Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

- Опубликованы результаты опроса на по поводу будущего Мистической арены.
- Открыт фонд поддержки Мистериума, где вы можете оказать проекту финансовую помощь.
- Огромная просьба всем участникам, зарегистрировавшимся в боях на арене. Особенно тем, кто голосовал за Активную арену! Для арены недостаточно лишь активных мастеров! Нужны активные игроки, если вы не будете играть в достаточном темпе - арена не поднимется на приличный уровень.
- Идет сбор видеороликов и поздравительных открыток к 10-летию форума! Присылайте свою!
- Опубликованы результаты Лотереи "Зеркало Иллюзий" XIII!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Нуар – Великая Пустыня, Земли Востока » Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.


Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Немногословная, как всегда, Эриль кивнула получив последние инструкции от своего наставника. Сегодня всё должно было решиться и лишь Сэхра, действия которой она не могла предугадать, оставалась неким раздражающим элементом на грани её восприятия. Тёмная будет готова ко всему. Даже к удару в спину от взбалмошной кошки, хотя и не могла выстроить мотивацию для подобного поступка. Ревность? Глупое, бессмысленное, иррациональное чувство. Эрилимия не понимала его и оттого с трудом включала его в сеть чужих мотивов. Но люди были слишком непостижимы в своих проявлениях для такой как она. Здесь ей не смог бы помочь даже самый точный подход.
К сожалению, кроме щитов и ритма в арсенале Эрилимии не было ничего, что могло бы проработать более получаса. Тем не менее, с этим тоже можно было работать. Прежде чем выпить эликсир невидимости, эльфийка защитила себя стальным покровом готовясь к тому, что будет периодически подпитывать этот щит во время путешествия. Скрывшись с глаз, она отправилась к цели, выпив эликсир скорости в оптимальное для этого время и намеревалась преодолеть весь путь, остановившись на некотором расстоянии от своих жертв. Расстоянии недостаточном для случайного обнаружения, но вполне приемлемом для того чтобы совершить первый удар и успеть быстро добраться до ослабленных противников.
Подобно хищнику, по-звериному припала к земле в самом удачном для последующей атаки месте, сливаясь с посеревшим ночным песком, проверила целостность и время отпущенное на щиты, подпитав их в случае необходимости, восполнила энергию с лунного стилета и вложив в левую руку ядовитый кинжал, принялась осторожно выплетать дурные путы возмущения мыслей, с расчётом на то, что даже если невидимость сорвётся раньше, чем заклятие с её пальцев, она не будет обнаружена. От того, какой будет реакция людей на её магию, зависели её дальнейшие действия, но в любом случае медлить Эрилимия бы не стала.

32

Приготовления были окончены, планы озвучены. Не теряя времени даром, пустынные убийцы окутали себя саваном невидимости, и устремились на встречу ночной тьме. Каждый из них шёл своим путём, однако Эрилимия прекрасно имела представление о том, где их пути окончатся, и где воссоединятся вновь.
Предчувствие помогло своевременно использовать зелье скорости, а потому, добравшись до холма, Эрилимия не только была во все оружии, но и чувствовала себя как никогда бодрой. Действие ритма, по её подсчётам, хватало ещё на десяток минут, а свой уникальный щит она подпитывала совсем недавно. Под воздействием эликсира невидимости девушка имела достаточно времени, чтобы осмотреться и выбрать наиболее удачную позицию для атаки. Здесь ей пригодились ещё и её навыки альпинизма, помогая достигнуть точки, откуда открывался наилучший обзор, которая обеспечивала наилучшее укрытие. По её подсчётам, в это самое время Шакхар как раз должен был выйти на своих жертв.
Рабы перед ней были как на ладони. Устроив стоянку на вершине холма, их было видно на многие километры вокруг. Это были семьи. Женщины и дети, мужчины, старики и юноши. Большая их часть жалась друг к дружке возле костра, но ещё несколько семей находились в отдалении. Также тут были и одиночки. Быть может, присматривали за подходами к холму? Как бы то ни было, тёмная эльфийка осталась ими незамеченной и имела преимущество первого удара.
Возмущение мыслей было успешно притворено в жизнь и накрыло собой большую площадь холма. Эрилимия не была уверена наверняка, зацепит ли её заклинания тех рабов, что находились разрозненно, однако основную массу без сомнения. Невидимость рассеялась сразу же, как только заклинание было применено. Тем не менее, девушка всё ещё оставалась скрыта от глаз, под прикрытием густой растительности. Едва ли о её появлении знали. Мгновения спустя она могла заметить первые симптомы среди поражённых её заклинанием рабов. Одна из женщин упала на землю как подкошенная, кто-то другой вскрикнул от боли. Холм обуял ропот. Ещё несколько детей упали без сознания, их матери принялись взывать о помощи. Эрилимии требовалось ещё чуть-чуть, чтобы оценить ситуацию полностью, однако она была уверена, что к этому времени стоянку охватит самая настоящая паника...

Карта

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0706/h_1499375525_5561797_a68de3a5cf.jpg

33

Заклинание сработало как надо, выключая из происходящего всех, кому не посчастливилось попасть в зону дурного влияния фиолетового эфира. Это было на руку Эрилимии, не желающей разбираться с большим количеством разбежавшегося кто куда народа. Ещё не будучи замеченной и осторожно приближаясь под покровом темноты до расстояния приемлемого для удара, она собиралась воспользоваться ментальным эхо чтобы точно чувствовать происходящее вокруг и не позволить сбежать ни одному из тех, кто всё ещё оставался стоять на ногах. Некоторые из них совершили свой выбор по собственной воле, у других же не было права решать за себя. Подконтрольные дети и безвольные шедимские женщины - лишь бездумно несущиеся по воле бурного потока щепки, обречённые на гибель по прихоти чужого разума. Всего лишь цели, не люди. Эриль не сожалела о них, являясь лишь пущенной стрелой, без скорби поражающей чужое сердце, равнодушной к тяжести судьбы чужаков, и лишь Тень упоённо нашептывала из глубины: "смотри, смотри внимательнее, не отводи взгляда, ведь ты последняя кто провожает их в дорогу. Прими их боль и страх как ценнейший из даров, выкради цвет со дна самых потаённых из кошмаров, разукрась серость в бесконечно и прекрасный алый и танцуй... танцуй не останавливаясь...".
И она смотрела. И принимала реальность в своей нетронутой мыслью и первозданной чистоте. Не тешилась иллюзиями и видела всё как есть. И не было в мире ничего абсолютного. Ничего, что имело бы чёткие, единые формы, что было бы неизменным всегда и везде. И если здесь она была чудовищем, убийцей, забирающей чужие жизни, то где-то там были жизни, которые она бы никогда не позволила бы забрать. Всё это была одна она, целиком, неделимая и неразделённая и Тень её была не частью, а целым.
Усталость должна была настигнуть самого дальнего, одиноко стоящего мужчину, тогда как вихрь отправиться в сторону собравшейся внизу ущелья людей, в большей степени предназначенный для того, чтобы пресечь их попытки к бегству через ближайший выход. Стальной шар прицельным попаданием в голову должен был как минимум оглушить одного из стоявший возле костра и не попавших в зону поражения мужчин, тогда как стальные иглы были направлены в одного из тех, кто стоял ниже, если конечно не нашлось иной, более резвой или внимательной цели.
Ментальное эхо же, помимо всего прочего, должно было исполнять иную функцию - Эрилимия предполагала вмешательство Аль-Зир и должна была отследить её появление на достаточном расстоянии, чтобы подготовиться к её появлению.

34

К тому моменту, как Эрилимия использовала ментальное эхо, уже ни для кого из рабов не остался не очевидным тот факт, что происходит что-то очень нехорошее. Измученные тяжёлой жизнью, уставшие и голодные, они падали один за другим. Кто-то находил в себе силы бороться с наваждением, но и они чувствовали себя очень дурно, что было видно по их движениям и поведению.
Примерно в это же время у подножия холма разразился настоящий ураган из непроглядной, чернильной тьмы. Это была работа её учителя, вне всякого сомнения. Эрилимия была слишком занята, чтобы полностью сконцентрироваться на своём "чувстве мозга", однако насколько она могла прикинуть, мозгов на побережье стало меньше. Видимо, кто-то ими совсем недавно пораскинул.
Завидев буйство тёмной магии, одна из женщин, сидящих у костра, бросилась бежать прочь, под руку со своим ребёнком, чьё состояние стремительно ухудшалось под действием чар разума.
Однако внимание Эрилимии было приковано не к ним. Один из тех мужчин, что стояли поодаль, выхватил из под пол однотипного рабского балахона катары. Очевидно, он не был таким уж простым рабом на этой дружелюбной сходке на вершине холма... Не долго думая, Эрилимия устремила в него усталость, усугубляя воздействие уже применённого ранее заклинания и сбивая мужчину с ног. Надо отдать ему должное, он упорно сопротивлялся её магии, из всех сил пытаясь отжаться от земли и вновь подняться на ноги.
Семья, стоявшая в отдалении, а потому не попавшая под возмущение мыслей, казалось, меньше всех понимала, что происходит вокруг. То было не удивительно, ведь самих их магическая атака не коснулась. Действуя на упреждение, Эрилимия выпустила вихрь в направлении их возможного пути бегства, чем ещё больше сбила их с толку. До сих пор они пока ничего не предпринимали, попросту жались друг к другу. Но вот ещё один мужчина, что стоял рядом с ними, извлёк из балахона катану и хлыст, а взгляд его принялся торопливо прочёсывать заросли в стороне Эрилимии. Выстрелив в него стальным шаром, Эрилимия выдала свою позицию, однако при этом и повредила бедро мужчины. Прихрамывая, он озлобленно вскрикнул и развернулся в сторону девушки, принимая защитную стойку.
Преимущество в подготовке и внезапности нельзя было переоценить. Прежде, чем противники могли собраться для того, чтобы дать отпор, тёмная эльфийка успела претворить в жизнь каждое из запланированных заклинаний. Используя переплетение основ, она не теряла мобильности и переместилась на более удобное место для последующей атаки, как того и хотела. Однако стальные иглы ей пришлось использовать на иную цель, нежели ту, какую она запланировала изначально. Двое мужчин, что попали под действие возмущения мыслей, самые ближайшие к ней, пытались бороться с действием её магии, и пытались искать что-то в полах своих балахонов. Во-первых, Эрилимия заметила у них оружие. Во-вторых, каждый из них извлёк по подозрительному бутыльку, содержимое которого в срочном порядке они пытались принять. Того из них, кто был в этом деле расторопней, как раз и прошил навылет рой остро заточенных стальных игл. Насмерть.

Карта

http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0710/h_1499710544_4423680_f9e67b9771.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-10 21:16:28)

35

Почуяв первую кровь, Тень ликовала и требуя ещё, нашептывала странные и красивые строки оттуда, где последняя черта едва оформленных мыслей касалась беспредельно чернеющего бессознательного. Слишком привычно, чтобы это могло отвлечь, но достаточно для того чтобы вплетать в звучание ритма особые, сумрачные ноты. Это не было плохо, но было иначе. Способная на полную использовать столь труднопроходимую местность, Эрилимия прекрасно чувствовала себя среди скал, валунов и кустарников. Пока была возможность, она собиралась пользоваться ограниченным восприятием своего противника. Ловко маневрируя среди камней, как опытная скалолазка, она могла не опасаться случайных ошибок и строго отмеряла возможности противника видеть себя среди буйства пустынной природы. Скрываясь с глаз подбитого стальным шаром убийцы за ближайшим валуном, Нур не переставала переплетать ярость ветра, призванную как минимум лишить ближайшего живого противника возможности выпить неизвестное ей зелье, а как максимум... на всё была воля случая. Благодаря эху прекрасно представляя где находится ранее повреждённый шаром враг, она переплела устрашение дабы поразить его до того момента, как снова будет вынуждена показаться из-за валуна и снова ударить стальным шаром - сначала сплести, и лишь затем выпустить показавшись из своего укрытия. Как волшебник она могла бы постараться придать этой магии более опасную форму дабы не ограничиваться ударными повреждениями и оглушением. При возможности - прицелиться получше и попасть в голову.
Вихрь пока оставался на месте закрывая собой проход и не пугая лишний раз загнанных в ловушку рабов. На удивление прыткая женщина и её едва держащийся на ногах ребёнок пока не волновали Эриль, действующую поэтапно и не распыляющую своё внимание с приоритетных целей своего воздействия. Совсем скоро у них уже не будет возможности бежать, хотя и не так быстро, как планировалось изначально - подземница целенаправленно берегла некоторые заклятия на случай появления действительно серьёзной помехи в виде старейшины Сехры, хотя и надеялась на её благоразумие и отсутствие помысла мешать планам своего же союзника.

36

Ярость ветра достигла ближайшего убийцу в самый последний момент, за миг до того, как он собирался опустошить бутылёк с неизвестным содержимым. Подверженный возмущению мыслей, он был не слишком боеспособен, а потому не имел шансов как-либо избежать своей незавидной участи. Поток разъярённого ветра подкинул мужчину на несколько метров над землёй, едва не перевернув в воздухе, а затем отпустил, безвольной куклой позволяя рухнуть обратно на каменистую почву. Раздался глухой вскрик. Убийца приземлился на грудную клетку, и хотя не погиб сразу, но изрядно поубавил интенсивность своих движений, оставаясь корчиться на земле и хрипеть, не имея воздуха в лёгких. Бутылька в его руках больше не было, скорее всего, он потерял его при падении.
Пока всё это происходило, остальные противники Эрилимии не стояли на месте. Убийца с катаной и хлыстом бросился в её сторону практически сразу же, как понял, откуда в него прилетел стальной шар. Однако же, достигнув зоны, подверженной возмущению мыслей, он замешкался и отступил обратно, извлекая из подсумка уже знакомый бутылёк, и принимая его содержимое внутрь себя. Эрилимия не могла успеть помешать и ему тоже, однако она сполна наградила его устрашением, как только оно было сплетено. За это время противник успел подобраться поближе, но зато и тёмная эльфийка безошибочно устремила свой взор ему точно в глаза. Проблема заключалась лишь в том, что никакого эффекта за этим не последовало. Её магия попросту не сработала на мужчину. И что-то ей подсказывало, что дело здесь было как раз в том подозрительном зелье, которое он выпил.
Хуже этого было лишь то, что то же самое зелье, судя по всему, успел принять и другой противник, тот самый, кого Эрилимия думала обезвредила ещё в начале боя. Мужчина с катарами, он медленно, но уверенно поднимался, демонстрируя всем своим видом готовность дать отпор магу разума и его колдовству.
Стальной шар, уже второй по счёту, Эрилимия методично направила в того же самого противника, с хлыстом и катаной. На этот раз она попыталась изменить его форму, сделав её немного более приплюснутой, дискообразной. На более сложные манипуляции, вроде шипов или клиновидного острия, в полевых условиях она, к сожалению, была не способна. Для этого пришлось бы разрабатывать и тестировать новую формулу заклинания, а этим, разумеется, заниматься сейчас было не с руки. К сожалению, в этот раз противник оказался готов к чему-то подобному, и даже смог увернуться, пускай и в последний момент. Очередная атака в его адрес пусть и не достигла цели, но заставила его сбавить скорость, двигаться медленнее и осторожнее. Сомнений не было - он будет готов, если Эрилимия решит ещё раз зарядить в него чем-нибудь подобным.
Тем временем, рабы у костра продолжали падать без сознания. Женщина, что пыталась оттащить своего ребёнка, не преуспела. Ребёнок потерял сознание, да и сама она выглядела едва живой. В сознании оставалось всего пара человек, не считая убийц, что приняли внутрь себя какие-то алхимические зелья. Семья на противоположной стороне холма продолжала пятиться, вжимаясь в складки местности.
А ещё Эрилимия ощутила поблизости новый разум. Он был довольно медленным, его мыслительная активность была тиха и направлена на созерцание окружающего. Наблюдение. Эрилимия не могла установить источник, откуда исходило эхо. Кажется, оно смещалось в самом воздухе вокруг.

Карта

http://storage8.static.itmages.ru/i/17/0712/h_1499859932_9416890_e3ceb7aae3.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-12 14:58:47)

37

Эрилимия почти не сомневалась в том, что источник живого разума принадлежал старейшине Сэхре. Странный, смазанный эффект эхо озадачивал, но даже так Нур не собиралась тратить время на то, чтобы детальнее разбираться в этом вопросе. Одно было ясно - время пришло. Вновь поменяв дислокацию, Эрилимия набросила на себя воздушные путы поцелуя ветра и оградила себя щитом металла. Защиты на ней было вполне достаточно для тех, с кем она столкнулась сейчас, но неизвестно какие намерения имел тот, эхо чьего разума она засекла совсем недавно. Эльфийка быстро извлекла из-за пояса один из свитков и при помощи бегства в астрал собиралась оказаться за спиной у так некстати оправившегося от усталости ещё ничем не поврежденного противника. За время стремительного путешествия, она намеревалась выбрать наилучший способ лишить жизни своего противника. Лишить мгновенно, одним единственным росчерком кинжала, едва только покинув астральное измерение. Не будучи уверенной в отсутствии доспеха под складками пустынного плаща, Эриль предпочла воспользоваться ядовитым кинжалом и метить в открытое горло, чем полагаться на удачу. Примериться бесчестно, со спины, уже сомкнуть хватку, предвещающее одно единственное смертоносное движение и только лишь потом вновь обратиться в материю.
В это же время, как только девушка оказалась в астрале, вихрь, повинуясь её воле начал ненавязчиво менять положение так, чтобы после выхода из астрала второй, подбитый убийца оказался на одной линии между ней и клубящимися потоками буйного ветра. Если бы её план сработал и первый противник бы устранён достаточно быстро, она собиралась при помощи переплетённого удара мысли, отбросить второго прямо в вихрь, уже после чего прошить его восстановившимися стальными иглами. Если же он оказался бы настолько внимательным, что сумев быстро сориентироваться, решил бы резко пойти на сближение рывком, то был бы встречен заблаговременно выставленным щитом металла, где его бы ожидала та же участь быть отброшенным, если была возможность - в костёр, если же нет - просто в сторону, дабы уже в процессе боя переплести нужное ей смертоносное заклинание и одарить его иглами в самый неожиданный момент, с близкого расстояния. Едва ли он смог бы снова проявить чудеса уклонения при таком раскладе...
Эльфийка, впрочем, не теряла бдительности и ещё во время бегства в астрал краем глаза собиралась оценить состояние ещё живого, но поверженного противника, которому так и не удалось воспользоваться зельем. Не собирался ли он случаем найти его среди песка и камней? И хотя шанс того что склянка просто разбилась был достаточно высок, Нур не собиралась списывать со счетов эту возможность и уж точно не подставила бы ему спину, сразу после добив человека, предпочтя кинжалу утончённый до состояния диска стальной шар. Мало ли какие зелья они ещё хранили в складках своей одежды...

38

Дистанция играла Эрилимии на руку. Ничто не мешало ей спрятаться за камнем и подготовить поцелуй ветра, равно как и щит металла. Тёмная эльфийка действовала быстро, однако и ситуация развивалась быстро. В это же время двое оставшихся противников, один с катарами, другой с катаной и хлыстом, приближались к её позиции, на ходу перекликаясь и предупреждая друг друга о чём-то на счёт неё. Сомнений не было, они как минимум знают о её стихиях, а значит и о том, что можно было ожидать и от самой Эрилимии. Вот только могли ли они предполагать о том, что в запасе у неё находился столь коварный свиток с заклинанием нечестивой магии?
Использовав бегство в астрал, девушка устремилась на встречу убийцам. Краем сознания она отметила, что эхо неизвестного разума приблизилось к ней практически вплотную... Но как и прежде, никого поблизости она не видела.
Оставив невидимку позади, Эрилимия устремилась сквозь астрал, в кратчайшие сроки сближаясь с мужчиной с катарами. Он не имел ни малейшего представления о её приближении, по-прежнему вглядываясь в сторону её старой позиции, держа оружие наготове. Эрилимии не составило никакого труда зайти ему за спину, приготовиться, а потом выйти из астрала, одним выверенным движением запрокидывая голову мужчины, и перерезая ему глотку. Глухо всхлипнув, он дёрнулся, пытаясь вырваться из её хватки, но несколько резких ударов кинжалом в бок умерили его пыл и вынудили безвольно завалиться на землю, захлёбываясь собственной кровью.
Его напарник, услышав возню позади, резко вскрикнул и помчался в сторону Эрилимии, издавая воинственный вопль и на ходу раскручивая хлыст над своей головой. Однако к этому времени вихрь уже был перемещён ему за спину и преследовал его по пятам. Тёмной эльфийке оставалось лишь ударить мужчину силой своей мысли, чтобы он отлетел прямиком в него, теряя боеспособность всего на несколько жалких мгновений... Но этих мгновений девушке хватило на то, чтобы сплести только что восстановившиеся стальные иглы, и изрешетить ими человека, что силился выбраться из навязчивых воздушных потоков. Его труп безвольно осел назад, подхватываемый шальным ветром, что принялся играться с мёртвым телом как с куклой, подбрасывая его над землёй и закруживая в комичном танце.
Последний из убийц, что всё это время полз к своим товарищам, замер, узрев картину жестокой расправы над ними. Потерянный бутылёк он так и не разыскал, оставаясь для тёмной эльфийки лёгкой добычей... Последний жест стального шара был сплетён, оставалось лишь выпустить его.
Тем временем неизвестный разум оставался на прежней позиции, где до этого находилась Эрилимия. Очевидно, он потерял её, когда она исчезала в астрале, но успел ли сориентироваться теперь?

Карта

http://storage3.static.itmages.ru/i/17/0716/h_1500249593_3285780_4263698787.jpg

39

Незримый и трудно читаемый противник оттягивал на себя значительную часть фонового, аналитического внимания. Невидимость не была преградой для эха, также как его не могли обмануть иллюзии или иные формы воздействия на разум, а значит враг, скорее всего, просто пребывал в несколько изменённой форме. Перемещение в астрал от магии разума не было всецело невидимым для глаза, а потому Эриль все же сомневалась в использовании именного этого заклятия. Тени? Иные формы соединения со стихией? Так или иначе её познания в мистике, находящиеся на уровне мастера, должны были помочь в определении происходящего, без которого просто невозможно было бы построить ответную тактику. До этого момента было просто бессмысленно держать наготове настолько посредственное заклинание, и если бы неизвестный не пошел на сближение в то же мгновение, стальной шар был спущен в поверженного недобитка, точно, быстро, с намерением мгновенно перебить гранью поставленного на "ребро" диска, шейные позвонки, разом парализуя дыхательные центры человека. Это должна была быть мгновенная смерть.
Если бы эхо подсказывало, что невидимка мешкает, утратив Нур из поля своего зрения, то она мгновенно бы отступила в сторону теней кустарника и скал, скрываясь с глаз и переплетая безмолвие. Она действовала быстро, настолько, насколько ей вообще позволяла увеличенная зельем скорость и ловкость воздушного благословения. Эрилимия собиралась зайти за спину единственным оставшимся на ногах людям, незаметно бросить проклятие немоты в ребёнка, после чего забрать жизнь мужчины, быстро, точно и без лишнего шума. Следующим жизни должно было лишаться дитя и а затем и женщина. Нур не нужно было оставлять множественные ранения - её познаний в анатомии должно было хватать для того, чтобы сводить время на убийство к минимуму. Уход от внимания чужого разума и одновременное, планомерная реализация поставленного плана, от результата которой зависело так многое - вот что было действительно важно, а если Сэхра так хотела поиграть в прятки вместо того чтобы помочь своему союзнику... чтож, это характеризовало её весьма нелестным образом. На случай внезапного сближения, Эриль заготовила куда более универсальную для такого случаямолнию, переплетенную, разумеется, тогда как остальных лежащих без сознания людей собиралась устранить вручную. Быстро, стремительно, утекая из-под возможных атак подобно ветру. Её способность концентрировать на нескольких вещах одновременно работала на грани, стараясь точно отслеживать перемещение пока ещё неопознанного врага, однако частью своей она также отмечала и состояние отзвука разума своего наставника и его врагов. В какой-то момент они покинули объятия тьмы, но она, увы, не представляла что это могло значить.
Вихрь же все это время не простаивал на месте. Тотчас же, как только мёртвое тело безвольно обвисло в равнодушных объятиях ветра, поток устремился в сторону костра, не тронув людей дабы не потревожить их забвение, с единственным намерением - затушить пламя. Темнота должна была схлопнуться вокруг, выхолащивая тени и  давая подземнице дополнительное преимущество.

40

Познаний в магии Эрилимии хватило, чтобы понимать - чужой разум в данный момент не был привязан к физическому телу. Во всяком случае, к такому физическому телу, который тёмная сумела бы обнаружить. Более того, трудности с определением однозначного местонахождения могли сказать о том, что разум этот постоянно перемещается, и перемещается чрезвычайно неуловимо. Подобно ветру.
Собственная магия воздуха повысила ловкость, координацию и точность волшебницы достаточно, чтобы она сумела поразить противника даже с такой дистанции, даже избрав столь непростую мишень. Мужчина попытался подняться на ноги, отжимаясь от каменистой почвы, и именно в этот момент стальной шар в форме толстого диска перебил ему шейные позвонки. Труп безвольно обмяк, завалившись обратно в песок.
Покончив со всеми видимыми угрозами, Эрилимия немедленно направилась обратно в укрытие, которое ей обеспечивала труднопроходимая, изрезанная неровностями и трещинами местность у самого склона холма. Густая растительность также обеспечивала неплохое прикрытие от чужого взгляда. Очень скоро оставшиеся в сознании рабы потеряли её из виду, и забеспокоились ещё сильнее.
Тем временем у подножия холма во всей своей красе перед Эрилимией предстало буйство тёмной стихии. Огромной мощи ураган расшвыривал землю и кустарник, гнул пальмы... Он полностью скрывал обзор. Однако в тот момент учитель и неизвестные противники уже покинули его пределы. Тёмная эльфийка уловила несколько размазанных движений, крайне быстрых, оставляющих за собой тёмный шлейф. Там находилось как минимум два тёмных мага, кружащихся в теневых рывках. Ещё двое противников с осторожностью кружили вокруг, то ли подготавливая что-то, то ли просто не решаясь встать между дуэлянтами. Эрилимия даже не заметила, в какой момент один из них упал с перерезанным горлом. А потом обзор перекрыло облако кровавого тумана.
Следовало ли ей поспешить? Как бы то ни было, лишённый тела разум устремился именно туда, практически одновременно с тем, как тёмная вновь показалась на виду, обращая проклятие против мальчишки и вонзая кинжал точно меж шейных позвонков его отца. Одно уверенное движение - шея была сломана.

http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0721/h_1500647740_3466592_da4711e30f.jpg

В глазах ребёнка отражался бессильный ужас, он кричал, но не мог издать ни звука. На его глазах огромная чёрная сова лишила жизни слишком многих людей, а теперь пришла за ним и его семьёй. Мальчишка попытался дёрнуться в сторону, но тёмная была слишком быстра. Ей хватило одного рывка, чтобы настигнуть свою очередную жертву и вогнать лезвие кинжала ей прямо в глаз. Это была мгновенная смерть... Но работа ещё не была закончена.
Поток подконтрольного её воле воздушного вихря пронёсся над костром, разбрасывая головешки и хворост по сторонам. Пламя затухло практически мгновенно, оставляя после себя после себя лишь жаркие угли, дающие ровное, но очень тусклое освещение.
Эрилимия осталась одна. Одна, в окружении бессознательных людей, за чьими жизнями её отправили, а также трупами тех, чьи жизни она уже взяла.
Не испытывая никаких затруднений, девушка начала убивать. И первой в её списке стала женщина, что так и не пришла в сознание, когда на самых близких в её ничтожной жизни людей опустилась Тень...
В ночи отчётливо раздался запах крови. Туман заволок собой подножия холма, мешая рассмотреть что-либо, что происходило внизу. Запах опьянял, а ощущение ирреальности происходящего этой ночью толкало к безумию... Кровь и Тьма...

Карта

http://storage8.static.itmages.ru/i/17/0721/h_1500649034_5065045_920a80992a.jpg

41

Нур действовала быстро, не затягивая свои действия ни на единое лишнее мгновение, но даже так она не упускала из внимания чужой страх... нет... чужой ужас. Он не отвращал Эриль, как и не вызывал иных, сопутствующих чувств вроде презрения или торжества. О нет, как продолжение Тени, одной из граней Кошмара, он просто принимался ею как есть, выпивался, вместе со всем присущим ему цветом. Чем страх не был частью Тени для мира? Презираемый, отвергаемый, вечно скрываемый и подавляемый всеми возможными способами. Отворачиваться от него, отмахиваться сейчас, как от чего-то грязного и низкого? Нет...
Нанося свой последний удар, какая-то часть Эрилимии пожалела о том, что остальные люди были без сознания. Совсем небольшая часть, ведь эффективность не могла быть отброшена в сторону даже перед лицом этого вечного голода. Страх, смех, азарт, гнев, радость, любое другое чувство... для неё все было одно - хрустальные осколки разноцветного битого стекла.
- Как тугая трава раскинулась на дворе, вызревала сестрица в тихой своей норе... - растревоженная чужими чувствами и запахом крови, Тень окончательно подняла голову, вышла за пределы кожи, застелилась дурным полынным маревом в круговерти тронутой мутной поволокой, реальности, - я ль не выдала ей чужого, не сжала жвал, я ль велела ей плакать, чтобы любой бежал?
Точная и быстрая, неровно поблёскивающая сталью, залившей кожу ртутными серыми разводами щита, Эрилимия не задерживалась на месте ни на секунду, лишая спящих людей жизни одного за другим.
- У нее восемь глаз тяжелых горят во мгле, у меня золотая нитка дрожит в игле, мы умеем меняться кожей, любить одно, чтобы ровно текло роскошное полотно. А за ним столько жадных, жалостливых, живых, каждый голос ломает ласковым "что же вы"... - она была в себе достаточно, чтобы не терять временных цепочек, точно следуя своему плану и анализируя происходящее, достаточно, чтобы оставлять на пальцах хрустящие разряды электричества, готового сорваться в любого, кто мог вы оказаться внезапным и непредвиденным противником. Но недостаточно чтобы блокировать проявления собственной, исковерканной личности - того самого мифического элемента собственного "Я", в котором порой сомневалась и сама Эрилимия.
- И шипит, как водой задушенных три костра, - легкая, рассеянная и немного жуткая улыбка была надёжно спрятана за совиным клювом её страшной маски, - начинаю жалеть, что я - не моя сестра.
Когда всё было закончено, Нур спешно забрала с первого трупа бутылёк с зельем, которым бывший убийца даже не успел помыслить воспользоваться и бегло осмотрела двух других, на случай, если зелья не успели затеряться слишком далеко или вовсе разбиться о камни. Разумеется, любые другие интересные вещи вроде иных зелий или свитков, также подлежали конфискации.
Далее она собиралась сбросить молнию, воспользоваться восстановившимся предчувствием, защитить себя щитом шока, подняться в воздух над землёй при помощи парения, образовать вокруг себя воздушный пузырь и выпив второе, собственное зелье невидимости, отправиться в гущу кровавого тумана, туда, где в последний раз чувствовалось эхо разума Шакхара. И пусть заклятие крови блокировало её способность к обнаружению, она могла прекрасно ориентироваться на слух. Эриль рассчитывала что её познания и чутьё к магии, растущее вместе с одарённостью, помогут ей избегать некоторых угроз, до тех самых пор пока не убедиться - её вмешательства не требуется. Или же наоборот.

42

Женщины и дети, мужчины, старики и старухи... Эрилимия методично лишала жизни каждого из них. Они были совершенно беззащитны перед ней, раскинувшись на земле в скрюченных позах, отражающих муку, страх и тщетную надежду спастись. Но у них не было ни шанса. Даже тогда, когда они стояли бы перед убийцей на ногах и в трезвом сознании. Измученные рабским трудом, слабые, больные и истощённые... Нет, они оказались здесь не по своей воле. Лишь приманка, расчётливо и бесчеловечно пущенная в расход ещё задолго до появления Чёрной совы.
Их смерть насыщала эльфийскую Тень, в этом не было сомнения... Но могло ли хоть что-нибудь утолить её извечный голод?
Покончив со своим жестоким делом, Эрилимия уделила каплю своего внимания мародёрству, в результате которого обзавелась неизвестным эликсиром, который так и не успел употребить один из убийц. Более никаких значимых ценностей на телах убитых обнаружено не было равно как и не была найденная потерянная среди камней склянка. Предчувствие позднее подсказало, что её содержимое с большой долей вероятности не сохранилось, а потому тратить время на поиск было не рационально. Это же самое предчувствие подсказало, что содержимое во всех четырёх случаях должно было являться ничем иным, как эликсиром антимагии.
Лишь после этого тёмная обернулась к подножию холма, там, откуда ещё доносились звуки борьбы. Звуки жизни...
Она усиливала себя одним заклятием за другим, однако чем дольше она это делала, тем яснее ей говорило предчувствие, что надобности в них не будет. Она опоздает.
Ориентироваться в тумане было непросто, однако тёмная видела куда ставит ноги, и видела хоть немного на несколько метров вокруг себя. Главным же её инструментом оставался острых слух и безупречная память, отточенная дрессировкой собственного разума. Находясь в невидимости, под защитой всевозможных чар, Эрилимия практически не испытывала дискомфорта в кровавом тумане. Не считая досадно ограниченного обзора, разумеется. Она продвигалась вперёд, плавно паря над землёй, ориентируясь на звуки боя. Вскоре на самой границе своего зрения она уловила шлейфы теневых рывков.
Оценивая обстановку, девушка двинулась полукругом, и увидела следующую картину: маг крови, формируя в руках какое-то мощное заклинание, пытается приноровиться к дуэлянтам, что вели свой бой на поистине колоссальной скорости, разогнавшись на десятках теневых рывков. То и дело одно из размазанных теневых пятен предпринимало попытки добраться до мага крови, однако каждый раз путь ему преграждало другое пятно, и танец продолжался вновь... Несколько красивых мгновений тёмная эльфийка имела возможность любоваться этим невероятным зрелищем, прежде чем появилась она...
Пустынная тварь, в которой ранее Эрилимия признала одну из старейшин клана. Она появилась буквально из ниоткуда, за спиной мага крови. Она встала на задние лапы, изящно выгнув звериное тело, и схватила человека обеими руками, поднимая его над головой как пушинку и растягивая в разные стороны до тех пор, пока его истошный вопль не оборвался надрывным стоном, не хлынула кровь и не брызнули внутренности. На землю он был отброшен уже в виде двух половинок: верхней и нижней. В своей нечеловеческой форме Сэхра выглядела поистине страшно: огромное существо, размерами вдвое превышающее льва, бесшумное, быстрое и чудовищно сильное... Оно направилось прямиком к дуэлянтам, ни капли не смущаясь той сумасшедшей скорости, на которой они вели бой.
Однако в этот момент он уже оказался окончен. Издав яростный клич, Шакхар остановил свой танец, резким выпадом вогнав в грудь своего противника оба кинжала. В такой позе они и замерли, а теневые шлейфы вокруг них начали развеиваться... Равно как и кровавый туман вокруг.
Эрилимии не потребовалось много времени, чтобы оценить состояние учителя. Он был на грани. Каменная кожа более не защищала его тело, капюшон слетел, открывая взору длинные чёрные волосы, взмокшие и истрепавшиеся в бою. Лицо его выражало мрачное торжество и боль сквозь сжатые зубы. По губам стекали струйки крови, она же сочилась из нескольких свежих порезов, достаточно глубоких, чтобы представлять опасность. Одежда его была изрезана и окровавлена, на ней также находились следы многочисленных ожогов, равно как и на руках, лице и шее. Он покачивался, удерживая равновесие лишь потому, что до сих пор опирался на убитого противника.
Хрипло каркнув, Шакхар небрежным движением стряхнул мёртвое тело на землю. Он с трудом мог стоять на ногах, без сомнения страдая от потери крови, истощения и яда. В тот момент, когда он обернулся на появление старейшины, она уже бросилась на него...

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg

Подбегая к мужчине быстрее, чем он успел что-либо предпринять, Сэхра встала на задние лапы и обрушила свои передние на его плечи. Получив такой сильный толчок, Шакхар вынужден был выпустить кинжалы из рук и перехватить её лапы, чтобы они своей мощью не опрокинули его на землю. Но даже так он устоял с трудом, и с трудом же удерживал на себе вес пустынной твари.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg
Учитель Шакхар: - Ученица... Моя ученица... Справилась?.. - прохрипел он иссушенным, слипшемся от крови голосом, без страха заглядывая в лица чудовища. Оно ему не ответило. Лишь рванулось у нему своим нижним лицом и впилось в его губы поцелуем, нещадно сминая их своей страстью.

Эрилимия получает: Эликсир антимагии (1 шт).

Карта

http://storage6.static.itmages.ru/i/17/0722/h_1500723520_6049872_3a2645d572.jpg

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-22 15:08:55)

43

Сытая Тень успокаивалась, сворачивалась клубком в самом укромном и тёмном уголке её души, дабы скоро вновь почувствовать голод. Увы, но она была ненасытна.
Несколько мгновений эльфийка стояла под покровом невидимости, но единственное, что обращало её внимание на себя в этот момент, так это мысль - не предпримет ли Сэхра вероломства, решив воспользоваться слабостью Шакхара? Её путанная мотивация все ещё вызывала у Нур изрядную долю настороженности. Эти вопросы целенаправленно были пропущены через предчувствие, после чего, если магия не стала бы предупреждать об опасности такого шага - Эрилимия развеяла невидимость одним единственным не самым плавным жестом руки.
Её ничуть не смутило происходящее, она не считала необходимым тактично отводить взгляд и уж тем более - самой испытывать дискомфорт от подобной картины. Горящие выбеленным серебром глаза, беззастенчиво смотрели на все проявления этого безумного мира без исключения.
- Все, кому дОлжно было умереть - мертвы, - спокойно сказала Нур, представ перед глазами одного старейшины и одного теперь уже будущего старейшины. Их расчёт должен был сработать отлично, возводя Шакхара в круг высшего правления клана Махт-Шорах. Для этого пришлось погибнуть людям - всего лишь людям. И некоторым из тех, кто так отчаянно пытался помешать новой ветви развития в истории этого скрытного пустынного сообщества. Новой ветви развития, где два разделённых Мистерийской империей мира должны были обзавестись действительно прочной связью.
В запасе Эрилимии все ещё оставались лечебные зелья и противоядие, так что если сам Шакхар или Сэхра не воспользовались бы собственным зельями или свитками по причине их отсутствия, то она собиралась передать необходимые целебные вещества своему наставнику, как только тот получит возможность принять их.

44

Верхняя голова Сэхры обернулась на голос тёмной эльфийки моментально. В это время нижняя продолжала целоваться, а средняя, прикрыв глаза уткнулась своим лбом в лоб Шакхара, что-то тихо напевая себе под нос. Молчание после слов Эрилимии затянулось на несколько долгих секунд, прежде чем она услышала ответ.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Это так, - безразлично констатировало лицо пустынной твари, что было обращено к эльфийке. Их взгляды столкнулись - собранное мерцание стали и жгучее лунное серебро. Однако собеседницами они не являлись. Вовсе нет, слова старейшины предназначались не девушке, но мужчине.
Закончив свой горячий поцелуй, нижняя голова Сэхры отпустила губы Шакхара и облизалась. После этого пустынная тварь отступила на пару шагов назад, убирая лапы с плеч мужчины, и опираясь ими о землю.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Займёшься своими ранами? - участливо и с лёгким оттенком волнения обратилось среднее лицо к Шакхару, в то время как нижнее, не унимая немного безумной улыбки, обернулось на Эрилимию. Подвижность шеи, однако, поражала.
Учитель же не ответил на слова любовницы, лишь сдавленно выдохнул, когда она разорвала поцелуй. Прежде чем продолжать что-либо, он извлёк из поясной сумки несколько бутыльков, содержимое которых принял незамедлительно и даже в некотором роде демонстративно.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg
Учитель Шакхар: - Бывший ученик Ксарх ад-Динина... - сухо усмехнувшись, мужчина ногой перевернул на спину тело, распростёртое на песке перед ним. Пустые бутыльки были убраны им обратно в подсумок, а плечи он расправил, словно доказывая лишний раз, что сегодняшний ночью является не побитым шакалом, но триумфатором, - Жалкая марионетка, равно как и его учитель.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Совершив столь вероломное нападение и не преуспев в нём, он расшатал свою позицию достаточно... Толкни - и он упадёт, - с лёгкой надменностью констатировала верхняя голова, покуда нижняя с пытливой игривостью всматривалась в Эрилимию, направляя общее тело к ней, обходя полукругом. Столь неуместная улыбка слишком уж контрастировала с жутковатым видом твари, которой она принадлежала. Шерсть её была окровавлена и слегка топорщилась, тогда как длинный хвост кисточкой описывал позади своей обладательницы широкие, азартные восьмёрки.
Учитель Шакхар: - Я не размениваюсь на мелкую монету, любовь моя... - усмехнулся он, оборачиваясь к пустыннице, голосом мягким, впервые за всё то время, что Эрилимия его знала, - Сэхра аль-Зир... Старейшина клана Махт-Шорах. Справилась ли моя ученица с заданием, возложенным на неё Советом? Готова ли она завершить своё обучение... И стать частью клана? - продолжил он с лёгкой усмешкой в голосе, наблюдая за тем, как пустынная тварь обходит тёмную эльфийку полукругом. Всё это было частью плана... Плана, в котором участвовали оба из этой сладкой парочки.
Каждое из трёх лиц было направлено на Эрилимию. Каждая из трёх пар глаз горела лунным серебром, наполненная своим собственным безумием... И среди всех них, наибольший интерес к эльфийке проявляло самое дикое, самое страстное, неудержимое и непредсказуемое. Зайдя ей за спину, пустынная тварь продолжала свой молчаливый, азартный обход, постепенно сближаясь с жертвой своего интереса, делая круг всё уже и уже до тех пор, покуда расстояние не перестало разделять их вовсе. Сделав шаг вперёд из-за правого плеча Эрилимии, Сэхра пристально взглянула на неё каждым из своих лиц.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg
Старейшина Сэхра аль-Зир: - В ночи рождается она... Сильна, злобна и голодна... - мурлыкала нижняя голова, сощурив на Эрилимию свои сверкающие лунным светом глаза, - Один лишь шаг навстречу сделав... Ты не вернёшься никогда.
Ритуальный смысл или контролируемое безумие? Лишь в одном Эрилимия была уверена - это было правильное время и место...
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Ожившим пламенем слова... Пробудят от чужого сна. И ты воскреснешь, осознав - твоя свобода... Это тьма, - хищная улыбка исказила тонкие губы Сэхры, а её нижнее лицо, что доселе поддерживало монолог, поднялось вровень с лицом Эрилимии и впилось в него своим любопытным, безумным взглядом.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Да... Она готова, - восторженно выдохнула она, одновременно с этим огибая девушку своим гибким телом и начиная ластиться своей гривой к её бедру...
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Готова-ахр-р... - безумный шёпот наполнился урчанием, но пустынную тврь в её психозе не смущало ничто. Щит шока ответил на её действия снопом искр, однако они не причинили вреда старейшине, защитная реакция была заметно ослаблена. Судя по всему, Сэхра умела управлять воздухом. Уберечь Эрилимию от её ласки могла лишь эгида стали...

45

У каждого было своё безумие. Своя червоточина, со временем все сильнее и сильнее поражающая душу. Медленно или стремительно, ярко или совсем незаметно, но каждый носитель такого пятна был в какой-то степени обречен. Нур знала об этом не понаслышке и сейчас очень чётко видела эту червоточину в Аль-Зир. Сэхра не нравилась Эрилимии. Не нравилась до презрения. Подходом к делу, манерой, и главное - непоследовательностью с претензией на утончённую высокопарность.
Хруст молний скорее раздражал и щит шока был развеян за ненадобностью, тогда как эгида не должна была реагировать на действия пустынного сфинкса. Свободной рукой темная легко провела по львиной гриве, погладив метаморфа так, как можно было погладить кошку. Безумная тварь. Эрилимия в этом плане отличалась не сильно. Вопрос был лишь в том для кого и в каких обстоятельствах. В этой формуле было слишком много переменных, но главное было принимать реальность такой, какой она была на самом деле, вместе со всей этой кровью, Тенью, безумием и неоднозначностью. И быть с теми, кто принимал всё это в тебе. Только так можно было сохранить себя в целости, как сохраняли себя Шакхар и Сэхра, балансируя по своим собственным граням не оглядываясь на правила и каноны возведённого чужими руками мира. И это было правильно. Даже если однажды наступит момент, когда они убьют друг друга.
Эриль молча позволяла львице всецело отдаваться этой постановке, финал которой был предопределён с того момента как жизнь последнего раба была унесена ударом мифрильного кинжала чёрной совы. Придавала ли сфинкс этому ритуалу столько же значения, сколько демонстрировала? Впрочем, вне зависимости от ответа, важен был лишь результат.
То, что Эрилимия не комментировала происходящее не должно было смутить ни её наставника, ни старейшину - для неё это было нормально, говорить либо тогда, когда это было уместно, либо тогда, когда она сама этого хотела, не оглядываясь на норму. Молчаливость не коррелировала с равнодушием или отрешённостью и Нур была вовлечена в происходящее не менее остальных - и пусть чувства вхолостую проскальзывали мимо, как это порой бывало после тесного контакта с Тенью, разум её был предельно остр.

46

Не всегда чужое безумие бросается в глаза, а чтобы его не просто увидеть, но и понять, требуется потратить на изучение его куда больше времени, чем позволила бы случайная встреча или же непродолжительное сотрудничество на пути к чужой цели. Заразное безумие... Сэхра была больна им, чтобы понять это - не требовалось долго разбираться. Однако то были лишь внешние симптомы, которые Эрилимия могла считать с уверенностью опытного знахаря.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg
На слова старейшины он кивнул с явным удовлетворением, однако едва ли ожидал чего-то другого. Взгляд его на миг устремился к горизонту, туда, где располагался храм, затерянный в горах.
Учитель Шакхар: - Твоё обучение окончено, Лорелей. Теперь ты принадлежишь клану. Так же как и всякий из нас... - обращался он к эльфийке тоном покровительственным и одобряющим, - С этого момента ты полноценный участник общественной жизни Махт-Шорах. Совет старейшин также может избрать тебя для выполнения поручений, имеющих важность для всех нас. Теперь ты будешь получать их напрямую. Сэхра аль-Зир, вы позволите?.. - перевёл он своё внимание на пустынную тварь, ожидая от неё какого-то ответа. Всё это, разумеется, было обычно постановкой с целью соблюсти все формальности.

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg
Тем временем сама пустынная тварь с урчанием прогибалась под прикосновениями Эрилимии. Та могла ощутить, что её грива пускай и растрепалась в бою и местами слиплась от чужой крови, была довольно мягкой, густой и приятной на ощупь. Ловко извернувшись, тварь схватила кисть тёмной эльфийки своими зубами, сделала это достаточно аккуратно, чтобы последняя не ощутила боли. Лишь остроту самих зубов... После этого на женском лице расплылась довольная, хищная улыбка, а Эрилимия почувствовала, как чужой язык протискивается между её пальцев, вылизывая их. Длинный и острый, он действовал уверенно...
Разумеется, речь шла лишь о нижнем лице Сэхры. Верхнее же взирало за всем происходящим бесстрастно, а когда мужчина задал вопрос - развернулось в его сторону. Среднее же просто отвело взгляд, как бы невзначай озираясь по сторонам, оставляя нижнее наедине с тёмной.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Ты можешь говорить от моего имени, Шакхар, - подтвердила она, таким образом выстраивая для эльфийки полноценную картину того плана, который они вместе собирались реализовать... Вот только чего ещё мог её бывший учитель от неё хотеть?

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-26 15:39:09)

47

Эриль не боялась выпачкать руки в крови и не брезговала прикосновениями к шкуре сфинкса. Если поведение Сэхры и было направлено на то, чтобы смутить Нур, то та явно просчиталась. Эльфийка явно была не из тех несчастных доходяг, что патетически теряли сознание при виде любого непотребства и дичайше тушевались от любого внимания в их сторону. Конечно внимание - вещь сама по себе не самая приятная для Эрилимии, но справлялась она с ней на отлично будучи привыкшей к совершенно различным формам её проявления. И всё же расчёта в поведении Аль-Зир не было, во всяком случае всецело и сейчас она больше напоминала воду, хаотично текущую между камней просто потому что так позволял скалистый склон. Чтож... пусть. Пока какая игра была довольно забавна, но заводить её слишком далеко у Эриль не было никакого желания. 
Обращение Шакхара заставило Нур уделить ему куда большее внимание чем Сэхре. Эльфийка повернула голову в сторону наставника и признательно склонила голову в формальном принятии его слов. Конечно, для неё в этом было куда больше формальности, чем многих иных - Шакхар знал, что скоро Эрилимия покинет пески и вернётся в Безымянные Земли. Также он знал что однажды она может и вернуться. Сама или тогда, когда ему потребуется поддержка бывшего ученика. После становления его старейшиной, клан Махт-Шорах и правда мог стать для неё ещё одним местом в мире, в которое она могла бы возвращаться, став частью этого места. Дело оставалось за малым. Необходимо довести процесс становления до конца. Какой же был этот, последний штрих?

48

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg
Учитель Шакхар: - Этой ночью ты покинешь земли Востока. Надвигается шторм, и совет желает обезопасить наследие клана вдали от него. Среди Махт-Шорах нет более надёжной кандидатуры, чем моя бывшая ученица... - не став оттягивать то что должно, Шакхар извлёк из поясных сумок, скрытых недрами балахона, большой футляр для свитков. Предмет был выполнен из чёрного мрамора и имел окантовку в виде золотой гравировки на ашрэфи, с выдержками из истории становления клана Махт-Шорах, а также его глубокой связи и преданности Богу Ночи.
Учитель Шакхар: - Я взял это перед тем, как покинуть храм. Пришлось убить ради этого, - усмехнулся он, ожидая, пока Эрилимия возьмёт реликвию.
Сэхра не стала препятствовать девушке извлечь руку из её рта, однако продолжала наблюдать за происходящим со сдержанным азартом. Были ли у неё свои собственные планы на тёмную эльфийку? Без сомнения...

http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0429/h_1493497969_2681800_dc11fb90ff.jpg http://storage4.static.itmages.ru/i/17/0530/h_1496142402_6651021_12466b71e8.jpg
Футляр с архивами и тёмными знаниями - не единственное, что мужчина собирался передать эльфийке. Вскоре он извлёк для Эрилимии ещё один свиток, а также несколько флаконов.
Учитель Шакхар: - Сколь многое ныне забыто и извращено... Чтобы вернуть клану чистоту, придётся пролить ещё немало крови. Пускай его наследие будет в безопасности рядом с тобой. Когда придёт время, я приду за ним... - следом за этими словами он передал девушке сначала свиток, который, как оказалось, содержал в себе заклинание "портал", а потом обе склянки, комментируя поочерёдно, - Так ты сможешь доставить его в безопасное место. А так - защитить. Защитить даже ценой собственной жизни... - серьёзно подвёл он итог, глядя Эрилимии прямо в глаза.
Старейшина Сэхра аль-Зир: - Мы ещё встретимся, Лорелей... Я буду ждать, - игриво, с налётом томности произнесло её нижнее лицо, подмигивая тёмной и скалясь ей же в задорной улыбке. Тварь тем временем заняла место подле Шакхара и села возле него на задние лапы. Верхнее лицо безразлично наблюдало за тем, как подходит к концу пребывание эльфийки здесь, среди песков и тьмы..

Эрилимия выполняет вызов: Среди песков и тьмы
Эрилимия: +3 уровня
Эрилимия получает: Реликвии клана Махт-Шорах, свиток с заклятием "портал" (1 шт), зелье ассасина (2 шт).
Эрилимия выполнила требуемый отыгрыш для взятия класса "шейд".

Отредактировано Нейтральный персонаж (2017-07-28 19:02:51)

49

Слушая слова уже бывшего наставника, Эрилимия высвободила руку из пасти сфинкса, отряхнула пальцы от влаги и осторожно коснулась реликвии, проведя пальцами по самой грани древних письмён. Несомненно, они нуждались в том, чтобы быть прочитанными, но, увы, не здесь и не сейчас. Тяга к познаниям, несомненно, была велика у Эрилимии и про себя она отметила что хорошо бы было узнать и год сознания и материал и изначальное назначение этой вещи. Скрупулёзность в вопросах науки была присуща Нур в крайней степени и она была несомненно рада что снова скоро снова сможет вернуться к своим исследованиям.
- Нет более безопасного места чем то, в которое я отправляюсь, - заверила она Шакхара, принимая предмет, зелья и свиток из его рук. Ресурс предчувствия, продолжающий работать в пассивном режиме, был сейчас целиком и полностью направлен на таинственную реликвию, её назначение само по себе и роль в интригах Сэхры и Шакхара. Не было бы удивительным то, что сохранение этой ценности - было не единственной целью старейшин.
- Старейшина Аль-Зир, - взгляд и поворот головы эльфийки говорил о том, что она прощалась, - старейшина Шакхар... я сохраню реликвию.
Нур целенаправленно и не без удовольствия выделила первое слово, звание, пусть ещё и не до конца вступившее в силу, не тем не менее теперь - абсолютно точно действительное. Статус, за который этой ночью пролилась кровь и за который, возможно, прольётся ещё больше впредь. Пусть так.
Сейчас же настала пора уходить - Эрилимия активировала портал и оправилась в Белый Коготь.

>>> Белый Коготь

Отредактировано Эрилимия (2017-07-31 01:55:01)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Нуар – Великая Пустыня, Земли Востока » Пустыня. Разрушенный храм. Убежище клана Махт-Шорах.