Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

ВСЕХ С НОВЫМ ГОДОМ

Вашему вниманию, подведены итоги голосования по приуроченному к Новому году литературному конкурсу "Йолка судьбы"!
Внимание! 13 и 20 числа плановых игр "Экспедиция против Секты" не состоится!
"Магазинчик чудес" обновлен в связи с Новогодними праздниками!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 22 октября 17086 года. Иридиум, лебечница орд. Креста. Элси, Фор.


№4: 22 октября 17086 года. Иридиум, лебечница орд. Креста. Элси, Фор.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0424/h_1493048118_7469749_8ad0c4f656.jpg

Духовно мы богаты, душевно мы больны… В том случае, когда сумасшествия у вас ничуть не меньше, чем золота в закромах, то всегда пожалуйста обратиться за помощью к некоторым представителям Ордена Белого Креста. Да, Орден проповедует умеренность в запросах, однако мастеров, способных ковать психику, меньше чем магов обществе, так что их услуги товар затребованный, и, соответственно, недешёвый.


Эльф был взъерошенный и мокрый, словно воробушек после купания в луже, с таким же видом потерянной птицы восседая у выхода из крыла «смущённых разумом». Иронично, что сей товарищ выглядел как настоящий пациент, в то же время им не являясь, не скажи ещё хужей: книга в руках да походное магическое перо выдавало в нём студиоза, который, в дальнейшем, определённо задумал занять определённую должность в сей славной школе целителей. Если, правда, совладает с самим собой, ибо дрожь, которая била тело остроухого, мелкой вибрационной волной распространялась в округе, так что даже садиться рядом с ним как-то не хотелось. Кроме этого, товарищ постоянно заглядывал то в бумаги, вынимая их из мешка на поясе, то в книгу, задумчиво – как себе представлял – добавляя важные замечания о происходящем. Последнее, но не менее важное действие для сего героя было использование фляги на поясе чтобы отпить некой жидкости. Лицо при этом кривилось так, словно бы закусил лимон перцем, зато сидение становилось чуть более спокойным. На пару мгновений.

Юноша во все глаза наблюдал за происходящим вокруг, не скрывая своей смеси из испуга, любопытства и восхищения. Мир вокруг пестрел различными красками и подвесками, именитыми личностями и просто случайными прохожими. С кем-то эльф пытался начать разговор, безбожно коверкая слова из-за спешки, от других вжимался в стул, не смея беспокоить, только от одиночества ему так и не пришлось избавиться. Не сказать, что это печалило, скорее остроухий искал повод как-то отвлечься от происходящего, найти какую-то замену простому ожиданию. В конечном итоге он совершенно потерял интерес к происходящему вокруг, что-то старательно выписывая в свою книжицу. Ох, не быстро же это дело движется~   

Цель своих стремлений на это время эльф заприметил сразу, как та покинула кабинет и оказалась в коридоре. Вскочив, словно бы гончая учуявшая добычу, юноша благополучно рассыпал содержимое своей поясной сумки, посеяв множество приятных мелочей. Возмущённо вскрикнув, студент, не иначе как для храбрости, бодро добил имеющуюся флягу, чтобы после сего действия широким жестом загрести рассыпанное и рвануть по коридору к своей светлой мечте.

- Госпожа мастер Гринграсс! – Заявило чудо в адрес девушки, едва удалось её нагнать, - ахэ-э… Аэм. Да. Здравствуйте. – хаотичный набор текста сопровождался бессистемной моторикой вкупе с откровенно потерянным взглядом – остроухий словно бы и сам не знал, она это перед ним или не она. В любом случае, смущённый смутьян решил представиться первым, оставляя решение за более опытной, - я Хеинтаик'Инираэль. То есть Хеин. То есть студент. Мастер Тобиас вроде рассказал обо мне, – последняя часть фразы была произнесена буквально шёпотом, почти что со страхом. Юноша отчаянно искал в глазах Элизабет хотя бы намёк на узнавание.

2

- Госпожа мастер Гринграсс!
Элси обернулась, готовая иметь дело с чем угодно и с кем угодно. Отделение для душевнобольных, неопасных, но непредсказуемых – а что вы хотели? По коридору ее нагонял растрепанный молодой эльф с сияющими внутренней одухотворенностью и восторгом глазами, как ей показалось. В руках эльф держал стопку самых разных предметов от книги и бумаг, до перьев и фляги, не рассыпавшиеся во время бега по коридору лишь чудом. По его виду и месту было бы логично предположить, что эльф находится здесь на лечении, вот только всех пациентов отделения Элизабет знала в лицо, а новенького ни за что не оставили бы без присмотра.
- ... ахэ-э… Аэм. Да. Здравствуйте.
Да еще и эльф. Элси не могла сходу определить его возраст, бессмертные и в двести и в две тысячи выглядели почти одинаково. Судя по поведению, очень и очень молод, едва ли сотня исполнилась. Светлый выразительно жестикулировал, дополняя приветсвие. Вещи из рук не сыпались на пол, будто их держало невидимое волшебное поле.
Элизабет сделала вежливый книксен. Благо, у нее руки были ничем не заняты, что вообще было редким явлением во время работы.
- Я Хеинтаик'Инираэль. То есть Хеин. То есть студент. Мастер Тобиас вроде рассказал обо мне,
Мастер Тобиас ни о чем ей не рассказывал. Но признаться в этом значило сделать ситуацию невыносимо неловкой для всех в ней участвовавших, так что стоило сделать вид, что она хоть немного понимает что здесь происходит.
- Здравствуйте, - обратилась она к Хеину, - конечно, я припоминаю, но боюсь, не совсем точно, - она была отвратительной лгуньей, но порой хватало и того. – Возможно, мы могли бы пообедать вместе и вы расскажете о себе и о том что изучаете? Здесь на первом этаже довольно неплохая столовая.
«Довольно неплохая» это она, конечно, преуменьшила. Что клиенты лечебницы, что целители разума были людьми не бедными и порядком избалованными (другим просто не достало бы золота здесь находиться), и понижать планку они не собирались. Элизабет предпочитала не появляться в столовой городской больницы, но здесь-то готовили как в лучших заведениях города.
Честно говоря, она решила, что эльфу нужна помощь в некоем учебном исследовании или консультация по поводу кого-то из пациентов, возможно, у него были здесь друзья. В последнем случае она могла лишь убедить его, что прогнозы оптимистичны и все непременно образуется, но без каких бы то ни было деталей – не родственникам больше знать не полагалось.

3

Постепенно, с "узнаванием" себя любимого, воробушек успокаивался. Дрожь спадала, чудом удерживаемые книги получили подмогу в виде второй руки, а сам их владелец перестал походить на свихнувшуюся мельницу с руками-крыльями. Предложение отобедать и вовсе отозвалось бурный восторгом и столь яростным выражением согласия через кивок, что голова удержалась на месте только благодаря чуду.

- Ох, я ведь с утра не ел. Со вчерашнего, наверно, - типичный голодный студент даже не обратил внимания на такие мелочи, полностью вникая в разговор со своим светочем. Из-за этого, к несчастью, все менее лучезарные страдали от невнимательности исследователя, то и дело избегая столкновения с ним разве что чудом. К счастью, товарищ обладал хотя бы минимальный запасом вежливости (он не забывал бросить "простите!" всем пострадавшим) и был достаточно лёгок для того, чтобы крепкие телом целители могли оттолкнуть его в сторону как ненужную тумбу. Предмет мебели при этом отличался крайней степенью понимания, так что никакой злобы на такое обращение не проявлял. Вот и славненько.

В столовой он продолжить свою линию так, что никто и не пискнул. Были вскрики, немного угроз и вроде бы пожелание прогуляться до центра внимания адомантового быка в районе крупа зверя, но точно без писков. В общем-то, из пищи эльф прихватил себе скромный, но приемлемый для своей расы набор из мясной похлёбки, компота и хорошей такой краюхи хлеба. Студиоса, как известно, хлебом не корми - дай хлеба отведать. Место для посадки несуразное создание обеспечило за счёт своей несуразности, умудрившись раздвинуть даже привыкших к самым разным проявлениям сумасшествия лекарей. В общем, полтора лекаря (то есть целительница и вроде целитель) оказались в относительном уединении, не считая фонового шума остальных присутствующих в столовой.

- Ху-у... У вас всегда так шумно? - Или только когда я здесь, следовало бы ему спросить. Но он не стал, скромно считая себя минимальной угрозой местному благополучию, - и как в таких условиях отдыхать, право слово. Ху-у... - Юноша сгрёб оставленные ранее записи и книги поближе к себе, старательно пересчитывая их количество. Контрольная сумма, вроде, сошлась, так что студиоз позволил себе немного расслабится и...чуть не опрокинул на себя всю принесённую еду. Так что пришлось напрячься, чтобы не натворить ещё больше дел.

- Таааак, если уж мастер не всё про меня рассказал, то-о... Я тут больше ради вас, - эльф на мгновение замолчал, раскраснелся и спешно поправился, - то есть уникальных ваших знаний, да. У меня не то чтобы исследования, скорее общее научное любопытство... - Развивать мысль юноша не стал, шустро уткнувшись в тарелку с варевом. Судя по цвету кожи оттенка спелой малины, он очень не хотел, чтобы сказанное им истолковывалось превратно.

4

Эльфийский студент вел себя несуразно, непосредственно и будто случайно задевал проходящих мимо целителей и практикантов, не то стремясь извиниться перед как можно большим количеством человек, не то не имея возможности увернуться от них с вещами в руках. Впрочем, если подумать, целительский балахон обеспечивал здесь определенный статус, и встречные уступали дорогу не задмываясь. А значит, привыкшие к такому целители просто не привыкли, что кто-то может подвернуться под руку или перейти им дорогу в неподходящий момент. А еще эльф вел себя на диво организованно, несмотря на откровенные заявления о вчерашнем завтрака или шуме в столовой, он, явно будучи здесь впервые, нашел место для них обоих и позаботился о еде с видом человека, привыкшего ориентироваться в любой ситуации. Элси наблюдала. Она сама бы растерялась в незнакомом месте и притихла бы. Хейну же новая местность придавала сил и уверенности. А еще он ничего не уронил, что опять-таки было просто чудом учитывая, скольких он успел задеть по дороге и быть задетым.
- Здесь не более шумно чем в любом заведении в городе, а уж о столовой центральной больницы и говорить не приходится, к тому же она гораздо больше и многолюднее, - люди были довольно шумными созданиями когда дело касалось отдыха, а обед в разгар рабочего дня это все-таки отдых. Ей тоже это сильно бросалось в глаза первые годы после Левиана.
Услышав, что здесь он только ради Гринграсс, Элси на мгновение изумленно расширила глаза. Кто мог прислать к ней эльфа – разве что мама или брат, но они обычно ограничивались письмами. Приехать из Левиана ради нее – что должно было случиться? Конечно, она предполагала, что Хейн слишком молод, а потому это скорее всего его первое путешествие в Иридиум. Можно было бы счесть его студентом эльфийской академии целительства, заинтересованным отличным от традиционых методов медицины, то есть магии, еще раз магии и травничества.
- Мы все начинаем с общего научного любопыства и безумных вопросов, - поведала она. – А они потом как-то сами перерастают в исследования. Какие мои знания кажутся вам уникальными и над чем вы сейчас работаете?
Внимание эльфа порхало от нее к еде, от еды к записям, от записей к соседям по столу. То он вроде смутился, то чуть не влез в собственную тарелку, то кинулся пересматривать бумаги, будто среди них могла случайно заваляться купчая на дом, и ее нельзя было потерять даже в самом крайнем случае. Пока что Элси склонна была считать, что так проявляется его волнение. Тогда он вроде должен немного успокоиться после еды. Сама она взяла только горячий суп, решив что подумает о второй тарелке только после расправы с первой.

5

Представив себе более многолюдную и шумную столовую, эльф даже вздрогнул, таки опрокинув своё магическое перо. С уничижительным взглядом студент отчитал писчий инструмент за такую самовольность, после чего решительно сосредоточился на чём-то двух – в данном случае, разговоре и еде, так что всё остальное более ли менее аккуратной стопкой было сдвинуто к пустующему пространству дальше по скамье.

- Я не хотел бы, чтобы это выглядело экспедицией из одного края света в другой, - чуть поостыв, эльф продолжил раскрывать цели нынешней встречи, - хотя это оказалось бы достаточно безумно… Так, ладно, к делу. Я исследовал небольшой феномен «предопределённости», который можно наблюдать у некоторых эльфов от 7000 лет и старше. То есть к этому моменту мир для них становятся на столько логичным и ясным, что они буквально предвидят дальнейшие ситуации – и неизбежно сталкиваются с некоторыми изменениями, которые «продумать» невозможно. Дальше грусть от осознания несовершенства, глубокая тоска разочарования в собственных силах и прочие ужасы подобных кризисов. Это не так трудно пережить, конечно, но порой такие периоды длятся годами, особенно в периоды сильных возмущений в обществе. Собственно, одним из вариантов решения мой наставник предполагал вмешательство успокоением на уровне магии разума, создавая иное восприятие на уровне выше сознательного, но всё во что-то упирается. Мы пока не можем понять, во что, - юноша для наглядности отобразил столкновение ложки и куска хлеба, где второй выступал той самой нерушимой стеной, - из-за того, что в основном к нам приводили воинов, чаще всего мы наблюдали этот феномен у них, что ещё вносило некоторые…ммм…сложности в проведении эксперимента. Для проверки опыта иных рас да иных профессий я и прибыл сюда. Может, это характерно не только эльфам, и не только для работников ножа и лука? – остроухий поспешно дохлебал с половину похлёбки, которая за время разговора уже успела порядком остыть. Подобное, правда, не сильно-то его и смущало, - кроме того, интересно применение магии разума для лечения как такового. Солдаты, как правило, очень недоверчиво относятся к таким вмешательствам, а это не очень-то и помогает при длительных планах на выздоровление. Вооот… Как только я прибыл сюда, местные мастистые мастера, – МММ? – Как один советовали обратиться к вам с этими вопросами. Может, уже сталкивались с чем-то подобным? – Во взгляде студента загорелся чуть ли не пожар надежды, целиком и полностью обращённый к собеседнице. Только ей под силу было открыть эту тайну, и помочь юному исследователю с неизвестным наставником чуть приоткрыть завесу неизведанного! В теории, конечно.

6

Древние эльфы впадают в депрессию из-за невозможности предвидеть будущее? Из-за неумения предсказать изменения? И это все об эльфах-воинах... Ей вспомнился первый наставник, которому Элси жаловалась на чрезмерно длинные списки симптомов и их зависимостей от возраста, пола, расы и сочетания с другими болезнями. «Мне бы твои проблемы, девочка», - так он говорил.
- Хейн, а ваш наставник случайно не задумывался об этической стороне вопроса? Все мои исследования проходили в основном на людях или в редких случаях на очень молодых эльфах вроде вас. Ничего не могу сказать о принципах мышления существ, которые так или иначе воевали по семь тысячелетий, но подозреваю что оно сильно отличается от человеческого. Насколько оправдано ваше вмешательство? Позвольте привести аналогию, возьмем для примера человека, ветерана лет семидесяти, он многое повидал и тоже может в некоторой степени предсказать будущее касающееся его семьи. Допустим, он привык брать на себя ответственность за близких ему людей, и когда случается что-то неожиданное и плохое, он невольно взваливает вину на себя – не предвидел, не уберег, не успел. Это даже естественно, необходимость вмешательства существует только в самый редких случаях, и на самом деле здесь можно и без магии обойтись. Ваш наставник предлагает совсем уж радикальный метод – прочистить мозги всем и сразу, подкорректировать мышление, и пусть все будут счастливы. Знаете, я даже не уверена что это возможно, когда речь идет о семитысячелетнем существе.
Семь тысяч лет... Нет, она не могла себе это представить. Элизабет, которая себя относила скорее к людям, уже прожила вдвое-втрое больше чем было отмерено среднестатистическому человеку. Но семь тысяч лет она и вообразить себе не могла, за это время можно увидеть расцвет распад пяти империй. И если те бедные эльфы всего лишь страдают от того, что не стали прорицателями, она бы в первую очередь предложила им найти себе другое занятие. Но смотрела-то она с позиции человека будучи полукровкой. Она даже попыталась представить что будет если однажды неожиданно случится еще одна война с нежитью, а она не предвидит – и не смогла. В любом случае не предвидит, и не то чтобы это вызывало у нее депрессию.
- Личностные кризисы явление повсеместное, они как правило не нуждаются в лечении. Обычно помогает смена обстановки и образа жизни, - ну да, тем кто может себе это позволить, другие же не могут позволить себе даже кризис, некогда и не до того – детей кормить надо, землю пахать. – Правда, найти что-то новенькое после тысячелетий жизни становится трудно, это я понимаю.
Она вздохнула, отодвинув от себя тарелку с недоеденным супом. Мысль о бедных эльфах, которым лезли в мозги по малейшему поводу, кроили из них бездумных счастливцев в периоды «сильного возмущения в обществе», напрочь отбили аппетит. Ремесленники бунтуют из-за повышения налогов? А давайте подправим им мышление, пусть научатся быть счастливыми несмотря на налоги.
- Что за магию вы использовали? Работу с памятью, рефлексами, установками? Дополнительный уровень восприятия, да еще навязанный извне, а не наработанный самостоятельно... даже не могу представить себе всех побочных эффектов и подводных камней, - у нее сложилось впечатление, что воинов приводили для опытов над сознанием не совсем добровольно, но в конце концов она и сама работала с кем придется, министерство магии не оплачивало сложные личностные изменения для тех кто и так их устраивал или вообще не интересовал. Это напомнило, что стоило бы попросить у Хейна завернный волшебными печатями документ, открывающий ему доступ к не получившей широкого распространения части ее исследований, но пока они говорили о самых общих вопросах официальные разрешения могли подождать.

7

Сперва студент с некоторым удивлением вслушивался в слова "наставницы", стараясь по крупицам уловить зерно истины. Чем дальше уходили в лес, тем более сильные эмоции проявлялись у него на лице - удивление, чуть-чуть страх, даже негодование. Под конец он вовсе желал размахивать своими руками столь же бурно, как и раньше, и лишь принятые раньше установки ограничивали его в этом действии. Чтобы как-то занять свои безумные конечности, он с неожиданной жадностью накинулся на остатки пищи и прикончил их с такой скоростью, что ложка удерживалась в пальцах тем же чудом, что раньше удерживались учебники. Последние вопросы окончательно доконали исследователя, так что он решительно оттокнул от себя опустевшую тару со словами, - это... Это ведь... Это ведь неправильно так говорить! - После чего, вдохнув воздуха, начал спешно отражать наваленные на его исследования тёмные пятна

- Мастер Гринграсс, я ведь даже не успел что-либо рассказать о том, что мы успели сделать и делали ли вообще. Ху, вот. Теперь по порядку: эльф проживший так долго занимает не последний пост в государстве, и если обычный мастеровой может взять себе "денёк-другой" до востребования, заменить таких, уж простите, титанов мысли просто некем. И ладно бы там помощники, третьи подмастье и прочие шебутные ребята на тип меня, но этого мало, удручающе мало. Что мы успели узнать? А что знает он, они? Мне всего-то сотня лет, и то порой страшно подумать про уже достигнутое и то будущее, которое будет впереди. Да, возможно это эгоистично, но лично я бы не хотел чтобы такие мыслители страдали от несовершенства мира в плену собственных убеждений. Разум может быть светилом, но он же легко становится тюрьмой, вне зависимости от твоего опыта. В этом и самое печальное, да-а, - темпы постепенно спадали на нет. Возможно, юноша просто перегорел, но могла быть и иная причина - например, отвлечение на учебники. Пролистав один из них до нужной страницы, он развернул к девушке уже знакомую ей статью, писанную несколькими десятилетиями ранее.

- Вот! Вот это мы думали развить для применения в нашем случае, - аспект "мягкого влияния" уже не первый год мусолился среди медиков. Да, влияние мягкое, но что если пациент против даже такого вмешательства? Да, мы вроде бы не вносим особых корректив в происходящее, но нет ли в этом некого самообмана? Ведь нельзя отрицать факт искусственной замены выработанного опыта суррогатом извне. Было много чего другого, но суетливый Хейн успел убрать учебник в сторону, - и мы пока ещё только начали. Я ведь не сказал, что прям все эльфы поголовно этим страдают, и что мы набрали штат военных для злодейских экспериментов над ними с дьявольским хохотом, крысами и кроватями с цепями. Просто... Просто наставник подумал, что ваши методы применимы в нашем случае, вот, - юноша развёл руками. Увы, он лишь ученик, ещё не совсем смышлёный и в чём-то горячий, а потому он своими речами смутил мысль уже с первых минут разговора. Этого он предвидеть явно не мог, так что с скорбным лицом уткнулся в стакан, стараясь смириться с таким досадным промахом.

8

- Мастер Гринграсс, я ведь даже не успел что-либо рассказать о том, что мы успели сделать и делали ли вообще, - Хейн яро защищал своего наставника и его идеи, Элси чуть было не стало стыдно за поспешные суждения. Впрочем, она ведь тоже начинала все из лучших побуждений и не могла предвидеть как используют ее знания другие. Или могла – еще как могла бы, если бы дала себе время и повод задуматься. Однако же эльфы не люди, и мерить их той же меркой не стоит. Форма ушей самое меньшей чем они отличаются от подданых империи.
Элизабет взяла книгу из рук собеседника и на пару минут погрузилась в статью, чтобы освежить информацию. Она и сама использовала кое-какие наработки оттуда, но работала в общем-то в другом направлении, а потому не перечитывала статью с тех пор.
- Вот! Вот это мы думали развить для применения в нашем случае.
- Ммм, понимаю... – она рассеянно запустила пальцы в косу. В рабочие дни времени на сложные прически не хватало. Смело. Самонадеянно. Недостаточно.Вам не хватит, особенно при работе с долгоживущими и многое видевшими существами. Нет, теоритически вы могли бы обойтись только методами дополнения информации, но времени уйдет несколько десятилетий, а то и столетий.
Она отбросила пострадавшую косу в сторону, вспомнив, что негоже ходить растрепанной – пусть даже в лечебнице для скорбных разумом, а значит, волосы пора бы оставить в покое пока они выглядят приемлемо. Их соседи по столу закончили трапезу и ушли, столовая постепенно пустела. Элси знала, что через час здесь останутся от силы трое-четверо обедающих, но через два врачи и пациенты подтянутся к раннему ужину. Обсуждать здесь тонкие аспекты магии разума было неспокойно, тем более что она все еще не знала насколько придется в них углубиться. И клялась не разговаривать с посторонними о некоторых деталях своей работы.
- Знаете, я предпочла бы продолжить этот разговор завтра в моем кабинете в здании Ордена. Мне понадобится заверенный магическими печатями документ из министерства, чтобы я видела ваш уровень допуска к информации – не бог весть какие тайны, но пару клятв о неразглашении я уже дала и не хотела бы нарушить. И, если это возможно, подробный лабораторный журнал экспериментов, мне и правда интересно насколько далеко вы уже зашли и какие результаты получили.
На самом деле было странно, что с такими вопросами к ней прислали молодого студента. Если речь действительно шла о занимающих видное положение в Левиане личностях – армейская верхушка судя по крупицам информации, - то как могли они доверить столь важное дело столетнему Хейну, по меркам эльфов вчерашнему ребенку, и полукровке-мистерийке. Предложи она от чистого сердца покопаться магией в мозгах военной верхушки Иридиума, да еще с частичной перестройкой личности и восприятия... И дело даже не в том, что ей на самом деле дали бы принять участие в практических экспериментах, при должном желании можно завести исследования в такие дебри, что последствия информационного вмешательства аукнуться эльфам только через несколько сотен лет. Привыкнув работать под надзором параноиков из министерства, Элизабет совсем не удивилась бы, если бы каждое ее слово учитель Хейна проверял бы по три раза, и еще по дюжине раз испытывал бы на менее значимых добровольцах.

9

Когда речь зашла за объявление сроков, остроухий выглядел искренне недоумённым. На всякий случай, он уточнил, - всего десятилетия? Это ведь неплохо… – Задумчиво протянул товарищ напоследок, изыскивая в озвученном проблему. С учётом средней продолжительности жизни в несколько тысячелетий, пара сотен лет на исследования выглядят не самым страшным делом, особенно на случай более ли менее гарантированного результата.

Но все мечты разбились о серьёзность берегов бюрократии. В момент упоминания печати юноша даже побледнел, старательно сохраняя на себе хотя бы подобие понимающего и думающего лица. Нервно хихикнув, студиоз пробормотал себе под нос, - так вот о чём говорил наставник, – и затем, дернув воротник для ослабления рубахи, трагически замолчал. По его виду уже было понятно, что никакими грамотами ему обладать не грозило совершенно, и дальнейшие откровения открыли некоторые другие тёмные пятна.

- Мастер всегда повторял, что я слишком горяч. Оказывается, не зря, – надломленность уступила место усталости, нервный порыв сменила тихая грусть, - исследования у профессора Эллинем’Ла Фолнорна длятся уже не первую эпоху, и я даже не знаю, какой я у него по счёту воспитанник, – достаточно лишь вспомнить о том, что названный эльф был известен как автор трактатов «О разнице во взглядах рас», написанных ещё в лихие 11000-е года, - и он… Ооооооочень неспешен. Честно говоря, до озвученной мной проблемы он дошёл где-то сто лет назад, и пока всё, что он сделал, это свёл базу прежних исследователей ещё тех тысячелетий. На ваши труды он наткнулся лишь потому, что я вовремя оставил журнал на виду. После чего, всё заглохло. Ну то есть я так думал, конечно. Скорее всего, мастер как раз готовит озвученные страшные штуки, – помотав головой, остроухий достал среди своих записей небольшую книжицу в изящном переплёте. Судя по её состоянию, это творение холили и лелеяли, постоянно пропитывая страницы необходимым для сохранения составом, - только вот я ждать не смог. Мой отец и раньше проявлял признаки глубокого расстройства вследствие серьёзных неурядиц в переговорах с выкидывающими выкрутасы гномами, а уж в последнее время… Полевой командир, который вырос до военного атташе. Почти всю сознательную жизнь был на руководящих постах в вершине древа нашего общества, – юноша держал книжицу словно верную подругу – трепетно, почти любовно, - так что, едва выпал шанс, я взял коня и рванул по примерному адресу. Удалось выйти не сразу, дважды меня выгоняли отсюда за неприлежный вид. Думал, что скоро попаду пациентом, если продолжу в том же духе, - про свои злоключения Хейн рассказывал с некоторым задором, мальчишецкой бравадой. Дескать «вот, что пришлось преодолеть!», - хорошо, что один из бывших больных мне рассказал, кто о чём и как выглядит. Дальше оставалось только немного подождать. Говоря по правде, мастера Тобиаса я выдумал для солидности, чтобы не выглядеть совсем уж случайным гостем. «Сказанная с уверенностью ложь почти неотличима от правды, если взаимодействие с лжецом непродолжительно», верно? – Скромная улыбка – и почти дословная цитата из одного весьма любопытного трактата. Если верить заверениям архивариуса Ордена, этот труд существует всего в трёх экземплярах, и в Кресте Иридиума хранится единственный доступный. Либо юноша был очень расторопен и настойчив, либо умудрился столкнутся с этой книгой в другом месте, - и вот как-то так… Наверно, придётся подождать ещё немного, пока всё устроят. Если верить вот этому, то я, порой, умею ждать. Мастер Эллинем об этом говорил вполне искренне, – скрываемая литература упала на стол, давая возможность себя изучить.

Буде у Элизабет такое желание, то она обнаружит в ней безымянное творение некого эльфа (что выдавал не только эльфийский язык, но и некоторые термины). Первые несколько глав нельзя было даже близко назвать научными изысканиями – скорее, это был просто свод некоторых наблюдений, однако дальше творец стал проявлять достаточную осведомлённость в своём деле. Стоило признать, ближе к последним годам исследователь демонстрировал большую глубину изучения отдельных вопросов, нежели сама целительница, но ему не хватало охвата, обширности понимания. В некоторых главах упоминалось воздействие магии разума…от лица свидетеля, на что ясно намекали обширные описания состояния потерпевшего с такими подробностями, которое ни одно живое существо после «звукового удара» рассказывать точно не станет, - ради неё мне пришлось взрослеть быстрее, чем должно бы. Хотя, конечно, стоило сказать спасибо и людям, среди которых я прожил детство, - люди, по видимом, имелись ввиду как раса, что объясняло наличие множественной статистики по ним в первой части книги, - а для понимания описанной вами опасности я творил страшные глупости. Пока, вроде, без последствий, – остроухий говорил об этом сколь беспечно, столь же с некоторым испугом. Возможно, по этой причине в некоторых «финальных» главах у исследователя остро вставал вопрос выработки «естественной» защиты от вмешательства. Он отчаянно искал пути противодействию внушению и прочим изыскам чар разума, правда сами заклинания описывал столь наивно, что походил на ребёнка с деревянным мечом в гномьем магазиге оружия. Что занятно, он весьма уверенно оперировал понятием «аура» и «стремительный порыв души» в контексте знания некоторых основ духовных техник, которые, вроде, были достоянием не самых слабых воителей этого мира.

10

Все же как по-разному они смотрели на мир. Хейн при упоминании десятилетий работы казалось даже обрадовался, невольно выдохнув, что это неплохо. Десятки лет кропотливого труда это неплохо?! Да у людей такими исследованиями никто бы и не подумал заниматься в одиночку, если бы вообще не отложили до лучших времен! И все же... все же человеческая наука продвигалась вперед в чем-то даже быстрее эльфийской. Может, все дело было в том, что эльфы куда терпеливее относились к ожиданию.
Хейн упомянул Эллинем’Ла Фолнорна, что ж, ей оставалось лишь с завистью смотреть на эльфа. Элси многое бы отдала за возможность заглянуть в журналы профессора, но, естественно, и ей, и всем остальным целителям Креста было отказано, а сам профессор регулярно отвергал предложения о вступлении в Орден. Если подумать, он-то занимался исследованиями уже не первую эпоху, а орден существовал всего-то жалкие две сотни лет. Детский сад сует нос во взрослые дела, не иначе.
Одна только проблема: эльфы в возрасте Фолнорна не видели ничего плохого в том, чтобы отложить дело на сотни лет в ожидании то ли вдохновения, то ли нужного материала, а еще через тысячу порой переиначивали идеи в нечто совсем уж далекое от оригинала, придя к выводу, что были неправы или просто делали не то и не так. И вот перед ней ученик самого Фолнорна – лестно, но сдается мне, профессор не знает куда и зачем поехал Хейн. Ну не послал бы его профессор за консультацией плокровки, что занимается настоящим делом меньше столетия.
- Он… Ооооооочень неспешен. Честно говоря, до озвученной мной проблемы он дошёл где-то сто лет назад, и пока всё, что он сделал, это свёл базу прежних исследователей ещё тех тысячелетий. На ваши труды он наткнулся лишь потому, что я вовремя оставил журнал на виду. После чего, всё заглохло.
Печально. Его остановка скорее всего свидетельствовала о том, что Форлорн столкнулся с той же проблемой еще до рождения Элизабет и уже перепробовал все что могло прийти в голову тысячелетнему ученому. И счел дальнейшую работу в данном направлении бесперспективной. Предложений о совместной работе тоже не поступило, а значит, ни одна из идей Элизабет даже не показалась эльфу оригинальной.
Но что тогда здесь делает Хейн?
Ах, его отец... Элси покачала головой – разве он не понимает насколько все это сложно и опасно?
- Ваш отец занимает высокое военное положение, от него зависят дипломатические отношения с гномами и еще множество других дел государственной важности. Скажите честно, а как он сам относится к возможности исправления чего-то в его голове посредством магии разума? Я сейчас говорю не об этической или рациональной стороне вопроса, просто если он сам категорически против, магия окажется просто бессильна. Разработанный мною метод в своей основе достаточно прост и опирается на заклинание изменения памяти, известное повсеместно, - основная сложность, конечно, в деталях, но вдаватьсяв них сейчас не имело смысла. – Ментальное воздействие без помощи и согласия пациента приведет к совершенно непредсказуемым результатам, - не говоря уже о том, как рада была бы Элси увидеть кого-нибудь из эльфийских советников привязанным к креслу в своем кабинете. А ведь ему предстоит провести в этом кресле недели если не годы. – Я понимаю, что вы беспокоитесь об отце, но имейте в виду, жаже если он согласится принять вашу помощь, эльфа высокого сословия и социального положения не сделают первым объектом для новых заклинаний и техник. Значит, сперва придется ждать завершения исследований, затем проверки на двух контрольных группах, некоторого периода ожидания в случае непредвиденных трудностей и пбочных эффектов...
Десятилетия исследований совсем не означали, что по их завершению метод получит широкое применение. Он скорее всего пролежит в закрытых архивах еще столько же времени. А уж через сколько тысяч лет его сочтут безопасным бессмертные эльфы... О последнем целительница говорить не хотела, но Хейн и сам должен был понимать, знаком ведь с традициями своего народа.
Элизабет бережно взяла в руки книгу. Подумать только, записи Форлорна! То есть она думала после разговора, что это записи профессора, но на самом деле книга нигде не была подписана.
- Вы не согласитесь мне ее одолжить? – тихо спросила она. Ее познаний в Синдарине должно было хватить на прочтение, и даже беглый взгляд давал понять насколько важны эти записи для ее работы. Если только Хейн не давал клятвы оберегать неопубликованные работы учителя... но принес же, показал. Она открыла книгу по последних страницах – нахмурилась, ведь там разрабатывались методы противодействия и возврата личности к неизменным истокам. Выглядело это так будто эльф начал сомневаться в полезности собственных изысканий и видел знания не в тех руках. Что же, он явно был умнее самой Элизабет. Интересно, на каком уровне сам Хейн владеет магией разума? Для вмешательства в личность должен бы знать не меньше магистра, хотя эльфы в его возрасте обычно так далеко не продвигаются. С другой стороны не доверит же он воздействие на отца кому-то другому, есть стимул заниматься усерднее. Еще она сердилась - ну кто же приносит такие ценные книги в столовую, он чуть не испачкал ее едой и только чудом не уронил в коридоре! А как он вез записи в Иридиум - Этерия, только бы не на коленях в повозке и не в заплечной сумке завернутыми в рубашку.

11

Выслушать новую порцию информации Хейн смог чуть спокойнее, чем раньше. Возможно, он полностью разделял опасения мастера Элизабет и своего наставника, только вот ситуация получилась до обидного личная и нерешаемая за просто так. Годы, даже века исследований с хоть каким-то результатом выглядели надёжнее, чем призрачные изыскания видного учёного. Впрочем, сам пострадавший, судя по словам эльфа, не сильно-то и горел желанием оказаться на койке:

- Он… Ооооочень недоверчиво относится, - честно признал остроухий, - учитель считал, что наша коллективная ответственность не даёт ему даже возможности помыслить о том, чтобы оставить пост на время лечения столь «незначительной» проблемы. Кроме того, уровень его интеллекта просто не позволит провести незаметные правки в случае попыток действовать без его ведома. Не то чтобы я думал об этом… – Юноша стыдливо покосил глаза. Думал, и не раз, похоже, только вот прикрывался обычными терминами «так будет лучше» и «нельзя оставлять всё, как есть».

Книгу, после некоторых раздумий, студент всё же передал. Возможно, его учитель даже и не знал о том, что подобные вещи могли уйти куда-либо за пределы его собственной библиотеки. Как и то, что её утащит ученик, который и сам сбежит. При этом стащив книгу. Да, учитель скоро может воочию столкнуться с исследуемым собой синдромом, причём в весьма болезненной форме её проявления.

Из столовой воробушек ускользнул словно бы сам по себе, просто растворившись в первой попавшейся шумной ватаге. Забавно даже представить, что такое суетливое создание могло быть исследователем… Ну, хотя бы вежливый, ведь до ухода он прямо-таки рассыпался в благодарностях.

~~~

На следующий день товарищ был тут как тут, с видом благочестивой скромности восседая на табуреточке возле входа в кабинет. Как и вчера, он был нагружен различного рода документами, перьями и книгами, только на сей раз он всё же удосужился предусмотреть под эти нужды скромных размеров сумку, в которую элементарно не влезёт весь имеющийся набор. Что же, всё шаг вперёд.

За отданную книгу, судя по нервозности, студент немного да переживал. Да, при более подробном изучении она напоминала скорее черновые записки, которые любой учёный делает перед созданием итогового документа, однако в них хранилась огромная база наблюдений за эльфами и людьми. Манеры, особенности культуры, примечания по поведению в различных условиях…Статистика колоссальная. Элементы работы с магией разума, в этом смысле, поражали своей бедностью – скорее всего, писатель даже не обладал этим даром, работая с сторонники заклинателями, и эти наблюдения выпадали раз на раз, словно бы случайные встречи на глухом тракте. Не факт, что и воспитанник был наделён подобным умением, но достаточно одарённый колдун мог обучится владению тонкой материей разума при должном длительном старании. Только Хейн и терпение? Слабо верится.

Хотя, сейчас-то ведь он выжидал, так ведь? Вновь потрёпанный, вновь дёрганный, но всё хоть не бегал по коридору с криками. С него могло статься.

12

Как бы осторожно ни подбирались слова, тема разговора была очень и очень деликатной, и Элси видела уже сотни различных реакций на мягкий отказ «исправить ситуацию». Испуг, злость, раздражение, недоверие... Хорошо, что Хейн ничего такого не выказывал, наверное, все то же самое уже говорил ему учитель или он сам догадывался.
-... уровень его интеллекта просто не позволит провести незаметные правки в случае попыток действовать без его ведома. Не то чтобы я думал об этом…
- Забудьте, - резко перебила его Элизабет. – Это сложнее чем кажется на первый взгляд, работа тонкая и кропотливая. Без помощи пациента и более того без его согласия можно необратимо разрушить психику и даже не понять как. Дело совсем не в том, заметит ваш отец посторонее вмешательство или нет – хотя, конечно, заметит, - а в ничтожно малой вероятности благополучного исхода.
В империи каждый работавший с ней доброволец или пациент подписывал бумагу, уверяющую, что он осознает возможные последствия и готов рисковать, но и тогда Элизабет работала нарочито медленно, используя время отката магии забвения и ложной памяти для разговоров и наблюдений за заново формирующейся личностью. Благо, время это равнялось двум неделям, а закончить все корректировки за один сеанс было попросту нереально, вот и растягивалась полноценная работа на полгода а то и на дольше. Но то с людьми, сколько там той памяти для переосмысления... А эльфийские семь тысячелетий – тут либо искать кардинально новый подход либо передавать навыки кому-нибудь кто готов потратить пару сотен лет на проверку теорий на представителях других рас. И дело не в том, что у нее раньше не было пациентов-эльфов, были, разумеется, просто они как правило конкретно знали зачем пришли и что хотят или не хотят видеть в своих головах.
Взять ученика ей – нельзя. Запрещено. Ее работа все еще экспериментальна и находится под строгим наблюдением как иных мастеров коллегии так и совершенно посторонних магистров. Взять чужого ученика, тем более студента такого прославленного мастера как Форлорн, ей нельзя тем более.
Но Хейн выскользнул из столовой, легкий как лист воды в потоке ручья, и книгу с записями мастера оставил на столе. Вполне вероятно, что он и сам не понимал ее ценности, но Элси-то понимала. Она, задумавшись, вновь запустила пальцы в косу. Отплатить бы эльфенку, но чем и как, не нарушая данного слова.

- - -

Утром эльфенок встретил ее у порога в кабинет, пришел едва ли не раньше света. Целительница невольно задалась вопросом, а знает ли его отец чем именно Хейн занимается у профессора Форлорна и как планирует применять полученные знания. Должен знать, у эльфов не так часто рождаются дети, чтобы можно было оставлять их совсем уж без присмотра. И вряд ли высокопоставленный военный не обладает спосбностью делать выводы из имеющихся данных. Так что же, он не верит, что у Хейна что-то получится, не считает проблему достаточно важной по сравнению с другими, ждет когда сын подтолкнет застывшего на одном месте Форлорна к новым открытиям?
Если бы не магия жизни, ходить бы ей весь день с покрасневшими от ночного чтения глазами. Читала всю ночь, а закончив вновь вернулась на первую страницу. Ни времени, ни желания спать у нее не было, Элси чувствовала себя студенткой перед важным экзаменом. Студенткой, которой в последнюю ночь случайно достались самые полные конспекты по курсу да еще и с выписками из первоисточников.
Элизабет впустила гостя в кабинет, совсем небольшой и с практически пустыми полками. Писать она предпочитала в домашнем кабинете, там и держала книги и записи, а здесь скорее занималась практикой. Она жестом предложила Хейну сесть в гостевое кресло, после короткого взаимного приветствия спросила:
- Хотите чая или кофе? Можно послать за завтраком в ближайшую таверну, я порой так и делаю, когда нет времени выходить.
На стол перед Хейном она положила несколько стопок записей, аккуратно собранных из разных по цвету, толщине и качеству листов бумаги и сшитых бечевкой. В основе эльф мог узнать уже виденный им ранее ровный почерк Элизабет Гринграсс, но поверх его накладывались записи по меньшей мере дюжины других людей – комментарии, пометки, даты и числа, вопросительные и восклицательные знаки, встречались даже новые теории, доказательства и опровержения прямо поверх старых.
- Это моя исследовательская база, начатая около сотни лет назад. Дневник наблюдений за измененными, первая неудачная попытка классфификации причин и последствий. Честно говоря, я не знала, что можно вам показать и чем помочь, но здесь есть то, чего не хватает мастеру Форлорну – практика применения магии разума на протяжении долгого времени и в немалых количествах. Теперь эти записи хранятся в архивах коллегии, выносить их отсюда нельзя даже мне самой, но я предлагаю вам остаться у меня в кабинете и читать сколько душе угодно. Только прошу, не говорите никому, что я вам их давала.
Эти строки были первыми попытками Элизабет в корректировке личности и памяти, и сейчас-то она видела насколько они неполны и поверхностны. Опасаясь, что записи попадут не в те руки и не желая раскрывать секреты своих клиентов, она меняла имена, чужие истории и воспоминания записывала лишь в общих чертах парой строк, а то и вовсе ограничивалась знаками плюс и минус. Зато она точно отображала даты и степени воздействия, а потом годами наблюдала за копившимися изменениями. В большинстве своем ее вмешательство приводило к затребованному клиентом воздействию, например, полностью убирало неприятные воспоминания без лакун и сожалений, но раз за разом случались и непредвиденные, неприятные проблемы. Черты характера, открывающиеся с новой стороны, замещенные или выдуманные воспоминания, которые люди не умели отличать от настоящих, неуверенность и нервозность,  даже маниакальные страхи обращенные на мастера-менталиста – кто мог дать гарантию, что она сделала в чужой голове лишь то о чем говорила, а не вытащила нужную конкурентам информацию. Никакой теории или намека на методы сама Элси там не писала, этим занимались неизвестные комментаторы, да и те ограничивались понятными лишь в узком кругу сокращениями и знаками.
Элси не очень хорошо понимала чем конкретно это поможет Хейну, но ей сдавалось, что эльф все еще не до конца проникся возможными последствиями необратимых вмешательств. Наверное, думает, что если воздействие не получится, у него по крайней мере останется все тот же родной отец какими и был. Возможно. Но возможно и другое, и беда в том что никто ничего не может предсказать заранее. Да, она научилась со временем работать тоньше, но все еще не знала ответов на многие вопросы и в целом чувствовала, что бредет в темноте наощупь, интуитивно выбирая нужную дорогу.

13

Короткое приветствие - и буквально просачивание в кабинет. Взгляд во все глаза, лёгкое недоумение. Отсутствие тонн книг, похоже, удивляло не меньше самих размеров кабинета, ведь эльфы, с их-то плотностью заселения, привыкли к достаточно просторному жилью с минимальным числом жителей. Впрочем, студент достаточно быстро освоился, и даже смог совершить выбор из двух вариант, - чай. Было бы славно, - после чего уселся с более ли менее смиренным видом. Будь на его месте человек, и в нём бы наблюдались следы голода с редким перекусом, но организм остроухого вполне себе мог прожить на вчерашнем ужине ещё где-то сутки, так что чай ожидался именно как чай, а не спасительная манна небесная. Таковыми, на самом деле, оказались предложенные девушкой записи.

Эльф прикоснулся к писменам с некоторой долей недоверия, словно бы истово верующий пред лицом Инноса, что протягивал к нему Меч-Испепелитель. Первая попытка прочесть была робкой, скорой, как попытка насытиться куском много больше тебя самого. Потом чуть увереннее, неспешнее, с остановками и некоторыми оценками. Наконец, остроухий вчитался, что было явно заметно по его лицу. И этой же эмоцией, против своей воли, эльф выдавал в себе далеко не самого простого жителя сего мира - да, он достаточно быстро перепрыгивал глазами со строки на строку, как юный стрекозёл по болотам, только вот остановки в тех местах, где новичок сломал бы ногу и разум, говорили о некотором понимании сути описанного. В определённый момент могло и вовсе показаться, что Хейн целиком утонул в предложенных ему записях, и только за уши его удастся оттащить. Хорошо, что уши большие, удобные для захвата... Возможно, предчувствуя угрозу такого уровня, малец предпочёл самостоятельно вернуться в этот мир с горящими от полученного дара глазами.

- А я могу переписать некоторые... Хотя бы некоторые из проведённых исследований? - Юноша был готов поправится ещё раз, если его предложение окажется слишком смелым или наглым, - даже если мастер не соберётся заняться подобным, это очень поможет при продолжении некогда начатых им работ, - так-с, значит работы всё-таки были начаты и, как и предполагала заклинательница, были отложены в долгий ящик. С другой стороны, если уж воспитанник такого мастистого учёного не натыкался на сведения, которые он видел перед своими глазами, значит не столь уж и многое было достигнуто на этом поприще, и новая база могла сместить скалу с насиженного места. Только вот, сместит ли? И что именно воспитанник решится предоставить под ясные очи своего наставника, в каком виде предоставит полученную собой информацию? В чистом виде, как уже известно, документы не покинут этого здания, так что остаётся только верить в чистоту переработки.

- Взамен могу переписать его наброски, чтобы они у вас остались, вот, - в глазах мелькнул хитрый огонёк, с которым в шулерских домах идут ва-банк, когда на руках есть только две жалкие пары. Конечно, предложенная воспитанником информация не столь ценна и опасна, в отношении применении магии разума, но в ней было здравое зерно, которое за одну ночь было просто так не раскрыть. В некотором смысле, обмен получался вполне себе достойный, тем более что затраты товарищ предлагал полностью взвалить на себя.

14

Гость пожелал чай, и Элизабет на минуту вышла из кабинета, чтобы поймать в коридоре служанку и дать ей пару монет на два завтрака. И на чай, естественно. Записи Форлорна слишком увлекли ее, еще час назад еда казалось мелкой житейской неурядицей, отвлекающей от важных дел. Сейчас, выпустив записи из рук, она готова была пересмотреть свои взгляды. Конечно, ничего особенно им не принесут, но на несколько бутербродов, сыр, ветчину и овощи можно было рассчитывать.
Хейн изучал записи с таким вниманием и, пожалуй, восхищением, что Элси могла бы подумать, будто случайно и сама того не подозревая открыла нечто важное для всей эльфийской расы. Она бы и не подумала, что в ее первых статистических записях найдется что-то столь воодушевляющее, особенно когда она ненавязчиво старалась обратить внимание эльфа как раз на неудачные попытки и негативные эффекты, вызванные неумелым еще вмешательством. Внешне казалось, что Хейн читал очень быстро, не вчитываясь, возможно, замечал лишь то, что хотел видеть... Ну, это было бы плохо, но Элси надеялась, что молодой эльф найдет способ поговорить с Форлорном о новой информации. И что его авторитет окажется куда выше авторитета полукровки из Иридиума, которая отговаривает его от поспешных действий. Надо будет обратить его внимание еще на пару моментов.
- Переписывайте все, что пожелаете, думаю, в конечном итоге это всем нам поможет, - Элизабет открыла ящик стола. Бумаги в нем оставалось куда меньше чем ей помнилось, наверное, заработалась на днях и сама не заметила как все исписала, раздала или уволокла домой. Она вытащила оставшуюся стопку, протянула ее Хейну и пододвинула ближе чернильницу со стаканом заточенных перьев.
Ей было немного стыдно, совсем немного, но она-то кое-что из записей эльфа уже скопировала и хотела записать еще много чего, не испросив предварительно позволения. Ей даже хотелось, чтобы Хейн себе кое-что переписал. Она бы и оригинал отдала, если бы его не нужно было вернуть в архивы Ордена. Так можно было надеяться, что ее исследования в итоге попадут к учителю Хейна, может, удасться с ним связаться и поговорить, обсудить некоторые вопросы. Наконец, он бы точно увидел там все опасности и подводные камни, на которые она хотела указать. И потом, не могла же она ничем не поделиться с Форлорном, особенно получив доступ к его исследованиям без ведома самого профессора. Орден Белого креста изначально и задумывался для обмена информацией и взаимообучения целителей.
- Обратите внимание, все исследуемые были людьми, а это предполагает совсем иную психику и реакции. Судя по тому, что я вчера прочла, мастер Форлорн начинал работу в направлении сравнений и коэффициентов, полагаю, он сможет хотя бы примерно представить какой эффект те же заклинания окажут на эльфов.
В дверь постучали, служанка быстро поставила на стол поднос с едой и большой медный чайник на подставке. Хейн мог бы заметить на ней волшебную руну нагрева. Маги не любили морочить себе голову бытовыми мелочами, но уж если приходилось, изворачивались как только могли. На правах хозяйки кабинета Элизабет налила чай и разделила предложенную еду на две порции.

15

Едва получив бумагу, по листьям тут же заплясало поспешное перо. Писал остроухий на родном языке, делая это весьма недурственно, пусть и допуская множество помарок из-за поспешности. То ли опасаясь лишения полученных бумаг, то ли просто следуя некой мысли, но остроухий фиксировал только основные опорные факты, создавая единую картину вида "личность-запрос-вмешательство-результат", старательно подмечая все указанные подводные камни и даже копируя некоторые примечания (именно копируя, любой понимающий бы предпочёл расписать подобные пометки). На принесённый с собой дневник эльф выложил большую часть стопки, определённо задумывая заняться им позднее. На примечание со стороны Элизабет остроухий сперва и не отрегировал, возвращаясь в этот мир постепенно, пробиваясь сквозь туман в глазах.

- Да-а, да-а... - Невнятно промычал эльф, от задумчивости высунув кончик языка, - но без подобных исследований, этой фундаментальной базы, многие поправки выглядят весьма наивными. Особенно с учётом того, на сколько отличаются предложенные вашими пациентами запросы от тех, которые ставил перед собой мастер. Вот, например, - студент уверенно перебрал кучу листов в обратном направлении, выбирая необходимый, - достаточно простое в реализации "затирание" проблемного воспоминания о голодном годе почти в начале жизненного пути привело к обратной реакции с чрезмерностью в потреблении и всех связанных с этим процессов. И когда оно себя проявило! - Взмах рукой чуть не записи в воздух, - десять лет. Всего десять лет! Мастер за это время даже Левиан-то не покинет, - проворчал остроухий, после чего упрямо добавил, - но думаю, он сделает свои выводы из этих исследований. Не может не сделать, - о да-а. Только бы было время всё это осознать.

Где-то там, за маленьким островком совести, после океана плутовства, сидело колющее чувство вины. По своему, Фору было чуть неуютно выставлять свой приход в таком свете, выдавая собственный дневник исследований за черновик великого мастера. Да, шпионы имели полный доступ к набору его сочинений, и немалое количество знаний Уриэль почерпнул именно из этого источника, только вот в лицо его никогда не видел - тот учёный был стар, воистину стар, и дерзкого новичка просто бы не допустили до того общества. Кроме того, уровень развития полукровки на тот момент не позволил бы даже спросить чего-то важного для Форлорна, что уж говорить про получение понятных ученику ответов.

Сейчас было проще. К счастью для остроухого, секретность предоставленных бумаг была невысока, и за вычетом специфических терминов и местных особенностей языка, те или иные моменты для Фора были понятны практически полностью. Даже столь скромная, с точки зрения возможного, база позволяла во многом пересмотреть свои имеющиеся знания, понимая всю наивность предположений касательно магии разума и её влияния. Воспоминания, ощущения, видение мира - всё это было подвластно для изменения, но любая попытка что-то "залатать" могла отозваться такими последствиями, что уж лучше воспользоваться обычными душеспасительными беседами. Не потому ли миледи Гринграсс с таким опасением относилась к собственным работам, уже в который раз указывая опасность их применения на эльфов? Вполне возможно. И хотя Фор, сам на себе, испытал бы некоторые её таланты для ощущения характера вмешательства, просить подобного из имеющейся роли было просто невозможно. Однако, можно было спросить другое...
- М! А у вас попадались в работе полукровки от синдар или иных эльфов? С ними соотношение провести значительно проще, - эльф, благодарственно поклонившись, отведал предложенного чая - как и вчера, у студента до встречи во рту не было и маковой росинки, так что на еду он посматривал... Не зверем, конечно, но с некоторым уважением, - или... Как мастер говорил, самое опасное в блуждании по коридорам разума - это заглянуть в свой собственный. Говорят, выйти оттуда не так уж и просто... Но ваше сознание ведь отличается от моего или иного "немагического"? Есть ли какие-то опорные маяки или, я не знаю, известные тропки? - Остроухий

16

Молодой эльф так самоотверженно бросился переписывать старые страницы, что придвинутую к нему тарелку с едой, казалось, даже не заметил. Будто мирское его совсем не волновало, не беспокоило и не интересовало. Элси хотела было намекнуть, что у эльфа в распоряжении в любом случае будет весь день, раз уж выносить документы нельзя, оставаться в кабинете он мог сколько пожелает. К счастью, она вовремя прикусила язык – Хейн не  такой уж ребенок каким кажется, сам разберется когда прерваться для завтрака. Какие-то записи он комментировал, опять-таки сетуя на неторопливость исследований в Левиане, какие-то копировал молча.
- Ни в одном случае нет полной уверенности, что на объекты повлияло именно ментальное вмешательство и только оно. Такая неопределенность воздействия требует огромной базы данных на начальном этапе, зато заставляет осторожнее относится к чужому разуму. Вы никогда не думали, что случится, если измененный совершит преступление – чья это будет вина, его или целителя разума? Понять, был ли это спрятанный приказ или подавляемое желание самого человека будет слишком сложно, а через те же десять лет уже невозможно. Чрезмерность в потреблении на таком фоне сдвиг незначительный и относительно безопасный.
Ну да, а потом тот же человек пришел к ней снова, снова подписал просьбу о вмешательстве, теперь уже в поисках умеренности или хотя бы силы воли. Глядишь, Хейн найдет упоминание ближе к концу стопки. Клиенты, постоянно пытающиеся стать идеальными с ее помощью, ну не прелесть ли? И чем дальше все заходит, тем нелепее становятся запросы. Тем меньше понимаешь чего хотят люди и как представляют себе идеал.
- А у вас попадались в работе полукровки от синдар или иных эльфов? С ними соотношение провести значительно проще.
Элизабет положила наполовину съеденный бутерброд на тарелку. Строго говоря, ей как хозяйке не возбранялось начать завтрак первой, но вот есть за рабочим и более того заваленным бумагами столом ее научили уже в коллегии.
- Попадались, и нередко, но там все зависело от текущего возраста, воспитания и самовосприятия. По опыту могу судить, что полукровки воспринимают себя как почти-люди или почти-эльфы, общих тенденций не прослеживается. Я бы не стала относить их к переходной группе.
Студент потянулся к кружке с чаем, посматривая на нее будто на старого друга, а когда отпил с благодарностью поклонился целительнице.
- Вы хотите заглянуть в собственный разум, чтобы что-то понять или переписать? – удивилась она. – Мне всегда казалось, что это сродни тому чтобы войти в дом и заложить дверь кирпичами, а потом простукивать стены в поисках наиболее тонкой и выламывать новый проход. Мне подобные затеи всегда внушали некоторые опасения.
Она предполагала, что после чего-то такого следующая запись в рабочем дневнике будет сделана чужой рукой и в паре строк скажет, что целительница решила оставить коллегию и отправиться в Ардэнию. А потом будет еще одна запись, снова новым почерком, где будет объявлено намерение торговать жемчугом на островах. Новые личности будут стремиться к новым идеалам без конца и края, и процесс переписывания никогда не закончится.
Но... она вспомнила, что встречала упоминания о людях с двумя личностями, двумя разными историями и воспоминаниями. Ей они не попадались, а жаль, можно было бы проверить целую кучу теорий.

17

Вопросы получали ответы, за ними шла и иная реакция. Быстрый взгляд из-под документов в один момент, например, ясно говорил об одном - думал остроухий о сложной дилемме "чужой воли", и уже не раз. Действительно, нельзя назвать виновником свои руки, что крали, или голову, что это на это толкнула, когда месяц назад в твоей голове производили сдвиг. По собственной воле, естественно, во благо и во имя, но если уж появился такой удобный повод отойти от обвинения, то почему бы им и не воспользоваться? И это ещё приходилось игнорировать стойкое чередование уже известных лиц, для которых разум оказался что-то вроде глины для лепки, только вот фигуры выходили все не те и всё не так. Запрокинув голову назад да отложив перо, студент с улыбкой массировал свои виски. Материала тут - непочатый край, - подумал он, обращаясь то ли к теме целиком, то ли к ещё не дописанной кипе бумаги.

- Стало быть, почти-люди, почти-эльфы? Хмм... - Промычал писарь, вновь прикладываясь к чаю после тщательного его охлаждения обдувом, из-за чего часть капель оросило только что написанный фрагмент, - забавно, что вы смогли выделить эти группы при условии отсутствия "общей тенденции", - эльф склонил голову на бок, чтобы легче думалось. Или чтобы придать солидности сказанному далее? - Но всё же, дети союза двух рас могут разительно отличаться от чистокровок. Посудите сами: для человека будет дикостью, когда твой ребёнок за сотню лет твоей жизни даже не постареет; для эльфа, напротив, долгий период нерешительности перед рождением ребёнка окажется длиннее, чем отмеренный потомку срок жизни. И это только один параметр функции, и если копать дольше, то... Фью... Не представляю глубины этой ямы корреляции, - бестолково улыбнувшись, эльф приступил к охоте на бутерброды, ради приличия отворачиваясь от стола в момент их поедания.

- К флоф... Кхм. К слову о ямах, - дожевав, вновь вопросил студент, - разве у мага нет возможности повесить хотя бы ниточку с той стороны, где он вошёл, чтобы не ломать весь дом подчистую? Или, хотя бы, ограничиться выходом "коли не в дверь, то мы в окно", - остроухий, в общем-то, был удовлетворён прошлым ответом, но решил перепроверить полученные данные ещё раз. Мало ли архитектурные аналогии успели подрасти за это время, и сейчас речь пойдёт уже про дворец. Или, хотя бы, домик с нескольким числом комнат.

После чего, товарищ предпочёл остаться и писать. Заметив, что его никто не спешит выгонять, студент чуть сбавил темпы в практике чистописания, позволяя себе прерваться на попить, походить и просто размять руки. Если была возможность остаться на день, то он вполне готов был ею воспользоваться. Правда, кроме копирования текстов и, что важнее, некоторой информации из них, Фор в это время решал один маленький, но важный для себя вопросец - бежать или нет. В настоящее время его тут быть вообще не должно. Дав ложные сведения наблюдателю, шпион выскользнул на время ради собственного просвещения, проверки собственных знаний и, самую малость, подтверждения текущей легенды. Ведь в большинстве своём в этой лечебнице его запомнили как писаря, что устроился на небольшую подработку к Гринграсс, и если девушка узнает об этом, то всё легко впишется в существующий образ взбалмошного студента. Только вот... На сколько он поехавший по этой теме? Стоят ли предложенные бумаги того, что рвануть отсюда и не возвращаться, или же оставить время течь своим чередом? Вопрос откладывался, прятался за текстами, ожидал где-то в стороне. До тех пор, пока не настанет вечер...

18

Элси вежливо улыбалась рассуждениям эльфа о полукровках. Чистокровный, имеющий высокопоставленного, а значит и пожившего на свете такого же чистокровного отца возрастом тысяч этак в семь-восемь. Судя по поведению и внешнему возрасту (в последнем Элси легко могла ошибиться, эльфийская внешность о возрасте не говорит, а нагло лжет), Хейн только недавно выбрался из Левиана в поисках информации, и вряд ли часто имел дело с людьми или полукровками. Что он мог знать о разнице в сроке жизни или о том что она такое на самом деле, когда речь идет о родных людях? Не он видел, как его родители и сестра с каждым годом все быстрее стареют и наконец тихо умирают, не он наблюдал, как дети его племянника вырастают куда выше ее в то время как Элси еще буквально вчера держала на руках их отца. Нельзя такое объяснить.
- Исходите из того, что вы немного знаете о человеке, который входит в дом и оставляет нитку у двери, и совсем ничего не знаете о человеке, который потом оказывается в этом доме. Нельзя быть уверенным, что ему эта нить вообще понадобится или возникнет желание проверить что она такое и куда ведет. Много вы встречали магов разума, изменявших свои личностные качества и сильные стороны пусть и по острой необходимости? Возможность была у многих, ничего на самом деле нового и экстраординарного в этой области уже несколько столетий не открыли. Поэтому при желании перекроить себя могли многие сведущие люди, - тут она сделала небольшую поправку на расу собеседника, хотя в общем-то необходимости в ней не было, - или эльфы. Спросите мастера Форлорна не думали ли эльфы о подобной возможности и запишите для меня какие выражения он вспомнит, чтобы ответить. Уверена, его опыт позволит оставить их для впечатления еще многих поколений.
Оставшуюся после завтрака посуду убрала та же служанка. Элизабет, не отвлекая гостя от копирования бумаг, разложила перед собой несколько чистых листов, на которых принялась набрасывать незнакомые эльфу схемы и пентаграммы, чтобы потом попытаться соединить их в одно целое. Из головы никак не шли мысли о переделке личности под текущие нужды. Две недели, проходящие между наложением чар, давали немного времени на обдумывание и анализ ситуации, но вместе с тем две недели не виделись ей сроком нужным для принятия важного решения. Теоритически у мага разума есть возможность менять собственное сознание каждые две недели и вылепить из себя идеального голема или же натворить полный хаос в отдельно взятой голове. При этом интересно, что маги разума крайне редко сходят с ума, раз в тысячу реже чем люди ментальной магией не владеющие. Зато уж если их рассудок повреждался, то уплывал за край обозримого горизонта, и даже появляться в их присутствии разрешалось после ряда проверок на сопротивляемость мощному чужому влиянию. Потому что ограничивающая магию министерская печать это, конечно, хорошо, но соваться в сознание магистра разума все же не стоит, на собственной территории он не станет придавать печати особое значение и отсутствие магии помехой не станет.

19

Исходить из описанного остроухий не стал, предпочитая описывать самостоятельно. Озвученный вопрос касательно магов разума и их предпочтений в работе с своими качествами также повис с воздухе без ответа, укоризненно взирая на адресата. Последний, оставив на белом поле бумаги очередную копирку с любопытного себе пациента, остановился лишь при упоминании Форлорна, чуть хмыкнув себе под нос да пробормотав, - ага. Его мемуары можно вносить как основу для будущих измерений. Если кто захочет связываться со шкалой, где "сегодня же начнём!" занимает, по времени, от пяти суток до двух месяцев, - после чего увлечённо вернулся к совершенствованию навыков чистописания. И переписке, естественно, чтобы уж времени зря не терять.

За действиями Гринграсс студент как бы наблюдал, и как бы нет. Да, печати, магия, странные штуки, ууу! Но вот только он понятия не имел, что это такое и с чем его едят, так что принял решение известного всем гнома из рода Солнмонма да отрубил эту ветвь интереса от собственного сознания, сосредотачиваясь на работах по обработке документов. Через некоторое время, когда подсохла одна из сторон уже исписанной бумаги, она повторно пошла в дело для заметок. Писать по обе "спины" листа было бы слишком самонадеяно, учитывая качество писчего документа вкупе с удивительной способностью чернил проникать куда им не следует, однако скромные пара букв находили место для себя. Что занятно, здесь вновь вспылили какие-то специальные обозначения, на тип "д.с.п" или "р.в.п.п". То ли юноша решил скопировать стиль заметок автора, то ли просто выбрал какую-то систему обозначений для себя.

Кроме этого, несомненно увлекательного, занятия, студент, как и положено студенту, сбегал. Когда удавалось - извинился и уходил с поклоном, когда нет - просто бесшумно исчезал, как то умеют делать только самые нерадивые ученики, которым позарез что-то потребовалось, но не здесь. Всего таких пропаж за день накопилось немного, но одна была особо длительная, и принёс с собой (эльф, а не пропажа принесла, естественно) набор пышек различного содержания, предлагая воспользоваться ими для утоления голода. А дальше - скрип пера да сушка чернил, в различных её вариациях.

К вечеру, когда удалось свести концы с концами без траты вообще всей предложенной бумаги, юноша с довольным видом подтолкнул бумаги к Элизабет, по две руки разделив компирку дневника и оригинал того, что полукровка дала ещё с утра. Свой набор он старательно завернул в мешок, который притащил во время очередного забега. Догрызая пирожок с сладкой начинкой, да воспользовавшись дармовым чаем напоследок, товарищ выглядел на редкость счастливым для дня с подобной занятостью. Либо это был тайный бумагофил, либо иначе это объяснять будет сложно.

- Ху, - наконец-то произнёс студент, заканчивая с упаковкой, - теперь будет о чём поговорить с мастером на тему того, что "стоит ли начать" и "были ли другие опыты". Были и будут, и нам следует к ним подключаться, - с видом (уже) победителя юноша довольно хлопнул по сумке. Отвесив не самый дурной в исполнении поклон, студент сказал на прощание, - спасибо, госпожа Элизабет! Постараюсь не поломать уже настроенных окон... И домов, наверно, тоже. В общем, я запомню. Что-нибудь да точно, - и, засим откланявшись окончательно, товарищ скрылся в коридоре, попутно, судя по звукам, вновь уворачиваясь от кого-то на своём пути. Да-а, такого только замурованная камера исправит, и то, вполне возможно, он сам будет там оказаться - дали бы возможность что-нибудь разыграть. Или кого-нибудь, - мысленно улыбнулся Фор, похлапывая мешок с бумагами, среди которых всё же не оказалось оригиналов. Да, соблазн велик, но на то себя и учим, чтобы избегать встречи с этим зверем на пороге.

20

Бывали такие дни, когда в работе не сходились концы с концами, схемы воздействия не вязались друг с другом и для полноценной работы требовали или двойного уровня сознания или втрое меньшего количества. Втрое меньшее количество ей бы ничего не дало, а двойной уровень сознания... ну, Элизабет слышала что-то такое о некоторых магистрах древности, но работать-то ей предстояло не с ними.
- ... Если кто захочет связываться со шкалой, где "сегодня же начнём!" занимает, по времени, от пяти суток до двух месяцев.
Хотя если взять пример с того же Форлорна и разбить исследование на несколько этапов, занимающих по нескольку десятилетий каждое, чтобы первые изменения успели закрепиться... то все равно понадобятся десятки эльфов-добровольцев, когда тут и одного-то не найти. А результат потом может оказаться неприменим к людям.
Ненадолго отлучившись из кабинета, Хейн застал Гринграсс выглядывающей из окна коллегии с тоской в глазах. Значительную часть вида из окна занимал красный октябрьский клен, так что рассмотреть аллею сквозь его ветки возможно стало бы в лучшем случае через месяц. Бумаги со странными начертаниями целительница убрала в стол. Они все равно казались ей попытками взобраться на второй этаж без лестницы. Принесенным пышкам она искренне обрадовалась, но не как средству утолить голод, а скорее как возможности занять время. Мастеру коллегии вроде как положено выдавать мудрые изречения и за день набрасывать заготовки для десятка будущих исследований, вот только Элси к таким мифическим мастерам не относилась и в данный момент совсем не знала в каком направлении продолжить работу. Пока что она нашла дюжину тупиков и сотню вопросов без ответов. Даже дневник Форлорна, точнее его отрывок, на этом этапе ничем не мог помочь.
Когда гость вновь принялся переписывать ее старые наработки, причем с таким видом, будто уже предвкушал как повторит все это на практике в Левиане, ей оставалось только позавидовать его умению ясно видеть цель. И уткнуться в одну из немногих книг в кабинете, чтобы не мешать Хейну.
- Рада была помочь вам, Хейн, - ответила Элси, неожиданно увлекшаяся книгой. – Надеюсь еще услышать о вас и результатах ваших изысканий. Если собираетесь остаться в столице еще ненадолго, заходите, меня можно будет найти или здесь в коллегии или в одной из трех лечебниц города.
Ей еще оставалось вернуть бумаги в архив, где Элизабет неожиданно встретила одного из своих бывших студентов, и беседа затянулась далеко за полночь. Учитывая прошлую бессонную ночь и ожидающую ее практику в центральной городской больнице с самого утра, решение задержать в коллеги было не самым разумным. Но будто ей впервой проводить весь день под чарами озарения или эйфории.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: 22 октября 17086 года. Иридиум, лебечница орд. Креста. Элси, Фор.