет внимание.

26

Мучительно медленно текли мгновения... даже нет, не так. Они текли вне сознания, лишенного чувства времени, недостижимые, неподвластные, не позволяющие понять, как оно идет - несется водопадом или покоится застоявшимся озером? Опасное, недопустимое состояние, которое обычно оканчивается скоропостижной расплатой в виде смерти... но она была не одна. Массивная фигура загородила обзор, отсекая лишнее, перетягивая внимание и заставляя фокусироваться непосредственно на мужчине, стоящем так близко, что не отвлечься на него было просто невозможно. Он дал необходимый толчок, хотя, быть может, встряска была бы эффективнее и быстрее помогла бы пойти в себя, но... девушка моргнула, с трудом возвращаясь к реальности. Она должна быть здесь и сейчас, ничего еще не кончилось - звук рога еще отдавался в ушах, напоминая, что медлить нельзя. Скорбеть о содеянном она будет потом.

Молча кивнув, волшебница огляделась, соображая, откуда она пришла - найти неосмотрительно брошенный где-то плащ теперь вряд ли получится, но вот забрать вещи и одежду было необходимо, бегать от воинов по лесу в том виде, в котором она была, было несколько... неудобно. А босые ноги могли стать причиной еще больших проблем, хотя колени и так ныли, сообщая, что может не стоит устраивать забеги в темном-темном лесу? Но деваться было особо некуда - прикинув направление, Ив отдала приказ элементалю, направляя ее в противоположную сторону, с установкой привлекать внимание и уводить прочь. В бою от нее все равно толку немного... Им нужно затеряться, что же поможет в этом? Девушка прикусила губу. Облако тумана - отмена, дети волн - отмена, зеркальный щит - отмена. Все равно щит почти исчерпал себя, а подпитывать его она пока не умела...

- Идем, - коротко позвала Ив, направляясь обратно к озеру, прислушиваясь в попытках понять, где четвертый и не слышно ли подмоги - не хотелось вылететь прямо на них. Она осторожно проверила, может ли бежать, по идее, нога не должна была болеть насколько сильно, чтобы ограничивать движения. Девушка надеялась, что сумеет найти брошенный плащ, хотя не собиралась уделять поискам слишком много времени, лишь оглядываясь по мере движения. Да уж, темно-синий плащ в ночном лесу - это будет редкой удачей, если она его увидит. Ну и кракен с ним... Добраться до озера, выйти к тем приметным кустам, можно ориентироваться по следам на песке, забрать вещи и убраться как можно дальше.

- Что вообще с тобой случилось?! - негромко спросила Ив, не в силах больше сдерживать абсолютное непонимание того, как он мог к этому придти.

27

"Что вообще с тобой случилось?!" - эти слова отразились от стенок черепа, глухим звоном разлетаясь по сосуду души, заставляя почувствовать какое-то злое раздражение. Что с ним случилось? Он и сам не мог понять, даже не пытался, продлевая существование в иллюзии счастья, иллюзии того, что все как прежде, что увольнение из имперской армии не подкосило его, что ненависть не вспыхнула в нем необычными, слишком темными и глубокими красками. Он заливал разум алкоголем, доводя себя до этого края, на котором он сейчас стоял, свесив пальцы ног на пропастью. И эта пропасть, словно забитая фраза из древних книг, смотрит в ответ, вкушая свежую душу...
Альфарий вдруг осознал всю плачевность своего состояния. Эти слова, как будто прозвучавшие из той, прошлой жизни, заставили его взглянуть правде в глаза. Убегая от собственной слабости, он потянулся за тем, что не следовало вспоминать. Не следовало доставать из глубин мрачного и туманного прошлого, делая первый шаг на пути воплощения добрых сказок в страшную реальность. Альберт... Знал ли старый демонолог, что его слова определят судьбу племянника, как скрытый яд начинает действовать при малейшем ослаблении иммунитета? И теперь его жизнь висела на волоске и не потому что он пролил кровь, превращая пьяный угар в марафон от неминуемого возмездия. Фолиант дядюшки Альберта... он был с ним в тот вечер, когда алкоголь парализовал способность думать и адекватно реагировать, а теперь его с ним нет, как нет и всего снаряжения. Это все объясняло, объясняло сюр происходящих событий и придавал им мрачный оттенок суровой действительности. И угроза кары за страшный грех висел не только на нем - если бы только на нем...
Ивейн, сапфировый призрак из прошлого, сама того не зная, навлекла на себя проклятие. Но ведь есть ещё время спасти её? Она не знала, даже он не знал... Но стоит ли рассказать? Предупредить. Нет... не сейчас. Ведь все, в чем он повинен, это в сохранности семейной реликвии, которую следует немедленно вернуть обратно.
- Жизнь, - коротко ответил Альфарий, следуя своему мрачному и открытому обыкновению. Кажется, у него на любой вопрос был один и тот же ответ... Жизнь. Только она могла приключиться с воителем, даруя безудержную радость, огненную страсть или яростное остервенение.

28

Услышав ответ, Ив остановилась, бросив на воина пристальный взгляд, в котором была... обида? Впрочем, она сразу же двинулась дальше, спрятав взгляд на ресницами, прислушиваясь и спеша добраться до озера, стремясь оказаться как можно дальше от места, где витала смерть. Почему он такой? Почему махать мечом у него получается намного лучше, чем разговаривать и быть человеком, а не машиной для убийства? Был ли он всегда таким, или это война выжгла этого человека, оставив лишь сухую, жесткую оболочку, пустую, как шкура сброшенной змеи... Ив не знала, и никогда не узнает - он не говорил с ней, да и с чего бы...

- Если не хочешь со мной говорить, так и скажи, не нужно этой твоей вечной отговорки, - ответила девушка. В голосе явно звучала обида. Стоило ли сказать, что ей естественен интерес касательно предпосылок сложившейся ситуации? Зачем... если он не понял сразу, нет смысла объяснять, в конце концов, он ничего ей не должен. Мог бы разве что спасибо сказать, хотя ожидать благодарности от того, кто не просил помощи - не слишком правильно. Волшебница навязалась, решив, что ее жалкое вмешательство необходимо, а получила что? Ничего нового. Ив помнила, что у них уже был точно такой же обмен репликами, и ответ воина не изменился. Он не желал пускать ее в свою историю.

Ныли разбитые колени, привычной, но оттого не менее слабой болью пульсировала нога, постоянно отвлекая на себя внимание, по спине регулярно пробегал холодок, так как столь же регулярно в ушах раздавался чавкающий хруст... Ив передернулась. Она каким-то образом умудрялась балансировать на самой отвратительной грани: убивая настолько редко, что не могла к этому привыкнуть, и каждый раз надолго погружалась в бездну самобичевания, сожаления и оправданий, но - редко, а не никогда. И не видела пути, как справиться с этим... Сколько должно пройти убийств, чтобы получилось научиться относиться к ним философски? Десять? Двадцать? Пятьдесят? Или нужно смириться с тем, что слишком тонкая душевная организация не совместима со спокойной реакцией на оборванную жизнь? Неужели ее удел - книги и стены библиотек, надежно охраняющие от мира? Нет, нет! Она должна научиться справляться, должна... еще столько всего предстоит сделать, и уходить от мира, запираясь в четырех стенах, боясь взглянуть в лицо жизни - ничто, ничто не заставит ее так поступить. Никогда. Мир не сможет сломить ее, не сможет погасить пламя души, не сможет загнать в паутину страха. Что бы не случилось.

29

Волшебный туман послушно растаял повинуясь воле водяной колдуньи, возвращая ей и её спутнику привычное зрение и привычный, подёрнутый ночной теменью мир. Ивейн не видела тела человека, которого лишила жизни, лишь запутавшийся в траве и корнях лоскут тёмной материи его плаща. Так, вероятнее всего, было даже лучше. Она могла бы сколько угодно представлять себе во что превратилось его лицо после столкновения с ледяным заклятием, но в воображении оно всегда было как то проще чем в реальности.
Альфарий же, привычный к крови, наконец смог расставить в своей голове по местам некоторые разрозненные осколки фактов, и обрывочные воспоминания, таки потревожившие его сознания подсказывали - его выводы были верны. Перед глазами плясал приглушённый свет ламп, коптящих стены дешёвым маслом и кислый запах впитавшегося в дерево пива. Не покидала его мысль о неком споре, но ничего конкретного он пока припомнить не мог. Неужели пил на спор? Абсурдно было бы предположить чтобы он согласился на такое, будучи ещё в трезвом сознании... но были ли он в трезвом сознании на тот момент?
Ивейн не смогла найти свой плащ. Возможно, даже немного не туда свернула, запутавшись в хитросплетениях луны и теней. Ночью в лесу в действительности было довольно легко спутать одно дерево с другим или вовсе заплутать в зарослях кустарника. Благоразумно решив не терять времени на поиск, девушка без проблем смогла выйти к блестевшему в лунном свете озеру и подобрать свою оставшуюся там одежду. Берег был довольно хорошо освещён ночным светилом и это не составляло большого труда. Решение убираться от этого места как можно дальше было вполне благоразумным - на берегу, залитом лунным сиянием она сама была видна как на ладони. Вот только куда?

30

Обманчивые тени, отбрасываемые чуть трепещущими листьями, сбивали с толку, путали, придавая картине ночного леса сюрреалистичности, вынуждая до боли в глазах вглядываться в переплетение света и тени, пытаясь понять, мерещится ли силуэт вдали, или там действительно кто-то есть. Далеко не первый раз блуждая по лесу глухой ночью, девушка знала, как легко заблудиться, потерять направление, будучи уверенной в его точности, хотя на самом деле верный путь лежит совершенно в иную сторону. К счастью, озерцо было пятном жидкого серебра, разлитого в аккуратный овал чьей-то педантичной рукой, и лунный свет, щедро льющийся в просвет между деревьями, были хорошим ориентиром, притягивающими две заблудшие души, будто мощнейший мистический магнит притягивает волшебные силы к истощенному длительным колдовством магу. Максимально сосредоточенная на дороге, направлении, прислушивании к ночи - больше, чем то было нужно, лишь бы только не думать о... не думать! - волшебница испуганной ланью пробиралась вперед, слыша, как воин идет за ней, изредка бросая на него косые взгляды, будто желая убедиться, что тот никуда не исчез.

Добравшись до берега, Ив по своим следам вышла к кустам, в которых пряталась от незваных гостей, и почти что радостно кинулась к охапке одежды, первым делом натягивая рубашку, благо она была достаточно длинной и не имела ни пуговиц, ни шнуровки. Здесь, в отдалении от ярко освещенного берега, было самую малость безопаснее, и можно было хотя бы одеться, чтобы не щеголять в непристойном виде, и обуться, чтобы избежать риска наступить на что-нибудь в темноте. Поспешно облачаясь, девушка поглядывала на воина.

- Что будем делать? Я... еще нужна тебе, или справишься сам? - она не стала повторять вопрос о случившемся, не желая вновь слышать пустую, сухую отговорку, и лишь коротко спросив о дальнейших действиях. Быть может, он сам разберется? Тогда можно спокойно уйти подальше, возможно, найти другое озеро... хотя нет, эта ночь испорчена бесповоротно, и все, что может принести относительное облегчение - не спать как можно дольше, чтобы не видеть кошмаров, которые обязательно придут и захватят своим круговоротом... Как научиться справляться с этим? Неясно, как неясен образ города, маячащего вдали за пеленой дождя. И она, как заплутавший путник, уставший и промокший до нитки, уже равнодушный ко льющимся на него потокам, испытывающий лишь желание упасть на сухой клочок земли и забыться беспокойным сном...

Отредактировано Ивейн (2017-03-07 02:46:06)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 2: Июль 17084 года. Волчий лес. Ивейн, Альфарий