Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Квест: "Безрадостная смерть..." Орнелла Мортикус, Ланеир.


№4. Квест: "Безрадостная смерть..." Орнелла Мортикус, Ланеир.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Что ждёт шагнувшего за грань? Достигшего конца всех начал? Одно лишь забвение, пугающее своей пустотой и непостижимостью для любого мыслящего существа... Впрочем, страх терзает душу только первые несколько мгновений, мгновений, за которые разум умирает, погружаясь в бесконечную темноту. Темноту пустоты, в которой нет места ни мыслям, ни чувствам, ни стремлениям. Абсолютное ничто, воспеваемое многими романтиками и патриотами, окружённое ореолом благодетели и смысла, которого на самом деле никогда не имело. Оказавшись в абсолютной пустоте, столкнувшись с невозможностью выбраться из неё, заплутавшей душе не остаётся ничего, кроме как смириться с ней, постепенно в ней растворяясь. Или же сойти с ума в отчаянных попытках вырваться обратно, вырваться хоть куда-нибудь, где она снова будет чувствовать хоть что-то... Иногда, только иногда, но им это удаётся.

http://storage8.static.itmages.ru/i/17/0406/h_1491510032_6270333_8bbcda9b56.jpg

Орнелла Мортикус. Пустота. Неизвестность.

Ей казалось, что в этой темноте она провела вечность. Без чувств, без мыслей, без стремлений. Она тем не менее не утратила знания о том, кем является. Или, вернее, кем когда-то являлась. Когда-то давно... уже слишком давно. Имело ли это до сих пор хоть какое-то значение для неё?
Единственное, что не позволяло ей потерять себя - это надежда. Надежда, оставшаяся с ней после разговора с тем назгулом, после которого всё вокруг заволокла непроглядная тьма. Тьма без движения, в которой она провела достаточно времени для того, чтобы начать забывать себя. Любые стремления в этой темноте не имели никакой силы, она была абсолютна неизменна и пуста... Пока всё не начало меняться. Внезапно, заблудшая душа ощутила что-то, что заставило её встрепенуться. Она услышала голос. И вместе с этим голосом, из темноты начали проступать смутные контуры... Она не могла определить, что именно это было, но она точно уловила изменения, вторгшиеся в её невыразительное существование.
Голос: - Иди-и ко мне-е... - голос приглушённый почти до грани шёпота, протяжный, мертвенный, влекущий, - По трупам и тела-ам... Умывшись кро-овью и вкусив дары-ы... - с каждым новым словом то, что осталось от некогда могущественной некромантки, наполнялось жаждой, но в то же время и смятением, было что-то тревожное в отзвуках этого голоса, - Пройди весь путь, не опуска-ая плеч... С горящим ду-ухом, рвением в глаза-ах... Сквозь бо-оль и кри-ик... Аго-онию и стра-ах... - постепенно, из темноты начали выплывать новые очертания, очертания дороги. Она вела вперёд, оканчиваясь под тёмной аркой. Кажется, именно оттуда разносился этот странный голос.
Голос: - Приди на Сме-ерти зов!.. - было что-то торжественное в этих словах, что-то, что придавало им совершенно особенный смысл. Но был ли это тот смысл, который Орнелла искала для себя?

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491170615_2776517_921e2cc456.jpg

Ланеир. Пепельный рай. Осень 17085 года.

Череда бесконечных дней сливалась для него воедино. Мятежный дух, он не знал ни отдыха, ни усталости. Давно минувшие события из прошлой жизни всё ещё стояли перед его глазами, хотя и блекли день ото дня, что продолжалось его бессмысленное и пустое существование. Впрочем, бессмысленным оно могло казаться самому Ланеиру, но уж точно не его хозяину. Хозяину, который захватил его душу в день смерти и использовал в качестве топлива для ритуала создания могущественного, тёмного существа. Существа, что не ведало ни слабости, ни страха, ни сожалений. Существа, которое явилось новым вместилищем его души, существа, что, являлось им самим.
С момента его возрождения в качестве назгула прошло уже достаточно времени, чтобы он успел свыкнуться с произошедшим. Но какие же чувства оно оставило в нём? Какие чувства он испытывал сейчас, ощущая властный зов своего господина, влекущий его вернуться в Храм? Место, ставшее ему новым домом, тюрьмой, усыпальницей... Прогулки по Безымянным пустошам, покрытым пеплом, под пеленой грязно-серого неба, были для него единственным немногочисленным избавлением... Но лишь временным. В конце концов он всегда слышал зов и всегда возвращался. Как предстояло и сейчас...
Сквозь неверные тени межмирья он видел перед собой врата Храма, украшенные устрашающим и в то же время величественным орнаментом из костей и черепов разумных существ. Зов шёл изнутри, из самых тёмных глубин... Должен ли он подчиниться ему?

Ланеир: Вы становитесь назгулом!

2

Это было похоже на паралич. На беспокойный сон. На безумие.
Но не была ли я безумна всё это время?
В первые несколько минут, часов, дней - Орнелла не имела ни малейшего представления о том, сколько времени она провела здесь и сколько ей предстояло ещё - немёртвой было... страшно. В начале ей казалось, что она не может двигаться, однако некромантка всё ещё сохраняла рассудок, рисовавший перед её глазами кошмарные видения, которых она была не в силах избежать, от которых негде было спрятаться.
Мне казалось, я и сама являюсь одним из них.
Ужас не прекращался, и, чем дольше он продолжал длиться, тем мутнее становились воспоминания Орнеллы, тем скорее покидал её разум и всё то, чем она являлась когда-то. Пустота становилась ещё темнее, а видения были безразличны немёртвой... как и её надежда.
Мне также казалось, что я засыпаю. Я стала забывать это чувство - чувство блаженного покоя перед погружением в сон, и, когда оно вновь посетило меня, мне хотелось поддаться ему - сомкнуть веки и уснуть, как смертный человек, как прежняя я, ничтожная и трусливая. В мире снов не было этой тьмы.
Но имеет ли право называть себя жрецом Смерти тот, кого так легко сломить, продемонстрировав ему лишь несколько кошмарных видений и лишив его свободы действий, обездвижив, парализовав... уничтожив?
Даже тогда, когда мне казалось, что я свободна, я была всего лишь игрушкой в чьих-то руках. Всегда. Мой учитель был моим хозяином, Гурон Чёрное Сердце был моим хозяином... даже для Тёмного Магистра я являлась всего лишь пешкой. И каждый раз... каждый раз моё рабство приводило меня к гибели. Ради свободы, которую у меня отобрали, ради войны, которую начала не я.
Назгул, обещавший Орнелле новое существование, снял с её пальца Тёмную Печатку и сказал, что никогда больше она не увидит её вновь, никогда больше не займёт своего места среди Мастеров. Однако пугало ли немёртвую подобное будущее?
Рабство приводит меня к погибели. Подчинение - к поражению. Неизменно.
Отсутствие Тёмной Печатки означало для Орнеллы не что иное, как свободу. Когда немёртвая осознала это, сон оставил её, и пустота вокруг более не имела значения.
И мне больше не хотелось закрыть глаза. Я была одна - только я и моя Стихия; ничто не имело власти надо мной. В ту минуту я решила, что так будет всегда: и здесь, в этой неизвестности, и где бы то ни было ещё. Моя воля подчинена лишь  моему желанию; ничто, кроме Смерти, не имеет власти надо мной!
Тогда Орнелла услышала голос: он настойчиво звал её, и на секунду немёртвой подумалось, будто она сходит с ума, утонув в безбрежном море собственных рассуждений, однако это не было иллюзией. Некромантка рывком устремилась вперёд - так быстро, как только это было в её силах. Ей было всё равно, кто звал её и для чего. Она больше не позволит подчинить себя.
- Я иду к тебе не потому, что ты зовёшь меня, а потому, что я сама желаю этого!

3

Забвение было бесконечным, ибо ему было суждено возобновляться вновь и вновь.
Извечная череда вопросов, которая помогала его рассудку прийти в нормальный вид, всегда кружила в голове бестелесного существа, когда он был занят прогулками по Безымянным пустошам. Она начиналась с вопроса, выполнявшего роль пощечины. Как ко мне обращаются? Ланеир... После чего было гораздо проще хоть как-то отделить свой разум от окружившей его темной пелены. Обрывки воспоминаний с каждым днем хотели появляться на свет все меньше, а чем глубже Ланеир уходил в них, тем сложнее было понять то, являются ли они правдой, или это просто плод его фантазий. Я умер, с этим я спорить не могу. Тогда почему я оказался здесь?.. Меня призвал на службу Мастер? Да, иначе и быть не может, моя судьба с ним связана неразрывно... Тогда почему я должен ему служить? Разве я преследую какую-то цель? Не могу понять, почему... Все его сознание представлялось лишь одной темной вязкой субстанцией, из которой нехотя всплывали ответы на поставленные вопросы.
Стенания Ланеира уже в который раз прерывает зов Хозяина, он врывается в голову словно огненный ураган, сжигая все воспоминания и мысли, которые были порождены. На их месте же он оставляет лишь святящийся огонек, который подсказывает обреченному назгулу то, что Хозяин ждет свое творение.

4

Орнелла Мортикус. Пустота. Неизвестность.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492581439_5248217_7da41fae76.jpg

Чем дольше говорил этот странный голос, тем сильнее менялось пространство вокруг... Или же это менялось его осознание Орнеллой, чей разум, чья душа постепенно пробуждались от бесконечного забвения? Чёрные контуры вырисовывались из непроглядного мрака, очерчивая границы дозволенного существования. И сквозь границы эти прорезалась одна единственная тропа. Тропа, что вела вперёд, на звуки чужой речи... Иного пути не было, а может быть, в ином пути Орнелла и не была заинтересована. Откликнувшись, она устремилась вперёд, по тропе, преодолевая весь путь по ней, до самой арки. Арки, тьма под которой сгущалась темнее всего, образуя собой расплывчатый, высокий, человекоподобный силуэт.
- Я иду к тебе не потому, что ты зовёшь меня, а потому, что я сама желаю этого! - собственный голос показался ей таким чужеродным, таким тихим, слабым и незначительным... Жалкая тень, сейчас Орнелла являлась лишь отголоском своей былой сущности. Сумеет ли она вернуться?

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492585416_7030941_da1f1a03d5.jpg

Приблизившись к арке, Орнелла увидела перед собой грань. Подобной зеркальной глади, однако находилось за ней не её собственное отражение, а нечто иное. Иная сущность, куда более тёмная, расплывчатая, неясная. На секунду ей показалось, что сущность эта издала смех, глухой и мимолётный, как порывы несуществующего ветра в несуществующем мире. Но в одном Орнелла была уверена точно - именно эта сущность, смутная тень по ту сторону грани, звала её. Сейчас же рука её протянулась прямо к Орнелле, не в попытке схватить, но прикоснуться...
Некогда опытный некромант, она прекрасно понимала, что будет дальше. Её вернут. Какая бы сущность не находилась по ту сторону, но она точно была заинтересована в том, чтобы Орнелла вновь обрела себя в посмертии... Вот только хотела ли она сама такой участи для себя? Была ли готова добровольно, в очередной раз накинуть на себя ошейник чужой, неведомой воли? И были ли у неё силы для того, чтобы ей противиться?

Ланеир. Пепельный рай. Осень 17085 года.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491170615_2776517_921e2cc456.jpg

Вопросы. Они никогда не оставляли его истерзанный разум в покое. И никогда не получали желанного ими ответа. Но был ли сам Ланеир заинтересован в том, чтобы его искать? Он мог вспомнить все обстоятельства своей смерти и нового рождения. Он знал, что Хозяин призвал его для Служения. Великой цели, единственной, что имела для назгула хоть какой-то смысл... Но что это значило для него? Он всё ещё был способен на собственные мысли. У него оставалась собственная воля. И он понимал, что Служит чужой. Но должен ли он был ей противиться? Едва ли. В этом не было смысла. Для этого не было ни нужды, ни желания. Со своей смертью Ланеир потерял то единственное, что делало его самим собой. И покуда он вновь не обретёт это, его воля навсегда останется ведомой. Но так ли это было плохо? Назгул не мог представить иного. Без путеводного огонька, дарованного Хозяином, он был не более чем тенью, блёклым отголоском давно утерянного, осмысленного существования.

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492578819_2485836_795fea8fd1.jpg

Межмирье вывело его в подземные залы Храма Костей. В центре главного из них располагался чёрный алтарь, украшенный останками разумных существ. По периметру высились зловещие обелиски. Помещение вокруг полнилось тенями. Некоторые из них были подобны самому Ланеиру, такие же слабые и незначительные, они прятались под покровом Межмирья. Иные являли себя в мире настоящем, по кругу обступая алтарь, перед которым проходил ритуал. В воздухе ощущалось мрачное таинство, а дирижировало им существо в тёмном балахоне. Хозяин. Он был не похож на Ланеира. Высокий, могущественный, он ощущался куда реальнее любой тени Межмирья. Но также как и они, отдавал себя Служению. Служению, которому следовал каждый из собравшихся под сенью Храма Костей.
Ланеир знал, что находится сокрытым от глаз остальных, всех тех, кто не способен был раздвинуть для своего взора неверные тени Межмирья. Однако его Хозяин чувствовал его присутствие, так же как чувствовал присутствие Хозяина сам Ланеир. Он успел вовремя. Им были довольны.
Каждое новое таинство служило одной общей цели. Но не все из тех, кто принимал в нём участие, разделяли её... Ланеир мог ощутить недовольство, которое передавалось ему от Хозяина. В зале находились недостойные.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-19 10:04:25)

5

Орнелла не знала, настигло ли её безумие ещё тогда, когда начинался штурм Иридиума, или же после того, как забвение едва не поглотило её разум здесь, в этой бесцветной тюрьме. Здравый смысл оставил некромантку; она была поглощена лишь мыслями о собственной свободе, о неподчинении, о новом предательстве, которое, возможно, ей ещё предстояло совершить - но немёртвая не боялась неведомой сущности, заставлющей её идти вперёд. Когда Тень протянула Орнелле руку, некромантка рассмеялась: впрочем, это жуткое подобие триумфа едва ли возможно было назвать смехом. Немёртвой было всё равно, кто или же что желало подчинить её: значение имело лишь то, что теперь она имела возможность возвратиться к жизни вновь, и, когда это случится, ничто не будет в силах сдерживать её.
Я уничтожу тебя! - короткая, яростная мысль проскользнула в сознании Орнеллы, и ни в чём ином она не была уверена так, как в этом безумном утверждении. Я уничтожу тебя! - некромантка повторила это несколько десятков раз, прежде чем решиться и прикоснуться к Тени в ответ.
Теперь всё будет иначе.

6

Огонек вновь вывел его к тому месту, на которое ему нужно было попасть. Сомнений быть не может, это Храм Костей. Здесь же в очередной раз происходил ритуал, во главе которого находился Хозяин. Как и всегда, назгул вовремя откликнулся на зов, и наградой ему служило чувство одобрения могущественного существа в центре помещения. Однако в спектре эмоций Хозяина легко можно было проследить и менее приятное чувство беспокойства, оно передалось и Ланеиру.
Сам зал был заполнен тенями, которые разделяли вместе с бывшим эльфом пространство Межмирья. Все они были собраны здесь, чтобы отдаться процессу таинства, и Умерший был не исключением, однако среди них был тот, кому их цель казалась не мила. В подобные моменты план действий быстро зрел в голове Ланеира, не было ничего проще, чем просто уничтожить проблему на корню. Недостойные должны сложить головы на пути Хозяина, ибо сейчас иного пути и быть не может. Оставалось лишь ждать приказа.

7

Орнелла Мортикус. Пустота. Неизвестность.

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492585416_7030941_da1f1a03d5.jpg

Ярость и безумие наполнили собой пустую оболочку, коей являлась ослабшая, обезличенная душа. Лишь отголоски старой памяти не позволяли ей забыться в новой цели и новом посмертии. Она цеплялась за своё прошлое, за свою ненависть... Желала найти спасение в уничтожении? Абсурдные мысли, что были вытеснены Зовом. Орнелла чувствовала насильственное притяжение, которое влекло её к Грани, из-за которой к ней тянулась чья-та властная воля. Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Но была ли она достаточно слаба, чтобы забыть?

Орнелла Мортикус, Ланеир. Храм Костей. Осень 17085 года.

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492578819_2485836_795fea8fd1.jpg

Чужая воля, чужая сила, они выдернули её за Грань. Чёрный камень душ, лежащий в центре алтаря, отразился неестественным тёмным светом, поглощающим все небогатые краски из остального окружения. Свет продолжал литься, обрамляя алтарь чёрным ореолом,  над которым в воздухе начал проявляться чей-то парящий, силуэт. Он был обездвижен, голова запрокинута, а руки разведены в стороны. Он мерно ткался из призрачной материи, лениво наполняясь сознанием. Сознанием Орнеллы. Сознанием, которое было бы чуждым для неё всего несколькими мгновениями раньше...
Бывшая некромантка помнила происходящее по ту сторону Грани. Она помнила и момент своей гибели, и даже те события, что предшествовали ему... Пусть и были они в её памяти размыты, подобно тени в ночном сумраке. Память была слаба. И Орнелла не видела никакого смысла в том, чтобы это менять. Теперь у неё был новый смысл... Смысл, который подарил ей Хозяин. Ненависть к нему? Желание уничтожить? О нет, Орнелла не испытывала ничего подобного... В действительности, она больше вообще ничего не испытывала. Пройдя сквозь Грань, словно струями холодной воды с неё смыло все её чувства, желания и эмоции. Она была лишь тенью себя самой. Могла ли она осознаться как нечто большее? Об этом сама Орнелла думала едва ли.

Эмпатическая связь была сильна между Хозяином и каждым из его творений. Ланеир безошибочно сумел установить, на кого именно направлено недовольство его господина. Впрочем, и с простого стороннего взгляда это было сделать не так уж и трудно. Несколько мертвецов, что стояли поодаль от основного действа, о чём-то негромко переговаривались между собой. О чём-то, что совершенно не было связано со Служением. Это была материальная нежить, в отличии от Ланеира. На самом деле, материальной нежити в этом зале было даже больше, чем сородичей назгула.
Недовольство Хозяина усиливалось, по мере продолжения того разговора, что проистекал между троицей реведантов. Даже находясь здесь, в лживых тенях Межмирья, Ланеир слышал шёпот того из них, кто говорил громче всех.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493502911_2276891_d6b257ab71.jpg
Реведант: - Абсшурд... Глупосшть и недальновидносшть! Наших сшил хватило бы сш изжбытком, но вмесшто этого мы уподобилисшь крысшам! Сшколько мы узже сшидим зждесшь, под зжемлёй? Зжанимаемсшя бесшсшмысшленными ритуалами! Пока осштальные, более расшторопные, берут то сшто мозжет принадлезжать нам... - постепенно недовольство Хозяина сменялось гневом. И Ланеир был уверен в том, что совсем скоро сможет услужить ему...

Открыв глаза, Орнелла обнаружила себя в подземном зале, в паре метров над тёмным алтарём. Это было её новое рождение, рождение в отсветах чёрного камня душ, где она была заточена последние долгие месяцы. И она была уже не первой. Этот зал был наполнен такими же как и она. Тенями. Призраками и мертвецами. Сколь многие из них присутствовали здесь по своей воле? Для Орнеллы это не имело никакого значения. В ореоле чёрного света она опускалась вниз, к подножию алтаря, у которого её уже ждал Хозяин. Некромант, что опирался на массивную косу из чёрного металла. Он выглядел как призрак, но в то же время не являлся им...

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg
Жрец Смерти Рахан: - С возвраще-ением, с-сестра-а!.. - возвестил он с некой торжественностью, разведя руки в стороны. Когда-то, быть может, Орнелла знала его. Но теперь это для неё было не важно. Как было не важно и многое, многое другое...

Орнелла Мортикус: Вы становитесь назгулом!

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-04-30 01:28:54)

8

Нарастающая злость Хозяина тревожила Ланеира все больше. Он уже не мог сосредоточиться на ритуале, ведь все его сознание было наполнено гневом к тем, кто противоречит воле повелителя. Да и что за создания это были? Кучка низкосортной нежити! По мере того, как терпение Хозяина подходило к концу, Ланеир все меньше сомневался в своих следующих действиях. И как только точка кипения была достигнута, к горстке полутрупов мгновенно метнулась тень. За их спинами послышался еле слышный голос, который напоминал скорее шепот, чем нормальную речь. В то же время он был на столько спокойным, что, казалось, уже ничего не сможет вызвать в нем хоть какие-то нотки эмоций.
-Какой ты торопливый.
Шепот сопровождался жутким скрежетом но-дати, который вырвался из ножен назгула. Это был точный смертельный удар, нацеленный прямиком на шею самого болтливого из компании реведантов. После того, как голова встретится с полом, его товарищи услышат лишь угрожающую фразу:
-Еще претензии?
Терпением Ланеир не отличался вовсе. В те редкие моменты, когда ему таки удавалось ощутить яркий всплеск эмоций, что обычно являлось лишь отражением чувств Хозяина, он не мог сдержать себя, ему было необходимо поддаться рождаемым желаниям и стремлениям. Будто огонек, которым Хозяин каждый раз манил к себе, занимал все большую часть сознания покорного назгула.

P.S.

Я еще не успел определиться с предметами, однако могу сказать с уверенностью, что Ланеир не предаст излюбленный но-дати.

9

До самой последней секунды Орнелла продолжала цепляться за крупицы своей памяти, за свою веру, за своё имя - за всё то, что делало её той, кем она являлась на самом деле... кем она являлась когда-то. Было слишком поздно для того, чтобы отступить и сохранить себя - некромантка протянула руку вперёд, чтобы прикоснуться к спасительной надежде на возвращение, но то, что звало её по ту сторону, не являлось надеждой. В тот миг - за секунду до своего очередного возвращения - немёртвой захотелось увидеть свет: свет избавления, который бы спас её от того чудовища, которым являлась она сама; свет освобождения, который бы пробудил её от кошмара... хоть что-нибудь - что угодно, что положило бы всему этому конец. Орнелла теряла себя, однако была не в силах противостоять этому. Она откликнулась на губительный зов, буквально мгновение назад казавшийся ей зовом свободы...
Когда некромантка оказалась по другую сторону врат, и её взгляду представился тёмный подземный зал с алтарём, ей уже было всё равно. Забвение - могла ли Орнелла когда-либо представить себе, что это слово однажды станет её худшим кошмаром? Оказавшись перед Хозяином, немёртвая не испытывала ни отчаяния, ни ненависти, ни чего-либо иного - она была пуста и ничтожна. Однако что-то - что-то недостижимое, но несомненно знакомое говорило с ней из глубин её ослепленного разума, из её призрачного, несуществующего сердца: этот голос, это создание задыхалось в отчаянии и кричало, но Орнелла не могла различить его слов - ни единой фразы.
Немёртвая знала лишь, что не должна говорить с Хозяином: ни с Хозяином, ни с кем-либо ещё - и она оставалась безмолвна.

10

Орнелла Мортикус, Ланеир. Храм Костей. Осень 17085 года.

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492578819_2485836_795fea8fd1.jpg

Ланеир ощущал внутри себя такую силу, о которой раньше даже не подозревал. Его призрачное тело было гораздо совершенней любых оков бренной плоти, а здесь во мраке, оно наполнялось сверхъестественным могуществом. Сильнее, быстрее, одарённее, он сумел бы воплотить в жизнь любую волю своего Хозяина...
Проносясь сквозь тени Межмирья, Ланеир начал возвращаться обратно в реальный мир. Это требовало некоторого времени, молодой назгул был слишком неопытен в своём посмертии... Но уже через несколько секунд он проявился за спиной болтливого реведанта. Всего одного отточенного удара хватило, чтобы отсечь его голову от тела, и обратить на себя всеобщее внимание.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493502911_2276891_d6b257ab71.jpg
Отрубленная голова: - Абсшурд! Чушшь! Чшто происшходит?! - возмущаться отрубленная голова начала ещё в воздухе, и не останавливалась ни на мгновение, пока кубарем катилась по грязному каменному полу, - Рахан?! Не сштойте сштолбом! - обращалась она ко всем подряд, ко всем, кто попадался ей на глаза, пока она катилась к алтарю.
Среди собравшихся прошёл ропот, однако он стих сразу же, как только Хозяин обернулся к ним. Ему пришлось прервать церемонию, и по одному взгляду было понятно, что этим обстоятельством он доволен не был.
Ланеир ощутил, что не может двинуться с места. Хозяин был связан со своими творениями неразрывно и постоянно, он ощущал их присутствие и намерения. Точно так же и Ланеир мог ощущать намерения своего Хозяина. Но когда он чего-то требовал, когда он отдавал прямые приказы, это было совсем другое чувство... И это чувство Ланеир ощущал прямо сейчас. Ему было велено остановиться.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg
Жрец Смерти Рахан: - Мне ш-ша-аль, что нам не да-али приве-етствовать тебя-я как полага-ается, с-сестра-а... - - обернувшись к Орнелле, Рахан подал ей руку, жестом изящным и учтивым. Едва ли некромант хотел сделать ей приятно превыше, чем проверить послушность. В ту же минуту Орнелла ощутила приказ - принять предложение и протянутую руку. После этого Рахан помог ей сойти с алтаря, вместе с чем ореол чёрного сияния вокруг него начал постепенно угасать. Подобные действия были демонстративны вне всякого сомнения, но служили исключительно ритуалу.

Отпустив Орнеллу, Рахан спустился с пьедестала, на котором располагался алтарь, к своей пастве. Орнелла чувствовала, что будет правильно последовать за ним.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493502911_2276891_d6b257ab71.jpg http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg

Отрубленная голова: - Чшто сшебе позжволяют твои ручшные шшавки? - продолжался поток шепелявых возмущений, направленный на Хозяина. Поток этот становился всё более и более требовательным, по мере его приближения.
Отрубленная голова: - Идти сшюда было пусштой тратой времени! Когда мой покровитель узжнает... - неуклюже барахтаясь на полу, безголовое тело тем временем не оставляло попыток подняться на ноги. Ланеир не мог помешать этим попыткам.
Жрец Смерти Рахан: - У все-ех на-ас... Есть лишь оди-ин покрови-итель... - прервал Хозяин последнюю реплику реведанта, проходя сквозь пол по пояс, чтобы поднять голову, и вместе с ней вынырнуть обратно во весь рост. При ближайшем рассмотрении становилось понятно, что тело Рахана - это искуснейший Покров Смерти, заклинание магов смерти, но куда более совершенное, чем у других. Глядя прямо в глаза голове, Рахан продолжал.
Жрец Смерти Рахан: - Ш-ша-аль слы-ышать, что новообращё-ённые, не вне-емлют моему Сло-ову... Ш-ша-аль слы-ышать, с какой лё-ёгкостью готовы они-и растратить наше Служе-ение на мирски-ие склоки... Неспосо-обные раздели-ить наши цели, прихо-одят они сюда в поисках вла-асти и нажи-ивы... Отравля-яют присутствием своим... Стены на-ашего дома... Убежде-ения наших ду-уш... Лжецы-ы из лжецо-ов! - в гневе, Рахан метнул отрубленную голову реведанта в его же безголовое тело, что только сейчас успело подняться на ноги и неуклюже ковыляло в его сторону. Остановившись, оно попыталось поймать голову, однако ещё прежде, чем это свершилось, Рахан занёс косу. Тёмное лезвие за секунду вспыхнуло голубоватым светом, что незамедлительно сформировал собой режущую кромку, и устремился к реведанту со скоростью выпущенного арбалетного болта. В голубоватом свете было видно, как безголовое тело корчится и рассыпается прахом, оглашая своды подземного зала криками ужаса и боли. Изгнание. Совсем скоро оно оставило от болтливого реведанта лишь горстку костей, праха и ошмётков иссушенной плоти.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg
Жрец Смерти Рахан: - Похо-оже, всем нам сле-едует вспо-омнить... Кто мы е-есть и заче-ем мы здесь... - отзвук его призрачного голоса эхом прошёлся под сводами зала. Никто из собравшихся здесь не посмел ему возражать.

11

Голос испытывал отвращение.
Когда Рахан протянул немёртвой руку, повелевая ей принять предложение и подчиниться приказу, всё существо Орнеллы противилось этому, но она не слышала и не чувствовала того, что говорили ей остатки её бренной памяти. Некромантка не понимала, отчего в тот момент всё было столь противоречиво в ней: она осознавала, что то, что происходило вокруг неё, не было правильным, однако противостоять этому была не в силах. Орнелла последовала за Раханом без промедления, и голос, говоривший с ней, казалось, готов был закричать от отчаяния в те минуты... он принадлежал ей самой - ей прежней, кому ещё не было знакомо забвение.
- Похо-оже, всем нам сле-едует вспо-омнить... Кто мы е-есть и заче-ем мы здесь... - когда Жрец Смерти произнёс эту фразу, Мортен продолжала молчать. На короткое мгновение голос её памяти затих в ожидании, и Орнелла застыла на месте, словно бы не зная, что ей следовало... чувствовать?

12

Возмущенная голова, которая сейчас катилась через весь зал, орала во весь голос нечто невразумительное, однако Ланеиру уже не было до этого дела, ведь теперь уже его голова стала для него главным центром событий. Она наполнялась смиренным притупленным гневом, который мало того, что уже давно подступил к краю чаши терпения, так он еще и был подогрет наглым нарушением ритуала. Ланеир чувствовал, что хозяин был зол не только на несчастного обезглавленного. Ему приказали остановиться, он не смел ослушаться. Сам "палач" был подавлен чувством самоугнетения за то, что выскочил вперед, давая волю эмоциям, которые Хозяин ему до этого подарил.
Легкий взмах косы хозяина разрешил конфликт раз и навсегда.
- Похо-оже, всем нам сле-едует вспо-омнить... Кто мы е-есть и заче-ем мы здесь...
Глупец! Чем ты сейчас лучше этой горсти ошметков? Разве что тем, что я все еще... жив. Приятный импульс прошелся по всему сознанию от ведущего огонька, самостоятельно поставленная цель была выполнена сполна. И даже слова Хозяина не помешали ему насладиться чувством победы.

13

Орнелла Мортикус, Ланеир. Храм Костей. Осень 17085 года.

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0419/h_1492578819_2485836_795fea8fd1.jpg

Пауза затягивалась, а напряжение в воздухе становилось всё более и более явным. Долгим взглядом Рахан окидывал зал и всех в нём собравшихся. Казалось, даже самые густые тени Межмирья не способны были укрыть от этого взгляда. В наступившей тишине лишь один голос звучал в голове у Орнеллы - её собственный. Но такой далёкий, что слов было не разобрать... Она чувствовала, что должна его услышать. Но ещё не знала как. А бороться с безразличием оказалось гораздо сложнее, чем можно было представить...

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg
Жрец Смерти Рахан: - Пороки и лжи-ивость этого ми-ира... Оскорбительны... Неудиви-ительно, что гнев Жнеца-а спускается на го-оловы те-ех, кому Он дарова-ал свою ми-илость... - эхо его призрачного голоса, протяжное, нечеловеческое, обращалось сразу ко всем, кто находился в этом зале, но одновременно и словно бы ни к кому, - Потому что... Э-это... Ещё не всё-ё... Мы-ы... Все мы-ы были и-избраны Им. И-избраны для того-о, чтобы Служи-ить... Как могли мы-ы забыть о своё-ём До-олге? Ослеплё-ённые пустыми амби-ициями... В бесконечной грызне-е за ло-ожные и-идолы... Не-ет. Вовсе не удиви-ительно бы-ыло обнару-ужить, что все усилия Мараго-ора пошли пра-ахом, - голос его наполнялся назидательными нотами, варьируя в диапазоне от раздражённости до сожаления, - Весь его Ку-ульт гнил изнутри-и, а са-ам он был слишком сле-еп, чтобы это уви-идеть... Милость Жнеца-а око-ончилась для на-ас... - горечь Хозяина была столь осязаема, что захлестнула Ланеира и Орнеллу с головой, - Мы могли сокруши-ить Храм Лжи-и, предать его проро-оков и па-аству хладной моги-иле!.. Но вместо этого... Лиши-ились еди-инства... В погоне за его Ло-ожью. Попра-али свой священный До-олг, су-уть своего Служе-ения... И понесли заслу-уженную ка-ару, - подвёл он итог голосом более жёстким, решительным и бескомпромиссным. Голос этот вселил явственную тревогу в ряды служителей, собравшихся на церемонию, - Тепе-ерь, чтобы верну-уть расположение Жнеца-а, нам придётся быть усе-ердными, как никогда-а пре-ежде... - уверенность его голоса передавалась обоим подконтрольным назгулам, заставляя их собраться, - Мы должны верну-уть И-истину в этот ми-ир. Мы выступим в похо-од против лжи-ивых и-идолов... Как делали и пре-ежде... - уверенность переросла в решимость, по одной лишь воле своего Хозяина, назгулы готовы были начать действовать в любую секунду, - Теперь лишь... Начать мы его должны... Изнутри-и...
Он усмехался. В этих последних его словах была усмешка. Зловещая и не предвещающая ничего хорошего... В одночасье Ланеир и Орнелла почувствовали, как с головой их накрывает невероятная злоба и ненависть. Те чувства, которые они испытывали по отношению к тем недостойным, которые ещё находились в этом зале. Тем недостойным, на которых указывала воля их Хозяина. Они должны были умереть. Умереть, чтобы дать их Служению смысл. Чтобы защитить его...
Ланеир знал, что поступает правильно. Он чувствовал этот путеводный огонёк внутри себя, теперь ещё более жаркий, чем прежде. Хозяин будет доволен. Хозяин получит своё. Существование неприкаянного назгула будет иметь ценность и смысл... Куда большие, чем когда-либо сможет получить любой из одураченных свободой, слепых в своём невежестве смертных. Куда большие, чем сам Ланеир когда-либо сможет осознать... Он лишь будет чувствовать это тепло. Чувствовать, что поступает правильно и чувствовать огромное удовлетворение от того, что воля его Хозяина будет торжествовать. Отныне и вовеки веков?..
Смятение возвращалось к Орнелле каждый раз, когда она находилась в тишине. К счастью, тишина эта никогда не была слишком долгой, пока поблизости находился Хозяин. Он желал смерти для несчастных глупцов, что навлекли на себя его гнев? Конечно... В этом ведь и заключался тот смысл, который она искала, и который раз за разом ускользал от неё всякий раз, когда она гонялась за своими внутренними призраками там, в тишине сомнений... Или же... Это был не он?

* * * * *

После резни, учинённой в Храме Костей, число служителей сократилось на треть. Слабые духом и убеждениями были избавлены от своего посмертия, не способные нести бремя и ответственность Служения. Но те, кто остались, были верны. Они были чисты. В зареве фиолетового пламени, что пожирал разорванные на куски останки, Рахан обернулся к своим оставшимся последователям. Могущественный Жрец Смерти только что без труда разрубил одного из недостойных на две симметричные части. Его чудовищная коса была обагрена запёкшейся, порченой кровью.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0402/h_1491168048_4993736_a5796b9a0b.jpg
Жрец Смерти Рахан: - Я горжу-усь ва-ами... Дети мои... Те-е, кто гото-ов и силё-ён, чтобы пронести свет И-истины по этой гре-ешной земле-е... Многие дея-яния ждут на-ас впереди-и... Слишком до-олго наши соро-одичи пребывали в заблужде-ения-ях... Слишком дорого-ого это стоило все-ем нам... Мы не должны позво-олить э-этому повторяться вно-овь... Мы должны-ы... Очи-истить Безымянные зе-емли... Ото Лж-ии... - "Очистить" - это слово яркой молнией пронзило сознание назгулов, заставив их озвучить его на одном дыхании. Очень скоро его подхватили и остальные служители, повторяя раз за разом, громче и громче... Теперь у каждого из них была достойная цель. Теперь каждый из них мог без остатка отдаться Служению.
Очень скоро время ускорит свой бег...
И одному лишь Жнецу ведомо, какое будущее принесёт оно для Безымянных земель и каждого из их обитателей.

Орнелла Мортикус, Ланеир: Квест выполнен!


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. Квест: "Безрадостная смерть..." Орнелла Мортикус, Ланеир.