Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

И пусть в игре все ещё царит лето, в реальности к нам незаметно подкралась зима, и новогодние праздники уже не за горами!
Обратите внимание, в Декабре по субботам в 15:00 по Московскому времени на Discord-сервере проходит игра "Экспедиция против Секты" (мистерийский аналог мафии), приглашаются все желающие! Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



БГБ: Сокрытая сила

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Аладора, Винсент, Кхан, Севриналь

Насколько бы быстр ни был Кхан, он немного ошибся в свои расчетах - чакрам темной молнией вгрызся в "плоть" неизвестного противника несколько раньше, чем тому удалось приземлиться на ноги за его спиной, и сила этого столкновения была настолько сильной, что голем отшатнулся назад, пострадав куда больше, чем за весь период короткой схватки с пораженным его рукой Обсидиановым големом. Причем сделал это конструкт не от боли - боли такие создания не испытывают. Его влекла инерция удара, под воздействием которой метательное оружие глубоко засело между нагрудной броней существа и "лицом", мешая тому двигать головой и в теории не позволяя уследить за прытким противником. Вместе с тем темная пелена, покрывавшее его с головы до ног, от этой атаки лопнула, и в сторону откуда была произведена атака от существа разлетелись темные стрелы, которые, правда, никого не задели. Тем не менее он быстро оправился от этой атаки и вновь развернулся, чтобы включиться в схватку Джагернаута и Кровавых големов, которые по сравнению с орком были больше похожи на изломанные плохо собранные куклы, чем на полноценных бойцов.
Даже это простое действие заняло у него какое-то время, за которое буйствующий в рядах противника орк успел нанести ряд ударов, выведя из строя одного и порядком поломав двух других своих противников, и в этот момент он как раз заканчивал очередной свой прием, развернув одного из оставшихся големов таким образом, чтобы тот оказался между ним и стремительно надвигающимся конструктом, после чего простым но удивительно сильным ударом ноги отправил того, словно детский мяч, в сторону своего основного противника.
Особого трепета существо к своим союзником не питало, и попросту отшвырнуло его взмахом руки со своего пути, после чего вновь занесло руку, которая отличалась бОльшими размерами по сравнению с другой для нового удара, явно намереваясь тем самым как можно скорее покончить с Кханом. Двигалось существо при этом на удивление технично, без единого лишнего движения и вместе с тем неестественно стремительно для существа подобной комплекции, и подмечающий все Кхан, даже занятый сейчас борьбой с более слабыми оппонентами, сумел узнать этот прием, которым владели только легендарные мастера рукопашного боя - Разрушитель.
К счастью или нет, но именно в этот момент Лезвие света наконец напиталось сверкающим эфиром и сорвалось с рук Аладоры, устремившись к конструкту и попросту сбривая и обугливая все препятствия на своем пути. Вместе с этим внутри самой Аладоры начало нарастать предчувствие чего-то нехорошего, словно где-то она совершила ошибку, чего-то не учла либо в своих действиях, либо в действиях их оппонента. Но та, влекомая сейчас праведной яростью и желанием стереть эту мерзость с лица земли, не обратила на голос предчувствия внимание, достаточно здраво рассудив, что ни одно существо без магической защиты не сможет выдержать полный вес ее магического залпа.
Стороннему наблюдателю могло показаться, что в лесу мелькнула нестерпимо сверкающая молния, влетевшая прямо в спину заносящего руку для удара голема, после чего раздался оглушительный взрыв, и фигуру конструкта скрыло из виду облако яркого пламени, от чего во все стороны от него разметало обломки его каркаса. Где-то далеко в стороне вжикнуло, срубая оставшуюся листву с деревьев, метательное оружие орка, до того надежно связывавшее условную морду существа с его грудью.
Огневая волна от заклинания Аладоры достала и Кхана, в этот момент занятого сражением с големами в опасной близости от эпицентра поражения, однако тот был окружен таким числом магических щитов, что на него взрыв не оказал никакого влияния.
Одновременно с этим успешно закончил свою волшбу и Севриналь, мыслящий более холодно, хоть того тоже посетило схожее чувство нарастающей угрозы, и выбитые из земли Каменной грядой огромные булыжники ударили в разные стороны. Большая часть оказалась удачно направлена в ту же цель, что и пущенное до того Лезвие света - спину конструкта, но несколько пришлось и по вконец ошалевшим от происходящего волкам - те могли уже только бессильно скулить, лишившись управляющей ими магии и оказавшись практически в эпицентре рукотворного катаклизма, вызванного яростью магов, и, прижавшись к земле, уже, кажется, и не надеялись выжить в этой ужасающей все их естество битве. Справедливо, кстати, не надеялись, потому как одному тут же размозжило голову, а второго приложило по спине пролетающим над ним булыжником с такой силой, что подняться на ноги он уже вряд ли сможет.
Все это совместно уже вполне могло гарантировать попавшему под совместный огонь двух магов конструкту серьезные повреждения, между тем Аладора на достигнутом успехе не собиралась останавливаться, и уже разгоралось, напитываясь эфиром в ее руке первое Солнечное копье, намереваясь поставить в существовании конструкта точку.
Или же многоточие?..
Предчувствие Аладоры уже буквально вопило, требуя делать что-то, бежать куда угодно, хоть в воздух, хоть под землю, но уже сейчас, срочно, не медля больше не секунды. К сожалению для полукровки, любое действие уже опоздало, и именно это рвущее сердце чувство неотвратимой смертельной опасности стало последним, что она испытала в своей жизни.
Возмездие пришло незамедлительно, не успела даже опасть поднятая взрывами и летающими валунами пыль, как сквозь нее к заклинательнице метнулось Рывком огромное размазанное в воздухе от безумной скорости пятно, и на Аладору обрушился первый удар, так и не дав той завершить свое второе заклинание из заготовленной серии.
Он был настолько чудовищно сильным, что той не помогли даже все совокупно наложенные на нее обереги и усиления. От тяжелого удара в живот ноги заклинательницы оторвались от земли, а внутренности перемешались между собой и осколками костей. Фактически, она после этого уже была мертва, и исторгнув изо рта фонтан густой крови ее тело уже собиралось завалиться на спину, влекомое инерцией, которую сообщил ему каменный кулак налетевшего на нее мастодонта, но тот явно счел принятые меры недостаточными.
Скользящий шаг вслед за отброшенным телом, и другой, еще больший по размерам кулак дуговым ударом словно молотом буквально вбил ее прямо из воздуха в землю, окончательно и бесповоротно похоронив любые надежды на ее выживание.
Одновременно с ее смертью Кхан, успевший к тому моменту заметить исчезновение главной угрозы и смерть от ее рук своего товарища, но еще не успевший предпринять каких-либо действий по этому поводу, почувствовал, как с него спали благословения и усиления, дарованные тому Каноном Света.
Все это происходило буквально на глазах у Винсента, который испытал от близости голема и его мгновенной расправы над их товарищем такую гамму эмоций, что только полным напряжением воли сумел сохранить самообладание. А вот Торин и Альфред, увы, подобной силой духа похвастать не могли. Опустившийся до произошедшего рядом с Альфредом Винсент сумел заметить, что тот явно был не в себе, разглядывавший во все глаза разворачивающуюся перед ним трагедию, и бормотавший то ли молитву, то ли слова заклинания.
Прислушавшись, Винсент услышал:

http://s0.uploads.ru/t/vDVnR.jpg
Альфред: - Потоки эфира некротики... Немертвая суть под защитой кристаллического экзоскелета и обновляющегося щита... Поддержка извне... Огромный расход энергии на продолжение существования...
Все слова были сказаны настолько быстро и перемежались таким потоком специализированных формулировок, что Винсенту для более внятного понимания сказанного требовалось либо больше сосредоточения, чем он мог выделить сейчас, вынужденный еще и поддерживать подпитку растущего в его руках заклинания, либо каким-то образом сбросить со старого эфиролога оцепенение и задать более конкретные вопросы. Впрочем, он и без этого видел пелену эфира, окружающего фигуру конструкта, и нити, отходящие от него куда-то вглубь леса, где его чувства могли уловить еще большее скопление той силы, что по вероятным предположениям эфиролога подпитывала силой эту конструкцию.

http://sa.uploads.ru/t/IfY0i.jpg
Торин: - Боги, это же чисто алмаз... - Вздохнули с другой стороны голосом Торина, то ли восторженно, то ли со священным ужасом наблюдая атаку конструкта.
Тем временем голем, закончивший расправу над Аладорой, всем телом повернулся в сторону Севриналя, предчувствие которого, как минуту назад у его ныне почившей коллеги, достигло предела, за которым его можно было бы характеризовать словом "Паника".
Сейчас, двигавшийся не столь стремительно, хоть и все-равно невероятно быстро, он дал возможность себя разглядеть, и стало заметно, что магическая атака не прошла для него даром. Разрывами и ударами с него начисто сдуло всю внешнюю защиту, обнажая переливающуюся на свету темными искрами кристаллическую основу.
Геомант с первого же взгляда понял правдивость слов грома - голем целиком состоял из невероятно редкого и ценного материала, и напитанный под завязку эфиром являл собой воплощение неприступной прочности и неотвратимой силы. Той силы, что сейчас, судя по предчувствию, нацелилась на него, напрочь игнорируя находящихся прямо перед собой людей и гнома. И достать подобное творение из прочнейшего кристалла, отлично сопротивляющегося магии земли используя эту стихию будет весьма проблематично. Если не сказать - невозможно...
https://i.gyazo.com/5d5aaa466894e36e69fe7f7b940d6bd8.png

Аладора: Вы погибли!


Далендор
Огненный шар не нанес Кристаллу никакого урона, а вот врубившийся в одну из его многочисленных граней метательный нож вызвал довольно необычную реакцию - пройдя сквозь внешнюю твердую оболочку кристалла, дальше нож не встретил практически никакого сопротивления, если бы не оказался выдавлен из образовавшейся на месте попадания щербины тугим потоком вещества, выглядевшего как кровь, пахнущего как кровь и ведущего себя как кровь. Которое оказало вполне предсказуемое влияние на ту кровь, что уже лужей окружало постамент с Кристаллом - она начала расширяться, медленно но уверено охватывая все большую площадь. И поток, бьющий из камня, кажется все никак не собирался сойти на нет.
https://i.pinimg.com/236x/70/e6/5f/70e65f4d48d0a90d97e0ebc2728cc052.jpg
Но вампир не стал развивать свой успех, оставив кристалл за спиной, и, не найдя больше для себя противника, вновь шагнул в пустоту, припомнив те странности, что он заметил не так давно, разглядывая лес с высоты дерева и наблюдая за полетом бревна по воздуху, и сопоставив их с виднеющейся прогалиной неподалеку.
И мгновенно понял, что оказался прав, узрев в поле видимости сквозь ветви кустарника и деревьев, за которыми до поры до времени спрятался, еще одного мага.
https://i.gyazo.com/6d8fdba5c44367bd005d2b3160b40932.png
И на этот раз, кажется, его появления ждали и готовились, так как на неизвестном маге переливалась тьмой темная полусфера, достаточно явно показывая стихию, подконтрольную магу, а под ней, к тому же, виднелись языки неестественно-темного пламени. Темный Кристалл, который виднелся за ним, прикрывал тому спину. При такой позиции с тыла к магу так просто не подберешься...
Тот, кажется, еще пока его не заметил, хоть и определенно знал о его приближении, и даже был в курсе его примерного местоположения. Неспроста это было, явно неспроста...
Кроме этого Далендор успел заметить, что на земле под ногами темного мага мерцала тусклыми искрами пентаграмма, а сам тот стоял сейчас почти на самой ее границе, что опять же весьма красноречиво показывало степень готовности к бою нового оппонента Далендора. Со спины до чуткого слуха Далендора со стороны, в которой осталась большая часть его команды, донесся отзвук мощного взрыва, намекающего на то, что бой там все никак не утихает. Судя по движению капюшона Мага тот отвлекся на секунду, чтобы глянуть в ту сторону, и этот момент вампир решил использовать для неожиданной атаки, "Шагом в пустоту" сместившись прямо к магу, коршуном упав сверху на окружающую его защиту, и сходу вонзив в нее свои великолепные клинки. И почувствовал, как в этот момент часть сил его покинула вместе с исчезающим с него благословением Аладоры.
Но времени обращать на это особого внимания не было, и Далендор закрутил смертоносную комбинацию ударов, стремясь не столько снять с мага окружающую его защиту, сколько вбить свои кинжалы сквозь нее, продавить лезвия сквозь пылающую тьмой пелену и достать за ней нежную плоть Темного мага.
И на удивление, ему это удалось только отчасти. Защита мага была эффективней, чем у его предшественника, и явно многослойной, отчего его удары напросто увязали в ней, теряя при этом большую часть своей силы.
Из всей смертоносной серии до мага всерьез достала лишь пара ударов, один из которых лишь повредил воротник, едва зацепив кончиком лезвия кожу шеи, а второй рассек одежды на груди, взрезав на ней рану даже на первый взгляд далеко не смертельную. Остальные оставили не больше чем легкие порезы, если вообще смогли проникнуть сквозь плотные одежды, в которые был облачен маг. Зато сам щит, окружающий его, стал намного менее плотным и куда более податливым.
Вот только большего вампир достичь не успел, так как почуял как вокруг мага закипает эфир, а рука того складывается в магический жест от которого явно исходила угроза собственному благополучию убийцы.
Приземлившись на ноги, Далендор тут же уклонился в сторону - и вовремя. Мимо него гудя от вложенной в нее силы сверкнула Темная молния, не зацепив его самого, но взорвавшаяся позади него с такой силой, что в спину вампира швырнуло комья дымящейся земли. Сложно предсказать, что случилось бы, попав такая штука в Далендора.
Сменив положение, вампир вновь приготовился атаковать свою цель, и вновь почувствовал, как маг, не особенно заботясь о полученных ранах, занялся колдовством, от которого так же веяло угрозой жизни Далендора посредством заклинания-выстрела, а прореженный силой ударов щит вокруг мага начал восполнять утраченный потенциал из окружающих теней.

Карта боя

http://sa.uploads.ru/spidD.png

Общая карта

https://i.gyazo.com/0091a62b6f1e2bbd23f6e3b47eeae799.png

Отредактировано Мистическая Арена (2017-10-12 23:35:38)

32

Великая сила, где-то в той же категории, что и союзный ныне орк. И какой только защиты на этом конструкте не было. Даже многократные волны медлительности на него, кажется, не повлияли. А учитывая, как хорошо эта тварь преодолевала расстояние, срочно необходимо ограничить ее перемещения. Чем геомант и занялся сразу же, как ощутил этот скачок, даже не стараясь менять свое положение обычным способом — так не уйти. К тому же, его задача — защитить всех, и на это нужны его чары, а не быстрые ноги.
Как построить подобное, что его держит — да неважно. Лишние мысли Севриналь всегда забрасывал крайне быстро. Особенно сейчас, когда счет шел на секунды. В отличие от Аладоры, он хотя бы был под крайне сильным щитом вдобавок к упрочняющим чарам. Но даже так, все сходилось на том, что лучше бы этого монстра избегать. Ну, по крайней мере, так эльф отведет противника от остальных — все же он здесь в качестве защитника, и свой долг выполнит. Любой ценой.
Но по возможности бескровно. Не смотреть в сторону врага. Ни мысли лишней, ни лишнего слова. Пользуясь временем, что даст ифрит, нужно закончить Каменную стену, и отсечь монстра и от себя, и от прочих членов экспедиции, оставляя лишь Кхана — и ифрита, но этого-то можно сбрасывать со счетов сразу же. Влить в заклинание максимум энергии, длину можно и ограничить в пользу большей толщины. По возможности, стену поставить не вертикально, а наклонить над конструктом.
Сразу же, новую Поступь грома. Это заклятье здесь нужно было использовать на всю катушку. Оно (почти) не вредило никому, кроме одинокой цели, не различало деревьев и стен на своем пути через землю, сильно мешало продвижению противника — тяжело топать, когда оказался в яме. И вдобавок, облако пыли скроет геоманта, если только монстр не обладал специфичным зрением — а это редкость и среди магических порождений, но чем судьба не шутит.
Продолжать колдовство. Если бы речь шла только о защите от магии, Севриналь бы без проблем обошелся большими камнями — от них сопротивление попросту не спасало. Но алмаз — другое дело. Зато на стороне геоманта было Расщепление минералов. Обычно не для разрушения брони, но должно работать — алмаз, конечно, прочный, но для заклинания все это лишь вопрос времени. Терпение и труд, даже когда враг в любой момент может преодолеть выставленные препятствия.
А если что и пойдет не так, быть готовым стать Песчаным вихрем на как можно большее время, и кружить себе, пока орк разбирается — это его работа, в конце концов.
Твоим упорством, Хахрам. Твоей волей, Маласса.

33

Заряд кислоты тут отправлен в цель сразу, как только окажется завершён. Чувство жизни первым дало понять, что случилось с Аладорой, вызывая потрясение. Но отвлекаться было нельзя - если он не справится, погибнут и другие. Вопрос заключался в том, что же делать? Ответ же очевиден - уничтожить тех, кто поддерживает жизнь в конструкте из алмаза. Может быть Аладору еще можно вернуть, но каждая секунда промедления стоит шанса на её спасение. А ифрит пусть делает всё, чтобы остановить алмазного бойца.

Тем временем Винсент взлетает вверх и, ориентируясь на нити эфира, видимые лишь ему, устремляется к цели. Рывок Ворона позволит ускорить движение, а сразу за ним придёт черёд подготовки. Благо, энергетический щит все еще защищает тело и ауру юноши от врага, так что особо беспокоиться не стоило. Первая цель окажется под действием атрофирования - отключена будет правая нога, - после чего в ход пойдёт рывок Ворона, призванный максимально сократить время полёта до врага, и пыль антимагии, в случае наличия щитов. Завершит же атаку заморозка, что должна стать завершающим штрихом. В лучшем случае.

Отредактировано Винсент Михаэлис (2017-10-16 17:03:17)

34

Не понятно, как так получилось, что орк оказался вовсе не в той позиции,  где планировал. Не понятно, как так вышло, что он не сумел отреагировать, "увлекшись" уничтожение малых големов, в то  время как внимание его неусыпно следило за "главным блюдом". Не ясно, как так случилось, что Аладора умерла.
Однако в момент, когда махина смерти сменила позицию,  осознание смерти союзницы еще не успело обдуматься в мозгу орка, его вышколенные годами жесточайших тренировок рефлексы уже работали вовсю.
Гигант, чьи действия не смотря на размеры и огромную массу были почти неуловимы для окружающих, в восприятии Кхана двигался с вполне нормальной скоростью. Монаху не требовалось время, на обдумывание плана, принятие решений  и выдумывание комбинаций для атак. Тысячи битв и сражений с самыми разными противниками научили его многому.
Осознание еще не прошло, а зеленый молча в стремительном прыжке уже летел в спину врагу, что развернулся в сторону геоманта. Если этому мастадонту нужны мгновения, чтобы покрыть подобное состояние в рывке, сколько нужно Кхану? Не важно.
Взор бойца просто фиксировал факты,тут же пуская их в работу. Алмаз? Прочно. Вес? Огромен. Сила? Нереальная. Поясница, колени, локтевые сгибы, голеностоп - все эти гуманоидные части тела являются слабыми точками, при том, что вынуждены носить этот дикий вес, от которого содрогается земля. Великий мастер рукопашного боя? Значит и реагирует быстро, и техникой удивить может, и даже атаку в спину почуять. Вот только топота по земле не будет - Кхан летит в прыжке, на мгновения в воздухе замирая для частичной подготовки железного касания, что усилит могчий удар сзади в поясницу. Пробивная мощь его стальных кулаков под множеством благословений и без того невообразима, да еще при его то скорости...Мастерство духа добавит проблем тому, что защищено этим алмазным панцирем, там, внутри. Успеет тварь среагировать? Не смотря на то что "естественный воротник" не дает повернуть голову в сторону орка? Ну допустим успеет. Попытается уклониться от этой атаки на бешеной скорости. Сейчас мастерство Кхана превосходит его собственное в разы - секретные пути Дрожащей ладони позволяют и не такое. Что сделает эта тварь? Успеет развернуться и атаковать летящего орка? Отмахнется? Прыгнет или пригнется? Такие варианты даже просчитывать не нужно, Кхан попросту готов к ним. Шансов практически нет у этого существа, но если что...
Дальше начнется клинч. Просто так убивать своих товарищей он не позволит. Подставить голема под заклинание союзника, может и хорошая идея, но врядли выйдет так делать всегда. Защита в партере у монаха строилась на уклонениях и блоках-отводах наручами и поножами. На своей скорости он способен стрелы ловить, а если что то пара стремительных ударов в летящую конечность врага, отклонят удар, или помогут успешно завершить маневр уклонения. Задача проста - повязать борьбой, нанося выверенные удары с близкого расстояния по слабым точкам, отмеченным ранее. Причем у любой защиты есть одно забавное свойство - если бить, особенно кастетом и особенно с силой Кхана, она ломается. Крошится, гнется, рвется. И потому размениваться на удары вхолостую не стоит. Уклонения и парирования, уход от ударов, перемежать выверенными ударами метя в одни и те же места, стремясь пробиться сквозь панцирь гиганта. Лишить тварь мобильности - не дать возможности больше так резво бегать и махать руками. Вряд ли удастся сходу его в пару секунд вывести из боя, придется еще и прибегать к приемам вольной борьбы и иным методикам смешанных боевых искусств. Направить вес твари против него же самого. Колени в этом плане одна из приоритетных точек атаки- пусть свой вес его же сломает. Броски, захваты совершать так, чтобы его же вес и импульс ударов играл против него самого. На коротких перебивках, ломать постоянно темп боя, плясать ногами, кружить вокруг него, заламывать, давать ему себя же подставить, "через бедро" его посылая, перехватывать удары превращая их в падения, ведь голем переросток увлекаемый собственным весом за ударом кулаком или ногой, даже из твердой стойки спокойно выводится из равновесия парой движений. Ловкость рук и мастерство, никакого мошенничества и магии. Против законов природы идти трудно.
Да, будет отбиваться, да, будет не просто, но Гамашинох готов. Ко всему, Харт, готов. Ничем эта тварь его не удивит. Все эти действия не просто так. У твари если слепые зоны изза воротника, а голове вообще и выглядит бронированной, но как только будет уличен момент достаточный для подготовки мягкого касания - но достанется алмазному "шлему". Потом шокирующий кулак снова в голову. Но это будет потом, сначала нужно перехватить инициативу, связать боем, отвлечь от союзников и приступить к планомерному уничтожению бронированного, пусть и быстрого, увальня так, как это умеют только Мастера Пути Клыка.
Со стилем и без намека на пощаду.

35

Тема кристаллов так и не была понята Далендором. Он решил не заморачиваться. Встретив нового противника, он не медлил с атакой, но даже с идеальной остротой Далендор не смог сразу его убить! Это его даже немного удивило, хотя и не сменило планов. Далендор чувствовал новую опасность благодаря его знанию фокусов, и благодаря ему же он ощущал сколько оставалось до конца заклинания. А потому он после уклонения сразу бросился в атаку, начав крайне быструю и смертельную серию атак, пытаясь пробить щит мага в области шеи. Заклинание мага Далендор собирался встретить смещением в сторону слева от мага. Чтобы уйти из его прямой области видимости и сразу начав смертельный вихрь, сконцетрировавшись на враге и его шее. В приоритете конечно оставались уклонения, поэтому если Далендор почувствует новые неприятные заклинания, он попробует уклонится.

36

Далендор

Не смотря на то, что заклинание, подготавливаемое магом было из разряда тех, над которыми ему не приходилось много думать и долго концентрироваться, для его воспроизведения тому все еще приходилось говорить слова и творить жесты, и на все это требовалось время. Время, которое давать ему вампир не собирался, буквально на ходу перестроившись для новой атаки.
Силы на проведение полноценной комбинации Вихря ему отчего-то не хватило. Наверное, разгадка состояла в том, что с него по какой-то причине спали наложенные ранее усиления. Но все же, не смотря на то что его атака не смогла быть облечена в форму конкретного приема, ее эффект был крайне разрушителен по многим другим факторам.
Концентрацию магу не сбить, если тому не нужна концентрация, но вот помешать тому складывать из пальцев жесты он вполне мог. Ведь достаточно сложно творить пальцами фигуры, если твоя шея, а вместе с ней и ты сам находишься под угрозой пресечения.
Завершить полноценную атаку смертью вражеского мага вампиру помешало несколько факторов. Выразившихся в четыре Темные стрелы, выстрелившие в него тот час же, как тот нащупал брешь в обороне противника, и сумел разорвать один из его щитов.
Смещение, спасавшее жизнь вампира многократно до этого момента не подвело и сейчас, избавив его от необходимости убедиться на собственном опыте в опасности такого рода снарядов, однако сам маг к тому времени уже успел практически полностью скрыться из поля зрения, и достать его из мира теней даже вихрем представлялось невыполнимой задачей.
Остановившись на полужесте, вражеский маг инстинктивно отшатнулся от мелькавших у его горла прорывающихся сквозь несколько слоев щитов лезвий и Далендора окатило предчувствием другого мгновенного заклинания, после которого маг нащупал собственную тень и нырнул в нее, спустя несколько секунд появляясь значительно ближе к стволам деревьев, и порождая своим появлением две неясные в свете пусть и хмурого, но дня Тени, которые с явно враждебностью повернули к вампиру провалы на месте собственных лиц, но атаковать пока что не спешили, сгрудившись у фигуры мага в каком-то подобии оборонительного порядка.
Но еще до того, как маг скрылся в теневом переходе, Далендор с удовлетворением почувствовал, как сияющая грань его нового лезвия вспорола одежды мага и следом за тем глубоко погрузилась в его тело. Удар, направленный в горло и достигший цели просто не мог не нанести существенного урона, особенно проделанный таким оружием.
Нюх вампира уловил пряный металлический запах плеснувшей толчком из раны врага крови еще до того, как Далендор успел проследить действия теневого мага, и тот с удовлетворением отметил - рана на сей раз серьезная. С такой без должной помощи долго не живут.
Фигура в плаще, словно подтверждая мысли вампира, едва материализовалась в конечной точке, как тут же подкосилась, ухватившись рукой за удачно подвернувшийся сук, другой рукой силясь заткнуть полученную рану. Почти одновременно с этим до Далендора донеслось осознание того, что маг, даже смертельно раненный, готовит очередной магический трюк, и на сей раз он будет серьезней безобидных фокусов с молниями. Что-то, напрямую воздействующее на собственную тень вампира, после чего та станет для него угрозой. И время на это ему требовалось совсем немного - заклинание уже вот-вот будет готово.
В результате настолько плотного контакта с щитами мага, и в особенности с необычной Аурой Черного Огня одежда Далендора слегка обгорела, а сам он получил незначительные ожоги, на которые все еще мог не обращать особого внимания. Это та жертва, на которую пришлось пойти ради устранения значительной угрозы.
Тем не менее, даже смертельно раненый маг - все еще опасный противник, и потому его необходимо было добить, а следом за тем решить как поступить с кристаллом, который в это время остался без прикрытия и безучастно парил невысоко над землей, словно разглядывая вампира бликами собственных граней. И - вот чудно - от того самого исходило ощущение творимой волшбы, но направленной не на вампира, а словно бы куда-то в сторону. Туда, где осталась его команда.

http://s1.uploads.ru/PK0ZA.png


Винсент, Кхан, Севриналь
Орк не думает. Орк действует. Нужны ли мысли машине войны, попавшей в свою стихию и чувствующую себя в ней, как дельфин, купающийся в разрезаемой носом корабля волне? Успеют ли они за тем, кто привык действовать в доли секунды, и ставящим на эти доли секунды жизнь - свою и чужую? Вопросы, на которые Кхан Шому не требовались ответы. Какая-то тварь подняла руку на тех, кого он вызвался защищать. Значит, стоит эту руку оторвать и этой же рукой дать этой твари понять, что оставлять разъяренного орка у себя в тылу - по меньшей мере опрометчивое решение.
Точно так же, как его недавний визави, орк возник у того за спиной внезапно и с точно той же сокрушительной неожиданностью нанес точный удар в поясницу алмазному конструкту. У находившихся рядом создалось такое же впечатление, как если бы одна гора вдруг осерчала на другую и с размаху вдарила бы своим каменным кулаком по не менее прочным каменным зубам.
От инерции движения и удара алмазного голема заметно качнуло в сторону и развернуло лицом к орку. Заметно накренившись в сторону пострадавшего бока, покрывшегося сетью трещин, конструкт неожиданно для всех издал громкий звук, что-то среднее между недовольным ворчанием и рычанием. Темная пленка щита, покрывшая его тело буквально за мгновение до касания огромного кулака и алмазной плоти, и взорвавшаяся при ударе искрами Темных стрел, смягчила удар, приняв на себя часть его огромной разрушительной силы. Но хуже для кристального гиганта было то, что трещина в его теле оказалась на удивление глубокой, пронизав его суть до самой глубины и коснувшись чего-то, что алмазная броня так надежно защищала.
Этого всего было явно достаточно, чтобы голем напрочь забыл о Севринале, дав тому возможность укрыться за толстыми защитными стенами, но пока что явно недостаточно, чтобы вывести конструкта из игры. Слишком тот был силен, слишком прочной была его шкура.
Кхан Шом успел заметить, наблюдая между делом за поведением его противника, что действия того скорее основаны на принципе "Избирательного противодействия" - то есть голем сам для себя устанавливает приоритеты между объектами для нападения, ставя выше всех тех, кто способен нанести урон ему самому, и реагирует на угрозу адекватно нанесенному ему самому повреждениям. К примеру, между сжегшей всю его внешнюю податливую защиту Аладорой и нанесшим существенно меньший ущерб Севриналем он предпочел именно первую, не смотря на то что маг земли был к нему ближе. Винсента же, как и команду ученых, громила вообще не замечал, или, по крайней мере, в данный момент не предавал их существованию особого значения.
Следуя этой же логике, сам Кхам сейчас наверняка стал для конструкта приоритетом его голове, и почти наверняка тот пустит против него все, что у него есть. Это же подтверждало и его чутье. Что ж, пусть пускает. У Демонической обезьяны найдется пара сюрпризов.
Не мешкая ни секунды, подтверждая тем самым и размышления Кхана, и чувство, подаренное тому чутьем, алмазная тварь, совершенно не заботясь о том чтобы выставить блок или как-то парировать следующие удары орка, наметила телом и своей более тонкой и гибкой рукой движение похожее на замах, давая мозгу орка новую пищу для размышлений, а телу - простор для реакции.
Одна нога противника выпрямлена - удар пяткой в колено чтобы проверить гибкость сочленений алмазного автомата на прочность. Вторая нога согнута в колене и на нее приходится весь вес огромной туши - лакомая мишень для любого стратега в рукопашном бою. Конструкт просто не ожидал такого нападения и не успел принять защитную стойку, и теперь расхлебывает последствия своей близорукости. А удар под сгиб колена заставит того ускорить процесс самообучения.
Однако это не все, что заготовил для конструкта Кхам. Заметив, что от его нападения голем начинает проседать, кренясь в сторону выбитой из под него ноги, орк перехватил в скользящий непрямой захват руку конструкта, выводя его тело в нужную Кхану сторону, используя огромный вес каменной громады против него самого, одновременно с этим уходя в сторону от линии удара.
Кристальный скелет монстра выдержал все, что приготовил для него орк. Колено не прогнулось в обратную сторону, жестко закрепленное в ложементе коленного сгиба и защищенное от подобных ударов естественной броней. Сопровождая падение конструкта, Джагернаут обрушил его уже пострадавшую сегодня спину в области поясницы еще один могучий удар облаченной в кастет рукой, так и не найдя для себя возможности атаковать конструкта в голову. Но и этот удар не смог повторить успех предыдущего, лишь немного позволил развить его успех, добавив в сеть трещинок, покрывших спину голема несколько новых изгибов и явную выбоину в том месте, куда пришелся основной удар.
Мгновение казалось, что алмазный исполин повержен и вот вот рухнет на землю под тяжестью своего собственного веса, направленного умелой рукой мастера.
Именно в этот момент Заряд Кислоты влетел голему в спину. Реакция оказалась двоякой. С одной стороны, магическое заклинание тут же вступило в активную фазу, весьма активно воздействуя на структуру скелета конструкта, с другой - алмаз очень стоек к такого рода воздействиям, и если бы не магическая сила, вложенная в заряд - он вряд ли был хоть сколько-нибудь эффективен.
В итоге спина голема, в которую пришлась основная часть энергии заряда, несколько оплавилась и поплыла, теряя былой блеск собственных граней, словно побывав в высокотемпературной печи, однако сам конструкт если и почувствовал эффект от этого заклинания, то виду не подал. Разве что по появившемуся неприятному чувству близкой опасности, дарованной магу предчувствием от рептилии тот смог судить, что голем понял его намерения и включил в список целей на поражение.
Предчувствие, наложенное на Кхана и концентрация собственного тела на уклонении и парировании помогло избежать большую часть кислотных капель простым движением корпуса, но все же тому сейчас было немного не до этого, и некоторая часть заряда пришлась и ему - уж очень близко находились противники, да и полностью урезать радиус, разменяв его на силу поражения Винсент все же не мог.
И сразу вслед за этим голем вновь показал, что сравнивать его поведение с уже знакомыми противниками не стоит. Едва его рука нашла на земле утерянную при ударах точку опоры, как тот тут же оттолкнулся от нее, и вслед за этим другая рука, более мощная и тяжелая, остававшаяся доселе незадействованной и отведенной в сторону в попытке сохранить баланс огромного тела, с неуловимой глазу быстротой метнулась к челюсти орка, проводя самый сокрушительный апперкот, который тому доселе наносили.
Реакции Кхану хватило, глазом он уследить за противником успел, да и рефлексы бывалого бойца его не подвели. Вот только ярость, пусть даже холодная в сочетании с жаждой крови в итоге давали плохой коктейль для того, кто хотел бы сохранить свое тело невредимым, да и заклинание Винсента внесло свою долю в ту неразбериху чувств и предчувствий, что сейчас терзала его сущность. А сам же голем был противником необычным, с очень длинными руками. И, что немаловажно, он явно знал о своих возможностях и умел ими пользоваться.
Удар не смог задеть Кхана всей своей яростной силой, иначе вполне мог бы закончится для него если не фатально, то как минимум поломав ему челюсть не взирая даже на те усиления, которыми его напитали союзники, однако зацепил его касанием. И даже это касание заставило Кхана мотнуть головой, ощутив заскрипевший на зубах песок, а свет в глазах на мгновение поблек, сузившись до миллиард крошечных звездочек.
Орк не видел, как при этом движении спина конструкта еще больше зазмеилась трещинами, - то не выдерживала предельных нагрузок кристальная плоть, но это заметил взмывавший ввысь Винсент. Еще тот заметил, как на направлении движения голема к Севриналю земля морщится, вспучиваясь и вырастая ввысь прочной грядой Каменной стены.
Еще он смог заметить, что присутствие голема на поле боя само по себе оставляет след - это видно по окончательно пожухшим вокруг и без того бывшим не самым здоровым растениям и появившемуся ощущению ломоты в теле, которое в горячке боя особенно не ощущалось. Еще он успел заметить, что часть скулы орка, в которую пришелся удар голема потемнела, словно давний кровоподтек. Что было бы нормой, если не учитывать, что с момента самого удара прошли считанные мгновения. И что на самого орка была наложена каменная кожа. Все это могло дать юноше возможность понять и без того очевидную истину - под удары этого исполина лучше не попадать, причем всеми возможными силами. Вполне очевидно, что кроме самого ущерба от удара, пострадавший оказывается под воздействием иной враждебной магии. Кроме всего прочего, с высоты стал заметен тот эффект, что создавал конструкт одним только фактором своего появления на поле боя - оставшаяся зелень в большом радиусе вокруг него пожухла еще больше, а в воздухе чувствовалось явное зловоние разложения. И как плюс к этому, то ли от этого гнилостного запаха, то ли от еще от чего но у мага заметно закружилась голова, будто физические силы его все это время утекали в неизвестном направлении. Ох, неспроста вокруг алмазного конструкта так фонит эфиром смерти...
Тем не менее, Винсент сразу после взлета направился к ближайшему источнику эфира, питающего конструкта эфиром, и с занятой высоты смог увидеть нужную ему цель - Кровавый кристалл с разлившейся вокруг него лужей крови. Чего бы это ни было, наступать в это явно не стоило.
Севриналь, закончивший с возведением между собой и угрозой его собственной жизни каменной стены принялся за плетение нового заклинания. но если по его ощущениям Поступь грома еще могла как-то навредить исполину, то для Расщепления минералов ему было нужно, чтобы в момент завершения заклинания на конструкте не оказалось его обновляющегося щита, иначе заклинание просто не сумеет на него подействовать. В условиях полноценного контакта Кхана и конструкта это было вполне осуществимо, но требовало некоторой координации действий с обеих сторон.
В это время Ледяной Ифрит, не смотря на команду заклинателя и собственное хладнокровие, которое он умудрился сохранить на своем челе, самолично в пекло боя соваться не собирался. Вместо этого, по прежнему напрямую следуя приказу, он творил заклинание, которое по его окончанию разродилось целой очередью Ледяных стрел. К сожалению Винсента, так как сам Ифрит сожалеть не умел, эта магическая атака уперлась в щит, вновь возникший по контуру тела алмазного гиганта, который после последнего попадания в него лопнул, и ответное прямое попадание в ледяное тело Темных стрел поставило его существование под серьезный вопрос, оставив на теле Ледяного ифрита тяжелые раны. Впрочем, он все еще был жив и вполне дееспособен.

Карта боя

http://s8.uploads.ru/FyBS9.png

Общая карта

http://s2.uploads.ru/T56Xw.png

37

У магов, как знал Далендор, была одна неприятная для них уязвимость. Это их реакция. Далендор даже не обращал внимания на то, что маг колдует на его тень, ибо уже придумал как это заблокировать, однако его больше волновал кристал. Они тут явно были не спроста, а ощущение магии только подтверждало это. А потому нужно было что-то делать с ним. Далендор побежал к кристаллу и собрался нанести ему череду быстрых ударов, стараясь разрушить кристалл. Конечно он ожидал атаки из тени и она его не могла застать в расплох. Поэтому он просто бы уклонился от неё, ну и так же готовился уклоняться от возможной защитной реакции кристалла. Если получится разрушить его достаточно быстро, Далендор максимально быстро несколькими длинными шагами в пустоту побежит к прошлому кристаллу, чтобы проделать с ним то же самое.

38

Это был реально сложный бой.
Шом использовал каждую возможность, чтобы связать боем Гиганта и навязать ему схватку на своих условиях. Теперь в ход пошли и руны на ботинках: каменного удара и тяжелой поступи. Бить в землю в надежде просто фактом волны земли сбить с ног эту махину? Ищите дурака. Но вот усилить свой удар ногой по уже поврежденному колену магией, да после мгновением спустя разрядить туда заряд "землетрясения" - звучит как неплохая задумка. А ведь еще есть и поврежденный бок...
Теперь, когда они остались один на один, Зеленый наконец то мог не сдерживаться и без опасений задеть союзников творить то, что взбредет в голову.
Вихрь.
Сплошные финты и отвлекающие маневры, что один за другим просто летели в движениях орка, вряд ли могли отвлечь этого гада и запутать совсем, но шанс поймать на ошибке все же был. Гамашиноху требовалось развивать преимущество. Он уже нанес несколько страшных ударов, но эффект не удовлетворил? Прочная тварь, но орк сильнее. Сильнее, быстрее, и он только начал Пир.
Под маской десятков беспечных телодвижений сложно разглядеть идеально выверенный танец мастера рукопашного боя, в котором напряжение каждого мускула и движение хотя бы на сантиметр обусловлены жесткой необходимостью. Вкладывая в каждый удар, захват, залом максимум Злобы, что бурлила внутри монаха, он стремился изничтожить эту тварь. Три слабых точки: малая рука, рана в боку, сквозь которую можно добраться до внутренностей, да колено, по которому пришелся удар.
Предсказать хоть один прием или удар заранее? Невозможно. Нет, не потому что Кхан бесконечно и невообразимо крут. Отнюдь. Просто когда бой летит на скоростях, недоступных простому человеческому восприятию, заранее планировать удары невозможно. Приемы десятков видов единоборств, что воедино сплетались в боевой стиль Кхана, выбирались далеко не разумом, а подкоркой и нервами.
Инстинкты. Железная воля. Сила духа.
Голем и орк просчитывали друг друга за мгновение между сдвоенными ударами сердца, а дальше меняли план на новый и так раз за разом.
Они не думали. Только три постулата способны выиграть этот бой. Десятки лет тренировок, что каленым огнем выжгли внутри самой сущности бойца его способности, теперь давали о себе знать.
Жалкое подобие нежизни или чтобы там собой не являл этот громадный кусок камня не способно превозмочь порыва души истинного бойца, в чьих жилах течет раскаленная как магма кровь.
Особенно когда этот боец никогда не дерется в схватке один.
Клятва Двуликому не может быть нарушена, а значит есть только один вариант.
Победить.

39

- У голема аура смерти, осторожно! - выкрикнул избранник, надеясь, что его поймут. Времени было в обрез - чем быстрее он избавится от источника подпитки, тем скорее они смогут расправится с опасным творением враждебной магии. Однако, стоило прежде все же задержаться, чтобы отдать Кхану щит энергии. А затем - кристалл. Палитрой элементов Ворона собирался нанести первый удар, чтобы оценить прочность объекта и его стойкость к различным стихиям. Затем можно было пустить в дело ледяные колья и ледяные стрелы в массовой вариации.

А если смысла в магическом воздействии не будет, кристалл окажется стойким к такому, стоило уделить внимание Кхану и его оппоненту. Либо же в случае, если Далендор успеет прибыть раньше и сам займётся кристаллом. В данном случае Винсент собирался пустить в дело призыв единорогов, если те уже были готовы вновь явиться на его зов. Тогда сразу же одному из них быть команде благословить Кхана и обоим сосредоточить натиск на големе издалека, не суясь в ближний бой. Длань природы, слёзы нереиды - эти чары постепенно войдут в ауру орка, чтобы нести ему своё благотворное воздействие.

40

Да, тут уж так просто не отделаешься. Голем создан как-то совсем хитро, но что-то тут не так. Ну не могло такое быть создано напрямую. Разве что… куда это там Винсент? И где вампир? Но для начала, разрядить-таки Поступь грома. И закрыть орка Каменным щитом, давая лишние секунды.
Хм, значит, есть и что-то еще. Причем наверняка с высоты будет даже заметно — то есть что-либо уже масштабное. Тогда и такое явление, как этот монстр, становится более понятным. К тому же, сейчас очень стоило бы оказаться подальше от него, как бы не была прочна защита геоманта — он хоть примерно ощущал давление на почву в этом столкновении титанов, и имел хоть малую возможность судить о силе их ударов. А потому, срочно плести Полет.
Потом же, когда (если) наконец чары будут завершены — ему дорога вверх, хотя бы метров на двадцать (лучше все-таки не выпускать орка из зоны действия ауры), и тогда можно будет бросить взгляд на все, до чего только он дотянется. Что же еще Севриналь заметит в этот мрачном лесу? Начиная с того самого источника, или же чего-то подобного. И кроме того, куда же там делись прочие. Скорее всего, проще разбирать не самого голема, а то, что дает ему такую силищу. А это не будет компактная конструкция, так ведь. По крайней мере, так прикидывал темный эльф на основе всей своей практики.
Единственная проблема — оставить одного лишь орка в этом противостоянии. Но тут уж геомант поможет чем выйдет. А пользы от него много, дайте только завершить заклинание. Да и пока он здесь.
А уж сколько маны на все нужно! Второй Чародейский отвар в расход. По крайней мере, воздух всегда здесь - бесконечный источник подпитки. И если уж на то пошло, пока голем не трогает геоманта, может, он сможет взлететь над стеной так, чтобы видеть и тело Аладоры? У нее еще зелья были, а их мало нынче не будет.

41

Далендор

Что бы ни делал маг, это застало вампира на бегу к Темному кристаллу, готового к любым неожиданностям и собирающегося избегать те неприятности, которые для него приготовили. Тень под его ногами и тень, которую отбрасывал Кристалл, взметнулись в воздух, странным образом обретая плотность и глубину, и одновременно нанесли по Далендору сдвоенный синхронный удар.
Уклониться от этого можно было только одним способом, и вампир воспользовался им, уйдя вперед и в сторону перекатом, после чего вновь оказавшись на ногах, продолжил стремительный бег к Кристаллу, который больше ничего не прикрывало. Тени за его спиной опали, так и не сумев достигнуть ударами цели. Видимо, на большее они рассчитаны не были.
Первый удар по граням кристалла отдался в руке, удерживающей кинжал, приятным хрустом пробиваемой плотной оболочки, и следом за этим острие погрузилось на всю глубину, больше не встречая сопротивления. И как только оружие оказалось извлечено из образовавшейся раны на хрустальных гранях, из получившейся трещины хлынула чернильная жидкость, собираясь у основания кристалла и под ногами Далендора в неприятного вида лужу.
Еще больше ударов, покрывших кристалл сетью трещин и прорех, и тот ощутимо просел в воздухе, накренившись и начиная поворачиваться к вампиру неповрежденным боком. Медленно, даже для человека, не то, что для вампира с его нечеловеческой скоростью реакции и ударов.
Тем временем жидкость под его ногами, видимо, набрала некую критическую массу, после чего ее свойства изменились, и чутье вампиру подсказало, что дальше в ней находиться опасно. Он как мог, избегал попадания в эту лужу, однако для этого требовалось крутиться вокруг кристалла, и наносить удары с все большей дистанции.
Увлеченный боем, вампир, однако, не забывал следить за обстановкой, и потому вовремя заметил опасность с тыла - это те две Тени, что сотворил маг при выходе из своего прыжка, сейчас устремились к нему и попытались атаковать сверлящего ударами дырки в поверхности Кристалла Далендора со спины.
Впрочем, Темный маг не особо полагался на собственных слуг, так как в его руках после завершения финального жеста оказалось Копье праха. Которое тут же было направлено в землю под ногами вампира. Точнее, в ту лужу, которая разливалась под его ногами, и уже ощутимо затрудняла движения, словно бы затягивая его стопы в себя. Сам маг при этом выглядел плохо, и было очевидно, что это были едва ли не последние его осознанные действия. Однако он все еще оставался опасным и рассчитывал поквитаться с вампиром за уничтожение охраняемого кристалла.
От всех осколков костей вряд ли получится увернуться. Кристалл получил значительные повреждения и опустился на землю, толчками извергая из себя все новые порции темной жидкости, но уже не казался на вид действующим, и начавшим погружаться в тень вместе с Далендором. Настало время решить, что же делать в этой изменившейся ситуации.

Кхан, Севриналь

Удар сердца потребовался зеленокожему воину, чтобы прийти в себя от удара. Больно, но терпимо, да и до боли ли сейчас орку, когда его глаза видят противника? Куда хуже то, что за это время конструкт, кажется, переоценил приоритеты, и, не обращая больше никакого внимания на исчезаемого из поля зрения за каменной стеной геоманта, развернулся всем корпусом к Кхану. Еще хуже было то, что конструкт теперь словно бы пританцовывал на месте. Он не подпрыгивал на месте, нет. Для тела с той массой, которая была у голема, это было почти невыполнимой задачей. Однако теперь, когда его центр его массы полностью контролировался алмазным воином, свалить того с ног стало даже более трудной задачей, чем было до того.
Но отступать Кхан не собирался. Напротив, активировав руны, пошел в атаку, прямым ударом ноги стремясь разрядить свою ярость и мощь усиленных магией ударов в уже поврежденную прошлым ударом ногу противника.
Вот только теперь голем к этому был готов, и едва заметным глазу ударом ребра ладони отбил ногу Кхана в сторону, и сам контратаковал прямым, как стрела, и мощным, как таран, ударом кулака в грудь по выведенному из равновесия противнику, с заметным дошагом ноги, чтобы увеличить силу удара за счет собственного веса.
Кхан, не переставая анализировать боевую ситуацию, узнал эти приемы. Несколько нетипичный Гангир, скорее всего в связке со Стальным барьером, что еще раз доказывало высокий уровень мастерства его противника, и то, что, даже не смотря на превосходство живого яростного духа над бездушным исполнением техники, недооценивать этого мертвого бойца не стоило.
Трудно сказать, что было бы, достигни удар алмазного великана цели. Во всяком случае - ничего хорошего, но тут в судьбу орка вмешалось три фактора. Первый - его собственная сноровка, позволившая мгновенно отреагировать и сгруппироваться, даже в неудачных для себя условиях, и вновь почти полностью уйдя в сторону, используя скользящий блок и собственную способность к уклонению. Второй - своевременно легший поверх него Щит энергии, поглотивший возможные неприятные последствия даже попадания вскользь.
Третий же - то, что Севриналь именно в этот момент ударил по голему своим вариантом Поступи грома - земля в буквальном смысле разверзлась под ногами конструкта.
Голем временно оказался в достаточно неудобном для себя положении, вынужденный упираться огромными ручищами в землю в стремлении вырваться из ставшей вдруг ловушкой земной тверди, но было очевидно, что для этого ему не потребуется много времени.
Чуть хуже пришлось орку, который снова увидел мелькнувшие перед глазами звездочки, и даже слегка пошатнулся под воздействием эффекта заклинания, которое не делало разницы между своими и чужими. Но тоже ничего такого, с чем нельзя было бы справиться незначительным, даже неосознанным напряжением внутренних сил.
Винсент тут же почувствовал, как большая часть его магических сил словно провалилась в никуда под действием даже такого сравнительно слабого удара алмазного монстра. Быть может, вставать преградой между этими двумя воинами - не самая удачная идея?
Зато теперь его враг оказался в нужной Кхану позе, и все еще активные, но так и не использованные руны намекали на необходимость их реализации. Что ж, Кхан не собирался их разочаровывать.
Удар, предназначавшийся чуть ранее колену алмазного громилы, сотряс землю и вбил его голову в торс и плечи, запрокидывая ее назад, влекомую силой удара и испытываемой Кханом в этот момент праведной яростью. При этом движении в шее конструкта что-то ощутимо хрустнуло, а поверхность его "лица" покрылась сетью глубоких трещин с явной выбоиной на месте удара.
Для нормального живого противника на этом бы все и закончилось, но не для конструкта. Хотя, кажется, проняло неслабо. Бросив попытки выбраться из ловушки при помощи рук, он закрыл поврежденное лицо жестким блоком, и начал пригибаться к земле, словно стремясь врасти в нее целиком. Или выпрыгнуть из нее напряжением нечеловечески мощных ног. Очень жаль, что не хватило времени на желаемое Мягкое касание, или, тем более, Шокирующий кулак...
Поверх всего этого на конструкта упал Сгусток льда со стороны все еще живого и даже умудрившегося сохранить сознание Ифрита, который с механической точностью и ледяным хладнокровием продолжал исполнять приказ своего призывателя. Заклинание не принесло никаких видимых повреждений голему, однако Ифрит на этом успокаиваться не собирался, и начал заготавливать для него Каток.
Куда более заметное воздействие Поступь грома оказало на Альфреда и Торина, которые только чудом избежали попадания булыжников, но вот избежать землетрясения и ударной волны от заклинания не смогли, и потому впали в беспамятство. Впрочем, вполне живые и пока что невредимые. Но все же стоило бы быть аккуратнее с воздействием по площадям, иначе в противном случае у группы в скором времени попросту некого будет охранять.
Отметивший этот факт краем сознания Севриналь уже творил следующее заклинание из заготовленного списка - Каменный щит. Секунды концентрации текли медленно, а их еще оставалось так много...

Винсент

Тем временем Винсент тоже времени зря не терял. Его перья, раскрашенные в разные тона, так или иначе, достигли цели, и в той или иной мере им удалось нанести кристаллу какой-то урон, но сравнительно меньший ожидаемого, что позволило сделать магу вывод о том, что его цель, то есть Кровавый кристалл, защищена в равной мере от всей используемой перьями магии, однако полной неуязвимости от нее у кристалла все же не было. Кроме того, у некоторых заклинаний помимо магической основы присутствуют еще и физические элементы, и вот они-то оказались на первый взгляд наиболее эффективны.
Впрочем, заклинание оказалось в достаточной степени мощным, чтобы нарушить что-то в течении энергии под треснувшей кристаллической поверхностью камня, и тот ощутимо вздрогнул, распадаясь на несколько частей. При этом кровь, натекшая из него за все это время, начала с шипением растворять его останки, намекая на то, что она сделала бы с чьими-нибудь ногами, если бы этот "Кто-то" имел неосторожность в нее наступить.
Чувство эфира подсказало Винсенту, что и другой кристалл - Темный - к тому моменту уже прекратил свое существование, но он по прежнему чувствовал потоки эфира Природы и Смерти из глубины леса. Настало время решить, куда же направиться дальше.

Карта боя

http://sa.uploads.ru/7fdAD.png

Общая карта

http://s6.uploads.ru/4wJZm.png

42

Копьё праха было очень неприятным аргументом со стороны мага, который ещё каким-то чудом находил в себе силы на бой. В прочем Далендору было чем ответить на это. Для начала Далендор применил очищение, дабы сделать быстрый прыжок в сторону, уклоняясь от эпицентра пущенного копья. Следом стоило сместиться от осколков, благо способность быстро восстанавливалась и позволяла Далендору уклоняться даже в невероятно трудных ситуациях. Тени и мага он продолжал игнорировать, теперь стоило побежать к красному кристаллу, используя шаг в пустоту, чтобы пойти быстрее разрушить и его. Далендор не знал приносит ли это пользу, но по крайней мере он ощущал какое движение в сторону предполагаемой цели задания. Оставалось надеяться, что союзники справятся с защитой целей.

43

Да уж, не совсем понятно, что делать. Группа рассеялась. Нехорошо для того, кто предпочел бы иметь всех под боком. Но ведь это еще не значит, что Севриналь не может быть быстр и подвижен.
То, что стало с их нанимателями, было чуть хуже. Неужто его Песчаные щиты были настолько слабее его же простых разрушительных чар? Видимо, в чем-то практики геоманту не доставало. Значит, нужно больше. И кроме того, научиться не доверять так своей защите, а не то еще один враг с такой вот силищей, и будет и его, Севриналя, черед. Но прямо сейчас — выполнить задачу. А это, в данном случае, означает разобраться с источником проблемы. Кажется, его союзники видят несколько больше в этом плане, так что и темный эльф может воспользоваться их наводкой.
Но сначала, Каменный щит должен быть завершен. Хотя бы чтобы узнать, насколько он хрупок, когда на прочность его проверяет этот монстр. А между тем Севриналь на своих двоих направлялся туда же, куда уже улетел Винсент. Его Руны скорости позволяли достаточно быстрый шаг и в такой ситуации, а уж когда заклинание будет закончено, то можно и сорваться на бег. Вот уж в чем заклинатель никогда не практиковался много, но его рунной магии и чистой выносливости должно хватить. Лес так лес. Геомант мог хотя бы примерно ощущать шаги на огромной дистанции, так что если повезет, то получится навестись на Далендора. Или же на кого-либо еще? Нет, лучше не надо. Не в одиночку. Проще следовать вампиру или Винсенту. Где же корень всех проблем? Какая сила создает таких монстров, и так привлекает вампиров и некоторых магов? Скорее всего, там не будет ничего столь же защищенного, как этот голем.

44

Резкий спад магической энергии не мог остаться незамеченным. Это было неприятно, но и не смертельно. В отличии от того удара, что мог бы достаться Кхану судя по всему. И хорошо, что всё-таки успел! Хотя куда лучше было бы укрыть парой более экономных, но прочных щитов. Но времени на то не было, увы. А между тем проблема двух кристаллов была решена - крови и тьмы. Винсент ощущал еще два - смерти и природы. «Подпитка голема? И сразу четыре стихии...» - про высшую магию, конечно, был в курсе, но не слышал ничего про заклинания, объединяющие разом четыре стихии в себе. Похоже, пред ними действительно могущественный маг.

Судя по всему Далендор и Севриналь скоро пребудут к нему, а значит неплохо бы сделать рокировку. У Кхана дела вероятно шли не лучшим образом, так что следовало придумать, как ему подсобить. Первым делом собирался испить чародейский отвар для пополнения сил, а так же внимательнее сосредоточиться на чувстве магии - где конкретно расположены кристаллы, есть ли рядом с ним одарённые магическим даром? Вся эта информация пригодится и вампиру, и бывшему учителю.
Ждать долго, в прочем, не планировал - скорее всего Далендор появится первым, ему быстро и передаст информацию, после чего полетит навстречу Севриналю. Тому так же достанется доля информации, а так же то, куда именно отправился вампир. После чего мог уже лететь дальше к Кхану, нанимателям-исследователям и голему. Во время полёта собирался подготовить для орка ледовый барьер.

45

Этот гад оказался на редкость прочным.
Даже сверхсильные атаки, которыми архиличей сокрушать можно, не могут толком навредить гадине возникшей Харт пойми откуда среди болот, в которых царит смерть, зараза, что угодно, но не тонна алмазов.
Вариантов то и не было - промедление в секунду равносильно смерти. У голема появилась новая "пробитая точка" - голова. Наметить хоть какой либо точный план не представлялось возможным. Наверное, даже если бы Кхан сейчас вел размеренную схватку с оценкой сил, стиля и прочих нюансов, он бы и то затруднился выбрать конкретную связку. Сейчас все просто: -КХАН!!! БИТЬ!!!
Не жалеть рун. Вообще. Мгновенная активация на то и мгновенная чтобы при ударе выпускать энергию заложенную в них. Например пресс - интуитивно казался более вероятным из оценки ситуации. Впечатать гада в землю. Не дать подняться. А доля мгновения для неполной подготовки железного касания перед тем как оторвать ногу от земли для замаха, а дальше уж или на голову( прям по блоку) или как придется. В мгновение замаха будет сила, а в момент после касания поступь. Главное не дать твари опомниться, прыгнуть, уйти. Что еще есть? Могучий удар, град и далее. А может ничего и не выйдет и придется абсолютно случайными ударами рук и ног держать врага здесь, на месте, не давая уйти и добивать. Добивать. Добивать.
Мозг крутился как раскаленные жернова, подогреваемый опасностью и равной схваткой. Хотя равной ли?

46

Кхан Шом, Севриналь

Новый град ударов посыпался на голема, который неожиданно прежде всего для себя самого опустил руки и открыл Кхану великолепную возможность показать ему всю ярость, на которую способен орк-рукопашник. При этом конструкт, который еще мгновение назад казавшийся воплощением грозной и непобедимой силы, словно бы обмяк. Впервые за весь бой он издал какой-то звук, похожий одновременно и на стон, и на хруст - то его кристаллическая броня покрылась сетью трещин, лишаясь большей части своей неумолимой прочности и напоминая теперь по твердости пластилин, удары по которому вызывали целые волны по телу конструкта. Опав еще сильнее в ловушке, которую тому организовал Севриналь, конструкт начал заваливаться набок, взбороздив в склоне ямы собственным весом целую расщелину. Однако Кхан на этом не остановился, усмотрев в поведении противника прекрасную возможность поквитаться за потерянного товарища и все те нервы и силы, которые пришлось на того потратить. Подгадав момент, орк подпрыгнул в воздух, и нанес и без того уже почти мертвому конструкту, принявшемуся на глазах осыпаться дождем осколков, сдвоенный удар обеими ногами в голову, одновременно с этим используя имеющиеся у него руны. После чего, конечно, он  и сам упал на спину, но ловко сгруппировался и быстро поднялся.
А вот его противнику больше подняться, видимо, было не суждено.
Его алмазная броня искрошилась до такой степени, что под ней стал заметен почерневший, словно бы обугленный от высокой температуры скелет. Маска на месте лица и вовсе раскололась, обнажая потрескавшиеся от удара кости лица скелета, и его вечную ухмылку.
Сам голем опал на спину, раскинув руки в стороны, словно присел отдохнуть в удобном анатомическом кресле, вот только счастливым он от этого не выглядел. Его ладони дрогнули, и по всему телу скользнула волна дрожи. Он еще силился подняться! Даже после всех пропущенных ударов! Даже после того, как большая часть его тела превратилась либо в осколки, либо в неприятного вида жидкий кисель!
Кхан вновь прыгнул в воздух, Кхан в полете развернулся в изготовку для прямого удара, и обрушился сверху на противника, могучим ударом буквально испаряя осколки черепа и алмазов и вбивая из в землю. После чего конструкт затих окончательно, хоть и оставалась еще малая толика неуверенности при взгляде на поверженное тело голема. Такая живучая и мощная тварь вряд ли может уйти в мир иной так просто.
Именно в этот момент Ифрит закончил свое заклинание, и землю вокруг Кхана покрыла ледяная корка изморози от Катка, от которого повеяло холодом, и от распаренного и покрывшегося потом Кхана натуральным образом повалил пар. Это кажется, или со смертью конструкта даже сам воздух словно стал чище, и природа вокруг вздохнула с облегчением?
Окинув орка и останки его противника безразличным взором, Ифрит явно счел свою задачу выполненной, и, сияя полученными в результате сражения с защитой конструкта ранами в собственной структуре, развернулся и флегматично проследовал к исследователям, возвращаясь к исполнению предшествующего приказа призывателя и начиная творение Влажного барьера на пространство вокруг все еще не отошедших от поступи геоманта гнома и человека, демонстрируя всем своим видом презрение к теории вероятности и мнению тех, кто уже списал его со счетов.
Спустя пару мгновений после этого на орка наконец легла темная, обсидианового цвета сфера Каменного щита Севриналя, из-за которой Кхану стало чуть сложнее различать окружающие его детали, но под которой он мог наконец-то чувствовать себя защищенным, пусть и с небольшим опозданием. В конце-концов, лишняя защита никогда не повредит.
А вот то, что маг после этого начал неосторожно куда-то бежать, да еще и используя руны ускорения, да на коварной скользкой ледяной поверхности Катка - стало его ошибкой. К счастью, не фатальной, однако обидное падение и болезненный удар по своевременно подставленным рукам был неприятным, хоть и вполне ожидаемым исходом такого действия.
Само собой разумеется, что особенно далеко темному эльфу при этом продвинуться не удалось. С другой стороны, хорошо уже то, что ему хватило ловкости на то. чтобы этот удар не пришелся ему в лоб, что было бы, несомненно, куда обиднее.
Виновник сего торжества Ифрит не обратил на его падение ни малейшего внимания, всем своим видом показывая, насколько важно ему сохранить концентрацию для Влажного барьера, пусть и показалось приходящему в себя Торину, что на его лице в этот миг дрогнули губы, почти сложившись в ухмылку. Но это могли быть и последствия контузии.

Далендор, Винсент

Вампир, не обращая внимания на истекающего кровью мага и его тени вновь использовал шаг, чтобы оказаться около Кровавого кристалла, и застал его в весьма плачевном состоянии вместе с Винсентом, парящим в воздухе на своих крыльях и осушающего зелье, задумчиво разглядывающего небо на западе, где чувствовался сдвоенный поток эфира смерти и природы, как если бы два их источника находились вместе, не смотря на все противоречия, которые могли питать эти два вида магии друг к другу.
Два товарища обменялись взглядами.
Грохот битвы двух монструозных противников через некоторое время стих, явно придя к какому-то заключительному этапу.
И словно в ответ на это Винсент ощутил, как сквозь лес в их направлении медленно, но уверенно продвигается новая угроза. Ауры трех магов, две послабее, с окрасом в эфир смерти и природы соответственно, и одна, наиболее яркая - многоцветная, до слепящего мощная, содержащая в себе сразу следы сразу нескольких стихий - Природы, Смерти и Тьмы.
Двигались они четко и уверенно, до определенного предела сокращая между собой дистанцию и занимая некое подобие построения, при необходимости останавливаясь и выжидая, пока каждый из них не окажется необходимой точке. Такой способ перемещения не оставлял сомнений - они знают о присутствии противника в их землях, и намерены искоренить эту угрозу.
Самую сильную ауру почувствовал и Далендор, хоть и не имел пока представления об остальных противниках.
Кажется, хозяева некроконструкта пришли выказать гостям свое гостеприимство. И у тех оставалось совсем немного времени на то, чтобы выбрать место встречи, и подготовиться к ней.
Кроме всего прочего, разум подсказывал Винсенту, что встречаться лоб в лоб с обладателем той самой яркой ауры им вдвоем с Далендором лучше не стоит, так как силы в этом столкновении будут далеко не на их стороне.

Карта локации

http://s1.uploads.ru/eNauw.png

Общая карта

http://s1.uploads.ru/CXNzt.png

Отредактировано Мистическая Арена (2017-11-24 23:41:42)

47

Бежать по лесу, конечно, не должно быть сложно — где-то дети делают это хоть каждый день, и обычно без значимых последствий. Но детям, обычно, также не бросают под ноги целое заклинание, созданное для лишения мобильности. И с чего только ифрит решил, что это выгодно его стороне? Надо будет поговорить с Винсентом насчет того, как он контролирует своих созданий. По крайней мере, ледяной дух должен позаботиться об исследователях. Потому что сейчас все намного хуже, и с этим окружением вот ну совсем некому это сделать, в отсутствие Аладоры. Еще столько неизвестных угроз может обнаружиться.

В любом случае, раз зловредный монстр больше не дергается, то есть возможность передохнуть. Но то не значит, конечно, стоять в бездействии. Теперь можно спокойно сплести Полет, и подняться над скользким ландшафтом. Затем устремиться, все-таки, туда же, куда ранее направились другие члены группы. Полная скорость на рунах и поток воздуха в лицо — что, конечно, абсолютно безвредно для мага воздуха, зато удобно для восстановления своей силы, хоть какой-то ее части. Потому что одни боги ведают, что еще может скрывать этот лес. Так где там тот источник магии смерти, и прочие возможные особенности? Где все еще не упокоенные, вампиры, маги, големы, прочие монстры?

А помимо того, пока (если) есть время в пути, также следует собрать до готовности Шаровую молнию. В конце концов, геомант еще как может хорошо разбираться в разрушительной воздушной магии. Нечасто так бывает, разве что несколько большая доля среди темных эльфов. Только выпускать заклинание раньше времени не нужно, ожидаем не только подходящей цели, но и правильного момента. Для начала нужно найти союзников, и понять, что же они такого нашли.

48

- Далендор, у нас проблемы, - три ауры магов, причём одна из них весьма внушительная. Биться двое против троих - несусветная глупость. Они должны возвращаться к остальным. - Мы должны вернутся. Приближается новый враг, один из них - очень сильный маг. Далендор не умел чувствовать их так же, как избранник, но был способен предугадывать некоторые чары. Винсент с секунду смотрел на вампира, после чего резко рванул в сторону товарищей. «Защищай исследователей всеми силами,» - поступила свежая команда ифриту. Винсент был намерен рывком Ворона, максимально усиленным, ускорить процесс возвращения. А как окажется рядом с товарищами - медленно наградить Кхана морозным барьером, после чего возвращая щит энергии себе.

49

Даледнора уговаривать долго не надо было. Если враги сильнее его, то встречать их лоб в лоб было не в его стиле. Далендор так же рванул к своим товарищам, не пользуясь техниками, но пользуясь всеми возможностями своего мёртвого тела, которому не нужна была отдышка. Бег на полной скорости был даже забавен после множества сегодняшних мгновенных перемещений. Даледнор собирался быстро оценить обстановку у союзников и занять положение где-нибудь с богу от них. Не достаточно близко, чтобы попасть под случайное массовое заклинание, но достаточно, чтобы в случае чего быстро переместиться к ним под всеспасающие щиты магов. По пути к точке назначения Далендор сколдовал для себя дымовую завесу. Его ловкость вполне позволяла делать два дела одновременно, причём таких привычных для вампира. После чего Далендор мог только ждать врага.

50

Я искренне сомневаюсь, что мы закончили.
Мгновений перевести дыхание не было бы, если бы монах не умел делать того в движении. Да и устал ли он? Схватка шла меньше минуты. Да, напряженная, да, смертельная, да, в определенные мгновения на пределе возможностей. Но тем не менее крайне скоротечная. Орк и не думал об усталости вовсе! Шом понимал, что есть противник, понимал, что маги, которых надлежит оберегать где-то там, за каменной стеной, а вот товарищи по оружию побежали в поисках противника в глубину леса.
Продолжим веселье!
Играть в незаметность уже не было никакого смысла: если тут есть маги, им известно положение Гамашиноха, если еще один алмазный конструкт, то его не пропустишь. Ставка на скорость, собственную реакцию и готовность обрушиться как гром среди ясного неба на противника.
У Кхана была интересная возможность удивить противника неким нестандартным подходом. Вокруг были деревья. Старые, даже древние, с кучей толстых и прочных веток. В своих движениях сквозь чащу на северо-запад, орк мог двигаться используя стволы деревьев и ветки, как возможные точки для мгновений опоры, резкой смены направления зигзагами и одиночный раскачек тела в прыжках. Как обеъяны с Каталии, стремглав нестись сквозь лес, пока не найдется цель, и обрушиться на нее на всей скорости не дав отреагировать. Руны поступи в момент приземления создадут хаос землетрясений, стремительный прыжок поможет сберечь мгновений, набрав ускорение и мощь, а вечная готовность к неожиданностям, хоть стреле, хоть к луже тьмы под ногами, при обостренной до предела реакции, сыграет свою роль и не даст подставиться самому. А дальше? найдется противник  и будет уничтожение. Стирание. Любыми доступными боевому монаху способами, что подойдут для ситуации.
Кто не спрятался, я не виноват!

51

Группа вновь собралась почти в полном составе для того, чтобы перевести дух и собраться с силами. К счастью, их враги так же не спешили, остановившись как по команде на том пределе, за которым Винсент почти переставал уже их чувствовать. Судя по долетавшим до избранника эфира обрывкам ощущений, те занимались в данный момент примерно тем же самым - то есть укрепляли собственную оборону и укрывались чарами, чтобы упрочить свою позицию в надвигающемся сражении.
Впрочем, группе приключенцев они пока не мешали, и потому каждый из них что-то делал. Кто-то наложил на себя Дымовую завесу, отчего очертания его фигуры сейчас оказались скрыты под плюющимися клочьями темного дыма искрами, кто-то изготовил для удара Шаровую молнию, и теперь поигрывал ей в руках, с сосредоточенным видом пытаясь первым нащупать взглядом приближающегося противника. Кто-то наградил товарища Морозным барьером, после чего сам укрылся пеленой Щита энергии... Кто-то прыгал по деревьям, обуянный жаждой крови в поисках кого-нибудь еще, кому можно раздавить голову в лепешку, полностью оправдывая свое прозвище "Демоническая обезьяна".
Краткое затишье перед бурей, прерываемое разве что отрывчатыми командами-словами фраз заклинаний и сопением перепрыгивающего с ветки на ветку орка, все еще пытавшегося найти, нащупать органами чувств новых врагов. Которые либо хорошо спрятались за собственной магией, либо союзники Кхана просто забыли поделиться с ним имеющимися у них сведениями.
Впрочем, никто из присутствующих на поле боя, в которое обратился лес, не желал затягивать эту паузу, и вот совершенно внезапно, однако не неожиданно для некоторых из команды прямо перед магами воплотилась из теней фигура с мечом, который тут же в некотором подобии миролюбивого жеста уткнула кончиком в землю, показывая, что прямо сейчас атаковать не желает.
Хороший шанс для атаки, или возможность выслушать, что хочет поведать им это существо?
- Не советую, молодой эльф. - Предостерег, покачав головой, то ли рогатой, то ли с произрастающими из черепа ветвями назгул, обращаясь к Севриналю.

https://i.gyazo.com/ae29817f14a391f928aa652a1f40e561.png

Вместе с этим все кто умел, смогли почувствовать, как его аура зажглась нестерпимо ярким сиянием, переливаясь цветами всех трех даровавших тому возможности стихий, и очерчивая этим светом его возможности, выходящие далеко за рамки обычного мага. Кроме того, назгула в этот момент укрывали несколько видов защит - Щит тьмы и Аура черного огня из магии тьмы и Покров смерти из школы некромантии. Кроме того, оружие его явно находилось под воздействием той же магии, и обладало всеми признаками наложенного на него заклинания Оружие вестника. Брони на нем заметно никакой не было, если не считать за таковую огромную для иссохшего и немощного на вид тела назгула мантию.
- Итак, - Подытожило существо. - Вы пришли в мои земли и убиваете моих слуг. Несомненно, у вас на то есть веская причина? - Ровный, монотонный тон голоса назгула сложно было сравнить с говором живых существ, но у тех, к кому он обратился, могло сложиться впечатление, что среди этого, то ли громкого шепота, то ли тихого, едва слышного крика с отзвуками эха скользнули нотки иронии и сарказма. - У смертных есть невероятный дар - выбрать как окончить свой жизненный путь. И я дам вам возможность выбрать смерть от старости, и немедленно покинуть мой лес. Оставив одного из вас в качестве платы за уничтожение моего стража. В этом случае сражаться я буду только с тем, кого вы выберете жертвой.
Другие маги, впрочем, пока не показывались на глаза, уступив их предводителю право на переговоры. Однако это не значило, что те не вступят в бой, как только тому будет грозить серьезная опасность.
Как подтверждение этому, ветвь дерева, за которую собирался ухватиться орк при очередном прыжке, словно живая извернулась из под его рук, и орк с шумом обрушился вниз, хватаясь по пути за встреченные его телом при падении сучья. Но те так же проявляли неожиданное своеволие, и окончилось это для Кхана тяжелым падением на землю, на которой того тут же начали укрывать будто живым коконом ветвящиеся корни деревьев. Кхан успел заметить стоящую у шевелящегося ствола дерева фигуру мага. Который, встретив его взгляд, медленно покачал головой.