Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.

Проект Углубления игрового мира был успешно завершен! Всем, кто принимаю в нем участие, ещё раз спасибо! Теперь, когда наша библиотека в очередной раз расширена, вы сможете почитать в статьях о государствах информацию о культуре и быте каждой цивилизации Мистериума!
Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Иридиум и окрестности, 19 ноября 17086 года. Мираэль, Фориуэль


№4: Иридиум и окрестности, 19 ноября 17086 года. Мираэль, Фориуэль

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

"Блошиными" вратами порой именуют те, которые ведут из города в леса на западе, к реке Адаль. Причин для появления столь забавного названия всего две: через эти врата чаще всего выходят мелкие кровососы Империи, будь то мошенники или неловкие воришки, а потому их методично отсеивает стража, хватая, порой, каждого второго. "Спешка при ловле блох всегда себя оправдывает" - смеются бывалые стражники, некогда сколотившие первое состояние на щедрых пожертвованиях пойманных бедолаг.

Организации постарше да посерьёзнее такой мелочью не занимаются, но, порой, устраивают общие опросы с целью выяснить что, кого, куда и как. В этом смысле на глаза птичкам "Сороки" так некстати попал некий Малаэтином, который спешно покидал город. До этого момента пернатые успели добыть некоторые сведения - немного, за четыре-то дня, но достаточно для возникновения некоторых вопросов к этой остроухий личности.

Полученная сводка по Фориуэлю

Настоящее имя и род: Неизвестно. Известен под именами "Мал", "Тобиас", "Унитариэн", "Сикофар"
Деятельность: Неизвестно. Состоит в некоторой организации, вхожей в эльфийское посольство. В последнее время представлял мелкого аристократа эльфов, ночами "обращаясь" в авантюриста "Тобиас". От лица Мала посещал различные сборища местных высокородных, заглядывая как ненадёжным, так и к лояльным. Преподавал эльфийский язык для одного из гонцов, подробности неизвестны.


"Блошиные" врата для Фора были чем-то вроде Врат Испытания перед чертогами Этерии, где великие герои прошлого задают тебе вопросы о прожитой жизни, и, в зависимости от ответов, определяют твой дальнейший путь. Конечно, Уриэль пока ещё был вполне себе жив, а местная стража становится героями только после шести и в пятницу, но против фантазии не попрёшь. К аллегоричности происходящего можно отнести и то, что после каждого выезда через эти врата Фор немного менялся, начиная от имени и заканчивая занятостью на ближайшие несколько лет. Так и сейчас всё вышло на довольно забавную тропинку, финал которой наш герой даже не мог себе предположить.

По своему, это было здорово, а потому настроение остроухого было где-то между небесами и самой высокой башней в пределах Империи, и с высоты этого полёта сия птица счастья не замечала мелких бед вокруг. Медленная работа чиновников, очередной пойманный воришка, грязь под ногами... К чему это всё, когда удаётся покинуть этот город, выйти к чему-то новому, стремиться за секретами и дальше? Прервался сей разгул неорганизованного выброса гормонов событием чуть более прозаичным, но всё же столь же приятным - Фор остановился перекусить в придорожной корчме. Это был небольшой ритуал, пустой и бессмысленный (причём ещё и вредный, учитывая качество напитков в этом заведении), но отказывать себе в ритуальных мелочах как-то не хотелось. И вот, мурлыкая под нос незамысловатую мелодию, Уриэль наблюдал за мерной струйкой вроде-как-эля, которым полнилась заказанная им кружка.

2

Эльфийка редко проявляла любопытство, но если уж проявляла, то отчеты ей присылали с энтузиазмом, равным её собственному. Никакой дельной информации по упомянутому кожевнику, связанной со свежеиспеченным гонцом Мираэль не обнаружила, но вот банальная разведка, чем занимается и куда ходит "Тобиас" в столице, принесла плоды. Любопытные, надо сказать - принадлежность к эльфийской аристократии была крайне маловероятным вариантом, и давала больше вопросов, чем ответов, а уж ведение неустановленных дел с эльфийским посольством  и вовсе наводило на вполне однозначные подозрения. А уж вкупе с полученной новостью, что объект повышенного интереса излишне быстро линял из города так и вовсе отличный повод для беспокойства, поэтому Мираэль, не теряя времени, отправилась... проводить эльфа. На этот раз не одна, а с парой охранников купальни, первосортных стереотипных головорезов, внешний вид которых словно бы кричал: "Я совершаю неоправданное насилие каждый день!". Брала она их с собой, конечно, не потому. что ожидала бой, а, скорее, как знак серьезности собственных намерений.

Они настигли его в какой-то дыре, которую владелец гордо называл кабаком. Сначала стукнула дверь, обозначая прибытие новых посетителей, немногочисленные посетители, уже сидящие за столиками, затихли, в следующую секунду руки наливавшего эль дрогнули, роняя пару капель напитка на пол, а после на плечо эльфа с множеством имен легла тяжёлая рука, и прозвучал не самый дружелюбный голос одного из её дуболомов:

- Сегодня мы угощаем.

Сама Мираэль же стояла, прислонившись плечом к косяку двери и сложив руки на груди. На губах у неё играла мечтательная улыбочка, так похожая на ту, с которой сам "Сикофар" протанцевал в её приемную не давеча как пару дней назад.

3

Поговаривают, что у разведчиков высокого ранга число чувств вырастают с нормальной тройки (зрение, обоняние и слух) до целой десятки, в которой присутствует и мифическое "шестое чувство". Это, как гласят легенды, спасает их из самых невероятных ситуация, позволяя избежать встречи ещё до её начала. Как мы понимаем, Фор подобным не обладал совершенно, но неплохо ориентировался в людях, так что волнение трактирщика позволило оценить степень опасности вновь прибывших. Рука, упавшая на плечо, была как удар молнией по дереву, после которого вековая плоть дерева трясётся словно лист на ветру. Не то чтобы это было необходимо, но если товарищу не показать испуг, он может провести профилактический массаж печени, что будет больнее. По завершению обязательной демонстрации, Уриэль перешёл к привычной для себя сфере импровизаций, в ходе которой бросил ленивый взгляд за спину для подсчёта количества прибывших.

- Друг мой, добавь ещё три кружки для...меня, пока гости предлагают. Я ведь правильно принял акт проявленной щедрости?  - Трогательный, полный щенячьего доверия взгляд был направлен на лицо живореза. "Тобиас" догадывался, что пользы от этого жеста будет меньше, чем от налоговых послов в Торговой Лиге, но отказаться от него было элементарно невежливо. В силу того же долга гостеприимства остроухий аккуратно повёл плечом, скидывая с неё ладонь, да обернулся ко входу, - или ты предпочтёшь только наблюдение? Я могу пить весьма артистично! - Словно заправский алкоголик, Фор изучил свою кружку с толикой нежной любви, в которой была замешана тоска от пагубной привычки, против которой нет спасения. Лёгкий выдох смёл остатки пены, а затем, прикрыв глаза от ожидания наслаждения, выпивоха позволил себе щедрый глоток живительной жидкости. Оторвавшись словно бы через силу, он улыбнулся подобно солнцу в осенний пасмурный день, звонко крякнул и, наконец, открыл свои ясные глаза, полные разливающейся алкогольной дымки. Увы, то была не лучшее выступление нашего актёра, потому как зрители явно шли сюда с иными целями, но отказаться от такой мелочи было сложно. Ведь может быть и так, что это окажется последней ролью.

Фор не строил иллюзий на счёт того, что ему удалось бы сокрыться от глаз Мираэль - в последнее время он не столько прятался, сколько светил себя совершенно в ином свете. Столичный бомонд мелкого пошиба уже запомнил его как гуляку, который на счёт в медяк может оставить золотой, после чего побежит восстанавливать свой просевший бюджет с помощью переводов али иной бумажной работы. За этой ширмой, как за каменной стеной, эльф исследовал настроения Империи, сущность протекающих в обществе перемен. Как натянутый нерв, он чутко вибрировал от малейшего отклонения от "обычного" состояния обывателя. В этом напряжении было легко обнаружить за собой слежку, однако сбросить её не предоставлялось никакой возможности. Быть может, Уриэль даже и не хотел её сбрасывать - всё же чужие глаза стерегут не хуже собственных, что для эльфа-диверсанта было как страховочный канат циркача. Так что и сейчас, когда вместо заточки в горло легла рука на плечо, не стоило творить глупости с попытками побега, а вежливо выслушать суть претензий, попивая условно-бесплатный эль.

Отредактировано Фориуэль (2017-06-18 19:50:33)

4

На ужимки эльфа охранник Мираэль отреагировал предсказуемо - повернулся к хозяйке, ожидая распоряжений, и, встретив её кивок, и не стал более удерживать захваченное было плечо.

Мираэль, перестав подпирать стенку, прошла вперед, поменявшись местами с головорезами - теперь они стояли по обе стороны от двери, словно племенные истуканы на входе в гробницу, похожие друг на друга, плечистые, с грубыми квадратными челюстями, они давали понять. Мало кто отсюда выйдет - разве что пара нервных работяг за одним из столиков, которые неуверенно засобирались менять место вечерних посиделок - и уж точно никто не войдет. По крайней мере, пока здесь идет беседа.

Эльфийка бросила трактирщику пару серебряных монет, и, последовав примеру своего собеседника - пропустив приветствие,  уселась на столешницу пустого  свободного стола.

- Пожалуй, сегодня я пропущу удовольствие от распития напитков сего заведения. В конце концов, смогу вернуться сюда в любой день... - начала она словно бы издалека, - А вот ты, я смотрю, покидаешь столицу?

Мираэль привычным жестом прикурила от факела. Она, конечно, вполне могла велеть своим ребятам заломать собеседнику обе руки, и, приложив его лицом об стойку, начать сразу задавать свои вопросы - как показывает практика, техника весьма действенная на разнообразных низкопошибных червях, вздумавших, что они умнее баронессы Белой Перчатки, но с "Сикофаром" подобными грубыми методами действовать не хотелось - Сорока уже почти что любила слушать бесконечную путаную, но структурированную болтовню эльфа, разгадывая её, как диковинную головоломку. Он казался ей этакой цирковой обезьянкой, жонглирующей разноцветными шариками - наблюдать было как минимум забавно, а предвкушение того, как из маленькой волосатой лапки, одетой в рукав безвкусной дешевой рубашки, выскользнет один из снарядов, заставляя сбиться и уронить всю систему, поддерживаемую бросками, на пол к злорадной, но всё ещё почтенной публике, делало процесс почти гипнотизирующим. Эльфийка не спешила, смакуя зрелище, подмечая натренированным взглядом каждое движение и выражение лица, а натренированным слухом - каждое слово и его интонацию.

5

За возникшим из ничего огоньком Уриэль проследил с напряжённостью пойманного в силки суслика: трепетное желание побега и яркая демонстрация ощущения собственной слабости. Внутри, тем не менее, мелькнуло ликование. Значит, вот оно что. И на меня пытаются произвести впечатление. Очень, очень рад, – про наличие магических навыков у Мираэль Фор пока не знал, так что имеющийся штрих несколько уточнял имеющуюся картину. Не без труда совладав с своим внешним страхом и внутренним воодушевлением, следопыт отодвинул от себя кружку да сложил руки в покаянном жесте.

- Какие прелестные, наблюдательные глаза, что отметили столь малое для столицы событие, как мой отъезд, – протянул остроухий, отставляя кружку в сторону – коли с ним будут говорить без возлияний, то и самому стоит придерживаться трезвого образа жизни. Тем более что корчмарь стал выполнять свою работу из рук вон плохо, умудряясь расплескать более половины заявленной тары. Покривившись от такой неловкости, наш герой вернулся к более важным вопросам. Так, заинтересовали, польстили… Что там дальше по книге «Галантный кавалер или как соблазнить даму»? Помнится, речь шла про лесть и алкоголь, но тут уже провал, – внутренне хихикнув, Уриэль посмотрел на стражей его собственного покоя, - и ещё такие лапочки мешают уединению.. Почему присутствующие решили, что остроухий вообще воспользуется дверью при побеге – вопрос не из простых. Алхимику проще сделать новое отверстие в стене, эльфы привыкли пробираться через окна и чужие дымоходы. Знала ли это собеседница-полукровка? Скорее всего, не могла не знать. В этом случае квадромордые выступили в качестве гаранта «серьёзности», этакая императорская печать под малозначимым документом. И этот факт нашему тоже не стоило упустить из виду.

Откровенно сказать, внимание всё больше льстило самолюбию Фора. Его собственная нанимательница пока выглядела слишком шальной императрицей для того высокого статуса, который она занимала. Подобное было простительно в том случае, если бы наёмный рабочий отличался невероятными талантами, да вот только об обратном заявили ещё во время первой беседы. Так сильно поменялась ситуация за эти дни? Возможно, учитывая увиденное и услышанное о нём. Алхимик, мошенник и прохиндей в итоге оказался чем-то большим, чем она сама могла признаться себе. Страх, элементарная боязнь расписаться в бессилии созданных собой инструментов, в невозможности дотянуться до этого плода привычными методами. И почему это меня не радует? – С вялой улыбкой на лице подумал Уриэль, наваливаясь локтём на стойку да подпирая подборок рукой. Ответ был прост – жить хотелось всё же больше, чем расчёсывать своё эго недостаточной компетенцией собеседника. Кроме того, её организация была необходима шпиону для его дальнейших действий, в то время как его собственная сдаст с потрохами в случае неудачи.

-  Помнится, в этом и состоит моя текущая работа – пойти туда, сам знаю куда, и встретить тех, сама знаешь кех, – озвучив сию краткую оправдательную речь, эльф отобразил на лице самую прелстительную улыбку из арсенала Сикофара, - или тебе хотелось бы держать меня поближе? – Морок пропал столь же быстро, как появился, и вот уже трагический герой приложил вторую руку ко лбу со словами, - но, увы, дороги манят меня сильнее твоих ладоней,если последние сейчас не сомкнутся на моей шее. В этом случае могу и передумать, – откровенно забавляясь, подумал Уриэль. Признаться, он и не думал паясничать сверх меры – изменение настроения собеседницы было для него сигналом к прекращению одной линии поведения и начала другой. Поэтому испуг так легко менялся восхищением, за ним же следовала печаль и недоу

6

Эльфийка не спешила говорить, давая закончить собеседнику, расслабленно выдыхая клубы "Жара пустыни" под грязный потолок обеденного зала. Внешне она казалось, как обычно, совершенно спокойной, с налетом лени и скуки, но внутри... Мираэль одновременно любила и ненавидела такие ситуации. Говоря ассоциациями, "Тобиас" был как упрямая устрица, которую уже добрых двадцать минут ковыряешь ножом, а она никак не хочет открываться, доводя тебя до мелочной злости, переходящей в исступление. И, казалось бы, обед и без устриц весьма неплох, и вообще это еда на любителя, и так хочется выплеснуть свою злость, разбив скорлупу упорного моллюска к демонам, но тогда попробовать его точно не удастся. А ведь если упорная скорлупа поддастся, то чувство удовлетворения ни с чем не сравнится...

Главная проблема любого долгоживущего существа, наделенного силой и властью - скука. Можно сколько угодно пытать пленников, тратить деньги, слушать льстивые речи, но что никогда не надоест, что всегда разгонит уныние - это хороший азарт, риск, невозможность что-то получить так легко, как обычно. Именно поэтому Мираэль, порой откладывая свои дела, даже более важные, с такой страстью преследовала секреты "устрицы" Сикофара.

Пусть многие его секреты и аспекты личности были ей неизвестны, Сорока понимала, что это она ведет игру с эльфом, и игра эта довольно односторонняя. Он не жонглирует фактами и действиями забавы ради, просто с целью развеять собственную скуку. Нет-нет, Мираэль прекрасно понимала, что в первую очередь он преследует свои цели, и вертится, словно уж на сковородке, дабы извлечь максимальную пользу, нажив при этом минимум проблем. Шутит, врёт, заигрывает, недоговаривает - всё то, что эльфийка находит таким занимательным, "Тобиас" делает ради того, чтобы  выйти из воды сухим, попутно стащив со дна пару жемчужин.

На улыбку собеседника, последовавшую за его уклончивой речью, эльфийка ответила своей, не столь прелестной, но всё же благосклонной, словно говоря: "Допустим, это я проглочу, а дальше что?"

- Просто ты так замечательно и весело проводил время в столице эти четыре дня, - начала эльфийка притворно-сладким голосом, проводя длинными пальцами свободной руки по неровной деревянной столешнице, словно бы фокусируя на ней всё своё внимание, - Вот я и удивилась, что ты покидаешь Иридиум так рано и так поспешно...

7

Столичная разгульная жизнь на столько изменила разведчика, что он он не сразу разобрался в сказанном Мираэль, только задумчиво хмыкнул да состроил мордочку на тип "да-а, замечательно прошло время. Отдохнул до конца жизни". Только вот... Замечательно отдохнул "Мал", может быть погулял и "Тобиас", а вот Фору пришлось немало покрутиться меж этих двух раздолбаев. Парень бегал среди их забот как проклятый, всё пытался показать что надо показать и скрыть что...мхм...надо скрыть. Ужас, - было несколько забавно рассуждать о себе как о ком-то ином, только вот подобные рассуждения так и не покинут собственной головы Уриэля. Если её насильно не отделят от бестолкового тела, конечно. Увы, но в настоящий момент это многообразие личностей вкупе с возможностью отстраниться от самого себя никак не скажется на происходящем, потому как реальные мордовороты не будут долго раздумывать над тем, кого именно они будут мутузить. Или же не будет? Пока сидим, культурно общаемся, портим воздух и здоровье окружающих крепким табаком.

И подкидываем пищу для размышлений. Допустим, я признаю свою вину: меру, степень, глубину. Только вот больше заявить мне по этому вопросу нечего, - руки против воли разошлись в сторону, демонстрируя жест "что же поделаешь". В этот раз сия безобидная штука чуть не привела к крупной проблеме - одной-то ладонью голову подпирал! К счастью для эльфа, шейные позвонки не дали удариться лбом о деревянное покрытие стойки, но гордо застыть в выбранном положении с некоторой обидой на лице. Это ведь как надо увлечься разговором, чтобы позабыть о себе, родимом! В любом случае, требовалось что-то да ответить, а не только дурачиться.

- В следующий раз я постараюсь проявить большую степень такта и оповестить всех, кого только может заинтересовать мой отъезд и скорость его проведения. Даже так: в случае особой спешки я вышлю два письма: одно вчера, другое завтра, - с особой серьёзности проговорил Уриэль. На его морде кирпичом можно было колоть орехи - на столько получилась суровая мина. Постепенно она разгладилась до обычного камушка, а там и прошлая физиономия подкатила, - а кроме этого, постараюсь выбираться через главные врата. Иначе - вы только себе представьте! - сколько же неудобств приносит пребывание в такой лачуге миледи со связями вроде ваших, - забота о близких своих всегда была сильной стороной эльфийского государства, иначе шансы выживания остроухих колебались бы в районе беднейших орочьих кланов. На сей раз, правда, в глазах Фора не было и капли "сочувствия" к Мираэль - только звериная настороженность, за которой скрывалась его личная, едва заметная, дымка безумия. Отчасти поэтому, а может от хорошего настроения, он не спешил переводить разговор в сторону или пытаться выдать происходящее за что-то неприятное. Да и зачем? Игра есть игра, и она стоит той любви, которую к ней испытывает шпион.

И что же ты предпримешь дальше?

8

Эльфийка чувствовала, что её собеседник беспокоится, но не паникует. Хоть она и не была большой фанаткой азартных игр, положение эльфа ей очень напоминало поведение игрока со средним раскладом - смотрит, раздумывает, как разыграть лучше, предполагает, что может быть у противника. Хотя в их ситуации было ясно, что лучшая комбинация всё равно у Мираэль. Её почти что умиляло то, как тщательно, упорно, старательно, вдохновенно, тысячей предлогов Тобиас, вроде бы и не завираясь, изящно уводит разговор в сторону, не отвечает прямо ни на один вопрос, жестами, рассеивающими внимание, болтовней, невинными, казалось бы, эмоциональными ремарками уводит разговор в совсем иное русло. Что же, вилять туда-сюда в собственной речи она и сама умеет.

- О, солнце, я и не в таких лачугах побывала за свою жизнь, и ни меня, ни кого ещё это совершенно не беспокоит, - словно бы поддержала уход собеседника в сторону от темы эльфийка. И, опять же, не соврала - зайди она сюда даже не с двумя, а с десятью дуболомами, свидетели бы посудачили немного и забыли. Не будет же она наматывать Сикофару его ж кишечник на шею прямо здесь? А неприятных типчиков по столице ходит чуть ли не больше, чем обычных граждан, поэтому за произведение условного резонанса она не беспокоилась.

Поддержка увиливания собеседника была, безусловно, фальшивкой.

- А вот ты, как посмотрю, по лачугам не больно-то ходишь. А вот к аристократам захаживаешь, да и в эльфийском посольстве почти что прописался... - Мираэль отошла от стола, и, затягиваясь самокруткой последний раз, шагнула вперед, становясь почти вплотную к собеседнику. Ледяная синева её глаз встретилась с настороженным взглядом собеседника. Не отрывая взгляда, эльфийка утопила тлеющую сигаретку в кружке эля, отставленной собеседником.

- Неужели ты вляпался какие-то серьёзные проблемы здесь, в Империи, раз приходится обращаться к представителям дома родного? - вместе со словами рот эльфийки выпускал наружу и дым, придавая ей лёгкое сходство с каким-то демоном.

9

Потупив глазки аки красная девица в объятиях гусара, эльф пробормотал, - но ведь место и правда дрянь, для такой уважаемой личности, - после чего предпочёл замолчать в прежнюю тряпочку, кося глаза во все стороны как объевшийся белены хомяк. В этом же состоянии пребывали мысли в голове остроухого, постепенно редактируя имеющуюся в голове картинку касательно личности той, которая в настоящий момент старательно давит одну из его собственных личин. Неприятно, конечно, да что поделаешь - такова жизнь задворок Империи, даже если это рядом с сердцем Мистерийского государства. И никому этого не жаль, все-то смотрят куда-то в сторону - сокрушённо подумал остроухий, поглядывая на растерявшихся посетителей. А ведь такой концерт им не каждый покажут! Особенно в том случае, когда события будут форсированы к термической терапии или методике быстрого массажа.

Впрочем, упоминание эльфийского посольства того стоило. Фор даже не стал скрывать своего удивления - это ведь надо, и Верхнем кольце следили, ещё и на таком оживлённом да охраняемом месте! Надо будет уточнить у отца на этот счёт, - с довольной улыбкой подумал Уриэль, позволяя и этой эмоции пробежать по его лицу. Если уж одним концом верёвки его куда-то привязали, значит за другим должен стоять исполнитель. Не важно кто, почему и как - достаточно будет его просто обнаружить, а дальше уже верёвочка распутается. В этом смысле хватало даже того факта, что кто-то вообще рисковал действовать в тех краях, особенно в это непростое время.

- Потянуло на родные серебряные ясени меня, что уж поделаешь с чувством ностальгии, - утопленная сигарета, вместе с остатками напитка, полетела за стойку, опрокинутая неловким движением руки, - оу, ну вот. Чем больше думаю о своей малой родине, тем сильнее ошибаюсь. Какая досада... - Остроухий фыркнул, наблюдая за трактирщиком: тот уже не знал, что и делать - то ли морду бить наглецу, то ли посидеть в тишине, пока его не видят пыхающие дымом демоны, - к слову, во мне есть некоторая часть...ммм... другого меня? Благодаря которой я смог устроиться писарем в посольство и заработать себе на достойную жизнь. Авантюры, увы, требуют больших финансовых затрат. Даже в том случае, если сигареты падают в твою бесплатную выпивку, - остроухий подался вперёд, сокращая расстояние до неприличного. В требовательный,  холодный взгляд устремились беспечные, горящие глаза, желающие узнать больше нового, куда больше сказанного! Что ещё он может узнать о самом себе со стороны? Какие вопросы её терзают, если для их решения потребовалась личная встреча с таким градусом нарушения личного пространства? Тайны, тайны и ещё раз тайны, влюблённый клубок ядовитых змей. Есть ли шанс выйти отсюда без укуса? Нет, конечно нет. А вот как узнать, ради этого ли всё затягивается? Только через эксперимент, который может закончиться весьма плачевно. И всё же он стоит того, чтобы его провести.

10

Дальнейшее сокращение расстояние между эльфийкой и её собеседником заставило уголки её губ дрогнуть в призрачной, мимолетной улыбке. Как бы ей не хотелось увидеть, как Сикофар пятится, роняя стулья и встречая твердый и грязный пол собственным задом, что было, предсказуемо, самой популярной реакцией на подобные нарушения личного пространства такой... впечатляющей женщиной, как Мираэль, но наглый и смелый ответ эльфа её впечатлил гораздо больше. Но вот его слова... Его слова пробудили в Сороке крайне нехорошие чувства, и она в одночасье расхотела играть в игры и вести иносказательную болтовню, перемежающуюся с откровенным заигрыванием. О, нет, теперь Мираэль была серьезна.

Она совершенно не поверила тому, что "Тобиас" переписывает в посольстве бумажки, а вот то, что он там работает на жалование, казалось вполне возможным. И это очень нехорошо... Она, словно гончая, ощутившая запах особо крупной дичи и рванувшая вслед за ней, учуяла неприятный душок предательства.

Взгляд эльфийки не был отведен, напротив, стал более пронизывающим и словно бы потемнел, и в нем будто бы заплясали огненные искры. Сильные, холодные пальцы правой руки мгновенно сомкнулись на шее болтливого эльфа, ещё не перекрывая ему доступ к вонючему прокуренному воздуху  кабака, но уже весьма предупреждающе сдавливая кожу и мускулы, так, что Мираэль четко ощущала чужой пульс в собственной руке.

- Ах, так значит, ты работу в посольстве нашел...

Раздался звук - это трактирщик сбежал в подсобные помещения.

11

Уловить момент перемены - бесценно, для всего остального есть инстинкт самосохранения. И этот самый инстинкт подсказывал Уриэлю, что приди у него желание дёргаться, то последними его движениями окажутся агонические колебания конечностей. Не самый лучший вариант, признаюсь я вам. Поэтому в тот миг, когда цепкие руки устремились к его горлу, Фор лишь встрепенулся как пугливый угорь, не предпринимая попыток к бегству. Дальше, издав пронзительный хрип, эльф облокотился на стойку для удержания хоть какого-то баланса, если эти действия окажутся не последними в очереди.

- Дха-а, - просипел Уриэль, не наблюдая причин отрицать очевидное. Что же, в присутствие неучтённых факторов решишься на убийство? - Губы искривила тень подобострастной улыбки, ноздри трепыхались словно парус на ветру, стараясь ухватить столь необходимый для переговоров воздух, - писать...не так сложно...если знать...что, - остроухий прямо чувствовал то напряжение, которое нарастало с каждым его словом. Возможно, это было даже лишним для текущей ситуации, но если уж давать повод заподозрить себя в двойной игре, то на полную! Истинная суть всё равно уходит глубже, чем то можно увидеть по любой из продемонстрированных им ролей, так что "продаться" в обмен на жизнь не составит никакого труда. Именно этим и придётся заняться нашему герою, зарыв в недоступные глубины любое упоминание чести, достоинства и гордости.

- И если...надо...могу писать...для тебя...что пожелаешь, - на краешках глаз мелькнули слезинки, улыбочка на лице стала ещё более вымученной. Левая рука, за ненадобностью, плетью повисла вдоль тела, в то время как правая сотоварка так и осталась в качестве опоры. В общем, всем своим видом остроухий показывал отсутствие сопротивления и готовность сотрудничать, потому как продемонстрированная сила была выше его наглости. Не то чтобы от последнего удалось избавиться до конца, но в текущем положении за языком "Сикофар" следил внимательнее.

12

Произведенный эффект вполне удовлетворил Мираэль. Кажется, своим уверенным и крайне серьезным жестом она наконец-то смогла, буквально, выжать из Тобиаса хоть немного серьезности, но верить ей не спешила – не первый день были знакомы. Она чувствовала ладонью вибрацию голоса эльфа, который, словно уж на сковородке, вертелся, пытаясь как можно более краткой фразой спасти положение, или хотя бы не усугубить его. Улыбочка, последняя попытка окончательно не растерять свой образ и не потерять лицо, вызвала у Сороки почти что умиление. Она чуть ослабила хватку, однако не убирая руки, которая в любой момент могла сжаться ещё сильнее прежнего. Ей не нужно было смотреть, чтобы знать - немногочисленные посетители питейной, не ретировавшиеся во время более мирной части их беседы, благоразумно смотрят в другую сторону. Она сократила расстояние ещё больше, хоть и казалось, что уже некуда, и между лицами двух… занятых мирными переговорами эльфов могла протиснуться разве  что крайне удалая муха. Недобро прищурив глаза и чуть наморщив лоб, Мираэль оскалилась и тихо, но с выразительным предостережением и угрозой в голосе сказала:

- Я очень внимательно тебя слушаю.

На слове «внимательно» был сделан настолько явный акцент, что даже дураку будет понятно, что внимание Сороки к треклятому Сикофару, Тобиасу, Мэлу, как бы его на самом деле не звали, одними лишь его словами не ограничено. С него ещё долго не спустят пытливого взгляда, и упасите боги вызвать хоть какое-то подозрение – и тогда рука Мираэль сожмется на шее эльфа даже если тот покинет Иридиум.

На самом деле, несмотря на подозрение, недоверие и раздражение, замаячившая перед Сорокой возможность заглядывать в стены эльфийского посольства смягчила её, и убивать на месте за предательство она его пока не собиралась. Внезапно, и незаметно, пожалуй, даже для себя самого, алхимик, в котором никто особо-то и не нуждался, просивший у неё работу несколько дней назад, приобрел вес и важность. Но ему об этом знать не обязательно – хорошо запуганный, а после великодушно прощенный эльф куда охотней будет выполнять поручения, и задумываться о предательстве побоится. Хотя бы некоторое время.

13

Пребывая в затруднительном положении, остроухий на удивление легко чувствовал собственное тело. Возможно что это было знаком грядущего кислородного голодания и стоило бы уже закатывать глаза да хрипеть, но это было бы излишней пошлостью в текущей игре, благо и без того всё складывалось относительно неплохо. Вот уже и хрупкая леди решила сменить на милость, так что простор для дыхания стал побольше. С удовольствием втянув в свои лёгкие прокуренный, пропитый дух таверны, Фориуэль даже промурлыкал себе под нос одну фразу, - а здорово так жить...

Что же, привычку необходимо подкреплять действиями, после которых эта самая жизнь не должна бы прерваться. На пронзительное сближение мошенник отреагировал также, как и во все иные подобные случаи - потянулся лизнуть собеседника в нос. За такие шалости, как правило, удавалось отделаться пощёчинами да возмущёнными взглядами, сейчас же угроза была на порядок выше. Так что вослед своему действию Уриэль осторожно прошептал, - скажи мне, что ты хочешь увидеть, и мы покажем это, - бесовский огонёк мелькнул в глазах следопыта, словно бы он и не собирался отказываться от своей издевательски-скрывающей манеры речи. Ан нет, это было предложение, и предложение серьёзное, что закрепила дальнейшая речь.

- Род не мог дать мне многого. Увы, у эльфов строго с аристократией, и кровь у меня жидковата, - остроухий прикрыл глаза в сожалении, словно бы только это отделяло его от спокойного прозябания за собственным камином, - тем не менее, даже столь жалкая алая водица даёт мне возможность крутиться среди сильных мира сего. И там, признаюсь по секрету, я вижу много растерянных и ослабленных личностей, которых новая Империя выкинула на обочину своего пути, - потратив некоторое время на восстановление дыхания, по окончанию сего важного действа остроухий вновь продемонстрировал свой ясный взор и плутовскую физиономию, - потерянные, они пойдут за любым, кто покажется им уверенным. Я могу быть даже более, чем путеводной звездой. И за мной пойдут туда, куда укажут мне свыше. Смекаешь, радость очей моих...и цепь моего горла? - Остроухий указал глазами на цепкую хватку, намекая на продолжение или завершение концерта. В это же время, он полез одной рукой в карман, желая достать оттуда шуршащую бумагу, на которой было минимум одно имя из множества подобных.

Подобных, чьи проступки да "игры" с подобными тебе приведут их на плаху, - мысленно сказал эльф, скрывая самодовольство достижения за подобострастием трусливого слуги. Да, наш герой не осуждал этих эльфов и полукровки за отсутствие лояльности к Левиану. Что там говорить, он и сам был далёк от верности. Тем не менее, их богатство и статус в городе людей необходимо тем, кто был выше его, и Фориуэль ни за что бы не отказался от такой миссии. Всё-таки не первый раз ему предавать своих "друзей" в лапы преступников, зачем последует покаяние и неожиданный всплеск верности... Чего добиваются и от него сейчас. Уж этого-то добра эльф мог выдать навалом, продаваясь хоть всеми своими наружными личинами

14

Все поползновения и игривости эльфа на этот раз были проигнорированы. Раньше она находила особое удовольствие в обмене двусмысленными комментариями и словесных играх, иносказаниях и прочих неотъемлемых, казалось бы, деталях личности "Сикофара", но теперь, когда он вызвал весьма определенные опасения, её собеседник из развлечений перешел в категорию потенциальных мертвецов, с которыми в игры не играют. Рука, что сжимала шею эльфа, не усилила своей хватки, но напряглась, поднимая собеседника вверх, так, чтобы ему пришлось привстать на цыпочки. Левая же рука, до этого спокойна висевшая вдоль тела, молниеносным движением перехватила  руку эльфа, потянувшуюся было в карман, за запястье, и выкрутила его, несильно, причиняя лёгкую, но ощутимую, боль. Болтовня о крови и путеводных звездах была классифицирована как словесный мусор - Сороке, пока что, было совершенно неинтересно слушать о растерянных и ослабленных личностях, о нет. Её интерес был направлен на самого неустановленного работника посольства, который явно пытался прыгнуть выше головы и, возможно, представлял угрозу самой Мираэль. Взгляд холодных голубых глаз ничуть не смягчился, и эльфийка недобро сощурилась, от чего кожа в уголках глаз собралась лапками морщин.

- Кончай вилять, эльф. Кто ты и чем ты занимаешься в посольстве? Каким боком ты относишься к эльфийской аристократии?

В голосе Мираэль звучала даже не сталь, а чистый адамант, а также намерение получить ответы тем или иным путем. Бежать и увиливать было некуда.

15

Вопросы, вопросы, вопросы... Подозрения, угрозы и допросы. Проходить через это было достаточно забавно и познавательно, особенно когда ты находишься в руках достаточно опытного преступника. Судя по бесшабашной смелости и длительности процесса, к её уровню в преступном сообществе стоило надбавить ещё немного выше. Эх, а куда же деваться бедному эльфу, который и так лебезил словно змей? Похоже что пришла пора поговорить "откровенно", чтобы сменить плоскость общения.

- Хэ-э... Вот что ты хочешь услышать? - вздохнул остроухий, прикрывая глаза. Эльф без сопротивления дал выкрутить свою руку, даже немного способствуя этому действию в соответствии с собственным удобством. Благодаря ловкости, его лапки можно было заломать и более жестоким образом, да ещё и железными кандалами сдобрить. Так ли давно это было, а? Плен у орков, вывих кисти... Нынешние приключения даже рядом не стояли с той угрозой, - кроме уже сказанного, конечно. Работаю писарем, в посольстве родня в лице матери, отец из человеков умер. Мне рассказать трагическую историю его гибели и интриги Мартинского двора рода Пепельных плащей - прости за поэтику, но они сами выбирают себе такие дурацкие названия - благодаря которым два различных рода из двух различных рас сошлись вместе для моего появление? Вот так вот я и получил право пребывать при аристократии... И не более того, - в глазах эльфа сверкнула такая жажда власти, что прям жуть могла взять от его желаний и амбиций, - все остальные блага жизни мне приходится вырывать самостоятельно, опутывая других и впутываясь самому. Сикофар и другие личины позволяют мне понять мир тех, кого я хочу подчинить, в то время как Малаэтином знакомился с теми, с кем мне придётся повоевать за свои богатства. Теперь довольна? Я не каждому о таких вещах говорю, и вон того придётся прирезать за услышанное, - Мал, за невозможностью кивнуть, стрельнул глазами в сторону подсобных помещений. Судя по звуку падения, трактирщик пожелал удалиться ещё подальше, прерывая свой увлекательный процесс подслушивания, - ты в этом списке можешь оказаться как в озвученных подгруппах, так и выбрать свою. Пост супруги, увы, не предлагаю - люблю подобных тебе, но только в ограниченных дозах, - остроухий облизнул губы, постепенно преображаясь. Он всё ещё был расслаблен и безвреден, однако что-то незаметное в нём переменилось, появилась угроза. Пока едва ощутимая и эфемерная, почти неуловимая... Только вот ранее она вовсе отсутствовала, что намекало на перемены настроения "пытуемого".

16

-Хэ-э... Вот что ты хочешь услышать? - таким вопросом эльф предварил частичное, но открытие завесы со свой личности.

Вот это. Вот это я хотела услышать. Стоило её собеседнику закончить, её железная хватка разжалась, отпуская и руку, и шею, а сама Мираэль отшагнула чуть назад, подозревая, что склонный к демонстративности эльф картинно рухнет мешком вниз, и давая ему место для его театральных маневров. Где-то далеко-далеко в голове бродило смутное чувство, что до сути эльфа она не докопалась, и есть что-то ещё, что он не столь прост, но Сорока уже знала достаточно для того, чтобы приструнить "Сикофара", если потребуется. Вряд ли он врал о том, что среди работников посольства наличествуют его кровные родственники. Родственники, вычислить которых лишь вопрос времени, и которых, в случае необходимости, можно припугнуть, похитить или слегка изувечить для психологической стимуляции проштрафившегося. Пусть иметь семью и близких порой бывает приятно, но они делают кого угодно слабым. К тому же, она подметила некоторое сходство в их судьбе - полукровки, выдирающие себе место под солнцем ложью, махинациями, а порой и насилием. Отличный повод для благосклонности.

- Я не скрываю своего настоящего имени, и ты прояви ко мне аналогичное уважение. Хватит с меня "Тобиасов", - почти что устало хмыкнула Мираэль, - От работы почтальоном ты свободен. Ты покидаешь армию прислуги и наемников, которых можно пустить в расход. Добро пожаловать в стан тех, с кем я работаю лично и индивидуально, и отнюдь не вслепую. Твои знания и доступ могут быть весьма полезными, и вознаграждаться будут соответствующе. Итак, насколько далеко и обширно простираются твои возможности и контакты?

17

Не желая расстраивать зрителей, остроухий опал на пол подобно мешку с картошкой, неудобно сложившись в коленях, локтях, шее и спине. С показным кряхтением, негромкой руганью да проклятиями под нос, мошенник начал новый путь к вершине, с колен поднимаясь на ноги да с жадностью глотая затхлый воздух. Про себя прошептав, - а ведь говорили мне, что у Сорок железные когти и цепкая хватка. Зря не верил, - эльф подмигнул собеседнице, после чего привёл себя в подобающий нанимаемому работнику вид. Отряхнув пыль да состряпав нейтральную рожу, на первый вопрос Уриэль ответил просто, - у мальчика нет имени, - но, погладив красные полосы на шее, всё же одумался и продолжил:

- Forimaitiel' или просто Фор, миледи, из рода Плащей Пепла - с полупоклоном ответил остроухий, про себя усмехнувшись - как быстро она сможет найти упоминания о том Фориуэле, который почти двести лет назад жил в этих краях и пропал без вести в лесах Левиана? И стоит ли говорить о том, что единственная выжившая из упомянутого рода действительно работает в посольстве в настоящее время, только она такая же "Пепельная", как Фор - Лунный Всадник. Пожалуй, у неё даже опыта побольше будет, так что попытки взять в плен эту хрупкую на вид девочку может закончить длительными разговорами на ножах и прочих прелестных изделиях, - и я сейчас гол как сокол, иначе бы зачем мне так просто было сдаваться на роль рассыльного? Проклятая война лишила меня если не всей сети, то огромной её части. Даже треклятый мастер по перчаткам сбежал в даль для того, чтобы умереть. Подкинь ему бесы уголька в Инферно... Впрочем, это никак не скажется на моих талантах, один из которых, например, ты счастливо избежала испытать, - с кривоватой улыбкой юноша извлёк из кармана своих походных штанов небольшой бутылёк с противно-чёрной жидкостью. Испарина на стенках сосуда намекало на то, что состав внутри бутылька испаряется с невероятной скоростью, и, разбившись, немалая часть пространства бы обволокло этой гадостью, - вот, например, метаниур, дым-"слепец". Парадоксально, но горький пьяница избежит последствий отравления столь же легко, на сколько ему сложно будет встать из-за стола, потому как алкоголь отлично помогает против этой прелести. Впрочем, будь я наёмным отравителем, то жил бы себе и в ус не дул, уже катаясь на собственной тройке с золочёной каретой. Либо висел бы в петле, чем не вариант~, - Фор поспешно спрятал продемонстрированное средство где-то в недрах своего плаща, чтобы - не приведи Этерия - не разбить его. Закончив с этим грязным делом, эльф вновь взгромоздился на покинутый ранее стул, - основное моё умение состоит в том, что мало кто знает меня как...меня? Я аристократ, мошенник, бандит и дознаватель. Алхимик, ищейка, нищий и кожевник. Сегодня - пью в таверне, завтра - танцую на балу. И везде, просто везде есть уши и глаза, которые будут внимать мне, действовать в моих интересах. Если так подумать, то я лишь актёр, но и роль мне досталась обширная. Может, не год и не два пройдёт до того момента, пока я стану автором собственной пьесы, но я уверен - это свершится. И тогда многие, кто недооценивал мой талант к перевоплощению, пожалеют о своей наглости, - эльф рассмеялся противным скрежетающим смехом, словно бы ворон на погосте скрябал своим клювом по старому ржавому тазику. Обычный актёр бы никогда не позволил себе так переигрывать, но Уриэль, к счастью, был далеко не самым простым выступающим на местной сцене, - впрочем, это лишь мечты. Уничтожу вселенную чуть позже, - с мягкой улыбкой остроухий отстранился назад, с некоторой печалью в глазах осматривая пустые кружки из-под пива вокруг. Задумчиво хмыкнув, эльф спросил словно бы между делом, - к слову об индивидуальном подходе. А если бы меня вырастили в борделе наёмные куртизанки-вампирессы, ты бы дала оценить свою шейку на укус? - последовал основательный такой "клац" зубами, позволяющий заподозрить в эльфе если не вампира, то пришибленного фетишиста уж точно. Впрочем, эту идею эльф развивать не стал, лишь нескромно оценивал свою нанимательницу скучающим взором.

Отредактировано Фориуэль (2017-10-22 18:32:33)

18

- А если бы меня вырастили в борделе наёмные куртизанки-вампирессы, ты бы дала оценить свою шейку на укус? - Мираэль, удовлетворенная результатом внезапных и немного агрессивных переговоров, усмехнулась.
- Если информация и услуги, которые я получу взамен, того стоят, то хоть к бедренной артерии прикладывайся, - в дополнение к своим словам эльфийка сделала жест, указующий на искомую артерию, - Да, с твоими алхимическими талантами я знакома уже давно. Что же до способности вести за собой людей, убеждать их... Это немного не то, что мне нужно. Я редко воздействую на события, особенно без крайней на то необходимости, однако, если ты разговоришь пару личностей и они расскажут то, что мне нужно, твои карманы не будут столь пусты. Я люблю знать, что происходит в столице, люблю узнавать чужие секретики, знать,  о чем говорят те, кто никогда не станет говорить со мной, какие настроения и желания витают среди простого народа и среди аристократии... Такое вот у меня, как у скромной эльфийской предпринимательницы, небольшое невинное хобби, - загадочная улыбка на лице "скромной эльфийской предпринимательницы" заставляла побеспокоится, какие ещё "небольшие невинные хобби" есть в её арсенале, помимо удушения всех подряд.

19

Эльф однозначно был удовлетворён ответом, что подтверждалось ухмылкой и согласным кивком. Бедренная артерия была что надо, даже зубами было не так уж глубоко догрызаться. Обещанное в дальнейшем только подтвердило положительные предположения, так что на заявленную фразу эльф в возмущении вскинул руки.

- Пару? Я разговорю десяток личностей, хоть сотню. Вопрос лишь во времени и необходимости. Мне ведь удалось выйти на тебя, правда? Пусть мои ряды "ушей" и "глаз" безнадёжно опустели. Впрочем, это мелочи, исполнитель более низкого ранга всегда будет найден. Таков мир, не мне с ним бороться. Но у нас есть возможность немного изменить его... - остроухий навалился на стойку, для занятия своих ладоней он извлёк из кармана серебряную монетку, - я не против того, чтобы получать большие деньги за простые, для меня, разговоры. В этом я есть, и неплохо получать удовольствие и оплату одновременно. Но что дальше? Я упрусь в твой потолок, и придётся либо грызть предъявленные артерии, либо...либо есть вариант расти иначе, - серебряшка застыла в одном положении, - информация.

- Пока я могу предложить не так уж и много, но это пока - я уже начал изучение мыслей дворянства, их отношения к грядущим войнам и усилению Империи, причём могу примерно обрисовать среднего человека и среднего эльфа. Много ли это? Мелочь, но как начало - сойдёт. И с нас может быть положено начало одной неплохой такой структуре, которая позволит многим прикоснуться к тайнам мира сего за соответствующую плату. "Теневой делец", что будет работать нашим и вашим, у которого будет масса времени для уделения внимания своим...хобби,
- вновь усмешка, - пока это лишь идея, почти неисполнимая, но это лишь пока. Мы уже можем оплачивать информацию друг друга своей собственной, множить данные буквально из ничего. Мир дубинок в тенях и мир закулисных войн - всё это нам доступно, так что стоит привлечь не так уж много, - эльф замолчал, давая возможность обдумать сказанное им.

Это, признаться, было безумие. Рассыльный только-только стал индивидуальным рабочим, а уже предлагал следующую ступень кооперации, да ещё и с обменом информации. Как, на каких условиях, что может быть достойной ценой за одну или другую новость - пока неясно, но было видно, что остроухий действительно горел этой идеей. Да, деньги - власть, но что эти деньги в той ситуации, когда они завтра могут стать лишь сверкающими кругляшками? Знание было истинным мерилом, отделяющим простых людей от подобных здесь присутствующим, и остроухий был готов торговаться за них до конца.

20

На губах эльфийки продолжала играть улыбочка. Вот значит как...

- Неплохие амбиции для полукровки низшего дворянства, должна сказать, - её улыбка, кажется, даже немного смягчилась, - Подобным амбициям нужно отдавать годы и десятилетия, всего себя и всё что ты любишь. Такой образ жизни отбирает у тебя всё, оставляя без личности как таковой, лишь с инструментами для извлечения выгоды, и властью, которую ты в любой момент можешь потерять. Опасную жизнь ты хочешь вести, но не мне тебя останавливать. Что же до твоего предложения... Мне всё равно, чем ты хочешь получать оплату за свою работу - золотом или информацией. Твоя информация позволит мне добыть новое золото, а золото, которое ты от меня получишь, станет платой другому информатору для тебя. Всё одно и то же и приводит к одному и тому же. Каждая отдельная сделка, конечно, будет той ещё занозой в заднице - определить, какая информация равноценна какой, какая несет пользу, а какая нет, целое дело, а уж с таким длинным языком, как у тебя, - Мираэль описала полукруг взглядом, - Но всё есть минусы и плюсы. Таким как я, порой, бывает сложно подобраться к аристократии, особенно - не вызывая страха. Так что... Ты того стоишь, но не незаменим. Помни это, и нас ждет куда более плодотворное сотрудничество, чем было до этого.

Сорока окончательно смягчилась. Даже если Фор вздумает сливать информацию о ней властям, он будет вертеться так, чтобы извлечь максимальную выгоду. Нужно лишь оставаться более выгодным союзником для него, чем власть - в конце концов, в её купальне есть знания, которые могут погрузить страну в среднячковый хаос, а ещё - девки, вино и фрукты, за которыми сюда порой ходят весьма влиятельные люди. У государственной власти же есть... дерьмовые дворянские титулы, безвкусные медали и, быть может, золото - мусор для того, кто хочет достичь чего-то настоящего.

21

По губам пробежалась змейка-ухмылочка, старательно скрываясь под мордой исполнительности. Слишком много дел от меня стали требовать душу, тело и прочие необменные валюты. Лучше буду разбрасываться золотом и масками, это проще, – не без удовлетворенности подумал Фор, благо предложенные устраивали чуть менее, чем полностью. Да, подход к проблеме и выбранные пути решения собственных вопросов у них отличались слишком значительно, чтобы союз мог получиться долговременным, однако определённого успеха в этом деле можно и достигнуть. По крайней мере, уже никто никого не душит, что огромное достижение в настоящий момент.

- Благодарю, миледи~, – сладким елеем разразился мошенник, благодарностью отвечая на оценку его стремлений, - я знаю, что желания пока на удивление выше возможностей, но ведь должна же быть хоть какая-то польза от почти вечной жизни? Количество потерь, которые ты переживёшь, становится многократно больше чем у «обычных» человеков… Кроме утраты жизни, увы, только этот вопрос пока нерешённый, – раздался смешок, словно бы алхимик открыл стремился открыть не только вечную молодость, но и некоторый подвид искусственного бессмертия, - в любом случае, пока спешить некуда. И я так понимаю, сия бумага отправится с другими ногами, тогда как мне стоит ожидать более интересных предложений? – Из внутреннего кармана плаща скользнула бледновато-желтая плоть конверта, прочно скреплённого печатью и джутовой верёвкой. Вскрыть подобную дверцу в мир нескромных тайн было не просто, но очень просто, однако остроухий элементарно не успел заняться столь аристократичными делами в связи с иными, не менее высокородными встречами.

- Кстати, что сделать с этим и его хозяйством? – Кивок в сторону подсобных помещений, где неизбежно скрывался один господин, который, может, и хороший семьянин и прочая-прочая, только вот неумеренность его желаний оказались проблемой для шпиона, - у меня завалялась пара составов разного степени жгучести… Только вот сносить ли такое милое здание в пепел? Последняя граница цивилизованности, первое пристанище гонцов – и не самое гадостное питьё, стоит признать, – юноша безразлично пожал плечами, чуть поводя руками. Собственно, ему даже играть не пришлось – пока, для окружения, эльф был «несчастной жертвой давления извне», так что стража за ним охоту не начнёт, в то время как собеседнице уже не привыкать к подобному, - в любом случае, сию обитель я покину для посещения каких-либо мест породнее, с более остроухим обществом. Тем более, я пока не в силах отказаться даже от среднячкового приглашения, – эльф вновь похлопал по карману, из которого он ранее старался достать хрустящий пергамент с некоторыми прелестными речами. Тот синдар, чьё имя отмечено на этих бумагах, будет совершенно не рад встрече с Гвардией и её скрытым отделом, но кому есть до этого дело? Либо ты умеешь заметать следы и работаешь с подобными Мираэль в перчатках, либо сталкиваешься с проблемами. Проблемами, которые очень сильно бьют по репутации и сковывают не хуже пальцев Сороки.

22

Эльфийка приняла конверт с утвердительным кивком - доставкой почты Фор более не занимается. Одна надежда, что он не успел слишком привязаться к своей почтальонской должности. Бумага исчезла в одном из карманов одеяния Мираэль, оставив своё содержимое загадкой для ушлого эльфа.

- Зачем же такая радикальность? Тогда бы в Иридиуме не осталось ни одного не жженого трактира, - Мираэль кивнула в сторону подсобных помещений, глянув на своих ручных истуканов лишь на мгновение, и те покинули свой пост у дверей, молча проследовав в помещение, где прятался трактирщик. Ему доходчиво объяснят, что излишняя гражданская сознательность не возымеет эффекта, но будет чревата битыми стеклами и сломанными костями, поэтому в его же интересах будет наливать выпивку и молчать в тряпочку, не будучи назойливой мухой для сильных и влиятельных личностей, - Благо трактирщики отлично понимают, что молчание не то что золото, а банально - здоровье и благополучие.

Казалось бы, на этом можно было бы и, похлопав свежеиспеченного информатора по плечу, удалиться, но эльфийка снова прокрутила его слова в памяти и цепкие когти разума зацепились за одну ерундовую, казалось бы, детальку. Руки Сороки снова зачесались в желании пощупать шею Фора ещё разок, но повод был, всё же, недостаточный. Однако достойный вопроса.

- Почти вечной жизни, говоришь... Почти вечной жизни. Если мне не изменяет память, полукровкам отведено в подлунном мире только тысячелетие, в отличие от рас чистокровных... - эльфийка снова подозрительно прищурилась.

23

Плечо подёрнулось с неуверенностью, буквально зло. Любой живой человек, даже с серьёзным внушением, остаётся человеком. Сегодня он, увидев четыре кулака размером с голову перед лицом, забудет всё услышанное, а завтра, почувствовав холодную сталь у горла, будет петь соловьём перед теми, кто поставит неудобные вопросы ребром. Конечно, если сжигать и убивать всех, кто попадает под понятие "ненадёжный", Фор умер бы первым, однако у него ещё хватает жизнелюбия не лезть туда, куда эльф уха не сунет. Есть ли такое понимание у трактирщика, что ещё не сбежал из этого места подальше? Кто знает.

- Хотелось бы верить~, - только и ответил юноша, с показным равнодушием и некоторым недовольством. Возможно, это была бы его первая сожжённая таверна, которая положила бы начало новым злоключениям в дальнейшем? Этакий последний камень на горбе верблюда, после которого остаётся только движение вниз. Отвлечься удалось после нового вопроса Мираэль, в котором прямо сквозило повторное желание сойтись в близком контакте. "Аристократ", только освобождённый, не очень-то желал обновлять воспоминания такого толка, так что предпочёл пояснить свою мысль словами.

- За последние сто лет в одной дворянском роду близ двора Императрицы сменилось три управителя. Одна сотня - три поколения. А что будет за две? Три? Десять? - Фор усмехнулся. Ловить старую щуку на голый крючок было опрометчиво, и он, со всей свойственной себе "неосторожностью", полез в дальнейшие рассуждения, - к концу моей жизни Империи может и не быть. Среди гномов постареют и погибнут те, кто сейчас только-только пришёл в этот мир. Даже эльфы, чем демоны не шутят, успеют немного изменить свою численность за отмеренный мне срок. Это ли не Вечность, миледи, в этом ли не прелесть? - Юноша прошёлся из стороны в сторону, как заводной болванчик, чуть покачивая головой, - и это я ещё категорически умалчиваю о том, что алхимия открывает новые горизонты возможностей в пределах имеющегося тела. Так что да, почти вечная жизнь, - подчеркнув необходимое слово, мошенник застыл на месте, с плутоватой улыбкой вглядываясь в лицо сороки. Он определённо ждал наводящих вопросов или чего-то в этом роде... Или же завидовал? Её вечность будет кратно выше его собственной, так что Малу остаётся только предугадывать возможные события, чтобы не оказаться дряхлым старцем рядом с ещё живой эльфийской полукровкой.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Иридиум и окрестности, 19 ноября 17086 года. Мираэль, Фориуэль