Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произошел скачок времени №5, возможности скачка работавшие до 21 Октября, закрыты.
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 3: декабрь 17084 года. Иридиум. Ивейн, Альфарий


№ 3: декабрь 17084 года. Иридиум. Ивейн, Альфарий

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

Она слышала, как он вошел, чувствовала обнаженными плечами легкое движение воздуха от открывшей двери…

Уходи, пожалуйста… просто уходи, не надо снова делать мне больно…

Могла ли она сказать это вслух? Нет конечно… желание не обидеть было сильнее всего, и потому девушка молчала, лишь отстранившись от окна и глядя на него, надеясь, что в скудном освещении не видно мокрых щек. Что он хотел? Вполне очевидно, но хотела ли того же она, обиженная, раненая в сердце девушка? Аданос, конечно, да! Чего бы это не стоило, один, последний раз…

И без того разгоряченное лицо запылало от прижатых горячих ладоней, но прикосновение было настолько легким, настолько нежным и не похожим на то, что случилось внизу, что впору было сомневаться – а тот ли это человек? Широко распахнутые сапфировые глаза не могли отвести взгляд от его лица, закрывшись лишь с касанием губ… волшебница задыхалась, опять, дрожа и чувствуя, как набирает обороты головокружение, подстегнутое вином, и как подкашиваются ноги. Казалось, она плыла, где-то высоко, или глубоко, в ином мире, где нет воздуха, нет земли под ногами, лишь бесконечно нежный поцелуй, который никогда не кончится, никогда не вернет ее в холодное одиночество, где нет того единственного человека, ради кого безумно бьется сердце. Девушка не шевелилась, послушно замерев в его руках, мягко отвечая на поцелуй, лишь самыми кончиками пальцев касаясь его плеч, так что Альфарий чувствовал прохладу и легкий, едва различимый аромат вербены, тянущийся от связанных в узел русых волос…

32

Объятие породило поцелуй, поцелуй породил связь, и эта ночь навсегда отпечаталась в памяти влюбленных; лежа на смятой, горячей постели, Альфарий думал о том, что их ждет дальше. Они снова расстанутся, снова, но теперь он будет пытаться удержать Иву… не посмеет. Шагая за чертой, он позволил выйти на грань себе и волшебнице, ради одного счастливого свидания, но им предстоит вернуться обратно в свои углы; он шагнет в сумрак тьмы, к самому преддверию Зла, а она вернется к свету, продолжая жизнь обычной студентки академии магических искусств. Как противоестественен, чужероден их союз…. Как много девушка не знает, поддаваясь чувствам, как сильны эмоции Альфария, допуская ему беспечность любить. Однажды он оступится, упадет в мрак… И кто тогда придет к нему на помощь? В большом, горячем сердце так много места, но сколькие из них достойны и сколько ещё окажется там…
Он должен рассказать. Он должен защитить, если действительно любит; если действительно хочет сохранить тихую гавань. Идти дальше, промолчать будет подобно страшной лжи и демонолог просто не переживет подобного… Слишком много тепла, слишком нежна и мила Ива, лежа на его груди и тихо сопя. Рассказать сейчас, пока она спит; рассказать правду, что не будет услышана, но совесть получит хотя бы иллюзию чистоты.
- Прости меня, мой сапфировый призрак… Я монстр, - голос Альфария звучал тихо и лился исповедью, но в нем было столько силы, особенно ощущаемой девушкой, что лежала, прильнув к его телу своей грудью. - На моих руках кровь. В тот день… тогда ты позволила вернуть мне книгу, тающую в себе зло. Великое, древнее зло - само Инферно. Спустя несколько дней я чуть не погиб… и мне открылась суть мира; боль… в ней столько благородства. Она закаляет. Она обладает разумом, Ива… Успокаивает. Надеюсь, надеюсь ты никогда не осознаешь этого; это ужасно… Я стал углубляться в темные знания, стоило только встать на ноги после роковой битвы. Волчий лес, наш с тобой лес, наша пещера… Все осквернено, и там, где лежали мы с тобой, теперь лишь почерневшие кости. Я освобождал людей, плененных нежитью, и убивал их на алтарях ради экспериментов; моя тяга к знанию… хищна. Я монстр, демон, безумец. Знай это, Ива… мой путь теперь лежит на восток. И, быть может… мы никогда не встретимся. Так должно быть лучше для нас. Для тебя, любимая.

33

Она не спала.

Ослабевшая от потери крови, чувствующая хмель от выпитого вина и просто слабость от случившегося, девушка без движения лежала, закрыв глаза, находясь на грани между сном и явью, не позволяя себя окунуться в беспамятство только затем, чтобы растянуть отпущенное им время. Никто не знает, пересекутся ли их пути однажды вновь и когда это может случиться, потому каждая встреча могла стать последней, потому ее так сильно тянуло к нему, в желании напиться до конца своей жизни. Так что сон - едва ли позволительная роскошь. Но из-за своей неподвижности Ив оказалась в очень, очень щекотливой ситуации. Когда Альфарий начал говорить, она еще не до конца сбросила с себя оцепенение и не отреагировала никак, а вот когда смысл слов стал восприниматься затуманенным сознанием…

Волшебница, кажется, перестала дышать. Она не знала, должна ли была услышать то, что коснулось слуха, или любимый разговаривал сам с собой, считая, что она спит. Почему-то казалось - по тону, по отсутствию даже намека на вопросы и любых движений, чтобы потревожить ее, - казалось, что слова предназначались не ей. По крайней мере, она не должна была их услышать, она не хотела их слышать! Ив помнила, что было в той книге, она никогда не могла забыть своего ужаса от увиденного, вступающего в борьбу с трепетной любовью к этому человеку, и это противостояние рождало поистине жуткую бурю, где ни одна сторона не могла взять верх. И сейчас он подтверждал худшие опасения, развеивал любые домыслы, что могли быть спасением от правды, говорил то, что не должен был знать никто, ни одна живая душа, ведь за одно владение той книгой его ждет смертная казнь… Сердце заходилось в бешеном ритме, и приходилось силой заставлять себя дышать, не подавать виду, ведь… что она могла сказать? Должна ли она была что-то сказать? Дать понять, что… что? Приняла? Нет. Сможет примириться? Вряд ли. Сдаст? Определенно нет.

Хотелось убежать. Как всегда. Просто убежать от проблем, отказаться решать их, отказаться даже признавать их существование, но ведь уйти в буквальном смысле означало дать понять, что слова были услышаны… Потому девушка не шевелилась, лежа на груди воина и едва дыша, надеясь, что он ничего не заметит, что не будет знать и беспокоиться мыслями о сохранении своей тайны. Зачем, ну зачем он это сказал?

Сколько было до меня, сколько будет после. Мы летим к нему, как глупые мотыльки на пламя, влекомые страстью и жаром, жаждущие их и готовые отдать всех себя ради одной-единственной ночи любви, что не будет иметь продолжения. Забывает ли он нас? Или помнит каждую, перебирая лица в те ночи, что кровать не согревает женское тело? Хочу ли я это знать?

Нет. Сейчас. Этой ночью. Он любит меня.

34

Тишина - лучший слушатель. Она не перебивает, она внимает всем своим несуществующим пространством и говорить так легко, просто. Альфарий почувствовал, как освобождается его душа от объятий лжи и теперь он лежал спокойно, согреваемый нежностью и откровенной, чистой любовью... Может есть ещё шанс, шанс все исправить? Исторгнуть из себя вобранную мерзость и жить по новому, жить, вознесенный к звездам и полной луне, как самый свободный и блаженный зверь в лесу, где у него нет конкурентов. Жить, не убегая, не складывая осколки, но отдаться этой ласки и нежности, осесть, раствориться...
"И снова ложь, демонолог... Она разлюбит тебя. Ты разучишься любить. С этой дороги нет развилок - только вперед. Наслаждайся... пока есть... шанс," - мысли, словно чужие, поразили мозг Магнуса и он крепче обнял волшебницу, как будто готовый вот-вот заплакать. Но камень души остался твердым, стена не рухнула, а лицо, безучастное, осталось неизменным; только огонек плескается в карих глазах среди кляксы ожога.
Ему хотелось разбудить девушку, хотелось... рассказать все ещё раз. Рассказать, чтобы она поняла - не бояться быть отвергнутым, не бояться ощутить боль и жестокость, в награду за все злодеяния. Но демонолог не посмеет, не посмеет столько, столько протянет собственное благоразумие, он не даст себе разрушить очаровательный мир Ивы, не осквернит тихую гавань, что так ласково приютила его в эту ночь.
Пока не посмеет... Но однажды Скверна овладеет им всем. И демонические руны будут пылать по всему телу - что будет тогда? Это будущее... казалось таким явным, хотя Альфарий даже сейчас убегал от него, убегал в Нокс, к истокам. Он хотел начать все сначала, но ощущал - так требует его судьба. Ещё один урок. Ещё одно правило игры, прежде чем демонолог окончательно погрузиться в бездну ярости и разрушения. И что же будет тогда?..

"Нужно поспать. Нужно... сохранить эту ночь. Какой она есть..."

Отредактировано Альфарий (2017-04-25 11:52:32)

35

Ночь закончилась. Луна уступила место солнцу, что готовилось величественно взойти на трон, согреть мир и подарить ему четкость очертаний. Разрушить магию и прогнать сон, вынудив тайны отступить и скрыться до вечера. Таково было утро, когда волшебница, списывая поспешность и напряженность на близящееся начало первого занятия, покинула фамильный особняк, избегая смотреть воину в глаза и мечтая как можно быстрее оказаться подальше от него, чтобы спокойно все обдумать, разложить под пристальным взглядом логики и проанализировать, решив, что делать дальше с тем знанием, носителем которого она внезапно стала. Как ей быть теперь? К счастью, судьба раскидает их, вновь, и кто знает, сколько времени пройдет до новой встречи, сколько дорог они пройдут и что с ними станет, судьба даст время обдумать, даст время решить, как быть и как относиться к тому, что он... даже мысленно сложно было произнести это слово, омерзительное само по себе, а применить его к любимому человеку и вовсе было выше ее сил. Но ничего не поделаешь. С Пути нельзя свернуть, ему можно лишь следовать...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 3: декабрь 17084 года. Иридиум. Ивейн, Альфарий