Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

Проект Углубления игрового мира был успешно завершен! Всем, кто принимаю в нем участие, ещё раз спасибо! Теперь, когда наша библиотека в очередной раз расширена, вы сможете почитать в статьях о государствах информацию о культуре и быте каждой цивилизации Мистериума!
Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Ельник и окрестности


Ельник и окрестности

Сообщений 91 страница 120 из 225

91

Не то чтобы барон не заметил, что к его столику кто-то довольно целеустремленно направляется - это было достаточно просто определить по тому, как по доскам, устилающим пол трактира, вибрация чужих шагов достигает его ног, через сапоги, через металлические элементы их оковки, ближе и ближе. Ему просто нужно было закончить писать, не отрываясь - иначе собьется. Фон Дермент несколько раздраженно побарабанил металлическими когтями перчатки по трубке, которую держал в левой руке, делая мелкие нечастые затяжки, прежде чем, наконец отложив карандаш, поднять взгляд на человека, отодвигающего стул напротив и усаживающегося за его стол в довольно фривольной позе.

- Ивейн Вай. - Несколько безэмоционально констатировал факт Лекс. Взгляд, которым он окинул свою визави, был точно таким же, как и всегда - нечто среднее между взглядом вивисектора, хирурга-дознавателя и еще кого-то, кто видел в любом предмете, который удостаивал вниманием, объект для последующего уничтожения. Конечно, взгляд таким стал не сразу - в первые мгновения он был немного растерянным, пустым и явно показывал, что мужчина занят своими мыслями и не ожидал вторжения в своё личное пространство. Точнее, ожидал, но всё равно оказался к этому не готов и разочарован тем, кто именно нарушил его уединение. Ну что же, у неё было полное право громыхнуть по столу кулаком - в этом случае я испытал бы острое чувство дежа вю. Впрочем, момент безвозвратно потерян. - мысленно, сам себе ухмыльнулся барон, лицо же его оставалось таким же сосредоточенным. Сложно сказать, чувствовалось ли в нём знакомое некогда этой женщине всепоглощающее пламя или же теперь оно стало не столько плодом ярости, сколько приобрело лёгкий оттенок безумия, но огонь всё еще тлел где-то в глубине глаз Делеври, отчего его взгляд делался еще более жестоким - тот же эффект производил прищур, вызванный некоторым натяжением кожи из-за шрама через левый глаз. Сложно становилось судить теперь, рассмотрев его поближе, что именно служило причиной ношения этой странной маски, лежащей на столе перед бароном, чья матово-черная и зеркальная поверхность отражала предметы несколько искаженными - увечье или же этот взгляд.

- Чем могу быть полезен? - Лекс снова склонил голову, продолжая царапать лист дневника бесконечным сплошным набором черточек и точек, довольно медленно, но всё же переводя слова в безликий шифр. Ему, честно говоря, было абсолютно всё равно, как и почему Вай очутилась здесь и что планирует делать, если её действия не пойдут во вред его собственным планам так, что нивелировать это вредоносное воздействие будет невозможно. Казалось, в трактир вошел еще кто-то, а за дверью раздавались совершенно неразборчиво возгласы Евы, но не похоже было, что той угрожала какая-либо опасность, а значит и заострять на этом внимания смысла тоже не было. И должен ли Лекс вообще беспокоиться о гноме со здоровенным молотом и возможностью вызывать приспешников - вопрос был довольно странный, как и само беспокойство.

92

Два взгляда спокойно встретились, отличаясь оттенками цвета и эмоций, без вражды, но и без приязни - Ив не была рада встрече, сделав этот шаг только из необходимости, и во взгляде Лекса, как ей казалось, прочла сходное отношение. Что ж, ничего, кроме дела, это тоже неплохо и всяко лучше, чем огненный шар в лицо. Давнего знакомого волшебница изучала внимательно, не связав, правда, ни наличие шрама, ни взгляд с маской, не видя необходимости прятать лицо из-за такой мелочи. Аристократичное лицо барона, наверняка, находили привлекательным многие, а некоторые дамы и вовсе питают непонятную трепетную любовь к отметинам на коже, рисуя вокруг них свою собственную, неизменно героическую историю. Ну а взгляд... Она видела кое-что пострашнее. Быть может, появись в этом взгляде настоящие эмоции, на которые Александр был точно способен, при том, направленные лично на Ив, мнение могло бы измениться. Легкое, болезненно-слабое любопытство касательно того, что с ним случилось, колыхнулось где-то в глубине души, но слишком тщедушное, чтобы стать словами. Маг не был ей другом и не станет им сейчас, как, впрочем, никто другой - не было желающих пробираться через асоциальность и замкнутость колдуньи, интересуясь, что у нее в душе, и это было в высшей степени удовлетворительно.

- Министерский маг в компании гномы, ищущий проводника в Нальдерм так, что весь Ельник на ушах стоит - это ты? - В тон Лексу спросила девушка, не спуская с него взгляда.  Он казался... более спокойным, что ли. Хотя нет, это больше напоминало затишье, тонкую грань, ведущую либо к штилю, либо к урагану такой силы, что слизывает города, оставляя лишь голый берег да жалкие обломки, и ни один самый опытный моряк или маг не могут предсказать, куда же качнется маятник. Ив не умела читать людей, но взгляд этих глаз, одновременно так похожих и непохожих на ее собственные, был слишком красноречив.

93

- Эта мантия сама по себе ответ на твой вопрос, поскольку вышитые на ней знаки тяжело не заметить. Весь Ельник? Можно подумать, сюда приехал Арбитр, а не Мудрец. - Фон Дермент закончил писать, воткнув карандаш в переплет дневника, закрывая его на замки-язычки и убирая обратно под мантию, туда, где ему и полагалось висеть до того момента, как исследовательский дневник снова понадобится Лексу. Практика вести такие дневники широко распространилась в Ордене после того, как хранящиеся только в головах знания оказались утрачены после смерти тех, кто их, собственно, хранил.

- Министерство Магии и Lex в моём лице могут чем-то помочь тебе сегодня, Ивейн Вай? - Или ты пришла засвидетельствовать своё презрение, как иные недалёкие умы, которые вынуждены лишь видеть оболочку, созданную ради защиты тайн, от которых эти самые умы были бы болезненно и непоправим изломаны? Барон, про себя отметив нерасторопность трактирщика, который до сих пор ничего ему не принёс, был вынужден вытащить из кармана пояса фляжку с вином, уже знакомую его собеседнице, свинтить крышку и сделать пару глотков, приглушив слабо различимый где-то на границе сознания шепоток пламенного безумия. Пепел. Пепел и обугленные кости. Этот городок почти полностью деревянный - охвати его пламя, это было бы всё, что осталось к утру. Пепел. Пусть ночью небеса окрасятся алым, пусть жар расплёскивающегося огня и удары метеоров превратят это место в выжженную пустошь. Пусть умрут люди и животные. Тех, кто уцелеет и утром придет на пожарище, убить своими руками... Забрать их золото, серебро и сталь. Заб...

Александр поежился под мантией, почти незаметно, усилием воли заставил тусклые искры в своих зрачках погаснуть. Через несколько секунд он уже перестал видеть эти апокалиптичные пейзажи, которые рисовало ему его, несомненно, нездоровое воображение. Он не мог избавиться от этого груза и после осады Иридиума тот только стал тяжелее - особенно после смерти деда. Алкоголь, даже в таким маленьких дозах, был способен заставить отступить... это, но, в конце концов, придется искать новый способ унимать подобные мысли, если Лекс не сможет избавиться от своего недуга. В частности, руны, нанесённые на оправу маски, помогали ему тоже - но сейчас маска лежала на столе.

94

Все так же не можешь коротко ответить на четко поставленный вопрос, - отметила про себя Ив. Что ж. Как и многие, не страшно, хотя, бесспорно, досадно. Колдунья продолжала изучать Лекса, заметив, насколько более замкнутым он стал, уделяя столь мало внимания внешнему миру. Забавно, насколько они были похожи.

- Эта мантия - не единственная на всю Империю, - коротко прокомментировала девушка свой предыдущий вопрос, не став разворачивать никому ненужное пояснение. - Нам по пути в Нальдерм - не вижу смысла оттягивать неизбежное выяснение этого факта, проводник все равно один и мы либо отправимся вместе, либо он вовсе откажется вести всех, либо кому-то придется остаться. Последний вариант недопустим для нас обоих, так что в любом случае путь у нас с тобой один, ничего не поделаешь. Я побывала в лечебнице и кое-что выяснила о погибшем, а у тебя есть чем поделиться? И что за гнома с тобой, что умеет? - Ив спокойно обсуждала дело, не показывая и не пряча никаких эмоций - их просто не было. Можно было легко понять, что она не в восторге от компании, а вот сказать, от компании ли именно Лекса или от самого факта ее наличия, уже было невозможно. Поделать ничего было нельзя, оставалось смириться и извлечь максимально возможную выгоду из такого компаньона, а маг Огня во льдах будет крайне полезен, пожалуй, координируя силы, они могли бы быть крайне эффективны, две противоположные стихии, работающие сообща. - Ты нашел то, ради чего пошел в Министерство? - Внезапно спросила она, тише, чем раньше, с ноткой того, чего не было в голосе раньше - живого интереса.

95

- По пути в Нальдерм... - Повторил фон Дермент, возвращаясь к нормальному восприятию реальности как раз к началу этой фразы. - Да, проводник вполне может отказаться вести кого угодно на ту сторону, и в этом случае нам придется... убеждать его самыми разными способами. Поделиться мне нечем - у Министерства есть только слухи, а я только прибыл и первым пунктом попытался сделать так, чтобы трактирщик разыскал для меня проводника. Вторым пунктом был визит к представителю местной власти, но всё, что я смог добиться - это постановление бургомистра специалистам из лечебницы оказывать мне всякое содействие и разрешение на доступ к архиву, но если ты там была, то, полагаю, мне посещать лечебницу смысла нет? Что до гнома... Ну, похоже, она владеет магией элемента Земли. Во всяком случае, у неё хватило таланта сотворить голема, чтобы с его помощью снять с дерева котёнка, помилуй её Иннос за такую растрату энергии. - барон сложил руки в замок, опираясь о стол локтями, и задумчиво посмотрел на Ивейн. Та, похоже, стала еще более нелюдима, чем раньше, во всяком случае, именно такое впечатление производил её внешний вид - вид человека, который предпочитает контактировать с подобными себе только исключительно ради скорейшего избавления от неизбежного или от большой нужды, когда не контактировать попросту не выходит. На таких Лекс довольно насмотрелся в Ордене и никакого удивления у него подобное поведение не вызывало.

- Не смотря на доступ к закрытым секциям архивов и прочим концентраторам информации, который я получил, пройдя аттестацию в Коллегии, пока... Нет. Возможно, после этой миссии я смогу повысить свой ранг на ступень и заняться теми исследованиями, которые интересуют меня, более свободно, но сейчас я вынужден подчиняться. Ты? - Весь вид барона и его тон теперь явно намекал на то, что в самом Министерстве его интересует только возможности и финансирование, а на его идеологию он плевал с высокой колокольни, как и на большую часть "черт примерного и сознательного сотрудника", но вслух, естественно, Лекс ничего этого не сказал, так как был достаточно благоразумен или достаточно осторожен, чтобы думать на шаг вперед и помнить о всех тех вещах, которые были способны улавливать определенные слова или словосочетания, записывать их в себя и сохранять... Например, эта вот мантия, полученная в Ордене. Правда, подумав об этом, фон Дермент поймал себя на начавшей формироваться в нём  склонности к паранойе.

96

От воплей девочки уши Бесхвостого мечтали свернуться в трубочку, но единственное что им было доступно это искать спасение, прижавшись к голове своего хозяина. Сам же Йирт неожиданно для себя понял одну простую вещь. Эта странная девочка не такая уж и странная. Более того, она совершенно обыкновенная. И Йирту не раз приходилось общаться с подобными ей. Явная эмоциональная нестабильность, необычная, а иногда попросту вызывающая одежда, чрезмерная, если не сказать - чудовищная общительность. Всё это были составляющие единой картины. Порченный невзначай кинул взгляд в область чуть пониже спины девочки - чтобы удостовериться не проглядел ли он пушистого хвоста, свойственного подавляющему большинству вифрэйского племени. Не найдя искомый предмет, он ощутил как предательски восторженно ёкнуло сердце. Мысль о том что он такой, ущербный, не один, потоком горячей лавы обдала его душу. Сгорая от неожиданно проснувшегося любопытства, Порченный перевел взгляд на её голову - в поисках подвижных пушистых треугольничков, свойственных всем пришельцам с рухнувших лун, да некоторым особенно избранным животным. Но среди белоснежных просторов волос обнаружились лишь два каких-то нароста, напоминающие спиленные рога. И вот тогда, не найдя искомое, Йирт испытал разочарование. Пожалуй оно оказалось одним из самых сокрушительных за последние десять минут. Новорожденная надежда, только-только успела опериться и воспарить, тут же оказалась растерзана жестокой реальностью, оставившей после неё лишь медленно опадающие перья горечи. Порченный опустился на колени, сотрясаясь от беззвучных рыданий, оплакивая так и не свершившуюся возможность ощутить родственную душу, пережившую то же что и он сам.
- Хн...Гм. Это. Может напомнишь ему ради чего он вообще здесь?
- А почему не ты сам?
- Хнык-хнык...У тебя лучше получится-а-а-а-а...
- Не могу не согласиться.

Кто принесет перемены на ту сторону!И не важно какими они будут!
Эти слова что-то задели внутри Бесхвостого, мигом перекрыв краник страданий, готовых вот-вот излиться тяжелыми слезами. Он в последний раз шмыгнул носом, деловито отряхнул коленки единственной рукой и уставился на девушку.
- Нет. Нет-нет-нет! Нет. Нет. И...нет. - после произнесения первых трёх слов до Бесхвостого стало доходить что не плохо было бы аргументировать свою точку зрения, вместо бесконечного повторения. Но так как ему приходилось заниматься подбором правильных слов, язык его продолжал начатое. К счастью, не слишком долго. - Нельзя привносить в изолированную экосистему какие-либо изменения. Во-первых, можно полностью уничтожить уникальных животных и растений. А во-вторых - и самим пострадать. Можно подхватить болезнь или яд, к которым организм, развивающийся вне условий определенной местности, может оказаться не готов.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-09-20 12:42:14)

97

Погруженный в свои собственные, тяжелые мысли, Дреяр откровенно скучал в ожидании своего заказа. Бард медленно и лениво обвел взглядом всех не многочисленных посетителей таверны. В такое время дня, работяги, стражники и прочая рабочая масса отсутствовала. "И что мне теперь? Весь город надо обшарить, чтобы найти хоть кого-то, кто согласиться пуститься в это шеесворательное приключение? Я же просто хо..." Мысли чародея оборвала громка, полная пафоса и желания самоутверждения речь, которая кстати донеслась снаружи трактира. "Аданос всемогущий! Да эта гномка просто баллиста!" А ведь Дреяр прошел мимо этой гномки даже не придав значению. За время скитаний в бардовской шкуре, он повидал представителей многих рас, и уже мало чему удивился. Но теперь, Дреяр возможно нашел попутчиков, осталось лишь их дождаться. В от дальнейший, тихий и на первый взгляд незначительный диалог, стал для него настоящей находкой. И слова что он услышал, заставили его немного сжаться. Обладатель не слабого магического дара находящийся в бегах, при слове "Министерство" даже немного порадовался, что сейчас он простой бард, которого знают и даже некоторые любят в этом городе. А такие слова как "север" и "Нальдерм", поставили в рассуждениях ледяного мага точку.
- Хозяин. Бросай пиво! - С расползающейся улыбкой, крикнул чародей. - Неси лучшего вина вон за тот столик. - Дрой мотнув головой в сторону дуэта приключенцев. - Великолепные и несравненные господа. - Широко улыбаясь, Дрой пропустил служанку, которая поставила на стол два кувшина вина. Без особых церемоний, Дрой уселся за столик к двум воркующим о страшных вещах "голубкам" - Я стал невольным слушателем, вашего диалога, и честно признаюсь, от части, был им поглощен. - Одним движением, чародей сорвал с кувшина пробку. Несколько месяцев он не прикосался к выпивке, и теперь, аромат этого напитка манил Дреяра. - А слухами, как вы знаете, земля полнится, и вот... Я, так же, держу путь в Нальдерм. Правда, маловероятно, что моих скромных навыков хватит на преодоление Северного хребта, поэтому, не сочтите за дерзость, мою маааленьку просьбу, взять меня с собой. - Дрой разлил вино в принесенные кружки. - Ох! Где мои манеры!? Позвольте представиться Мэтр Дрой. Бард. Писатель и исполнитель. Авантюрист!

Отредактировано Дрой (2017-09-20 13:15:38)

98

Речь юноши Ив выслушала внимательно и молча, приподнятой бровью отметив любовь гномы к спасению котиков посредством призвания голема - оригинально, ничего не скажешь. Должно быть, особые гномьи методы. Отсутствие более полной информации у Министерства было прискорбно, все-таки был у нее росточек надежды, что более крупная и агрессивная гильдия могла найти да распутать какой-нибудь небольшой клубок, выудив крупицу информации. Что ж, придется действовать своими силами. Последние слова были встречены коротким кивком.

- Что ж, желаю удачи, - формально поставила точку колдунья на короткой записи об их прошлом, не собираясь расспрашивать не столько потому, что это было не ее дело, столько потому, что ей было все равно, и больше говорить об этом не имело смысла. Девушка скрестила руки на груди, чуть качнувшись назад на ножках стула. - Я поговорила с лекарем, который пытался спасти ему жизнь. Ничего странно, и это-то и настораживает больше всего - он умер от обморожения, никаких ран или странных следов на теле нет, как не было и ни сумки, ни рюкзака - никаких вещей для перехода, - Ив опустила глаза на столешницу, вновь ища ответ отличный от того единственного, что приходил в голову, чуть приспустив шарф и задумчиво пощипывая перечеркнутые нитями шрамов губы. - Единственный мой вариант - что на него напали и он сбежал, бросив все, хотя понимал, что без снаряжения в горах точно умрет, но без некроманта мы не сможем узнать, что точно там случилось. Его последние слова... - Волшебница замолчала, повернув голову в сторону крика - слишком он был громким, чтобы не бросить взгляд, и собиралась было продолжить, но кивок в свою сторону мигом обрубил все желание говорить. Вполголоса Ив выругалась, рефлекторным движением поправляя шарф, и встретил приближавшегося неизвестного недружелюбно-настороженный взгляд ярко-синих глаз, чуть скрытых тенью капюшона. Объяснение, какого кракена ему надо, не заставило себя ждать, изливаясь бурным потоком под крайне наглую расстановку посуды на столе и более того - под журчание вина. Наверное, Лекс будет рад, но сама колдунья смотрела за творившимся беспределом спокойно, хотя с некоторой долей мрачности, нагнетавшейся ровно до тех пор, пока взгляд не зацепился за бледный значок на обтягивающей руку, наливающую вино, перчатке, и еще один - на другой. Ив совершенно не разбиралась в рунах и узнала их только потому, что на своем посохе имела такие же. Любопытно, что же за музыку ты играешь? На замерзших черепах твоих врагов? - Бард с рунами ледяного меча на перчатках? Это чтобы пальцы не уставали? - С едва заметной каплей едкости ответила колдунья, даже не взглянув на вино. - Нет. Найдите себе другую компанию для распития этих кувшинов, - внимание было возвращено Александру в ожидании, когда их оставят одних. Хотя будет ли все так легко?

99

- Никаких вещей при себе? Только безумец мог бы решиться на подобный переход в подобном виде... Или тот, за кем гонится чудовищная опасность. Горы суровы, а Роковой Хребет плохо изучен... Кто знает, какие твари могут обитать там, среди отвесных скал, большую часть времени покрытых снегом? Кто знает, не спустились ли они с гор? - барон сдвинул брови, разом напрягшись. Он еще помнил легенды, услышанные когда-то в детстве от деда, когда жил на севере, дошедшие до него от самих горцев. Ни с одним существом, если существовал хоть один процент вероятности существования таковых или подобных, фигурирующих в этих легендах Лекс встретиться бы не хотел. - И это не говоря о реликтах...

Впрочем, барон был прерван довольно грубым вторжением в их беседу, после чего его внимание было переключено на того, что, собственно, прервал его с Ивейн разговор. Александр осмотрел мужчину еще более неприятным взглядом, чем тот, которого удостаивались его предыдущие собеседники в этой таверне, и от взгляда этого не укрылось ни наличие под плащом доспехов (просто потому, что сам барон носил их точно так же), ни упомянутых Вай рун на перчатках.

- Ну что же, мэтр Дрой... - слово "Мэтр" было произнесено так, что сразу становилось понятно - тому, что перед ним бард, Делеври поверил точно так же, как и в том, что сам он истовый приверженец имперской морали и закона - ...очень приятно с Вами познакомиться. Барон Александр Валлен фон Дермент, Министерство Магии, как можете видеть по знакам на моей мантии. Вы можете быть хоть бардом, хоть авантюристом, здесь, на севере, всё это не так важно, как способности к выживанию, которыми, полагаю, Вы не обделены, раз ищете вдохновения в подобном месте... От угощения, увы, откажусь - предпочитаю эль - но можете посидеть с нами, если сможете переубедить мою собеседницу. Этот столик, конечно, оплачивал я, но она оказалась здесь раньше Вас. - Весь вид Лекса показывал, что тот ни на йоту не доверяет своему "новому знакомому", но в целом готов мириться с его обществом хоть за этим столом, хоть в одной группе при переходе через Роковой,точно так же, как терпел бы наёмников или контрабандистов, буде ему пришлось идти с ними... У барона в своё время было много странных знакомств, совсем не таких, какие полагалось бы иметь дворянину и он привык и к тому, что редко звучат настоящие имена и род деятельности.

100

Холод приветствия царивший над этим столиком, как показалось Дрою, мог бы заморозить горящий вулкан. Однако, Дреяр не мог исключать и такого варианта, и так просто отступать не собирался. Ему было необходимо попасть в Нильдерм, ему необходимы люди, и сейчас он не может просто так взять, и уйти с намеченного курса. Первым на диалог с ледяным чародеем пошел как ни странно представитель Министерства Магии, что одновременно насторожило "Хлада", но в то же время, то и слова, давали надежду на конструктивную беседу.
- Не могу передать всю гамму чувств, связанную с нашим знакомством, Барон Александр Валлен фон Дермент! - Учтиво отозвался Дрой. Подняв руку, он привлек внимание служанки, заказав своему новому знакомому эль. - Ну что ви таки такой недоверчивый? Неужели моего слова вам недостаточно? Много ли бардов вы видели в последнее время? Тракт - опасное место, приходиться оберегать себя всеми силами. - Мгновение, и перед столом стояла служанка, которая поставила на стол эль. - Эль... Хороший выбор, господин Александр. - Наполнив свою кружку вином, Дрой сделал большой глоток, с наслаждением принимая сладкую горечь вина.
- Извините, мадемуазель, но наши интересы совпадают. Не вижу препятствий для нашей последующей беседы. Ну соглашайтесь, госпожа, я уверяю моё общество вас не стеснит.- Не мог Дреяр проигнорировать и носительницу красного шарфа, что словно ледяной элементаль измененная аномалией магии природы, встретила чародея холодом и ехидством. - А что до моих перчаток... - Дрой словно попробовал на язык ехидство девушки. После чего, вновь улыбнулся. - Времена теперь не спокойные, а боги не даровали мне таланта фехтовальщика. Вот и приходиться пользоваться тем, чем одарили меня благородные и щедрые слушатели Иридиума... Кстати, ежели вино вам не по вкусу, может в этом заведении найдется то, что желаете именно Вы? Возможно, есть в таверне хоть что-то, что способно растопить лёд в вашем сердце, а то мы тут в скором времени инеем покроемся. - Улыбка Дреяра сияла доброжелательностью. Хотя такая гримасса давалась ему не просто так, но его старый друг и наставник по ремеслу барда, привил чародею начальные навыки актерского мастерства.
- Вы правы, барон. - Наливая второю кружку вина, отозвался Дрой на слова Министерского представителя. - Мы, барды, готовы пойти на многое, радо того, чтобы своими глазами увидеть то, что должно быть воспето в веках. Не гоже уважающему себя менестрелю сидеть под деревом и сочинять небылицы, если, настоящая история твориться в казалось бы самых жутких местах этого мира! За встречу господин барон! - "Хлад" отпил из кружки. - Можно сказать, я ученый! Историк! Я пишу историю этого мира, в своеобразной манере, которую через много лет будут помнить. - После сказанного, чародей вновь обратился к той, которая так и не удосужилась представиться. - Надеюсь, теперь вы понимаете, что я лишь хочу помочь, уважаемая... Эммм... Прошу простить мою забывчивость, красивейшая из прекраснейших, как вы сказали Вас зовут?

101

Действительно, легко не получилось. Бард - был он таковым или нет не важно - оказался приставучим, как пиявка, и болтливым, как базарная торговка, хотя, несмотря на все происходящее, следующий пристальный взгляд получил все-таки Лекс в ответ на произнесенное им имя. Ив понимала, сколь многое могло измениться за прошедшие годы, сама она ведь отказалась от попытки скрывать фамилию, поняв всю глупость этого шага, быть может, и он изменил свое отношение к собственному имени - не ей судить, но не мог слух не зацепиться за витиеватое, длинное имя, когда-то озвученное ей самой с просьбой не произносить его. Что ж, девушка не собиралась терпеть личные неудобства и продолжила думать о нем как о Лексе, а если он хотел сохранить втайне теперь иное имя - стоило озвучить это сразу. Прочие слова мага тоже не добавили приязни, хотя она и промолчала, что от собственного столика вообще-то присела поговорить, а заказ уже сделан и оплачен - ежели он хочет кичиться, пускай, сути это не изменит. Но легкое волнение недовольства не шло ни в какое сравнение с тем чувством, которое захлестнуло царившее доселе спокойствие и разлилось в душе покалывающими льдинками. С каждой новой фразой "мэтра Дроя" взгляд колдуньи становился все более и более мрачным и ледяным, как самое дно Вод ледяной пустоши, и, казалось, уже вот-вот он станет способен оставить от говорливого барда одну только ледяную статую, увековечившую его талант надоедать. После слов о таянии льда в сердце Ив не удержалась, и рука сама коснулась переносицы, частично скрывая опущенное лицо, будто в попытке отгородиться от потока дешевых комплиментов, но когда она с медленным выдохом поняла голову, во взгляде явно читался только один вопрос, простой в своей сути до банальности: "ты что, идиот?". Она не любила людей, не понимала их и не умела с ними общаться, предпочитая добровольно запереться за кипами отчетов, наедине с шелестом пергамента и скрипом пера. Люди были слишком непредсказуемы, слишком часто делали то, что было ей неприятно, вот как сейчас, и вызывали лишь одно желание: запереться покрепче в раковину и не отвечать на раздражители внешнего мира. Но сейчас этот мир слишком настойчиво стучался, не оставляя в покое, в лице нахала с глазами почти такими же синими, как у ее отца. Были. Захотелось выхватить нож и перерезать ему горло, чтобы горячая кровь залила стол и согрела пальцы.

Резко поднявшись, чтобы развеять наваждение, Ив сунула руки в карманы. - Я не говорила, - ожидаемо ответила она, задержавшись, чтобы аккуратно поставить свой стул на место. - Пожалуй, подожду свой заказ за своим столом, - слишком, слишком сильно. Она надеялась, что сможет остаться в тени, невзрачная и молчаливая, и не хотела оказываться на свету. Молча вернувшись за покинутый стол, Ив прикрыла глаза, ожидая, когда же наконец уснувшая официантка принесет поесть.

102

Внезапно севший вниз вифрей, с невыносимо грустным выражением лица, заставил сердце юной гномы сжаться в малюсенькую точечку. Вот честное слово, просиди он так хоть еще немного дольше, то гнома всенепременно крепко обняла его и начала успокаивать, словно бы тот был маленьким ребенком. И неизвестно как бы все обернулось..Почему? а  вы сами попробуйте вырваться из объятий гнома, который поставил себе цель вас успокоить!
-Ну...возможно ты прав -Ева задумчиво почесала переносицу указательным пальцем и подняла взгляд на вифрея, который был выше нее и на много. На отсутствие одной руки, Ева обратила внимание еще в первый миг встречи. Но заострять на этом внимание она не хотела, ведь и дома было не мало тех, кто пострадал в той или иной ситуации, и как говорил Еве ее отец, лучший способ поддержать таких вояк, это сделать вид что ничего не случилось, что они какими были,такими и остались. Ведь вокруг люди чувствуют отношение к себе, и начинают сами от этого меняться. Правильно ли было это? Ева не знала, но была согласна с этим. Ведь хуже всего то,когда к тебе начинают относиться с жалостью те, с кем ты всегда был равным.
-Хорошо, местные земли мы менять не будем! Мало ли чего они выращивают и как живут в суровых холодных условиях. Но ведь можно и изменить то, что кажется незримым на первый взгляд!
Ева ловким прыжком обняла вифрея за шею, склонив его на уровень своей головы и заговорчески зашепталась
-Подумай сам! А вдруг люди на той стороне живут не правильно! Не заботяться о ближних своих ? И сами уничтожают местную фауну ради забавы!? А как ты сказал,там могут быть редкие виды! Не наш ли святой долг убедиться что там жители живут достойно! И не смотря на разницу в порядках народов они не являются моральными уродами и выродками? А если это не так!
Скажи мне, мой догадливый друг! Не долг ли честных странников наставить глупцов на путь истинный и верный!?Путь где нужно уважать ближнего своего!Защищать слабого ! И гнать в шею паршивцев и убийц!?

И в подтверждении своих слов Ева кивнула, кажется саму себя убедив что идет на ту сторону исключительно за этим.

103

- Ну что же, уважаемый мэтр Дрой, Вам не дал... А вот мне дал. Можете называть меня проще - Лекс. - Барон обворожительно, насколько это было возможно при его лице и не меняющемся взгляде, улыбнулся, коротко кивнув на едва видневшееся из-под мантии яблоко противовеса своей шпаги, и проводил глазами Ивейн. Понимаю, тебе тяжело даётся это вынужденное пребывание в подобном обществе... И в обществе в целом. Отступи в тень, пусть одиночество снова вернет тебе спокойствие. Просто оставайся в пределах видимости, чтобы мы могли воззвать к тебе, когда появится проводник. - Но не будем о наших талантах. Воспето в веках, так говорите? Должно ли быть воспето в веках то, что происходит за Роковым Хребтом? Очень сомнительная тема для песен, учитывая, что все мы рискуем навсегда там же и сгинуть.

Фон Дермент только вздохнул - подобная настойчивость в попытках наладить хоть какой-то контакт, которую проявлял Дрой, его несколько раздражала, на самом деле, но так как сделать с этим прямо сейчас было ничего нельзя, виду Лекс не подал. Принял предложение своего собеседника, как и кружку эля. Поднял, коротко кивнул в ответ на тост и сделал несколько глотков. - Учёный? Ну что же, приятно встретить коллегу по цеху. Только, увы, между нами в этом плане пролегает широкая пропасть. Если мэтр Дрой пытается сохранить историю этого мира, мы ищем способы создать силу достаточно разрушительную, чтобы от того, к чему она будет применена, истории не осталось. - Александр вытряхнул из своей трубки выгоревший пепел, бывший недавно табаком, выскреб чашку трубки маленьким перочинным ножиком, появившимся из кармана, взял из лежащего на столе перед ним кисету новую щепотку табака, утрамбовал его в трубку и, позволив Дрою видеть тусклую искру, занявшую табак, снова занялся её раскуриванием, по-видимому, решив ненадолго заняться своими мыслями и элем.

104

На столь резкий и категоричный отказ со стороны девушки, Дреяр лишь закатил глаза, показывая тщетность попыток этой особы показать из себя что-то большее, чем она является на самом деле. Чародею приходилось встречать вот таких вот нелюдимых и как они сами думают "особенных" личностей. Тяжесть общения с ними всегда удручала ледяного мага. "Великие Боги! До чего же взбалмошная, высокомерная, страдающая завышенным чувством собственной важности, девка!" Дреяр провожал взглядом свою новую знакомую, к которой успел проникнуться всей гаммой чувств.
- Желание дамы - закон! - Пожав плечами ответил Дреяр, посмотрев на своего собеседника. - Радует что она покинула нас не навсегда. Эта... - Дрой на мгновение замолчал, пытаясь подобрать нужные слова. - Любительница одиночества я так понимаю, не горит желанием общения. Обидно, досадно, но... Ладно. - Дрой поднял кружку с вином, и одним глотком осушив её, вновь наполнил. Сейчас ему хотелось всего  две вещи: найти проводника, и хорошенько напиться. Правда, до завершения первого дела, второе должно быть отложено. Поэтому, Дреяр решил притормозить. Он и сам был не любителем долгих бесед. Если бы данная встреча произошла всего два года назад, кривой взгляд новой знакомой мог закончиться её переломанным носом. Но теперь, чародей стал более сдержанным и терпимым к окружающим. - Поверьте... Лекс, барды - народ очень настойчивый, и у нас практически отсутствует чувство самосохранения. - Видя как его собеседник начинал погружаться в собственные мысли, Дрой удовлетворительно кивнул. Наладив контакт с возможными попутчиками, которые скорее всего уже нашли проводника, а значит сделали практически всю работу за него, Дреяр облегченно вздохнул. - Надеюсь вы не против? - Спросил "Хлад" Лекса, скидывая из-за плеча свою лютню. - Публики тут мало, а после вина меня всегда тянет поиграть. - Рука барда, вспоминая прошлые уроки, плавно коснулась струн, и лютня в руках чародея ожила. Плавная мелодия полилась из инструмента, наполняя зал таверны. Не спешные переборы сменялись легкими аккордами, которые вновь создавали затейливый музыкальный узор, способствующий плавному течению мыслей.

105

Ева, Йирт. Перед входом в "Хмельное Бревно"

Увлёкшись разговором и концентрируя слишком много своего внимания на подгорной деве, вифрей не сразу заметил как ко входу в таверну уверенным шагом приблизился тот, кто вполне мог оказаться тем, кого бесхвостый лис так жаждал повстречать. Конечно, он не мог быть уверен наверняка, ведь не знал ни как Грон должен выглядеть, ни во что должен был быть одет, однако этот мужчина довольно сильно отличался от тех многих посетителей, что прошли мимо него и его собеседницы за время их разговора. Высокий, статный, с обветренной смугловатой кожей, которая была прикрыта одеждой весьма и весьма условно. И если штаны ещё хоть как-то и покрывали ноги гиганта, то торс его был обнажен. Впрочем, если бы не сильное влияние социализации за пределами Каталии, Йирт едва ли обратил внимание на эту деталь его внешности. Гораздо больше внимания к себе приковывало к себе внушительного размера копьё, крепящееся в перевязи у него за спиной.
Внушительному незнакомцу оставалось совсем немного до входной двери в заведение, и если Йирт ещё не оставил свою идею, то ему оставалось совсем не много времени для её осуществления.

Лекс, Ивейн, Дрой. Таверна "Хмельное бревно"
По прошествии этого времени народу в зале стало больше. Миловидная белокурая разносчица заметно подустала, но заказы оказывались на столах посетителей, в том числе и Ивейн, не со слишком значительными задержками. На Лекса глазели. Сначала украдкой, потом осмелев, чуть пристальнее вглядывались в его одежду и странной конструкции лицевую маску. Потом это им надоедало и они возвращались к тому, чем и занимались до этого - еде, выпивке и простым вечерним беседам. Министерство министерством, а полный желудок и возможность почесать языком всегда были в приоритете у простого народа. Когда же за инструмент взялся Дрой, многие в зале обратили своё внимание уже на него, заглушая разговоры и позволяя звукам музыки пробиваться сквозь типичный для таких заведений, гомон.

106

Ничего удивительного в происходящем для Ив не было - она была сама виновата в том, что вышибала всех из своего окружения, даже не трудясь объяснять, в чем дело, и оставляя тем самым слишком благодатную почву для догадок, чтобы ею не воспользоваться. Ее не волновало, что думали эти люди, все равно никто из них не захотел бы поинтересоваться, почему она такая, а девушка не чувствовала необходимости делиться. Это были ее демоны, ее ошибки и ее последствия, отвечать за которые должна была только она сама. Однажды... однажды - я вернусь... Зажмурив на миг глаза, колдунья прогнала навязчивые мысли. Не сегодня, и даже не завтра, и вообще неизвестно когда она станет сильной настолько, чтобы осуществить задуманное, а тратить время на бесплодные мечтания не стоит, это отнимает слишком много у настоящей жизни. Хотя жила ли она? Пожалуй, по-настоящему Ив так и не научилась снова дышать - без тех, кого любила, как ни пыталась, как ни заставляла себя перестать оглядываться. Всегда что-то случалось, всегда какой-то мелькнувший блик возвращал назад, к призракам, и сейчас это были звуки лютни. Мэтр Дрой действительно оказался бардом, и даже немного более умелым, чем Ми... Но дело было не в качества исполнения - одного вида лютни всегда хватало, чтобы погрузиться в воспоминания, а мелодичные переборы и вовсе захлестнули с головой, и девушка смотрела, смотрела на инструмент, не отрываясь, кусая губы от невозможности принять лекарство, и видя совсем другие пальцы, почти чувствуя запах теплого меха... Не стоило ей забирать лютню Ми - слишком сильно завязались эмоции на этом инструменте, слишком сложно было не вспоминать о ней каждый раз при виде подобного куска дерева, а вспоминать было больно. Принесенный обед, чай и яблоки остались без внимания, захваченного целиком и полностью переплетением звуков, мягкой, безудержной рекой несущих назад, туда, откуда Ив так сильно пыталась вырваться...

107

На протяжении всей беседы Йирт чувствовал как силы покидают его - будто то был не простой разговор, а настоящая битва. Он как мог парировал чужие удары - реплики, но это не слишком то помогало - усталость все больше накапливалась. Эмоциональность, на защиту от которой тратились дополнительные силы, усугубляла эффект, постепенно вводя его в состояние, близкое к отчаянию. Чуть ранее вифрэй уже сделал шаг назад, но тогда мысль о бегстве была успокоена надеждой на скорое окончание беседы и необходимостью встретиться с Гроном. Теперь Бесхвостый уже не был уверен - сможет ли продержаться хоть еще немного в обществе решительно настроенной девочки. Он слишком расслабился в присутствии выглядящей как ребенок гномы и вместо того чтобы следить за ней, задумался о том что бы такого сказать чтобы немедленно завершить до неприличия раздувшуюся беседу. И, естественно, проглядел и изменение стойки собеседницы, и неожиданное напряжение мышц и, конечно, сам прыжок, бросивший девочку вперед. Ей без труда удалось заключить его голову в захват, склонив к своему уровню, но вот слушать что она говорит Бесхвостый не стал. Даже если хотел бы - просто не смог бы. После пары мгновений оцепенения, пока разум разбирался в произошедшем, а кровь насыщалась адреналином, вифрэй в средине речи гномы вскипел гневной репликой:
- От...пус...ти! - и с силой резко подался назад, попытавшись вырваться на волю. Лицо налилось кровью, волосы встопорщились, а свободная рука сама собой потянулась к заправленному под одежду амулету с заклинанием парализации тела. Рука-крюк угрожающе вскинулась, готовая резать и кромсать любого, кто осмелится напасть на её обладателя.
И в этот критический момент Йирт увидел его. Тот выглядел так, будто только-только перенесся из Каталии и ни здешний мороз, ни приличия нисколечко его не волновали. Мощная солярная искра полыхала ровным пламенем, напоминая Бесхвостому могучего орка из отряда, с которым они защищали Иридиум от нежити. Неприятные воспоминания раскаленным железом кольнули разум Порченного и тот, поняв что не успевает приблизиться - как не успевал спасти воина тогда, порывисто наполнил морозный воздух Ельника выкриком:
- Это ловушка!
Поняв что этого не достаточно, вифрэй попытался продолжить. Но его разум решил что нормальной внятной речи на сегодня достаточно и на выходе получилось нечто не слишком вразумительное:
- Там ждут. Плохие. Хотят воспользоваться. Увести за перевал. Нельзя!
При этом Странный сосредоточился на неизвестном полностью, позабыв о возможной угрозе от девочки, любящей обниматься с незнакомцами.

108

После "просьбы" отпустить, Ева выполнила ее незамедлительно, от чего вифрей мог потерять равновесие, но все же удержался на ногах. Кажется такого близкого общения не все могут вынести. Хоть гнома и понимала это,но это было ей в новинку, столкнуться с подобным,да еще и в лице столь странно ведущего себя создания.
Обнаженный крюк заставил Еву нахмуриться, но браться за орудие в ответ не спешила... Собеседник ей напомнил сейчас того котенка, который был недавно снят с дерева, тот тоже царапался и кусался из за страха. Но если того можно было успокоить взяв за шкирку, то этого большого за шкирку не возьмешь. Хотя это и не потребовалось. Ева стояла спиной к проходящим мимо людям и нелюдям,потому заметила выделяющегося персонажа только после отклика вифрея.
-Плохие? Интересно кто? Трактирщик?Ты сам себе на уме
Немного надувшись сообщила гнома. Ведь внутри был и ее,пусть и временный,но союзник. Правда хороший он или нет..Оставалось вопросом.
"если он сейчас его уведет, или напугает, где нам потом искать проводника?"
Ева , все еще не уверенная в том , что это тот, кто нужен. Подняла взгляд на гиганта, который казался особенно большим для гнома, что весьма нервировало девушку. Все же сложно общаться когда над тобой гора нависает.
-Извините, но не вы ли Грон? Уж больно вы выделяетесь на фоне остальных обитателей...Особенно...кхм...Неприкрытой любовью к прохладной погоде?

109

Приятная слуху музыка разливалась по залу таверны, заставляя общий гомон собравшегося для повседневных излияний народа притихнуть. Дреяр был рад этому. Чародей и сам наслаждался своим исполнением, погружаясь в собственные мысли и воспоминания. Ледяной маг вспоминал, те не далекие времена, когда он был одним из старших офицеров гильдии «Сияние Ориона», когда стараниями многих, каждый добивался общего. И как всё это, рухнуло после смерти их главы. Как становились чужими друг для друга самые близкие друзья, как соседние гильдии переманивали к себе каждого толкового мага. И от этих мыслей, «Хладу» становилось тяжело на сердце. И вместе с его чувствами, музыка в исполнении приблудного барда обрела грустные нотки.
Именно затихший гомон, помог Дрою услышать крики снаружи таверны. Резко оборвав мелодию, чародей выпрямился на стуле и замотал головой, театрально высматривая что-то вокруг.
- Вы слышали? – Обращаясь к своему соседу по столику, спросил «Хлад» - Словно какого-то блудливого кота дерут на улице.  – Не дожидаясь ответа, Дреяр поднялся со стула, закинул лютню на плечо и, схватив целый кувшин вина, направился к выходу. Жизнь в стенах Кун-Зирана, научила Дреяра сдержанности и спокойствию, но в такие моменты, в его глазах начинал разгораться давно забытый ледяной блеск. Предвкушение битвы. Настоящей битвы, не тренировки, коих у чародея за последний год были многие тысячи, а настоящего боя.
Всё же, перед самым выходом Дрой умудрился взять себя в руки, и натянув на лицо привычную улыбку, вышел из таверны, размахивая кувшином вина.
- Позвольте господа! – Громко воскликнул чародей. Немного опустив взгляд, Дреяр заметил гномку, ту самую гномку, что так воодушевленно толкала громкую речь. Голос его стал мягким и добрым. – И прелестная, обворожительная, и столь красивая дама. – Вновь осмотревшись, Дреяр перешел к обычному тону. – Прошу вас не мешать, когда в сей великолепной таверне, Мэтр Дрой, имеет честь выступать перед, надеюсь щедрой и благодарной публикой!  - После этих слов, ледяной маг осмотрел мужчину, что своим голым торсом пытался забрать всё внимание здешних дам. – О… - Протянул «Хлад» увидев незнакомца. – Да не погаснет огонь! – Сказал чародей, подняв руку, в которой был кувшин вина. За время обитания в монастыре, Дрою приходилось встречать многих личностей. И северные племена иногда приходили к монахам, дабы обменять некоторые свои товары. Там то Дреяр и узнал их приветствие. В ответ на такую фразу, представитель северного народа обычно отвечал: «И не скроет вьюга следы добычи». Но, скорее это было предположение чем окончательный вердикт.

110

Ева, Йирт. Перед входом в "Хмельное Бревно"

Мужчина с копьём за спиной уже было взялся за ручку двери, как возглас Йирта достиг его слуха, заставив обратить на вифрея взгляд жестких тёмных глаз. Одно мгновение Йирт мог наблюдать на его лице смесь удивления, презрения и откровенного веселья, однако, возможностей лиса не хватало для того, чтобы интерпретировать причины каждого из этих проявлений достаточно точно. Если вифрей рассчитывал на испуг, то просчитался - он не заметил в чертах незнакомца ни подозрений, ни настороженности, ни страха. Возможно, он ошибся и это был вовсе не Грон? Или же представления о горцах, как о сильных, но глуповатых и трусоватых людях были несколько неточны? Времени на рассуждения бесхвостому не дали, мужчина громко хохотнул, наконец обратив внимание и на подошедшую к ним гному.
http://s7.uploads.ru/rxH3j.jpg
- Пока я голоден, меня зовут как угодно, но только не Грон, - усмехнулся мужчина и окинув девушку взглядом, куда менее жестким, чем достался до этого Йирту, отворил дверь и прошестововал внутрь таверны.

Ивейн, Дрой, Лекс. Таверна "Хмельное Бревно"
Дрой не успел выйти из таверны. Высокий мужчина с копьём и в странной для простого жителя Империи одежде, открыл дверь и вошел внутрь почти сразу после того, как за дверью разнесся странный возглас. Едва ли голос, который услышал ледяной маг, принадлежал такому великану. Дрой был отнюдь не низкорослым по меркам своей расы, однако незнакомец возвышался над ним более чем на целую голову. Смугловатый, темноглазый, он, определённо походил на представителя одного из многочисленных и разнообразных диких северных племён, но при том не сказать, что был совершенно чуждым для взгляда.
Приветствие горец, определённо, услышал, вот только отреагировал совсем не так, как предполагал чародей - бросил на него равнодушный взгляд, молча махнул рукой и прошел мимо, явно намереваясь занять один из свободных столов в углу зала. Он пришёл сюда явно не ради них. Если бард решил продолжить путь и таки проверить, что стало причиной переполоха за дверью, то мог застать на пороге не только светловолосую подгорницу, но и не менее светловолосого, бесхвостого вифрея.
Если Лекс в этот момент повернулся в сторону трактирщика, то тот поймал его взгляд и кивнул, подтверждая тем самым, что это именно тот человек, которого он желал встретить. Такой же кивок был адресован и Ивейн. Работать посредниками и танцевать вокруг дикаря, никто из работников таверны явно не собирался - дальнейшие переговоры с потенциальным проводником были предоставлены соискателям.

111

Ева посмотрела на Йирта, который, скорее всего был не готов к такому ответу.. А может он уже привык к подобной реакции на необычного себя.
Когда же Грон направился в залу трактира,в этот же момент из этого же самого здания вышел бард, которому кажется разборки снаружи мешали . На комплименты, Ева никак не отреагировала, только кончики ушей немного предательски заалели. Нет, ну а что? Какая девушка не любит когда ей делают комплименты? Пусть и не совсем трезвые барды?
Собравшись последовать за горцем, Ева снова глянула на вифрея.
-Ну что? Пойдешь туда, где опасность? Или будешь новый план придумывать?-Гнома сказала это без издевки. Мало ли у кого какие тараканы в голове?
Довольно быстрым бодрым шагом проскочив мимо барда, что то неразборчивое пробурчав себе под нос и проходя в зал, Ева села за тот же стол, что и горец, и дружелюбно улыбнулась.
- А могу ли я ускорить становление вас Гроном, например, за счет хорошего ужина?или обеда? Что сейчас ближе по времени?
Не особенно дожидаясь ответа, гнома вскочила и подняла вверх руку, чтобы ее было заметно.
-Господин трактирщик! Хорошего пива и чего нибудь вкусного, горячего и сытного за этот стол! Пожалуйста!
Сев обратно за стол, гнома молча улыбнулась в ожидании заказа. А почему бы и нет? ВРоде пока ее не прогнали, а значит она не сильно то и мешает.К тому же донимать расспросами горца до того , как он наестся, Ева не собиралась.
"Мужики злые , когда голодные. Да и хорошая еда и выпивка всегда располагает к беседе...Хм..Ну, надеюсь что в его народе этот закон тоже действует... Хм... Ну, надеюсь по крайней мере что я ничем его не оскорбила...а то мало ли..."
Ева как всегда, плохо скрывала свои эмоции, потому на ее личике, смотрящем перед собой, была отражена глубокая озадаченность.
ГНома надеялась, что трактирщик, знающий вкусы горца, что сюда приходит , не подведет и принесет то, что нравится потенциальному проводнику.

Отредактировано Ева (2017-09-24 15:24:33)

112

Донельзя странный крик за дверью таверны, громкий настолько, что его было слышно даже в помещении, оборвал музыку, оборвал поток воспоминаний и вынес на твердый берег реальности. Пока Ив колебалась, пойти ли посмотреть, что происходит, стремительно развивающиеся события сделали выбор за нее - честно признаться, она удивилась. Настолько, что неприкрыто вперилась в вошедшего аж до тех пор, пока он не сел за стол, только после этого скосив взгляд на трактирщика и поймав кивок - вот уж точно "сразу узнаете". Если подумать, во внешнем виде горца не было ничего странного, ежели соотнести его с образом жизни в горах - если ты привык жить в холоде, в прохладе тебе будет жарко, но сей факт не отменял крайне, крайне колоритного - если не сказать жестче, - внешнего вида. Неспешное обдумывание действий в спокойной ситуации вновь показало свою невыигрышную позицию: пока колдунья думала, подходить ли к Грону сразу, беря нагу за хвост, на того насела гнома, и Ив посчитала уже не целесообразным лезть сверху, тем более что говорили они достаточно громко и было предельно ясно, что обсуждение дел можно начинать только после ужина и никак не раньше. Кстати о последнем - вспомнив о принесенном заказе, Ив решила и сама все-таки поесть, внимательно следя за горцем и с любопытством его изучая. Не выйдя ростом, девушка привыкла смотреть на многих людей снизу вверх, но горец был не просто высок, он был поистине огромен, хотя поджарое сложение смотрелось органично - его тело было инструментом, отточенным для тяжелой работы, и, пускай не вызывало у колдуньи интереса кроме как академического, все же смотреть на него было приятней, чем на многих местных. Но что кроется за этим выставленным напоказ торсом? Пока ситуация не была обнадеживающей, хотя, пожалуй, глупо было ждать обратного - маловероятно, что он с радостью кинется вести каких-то изнеженных южан сложным и долгим путем, больно надо с ними возиться... что же может заставить северянина передумать? Трактирщик сказал золото, но какую же цену может назвать Грон, чтобы окупить такую затрату времени и сил? Выбирая из рагу куски мяса, Ив пыталась решить, как же лучше начинать разговор - при том, что желающих провести эту беседу четверо и они не подумали договориться между собой, кто будет вести переговоры и что предлагать. Да уж, не самый удачный поворот. Что ж, придется посмотреть на успехи гномы и, очевидно, ждать своей очереди. Кашлянув вместо смешка, колдунья качнула головой - да уж, сегодня у этого горца будет поистине увлекательный день.

113

Лекс опять «провалился». Но на этот раз вместо водоворота мыслей – просто в пустоту. В ничто абсолютного бессмыслия – секунды, которыми измерялась реальность вокруг, для него шли гораздо медленнее, чем могли бы , даже если бы он был сейчас в камере какой-нибудь имперской тюрьмы, в одной из тех камер, в которых держат приговорённых к смертной казни в последние их часы жизни.  Вопрос барда остался без ответа – если за дверью кто-то и кричал, то для Лекса это был лишь едва-едва выделившийся из липкого желе общего фона звуков таверны.

Впрочем, длилось это состояние не слишком долго. Вошедшего человека барон осмотрел так же придирчиво, как и всех остальных, кто попадался под его взгляд – поначалу осмотр ничего не дал и фон Дермент хотел уже было вернуться к своей еде, наконец, но вдруг осознал, что перед ним, в финале всех его ожиданий, беготни и трат, искомый горец. Короткий кивок трактирщика подтвердил для него эту догадку – и Лекс решительно встал из-за стола, намереваясь пересесть за стол, выбранный Гроном, это ведь он и был. Ну, то есть, «решительно встал» Лекс в своём воображении – на самом деле барон обнаружил, что тело, не особенно подготовленное для скачек в седле в течение трех суток без сна ему попросту отказало. Решительно не повиновалось ровно до того момента, как мужчина сделал над собой очередное волевое усилие – и всё же поднялся на ноги, пересекая те несколько метров, которые отделяли его стол от стола, за которым сидел горец.

-  У нас есть дело к уважаемому человеку, сидящему за этим столом. – Рука барона в перчатке опустилась на плечо Евы, когда тот возник из забитого табачным дымом  воздуха. Жест, означающий нечто вроде «Да, это тот, кто нам нужен». Лекс сказал «мы», поскольку не имел цели воспользоваться услугами проводника единолично – были еще Ивейн Вай, мэтр Дрой и гном, чьи интересы, кажется, не шли вразрез с интересами Лекса, а, значит, и мешать им смысла никакого не было. Учёный смотрел на Грона взглядом человека уставшего, практически обессиленного, но было в этом взгляде и непреклонное желание двигаться вперед. Даже не так – сейчас, в отличие от всех иных взглядов, которые когда-либо и кто-либо видел у Лекса, этот можно было назвать взглядом человека, принявшего наконец некое решение, выбравшего цель, ради которой он мог бы заставить своё тело двигаться не только в смертельной усталости, но и, пожалуй, в смерти. Тусклые искры в глубине зрачков барона не были вестниками разрушения уже – теперь это были угли, из которых возгорается пламя костров, защищавших когда-то предков барона в абсолютной тьме от тех, кто в ней обитал. – Дело к человеку, которому хватит смелости и сил провести несколько слабых жителей равнин через край, в котором он вырос, потому что за Роковым Хребтом ширится зло, перед которым любые разногласия между людьми только прах.

114

Не успев покинуть помещение таверны, Дреяр чуть было не уперся носом в голую грудь. Досадно было осознавать, что владелец этой груди был не знойная красотка-эльфийка, а огромный даже для Дроя мужик. Но даже не большая растерянность не помешала чародею сделать комплемент молодой гномке, и должным образом поприветствовать варвара. Хотя, вопреки ожиданиям, северянин не отреагировал на приветствие должным образом, но Дрой благополучно списал это на такое явление как одомашнивание дикого скота. Видимо, варвар уже очень долго живет к югу от Рокового Хребта, и некоторые свои привычки уже успел поменять.
Молодая и бойкая гномка, словно назойливое насекомое крутилось вокруг огромного варвара, вооруженного копьем. А в дверях стоял довольно странного вида вифрей: однорукий, бесхвостый, с потерянным взглядом. Ушастого уроженца Каталии, Дреяр одарил мимолетным взглядом, после чего, вновь осмотрел зал таверны.
В нарастающем гомоне, вновь послышались звуки лютни. Чародей, следуя собственной легенде, продолжал развлекать народ в роли барда. С первых звуков, собравшийся народ мог уловить знакомую мелодию, столь любимой в этом городе песни. Вообще, Дрой считал что эта песня довольно странная, но жители Ельника гордились тем фактом, будто бы на их погостах обитают самые ядреные зомби и вурделаки. Оспаривать этот факт Дрой не спешил, а вот «поднять» хорошей песней немного денег и бесплатную выпивку вполне хотелось.
Жил да был Золан Светлый, героем он слыл,
Как-то раз ненадолго он в Ельник прибыл,
Он куражился, пыжился, посохом бил,
Похваляясь, что сто мертвецов загубил.

Уже первым куплетом, Дреяр собрал довольные взгляды уже подвыпивших жителей Ельника. Чародей продолжал наблюдать за всем происходящим, стараясь уловить каждого посетителя. Особое внимание было уделено варвару и гномке, что пыталась заговорить с немногословным верзилой.  Возможно, это и был тот самый проводник о котором Лекс говорил с той стервозной девкой. И теперь, его пытается «окучить» гномка. И ледяному стражу было интересно наблюдать за тем, как сложиться данная ситуация.
Но вдруг Золан Светлый, как лютик поник,
Он услышал с погоста насмешливый крик...
"Что блажишь ты, что врешь, на погост не зайдешь?!
С нас довольно, готовься - едреная вошь!"

На втором куплете, Дрой заметил движение со стороны Министерского представителя, а значит, дело принимало серьезный оборот, и этот варвар действительно был тем самым проводником. Довольно улыбнувшись, Дреяр еще больше начал «подстегивать» зал. Выбрав роль простого сопровождающего, чародей лишил себя многих головных болей, и сейчас мог просто насладиться собственной музыкой. Такой шанс для Хлада был редким, ведь в скором времени ему придется столкнуться с той самой северной бедой, и проявить все свои умения ледяного стража.
Земля накалилась и воздух звенел,
А воинственный Золана дух поредел,
И унял Золан Светлый хвастливую речь...
Как слетела башка его светлая с плеч!

Закончив песню, Дреяр тяжело дыша поднял руку вверх, знаменуя конец, и предвкушая овации зала.

115

Лишь заметно позже Йирт сообразил что произнес речь, взяв за точку отсчета не другое существо со своими понятиями, а самого себя - с целым ворохом недостатков и проблем. Однако, как бы на самом деле не обстояли дела, вифрэй не считал себя глупым. А порой, во время изредка случающихся обострений гордости, наоборот. К счастью, оные были очень уж редки и Порченный попросту не задумывался об оценке тех или иных своих действий.
Когда скорее раздетый, чем одетый обладатель огромного копья посмотрел на вифрэя, одарив его целым букетом самых разных эмоций, Странный начал было догадываться что совершил ошибку. Вместе с грохотом закрывшейся за спиной гиганта двери, преступать порог которой Порченный настоятельно ему не рекомендовал, предположение превратилось в уверенность. Однорукий нахмурился и хмуро посмотрев на девочку, направился прямиком к двери, чтобы распахнуть её, найти горца и высказать ему все что он думает о человеке, который совершенно не способен воспринимать чужие, идущие от самой души советы.
- Да! Намотай его кишки на крюк! Покажи что случается с теми, кто не слушает советов незнакомцев!
- В этом совершенно нет никакой необходимости.
- Как это нет?! Ты видел как он посмотрел на Йирта?! Что это вообще была за гримаса такая?! И это за всё то что мы хотели для него сделать?!
- Напомню. Одним из вариантов было подрубить ноги возможного проводника и...
- Пф. Подумаешь! Йирт как отрубил бы, так бы и обратно прирастил бы. Мы все ведь знаем какой он нюня.
- Однако, до того как случилось непоправимое, не стоит забывать об одной немаловажной детали...

Стоило решительно настроенному Однорукому объявиться на пороге, как сквозь пелену бушующих эмоций, проклюнулся лучик понимания того что здесь, в этой самой таверне, помимо несомненно виноватого во всех придуманных Йиртом прегрешениях Грона так же должна была находится и сотрудница Министерства Магии, прибывшая в город чтобы посадить его, Бесхвостого, в клетку. В тот же момент Странный, со всей доступной ему поспешностью, путаясь в собственных ногах, выкатился на улицу и затворил за собой дверь.
Сердце его колотилось, а внимание было сосредоточено на чувстве жизни - чтобы определить не приближается ли кто к двери по другую сторону деревянной поверхности. В этом случае он собирался схватить Уррура и совершить то, что называется "тактическим отступлением" в ближайшую подворотню, но так, чтобы остаться в непосредственной близости от "Хмельного бревна". То что он чуть не выдал себя (а, скорее всего, все же выдал) серьезно пошатнуло уверенность Порченного в отсутствии у себя такой черты как глупость. Но в данный момент это было не важно - срочно необходим был новый действий, желательно - более успешный чем только что провалившийся. Но вместо размышлений в голове всплывал тот странный, пестрый набор эмоций, которым человек встретил его скомканную, обрывочную речь. Будто в этих подергиваниях лицевых мышц ярого любителя больших вытянутых предметов можно было найти ключ к решению головоломки чужой души...
Презрение вифрэй автоматически принял на себя - свой внешний вид он представлял, а потому не питал каких-либо иллюзий насчет наиболее вероятного мнения окружающих. Удивление могло относиться только к знанию Бесхвостого о самом перевале и тому что горца далеко не в первый раз просят перевести их через оный. Ну а веселье...веселье Йирт не мог объяснить вовсе.
- Уррур, а ты как думаешь? Почему это этот странный человек развеселился? - вопросил Однорукий у своего верного помощника.

116

>>>Север Мидленда. Горная шахта. Убежище Далендора

В целом Далендор не нуждался в том, чтобы всё делал Ристал. Далендор и сам был вполне самостоятелен. Но если он будет тут бегать и задавать вопросы, то его могли запомнить, что ему совершенно не нужно, тем более, что его ауру ощущал любой солдат... Это было крайне неприятно для его скрытного стиля. Поэтому Далендор решил попробовать изобразить телохранителя. Он шёл склонив голову за Ристалом и иногда шептал ему что-то типа.
- Если разделимся, встречаемся в убежище. И если что, ты не владеешь магией.
Так Далендор планировал дойти до ближайшего притона воров или любого другого подозрительного места, где звонкая монета могла сыграть роль. Используя свои навыки, он помогал Ристалу шёпотом найти нужное место, максимально не выдавая свою заинтересованность в том, куда двигается Ристал.

117

Далендор. Трактир "В дупле". 16 июня, утро.

Ранее утро встретило Далендора и Ристала суетливо-ленивым пробуждением и началом рабочего дня. Молодой аристократ и укутанный в чёрное "телохранитель", однако, привлекали не мало внимания. Не в последнюю очередь из-за ауры, выдающую Далендора каждому встречному мало-мальски опытному воину, отчасти из-за необычного вида убийцы и важно вышагивающего Ристала. К слову сказать, молодой вампир очень органично вписывался в свою роль. Каждый раз, когда старший приближался что-то прошептать, младший очень натурально изображал недовольство беспокойством, сдержанно кивая, мол, принял информацию. Пренебрежительный взгляд скользил по вывескам и заведениям, пока глазам двух детей ночи не предстал тратир - отыскать его было не просто, но сомнений не было в том, что если это не самое непристойное заведение, то одно из них. Видавшее виды здание "украшала" грязная вывеска с оригинальным названием и символом - дупло, сверху окружённое кривоватыми буквами: «В дупле».

Внутри жутко воняло. Ристал поморщился, с аристократической брезгливостью оглядывая убранство внутреннего зала. Молодой вампир быстро направился к трактирщику, жестом "велев" Далендору следовать за ним. Не доходя трех метров до стойки, юноша остановился. Взгляды немногочисленных посетителей были прикованы к паре - подозрительные, оценивающие, хищные. Можно было не сомневаться, что уже каждый присутствующий погрезил ограбить Ристала и Далендора. Останавливало лишь благоразумие, которое, видимо, было в их головах.
http://sg.uploads.ru/woEqk.png
Незнакомец: - Какие нынче высокие особы в нашей дыре, - криво ухмыльнулся мужчина, стоявший напротив хозяина у стойки. Он оставил полу-допитое пойло, на первый взгляд похожее на нечто среднее между мочой и пивом, разворачиваясь к пришедшим. - Что вам надо? - взгляд и тон были крайне недоброжелательны, вызывающие. Далендор мог заметить, что рука этого человека находилась очень близко от рукояти кинжала и была слегка напряжена. Так, словно он был готов выхватить оружие и напасть. Или защищаться.
http://sf.uploads.ru/8xDse.png
Трактирщик: - Оставь их, Фоз, - вмешался хозяин заведения, протирая здоровенную кружку старой грязной тряпкой. - Ежели желают пить, пускай заказывают, - он красноречиво взглянул на вампиров. Ристал сделал знак своему "телохранителю" заговорить с трактирщиком.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-09-29 12:35:50)

118

Ева, Дрой, Ивейн, Лекс. "Хмельное Бревно". 16 июня. Вечер.

Трактирщик кивнул. На первый взгляд Еве могло бы показаться, что она говорит в пустоту. Горец, возвышающейся над ней куда больше чем над всеми остальными, не стремился поддерживать беседу в её ритме, но тем не менее, скорее не игнорировал девушку, а наблюдал. Возможно, для него подгорница была точно такой же диковинкой каким был сам он в этом, обыкновенном Имперском заведении.
http://s7.uploads.ru/rxH3j.jpg
- Я знаю что тебе нужно, но не принимаю плату до того, как дал согласие, - с усмешкой покачал головой Грон, усевшись за стол и окидывая гному оценивающим взглядом, - если же это дар, то не жди, что он тебе поможет. Никому из вас.
Лекс, который как раз подошел к столу и удостоился пристального взгляда горца мог понять, что сказанное относится не только к Еве, но и к нему самому. В тёмных глазах чужака не было и толики сопереживания. Речи о ширящемся зле и разногласиях никак не трогали великана, и пусть в его взгляде не чувствовалось вражды, он, похоже не относился к тому типу людей, что легко покупались на подобного рода манипуляции. Министерский маг знал, что это хорошо работало на сознательных имперских граждан, да только вот Грон имперцем не был и теперь выжидающе смотрел на него, видимо уже готовый к новой порции взывающих к совести, слезоточивых и воодушевляющих речей.
Дрой же тем временем привлек изрядное внимание со стороны как посетителей, так и белокурой девицы-разносчицы, что засмотревшись на разгулявшегося барда чуть не опрокинула поднос с элем на группу из четырёх мужчин.

Йирт. Улицы недалеко от "Бревна". 16 июня. Вечер.
Вифрей мог воспользоваться чувством жизни только в том случае, если Уррур с кинжалом держался бы на некотором расстоянии от него. В этом же случае он мог чувствовать многие солярные отблески, в том числе и те, что продвигались в сторону выхода - посетители приходили и уходили, однако те, кого он опасался более всего, оставались на месте. Он мог бы остаться а пороге или сбежать в переулки, в последнем случае никто не стал бы его останавливать. Большинство вопросов, которые задавал сам себе бесхвостый лис так и оставались без ответа, тогда как Уррур, несомненно, был готов поделиться своими мыслями на этот счет и ярко демонстрировал это, подскочив на месте и воодушевлённо застрекотав.

119

Ева слышала как заиграла музыка, довольно забавная но весьма типичная для подобных мест,что не было удивительно, ведь подвыпившие граждане довольно падкие на веселые или героические песни, прославляющие какого-то героя. Хотя чаще всего, через некоторое время подобное представление превращалось в драку слушателей.В таком случае барду повезет, если он выйдет целый и с целым инструментом.
Подошедший Лекс, положивший руку на плечо гномы, заставил ее вздрогнуть от неожиданности. Гнома даже начала немного переживать по поводу их беседы. Ведь Лекс, как казалось гноме, подходил больше для бесед с боле...утонченными личностями, как тот служитель-расист высокомерного расиста владетеля. Тут же... мог возникнуть конфликт взглядов. Кто знает этих горцев?Ева и сама не хотела наделать ошибок и перечеркнуть все в начале,потому усердно вспоминала все, что знала о способностях "торга".
-Я надеюсь что обед, лишь ускорит ваше желание поговорить о деле. Но я и не думала им вас подкупать... Есть такое поверье, что лучшие сделки должны заключаться за накрытым столом... А нам ведь предстоит именно сделка...Вы знаете что нам нужно, мы знаем что вы можете нам это дать... Осталось лишь сойтись на условиях и цене...
Ева подняла голову, посмотрев на Лекса. Хоть он никак не проявлял агрессии к гноме за все время их знакомства, разве что кроме старческого брюзжания, Еве как то не по себе было от того, как он нависал над ней.
"Не дави! Леекс...давай я попробую...Если ты бумажками тыкать начнешь...у нас может ведь вообще ничего не получится...вряд ли представитель этого народа принимает эти бумажки...Думаю они что то свое признают..силу... Уважение..какое уважение может вызвать незнакомец?а если попытаешься агрить...фиг знает что случилось!? Ну а сила? Физическая сила..не знаю даже...Лекс..Он нужеен нам добровольно желательно, и целиком!"
Но после чего перевела взгляд снова на горца. Бард , со своей песней был весьма кстати, он привлекал основное внимание, и можно было поговорить спокойно. А то мало ли?

Отредактировано Ева (2017-09-29 22:27:24)

120

Только глаза были открыты, выглядывая из под низко натянутого капюшона. Далендор выглядел настолько отрешённым, насколько мог. Холодный взгляд убийцы без видимого интереса скользил по новым мишеням в его поле зрении. В целом его мало что интересовало, кроме оружия. Далендор выглядывал более менее сносное оружие, даже ножны. Всё таки каждый уважающий себя боец заботился о своём оружии. Даже сам Далендор уделял кинжалам больше внимание и ресурсов, чем своей одежде и экипировке в целом. Так что человек с парочкой драгоценных камней в рукояти, это потенциально серьёзный противник. Хотя есть ещё любители помахать руками и скрытое оружие, как у самого Далендора. Осмотр он проводил достаточно быстро, полагаясь на силу смотрящего. Отдельно взятый незнакомец с вызывающей манерой речи не был удостоин вниманием больше, чем остальные, кроме холодного и спокойного взгляда алых глаз, который проскользнули по нему ещё раз. Дождавшись кивка Ристала, Далендор сконцетрировался на своей ауре и "открыл" спину. Подойдя ближе к трактирщику он оценил его подробнее. Его голос был холоден как взгляд.
- Нужна информация и тот, кто её сможет продать. - Далендор положил на стойку серебряную монету, как бы внося аванс, а второй монетой начал ловко поигрывать пальцами, как заядлый торгаш, всю жизнь обращающийся с деньгами. Правда в случае Далендора ему просто хватало ловкости.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Мистерия » Ельник и окрестности