Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

- Опубликованы результаты опроса на по поводу будущего Мистической арены.
- Открыт фонд поддержки Мистериума, где вы можете оказать проекту финансовую помощь.
- Огромная просьба всем участникам, зарегистрировавшимся в боях на арене. Особенно тем, кто голосовал за Активную арену! Для арены недостаточно лишь активных мастеров! Нужны активные игроки, если вы не будете играть в достаточном темпе - арена не поднимется на приличный уровень.
- Идет сбор видеороликов и поздравительных открыток к 10-летию форума! Присылайте свою!
- Опубликованы результаты Лотереи "Зеркало Иллюзий" XIII!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Квестовый раздел » Скачок №4 - Изменение персонажей и заявки на направление деятельности


Скачок №4 - Изменение персонажей и заявки на направление деятельности

Сообщений 31 страница 55 из 55

1

В практике Мистериума впервые проводится скачок времени на столь долгое игровое время, как 2 года. И тем не менее, даже за меньший игровой срок персонаж может многое приобрести, как многое и потерять.
Данная тема существует для заявок на направление деятельности персонажа во время игрового временного скачка.

Поясняю. В игре не существует жестких ограничений на изменение персонажа во время скачка. Вы ведь можете что угодно написать в биографии? По той же схеме, вы легко можете объявить, что ваш персонаж занимался в скачке, чем ваша душа пожелает. Хочет пропутешествовать по городам Империи? Пожалуйста! Сменить деятельность? Тоже пожалуйста! Купить себе новый предмет экипировки? - Никаких проблем, если благосостояние персонажа позволяет. Для таких вещей вовсе не обязательно спамить вопросами АМС, мы никогда нечего подобного не запрещали, главное - не наглеть излишне сильно, приписывая себе просто так те игровые преимущества, которые другим игрокам достаются с потом и кровью.

Эта же тема создана как раз для тех, кто хочет отфиксировать какие-то важные события и убедиться в их возможности, либо попытаться добиться в скачке чего-то большего, чем это можно сделать пассивно. Или же как-нибудь существенно сменить деятельность персонажа, а так-же сделать ещё что-нибудь, в дозволенности чего вы сомневаетесь. Важно отметить, что подавая в этой теме заявку на направление деятельности персонажа, вы совершаете некоторый риск, такой же, какой вы бы совершили, отыгрывая это в основной игре. То есть, написав "Мой персонаж решил заколачивать себе состояние на торговле оружием", вы можете легко получить ответ "вы вложились в дело и разорились", после чего начнете игру в новом скачке без денег, с кучей долгов и ужасной репутацией.

На какие действия следует оставлять заявки?

- На вступление в организацию. Пишите организацию, желаемую должность, и обстоятельства, которыми вы хотели бы воспользоваться, если таковые есть.
- На попытку вступить в контакт с кем либо из известных вашему герою НПС с какой-либо целью. Пишите НПС и цель.
- Попытку получить предмет, в структуре которого используются Редкие ресурсы, обладая невысоким благосостоянием. Пишите, каким образом постараетесь заполучить.
- Попытку повысить благосостояние персонажа. Пишите, каким образом собираетесь это сделать.
- Попытку открыть какое-либо собственное заведение. Пишите так-же, где и каким образом, а так-же обстоятельства.
- На другие подобные действия, в которых очень важно разрешение от мастеров игры.


Чего делать не стоит?

- Писать заявки на приобретение простых предметов, либо более ценных, обладая приличным благосостоянием (для этого существует тема - Заявки на "Ценности персонажа")
- В значительной степени рисковать жизнью персонажа во внеигровое время.
- Пытаться нахаляву получить какие-то мирные навыки, ударяясь в исследования через эту тему - если вам нужны навыки - купите их за Баллы Почета.
- Писать простыни. Поверьте, от того, как подробно вы опишете, с какой любовью вы жарите свой шашлык для продажи, спрос на него не вырастет.
- Задавать в теме, как и в других темах, вопросы "А можно мне попробовать создать/вступить/приобрести...?" - просто берете и пробуете. Не получилось - разгребаете последствия. Не хотите рисковать? Значит нельзя.
- Придумывать какие-то изменения лишь для того, чтобы что-то написать в этой теме. Эта тема - вовсе не ваш шанс что-то получить нахаляву, а лишь временный "ответчик" со стороны мира, для тех, кому он действительно нужен.


Внимание: Каждый игрок может оставить заявку лишь один раз. Написав отдельно о каждом намерении. Если же вам не нужна заявка - просто не пишите её.
Отдельная просьба персонажам, имеющим долгосрочные отрицательные эффекты, которые должны пройти со временем, так же отметиться в этой теме с пожеланием - избавиться от эффекта.
Групповые намерения от лица нескольких игроков отправляет один, достаточно, чтобы остальные не отписались с возражениями.

31

Кажется настал и мой черед, да? Возможно где-то описание выйдет излишне литературным, извиняюсь, однако не хочется расхождений с образом мышления персонажа.

1.

Альфон  - узнать что случилось, и уже от результата плясать.

Рыжеволосый командир своей отчаянной храбростью оставил яркий отпечаток в душе орка. Он прекрасно помнил, как вынес тело павшего с Арены и передал представителям Полумесяца. Стоило оклематься от последствий тяжелых ранений и эффекта "отката" как монах направился на поле боя. Им предстояло изгнать останки нежити, работы было еще много, однако найти рыжего мистика было крайне важно. Если тот чудом, как Зик и другие, ожил то все отлично, ведь Кхан так и не узнал что стало с душой мага после ее похищения. У них найдутся общие темы для разговоров, и пара поводов выпить. А если маг так и остался хладным трупом лежать на камнях залов гильдии, что же...остается принять участие в похоронах и  отдать честь человеку, храбрость которого не уступала орочьему племени.

2.

РухМар - симпатия, без возможности отношений. Попытка завязать контакт, узнать поближе

Еще там, в Миражах, когда Кхан пересиливая себя собирал трофеи битвы и кряхтел от навалившейся усталости и боли от только-что излеченных ран, тот заметил одиноко стоящую шаманку. К ней у Шома возникло чувство определенной симпатии, а события долго дня показали, что не всем людям можно доверять. Орки должны держаться вместе. Перекус подождет, и стоило ему закончить как боец направился к Рух. Что их связывало? Практически ничего и в то же время доверие, которое возникало редко даже между кровными братьями. Она стояла за его спиной, и спасала, когда становилось худо. Он принимал на себя удары и сносил на пути все преграды. Шом знал что не мог бы создать пока семью, ему еще предстоит слишком длинный путь, как не мог и позволить себе давать шаманке пустых и громких обещаний. Но гильдию он собирался покинуть бок о бок с ней. Они смогут стать, возможно, друзьями, в надежде, что когда-нибудь все это закончится и монах сможет создать семью. Не ясно был ли кто-то у Рух Мар, и Гамашиноху лишь предстояло выяснить это как и зависти близкое знакомство, с готовностью подставить плечо в любой момент и при любых трудностях. Как здесь, так и в пути, и конечно же на родине, в Арбакараше. Никто не знал, что их ждет по возвращению домой..

3.

В Ирридиуме - собираем слухи и инфо о севере, попытка купить карту, пообщаться за магию и окружающий мир с известными и не очень представителями людских гильдий и прочих формирований вроде армии

Две недели в столице - не так много, как кажется, но и не мало. Этого времени с лихвой хватит на то, чтобы распродать трофеи, получить награды и возможно воспользоваться услугами местных мастеров. Работы предстояло не то, чтобы много, однако были вопросы которые стоило бы решить. За этот длинный день Кхан встретил множество самых разных, как титулованых так и нет, людей, эльфов и представителей других народов. Природное любопытство давало свои плоды, и все свободное время орк проводил в разговорах и встречах с теми, с кем сражался бок о бок, когда такая возможность представлялась. У местных были и свои дела, причем неотложные, однако их знания об окружающем мире и магии были подобны жизненным сокам. Кхан расспрашивал магов о благословениях, стихиях и эффектах. Слушал и запоминал. Узнавал о произошедшем, и сам рассказывал свою историю практически без утайки. Нет, праздных зевак боец старался избегать, предпочитая видеться лишь с теми, с кем успел пересечься за день, однако и слухов не терпел, предпочитая пресекать их и рассказывать короткую и емкую правду о своих победах  и достижениях.
Герои...Монаха не задел тот факт, что их с Рух не пригласили на церемонию награждения во дворец - отношения орка к местному правителю было глубоко наплевательское. И к титулам людей он был равнодушен. Но уж пахло подобное избирательное отношение, на фоне событий дня битвы, когда орочьими отрядами затыкали бреши в обороне а с потерями не считались,  весьма дурно. Шому предстояло до встречи с вождем Арбакараша по возвращению встретиться с братом и рассказать все события дня без утайки, и если говорить на чистоту - доверие Гамашиноха к королевству людей и их союзу пошатнулось. К отдельным людям, даже детям, что сражались бок о бок он испытывал безмерное уважение, однако политика местных лордов и командования вызывала возмущение: группка приключенцев спасла их королевство от уничтожение, а о подкреплениях и помощи речи даже не шло.
Между тем предстояло заглянуть и в библиотеку, если таковая возможность представится. Интересовали орка две темы: великие духи Лоа, и разумеется Харт, а так же земли Севера.
Если с первым все понятно, Гамашинох просто стремился найти доступные знания, то с последним дело обстояло сложнее. Орк не мог найти свое место в этом мире. Восток не манил, Юг отталкивал, а свары Запада были интересны лишь до тех пор, пока это касалось клана и народа. Их честь и авторитет должны оставаться непоколебимы. Отношения с людьми становились весьма натянутыми, а вот пустоши, что лежали за Северным Роковым Хребтом манили своими опасностями и тайнами. Нет, путешествие туда - вопрос лет трех или даже пяти, но лучше уже сейчас было начать собирать информацию. Хотелось бы приобрести максимально точную карту - в торговле зеленый смыслил мало. зато был готов сослаться на знакомых высокопоставленных местных а подвох и ложь раса орков испокон веков чуяла за версту. Отдавать кучу денег не было смысла, а вот купить сведения по разумной цене честно заплатив было вполне в духе Кхана. Информация из библиотек академии или просто столицы, карта и слухи. Пора было начинать подготовку...

4.

Путь домой и 2 года жизни - тренируемся, подкачиваемся, помогаем брату укреплять дела в арбакараше и живем на благо клана. Готовимся к путешествию на север, собираем слухи про Харта и север, и готовим себя к квесту богатыря

Политические игрища никогда не занимали Шома и тот старался их избегать, однако брату информация была передана еще до встречи в Арбакараше, чтобы тот был готов к встрече с возвращающимися войсками. Кхан помнил о том негативе, что витал среди орков, когда малые отряды уходили на помощь людям. Его не заботило, что скажут другие. За свою честь он был готов постоять всегда, а доказательством служили трофеи и подтверждения его доблести от других орков. Что уж говорить о слухах... Младший брат вождя племени Грим'Харгт - странное, но устойчивое положение в обществе. Шому предстояло стать опорой в делах племени, что пару лет назад лишь вступило в союз Арбакараша и помогать укреплять авторитет клана в общей иерархии. Сам Гамашинох уже уверенно шагнул в тот Круг Силы, что разделяли Черные доспехи, Бессмертные и прочие элитные воины Арбакараша, и в дальнейшем Кхан лишь собирался утверждаться в своем праве сильного. Вариантов заработка было много - от охоты и вылазок на бои с нежитью и горными кланами, до помощи в добыче редких ингредиентов и экспедициях в горы, леса, и ближние пещеры  да северные пустоши, где жил его народ. Вместо неоправданно риска зеленый предпочитал надежность и уверенность. потихоньку сколачивая вокруг себя внутри своего клана и в Арбакараше варбанд, в котором были как шаманы и маги, так и вояки. Нет, они не стремились стать элитным формированием Лучших Рубак Среди Орков.(организацию не делаем. просто нужны шапочные знакомства среди магов/шаманов/воинов с которыми можно повоевать) Просто если зарабатывать на жизнь, и стремиться к большему, то лучше это делать среди верных и крепких друзей с товарищами. Тренировки, медитации, попытки понять себя и свое отношение к миру, беседы с духами и шаманами, поиск мест силы, научиться заполнять руны из кристаллов и по прежнему долгий путь в сборе информации достоверной и слухов про Север

5. Регретыч сказал что при наличии 200 золотых можно запросить возможность выторговать раритетный материал - вроде эта примерная стоимость за 1 меру. с учетом продажи трофеев  с вампов там выходит 200+ золота. С Регретом есть договоренность - его кузницы готовы скупить подобные трофеи. Я бы при таком раскладе хотел распродаться попробовать приобрести Вечерний Изумруд(у людей или орков) и вшить его в нагрудник из Гурата.
Возможно инфа не верна, извиняюсь, тогда вопросы с раритетным материалом отпадают

6. Передать Винсу 2 артефакта в обмен на руны на экипировке + помощь в торговле и покупке парочки кристалов маны для зарядки. С игроком согласовано

Я извиняюсь за длинную простыню, помню что просили не описывать подробно намерения. Но иначе был риск срулить весь ролплей не туда куда нужно.

Отредактировано Кхан Шом (2017-04-08 19:58:55)

32

~История Кирка~

Каторга. Сколько всего в этом слове - и тяжелые будни, и непосильный труд, и презрение, что сквозит в глазах любого, даже соседа - каторжанина. Ужасные условия труда и жизни усугубляются людьми, собранными из разных, далеко не благополучных слоев общества, которым приходится сосуществовать. Настоящий ад разверз свои объятья перед молодым человеком, что не видывал ужаса простого существования среди людей, придерживающихся понятия "человек человеку волк". Первое же появление среди его новых "товарищей" с попыткой познакомиться стало показательным, развеяв остатки надежд на благополучный исход - его сразу же, без разбирательств едва не посадили на нож. Лишь благодаря природной ловкости и силе Кирк смог избежать столкновение с остро заточенным прутом, отделавшись не глубокой царапиной на бедре. Но это было лишь начало настоящего каскада страданий - на следующее утро их отправили на работу - выкорчевывать пни. По завершению рабочего дня он не чувствовал ни рук, ни ног - все тело будто превратилось в одну гудящую желеобразную массу, которая отказывалась подчиняться командам мозга. Чтобы поднести ложку ко рту приходилось полностью сосредотачиваться на процессе. Ночью его избили настолько сильно, что следующую неделю ему пришлось проваляться в лазарете. И так повторялось еще долго - весь первый месяц пребывания на каторге. Кирк попросту не мог дать отпор привычным к подобными жутким условиям озлобившимся людям. Приходилось копить силы и ждать момента для мести. В это время до юноши доходили какие-то обрывочные слухи - что Марагор повержен, а Имперю ждут хорошие времена под предводительством Саманты Лионхарт - дочери почившего Императора. О том чтобы заняться поисками сестры не могло быть и речи - ему бы самому выжить...

Через пол года появились первые улучшения - организм смог смириться с экстремальными нагрузками в виде побоев, скудной еды и жутких условий труда. Помимо этого, Кирку удалось блеснуть знаниями в области анатомии, вправив вывихнутую руку. Правда, для этого ему пришлось переступить через злость и помочь одному из каторжан, на глазах которого его пару дней назад избивали. Но зато после этого случая к нему мало-помалу стали обращаться, пусть и с пустяковыми проблемами. Вскоре стали поступать новые заключенные. Их было много. И среди простых людей внимательный взгляд Кирка находил тех, кто разительно отличался от простых тружеников и проштрафившихся солдат. Они напоминали юноше себя прошлого - такие же нежные, не привычные к труду руки и выражение тотального удивления. Как оказалось, то были молодые аристократы, которые были не согласны с официальной политической линией Империи. Судя по их словам - Саманта была не более чем тираном, что дожидалась момента завладеть страной и превратить её в безжалостную машину. Как аргумент они приводили то, что даже союзники - эльфы стали с неодобрением поглядывать на происходящие у союзников реформы. Предложение побега вызвало ажиотаж среди молодых людей и они стали сообща готовится к нему.

Попытка побега провалилась - среди юных аристократов нашелся тот, кто предпочел сдать своих товарищей, променяв их на пару теплых сапог. Около месяца Кирк питался одними лишь хлебом, да водой. Если бы не познания аристократов и заключенных, которым он когда-то помогал, что приносили всякие питательные корешки и орехи - ему было бы не выжить с таким рационом и, будто бы увеличившимися нагрузками. Спустя месяц из бывших молодых людей почти никого не осталось. Аристократы, не выдержавшие напряжения, начали умирать один за другим. Кто-то сходил с ума, другие пытались бежать и их мертвые тела вскоре возвращали обратно, а другие совершали самоубийства. Но Кирк жил, теша себя призрачной надеждой что всё еще образуется.

Так он и жил - на грани нервного и физического истощения, балансируя ровно посредине. Его деятельность в качестве лекаря окупилась сполна - пусть некоторые советы что он давал и оказались провальными, его работа костоправа снискала ему уважение среди тех, кто находился на каторге дольше всех. И однажды, от одного из них поступило предложение бежать. Но для этого ему нужно будет всего лишь кого-нибудь убить и, тем самым, отвлечь стражей. Но, к счастью, этого делать не пришлось - один из сошедших с ума каторжан будто сорвался с цепи и впился в глотку охраннику. Сочтя это знаком, многие похватали различные колюще-режущие предметы и попытались перебить всех охранников. Те же кто поумнее, воспользовавшись неразберихой и неудачно пущенным огненным шаром одного из охранников, скрылись в ночи. Среди них оказался и Кирк. Но убежать далеко он не смог - подельники схватили его и связали - чтобы тот задержал преследователей. Сами же они устремились совсем в другую сторону. Так бы Кирку пришлось распрощаться с жизнью, если бы за ним не вернулся один из каторжан - тот самый, которого Кирку нужно было убить для привлечения внимания. Он освободил его от пут и, предложив выпить кустарно сделанное снадобье восстановления сил, предложил следовать за ним. То оказалось одно из убежищ опальных наемников "Обсидиановое сердце". Через пару дней ожидания за ними пришли. Тогда то Кирк встретился с предводителем этого небольшого отряда - с самим Альфарием Магнусом де Кэсселем, подчиненным которого он был вынужден стать... "Лучше он, чем возвращаться на каторгу" - так думал тогда Кирк. Но он еще не знал ни репутации, ни направленности действий опального отряда...

33

Мало по каким пунктам совпадает заявка, если бы не приписка о долгосрочных отрицательных эффктах.

1. Забрать грамкина, если тот выжил (на момент штурма он был в Аклории, если никого не заинтересовал маленький кот, то он наверняка выжил и потом вернулся к лавке).
2. Постараться тайком разузнать о том, насколько он теперь известен в столице: разошлось ли знание о том, что он не просто гробовщик.Тихо, не привлекая внимания, возможно даже не сразу, а через пару-тройку месяцев, да и в первую очередь отправился в чашу вечного леса на встречу с Энмико. Когда бы оно ни случилось, соблюдал осторожность, всегда будучи готов ускользнуть. Может про него никто и не вспомнит.
3. Есть ли в Землях Мёртвых какая-то своя библиотека? Если да, то хотел бы ей воспользоваться. Если такое было дозволено. Что связано с любопытством не только относительно магии, но и Вестников, Земель Мертвых в общем. Про косы, в частности про путь воплощенной. Многие скупые на информацию из уст в уста.
4. Решил пока не светиться в столице, даже не появляться, пока не сможет спокойно находиться в облике Вестника. Было не мало работы в землях эльфов и пребывать будет в основном там, если брать земли живых. Большую часть времени проводил в Землях мертвых практикуюсь в изучении и развитии Пустоты.
5. И очень важное. Восстановление души. Если чувствовал, что дело идет слишком медленно или вообще не идёт, направил усилия на поиск информации о том, как ускорить этот процесс. Хоть и получив некое понимание о исцелении такой материи, сам себя восстановить к сожалению не мог. Конечно можно было обратиться к самому Жнецу, но беспокоить его хотелось в последнюю очередь. Возможно кто-то из знакомых мистерийских Вестников мог подсказать, начиная с Ады. Прядильщица, книги, случайная встреча с Проповедником, если повезёт.

Отредактировано Гробовщик (2017-04-06 20:21:12)

34

Программа представлений на 2 годика с хвостиком.
1) Найти Уррура
2) Лечить всех встречных-поперечных по пути на Каталию (чтобы проведать Бабушку, оставленную в самом начале приключения)
2) По пути попасть в плен к Альфарию (флешик сейчас)
3) Прибыть в Белый крест и попросить помощи в избавлении собственных медленно заживающих ран, нанесенных инферно, да попросить излечить оставленную на Каталии Бабушку.
4) Вне зависимости от ответа все же отправиться на Каталию.
5) Узнать что Бабушке каюк настал почти сразу после его предыдущего посещения и новый Старейшина деревни С'Апть Йирт не нравится (особенно с оставшимися после инферно шрамами /брове-брове/)
6) Расстроиться, да махнуть на все рукой, отправившись в храм Этерии близ Ривилэна, где уже бывал. Там встречался со жрицей еще.
7) После/вместо пункта 6 отправиться в Белый Крест "показывать как надо лечить". То есть - попытаться туда устроиться. Дар магии крови скрывать и включать дурачка по поводу и без.
8) Выучить грамоту, подучиться всяким магическим премудростям.
9) Попытаться мало-помалу узнавать (в том числе читая её саму) насчет странной солярной книги, которую нашел в заброшенном храме Этерии (мы еще там с Динрэ были).
10) Стать еще более замкнутым, спокойным и всё такое. Потерять смысл жизни, все это время винить себя за смерть Бабушки.
11) Тихом-мирно всех исцелять, параллельно вызываясь добровольцем на всякие разные операции с множеством жертв. Не претендовать на высокие должности и т.п.

Примечания: Конечно, нужно профукать абсолютно все деньги - само собой. Из слитков очень очень желательно оставить элементиум (подарю потом Эри), остальное все можно сливать/продавать/обменивать на всякие услуги типа помощи Белого Креста в излечении. Еще в этом промежутке времени где-то должен найтись такие штуки как 8 кусков крокодильей кожи (подаренные Зиком), да кинжал антимагии (что был выигран на аукционе). Из первого лучше всего сшить броню (по идее было бы круто склепать укрепленную кожаную броню, но тут уж идеальное просто стечение обстоятельств было бы), а второй, поняв его свойства, попытаться как то переплавить в защитный костюмчик для Уррура (в идеале какие-нибудь ему браслетики или еще что-то такое), или просто приспособить чтобы мелкий негодник смог его таскать, не шибко много неудобств с этого испытывая.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-04-07 10:55:52)

35

~История Гробовщика~

Земли мертвых. Земли Мертвых никогда не меняются. Доведенные до совершенства процессы, протекающие в находящемся под контролем Жнеца мире, более всего напоминают совершенный механизм, способный существовать без постороннего вмешательства. Изредка появляющиеся Вестники Смерти и вечно занятые Прядильщицы Судеб немного разбавляют застывшую монотонность, но то - не более чем капли в бесконечности моря размеренного бытия.
Гробовщик, добровольно лишивший себя возможности выбираться за пределы Земель Мертвых из-за невозможности входить в свою полноценную форму, первое время более всего страдал от давящей на разум скуки. Его попытки разговорить кого-либо не приводили к успеху - знакомые Вестники были заняты, а Савина с некоторых пор вовсе перестала появляться в поле его зрения. Беспокоить же Жнеца он так и не решился. Долгое время Гробовщик был обречен на абсолютное одиночество, призраком слоняясь по пустынным улицам Города Мертвых. Немного разбавило скуку столкновение с Проповедником. Тот проронил загадочную фразу о том что Гробовщик был подвергнут какому-то Наказанию, которое должно было закончиться когда его душа окажется полностью вылеченной. Впрочем, он все же немного помог молодому Вестнику Смерти, увеличив скорость восстановления его поврежденной структуры, которая ускорялась лишь во время нахождения оного в Землях Мертвых. Ничего более внятного добиться от Проповедника не удалось - слишком поспешно он растворился в свойственной ему манере. И вновь потянулись не отделенные друг от друга дни, сливаясь в бесконечный поток...

Исключением для выхода в мир смертных стало посещение Энмико в чаще Вечного Леса - спустя пару месяцев после их последней встрече. Принесенные ею сведения были пусть и ожидаемы, но малоприятны - его дом оккупировало Министерство Магии, объявив запретной для посещения зоной. Вскоре Гробовщик был вынужден вновь вернуться в Земли Мертвых, поскольку пребывание в мире живых слишком незначительно позволяло восстанавливать свою душу, растягивая время ожидания.

По возвращению он обнаружил Библиотеку в Залах Вестников. Столь огромное скопление всевозможных книг было тяжело вообразить - подернутые зеленоватой дымкой стеллажи тянулись вверх, заканчиваясь под самым потолком. Главной проблемой было полное отсутствие каких-либо обозначений и приспособлений для того чтобы брать книги с верхних полок. Потому Гробовщик оказался крайне ограничен в литературе, полностью лишившись возможности выбрать желаемое. Время шло и гора просмотренных, а то и прочитанных трактатов росла. Большая часть представляла собой размышления неизвестных Гробовщику авторов о разных аспектах бытия, Смерти и, самое главное - Пустоте. Волею судьбы именно по последней теме обнаружилось несколько настолько подробных описаний, что позволили выйти на новый уровень понимания процессов этой таинственной магической школы. Гробовщик посвятил себя развитию этой стихии, усиливая свои и без того не малые навыки владения магией Пустоты. Впрочем, процесс развития продвигался не так скоро как хотелось бы. О последнем Гробовщик узнал после того как вновь оказался в мире смертных...

Граммкин обнаружился в Аклории. Он пребывал там на правах любимца студентов, обитая в Библиотеке и по мере сил помогая, а иногда и мешая ученикам. Встреча с Гробовщиком сначала сильно обрадовала его и он с легкостью согласился вернуться к нему. Однако, Вестник Смерти здраво рассудил что заберет своего питомца из Аклории только после того как найдет новый дом. Что же касается старого места жительства - оказалось, что оно подверглось тщательному изучению со стороны Министерства Магии и ныне представляло собой какой-то склад. Стоило ему попасть внутрь, как спустя некоторое время поблизости появились порталы, из которых начали появляться маги, что немедленно приступили к обыску. Это лучше всяких слов говорило о сохранившемся отношении к нему со стороны волшебной организации. С тех пор Гробовщик занялся тем, что пытался укрепиться в эльфийских землях. Было это достаточно проблематично из-за специфики погребальных обрядов синдорай, в которых не присутствовали гробы как таковые. Каким-никаким выходом стало поселение в Ривилэне, где присутствовали представители самых разных рас, что нет-нет, да должны были обращаться к Гробовщику. Впрочем, малая известность и жутковатый облик не слишком способствовали распространению хорошей молвы. Новая лавка, была в разы меньше старой и со временем приносила все больше и больше убытков - ежемесячно необходимо было вносить арендную плату в казну Ривилэна, в то время как прибыльной работы не было совсем. Граммкину новый дом так же не понравился из-за своей чрезмерной компактности. Что же до самого Гробовщика - текущее местоположение полностью совпадало с его желаниями следить за отведенной ему территорией.

36

После внезапного отступления Ферроу некоторое время пытался собраться с мыслями. Так как почти вся военная мощь Безымянных земель была рассеяна, то человек не стал тратить свое время на междоусобицы.

Первое, что он собирался сделать, это найти кузнеца, способного перековать Морфуса в иные формы трансформации. А именно: одноручный меч, двуручный меч, цеп, чакрам, копье. Возможно, что такого мастера удастся отыскать из лояльных Марагору ремесленников. В общем, починка снаряжения и перековка Морфуса одна из наиболее важных задач рыцаря на первых этапах окончания войны.

Второе, после войны, Ферроу собирался вернуться в свое родовое имение, он планировал, в случае необходимости, собрать небольшую банду, пообещав им разграбление поместья. Время для подобной операции весьма удачное. Все это ради того, чтобы отомстить тем, кто в свое время перебил его близких. Если, конечно, после войны там есть кому мстить. Так или иначе, Нэйт собирался открыто воздать по заслугам, предав поместье огню, а его нынешних обитателей вздернуть и насадить на колья, оставив кровавое послание "Ферроу" на каменных стенах имения. Он хотел окончательно порвать со своим прошлым, потому что не знал, какого его будущее и четкого плана на него у него не было. После свершения правосудия, он собирался долго блуждать по просторам мира на своем Кошмаре, углубляюсь в раздумия кто он и зачем все это.

Третье, возможно, что путешествия заведут его далеко на север, за Роковой Хребет, где, возможно, он попытается начать новую жизнь, но какую, ему неведомо.

37

~История Ютории~

Министерство магии. Первый день, проведенный на службе запомнился Ютории, так же четко, как выжженное клеймо Пса запомнилось телу. За день до этого Судья вынес ей сметный приговор. Радовало только то, что казнить её будут не публично, а тихо отрубят голову в казематах, с другой стороны - как свинье на скотобойне! Когда пришло время умирать, её привели в казематы, но вместо палача в камере стояло двое магов, одни человек, одетый в белое и ещё одна ухмыляющаяся женщина в красной форме. Какого же было удивление Ютории, когда ей показали её собственную отрубленную голову! Конечно, это была подделка, но настолько качественная, что отличить было невозможно. "Её зовут - Ютория" - пояснил Арбитр, брезгливо бросив голову, которую держал за волосы, охотнице, и та с противным звуком насадила "Юторию" на кол, усмехнувшись. "Тебя же - пока никак не зовут, псина, ты ещё не заслужила собственное имя!". Её заставили раздеться догола, полностью осмотрели, одели в красную форму, такую же, как у Дэйри, так звали ту охотницу - её будущую наставницу.

После клеймления и вручения "Ока бездны", Ютории кратко и сдержано объяснили правила. И первое же правило гласило "Ты уже мертва!". Действительно, для родных, и для всего внешнего мира Ютория была покойницей, и министерство, при желании, могло избавиться от неё в любой момент и это не скрывалось, наоборот, частенько упоминалось, как арбитрами, так и охотниками и даже учителями из Магистрата. Дальнейшие же её льготы уже будут определятся тем, как хорошо она продвинется по службе и насколько полезна будет магическому сообществу. Уровень её силы проверяли очень просто - с неё сняли наручники и заставили драться с Дэйри. Буквально через десять секунд Ютория уже поняла, что не смотря на весь свой огонь - она не сможет задеть Дэйри. Сначала она заставила выложиться девушку на полную и сжечь вокруг все, а лишь потом, когда бой уже наскучил, аккуратно обезвредила щиты при помощи магии пустоты и буквально избила свою оппонентку при помощи хлыстов из ветра. В последний момент, когда Дэйри уже расслабилась и объявила о полной никчемности новенькой, Юта в гневе создала последний огнененный шар и запустила его, слегка подпалив волосы надменной охотнице, но вместе с этим и вызвав её симпатию. С тех пор Юторию стали звать Пирой. Пира - стала её кличкой, её позывным, и её новым именем.

Обучение длилось долго и на плачевных примерах таких же как и она, девушка понимала что сбежать не удастся. В своре жестокость царила во всем. на тренировках, в играх, в развлечениях. Даже в простых разговорах побольнее задеть своего собеседника считалось хорошим тоном и было достойно уважения. Волей-неволей пришлось привыкнуть к этому миру. Спустя пол года Ютории доверили первое задание, которая она прошла под пристальным наблюдением Дэйри, сама того, впрочем, не зная. Это была лишь магическая тварь, буйный элементаль, вышедший из под контроля, но все же это была её первая победа, ведь если бы она не остановила элементаля, он мог набрести на детский приют, расположенный неподалеку... Со временем она получила 4 ранг и тем самым выросла из "Учениц". А настоящая работа пахла кровью... смешная мысль о том, что вот так и выглядят те приключения, о которых они мечтали, порою закрадывалась в мысли. Путешествия и охота на преступников... Это была та работа, которую должен кто-то делать, но все же сложно было до конца смириться со своей судьбой. Пиру посещали мысли об Экселуме, о Брате, о тех, кто остался там в большом мире, не зная о её существовании, эти мысли отзывались болью.

На миссии их редко отправляли по-одиночке. Чаще всего это были Квоты - группы по четыре охотника, каждый из которых занимал одну из ролей. Но вот, однажды, её отправили на Миссию в одиночку. Это была задача, в ходе которой она должна была следить за своим подопечным и убедиться, что все пройдет гладко, а если понадобится - закончить работу за него. Таким образом ей удалось получить необходимый свиток и возможность, чтобы тайком отправить Вестник Экселуму. Разумеется, обратной вести ждать не стоило - Око бездны блокировало вестники. Ещё немного времени и парочка удачных трюков и им бы удалось встретиться, но... На месте встречи Ютории не оказалось. О действиях Пиры стало известно, каким именно образом - оставалось загадкой. Но осознать в полной мере, насколько наивная она была, зная возможности магии, ей пришлось в полной мере... Наказания были ужасными. Прилюдная порка, неделя в карцере, лишение заработанных денег и обнуление счетчика заданий. Теперь ей уже не доверяли стажеров, считая, что юная Пира может дурно на них повлиять, сама она по прежнему находилась на ранге Старшего сержанта. На магию разума Пиры были наложены сдерживающие печати, запрещающие пользоваться этой школой магии, без соответствующего протокола, и лишь курирующий Арбитр мог снять запрет.

После пережитого ужаса наказания, пришлось отказаться от идеи подать весточку брату. Ютории вовсе захотелось умереть, чтобы не мучать больше себя. Она все ещё была слаба, из-за её невысоких сил, ей было очень тяжело выполнять задания, за ней все ещё пристально наблюдали, и если бы не жажда мести, да подбадривания Капитана их отряда, по кличке Вулкан, она могла бы и покончить с собой. Вулкан же, судя по слухам, дрался с самим Марагором и другие охотники слушались его беспрекословно, но сам он держался обособленно и старался не с кем не общаться, лишь пылкая натура юной Пиры вызывала у мага легкую улыбку, наполненную печалью, о которой спрашивать та никогда не решалась. В данный Момент Ютория все ещё состоит в подразделении своры города Талькос, в отряде Вулкана, под пристальным надзором курирующего Арбитра Анориэна. На её счету уже было два убитых отступника, но о Хансе Римеле не было слышно не слова...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-07 18:58:04)

38

Дело было вечером, дальше сами знаете.

После получения звания жрицы Оливию отправляют в деревенскую церковь. Она выполняет свои обязанности должным образом, но без всякого энтузиазма, понимая, что в бою могла бы реализовать себя гораздо лучше и принести больше пользы. Она серьёзно начинает задумываться о том, что всегда беспрекословно следовала указаниям, забыв о своих желаниях, задвигая их на второй план, а ведь она кроме стен монастыря ничего не видела.
Лив продолжает свои тренировки и во время одной из них она знакомится с юношей, который впоследствии оказывается членом ордена Белого Лотоса и предлагает девушке попробовать свои силы и присоединиться к ним, на что она соглашается.
Вместе с этим Оливия слышала о существовании спектров и очень хочет с одним из них встретиться, чтобы обучиться их мастерству, и для этого она собирает всевозможную информацию о том, где их можно найти. Зная о том, что в орден идут лучшие из лучших, она надеется встретить спектра там.

39

Подвинула Йирта с пьедестала страданий

А вот и я!

1. Добраться до Левиана, разыскать Илириэля по оставленной отцом информации. Обрыдаться у него на плече. Придти в себя, подлечиться, погулять, посмотреть на эльфов, вспомнить, что давно мечтала попасть в Левиан, пострадать от кошмаров и прочих последствий произошедшего. Показать, чему научилась в резке и подучиться у него еще этому ремеслу. Послушать умные советы - может, чего подскажет по жизни, там что она поступила правильно бла-бла-бла. Заручиться поддержкой и дружбой - хоть какой-то.

2. Как можно скорее рвануть в столицу, желательно, не позднее, чем через неделю-две, а может, вообще добрые эльфы портал организуют.

3. Вернуться в Иридиум. Выяснить, что случилось (от Винса, будет флешик, обговорено), выяснить, что Мия погибла (либо сразу выяснить, что пропала во тьме). Обрыдаться на плече у Винса. Найти в комнате Мии ее лютню и присвоить. Решить бросить все к кракену и свалить куда-нибудь, но вручить заявление об уходе преподавателю, которая/-ый уговорит остаться.

4. Остаться, доучиться в Академии. Папа умер, доходов нет, о том, что Ив на бюджете не говорилось, так что, я так понимаю, проблемы с деньгами (ну либо нет, на откуп мастерам). Что-то дал папа, что-то будет зарабатывать сама как резчик по кости, по дереву и алхимик. Надеюсь, хватит. Искать подработки, если нет. Зашиваться, но диплом получить.

5. Вступить в Хрустальный Пик исследовать спектрологию (шаман, я идууу!), попытаться попасть под начало Джека Брайта (Пик пока не принят, но он - мастер второй ступени, спец по спектрологии). Не высовываться и с головой уйти в работу (стремиться к карьерному росту не будет - хочет просто заниматься исследованиями и чтобы ее не трогали). Так как максимально мобильна из-за отсутствия дома, вещей и близких - если надо, ездить куда угодно. Кроме Кардоса, туда - ни ногой, пока не выяснит, чем все закончилось. Вернуться сможет, только если будет точно знать, что те три типа мертвы. Иначе - отказываться под любым предлогом, возможно, придется сказать, что некие личности ее там убить хотят.

6. Попутно хотелось бы когда-нибудь где-нибудь как-нибудь с кем-нибудь может быть ввязаться во что-нибудь и кого-нибудь убить. Разумеется, оставаясь на стороне закона (по принципу не пойман - не вор). Ей нужно стать сильнее и научиться не нервничать от звука, с которым куски льда пробивают человека насквозь. Это же такие мелочи, право слово.

7. А еще приобрести некоторую... настороженность... после Кардоса-то. В смысле вести себя осторожнее. Во всем. И не лезть в неприятности. (да, я думаю о магии Крови, но когда-нибудь потом, в игре, чтобы обыграть, пожалуйста, не надо мне ее открывать сейчас ^^)

Все это время происходят:

1. Попытки выяснить достоверно, чем кончилась драка дома в Кардосе - подтверждение смерти отца и трех личностей, а также - что с лейтенантом стражи Адрианой де Викерли. Пытаться, пока не выяснит.

2. Отказ сближаться с кем бы то ни было, ограничиваясь общением, минимально необходимым для учебы/работы. Прослывет замкнутой? Пускай. Просят о помощи - помочь, но не более.

3. Попытки выяснить, что на самом деле случилось с Мией, возможно, как-то получится выяснить про пропажу с Инуэном - Ллойда-брата-Инуэна - выйти на Ллойда. Изменено: Ллойд в теории не против попыток как таковых, а если получится, его желание идти на контакт будет оговорено после в игре.

5. Попытки выяснить, что с Альфом. Хотя это не проблема, с учетом объявленной награды.

6. Украшение левого предплечья порезами, когда прям совсем хреново. То есть часто. Методично, с полным знанием дела, неглубоко и не опасно для жизни, просто чтобы заглушить душевную боль. Так, чтобы никто не догадался. Через два года шрамами будет покрыто все предплечье с внутренней стороны, соответственно, никогда не носит короткие рукава.

7. И, разумеется, полное молчание о том, что произошло в Кардосе. Страдать только молча.

8. И, опять же разумеется, продолжать винить себя в смерти отца.

* Также прошу решить, остались ли шрамы на губах с учетом последнего поста и применения магии. Бррр.

Отредактировано Ивейн (2017-04-09 12:33:38)

40

~История Винсента~

Война закончилась и обучение вновь вошло в привычное русло. Винсент понял, что из-за всей этой войны - толком то забыл про учебу, а ведь он отставал... Вернувшиеся старшекурсники Кир и Гин рассказывали удивительные вещи о битве с Марагором, а потом о странном воскрешении, который, как считал Гин, был последствием ритуала. Погибших было много, даже среди одногрупников, Мия, Линессия... Профессор Грейсон ушел из академии, и с его уходом, Винсент почувствовал, насколько проще стало учиться ему удалось постепенно догнать программу, и поймать себя на мыслях о том, что после того как закончились страшные события - он нечего нового не достиг и стал лишь слабее... Возможно это мысль дала ему толчок к изучению новых магических книг, которые были убраны из курса теории с уходом профессора Грейсона, а заодно - уделять больше время практики в боевой магии. Парень удивил сам себя, когда у него открылось второе дыхание, стоило вернуться к сложным книгам, как скуку сдуло, словно ветром, стоило лишь проложить усилия, и дремавшие способности пробудились, а интерес к магии подскочил.

Дважды Винсент учавствовал в турнире Аклории и не разу не смог занять призовые места, но в целом - занимал места достойные, второй раз даже бился за третье место с Аделиалией, но Архонка оказалась слишком умелой и хитрой, отвлекла его внимание и призвала Ангела на поле боя, за счет чего и победила. Маг выучил сильные заклинания и познал основы магии энергии - к концу своего обучения он считался одним из самых сильных, образцовых учеников. Увы, магия настолько увлекла Винсента, что в последнее время он практически забыл о Рисовании. На это просто не осталось времени, и хотя некоторые его работы пользовались интересом на выставках - до призовых место они не дотягивали, и известность Михаэлис не приобрел, лишь вызвал легкий интерес некоторых отдельных ценителей и мастеров. Другое дело - музыка. Музыка не требовало столько времени и сосредоточенности, и когда Винсенту хотелось отдохнуть от изучения заклинаний, он брал в руки лютню, либо флейту. Он выступал на праздниках в Аклории, вместе с несколькими такими-же энтузиастами, и это было только начало.  Выступив несколько раз в "Обормоте", пару раз на площади, с уличными музыкантами, и даже один раз на день рожденье одного из Баронов, Винсент стал пользоваться популярностью, его даже приглашали в "Империум", а узнав, что он ещё и маг - в "Солнечный полумесяц", где была группа музыкантов-магов, совмещающих магию и музыку, дабы создавать незабываемые симфонии. Однако, Винсент поставил жирный крест на всем этом, решив вступить в гильдию Плетущих Единство.

Плетущих не интересовали его музыкальные таланты и умение рисования. Руническое мастерство - тонкое и точное искусство. Зачарованные предметы должны быть выполнены идеально, заклятия должны быть наложены филигранно, каждая лишняя капелька маны - убытки. Каждый неаккуратный штришок алхимической краски - порча дорогостоящих материалов... Пока Винсент проходил обучение в Аклории - никого из мастеров не интересовала его кандидатура - ему предлагали либо проходить обучение платно, с нуля, у мастеров их гильдии - либо приходить с дипломом, что в конечном итоге Михаэлис и сделал, уже после выпуска в 87 году. Не имея никаких торговых связей и особых навыков, а главное времени и интереса - Винент продал Небесное золото прямо своей гильдии, получив чуть меньше двухсот золотых монет, что было довольно неплохим предложением, учитывая надежность сделки.

Мечта о строительстве собственного дома пока оставалась мечтой. Винсента отправили проходить стажировку в Талькос - именно там больше всего требовались Мастера цехов, а поручить строительство кому-то другому, нисколько не следя за ним самостоятельно. молодой маг не мог. Длительное и кропотливое обучение в использовании всех тех множественных приспособлений, которые используются в деле плетущих. Времени на занятия музыкой и картинами не оставалось совершенно, едва хватало на чтение и поиск литературы, связанной с чистым эфиром. В настоящий момент Винсент закончил обучение и работает подмастерьем отделении Плетущих Единство в Талькосе. Деньги за золото лежат у него на счету.

41

~История Нэйта Ферроу~

Всё в природе имеет некий центр, вокруг которого развиваются события. Для деревьев опорой служит ствол, для животных - вожак, а вот сознательным существам никуда не уйти без идеи. Она питает слабые и сильные души, она приводит в движения царства и сотни мечей сталкиваются друг с другом в боях за право выжить и нести свои убеждения дальше, не взирая на мелкие препятствия. Но что будет, если убрать из центра прочность, распылить его? Этот ответ Нэйту из рода Ферроу требовалось определить самому, когда унизительный приказ вынудил его покинуть стены города, который вот-вот падёт под натиском армии. Разве ради этого он сражался? В это он верил и стремился отстоять?

Как бы то ни было с душой, никто не мог отнять его положения в армии, так что скоро с ним связался один из других Мастеров Марагора и затребовал его возвращения в пока ещё единую армию, ибо отступление требует не меньшего присмотра со стороны руководства, чем нападение или штурм. Рыцарь, будучи в смятении от крушения своей веры, готов был отказаться, но его поставили перед простым выбором: либо его оставят мёртвым среди живых, либо он проследует живым за мёртвыми. Впрочем, в этой ситуации оказался и свой плюсы: его повреждённое снаряжение смогли починить уже на второй дневной переход; те отряды, что оказались у Найта в подчинении, практически полностью состояли из подвижных бойцов - медлительных зомби и скелетов оставляли на поживу открытому небу, так что манёвренность позволяла воспользоваться положением для достижения личной цели до того, как отреагирует Империя. И таковая у рыцаря Тьмы имелась...

Винвуд. Казалось бы, война так и не смогла взять этот край за глотку своими костлявыми пальцами, но краешек её стопы виднелся среди обедневших и разрушенных домов крестьян, в разъездах враждующих армий. Как и следовало ожидать, поместье Ферроу всё ещё было в неплохом виде, виднелась заботливая рука управляющего, которая, увы, ничего не смыслила в войне и не накопила серьёзных сил для защиты. Огнём и мечом Найт втоптал в прах своё прошлое, оставляя грозное напоминание живым кровью на стенах. Один из подчинённых некромантов даже как-то усилил грозную надпись так, что без вмешательства опытного мага её не стереть, не разрушить, и местность вокруг этой стены ещё долго будет нести след Смерти, что пришла в эти земли с руками Нэйта. Эта вылазка и её успех помогли рыцарю смириться с случившимся, но что важнее - он вспомнил, как легко жизнь рушит мечты и слепую веру. Что Иннос, что Марагор - они были лишь воплощением и источником тех идеалов, что Найт преследовал и уважал. В своё время ему уже приходилось отречься от бывших заблуждений. Есть ли сложность сделать это ещё раз, когда за плечами имеется и опыт, и стремление?

По возвращению в Безымянные земли некогда единая армия развалилась на куски, оседая в своих регионах для будущих междоусобиц да интриг. Нэйт, не желая в это вмешиваться, использовал остатки своего влияния для поиска кузнеца, который сможет заняться его необычным оружием. В этом ему помог - кто бы мог подумать? - небезызвестный Барон. "Мне потребуется услуга. Ответить." - Таковы были условия мертвеца, - пока не смогу сказать. Решение И пока шёл процесс изменения рун Морфуса до требуемого состояния, именно Барон помог Нейту в решении некоторых его моральных дилемм, демонстрируя, как и раньше, недюжинные познания в устройстве хода мысли живого. Помимо старого знакомого, рыцарь вскоре обнаружил вокруг себя и новых: то были бывшие культисты Марагора, которые объединялись с ним для поиска своего места в мире, доверяя ему свои жизни как бывшему Мастеру. Они не желали власти, им была столь же чужда грызня за наследство -  важна лишь идея, которую мог дать Нейт взамен утерянной, направление что он укажет. Их пока было мало, чуть меньше десятка, но с бывшим командующим южной армией во главе эти скромные силы были тем, кого опытные игроки мира Мёртвых никак не могли просто так сбросить со счетов, так что вскоре к рыцарю могли последовать "выгодные предложения" от заинтересованных лиц...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-11 18:34:07)

42

После победы в битве за Иридиум и последующей зачистке близлежащих территорий Толд при первой возможности возобновляет обучение. До этого момента основная цель - сбор информации о выживших родных-друзьях-знакомых и поддержание порядка в городе. По возвращению в Аклорию продолжает работать на стражу в качестве соглядатая в стенах академии, раз в неделю выходя на патрулирование улиц, при этом вкладывает максимальное количество усилий в учебу и старается окончить академию на бесплатной основе. Параллельно подбирает и развивает знакомства (желательно полезные) как среди учеников и учителей (вне круга учеников было бы неплохо наладить отношения как минимум с Луаром и Асфир), так и среди людей различных профессий (будь то кузнецы, торговцы, трактирщики, мастера рун, сотрудники ММ и т.д.), гильдий и слоев общества, не забывая следить за своей репутацией, лишний раз не навязываясь и не перед кем не лебезя, оставаясь при своем. Старается особо не лезть к фанатикам. Время от времени выступает на арене Иридиума под именем Фаррах из Тинды. Проходит практику при следователе. Выпускается из академии и соответственно получает звание. Далее продолжает службу в страже Иридиума, ведет расследования, иногда пользуется помощью духов и призраков, максимально часто участвует в задержаниях и штурмах, укрепляет свой авторитет, расширяет "агентурную сеть" и т.д. Пытается заиметь собственное жилье с достойным соотношением цена/качество и титановую броню. На протяжении всего времени поддерживает связь с семьёй и помогает родным. На протяжении всего времени ищет информацию о магическом устройстве позволяющем без особых проблем вести переговоры на расстоянии (наподобие колец мастеров Марагора, но гораздо более простое и с одной функцией).
П.с. если есть желающие наладить контакт со стражем милости прошу в ЛС ;)

Отредактировано Джеймс Толд (2017-04-11 13:03:15)

43

1. Посетить церемонию похорон Ашио, проводив в последний путь. Прибыть на церемонию награждения на улицах города. Точно узнать свой статус для Мистерии после всего произошедшего, кто он для них. Получить Вместилище Войда. Если удастся узнать, что Джейн, что была в их группе, Избранна Инносом, и если будет возможность, встретиться с ней когда это будет представляться возможным. Чародей хочет наладить связь с ней, сдружиться, так как хорошее впечатление произвела еще при первой встрече, а теперь еще и стала значимой фигурой.

2. Недолгое время помогать с восстановлением Аклории по мере сил. Расспросить Луара о том вихре ветра, что оберегал его душу и попросить дать литературу, где об этом можно узнать подробнее. Так же можно обратиться к Миррону Эйгтону. Поговорить с Миланой по поводу их последней встречи, после которой оказался в бою, где погиб. Эльф хочет понять, что толкнуло целительницу послать его на практически верную смерть, когда видела в каком он состоянии. Поговорить с Зиком о том мысли-вестнике, послушавшись который оказался в непосильной для себя ситуации, а сам Мастер рун так и не явился, хоть и обещал. Говорить с ними не с целью поссориться, а понять и увидеть, что те осознают, что сделали. По возможности узнать кто и как его воскресил, а заодно и прочих.

3. Отправиться в Левиан (порталом). Навестить родителей, справиться о том как жизнь в родных лесах протекает. Поговорить с матерью сильфидой по поводу утраченного дара. В целом некоторое, небольшое время посвятить своей родине.

4. Вернуться в Мистерию (порталом), с целью вступить в Зеркала Миражей. Гильдия обрела еще большее влияние, а чародей понимает, что в сообществе магов большего добьется нежели один. Да и изменения произошедшие в Империи и ее политике, в особенности относительно магов, склоняют к тому.

5. Показать себя с лучшей стороны. Завести связи в магическом сообществе, что важно. Сдружиться по возможности с согильдийцами. Позитивно реагировать на дружеские шутки, как и на юмор в уместных ситуациях. Стараться не вести себя показушно, вызывающе, выставляя себя выше других, не хвастаться попусту, без надменности. И в целом создавать о себе положительное впечатление, не как о выскочке, а как о маге сильном, целеустремленном и уважающим себя, и того же ожидает от других. Не жалующим распространение о себе каких либо портящих репутацию, слухов.

6. Развиваться не только магически, совершенствуя родную стихию, постигая в том числе стихию Разума; интеллектуально, стремясь главным образом познать в магических науках самые тонкие и редкие знания; творчески, например игра на флейте во время привалов для согильдийцев; но и физически, развивая ловкость и выносливость. А так же обучаясь и совершенствуясь в тех областях, что понадобятся для продвижения в карьерной лестнице гильдии, успешного выполнения поставленных задач. Готовить себя к Возвышению в Архимаги. Старательно и целеустремленно, но не изнуряя себя, давая и отдых. (общее для всего скачка времени)

7. Целеустремленно продвигаться по карьерной лестнице, показывая себя компетентным и умелым чародеем, при этом ценить свою жизнь и не рисковать понапрасну - знать пределы своих сил, и сколь ценна, хрупка жизнь. Однако стараться избегать возникновения ситуаций, в которых он мог бы спасти товарищей, но не попытался сделать этого. Не идти по головам - без "агрессивного" прорыва в плане карьеры, враги среди своих ему не к чему, как и враги в целом, но и намеренно мешать себе не намерен позволять, используя свой ум для обхода препятствий. Выражать желание принимать участие в экспедициях по исследованию, добыче и т.д всего, что составляет интерес как личности магически одаренной и стремящейся ко всему неизведанному. По мере возможностей не давать впутать себя в паутину политических интриг, руководствуясь простой человеческой поговоркой - "не зная броду, не лезь в воду". А как у личности в той или иной степени известной после событий имевших место быть при "Восстании Марагора" им наверняка захотят манипулировать - Экс же всегда выберет разумный подход, взвешивая все. Для чего, нужно быть в курсе происходящего в Империи и за ее пределами, ведь информация, это оружие.
И разумеется не станет участвовать ни в чем, что может принести вред своему народу. Империю уважает, хоть внутренне и воспринял без радости новую, жесткую политику.
В конечном итоге, это все для наращивания влияния и расширения своих возможностей.
Оказаться по делам гильдии в Кардосе на момент начала 3 главы.

8. Получив вестник от Юты, придти на встречу. Но не суметь встретиться. Хотя бы он знает, что она жива, это уже согревает. Не станет рисковать и влезать в дела ММ, зная не понаслышке о методах и репутации этой организации.

9. За всеми этим не терять контакта с теми, кто сам не захочет отстраниться от ветерана войны. И наведываться иногда в Аклорию, проведать знакомых профессоров.
Еще эльф помнил о тех словах Тайной, но не стремился к встрече с той. Хоть и было немного любопытно, что же она хотела от него, но врага себе в ее лице не хотел обрести, как и не считал, что они могут подружиться.

10. За всеми заботами и устремлениями, уделять когда будет возможность и желание своим любимым полетам, что вдохновляет и расслабляет.

44

~История Оливии Берранкур~

Лишь в воле Бога знать своё место в этом мире, только свет мудрости Инноса может указать верный путь. Пусть не все из нас смогли помочь Империи во время войны, но, быть может, в этом и была наша цель? - Эти слова были прощальной речью магессы, которая определила будущий путь для Оливии. Хотела ли мудрая женщина этим смирить душу девушки? Всё смирение, что успела обрести Берранкур за годы жизни в монастыре, растаяли в один миг, и её пламенная сущность просто возопила: горячка боя милее углей монастыря! Только там я обрету себя и раскроюсь. О, как порой любят Боги пошутить над такими заявлениями.

Деревня, в которую направили Оливию, неудачно попалась на пути отступающей армии нежити, из-за чего все дома были преданы огню - не просто так, из злобы поражения, а с целью нанести максимальный вред живым. И это кроме того, что осколки орды мертвецов оседали в окрестных лесах, создавая многие сложности и без того измученным людям. В это время, в эту смуту, девушка на удивление легко нашла своё место в разрушенном краю, светом своей веры освещая путь ослабевшим. Если не она, то кто? Влияния Церкви, после вести об Избраннице, было воистину безгранично, так что местные жители просто не представляли себе жизнь без представительницы в своём селении, и побег жрицы расценивался бы как проклятье, знак недовольства. Да, она не чувствовала в своей роли желаемой деятельности и отдачи, из-за чего, порой, она вырывалась из деревни во внешний мир, сокрушая остатки мертвецов пламенной яростью и стрелами, но раз за разом её доброта и чувство долга возвращали её обратно. И не зря.

В её селении в одно время появился "паломник", которому до смиренного почитателя Церкви было как свечке до небесной звезды. Прямой вопрос, что было странно, провоцировал честный ответ: его в эти края привели слухи о спектрах, мастерах-лучниках, о чьих способностях ходили легенды. Как и всегда, пустышка, - беззаботно признал юноша, потому как источником этой информации оказался интерес самой Оливии, который простодушные крестьяне раскрутили до небес. Бывает. В любом случае, представлюсь: Амикас Кручче. Экс-спектр, экс-наёмник, "королевский песочник". Пока без "экс-"

Амирон Кручче

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0409/h_1491751942_9608283_5c1d202b1e.jpg
Со слов Амирона: сын мелкопоместного дворянина с севера, основной доход отца - покровительство лесорубов и торговля, с переменный успехом. На образовании второму сыну не поскупился, но выпнул из дома в 14 лет со словами "наследовать тебе нечего, кроме титула. Что добудешь - твоё". С тех пор Амир скитается по землям Империи. Некогда пытался поступить в Орден Белого Лотоса (провалился из-за вольного нрава) и стать учеником спектра (тоже провал, слишком молод). В настоящее время работает осведомителем тайной полиции Императрицы.

Кроме раздражающего словоблудия и прозвища "Искорка", для Оливии юноша оказался ценным источником информации. Он многое поведал девушке об Ордене Белого Лотоса, попутно обрушив её грёзы - простолюдину, да ещё и без военного опыта, путь туда заказан. Кроме того, как признался юноша по секрету, в последнее время монастырь Огня высказывался резко против ухода жриц в подобные структуры, так что шансы у Оливии были где-то в отрицательных величинах. Про спектров, напротив, Кручче обнадёжил, хотя и не всецело - это ведь нечто большее, чем лучник-колдун, тут скрыта целая идеология, принцип мышления. Тем не менее, он готов был помочь ей в поисках, взамен прося о том же: тот мастер, к которому он когда-то пытался поступить на учёбу, безнадёжно потерялся во время войны, так что новые изыскания потребуют совместных усилий представителей двух структур.

Кипение политического котла Империи вскоре докатилось до скромной жизни деревушки, поднимая на своей волне и Оливию, и Амирона. Приказом вышестоящего руководства каждый был сорван с прежнего места жизни: первой повелели применить всё имеющееся влияние Церкви для примирения разгорающегося конфликта недовольства, второму - обеспечить наблюдение, прикрытие и помощь. Шпион и жрица? Да, тандем необычный, но время, в которое они живут, ещё безумнее...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-09 21:01:19)

45

Внимание! Прием дальнейших заявок на планы возможен лишь для тех, кто учавствует в обязательных скачковых событиях III главы.
Для остальных прием окончен. Всем спасибо! Те, кто ещё не получил свои истории - ждите, они будут.

46

~ История Кхана Шома ~

Кхану помогли встать на ноги. Рух-Мар поддерживала его и уже вместе они пошли продолжать сражаться. Хотя сражаться уже было не с кем, нежить стремительно отступала. Сразу после битвы, когда стихли последние звуки сражения, Кхан отправился искать Альфона. Тело ныло и требовало отдыха, но пока судьба командира не была известна, спокойствие не приходило. Орка ждало разочарование, Альфон не воскрес как другие, как бы того не хотелось. Чтобы побывать на его похоронах, пришлось подождать в столице империи, тогда как большая часть прибывших на сражение орков ушла. С ним было немного орков, которые захотел присутствовать на погребении своих боевых товарищей, а так же Рух-Мар, которая осталась по просьбе Кхана. Однако дальше их пути разошлись. Она должна была помочь раненым своего клана и отправилась домой, в то время как Кхан остался в Иридиуме по своим делам, но за время их общения, у них сложились доверительные отношения.

Время проведённое в Иридиуме можно было смело назвать полезно проведённым. Конечно он встретил множество проблем, которые ему мешали. С начала просто нежелание кого-либо незнакомого контактировать с орком. Люди переживали потери, хоронили родных и друзей, и им не было дела ни до чего. Более высокопоставленные личности были заняты разгребанием последствий от этой осады, и это занимало множество времени. Так что первое время Кхан проводил в поиске информации по поводу севера, но это так же было не просто. Приехавшие сразу после осады торговцы, надеющиеся на наивысшую прибыль, требовали явно большее количество денег за информацию а так же карты и им большинству было все равно что орк стоящий перед ними буквально недавно спасал привычный для них мир. Всё же в итоге карту он приобрёл. На ней был обширный кусок севера и частично прилегающие земли Захрэма и Империи. Продолжая искать информацию, так же посещая библиотеки, орк смог дополнить свою карту разнообразными пометками о тропах, опасный районах и прочем. Хотя в правдивости всего этого ещё только предстояло убедиться. Разговоры с боевыми товарищами принесла больше пользы. Магические формулы и сложные эффекты отказывались усваиваться в голове, однако приличное количество знаний о механике работы благословлений Кхан получил.

Возвращение домой было приятным. Их встречали с радостью и теплом, смотря на боевые трофеи. Множество тостов было произнесено за них и множество выпито, но со временем этот восторг перерос в совершенно другие чувства. Оставшиеся в стороне орки через некоторое время поняли, что упустили свой шанс проявить себя в войне. Упустили свою часть добычи, которую могли бы утащить, но на зло для них война закончилась. Спокойствие понемногу сменялось волнениями и через некоторое время целые кланы настаивали на том, чтобы орки начали свои военные походы. Жажда добычи и битвы взыграла новыми силами в народе орков, а пришедшие с добычей собраться лишь раздразнили это чувство. Брат Кхана, глава клана, оставался в смешанных чувствах от всего это. С одной стороны он действительно хотел привести свой клан к славе, а с другой думал, что народ не так уж и силён, чтобы вступать в полноценную войну. За два года напряжение между кланами усиливалось, некоторые были откровенно готовы сражаться с кем угодно, другие с трудом сдерживали своих собратьев и пытались призвать их к голосу разума, участились стычки между кланами, а главы некоторых из них менялись раз в пол года, ломая все начинания предшественника и создавая свои. Самому Кхану ни раз бросали вызов, чтобы подняться по иерархии клана и продвинуться к его брату, но Кхан достойно показывал себя и не проигрывал.
Попытки найти Вечерний Изумруд ни к чему не привели. Кхан банально не нашёл даже обладателей этого сокровища, не то что пытаться его купить. А вот взаимообмен с Винсентом прошёл вполне себе успешно и без каких-либо проблем.
Среди всего этого Кхан нашёл несколько единомышленников в своём клане, которые вполне охотно соглашались с ним ради общей выгоды на какие-либо задания. Эту компанию порой даже обходили стороной, когда они собирались вместе. Они выполнили приличное количество заданий и смогли заработать прилично золота, лишь укрепляя доверие между собой. Это были два орка Рек-Карот и Нииртир, специализирующиеся на ближнем бою, а так же молодая шаманка Шаара. Ещё пытались к ним присоединиться орки, но не долго продержались, а некоторых Кхан банально отказывался брать из за их неопытности.
В один момент, когда компания проводила время в общении с духами, к Кхану Шому пришёл искажённый туманный силуэт и сказал тому опасаться, что сильно отпечаталось в памяти Кхана. Большей информации он так и не услышал, как и объяснений предостережения...

47

~ История Йирта ~


Самые первые дни после осады Иридиума остались в памяти вифрея в виде смазанного, кровавого сумбура. Мёртвые, умирающие, раненные. Затухающие то здесь, то там солярные отблески тех, кто не успевал получить своевременную помощь измотанных целителей. Когда всё закончилось, он покинул город незаметно, стремясь, наконец, вернуться на родину и спасти ту, кого пообещал спасти уже давно. Но что бы было, если бы Йирт погиб на этой войне? Думал ли он о даденном самому себе слове и о муках, испытываемых Старейшиной в то время, пока он, единственный, кто мог её спасти, распылял свой Дар в чужой битве? Задумывался ли он об этом, когда спасая чужие жизни, так сильно рисковал своей? Жива ли она была ещё вообще? Спустя столь долгое время…
Ответа на этот вопрос он так и не смог получить, угодив в лапы банды инферналистов под управлением безумного демонолога Альфария.  Это событие оставило неизгладимый след на психике лиса, в очередной раз, но сейчас действительно основательно заставив его задуматься о неоспоримой неоднозначности бытия. Не всё, что было живым, являлось добром. Жизнь была не только источником соляра и развития, жизнь была ещё и источником пороков. Источником ярости, зла, боли, страха. В те дни он впервые понял, какого это действительно ненавидеть живых. Что-то безвозвратно поменялось в нём тогда, но что именно, ещё предстояло выяснить позже.
Чудом вырвавшись на свободу, вифрей едва смог добраться до Белого Креста. Его состояние вызвало ужас у тамошних целителей, но даже несмотря на это ему была оказана вся необходимая помощь. Раны оставленные инферно зажили, но оставили после себя следы. Многочисленные шрамы, покрывавшие теперь всё тело Йирта так и остались при нём - как бы ни старался, он так и не смог избавится от этого напоминания.
Попытка попросить в Белом Кресте помощи с исцелением Старейшины провалилась. У местных целителей хватало своих забот здесь, им не было дела до далёких Каталийских джунглей и их обитателей. Может раньше он бы не заметил, не воспринял, не принял бы во внимание, но теперь видел точно – всё их добро и вся их самоотверженность имели границы. Границы их собственного удобства. И не было ничего, что могло бы заставить хоть кого-нибудь из них переступить эту черту.
Ему пришлось идти одному, выживая по дороге за счёт своего Дара. Исцелённые были благодарны ему за помощь и даже, несмотря на то, что вифрей не требовал денег, порой подбрасывали ему несколько монет. Широкий жест истинного добра? Нет, всего лишь та цена, которую было принято отдавать за услуги и тем не менее это позволило ему сохранить свой достаток примерно на том же уровне.
Вернувшись на Каталию Йирт понял, что опоздал – Оджа была мертва, а её место занял Раджер C’Апть, его приёмный отец. Воссоединение родственников, однако, прошло не так гладко, как можно было себе представить – Йирт и ранее был нежелательным приёмышем, хотя для вифрейского общества это было воистину редким явлением, теперь же, имея на себе страшные отметины, вызвал лишь непонимание, неприязнь и опасение.
Покинув родину, он добрался до Левиана, намереваясь посетить место, в котором уже был однажды - храм Этерии расположенные неподалёку от города Ривилэн. Там ему удалось встретиться со жрицей, но вопреки надеждам на радушный приём, эльфийка позволила ему лишь отдохнуть с дороги и набраться сил. Перед тем, как уйти. К сожалению, он уже не был достаточно чист для этого благостного места, и вскоре судьба снова привела его в Белый Крест, где бесхвостый на некоторое время осел, найдя работу. Там же он обучился грамоте и получил бесценный опыт в области как целительства, так и магических науках в целом. Всё это позволило ему прикоснуться к тайне странной солярной книги, обнаруженной ещё очень давно, в заброшенном эльфийском храме. Старые, древние тексты оказались несколько свободнее современных трактатов «о Жизни», позволили Йирту взглянуть на эту стихию немного с другой стороны и дали ему основы для более полного понимания не просто течения солярных токов в живых организмах, но и управления этими токами на своё усмотрение.
Получено уникальное заклинание:

Аура контроля

Аура контроля  - Магия 5 порядка
Эффект заклинания: Вокруг колдующего распространяется 20-ти метровая аура сияющего, чуть зеленоватого света. Все вражеские существа, которые попадают в этот свет, начинают получать эффект микро-парализации по одному за определённый отрезок времени нахождения в зоне поражения. Эффекты накладываются друг на друга, постепенно парализуя врагов всё сильнее. На первом стаке противник чувствует лишь лёгкое затруднение движения, тогда как к двенадцатому ощущает на себе полноценный эффект парализации, значительный даже при наличии большой выносливости. На расстоянии 10-ти метров эффект накладывается раз в секунду, а при приближении или удалении от колдующего пропорционально изменяется время между накладыванием эффекта – дальше 10ти метров эффект накладывается раз в две секунды, ближе 10-ти метров – за одну секунду накладывается два эффекта.
Концепция такого воздействия основана на чувствовании жизни и управлении чужой солярной энергией, потому эффект парализации хуже действует на тех у кого мало соляра и не действует вообще на тех, у кого соляра нет. Нежить при нахождении в ауре просто получает урон, в зависимости от расстояния и времени нахождения в зоне поражения.
Тип заклинания: Персональное благословение.
Тип повреждений: <Нет>
Условия для применения заклинания: 8 секунд концентрации, 4 слова, 2 жеста.
Время действия и восстановление заклинания: Действует, пока маг подпитывает ауру. Перезарядка час.
Затраты: Высокая затрата энергии - отток.

Но даже это не могло избавить Бесхвостого от тягостных мыслей и терзающего его чувства вины. Раз за разом он принимал участие в зачистках территорий от остатков нежити, в попытках то ли окончить собственное существование, то ли просто забыться в иллюзии полезности, но однажды их небольшая группа наткнулась на живых. Оказавшись в крайне скверном положении, ради того чтобы спасти захваченных врасплох товарищей, вифрей был вынужден открыто применить магию Крови. Даже будучи спасителем, лис в мгновение ока превратился из друга во врага. Гнусная, запрещённая стихия вызывала у благих целителей лишь страх и глубочайшее презрение. Не став дожидаться того как его повяжут свои же и заставят представиться министерству, Йирт бежал. Бежал, разумно прихватив с собой некоторые трофеи, найденные им в лагере бандитов, обнаруженном им недалеко от места нападения. Среди них оказалась крокодиловая кожа, несколько, явно ворованных слитков металла и странный кинжал, свойства которого не понимали ни сами преступники, ни Йирт, до той поры, когда впервые не смог применить магию. Несмотря на то, что Бесхвостый понимал ценность этого предмета и решил его не выкидывать сразу, кинжал ему откровенно мешал.
Подгоняемый преследованием, вифрей удалялся всё дальше и дальше на северо-восток, и наконец, смог затеряться в глухих деревушках северной территории Мидленда близ Блекмора. Некоторое время проведя в этих местах, он продолжал оказывать помощь нуждающимся, пока на него не вышел один из местных ремесленников, чья дочь была очень больна. Несчастная была очень плоха и едва ли продержалась ещё, если не своевременное вмешательство Хранителя Жизни. Не зная как благодарить своего спасителя, ремесленник вызвался изготовить ему новую одежду из любого материала, который только был в наличии у мастера. Однако лучший материал оказался у самого вифрея и вскоре тот получил в собственное пользование лучший укреплённый доспех, который он только мог представить для самого себя. Жизнь, казалось, снова начала налаживаться, но судьба снова припасла для Йирта очередную неприятность. Очередная деревушка на пути Бесхвостого приняла его не так радушно. Довольно дикая, суеверная и удалённая, она была явно не лучшим местом для бесхвостого, покрытого ужасными шрамами вифрея. Приняв его за скверного духа и обвинив того в недавнем море кур, Йирта повели на костёр. И гореть бы ему под восторженные вопли безликой толпы, если бы в расправу не вмешался незнакомец. Совсем ещё юнец, он оказался талантливым магом и, как выяснилось, вампиром. Стянув странного вифрея буквально из-под носа у деревенских, он, вопреки ужасу Бесхвостого, не стал его ни есть, ни даже запирать в тёмных подземельях. Лишь представился ему как Ристал и проявлял сильный интерес к его магии. Возможно, если бы не давний, застарелый страх, они бы и смогли поладить – открытый, любознательный и совершенно не жуткий, юнец был мил и не проявлял признаков агрессии. Он даже вернул Йирту его конфискованное перед «ритуалом очищения» добро и подбросил лиса до Ельника, оставив того в полнейшем замешательстве и спутанных чувствах.
К тому моменту вифрей уже достаточно видел такого, от чего другие маги Жизни так старательно пытались отвернуться и не замечать. Здесь в Ельнике он был немного дальше от ужесточившегося закона, преследований и нетерпимости и здесь же, наконец, смог понять, что как раньше уже не будет никогда. Но вместе с потерями пришли и встречи. Разбуженный посреди ночи от мощнейшего солярного присутствия, Йирт не обнаружил успевшего исчезнуть гостя, но обнаружил Уррура, след которого так и не смог отыскать за всё это время. Как и почему именно сейчас – эти вопросы оставались без ответа.
Местный кузнец сказал, что не сможет переплавить кинжал, не разрушив его антимагических свойств и лису пришлось изощряться, придумывая для своего вернувшегося питомца специальный костюмчик с чехлом. Насколько это было удобно для зверька, вопрос был ещё открытым, но лучшего он пока придумать не мог.
Тем временем по северным городам начали ползти странные слухи, идущие из-за Северного Рокового Хребта. Держащийся чуть в стороне, нелюдимый вифрей пропустил появление гостя из деревушки Нильдерм, но теперь знал точно, что скоро обязательно найдутся те, кто заинтересовался обещанной наградой. И путь их лежал за пределы озверевшего Имперского мира, туда, куда как многие считали, забредают только самые дикие метели.

48

~ История Джеймса Толда ~

Ох, рано, встаёт охрана! Джеймс сталкивался с этим и раньше, но лишь после победы смог ощутить на себе, на сколько же хрупок, оказывается, тот мир, который лишь недавно стремился себя разрушить. Беженцы, бедняки и просто обезумевшие от потерь люди постепенно возвращались в столицу, постоянно сталкиваясь с множеством сложностей, среди которых затаившийся призрак был наименьшим из зол. Мошенники и бандиты, беспризорные сорванцы без уважения к закону  - вот что было страшнее всего, и с чем Толду приходилось нещадно бороться день за днём, пока не восстановилась Аклория. И вот тут и начались настоящие сложности...

Прошедших войну старались выпустить досрочно и за год, давая некоторые послабления по срокам, но требуя полной отдачи знаний за этот период. В этом смысле и без того напряжённый график стражника претерпел изменения - в сутках, вместо двадцати четырёх, стало на час больше, потому что надо было на этот час раньше встать! Ни о каких поисках новых знакомств в этом случае речи не было, даже старые вспоминались с трудом. Если сюда добавить ту лихорадку, которая охватила службу гонцов, то и состояние родных долгое время было для Джеймса тайной о семи печатях, пока не пришла весточка от сестры о том, что все живы и здоровы. Впрочем, нет худа без добра - настойчивость и упорство, вкупе с уникальным даром Видящего, позволили...сблизиться?...с Асфир. Крайне рано говорить о каких-то дружественных отношениях, тем не менее эльфийка охотно помогала юноше укрепить его познания о духах и призраках, вплоть до одной выездной работы в лесах Затерии. Там, вместе с ещё двумя студентами, они обнаружили вымирающий от эманации Смерти лес, а вместе с ним мог был погибнуть и дух-хранитель. Совместными усилиями наставника и воспитанников удалось задержат процесс разложения, но в будущем в это место потребуется вернуться - пока ни у кого не хватило сил и опыта как-то связать духа с собой, что, возможно, случится в будущем.

Окончание академии принесло желаемое облегчение и звание лейтенанта для регулярной армии, что соответствовало повышению в ранге и для стражи. Вот тут уже была возможность развернуться, и Джеймс в этом плане неплохо себя проявил, в чём ему помогли знания, полученные от Асфир - во многих домах Иридиума всё ещё оставались неупокоенные души, которые , порой, охотно делились некоторыми идейками, получая взамен желаемое упокоение. Тем не менее, подобные способности вызывали некоторое отторжение среди товарищей и создавало весьма противоречивые слухи о новоявленном командире. Что весьма любопытно сказалось на поиске информаторов - со стражей были готовы сотрудничать немногие, а уж с самоотверженным и странным командиром? На такое решилось лишь четыре человека - кузнец с квартала Ремесленников, торговец специями с Нижнего рынка, трактирщик из Затерии и один бродяжка с Нижнего кольца. Вот и вся сеть, которой пока удалось похвастаться. Но она уже успела себя проявить весьма неожиданным образом: кузнец как-то рассказал Джеймсу про соревнования на арене, которые будут проводиться в день Звонкого Молота, их местного праздника. До сего момента стражник не особо-то и успевал отметиться в желаемом месте, зато сейчас желаемое удачно совпало с действительным. В этот день Толд проявил себя как никогда раньше, с успехом достигая финала, где в награду готовы были вручить творение одного из мастеров-бронников, при том условии что он решится на "последнее испытание" - встать под выстрел из арбалета, демонстрируя уверенность в доспехах. Кираса из титана против жизни? Но в первой ли ему подставляться? Дыханье стало чаще, сердце рвётся из груди. Щелчок! Гулкий звон шлема...

Лекарь, который вернул Джеймса к сознанию, посетовал на безрассудство юности, но успокоил стражника - приз тот заслужил. К сожалению, то были не полные латы - лишь кираса с защитой для рук и шлемом, но и то выглядело внушительно и величаво. Награду в деньгах юноша практически полностью потратил на приобретение своей комнаты в одном доме на Верхнем Кольце. Домовладелица, которой он некогда помог отбить её славный домик от зомби, простила ему странные слухи и добродушно разрешила вскоре выкупить здание целиком, если так ему понадобится. Тем временем торговец рассказал про любопытную штуку, которую он видел в Торговой Лиге - кольца-"голубки", которые позволяют обмениваться мыслями двум владельцам. Если дать ему время, то он, возможно, сможет найти такие и в Иридиуме.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-08-13 11:02:52)

49

~История Эксэлума Сайруса~

Смерть Ашио была одной из многих, что страшным известием пронеслась среди жителей и союзников империи. Эльф присутствовал на тех похоронах, имея возможность проводить погибшего в последний путь, к чертогам Инноса. Как и другие ветераны войны, сумевшие отличиться в бою, Саурус был награждён и отмечен вниманием представителей знати и магического сообщества империи, однако о громких титулах и славе речи, конечно, не было. В прочем, даже эта известность среди некоторых и признание его заслуг было хорошим достижением для молодого чародея, развивающегося не по эльфийским темпам. Среди тех наград, что достались эльфу, была и вещица необычайной редкости - сумка, способная вместить в себя куда больше, чем можно было бы себе представить. Ранее она принадлежала одному из мастеров тёмной армии и не все её свойства были известны с самого начала, но со временем Эксэлум осознал, какая ценная вещица попала к нему в руки.
Став избранницей, у Джейн возникло много дел, связанных с Церковью, а потому свободного времени у бывшей охотницы было немного. Им удалось повидаться во время церемонии погребения Святого Отца, где бывшие члены его отряда смог ли вместе отдать последние почести погибшему. Так или иначе, Эксэлому показалось, что за их небольшую встречу ему удалось произвести хорошее впечатление.

Луар не смог дать определённого ответа на вопрос Эксэлума касательно вихря, что защитил его душу. Старик лишь предположил, что, быть может, этот вихрь был порождением воли самого Эксэлума, его внутренним стремлением к свободе, что не позволило сделать из него подконтрольную нежити марионетку. Он назвал несколько книг, которые описывали интересующий эльфа аспект поднятия мёртвых - конечно, эта литература была сильно ограничена рамками дозволенного для изучения, а потому не раскрывала всех подробностей. Ответа на свой вопрос, увы, найти так и не удалось.
С Миланой поговорить вышло не сразу - слишком много было раненных и целительница просто-напросто не могла позволить себе отвлекаться на что-то еще, кроме как лечение нуждающихся. Пока Сайрус помогал восстановлению Аклории, женщина была занята целительством, но вот наконец им довелось пересечься в коридорах академии, чтобы обсудить события недавнего боя. Разумеется, Милана даже не ожидала, что Эксэлум позволит себе погибнуть в том бою - целительница верила, что Сайрус сможет справиться и помочь аклорийцам продержаться до отступления. Она посочувствовала эльфу и пережитому им, однако и упрекнула, отметив, что собственная жизнь является одним из самых ценных, что есть у любого живого существа и распоряжаться этим сокровищем следует осторожно и осмотрительно.
С Зиком так же удалось связаться и от него Эксэлум узнал, что был воскрешён силой Магистреллы Иэлении, одной из членов вернувшегося Круга Магистров. Бывший учитель заодно осудил эльфа, отметив, что было глупо сражаться с Рад-дорой, особенно без сил. Зик просил лишь собрать учеников для участия в ритуале, но никак не о самоубийственном сражении с одним из архиличей Марагора.

Известие об утрате дара жизни огорчило мать. Сильфида была хмура и, определённо, недовольна сыном. Совершить ошибку, стоящую расположения элементаля к себе - это был большой промах. В прочем, Силлана, конечно, не стала читать Эксэлуму длительные нотации. За тот недолгий срок, что чародей пробыл в Левиане, ему удалось узнать, что дар возможно вернуть, однако, каким именно образом - с этим возникали трудности. Даже его мать, опытная и умелая сильфида, не могла сказать точно, каким именно образом сын мог вернуть себе утраченную магию. Что же касается обстановке на родине - эльфийские леса постепенно восстанавливались. Кое-где все еще бродила нежить, часть леса была отравлена и осквернена. Друиды активно занимались исцелением повреждённой земли, в то время как отряды следопытов и военных волшебников занимались чисткой лесов.

Эксэлуму удалось без всяких сложностей вступить в Зеркало Миражей. Его боевые качества были оценены по достоинству, однако, даже при этом он должен был пройти обязательный испытательный срок, который, в прочем, для Сайруса был значительно снижен в виду способностей и опыта эльфа, а так же известности. Всего три месяца и Эксэлум стал полноправным членом гильдии и уже через неделю ему довелось отправиться на своё первое задание в новой роли. Небольшой нестабильный источник эфира смерти открылся в окрестностях Заросшего ручья и группе, в составе которой находился Эксэлум, предстояло отправиться туда и закрыть его. На этом задании ему и довелось познакомится со своими будущими товарищами: вифрэйской Футой, полуэльфом Сэльзом и человеком Мунсунэ. Фута показала себя как очень любознательная, не сильная, но достаточно умелая и знающая волшебница. Полуэльф же отличался особенной авантюрностью, но при этом и не малой силой. Во время своего первого спарринга с Эксэлумом, Сэльз продемонстрировал впечатляющие боевые навыки мистика, а его защита впечатлила эльфа, пусть и не выдержала всего его натиска молний. Что же касается Мунсунэ - Эксэлум имел возможность по достоинству оценить и его силу, как водного призывателя, и его верность товарищам, однако, была у этого человека необычная особенность - он молчал. Всегда. Даже плетя заклинания, этот человеко не произносил ни слова. Слухов вокруг этого факта гуляло не мало, но ни один из них не был истинным, Эксэлум в этом почему-то не сомневался.

Фута, Сэльз и Мунсунэ:

http://se.uploads.ru/q7Pje.png http://s3.uploads.ru/eVWt3.png http://sh.uploads.ru/Zo9i1.png

К зиме 86-го Эксэлум получил руководящую должность. Теперь экспедиции проходили под его руководством, как и выполнение боевых задач. В гильдии Сайрусу удалось не только позитивно реагировать на шуточки, которыми, в частности, очень любил осыпать товарища Сэльз, но и зарекомендовать себя как уважаемого мага. Среди гильдейских эльф успел заслужить репутацию сильного и умелого чародея, с которым стоит считаться. Товарищей удалось еще не мало завести, но неизменными компаньонами оставалась троица из вифрэйки, полуэльфа и человека, с которыми эльф очень хорошо поладил.

Встреча с Юторией не состоялась. Прибыв на место встречи, эльф уже заподозрил неладное - странна тревога дерзала разум чародея. Похоже, что об их встрече прознали... Эксэлум услышал чужой, инородный голос в своей голове - он говорил забыть девушку. Так будет лучше - как ему, так и ей. "Та, кого ты знал, давно мертва. Смирись с этим, эльф," - таковы были последние слова неизвестного. Попытка отыскать говорившего не увенчалась успехом, неизвестный быстро скрылся, не позволив раскрыть себя.

Успешно выполняя задания, поступающие в гильдию, Эксэлум встретил лето 87-го года в Кардосе, куда прибыл после очередной экспедиции плечом к плечу со своими товарищами. Отдохнув после проделанной работы, они, тем не менее, еще не были свободны, ведь предстояло сдать отчёт о проделанной работе в кардосовский филиал гильдии.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-18 15:16:41)

50

~История Ивейн~

Оставив позади стены родного города, полные для неё призраков, Ивейн направилась, должно быть, в единственное место, куда могла. Воспользовавшись последним отцовским советом, она взяла путь в Левиан, чтобы разыскать старого друга семьи, своего былого учителя и наставника, единственного, от кого девушка ещё могла надеяться получить помощь и добрый совет.
Вовсе не с распростёртыми объятиями эльфийские рейнджеры встретили человеческую девчонку на границе Вечного леса. Стрела, вонзившиеся в землю, всего в метре от её ног, заставила Ивейн замереть. Вскоре, из густого подлеска, её окликнул очень мелодичный, но совершенно недружелюбный голос. Наречие Синдарин. Тот факт, что девушка сумела ответить на том же самом языке, послужил, быть может, причиной того, почему дальнейшие переговоры со стражами Вечного леса проистекали в более мирном ключе. Военное время, беспокойное и опасное, пробуждало в живых существах недоверие друг к другу.
Тем не менее, несмотря ни на что, Ивейн удалось быть убедительной, и цель её визита сочли достаточно удовлетворительной и прозрачной, чтобы сопроводить до ближайшего штаба, где для неё впоследствии были подготовлены все соответствующие документы, чтобы она могла без препятствий провести последующий месяц на территории эльфийского государства. Месяц, но не более того.
Оказавшись в столице светлых эльфов, первое, что для себя уяснила Ивейн - это то, что её знания языка совершенно недостаточно, чтобы свободно изъясняться, или хотя бы просто стабильно понимать всё, что ей говорят. Несколько дней ей пришлось потратить на поиски того собеседника, которого она бы понимала, и который знал бы при этом хоть что-нибудь об Илириэле из дома Аш'Элиаль. И в конце концов ей это удалось.
Испытывая на себе резкие, не одобряющие взгляды, девушка поднялась на верхнюю террасу, туда, где под самыми кронами вековых деревьев располагались дома и особняки, исконных обитателей этого города-леса, светлых эльфов.

Илириэль Аш'Элиаль

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0416/h_1492352125_4162258_f99fde89cf.jpg
Высокий, стройный, грациозный, его лиственный взгляд смотрел на неё с лёгким удивлением, лишь едва заметно пробивающимся через привычное спокойствие, а медно-золотые волосы ловили на себе блики приглушённого кронами солнца.
Ивейн не пришлось долго стоять на пороге, эльф открыл для неё двери своего дома, уже там их ждал долгий разговор, что не принёс радости обоим, но был так необходим Ивейн. Известие о гибели старого друга глубоко опечалило мужчину, но он выразил своей бывшей ученице тёплые слова поддержки и пообещал помочь во всём, в чём она только будет нуждаться. В последующие дни его слова и мудрые советы очень сильно помогали девушке, помогали если не справиться с её переживаниями, то заметно облегчить их, чтобы когда-нибудь она сама уже могла встать на путь примирения с самой собой. Возможно, именно слова Илириэля уберегли девушку от многих глупостей, которые она могла с собой совершить.
Отдых в Левиане пошёл на пользу как её телу, так и душе. Старый наставник с удовольствием посмотрел на то, чему научилась его ученица за время с их последних уроков, и не преминул поделиться с ней новым знанием. Лишний раз убеждалась Ивейн, что хоть её навыки и были велики, настоящее мастерство ещё впереди.
Каждый день Илириэль рассказывал девушке истории, часть из них была про её отца и мать. Однажды эльф рассказал историю самой первой их встречи. Тогда родители Ивейн были совсем молоды и безбашенны, в поисках приключений они пересекли границы Вечного леса, и умудрились пробраться на одну из запретных его территорий до того, как на них наткнулся патруль рейнджеров. Этот самый патруль и возглавлял Илириэль, действующий спектр, который по-началу вовсе чуть не отдал приказ расстрелять чужаков. Стоило ли говорить, что эта версия истории их знакомства несколько отличалась о той, что ей рассказывал отец? Тем не менее, ситуация разрешилась без кровопролития, а впоследствии эльф, что на тот момент был почти на шесть веков старше родителей Ивейн, нашёл с молодыми людьми общий язык, они поладили неожиданно, но крепко, и в дальнейшем это положило начало долгой и преданной дружбы. Именно из-за них Илириэль на десятилетия оставил свою службу, променяв её на приключения в обществе такой энергичной и живой пары романтиков. Ни раз спектр спасал жизнь им обоим, и не раз они выручали его самого. Это был полезный опыт, который заставил эльфа пересмотреть многое в своей жизни, и о котором он по сей день вспоминает с теплом в сердце. Вернувшись в родные леса, мужчина не стал более возвращаться на военное поприще. Имея благородное имя, блестящее образование и многочисленные личные заслуги, перед своим народом, он решил посвятить свою жизнь налаживанию взаимопонимания между эльфами и их союзниками, людьми. Он стал послом и дипломатом при Триумвирате, и этот высокий пост занимает по сей день.

Говоря откровенно, когда наступило время покидать обитель светлых эльфов, делать этого Ивейн не хотелось. Однако и оставаться дольше она не могла, памятуя о том, что где-то там, в Иридиуме, её ждёт окончание обучения и встреча с друзьями, которых она не видела уже слишком давно. Всё ли было у них в порядке? Все ли они пережили эту ужасную войну, о которой рассказывал ей старый наставник?
Пришло время расставаться, и расставание это произошло на неизменно тёплых нотах. Илириэль дал девушке денег в дорогу и обещал оплатить всю стоимость её обучения до самого выпуска из академии. Вдобавок, он обеспечил для неё портал прямиком в Иридиум, а на память о себе подарил ей свой старый доспех, бригантину из мифрила, и к ней изящный поддоспешник из кожи василиска, пошитый специально на девушку.

Призрачный покров

Описание: Удивительно лёгкая и изящная бригантина, обеспечивающая отличную защиту для торса. Снаружи она обита белоснежной, узорчатой тканью, которая делает силуэт владельца размытым, будто призрачным. Изнутри же представляет из себя ряды плотно подогнанных мифрильных пластин, практически не звенящих, а при не быстром передвижении и вовсе бесшумных.
Материалы:
http://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/66841.png Призрачный шелк х5
http://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/29426.png Мифрил х3
Характеристики:
Прочность пластин: 20
Сопротивляемость пластин: 5%
Прочность основы: 6
Сопротивляемость основы: 15%
Магический потенциал всего предмета: 1,5/22,5
- Бригантина немного снижает видимость существа, одетого в неё, делая его немного прозрачными.
Руны:
Руна ауры ветра х3:
Защитная фундаментальная, Алхимический рисунок
Руна-связка х3:
Руна-связка, Алхимический рисунок
Стоимость материалов: 84 http://s4.uploads.ru/xWy0o.png

Чешуйчатый мундир

Описание: Изящный поддоспешник эльфийского кроя, который вне боя с таким же успехом выполняет функцию обычной верхней одежды. Обладает длинными рукавами, воротником-стойкой, удобно подогнан по фигуре и практичен в повседневном ношении. Кожа василиска имеет голубоватый оттенок на рукавах, который переходит в зелёный на груди. Чешуя красиво переливается на солнце. Имеются узорчатые застёжки из малахита.
Материалы:
http://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/19326.png Шкура василиска х6
http://misterium-rpg.ru/files/0001/52/10/53709.png Малахит х1
Характеристики:
Прочность поддоспешника: 5
Сопротивляемость поддоспешника: 10%
Магический потенциал всего предмета: 2/43
- При использовании поддоспешника сопротивление магии природы владельца возрастает на 15%, а сопротивление ядам на 6%.
Руны:
Руна регенерации х2:
Защитная фундаментальная, Алхимический рисунок
Руна-связка х1:
Руна-связка, Алхимический рисунок
Стоимость материалов: 48 http://s4.uploads.ru/xWy0o.png 4 http://i1210.photobucket.com/albums/cc413/Astrit1990/money_n_silver2.png

Вернувшись в Иридиум, Ивейн быстро столкнулась с последствиями недавней осады. Некогда величественный город сейчас представлял из себя печальное зрелище, а посреди руин нижнего кольца даже возвышалось несколько уже остывших вулканов. Но куда печальнее для студентки стали новости о погибших друзьях. Да, она до последнего не хотела в это верить, но смерть и лишения преследовали её по пятам, и она не могла сказать, началось ли это после Кардоса, либо было с ней всегда. Мия... От вифрэйки, что некогда одним лишь своим появлением могла привнести в студенческую компанию частичку веселья и тепла, осталась лишь одна лютня, брошенная в пустой комнате, запылившаяся от прошедшего времени. Ивейн взяла её, чтобы оставить себе хоть какую-то частичку на память о своей погибшей подруге.
Деструктивные эмоции вновь возвращались, впервые после Левиана. Девушка накручивала себя каждый божий день, и не верила, что когда-нибудь снова сможет влиться в привычный учебный ритм. Всё это казалось слишком неправильным. Уже неправильным. Боль и опустошение охватили девушку, а её душевные терзания вернулись с прежней и ещё большей силой. Вскоре она нашла для себя способ унять душевные раны - стала наносить себе раны физические. Боль внутри на время отступала. На время, пока заживал очередной шрам, которыми Ивейн в припадках наваждения обильно украшала левое предплечье. Ей хотелось уйти. Если не из жизни, то хотя бы из стен, что так невыносимо полнились призраками прошлого.
Лишь благодаря профессору Веллиорану, который вовремя обратил внимание на настрой и успеваемость Ивейн, и нескольким обстоятельным беседам с ним, девушка переменила своё мнение. В некотором роде он пристыдил её, но в то же время и вдохновил. Он рассказал ей о том, сколь многие пожертвовали своими жизнями в битве за Аклорию, рассказал о том, как сам погиб в схватке с могущественным архиличом, и был возвращён к жизни лишь благодаря ритуалу, стоившему не меньших жертв. Эти жертвы не должны были стать напрасными. Все они сражались и умирали за то, чтобы Аклория жила, за то, чтобы ученики продолжали учиться. Не сдаваться. Продолжать обучение, вопреки чаяниям врага. В этом и заключалась их настоящая победа. Победа, которой могла послужить и сама Ивейн.

По окончанию обучения, перед девушкой встал выбор, куда идти дальше. Всё осложнялось тем, что выбор этот ей следовало сделать как можно быстрее, прежде, чем её насильно отправят на военную службу, отдавать долг новой, суровой родине. Империя сильно изменилась за прошедшие годы. Новая Императрица правила ей железной рукой, принимая радикальные, жёсткие законы, направленные в большей степени на усиление военной и экономической мощи Империи, а не на благополучие отдельных её граждан. Несмотря на всю суровость новой власти, даже она не могла полностью совладать с разгулом преступности и инакомыслия, что бурным цветом распустились на истерзанной войной земле. Ивейн встречала множество грязи, людской и нелюдской, пока путешествовала по трактам Империи, от одного крупного города к другому, в надежде найти себе подходящее место и гильдию, что удовлетворит её запросам. Увы, для одинокой девушки, такого рода путешествия, особенно в такое время, не сулили ничего хорошего. Несколько раз она нарывалась на проходимцев, но постоянно ей удавалось улизнуть. После демонстрации магических способностей, ушлые путники предпочитали не иметь с ней дел. Так продолжалось до тех пор, пока ей не встретились настоящие преступники. Отчаявшиеся, обездоленные люди. Грабители. Убийцы. Они стояли прямо на дороге, возле разбитой телеги, что принадлежала старому торговцу. Тот валялся на земле, пока его ногами избивали двое. Ещё один наблюдал за всем этим с полубезумной улыбкой, а четвёртый из подельников за волосы стаскивал с телеги маленькую девочку, дочку несчастного старика. По их возбуждённым, каркающим голосам Ивейн поняла, что девочку собираются использовать как игрушку для удовлетворения своей грязной, низменной похоти.
В этот момент что-то щёлкнуло в голове у водной волшебницы. Она понимала, что обладает силой достаточной для того, чтобы спугнуть трусоватых мужчин, она уже делала так, и не раз. Она знала, что мало кто из этого отребья рискнёт мериться силами с ней. Но она не стала. Не захотела. Перед взором её проносились лица ненавистных мучителей, садистов из Кардоса, лица, удивительно похожие на лица тех ублюдков, что она видела перед собой сейчас. Повадки, голоса... Всё одно и то же. Этот мир одинаков. И он полнится одинаковой сволочью. Этой сволочи не станет меньше никогда. Если она не начнёт от неё избавляться...

Ледяные колья веером прошили сразу двоих грабителей. Одного из них буквально разорвало напополам, а второй, тяжело раненный, взвыл от дикого, поистине животного ужаса. Распластавшись на земле, от трясущимися руками пытался заправить свои внутренности обратно в живот. Остальные тут же побросали свои занятия и обернулись в сторону внезапно возникшей угрозы. Как раз вовремя, чтобы увидеть летящий в них сгусток льда, что покрыл одному из людей толстой ледяной коркой всю верхнюю половину торса, вместе с головой. Он даже не успел вскрикнуть, просто завалился на землю замороженным, мёртвым куском мяса.
Последний из оставшихся на ногах, недолго думая, бросился бежать, спотыкаясь и практически не разбирая дороги от страха. Вот только у Ивейн была лошадь. Догнать бандита не составило никакого труда, а хруст костей под копытами надолго запомниться юной заклинательнице воды, как музыка удивительно приятная для слуха. Музыка мести, музыка справедливости. Спешившись, она направилась к только что спасённым ей людям. Старик был совсем плох, он лежал на земле, а лицо его было залито кровью. Девочка сидела возле него, прижимая к себе его руку, но как только Ивейн приблизилась, малышка пискнула от страха и отодвинулась вплотную к колесу телеги. Она боялась свою спасительницу и боялась, казалось бы, даже больше, чем тех грабителей, с которыми та только что разделалась. Вернее, почти разделалась.
Мерзким зудением до ушей Ивейн донеслись хлюпающие мольбы о пощаде и причитания одного из тех мужчин, которого прошило её ледяными кольями, но который всё ещё был жив. Ничтожество. Он был слишком сильно похож на одного, знакомого ей ублюдка, с причёской на половину головы. Пальцы до скрипа сжались на дереве посоха, костяшки побелели. Задыхаясь, не помня себя от гнева, Ивейн раз за разом опускала тяжёлое древко на голову живому человеку, с каждым новым ударом превращая её во всё более и более аморфный кусок из мешанины мяса, мозгов и костей. К тому моменту, как она закончила, дыхание окончательно сбилось, а вместо лица у мужчины была огромная, зияющая багрянцем дыра.
Девочка плакала, так громко, она плакала уже долгое время, но только сейчас Ивейн её услышала. Посмотрев на свои окровавленные руки, утерев кровь со лба, она наконец осознала, что натворила. Но было ли ей стыдно за себя? Отнюдь. Она понимала, что поступила правильно. Этот мир заслуживал не милосердия, но справедливости, пусть жестокой, пусть бесчеловечной. Заслуживал. В последний раз окинув взглядом место бойни, изувеченные трупы, обезумевшую от страха девочку и старика, что с трудом поднялся на ноги и сейчас, сам со слезами на глазах, пытался успокоить свою дочь, Ивейн попросту развернулась и пошла к лошади. Здесь ей делать было больше нечего. Но скольких ещё ублюдков она встретил на дороге? Теперь она знала, что больше не станет проходить мимо. Этот день многое в ней изменил. Этот день сделал её сильнее.
Время, проведённое в пути по дорогам Империи, погрязшей в преступности и смуте, многое  изменило в Ивейн. Она стала жёстче, осторожнее, куда расчётливее и взрослее. Детская наивность, о которой так смешно было вспоминать, больше не показывалась на виду. Улыбаться девушка тоже практически перестала.

В Валенсию она прибыла уже другим человеком. Человеком, который точно знает, что ему нужно. Человеком, который ставит свои интересы на должное место. Человеком, который умеет добиваться своего.
Всего через неделю подготовки ей удалось получить членство в исследовательской гильдии "Хрустальный пик", которая имела в этом городе свой филиал. Теперь вопрос с военной обязанностью можно было оттянуть на неопределённый срок... Теперь у Ивейн появится время на то, чтобы всё хорошенько обдумать и взвесить.
За время своего путешествия она не раз видела листовки, в которых обещалась награда за одного, возможно, очень и очень знакомого ей человека. Неужели Альфарий действительно попал в такую серьёзную переделку? Тогда, правильно ли она поступила, что связала свою жизнь с новой гильдией, вместо того, чтобы помочь ему, или хотя бы разузнать больше о его судьбе?
Вдобавок, она уже давно знала про Ллойда, брата одного из тех отчаянных героев, что сгинул в тенях, во время битвы с самим Марагором. Сгинул, вместе с Мией и многими другими... Но принесло ли это знание ей хоть что-нибудь прежде? И принесёт ли в дальнейшем?
И Кардос... Сколь многие разы этот город преследовал её в мыслях, бессонных ночах, полных кошмаров? Она хотела вернуться, хотела быть уверенной... Но не могла найти в себе сил. Частичкой своего сердца девушка понимала, что слишком слаба для этого. Что она всё ещё та самая, маленькая и глупая девчонка, по чьей вине был убит отец, уничтожен дом и всё, что когда-либо было ей дорого... Она была слишком слаба, чтобы вернуться. Она знала, что не справится, ни с тем грузом, что ляжет на её плечи, ни с врагами, если они прознают о её возвращении. А союзников у неё не было вовсе. Разве что старый учитель, Илириэль? Вот только захочет и сможет ли он помочь в этом деле?
Терзаясь сомнениями, неизвестностью перед будущим, Ивейн попыталась уйти в работу. И не прогадала. Монотонные, рутинные будни отлично отсеивали из головы лишние мысли и переживания. Тем более, что область, в которой работала Ивейн, приносила ей самое настоящее удовольствие. Это было отделение спектрологии, под руководством Джека Брайта, умудрённого годами учёного, что по какой-то невероятной ошибке оказался заперт в теле подростка. Без возможностей выбраться или постареть...
За несколько месяцев продуктивной работы Ивейн так и не завела ни одного знакомства, что хотя бы гипотетически могло перерасти в дружбу. Замкнутый, мрачный, в чём-то даже озлобившийся характер юной девушки не способствовал этому. К тому же, шрамы, оставшиеся на её губах, отвращали от неё особенно изнеженных и чувствительных особ. Те раны, которые она получила от кинжала сумасшедшей психопатки... Теперь они останутся с ней навсегда, напоминая о её слабости. Напоминая о том, что она должна стать сильнее. И что она станет.
Да, верно, своё время она так и не успела получить должную, квалифицированную  помощь. Раны начали затягиваться сами, а её собственная магия всего-лишь ускорила процесс рубцевания. Тем не менее, результаты могли быть куда печальнее... Сейчас же следы былых ошибок были не более чем тонкими белёсыми линиями, коротко перечёркивающими её губы то здесь, то там. За прошедшие годы девушка научилась маскировать их за неброской пудрой.
Недели сменялись неделями, своих успехов в работе Ивейн словно бы не замечала, а другие не спешили ей на них указывать. Она так и не пробилась выше мастера четвёртой ступени.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-17 00:06:57)

51

Так как событие в скачке наконец-то завершено, хотелось бы попытаться сделать за это время несколько вещей.

- Даже если и выбраться из-под контроля Рахана пока что невоможно, Орнелла будет упорно двигаться в этом направлении, как и к полному восстановлению всех воспомианий. Возможно даже сказать, что это станет её главной целью.
- Когда-то давным-давно я отыграла находку этой загадочной записной книжки, автором которой является один из старых знакомых первого учителя Орнеллы. С Кел-Разором поговорить об этом не удалось, однако за два минувших года она могла бы попытаться отыскать эту личность, расшифровав записи. Возможно, это в какой-то степени может поспособствовать освобождению Орнеллы - если ей удастся кого-либо найти.

52

~ История Орнеллы Мортикус ~

Время шло, и чем дальше, тем яснее становилось, что прошлого уже не вернуть. Марагор был повержен, а его Культ раздроблен и охвачен предсмертной агонией. Раздробленность воцарилась в Безымянных землях, вновь как когда-то. Даже до самых отдалённых уголков этой безжизненной земли доносились грохочущие раскаты собирающейся бури. От неё не смог остаться в стороне и Рахан, Жрец Смерти, что возглавлял Культ Служения Истине. Сборище фанатиков, расположившихся в Храме Костей, что располагался на окраинах Пепельного рая. В действительности, Рахан и его приспешники не просто не смогли остаться в стороне, но были втянуты в самый эпицентр лихо закручивающихся событий. Как и весь Пепельный рай в целом.

Мятежная душа Орнеллы никак не могла смириться с её нынешним положением. Несмотря на восторженные увещевания Рахана и его лживую лесть, назгул понимала, что является для него не более чем инструментом. Само по себе это осознание вовсе не было ценным. Однако со временем искры непокорности разгорались в душе некромантки всё жарче и жарче, а топливом им служили пробуждающиеся воспоминания. Они пробуждались медленно и нехотя, но пробуждались неуклонно. Со временем Орнелла вспомнила кем она была в прошлой жизни. И даже то, кем была в позапрошлой. Она помнила былой опыт, помнила о предательстве и Смерти. И воспоминания эти стали для неё путеводной звездой. Оставалось лишь понять, как именно могла она сбросить с себя гнёт нынешнего Хозяина? Ведь сила его отнюдь не уступала, и даже превышала её собственную...

Быть может, найденная в Чёрной долине книга действительно могла ей помочь. Однако успеха добиться Орнелле было не суждено. И не столько потому, что она не имела совершенно никаких познаний в криптографии, или же банально не имела ресурсов для того, чтобы разыскать того, кто её написал. Нет, в действительности, дело оказалось гораздо хуже. Книги при Орнелле вообще не существовало. Как и всех остальных её вещей, что она имела при себе на момент роковых событий в Иридиуме. Пускай не сразу, но назгулу всё же пришлось смириться с этой потерей.

Своими силами изыскать способ избавиться от контроля Орнелла не сумела. У неё попросту не было достаточно времени для серьёзной работы в этом направлении, ибо практически всё время она находилась под присмотром, а если и оставалась наедине, то отправленная по какому-либо поручению своего Хозяина. Во время одного из поручений в Пепельном рае, она встретилась с существом из своей прошлой жизни. Существом, с которым общалась совсем недолгое время, но при событиях невероятной значимости. Это была мастер-лич по имени Аррука. После окончания войны она обосновалась в собственном особняке, в центральной части города мёртвых. Завести разговор с ней так и не выдалось возможности, однако взгляд, которым она проследила за Орнеллой, говорил о том, что она узнала её. Возможно, даже заинтересовалась судьбой? Память услужливо подсказывала Орнелле, что когда-то этот лич задолжала ей одну услугу... Вот только захочет ли она её возвращать, если ей об этом не напомнить?

Аррука

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0528/h_1495940636_7153972_97cd9dab15.jpg

Таким образом, незаметно для неё, минуло два долгих года. За это время Безымянные земли окончательно погрузились в смуту и грызню между новоявленными Владыками, наиболее влиятельными и могущественными обитателями земель, что были унаследованы ими от павшего Культа Марагора. Сама для себя Орнелла понимала, что ещё на протяжении как минимум ближайшего времени судьба её будет неразрывно связана с судьбой Безымянных земель, с теми событиями, что будут в них происходить, и с капризной волей своего собственного, фанатичного Хозяина.


Игроку

Игрок приглашается в квест Игра Теней, как один из самых логичных вариантов начать игру в следующей главе.
Всё имущество из дневника персонажа следует удалить.

53

1. Крепко обосноваться на новой должности.
2. Обрести новые высокопоставленные связи не в ущерб себе и своей репутации.
3. Заслужить доверие Саманты, но без фанатизма.
4. Используя полную свободу практики запретной стихии, новый статус и возможные связи заполучить доступ к закрытой информации о магии тьмы для собственного развития.
5. Поддерживать контакт посредством личных встреч или мыслей-вестников с Зиком Грейсоном для подготовки к походу по оставленным Магистрами координатам.
6. Готовиться физически, морально и финансово к походу по координатам.

54

Аклория - до и после церемонии

Закончилась ночь, начался и приблизился к закату день - лишь спустя почти сутки, молодой маг очнулся от глубокого беспамятного сна. И первым, что он почувствовал был... голод.
Спустившись вниз, в полном облачении, Стефан подоспел к концу обеда, поэтому, ему тоже досталось немного еды. В ходе болтовни за соседним столом, он узнает, что нежить - отступает. Покидает пределы Иридиума, в котором остаются лишь безумцы или бесконтрольные мертвецы.
Забравшись на крышу здания, в робком, будто опасающемся ступать в город свете, к небу вздымались башни академии. Его целью стала Аклория.

1) Как только силы восстановятся, желательно с первой же группой добровольцев, отправится в Аклорию, для зачистки от оставшейся нежити и ловушек, и дальнейшего укрепления на случай контратаки. Помочь в сборе выживших студентов, поиске пропавших и тел убитых. Узнать что его сестра (Элизабет) пропала без вести во время обороны Аклории. Найти Лину и похоронить вместе с остальными погибшими. Передать личные вещи старосты ее семье или близким.

- Они тебе очень шли... особенно, когда ты хмурилась - у тебя был такой забавный вид. Раскрыв дужки, парень вглядывался в линзы очков, не замечая своего отражения. Он пытался представить, как очки вновь сползают на слегка вздернутый носик. И стекла больше не скрывают пронзительный взгляд, способный как испепелить, так и согреть.
Стефан хотел сказать что-то еще, впервые за долгих полчаса, и поднял взгляд на ее могилу. И не смог. Завернув очки в тряпицу, и склонившись, он оставил их у основания надгробного камня. Может там они еще пригодятся тебе - они твои.

2) Постараться восстановить прежний уклад жизни в Аклории и посильной помощью сохранить его.
Деньги, полученные на Церемонии - в размере 100 лионов: 40 из них отдать в фонд восстановления Академии, еще 40 отдать при встрече родителям, остальные 20 оставить себе для личных нужд.
3) Взяться за учебу всерьез - особенно, за изучение родных стихий металла и света. Приняться за изучение металлов, сплавов и их получения, а так же, различных магических и не очень свойств оных: как в ремесле, так и для магических формул и заклинаний - используя для этого как обширую библиотеку Аклории (точнее, то что от нее осталось), так и новоприобретенные возможность данные вместе с титулом "Героя Империи". Помимо магической стороны, углублять знания в таких видах наук и ремесел как алхимия, кузнечное ремесло, инженерия. Будучи пораженным увиденным при обороне гильдии, попробовать раздобыть сведения о големостроении. Проявить заинтересованность в артефактах и артефакторизации (так же изучая свойства перешедшего к нему Плаща Мисты)
Используя свои связи среди кузнецов столицы (еще до того, как поступить в Аклорию, его прислали в столицу для обучения ремеслу), а так же полезные свойства магии, устроится на подработку. Желательно, узнать, что нынче выгодней изготавливать. Так же, взявшись за инженерию, использовать новые знания для получения какой-никакой выгоды - в том числе, предложить запатентовать для нужд армии и простого люда раскладной нож, изготовленный самостоятельно, в будущем, модернизированный.

Война оставила свою печать на всех. Даже на нем. Несмотря на то, что в душе он оставался все тем же добродушным пареньком, в общении с ним стала чувствоваться некая... отстраненность. Он все так же гулял по парку, бродил по коридорам, ел в столовой, болтал и смеялся, но куда реже чем прежде. Чаще, его можно было найти в библиотеке или спешащим по каким-то неотложным делам, о которых он ни с кем и словом не обмолвился. Он не стал грубее - просто замкнутый, как потертая после падения шкатулка.

4) Разузнать побольше об ОКИЛАРЕ. Если понадобится, прямо расспросить Луара. Попытаться найти вход.
5) Попытать удачу в ежегодных турнирах магов Аклории.
6) Обратиться к мастеру Асфир с просьбой обучить искусству боя (возможно, обучатся кузнечному и оружейному мастерству).

- Прошу вас! - парень предстал перед темной эльфийкой, поклонившись в знак почтения и поначалу не решаясь поднять взгляд. Но усилием воли, он сделал это, заглянув в омут фиалковых глаз. - Мне нужно стать сильнее и мудрее. Поэтому, я обращаюсь к вам, как к учителю. Прошу, помогите найти путь.

А так же, обратиться к вновь прибывшему директору Винсенту Брикману - с предложением в помощи.

Вне и после обучения

1) Между учебой, и после ее успешного и скоропостижного завершения - свободное время посвятить путешествиям по разным частям Империи, и за ее пределами. Попробовать посетить Левиан, Мал-Ферос, Каталию и быть может даже Эден и Торговую Лигу, зарабатывая на жизнь магическими и другими навыками - если придется, разгружая повозки или охраняя караваны в дороге от нападения нежити и разбойников. Встревать (куда без этого) в различные неприятности и передряги, попутно знакомясь с разношерстным народом этого мира. Особенно, интересны: кузни и цеха гномов, Школа Света в Эдене и прочие достопримечательности эльфов.
Естественно, при этом стараясь сохранить в тайне свое имя, путешествуя инкогнито, и применяя привилегию только в требующие того моменты.
2.1) Посетить семью, попутно узнав, что старший брат ушел в солдаты и поступил в военную академию в Ноксе.
Разузнать о дальнейшей судьбе старшей сестры, попавшей во время осаду. (Возможно, узнать о пленении во время обороны Аклории, открытии дара смерти, и согласии стать ученицей одного из мастеров - Валерии - в обмен на жизни раненых товарищей).
3) Держа связи с друзьями, Стефан не редко обращался к ним по разному поводу. Кэтариэль, как и остальной Коллегии целителей, была предложена, пускай и скромная, материальная и целительская помощь мага света. С Винсентом заключить своеобразный пакт, по которому они объединяют свои созидательные усилия для создания новых и удивительных предметов. С Регретом отдельная история - вместе с ним, или без него, отправится исследовать старое забытое логово Линдро Мерзоцида, то самое, в которое их однажды заманили. Помимо привычного мародерства, превратить забытые развалины в своеобразную "базу", укрытую ото всех, известную лишь им двум.
3.1) За ненадобностью, щит Гар-Азара, известный как Обсидиановый защитник был передан страже Иридиума, в руки новой стражницы-вифрейки Химари Деко (по факту, "проигран" ей в карты)
4) Попытать счастье и вступить в гильдию магов "Солнечный полумесяц", предлагая свои немногочисленные навыки инженера-строителя и фокусника.

Редакция от 16.08.2017

Отредактировано Стефан (2017-08-18 17:31:51)

55

~ История Ллойда Кроуфорда ~


Судьба любого живого человека - запутанный клубок событий и случайностей, часть которых приводит к победе, другая же низвергает во тьму поражения. К счастью для Кроуфорда, его выбор тогда, на церемонии, оказался отличной ступенькой для дальнейшего развития...и поворотным событием, за которым мир вне дворца практически перестал существовать.

Саманта лично следила за своим собственным детищем - Гвардией Львиных Клыков. Им предоставлялось всё необходимое, будь то ресурсы, материалы и снаряжение, лучшие инструкторы и советники. В этом смысле для Ллойда наступили воистину светлые времена, когда его запретный для обывателей дар можно было развивать практически безнаказанно, открывая для себя его новые стороны и тайны.

Умения повышены

Эфирология - Мастер
Мистика - Мастер

Некоторая усталость от постоянных тренировок и нарастающих нагрузок, в числе которых была и первая серьёзная операция, была вполне равной платой за полученные возможности. Что же до Императрицы... Сложно сказать, что она разделяла Гвардейцев на личности, к которым можно относится с симпатией или иным чувством, так что всё, что мог заявить для неё Дитя Тьмы - это стремление стать сильнее и желание проявить себя на обретённой должности. Этот дар, как могло показаться, был воспринят с молчаливым благоволением Императрицы.

С остальными представителями высшего света всё складывалось весьма неоднозначно. Уже с первых дней стало понятно, что далеко не все разделяли необходимость организации ещё одной Гвардии, которая, к тому, несла чисто карательные функции. Церковь Огня, чьё влияние заметно возросло, была против принятия в ряды столь высокопоставленного воинства чёрного мага, а про недовольство Министерства Магии да посольства Архонов и говорить нечего. Щита в лице доверия Саманты было достаточно, чтобы никто не осмелился протестовать вслух, однако шепотки заговоров уже зрели против Ллойда. Впрочем, нет худа без добра - отстранённость стеллара вкупе с его уникальными для Империи способностями в магии позволили ему сблизиться с доверенным лицом лорда Дариона - советником от разведки Горрисом Амаленом. Дворянину, как он сам говорил, было далеко до Седьмого Неба на счёт морального аспекта пользования тёмной магией - "пока она приносит нам пользу, всё остальное не имеет значение". Горрис же помог Кроуфорду добыть один крайне любопытным фолиант, который, по слухам, был трофеем одного из могущественных некромантов. Текст писания был весьма необычен - то ли сложный шифр, то ли неизвестный язык, но ощутимый флер магии тьмы вокруг фолианта намекал на полезность его расшифровки.

Получено:Тёмный фолиант

Книга, написанная на неизвестном языке, в которой могут хранится многие тайны о магии теней и тьмы.

Подготовка к встрече с магистрами, можно сказать, было самой успешной из всего запланированного. Серый мистик Зик Грейсон откликнулся на предложение Тёмного, и вскоре были сформированы деловые отношения с достаточной степенью доверия. Кроме них, в поисках магистров были заинтересованы и другие участники ритуала, так что вскоре вместо двух гордых одиночек была создана некоторая группа энтузиастов. Впрочем, и тут не без шороховатостей - Императрица не разделяла интереса в поисках Магистров (по крайне мере, внешне), так что заниматься этими делами приходилось в краткие отрывки свободного времени. Кроме того, Министерство, и без того отличающееся нежной любовью к Клофорду, установило негласную слежку за подобными собраниями. С помощью советника Амалена пока удавалось избежать особо острых конфликтов, но что будет дальше? Впрочем, это уже совсем другая история...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-08-13 11:04:09)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Квестовый раздел » Скачок №4 - Изменение персонажей и заявки на направление деятельности