Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 14:00.
Время в ролевой

Погода в Талькосе: День. Легкий ветерок. Тепло. Малооблачно.
Погода в Блекморе: День. Холодный ветер с гор. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Лэвиане: День. Легкий ветерок. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: День. Безветренно. Жарко. Пасмурно.



Администрация от всей души поздравляет участников и гостей форума с юбилеем и благодарит за совместно пройденный путь длиной в десять лет, за впечаляющие результаты совместной дружной работы, позволившие создать целый уникальный мир с яркими самобытными фигурами и тысячами и тысячами лет увлекательнейшей истории! А так же вашему вниманию представляем приуроченное к нашему с вами празднику:
- Великий юбилейный Золотой Ящик 2017!
- Обновление товаров Мистической лавки
- Лотерея "Аттракцион невиданной щедрости"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 20 мая 17085 года. Зик Грейсон, Евангелина, Энмико, Ллойд, Аладора


№4: 20 мая 17085 года. Зик Грейсон, Евангелина, Энмико, Ллойд, Аладора

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Прошел практически месяц, после так называемой победы над темным Магистром. Ход войны удачно переломили, и теперь имперские войска вели уже наступательную войну, возвращая себе разоренные мертвецами землю. Информация о победе над темным Магистром распространилась как пожар, легенда о том, как очередная богоизбранная привела к победе горстку героев пришлась весьма по вкусу, как простым обывателям, так и сказителям, бардам. Новые песни и стихи кричали о славной битве и победе над Великим темным магом. Совсем до немногих просочилась информация о том, что Марагор на самом деле - вовсе не мертв, а древние Магиситры - вернули себе свою настоящую силу, да и мало кто действительно поверил в это. Чаще всего на таких рассказчиков смотрели с непониманием и просто крутили пальцами у виска, кто поверит в истину, когда проще поверить в ложь? Министерство магии и высших чинов империи вполне устраивало такое положение дел,когда речь касается пропаганды, отдельная горстка героев едва ли смогла перекричать важных ораторов и государственных деятелей, вещающих с трибун и балконов, впрочем имело ли это смысл? Ведь в прошлый раз мир спасали именно они, а не кто-то ещё... Все они просто молчали, видимо, такое положение дел их устраивало не меньше, чем представителей власти. Устраивало такое положение дел и Серого мастера рун - Зика Грейсона.

Арчибальд, я уверен, обо всем вкурсе, да и другие члены старшего совета что-то да знают, вопрос, знают ли они координаты перехода? Надеюсь мне удастся выяснить это сегодня.

Из комнаты одного из известнейших в средних кругах Иридиума заведений с говорящим названием "Желтый обормот" портал перехода был открыт непосредственно в Академию магии Аклорию, а именно в кабинет - кабинет теории магии, то место где Зик провел за последние годы очень много времени, и сейчас это помещение послужит ему в последний раз. Об этом совещании Зик не предупредил никого кроме тех, кому надлежало на него прибыть. Магическая защита от подслушивания была уже активирована, произойди в пределах кабинета даже взрыв - за его пределами едва ли будет слышно хоть что-то. Зик дважды проверил каждый уголок на предмет магических "жучков" или иных объектов посторонней магии, все было чисто и теперь маг встречал тех, кто выполнил за него всю работу, это следовало признать, хоть то и было неприятно.

Столы в помещении были раздвинуты и установлены вдоль стен, создавая свободное пространство зала. Четыре стола были сдвинуты вместе и установлены по центру, образуя своего рода "большой" стол для совещаний, за который могли легко усесться все присутствующие на обычные стулья, на которых обычно сидят студенты. На столе же самого Зика, рядом с доской, стоял графин с водой и несколько стаканов на подносе. Атмосфера не очень то и торжественная, особенно после пышной церемонии награждения, от которой у Зика все ещё оставались смешанные впечатления, но оно того и не требовалось. Мы сюда пришли дела обсудить. Когда нам удастся собраться в следующий раз - неизвестно.

Частичка церимонии здесь все-же была, Зик Грейсон был одет в ту самую одежду, которую ему любезно подарила её императорское высочество, дабы он предстал перед ней в подобающем виде. Сейчас Зик относился к этой одежде так же, как и любой другой, а на встречи, с теми или иными важными людьми, одевал именно её, что помагало создать совсем иное впечатление о себе. Ранее Зика устраивало то, что все смотрят на него как на рубаку-наемника, теперь - нет.
- Я думаю, всем известно, зачем я собрал вас тут - Сразу же заявил Зик, как только врата пустоты закрылись за последним прибывшим. - Поэтому предлагаю не тратить время попусту и переходить сразу к делу.
- Древние Магистры Вернулись. Факт ныне, более не подлежащий сомнению. Тем не менее известно о нем лишь нам и верхушке Министерства. Остальные либо остаются в неведении, либо относятся к произошедшему событию недостаточно серьезно. Я же считаю, что мы не можем как игнорировать сие событие, так и оставить его полностью на волю Магистрата. - Закончив свое вступительное слово, Зик уселся на один из обычных студенческих стульев за столом.

2

Прошел уже месяц после того как армия нежити была разбита и люди одержали победу. Столица возвращала себе прежний вид, опустошение от скорби по погибшим, сменилось на простую радость от бытия. Угроза миновала и над крышами домов снова засияло солнце. Простые жители радовались этому, что в общем-то и было самой большой наградой за эту победу. Познав огонь войны, как никогда начинаешь ценить мир и спокойствие. Однако, сама волшебница все еще чувствовала огромную пустоту внутри себя. На её хрупкие плечи разом навалилось столько всего, что не каждый за всю жизнь переживет, и это её тяготило. После церемонии колдунья сторонилась всяческого общения, стараясь предаваться глубокому уединению. Не было и минуты когда в её голова не была бы занята размышлениями о прошедшем. Много ночей подряд её преследовали кошмары, раз за разом заставляя переживать тот ужас с которым ей довелось столкнуться. Впрочем, время постепенно залечивало эти душевные раны, пусть и не так быстро как ей того бы хотелось.  Её называли героем, сделали символом победы, однако она не понимала почему эта честь выпала ей. Там, под стенами, в каменных коридорах, на выжженных улицах сложило голову гораздо больше тех кто был достоин такой чести. Полукровка стеснялась себя, чувствуя вину перед всеми кто был сражен на её глаза, из-за чего старалась не показываться лишний раз на глаза. Стоило ей объявиться на улице как рядом собирались люди - они смотрела на неё: кто-то с предвосхищением, кто-то завистливо, кто-то просто сверлил взглядом, от чего становилось не по себе. Если ей куда-то надо было идти, то она выходила лишь по вечерам или ранним утром, до восхода солнца, при этом стараясь избегать главных улиц и двигаться в тени подворотен с надвинутым на голову капюшоном.
Аладора сидела за столом вместе со всеми. На ней была обычная одежда, такая же какую носили простые люди в этом городе, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Рядом лежал длинный коричневый плащ без которого она на улицах города не появлялась. Она была холодна и спокойна, её взгляд был отстранен, хотя она и понимала зачем здесь. Знакомые лица вызвали новый прилив воспоминаний, тех самых минут или часов которые они провели во время ритуала. Они находились в одной из аудиторий Аклории, в какой именно колдунья не знала, но судя по интерьеру тут явно не ботанику преподавали. Грейсон чувствовал себя здесь достаточно уверено, от чего можно было сделать вывод, что бывал он тут несколько раз точно. В прежние времена Аладора, не без любопытства, принялась изучать бы тут все что есть, но теперь ей было не до этого:
- Это к лучшему, что о них знают не все, - не поднимая взгляда, сказала Аладора, как только Зак закончил говорить. - Мы и сами, хоть и участвовали в ритуале, не знаем и десятой части от того что на самом деле происходит. Мы спасли город, но при этом вернули Магистров. И если первый факт безусловно можно отнести к хорошим событиям, то на счет второго трудно сказать однозначно. В любом случае, лучше чем мы всю эту ситуацию все равно никто не знает, поэтому хотим мы того или нет, но докопаться до истины никто другой уж точно не сможет. По крайней мере самостоятельно.

3

С тех пор, как закончилась церемония, Евангелина практически все свое время проводила в компании Серого мистика. Но единственная тема, которой они оба избегали, было произошедшее. Ева рассказала о ритуале и магистрах все, что знала. Более того, позволила Зику окунуться в ее воспоминания и с помощью магии очутиться в этих событиях, практически собственными глазами все увидеть. Однако, обсуждать детали желания не возникало. Требовалось время, чтобы как следует все обмозговать и сделать выводы. Следовало полагать, что Грейсон считает точно также. И, как результат, он решил устроить общий сбор почти всех участников ритуала. "Желтый обормот", грязноватая комната, затем портал в кабинет Аклории. Неплохое прикрытие, хоть и не достаточное. Спорить смысла не было, ведь задумчивость Евы граничила с едва сдерживаемым любопытством.

Знакомые лица, на которые легла мрачная тень тяжелой войны. Ева до сих пор гадала, каким же чудом им удалось победить. Приходилось признать, увы, что погибший император допустил массу ошибок при своем правлении, в результате чего страна была не готова к такому серьезному удару. Была и еще одна странность - отчего-то Шедим так и не решился напасть на ослабшую империю, хотя возможность была уникальной, ведь все силы были стянуты на запад. Но из Евангелины политик был так себе, поэтому такими вопросами особо голову она не забивала. Наконец, все собрались и стали занимать места за столом. Еве не хотелось за этот общий круг, потому она посчитала, что может себе позволить пока что посидеть на подоконнике и рассмотреть двор академии. Вернее то, что от него осталось после нашествия нежити. Несмотря на то, что от обилия костей и гниющей плоти мертвецов давно избавились, двор выглядел мрачно. Но Аклория навевала теплые воспоминания, эти стены, даже после пережитой трагедии, все равно казались такими теплыми и родными. Зик начал беседу нейтрально, дабы просто нарушить гнетущую молчаливую атмосферу. А вот волшебница Аладора, что пожертвовала своей жизнью в ритуале, тут же ее подхватила.
- Но докопаться до истины никто другой уж точно не сможет. - сказала она.
Заклинательница отвлеклась от созерцания окружающей обстановки и посмотрела на нее с некоторым сочувствием. Эта светлая леди выглядела болезненно, точно воспоминания страшно мучили ее и ослабляли преследованием. И все же, это был не повод продолжать ходить вокруг, да около.
- А что вы подразумеваете под истиной? - спросила Ева не только Аладору, но и всех присутствующих. В ее голосе не было пощады, но отчетливо звучала решимость. Похоже, для себя Евангелина давно все решила, и теперь лишь хотела узнать, какие выводы сделали остальные. - Чего вы на самом деле хотите и что теперь собираетесь делать? Что вы сделаете с тем, что знаете? - небольшая выразительная пауза подвела черту под каскадом риторических вопросов. - Каков следующий шаг?

Избавление от магических печатей по-настоящему раскрыло эту девушку. Преступившая магический закон самим своим рождением, тем не менее, она больше не грызла себя чувством вины за то, чего в принципе никогда не могла изменить. Запретная магия крови была ее сущностью. Да, она родилась благодаря тем, кто нарушал закон, кто проводил чудовищные опыты. Но именно благодаря всем им Ева была сейчас такой. Сильной, уверенной, решительной.
- Каждому с детства внушали, что древние магистры - зло во плоти. "Они уничтожили своей силой целую эпоху и даже артефакты, что находят поныне, опаснейшие отголоски прошлого". Мы никогда не подвергали эти знания сомнению. - девушка усмехнулась, откинув мешающий локон на плечо. - И вот, мы вживую познакомились с этим злом. Очевидно, будь они в самом деле чудовищами, от мира бы уже камня на камне не осталось. Но вместо этого они своим возвращением разом прекратили войну и вернули к жизни всех, кого смогли. Полная противоположность всему, что мы знали до того дня... Почему?
Евангелина приблизилась к столу, уже вглядываясь в лицо каждого, будто жаждала узнать их мысли, настоящие, ничем не прикрытые, сокровенные.
- Кто скрыл правду о магистрах? По какой причине и для какой цели? Почему целая эпоха оказалась искажена до неузнаваемости и потомкам была передана чистейшая ложь? Вот что действительно важно. - Она выпрямилась, поправив свой неказистый темно-синий костюм, что непривычно завершался не плотно облегающими штанами, а длинной, в пол, бархатной юбкой. - И именно этим я намереваюсь заняться в ближайшее время. Найти ту точку отсчета, откуда на самом деле пошла ложь. Найти, кому это было выгодно и понять причину, почему такие знания были уничтожены. Наконец, я достану достоверные знания о прошедшей эпохе магистров. Убеждена, правда хоть и сокрыта, но наверняка не настолько хорошо, как многие думают. И, не исключено, что истину следует искать в Аклории, во дворце империи, и в самом Министерстве Магии.
Девушка улыбнулась, понимая, насколько непривычно и громко могут звучать ее слова.
- Правдивые знания необходимы для того, чтобы подготовиться к путешествию. И поболтать с возродившимися магистрами с глазу на глаз.

4

Разговор только начинался, Ллойд пока молчал, Зик надеялся, что все он выжидает подходящего момента, а не на самом деле впервые задумался о возникшей проблеме. Много об этом маге узнать Зик попросту не успел, но некоторые простые справки он навел, навел о каждом из присутствующих. Выходит, последнее, что сделал Инуэн перед тем как отправился на миссию, ставшей для него последней - воскресил Ллойда, используя свое положение и состояние, этот парень все больше меня интересует. Уже сам факт того, что Ева взялась тащить его труп на себе с линии фронта заслуживал интереса, но этим дело далеко не кончалось, теперь он ещё член новой Львиной гвардии, оставаясь могущественным темным магом. Уверен, Серфентас и другие священники рады такому решению не будут, косо будут смотреть не только церковные ордена, но и министерские. Судьбу ты, конечно, себе выбрал незавидную. Молчала и Бунтарка, хотя ей за молчание Зик как раз был благодарен, зная её можно было наверняка сказать, что она даже не задумывалась толком о проблеме, и если что-нибудь сказала бы, это был бы очередной всплеск нелепых эмоций, или эльфийской важности, неизвестно ещё что хуже. Зик до сих пор недоумевал о том, как она смогла исполнить роль Астара. Вполне вероятно, что в основах управления магией на высшем уровне лежит вовсе не знание о ней, но едва ли такого достигли другие магистры, смогла бы она исполнить роль любого другого из них? Я не думаю, и дело не только в стихиях.

- Действительно, к лучшему. Если бы какие-нибудь идиоты полезли по указанным координатам искать вымышленные сокровища - они бы не лучшим образом представили магистрам наш Мирок... - Утвердительно подумал Зик, соглашаясь с доводом Аладоры. Об этой полукровке в миру было известно не больше чем о нем, Зике, даже меньше, он то успел прославиться, не лучшим образом, как головорез, в кругах магов, а ещё как садист в кругах учеников, а она же - просто путешественница, вот только путешествует давно. Очень давно. И повидала куда больше чем Зик, варясь в гниющем котле столицы. Следующей свое слово взяла Евангелина, и весьма активно начала высказываться, подвергая сомнению чуть ли не каждый факт и домысел, не упуская и такие, какие считались долгое время незыблемой истиной. Все-таки прошлое никуда от нас не делось, если я был когда-то головорезом, то ты - шпион... - Мысль о том, что забавные из них выходят "партнеры" Зик зарыл в пучинах сознания, сосредоточившись на более насущных делах.
- Прежде чем отправляться в Путь, нам предстоит подготовиться во-многом. И узнать о том - кто же на самом деле Магистры - задача второстепенная. - Весьма уверенно обрезал Зик и на пару секунд прервался, постукивая пальцами по столу - Первостепенно нам нужно попытаться понять - Зачем Магистрам давать какие-то координаты. В то что это просто-напросто жест доброй воли, мол, спасибо за спасение, приходите и получайте свой приз - я не верю, как и в то, что там нам выложат на блюдечке все тайны мироздания. Древние Магистры правили сотнями миров, такие существа мыслят куда масштабнее чем "ты мне - я тебе". Подумайте, зачем вы нужны магистрам и нужны ли? Почему координаты получили только те, кто не связан и не хочет связываться с министерством? Что именно сказала Великая Иэления, передавая этот дар? Нужно соотнести все имеющиеся у нас данные, и понять, дар нас ждет или проклятие, свобода или рабство, а может быть - испытание. - Зик разогнул один палец. - Это первое.

- Возвращаясь к истории, можно сказать что на Магистров разные историки смотрят все-же по разному, но все сходятся во мнении, что именно они виноваты в Апокалипсисе на заре эпохи, а именно их амбиции и тщеславие. Чтож, можно сказать точно, что апокалипсис действительно был, этому осталось слишком много свидетельств, которые даже сейчас можно пощупать рукой, но именно ли тщеславие Магистров едва не погубило мир? Уверен в книгах мы найдем сотни предположений, но нечего истинного об их настоящих целях, за которые они и погибли, и за которые восстали. Единственная зацепка которая у нас есть это "Он". Если "Он" пытался помешать их возвращению, значит они мешали "Ему". Министерство, например, держит под запретом культы Магистров и их магию, но это отнюдь не значит, что они на "Его" стороне, их мотивы понятное дело, другие.  - Зик взглянул на Еву, далее обращаясь к ней - Но культистов, как и прочих сторонников у "Него" хватало во все времена, возможно тебе удастся выяснить, что именно они стоят у истоков омрачения репутации магистров, но это нечего нам не даст, кроме подтверждения догадок. В ином случае, паутина станет лишь запутаннее. - Предупредил Зик, вовсе не имея ввиду что поиски вести не следует, просто по мнению Зика, направление слишком дремучее, чтобы всерьез рассчитывать на результаты в ближайшее пару лет.

5

Вступив за порог комнаты чрез кромку портала, Ллойд не питал надежд как о собственном инкогнито, так и всех присутствующих. Даже если Грейсон и наложил на помещение сокрытие аур, то лишь мера для сокрытия их местоположения, нежели факта самого собрания. Заинтересованные лица в любом случае определят исчезновение нескольких определённых аур, среди которых аура тёмного мага выделялась на фоне целого города. Министерство будет знать о произошедшем, но будет ли интересоваться напрямую? Или, может, кто-то из присутствующих уже в их власти? Насущные вопросы беспочвенных подозрений терновыми шипами терзали его разум, не находя выхода, стоило лишь окинуть взглядом всех присутствующих, и даже то доверие, что выказали они друг другу на ритуале, открыв собственные души, не давало необходимой опоры. Чтож, это мы ещё увидим. Всё же несмотря на пережитое большинство носителей секретного знания оставались друг другу никем, случайными знакомыми, сведёнными судьбой в особых обстоятельствах. Им только предстояло познакомиться поближе, первым шагом к чему и было данное собрание. Заняв один из стульев за местной импровизацией «Круглого стола», новообращённый Клык позволил начать другим, внимательно вслушиваясь в разговор, подтверждая, или, наоборот, развеивая собственные мысли и догадки посредством чужого взгляда, внимательней всего следя за речью Грейсона, что ближе всех подобрался к сути произошедшего. «Он», да? С омерзением вспоминая те чувства, что пришлось испытать во время фазы «Становления», как он для себя её окрестил. То, что им удалось пережить, встречу, укрывшуюся в недрах ночных кошмарах, ту, что невозможно забыть. И слова Иэлении о силе «Его», и его имени.
-Не думаю, что вопрос исключительно наших желаний является первостепенно важным.- Медленно произнёс он, устремляя взгляд на Сэрке. -Важно лишь то, что мы желаем «что-то» делать. Докопаться до правды. Прошлого, настоящего, будущего. Добраться до силы, знаний былых времён. Или из чувства долга воспользоваться предоставленной возможностью. В конечном счете все это ведёт к одному и тому же, ради чего мы все здесь собрались.- Слегка наклоняясь вперёд, скрещивая руки пред собою, но обращаясь уже к Грейсону. -Время и возможности у нас есть, но не думаю, что история станет ключом к разгадке, как ты и сказал, от того предлагаю сконцентрироваться на том, что мы уже знаем.- После взяв небольшую фразу, глубоко вдыхая, собираясь с мыслями и чувствами. -Сразу после проведения ритуала Магистры спешили, покидая Иридиум, предполагаю, что и Мистериум. Все присутствующие знают, почему. Сдержать, остановить «Его», дать «Ему» бой. Стоило лишь воскреснуть, вернуться из небытия веков, тысячелетий. Не уверен в истинных причинах, но от того кроются и варианты следствия и возможные ответы на уже озвученные вопросы. Зачем давать координаты нам и именно нам, но ни в коем случае не тем, кто связан с Министерством магии? Далее последует одна из ветвей моих домыслов, возможно, самая очевидная. Предполагаю, что причина кроется в нас самих, она достаточно весома, это то, чем кто-либо может воспользоваться, и от того Министерство оказалось обделено этой возможностью. Вспоминая критерии для участвующих, возможно, мы оказались связаны с каждым из Магистров. Не заклятиями, духом или душой, но необходимостью. Учитывая то, с «Кем» они столкнулись, не думаю, что схватка была без потерь. И я говорю не о ранах, или смертях, и, думаю, что три варианта напрашиваются сами собой. Первый. Мы необходимы им для восстановления, являясь наиболее близкими к ним существами. Второй, возможно, самый оптимистичный, даже слишком. Схватка определённо должна была обернуться для них трагичным концом, даже выиграв её, и мы в своей близости к ним являемся наилучшими приемниками их силы, знаний. Или их самих. Третий. После подобного сражения они попросту не смогут восстановиться ни одним способом достаточно быстро, и от того им необходимы те, через кого они смогут действовать напрямую. Либо мы, либо они найдут для себя подходящих носителей вместо нас, однако, затратив на это значительно больше времени. Для множества иных догадок можно подобрать куда более подходящие кандидатуры, нежели случайные личности, оказавшиеся в нужное время в нужном месте.- Подводя закономерный итог своим скачущим мыслям и догадкам, со скоростью молнии сменяющих одна другую. -Хотелось бы услышать и иные варианты, даже самые откровенно безумные, ибо каждый из них имеет право на существование.-

6

Немногим Ранее.

Церемония награждения закончилась, отгремели и празднования, и похороны. Все шло своим чередом. День сменял другой день, Аклория постепенно восстанавливалась, а Энмико в свою очередь, принимала в этом посильное участие, в остальном стараясь ничем не выделяться. Занималась она в основном, документацией и наведением порядком в пострадавшей библиотеке - в последней то она и узнала что вход в окилар исчез, словно его там никогда и небыло. Почему? Оставалось лишь гадать. Тем не менее, с наличием окилара или без него, библиотека оставалась библиотекой, чем Энмико и пользовалась, пока представлялась возможность, посвящая свободное время изучению книг по истории и прочих пыльных фолиантов, касающихся войн. Там она сумела почерпнуть больше информации о Древних Магистрах, но к сожалению, этого было слишком мало, чтобы отыскать ответ хоть на один мучивший ее вопрос... Очевидно, время пребывания в Аклории подходило к концу. Эльфийка была уверена, что пришла пора покинуть Иридиум, и настало время готовиться к грядущим поискам. Намечался переезд.

Оставленный в подарок локон Иэлении Энмико сохранила в фиале подвешенном на цепочку, и теперь этот кулон висел на шее Эльфийки, служа напоминанием о невероятном очищении. Словно из тела изъяли отравляющую опухоль, с которой она так привыкла жить что позабыла, каково без нее. С каждым новым днем Эн чувствовала себя лучше, с удивлением замечая, как меняется ее натура. Разум, освобожденный от необходимости постоянного контроля демонических мутаций, успокоился, и теперь мысли текли спокойно и чисто, как река. Появилось ощущение умиротворенности и легкости, а резкие перепады настроения и излишняя экспрессивность сглаживались, понемногу исчезая из характера - за какой-то месяц девушка переменилась больше, чем некоторые меняются за годы. Понимая, что она уже не та, что прежде, эльфийка коротко обрезала кинжалом свою длинную белую косу - в знак начала новой, обновленной жизни, посчитав это хорошим знамением. Теперь девушка могла похвастаться небрежным каре неравномерной длины.
Но увы, до полной безмятежности было далеко. Все больше разных пугающих догадок закрадывались в голову Энмико. Ей начинало казаться, что недавние события это только разминка, а настоящая война лишь ждет впереди. Возможно, все только начиналось?..  Мысли о странном наследии древних Магистров никак не покидали белокурую голову, и что еще хуже, ночами Эн беспокоили тревожные сны с отголосками пережитого кошмара, напоминавшие о зловещем влиянии Проклятого бога. Не проходило ни дня без размышлений о том, что поджидало по координатам, и почему Магистры поступили как поступили? Такое не забудешь. Наравне с ней, об этом также хорошо помнили и другие.  Устав ломать голову, Энмико попросту решила - пустыми предположениями ничего не добьешься, и вопрос только в том, отправляться в путь, или нет. К такому же выводу рано или поздно должны были прийти остальные. Эн ждала.

И в конце концов, ожидания оправдались - воительница получила приглашение на всеобщий сбор. Что-то подобное Эн ожидала еще со времен Церемонии, уже тогда Зик высказал очевидное желание собрать вокруг себя участников ритуала, не связанных с министерством. Лез в это дело Грейсон с завидным упорством, и скорее всего, не без помощи Мириам, с которой они, похоже, были заодно. На взгляд эльфийки желание Зика занять "подобающее ему место" среди "участников круга" были просто попыткой запрыгнуть в последнюю телегу уходящего обоза. Остроухая прекрасно видела, что Грейсон не может простить ни себе, ни ей факт того, кто по итогу занял место Астара, и теперь стрался это по своему "исправить". Уязвленная гордость здорово ранит. Эльфийка могла наверняка сказать, что к моменту их следующей встречи Зик вообразит себе удовлетворяющее обьяснение, и навешает на нее еще добрый десяток нелестных ярлыков. Впрочем, пусть. Факты оставались фактами, и нравилось это мистику или нет, но попросту вычеркнуть эльфийку из головоломки он не мог. Вдобавок, предпочитавшая находиться в тени Энмико с удовольствием уступит ему "центральное место", если такое вообще есть - пусть мистик продолжает собирать железным лбом шишки, прокладывая путь. Прекрасная сделка с привлекательной ценой.
И вот Грейсон взял все в свои руки. Во имя конспирации пришлось тащиться до Желтого Обормота на оговоренную встречу. Обнаружив что она прибыла обратно в Аклорию, из которой ушла относительно недавно, Энмико усмехнулась. - Надеюсь этот фокус стоил того, чтобы тратить на него свое время. - Если за ними взялись следить всерьез, такой простой трюк мало чем поможет. Ну да какая разница? Попав сюда, Эльфийка воздвигла блок мыслей, а затем тихо уселась за общий стол и до сих пор молчала, пока другие говорили и делились мыслями.  Яриона, к слову, по какой-то причине в этой компании не обнаружилось.

Поскольку прямо к ней до сих пор не обращались, Эн пользовалась возможностью пока просто безмолвно слушать, думать и анализировать. Вдобавок, Аладора и Ллойд теперь служили императрице - считая их людьми подневольными, остроухая опасалась откровенничать, подозревая, что кое-то из сегодняшнего собрания может просочиться туда, куда не следует. Волшебница, ранее олицетворявшую Иэлению, выглядела теперь старше и суровей - В бою она выглядела и то жизнерадостней. - Груз забот и пережитого явно повлияли на женщину, и высказывалась она осторожно. Контрастно этому, Мириам следом вдруг удивила очень пылкими речами, заявив, что "в ближайшее время намерена достать достоверные знания". Конечно в этом есть доля здравого смысла, да и энтузиазм похвальный, но подобные рассуждения больше подходили наивной девчонке, нежели холодной Златовласке. Эльфийка взглянула на нее не без скепсиса, задаваясь вопросом, как собиралась вчерашняя ренегатка "искать правду", больше не имея ни причастности к министерству, ни его ресурсов в своем распоряжении? Что ж, возможно ей захотят помочь Ллойд и Аладора, имевшие большее влияние.
Дальше нить разговора взял в свои руки Грейсон, вслух озвучивая все те вопросы, которые эльфийка крутила в мыслях по кругу с тех пор, как закончился ритуал. Теперь, когда эти вопросы задавал кто-то со стороны, воительница поймала себя на том, что слышит родственные мысли и соглашается с Зиком, но не спешила делиться своими выводами. Пока.
Тем более, беседа наконец затронула тему проклятого бога - сейчас они вплотную подошли к самой неприятной теме. Энмико, до этого выглядевшая самой расслабленной и даже умиротворенной, тут же помрачнела. Все участники ритуала хорошо помнили тот ужас и мерзость, Эн запомнила и того больше. От одной только мысли сделалось дурно. Предложенная в графине вода оказалась кстати.
Пока остроухая пила из стакана мелкими глотками скрывая накатившее волнение, слово взял Ллойд, высказав еще несколько любопытных и стройных версий, стоит отдать должное, слушать его оказалось интереснее всего. Однако, даже самые интересные рассуждения звучавшие тут, на ее взгляд, пока что являлись лишь упражнениями в мастерстве фантазирования. По настоящему дельных предложений пока никто не выдвинул. - Ну, нельзя винить их в том, что хочется просто обсудить наболевшее и выплеснуть накопившиеся эмоции - мозг от обилия гипотез действительно пухнет. - для себя девушка уже давно все решила, и ждала, когда наконец компания перейдет от процесса построения словесных воздушных замков, к решению настоящих вопросов подготовки.
- Как еще один возможный вариант - Магистры проиграли в битве, и по координатам мы найдем в лучшем случае только послание, но не их самих. - негромко пробормотала Эн, и снова замолкла. До сих все были твердо уверены, будто будут беседовать с глазу на глаз с Великими, а что, если нет?  Впрочем, даже при личной встрече, у Магистров действительно нет причин выкладывать карты на стол, несмотря на должок... В играх, затеянных между Великими и Богами, не стоит надеяться на высокую роль, лучшую, чем пешка или инструмент. Ритуал тому наглядный пример.
- Любые догадки, даже самые правдоподобные - всего лишь догадки. Настоящее значение имеет лишь то, ради чего каждый из них готов полезать в портал, рискуя всем. Нельзя быть готовым перед лицом неизвестного. Но можно заранее определиться с целями и стремлениями, и ценой, ценой, которую ты будешь готов платить за это. Вот это и стоило бы честно объяснить друг другу. - Так считала Энмико. Вздохнув, эльфийка оперлась на переплетенные пальцы подбородком. Покуда ее мнения не спрашивали, она решила подождать и посмотреть, куда зайдет компания в своих умозаключениях.

7

Разумеется, энтузиазм поддержан не был. На общем фоне заклинательница даже сама себе казалась слегка странной. Слишком... воодушевленной? Пожалуй. Она радовалась долгожданной свободе. Радовалась победе, пусть и лишь в одной битве, а не целой войне, как теперь можно было после ритуала судить. Ева сделала то, ради чего сунулась в жернова судьбы - помогла Зику и вытащила его с того света. После такой череды успехов было бы не менее странно сидеть с опущенным видом и вселенской скорбью на лице.
- ...но это нечего нам не даст, кроме подтверждения догадок. - рассуждения Грейсона, как и всегда, звучали здраво. Однако, это было всего лишь заслугой его природного красноречия. Этот человек умел убеждать и, как бы он ни пытался отрицать, обладал задатками лидера.
- Неужели? - Евангелина удивилась тому, с какой легкостью мистик вдруг отказывается от всего, что знает сам. Мне казалось, что уж ты-то будешь цепляться за историю одним из первых... Девушка встрепенулась. Задетой до глубины души не выглядела, - Впрочем, ничего страшного. Мне не по вкусу просто рассуждать о великом и недосягаемом, я человек более приземленных взглядов. - с каким-то совсем детским задором девушка усмехнулась и облокотилась о спинку стула, на котором сидел Ллойд. Поэтому такую тяжкую ношу смиренно оставляю вам. Евангелину не смущал тот факт, что брат "маленького принца" вместе с девушкой, чей дух был сродни архонскому, теперь служили новой императрице. Во-первых, сама Ева уже не была частью империи, так как заблаговременно успела покинуть ее, переместившись жить поближе к теплым краям. Ну а во-вторых, ее задумка никак не могла навредить новому порядку империи, ведь полученные знания в ее планы не входило обнародовать ни при каком раскладе. В самом деле, я же не самоубийца. Она дождалась, когда в разговоре возникла пауза, и вновь взяла слово.
- Разумеется, мы "пешки". Если кто-то считает себя хотя бы "ферзем" - то у него явно завышенная самооценка. - она наиграно покривилась, чем разбавила тяжелую атмосферу, что нарастала благодаря поникшим головам невольных союзников. В целом, казалось, будто каждый хотел подняться со своего места о покинуть кабинет, чтобы позабыть обо всем и больше никогда не вспоминать. Либо же действовать самостоятельно. Вот только из всех присутствующих до сих пор лишь Ева заявила открыто о своих намерениях действительно что-либо делать, а не только говорить в слух о тяжелой судьбе своей и всея Мистериума. - Причина, по которой мы оказались в ритуале... Нелепое стечение обстоятельств. Вспомните сами - у нас был выбор. И каждый мог пойти дальше рубиться с нежитью, что прорывалась в гильдию. Но на самом деле все мы малодушно пошли на ритуал. А знаете, почему на самом деле? Потому что боялись. Банальный страх подтолкнул всех нас к "геройскому" поступку. Энергии почти не оставалось, сил не хватало, а перед глазами уже все превращалось в кровавую баню. Даже минутный перерыв за стенами тайной комнаты казался неплохим вариантом пожить чуть дольше. Может, у кого-то и были иные высокие чувства... Но знаете, я в них не верю. Страх смерти прекрасен тем, что обнажает наши чистые мотивы. И именно поэтому никто из нас не чувствовал себя героем на церемонии награждений. Это красовалось на лицах каждого. Потому что в глубине души все мы понимали, что было сделано это из чувства самосохранения. - отлепившись от стула, за которым сидел Ллойд, заклинательница подошла уже к своему месту, но ей все равно не сиделось. - Простите мне эту проповедь - она горька, как правда, но нужна, как пинок для здравомыслия. А теперь вернемся к вопросам насущным. Что делать-то будем? И будем ли? Для начала неплохо бы узнать, а кто в этом из собравшихся заинтересован? Ведь пока о реальных действиях высказалась лишь я. Быть может, кто-то и вовсе хочет прямо сейчас покинуть эту комнату? В этом совершенно нет никакой сложности, только скажите - и я открою для вас портал. - в своих суждениях Евангелина была беспощадна и совершенно нетерпелива.
- Поговорим на чистоту: я обладаю необходимым знанием для путешествия. Как и необходимыми силами, дабы не прибегать к посторонней помощи. Но не собираюсь отправляться в неизвестность. Да и, честно сказать, пока не вижу для этого причины. Повторно встречаться с этими личностями мне нет нужды. Разве что любопытство. Однако, у них, похоже, хватает забот, раз они поспешно ушли. Возможно, на войну с этим существом, что принято называть Безымянным и даже божеством. Если оно в самом деле так, и оно в самом деле идет на Мистериум - тогда наши дни сочтены. Или всерьез кто-то думает это остановить? Если да, тогда почему он в одиночку не разбил Марагора? - ядовитые риторические вопросы так и сыпались, но Ева уже подходила к концу своего выступления. - На мой взгляд, достойная причина лезть в глотку к демону появиться лишь тогда, когда у нас появится хотя бы мизерный шанс найти способ уничтожить это создание бездны. И если его последователи в нашем мирке уничтожали правду о магистрах, кто знает, может, они о чем еще ценном в курсе. - неприятная улыбка на лице девушки говорила о том, что она с радостью бы выпотрошила лагерь-другой таких последователей. - Поэтому утраченные знания и сокрытые от простого люда сведения смогут дать ответы на все вопросы, что сейчас здесь ставятся. Вы так не считаете?
Наконец, выговорившись, заклинательница уселась. Что мне больше всего запомнилось из ритуала - великое ничто. Изначальная пустота. Единственное место, что укрыло всех участников от взора чудовища. Возможно, это ключ. Но при таком раскладе только я смогу хоть как-то коснуться этой тайны. А это уже не просто эгоизм, а еще один вариант самоубийства. Хех, какой отвратительный расклад: либо мы ждем конца своей участи и целого мира, либо избегаем этого путем убийства о стену очередной ловушки.

8

Зик пожал плечами. Если он неверно рассчитывает собственные силы, то где гарантия того, что верно распорядится знаниями, которые у него имелись? Само собой Зик знал историю, и ранее он отрицал все, что сколь либо выбивается за принятые ею рамки, но ради чего? Ради определенности. Если я сам не был бы уверен в чем-то, как я мог учить этому других?
- Для меня тоже весьма необычно столкнуться с чем-то, что ранее всегда считалось великим и недосягаемым. И теперь мы вынуждены вместе об этом подумать. - Коротко ответил Зик, совершенно не меняя свою позу или выражение лица. Серый Мистик оставался серым, в этот раз.

Зик принял выжидающую позицию, ему было важно услышать все, что думают или предлагают другие, прежде чем высказать свой план. Разумеется, он у него уже был, иначе быть попросту не могло. Предположения Ллойда были чем-то схожи с собственными мыслями Зика, однако отдавали некоторого рода амбициями, амбициями самого Ллойда. Зик был уверен, что если кому-нибудь из сидящих здесь, за столом, представится возможность примерить на себя роль Великого магистра, то Серый Маг будет первым, кто встанет у счастливца на пути, используя все доступные средства, чтобы помешать ему, да и сам Зик не согласился бы на эту роль. Это была соблазнительная, но слишком самоубийственная перспектива. Когда свою мысль высказала Энмико, Грейсон немного приподнял бровь. Нет, он вовсе не исключал, что Магистры могут проиграть, но случись так, как говорит бунтарка, это означало бы, что Древние заранее знали что умрут и шли перебежкой из небытия в небытие. Это выглядело весьма нереалистично, но надо признать, это заставило Зика задуматься ненадолго, на предмет того, насколько далеко могла зайти многоходовка Древних Магистров, и не подвластно ли им время в той же степени, сколь пространство?

Вмешаться в разговор Зик отчасти решил, когда речи начала толкать Ева. Зик с некоторой теплотой вспоминал многое, что происходило между ними в последнее время, после этой судьбоносной смертельной мясорубки, Ева помогала ему не только с перебросом вещей в новое убежище, но и в целом поддерживала, по-своему, конечно, не забывая вставлять свои, порою совсем нелепые капризы в тех местах, где Зик вообще не видел никакой проблемы. К ним Зик уже в каком-то роде начал привыкать, но не всегда мог заставить себя - не реагировать на них, вот и в этом случае не смог.
- Чувство самосохранения? Я бы не делал столь поспешных выводов, во время ритуала Аладора пожертвовала всю свою жизненную силу. Может ли страх смерти заставить кого-то во избежание смерти, умереть? - Вопрос был не к Еве, и даже не к Аладоре. Это был риторический вопрос, и даже философский, направленный больше вникуда, чем куда-то, сарказма в голосе Зика так же не слышалось. Конечно же, говорил он не об Аладоре, а о себе, свои чувства Зик хорошо помнил, и пусть среди них и нашелся страх смерти, но вовсе не он двигал мага металла в эту мясорубку, увы, нет, а лучше бы это был - он. Тем не менее развивать спор не хотелось - Тем не буду спорить с тем, что актуально для большинства. - Грейсон кивнул, возвращая слово говорившей. А та продолжала, да так, и каждое слово подобно пронзающей игле, разрывающей своей пустотой гладкий лист пергамента. Немного времени Зик помолчал, а вдруг действительно из присутствующих кто-либо захочет уйти? Маловероятно, конечно, иначе бы и не приходили.

- Я рассчитываю на твою помощь, в тот момент, когда нам понадобится Переместиться. - Честно сказал Зик. Больше ему действительно рассчитывать было не на кого, разве что на себя самого, но сколько лет понадобится чтобы преодолеть барьеры разума и понять принципы действия пустоты настолько глубоко, чтобы самостоятельно открыть проход? Наверняка больше, чем отпущено. - К тому же, никто не знает где мы сможем найти ту информацию, которая действительно нам поможет. - Таким образом Зик как-бы и признавал, что идея Евангелины смысла не лишена, но и остался верен своим мыслям на счет того, где именно стоит в первую очередь искать сведения.
- Время действовать, безусловно, придет. Прежде всего, давайте подумаем, что мы вообще о Нем знаем, чтобы было ясно с чего начинать? - Зик оглядел поочередно присутствующих, и остановил взгляд на Аладоре, её пусть и нельзя было назвать жрицей, но она казалась Зику куда более религиозной чем остальные присутствующие, может быть ей больше известно о Безымянном. Сам же Зик нечего толком не знал об этом боге, кроме того что его не жалует власть. Сектанты безымянного навязывали какие-то сумасшедшие догматы, скрываясь в тени от святой инквизиции. Интересно, может быть стоит вытащить моего славного ученика "Мериона Пэтта" и расспросить его? - Вспоминал Зик последнее свое дело связанное так или иначе, с сектантами.

9

Во время общего разговора волшебница одновременно находилась и в реальности, и погруженной в свои собственные думы по поводу всего того что со всеми ними успело произойти за последнее время. Такие события ни для кого не проходят просто так, бесследно, не оставляя отпечатка в душе. Полукровка не была исключением. Изменения произошедшие с ней можно было сравнить с моментальным взрослением, когда ты еще только научился говорить что-то более-менее внятное, а от тебя уже требуют серьезных взвешенных решений и конкретных действий. Колдунья была уверена в том что только благодаря своей вере ей удалось пройти через все это, остаться в живых и сохранить рассудок, пусть и сильно измененный. Аладора внимательно слушала собравшихся пропуская их слова через себя, подвергая их детальному разбору и вычленению главной мысли, и спустя какое-то время она более-менее поняла то о чем думает каждый из собравшихся. Размышления о причинах и мотивах Магистров и до этого ни раз и ни два посещали её голову, но в прошлом не было особо времени об этом думать, тем более что ей порой очень сильно хотелось про все это забыть как о страшном сне. Она лишь изредка бросала взгляды на тех кто говорил, когда что-то её сильно коробило в словах, но при этом долго глаза на ораторе она не задерживала, опуская их вниз, пытаясь лучше проникнуться услышанном.
Каждый из собравшихся по разному относился к произошедшему - это было очевидно. Ева рьяно желала докопаться до правды, возможно в этом она хотела как-то реализоваться за прошлые события гнетущие её. Ллойд так же явно разделял это желание, хоть так рьяно и не выступал по этому поводу. Волшебнице показалось что его помыслы имеют более прагматичный характер нежели эмоциональный порыв светловолосой девушки, что в общем-то вызвало некую настороженность со стороны Аладоры, которую она конечно же ни как не проявила, остерегаясь поспешных выводов. Зик был более всех сдержан в высказываниях и просто пытался для себя выстроить полную картину чтобы разобраться что делать дальше и стоит ли вообще продолжать? С эльфийкой было понятно меньше всего, она так же отмалчивалась не выдавая особых эмоций по которым было не просто понять что думает она.
Размышления волшебницы прервало упоминание её имени, что заставило её отреагировать и переключить внимание на профессора. Она не стала его перебивать и дала тому возможность спокойно договорить, после чего решила заполнить паузу:
- Много кто отдал жизнь там, - с нескрываемой печалью произнесла волшебница. - Но лишь единицам посчастливилось вернуть ее обратно.
Выдержав короткую паузу, собравшись с мыслями, она поднялась со стула и остановив взгляд на Еве продолжила:
- А может быть все совсем не так? А может быть то что мы знаем о магистрах лишь крохотная часть того что они на самом деле сделали? Может их поступки на столько кошмарны и бесчеловечны что пришлось их даже немного сгладить чтобы людям было проще забыть о том ужасе который они некогда наводили?
По мере того как она говорила из её уст стали просачиваться все более и более узнаваемые оттенки негодования перемешанные с какой-то внутренней болью:
- В этой войне погибло столько, что уму не постижимо. А кто все это устроил? Марагор! И почему это мы все об этом так дружно забыли? А что было бы, если бы ритуал провалился? Если бы этот мерзкий кровосос Эфраим прорвался в зал чуть раньше? Что было бы тогда? Где бы мы все сейчас были? Сначала Империя, а потом и весь остальной бы мир утонул под горами гниющих трупов слоняющихся по земле. Что в этом случае было бы с магистрами? Шансов на победу было так мало что именно такой исход был более очевидным. А что если в любом случае ритуал был бы завершен? Нами, личами, Марагором, да не важно кем. Что если мы просто один из вариантов неизбежного события, которое в любом случае бы свершилось? Что если мы просто случайность в этом их плане, от которой в целом картина не изменилась?
Она еще раз обвела глазами собравшихся, понимая что едва ли кто-то из них в силах сейчас ответить на эти вопросы:
- Если магистры такие могущественные, то к чему было так все усложнять? Неужели нужно было опустошить столько земель и убить столько людей для того чтобы возродиться? Какая цель может оправдать подобное? Министерство бы такого не позволило, вот и надо было его заткнуть чем-то, вот и заткнули, не оставили просто иного выбора. Чем не план?
Понимая что она сейчас буквально взорвется от нахлынувших эмоций, она замолчала и снова опустилась на стул, продолжила говорить в спокойном, даже немного обреченном тоне:
- Мы все, с самого начала, в этой игре были пешками и уже даже не важно хотим мы этого или нет, но мы продолжаем играть. Разве это не очевидно? Нас просто пытаются подтолкнуть к очередному конкретному решению. Может мы это не самый лучший из их вариантов, потому как управлять нами на прямую они не могут, поэтому и действуют через наше любопытство и жажду познания. Вопрос в лишь в том: хотим ли мы продолжить играть в эту игру, правил которой не знаем? И что будет когда она закончится? Быть может чтобы все закончилось будет проще перестать играть?

Отредактировано Аладора (2017-10-09 07:57:04)

10

Грейсон продолжал сохранять нейтральную позицию. Оно и понятно: раз он собрал эту компанию, сначала нужно выяснить, что каждый думает. Правда, результат был пока что практически нулевым. На слова Зика Евангелина усмехнулась,
- Может ли страх смерти заставить кого-то во избежание смерти, умереть? - кажется, этим он попытался унять пыл девушки. Но Ева не пылала, прекрасно удерживая себя в руках. Теперь лишь миру являлась ее настоящая суть, не ограниченная никакими печатями.
- А кто тебе сказал, что самым большим для каждого является страх смерти? - выразительно изогнув бровь, она бросила колкий взгляд на мужчину. - Страх жизни куда больше. - Некогда произнесенные вслух слова самим Грейсоном теперь вернулись к нему обратно. Выдержав паузу, девушка вздохнула, и решила довести свои возражения до конца.
- Это может показаться грубым, но отдать свою жизнь довольно просто. Достаточно серьезной мотивации и предельно ясной цели. Смерть в каком-то смысле избавление. Для некоторых даже спасение. В первую очередь, от ответственности. Сбежать от всего даже таким способом куда проще и легче, чем продолжить жить под грузом "героического подвига" со всеми вытекающими последствиями. Нет, я ценю то, что Аладора совершила такой поступок. Ведь не исключено, что без такой жертвы мы бы не закончили ритуал и все бы пошло коту под хвост. Но это не означает, что я теперь буду причислять ее к лику святых. Да и... - она мельком глянула в сторону той, о ком говорила, - кажется, ей самой то не по вкусу.

Чтож, возможно, что-то из сказанного наконец хоть кого-то задело и он решил приоткрыться. Верней, она. Буйные эмоции в себе скрывала преданная вере Аладора. Она неплохо говорила, если бы не одно "но". Терпеливо заклинательница дождалась, когда бурный поток прекратится, и, устало потерев висок, произнесла:
- Боги, сколько возвышенной риторики. Ты говоришь обо всем и ни о чем одновременно, лишь повторяя в сущности мои слова. Едва ли не дословно. - в голосе Евы звучало неприкрытое разочарование. Она-то надеялась услышать дельные предложения, взывающие к действию, а не очередную высокую речь о магистрах и их деяниях. - Может одно, может, другое. И бесконечность "если". Мне начинает надоедать этот бессмысленный разговор. Одно лишь сотрясание воздуха.
Теперь же Ева выглядела слегка раздраженной. Поднявшись со своего места, она стала мерить шагами кабинет.
- Давайте о конкретике. Первый вопрос и самый главный. Кто участвует в кампании "о магистрах"? Только "да" или "нет". Длинные монологи лишь кричат о сомнениях. Вопрос второй: Кто предложит еще варианты действий?

11

Тщетные попытки понять друг друга, ситуацию, придти к единому мнению или цели, чем задался Зик Грейсон, а после и Аладора, впустую сотрясая воздух предположениями, лишь глубже погружаясь в пучину сомнений. Основные, наиболее правдоподобные версии произошедшего замысла уже были озвучены, и смысл имел опираться на них, нежели распылять усиля на множество других, обнажая собственную неуверенность. Аладора, желает ли она на самом деле разобраться в этой тайне, иль явилась сюда лишь плывя по течению. Взор блуждал по лицу девушки в попытках распознать отголоски истинных эмоций и стремлений, спрятанных за сказанным. Именно она пожертвовала своей жизнью в ритуале с неизвестной целью. Погибла не вернув мир, а дав жизнь Магистрам, возможно, ещё большей угрозе, чем возвращение Марагора. Это ли пошатнуло её уверенность?
Так и не остановившись на едином ответе, Ллойд вернул внимание к Ксании, взявшей бразды разговора в свои руки, завершая все сторонние рассуждение, ставя людей пред единственным фактом - вопросом, адресованным каждому, что решит судьбу собрания, а, возможно, и дальнейшего похода. По крайней мере более не пытается вызнать истинные желания сокрытые за масками. Не дав громким словам погрузиться в тернии тишины, Кроуфорд решил первым ответить, а вместе с тем внести свою лепту в подвешенный план действий.
-Да.- Достаточно твёрдо, без ноток сомнений, продолжая. -Участвую, а вместе с тем постараюсь добыть информацию в недрах дворца и закрытых библиотеках. Не думаю, что необходимые сведения там будут, но попробовать стоит.- Умолкая, не подымая ещё один достаточно важный вопрос, предпочтя дождаться открытого желания продолжать оставшихся, и ухода тех, кто решит повернуться к Магистрам спиной.

12

Надо признать, Зику Грейсону не пришла в голову такая простая мысль, что кому-то могло быть страшно жить более, чем умереть. В любом случае, смерть в бою с войсками Марагора влекла за собой с определенным шансом обращение в безвольный труп с истерзанной и плененной душой, а во время ритуала была какая-то надежда обрести покой, или что-то что могло напоминать его. Но развить эту мысль Зик не успел, разговор тек дальше.

Зик надеялся, что Аладора поведает им что-либо о Безымянном, но нить разговора была перехвачена Евангелиной, и было похоже на то, что резкие слова своенравной заклинательницы, бывшего тенелова, задевали волшебницу-путешественницу. Зик удержался от усмешки, но не над Аладорой, а над собой, вспоминая былые времена, когда сам частенько бурно реагировал на язвительные замечания солнечной "Мирам". Сейчас-то он уже привык к её манерам. Да уж, она абсолютно несносна и остра на язычок, как кромка глейва, но нечего, нам ещё прелстоит работать вместе, так что привыкнешь и ты. - Думал Зик, слушая слова Аладоры. Воспоминания пошли дальше, вспомнилось, как Ева позволила студентам впутать её в Историю с Дарвиолом, и вместо того, чтобы остановить безумцев, проплыла с ними по течению до самого конца, теперь же она действует совсем иначе, настаивая на четких решениях. Это давало повод немного, но все-же гордиться Евой и её успехами. Омут мыслей продолжал манить своей глубиной, но проблеск разума явился свыше, дабы дать понять, что пора всплывать, ведь разговор постепенно скатывался в эмоциональную перепалку и пока собравшиеся не наделали глупых решений, о которых потом будут жалеть, Зику стоит взять ситуацию в свои руки.

Зик медленно отодвинулся от стола и неспешно поднялся, одновременно плавно приподнимая руку в останавливающем жесте, будучи направленным более в сторону Ллойда, Зик как-бы просил несколько повременить с решениями, а заодно же попросил у всех немного тишины. Следом он кинул неторопливый, но выразительный взгляд на Евангелину, которая уже не просто постукивала ножкой от нетерпения, а прямо таки мерила шагами кабинет, таким взглядом он просил успокоиться, подождать и предоставить все ему, о своих планах, так уж вышло, Еве он тоже не успел рассказать и важно было, чтобы она услышала тоже.
- Это было бы слишком просто. - Взгляд Грейсона вернулся к Ллойду - Тем не менее, обо всем по порядку.
- Итак, помимо множества мелких вопросов, перед нами звучат несколько основных. Приблизившись к ответам на них, мы уже сможем по крайней мере, гадать далее с большим успехом. Вопросы следующие.
- Почему к Великим Магистрам относятся, как к тиранам?
- Какие интересы связывают Магистров и Министерство?
- Какие интересы связывают Магистров и культ Безымянного?
И из этих вопросов вытекает единственный, самый важный на настоящий момент, вопрос.
- Благие ли на самом деле цели у Магистров?
- на этом слове Зик поднял палец, акцентируя внимания всех присутствующих. Прежде, чем он продолжил, следовало взять маленькую паузу, чтобы перевести дыхание.
Зик позволил себе присесть обратно на стул.
- Существуют так же технические вопросы, которые следует решить, узнать о данном нам местоположении все, что можно узнать, имея лишь координаты, возможно, отправить туда животное или магическое существо. Подготовить экипировку и определиться с составом команды, временем для экспедиции и основными её целями. Но этим уже будем заниматься ближе к самому Путешествию.
- Ллойд, тебя же я хотел попросить, об особой услуге. Культ Марагора, как и его новая армия зародилась около сорока лет назад, и не где-то на территории империи, а в Безымянных землях. Там Марагор, пусть это даже лишь часть его, прожил несколько десятков лет. После себя он оставил башню, бывшую ему домом долгие годы. В любом случае он оставил в безымянных землях следы. Чем интересовался? Какие отдавал приказы? Может быть, принадлежащие ему, или чем бес не шутит, вещи других магистров? Все что связано с Марагором может оказаться важной подсказкой в нашем деле. И с этой задачей сможешь справиться только ты. - Зик не стал объяснять почему, ответ очевиден, сильная темная Аура не вызывает подозрения в тех проклятых местах, чего нельзя сказать о сияющих оттенках Аладоры и Евангелины. Сам же он, Зик, достиг такой силы, которую уже невозможно просто так скрыть, а значит он будет привлекать массу внимания одним лишь своим присутствием на безымянных землях. Кандидатура Бунтарки же для подобной миссии вовсе не обсуждалась.
- Аладора. - Зик перевел взгляд на магессу, которая все ещё ассоциировалась у Грейсона со жрицей, сия ассоциация была странна, поскольку не внешне, не менталитетом, на обычную жрицу она не походила, больше на странствующего на друида-паломника, и все-же эта мысль не покидала беловолосую голову. - Нам нужно узнать как можно больше информации о Безымянном боге, его культе и целях этого культа. Так как все это находится под запретом церкви, достать эту информацию будет очень непросто, и будет лучше, если этим займешься ты, как единственная из нас, чья репутация ничем не запятнана. - Зик не был уверен насчет репутации Бунтарки, но из того, насколько та вообще не любила говорить о себе, Зик уже сделал свои выводы.

13

За то недолгое время что Аладора смогла иметь удовольствие общаться с Евой, она поняла что та подвержена эмоциям и порывам на порядок сильнее чем она сама. Та была готова рвануть в бой, даже не обдумав всех возможных последствий, что в целом не особенно нравилось колдуньи. Как бы там ни было полукровка вовсе не собиралась делать встречный выпад в ответ, пропустив большую часть эмоций мимо себя. Сама лично она не собиралась вот так сразу окунаться в новое дело без понимания того что именно она хочет от него получить. Особенно учитывая то что она и в себе то еще до конца не разобралась. Мысли о прошлом тяжелым грузом лежали на сознании не давая возможности ей толком сосредоточиться на чем-то еще. Она знала что ей необходимо было больше времени для принятия каких-то решений ведь ох следовало хорошенько обдумать.
Не смотря на это Ева успела найти себе и сторонников: Ллойд довольно быстро выразил желание окунуться в новое неизведанное дело. Волшебница хорошо понимала что скорее всего тот, в силу довольно юного возраста, так же подвержен эмоциональным порывам нежели трезвому расчету, хотя и явно меньше чем Ева. Разумеется и про себя Аладора не сказала бы что является образцом рассудительности и взвешенности, но в условиях когда время позволяло она все же предпочитала сначала обдумать все а уже потом что-то предпринимать.
Волшебница уже собиралась что-то ответить, но Зик её опередил. Его речь, в отличии от той которую он говорил на площади перед тем как они все отправились на битву с Марагором, была на порядок рациональной и спокойной, что безусловно добавило новых красок к его образу в голове волшебницы который сложился у неё до этого. Полукровка сосредоточила на нем свой взгляд и по мере того как он говорил, она смогла более менее расставить весь тот сумбур по местам и четко понять какие задачи им надлежит решить прежде чем они сунуться в это дело. Дослушав его до конца, она заговорила обратившись к Еве:
- Смерть не может быть избавлением - ты говоришь про слабых людей без воли и без мотивов. Это свойственно разве что юношам во время душевных страданий из-за неразделенной любви. Что касается меня, то я не знала сколько требовалось сил чтобы остановить войну и поэтому не могла рисковать. Я не хотела жить в мертвом мире и поэтому поступила так как поступила. Я хотела чтобы он был прежним, пусть даже и без меня. Можешь понимать это как слабость и безволие, но я не могу мыслить другими категориями на этот счет. Живя в дали от цивилизации постепенно понимаешь, что часто одни погибают чтобы могли жить другие - это принцип баланса и сохранения того мира который мы знаем. Многим это сложно понять, но я не пытаюсь это кому-то навязывать, хотя сама и живу опираясь на это.
Остальные слова Евы колдунья проигнорировала, внешне даже могло показаться что она вообще их не услышала:
- Я не уверена, что вообще стоит влезать в это дело, по-крайней мере сейчас. Но понимаю, что теперь мы все связаны так или иначе, и с Магистрами, и со всей этой темной историей. Я так же понимаю, что отступить и спрятаться от себя так же невозможно, так что очевидный выход видится только один - разобраться во всем.
Она перевела взгляд на серого мистика:
- Я разузнаю все что смогу о Магистрах и культе, из всех источников какие только отыщу. Если и есть что-то о Безымянном и Магистрах, то наверняка начать стоит с Храма Огня. Я начну поиски оттуда. Но не смотря на репутацию, все же я должна немного освоиться, поэтому мне нужно немного времени. Сколько? Пока точно сказать не могу, может месяц может два, может и больше, но постараюсь как можно быстрее.
Она снова перевела взор на Еву:
- Я понимаю, что ты рвешься узнать всю правду, и мои слова едва ли тебя остановят, поэтому просто попрошу не спешить. Магистры не одно столетие ждали, могут подождать и еще немного.

14

В своем молчании остроухая пристально следила за поведением присутствующих, взвешивая каждое слово, но наиболее пристально она наблюдала за Мириам и Грейсоном. И не только потому, что говорили они больше прочих. Неизвестно какие именно интересы связывали эту парочку и что они могли планировать за спинами остальных. Слабо верилось, что эти двое не успели обсудить между собой все, что считали нужным.
И теперь, наблюдая за тем как они спорят между собой, Энмико с недоумением спрашивала себя, - Не показуха ли это? - Один рассуждал степенными теоремами, призывая других взаимно делиться умозаключениями и догадками. Вторая контрастно ему, напротив, строптиво требовала конкретики действий, прибегая даже к откровенной провокации. - Либо они не смогли договориться между собой по какой-то причине... Либо могут вести скрытую игру и прибегают к стратегии маятника, чтобы выведать побольше и затем рассчитать ходы остальных наперед: клюя нас с двух боков, "расшатать" и заставить прийти к определенным действиям - проще. - Возможно, она много надумывала и подозрительность была излишней, однако в жизни случалось всякое.
Нельзя забывать - участники ритуала держат в руках секретную путеводную нить к информации, за которую впору и убить. Энмико прекрасно осознавала, насколько опасна затеянная игра. Кое в чем Мириам действительно права: раньше речь шла о выживании и окончании войны, в спешке выбирать не приходилось, а теперь? Неизвестно, какими мотивами руководствуются другие, и не факт, что это благородные и возвышенные побуждения в духе спасения мира, ответственности за поступки, правдолюбия и все такое. И озвучивать свои причины откровенно окружающие не торопились. В таких условиях, без понимания что прочих толкает действовать, стоит быть настороже.
Хотя кое-что любопытное та же Мириам обмолвила. - Значит, в тот раз страх смерти и желание пожить чуть подольше "малодушно" вынудили тебя пойти в подвал и занять место Лайтона. И такими же ты считаешь остальных, Златовласка? Интересно... - эльфийка слушала Ливетту и размышляла над ее словами, сложив пальцы домиком. А Златовласка ораторствовала во всю, шагая туда-сюда. Стоит признать, Энмико разделяла ту часть ее рассуждений, которая касалась Безымянного и его культа. После того как Эн пришлось иметь дело с НИМ лицом к лицу, остроухая не питала радужных иллюзий. ЕГО вероятная угроза миру пугала больше всего. Вот чего она по настоящему боялась - следующей войны, развязанной на сей раз безумными богами. - Беззаботной жизни в неведении положен конец. Я хочу знать, что нас ждет и как этому противостоять, потому что не хочу повторения того кошмара. Никто не заслуживает таких мучений. Таков мой мотив.

Тем временем, к словесной перепалке между Зиком и Мириам подключилась задетая за живое колдунья, и беседа стала проходить на повышенных тонах. - Спасибо хоть Ллойд воздержался. - Подперев ладонью щеку, Энмико старательно прятала желчную ухмылку, отворачивая лицо. С одной стороны, забавно смотреть как они бегая друг за другом мечутся по комнате, и обмениваются эмоциональными репликами, с другой, ожидание когда начнется плодотворный разговор, было нудным. Эльфийка мысленно хихикнула, когда Мириам додумалась обрубить саму себя. - Пожалуй, я ошиблась. Это не похоже на сговор, просто у каждого, действительно, свои соображения, норов и подход... Как же так нас всех свели боги?

Наконец взволнованные участники разговора немного угомонились и Грейсон вернулся к попытке разложить все по полочкам, на что Энмико даже тепло улыбнулась ему с одобрением. - Также в ближайшей перспективе нужно позаботиться о надежном способе поддерживать связь на расстоянии, и о месте для безопасных встреч. А в дальнейшем пригодилась бы помощь второго мастера пустоты, поскольку запасной межмировой портал полезен, как не крути. - поддержала эльфийка ход мыслей Зика. Стоит отдать мистику должное, он старался вернуться на рациональную дорожку и теперь, когда тема коснулась интересующих ее вопросов, остроухая начала говорить. Вдобавок, Эльфийка заметила, что для нее Грейсон не предложил роли. Либо мистик с недоверием ждал ее хода, чтобы знать что подготовила своенравная "бунтарка", либо хотел потихоньку вытеснить прочь, разузнав все что нужно. Или то и другое сразу. Вот Энмико решила понемногу начать выкладывать свои карты на стол. - Участвую. Могу предложить свои услуги относительно "хозяйственной" подготовки, но мы пока не о том... Последний месяц я занималась сбором информации и намерена продолжить поиски дальше. В угоду этому даже сменю имя, внешность и род деятельности. Кроме того, теперь, когда мне известны намерения некоторых из вас... - взгляд на миг скользнул по Зику, - я собираюсь объединить усилия с Аладорой, и конечно, окажу поддержку тем, кому она понадобится. - Эн повернула лицо к Мириам - Ты не одинока в своем мнении о культистах и можешь рассчитывать на мою помощь. - Посмотрим, как они все на это отреагируют. - Эн следила за выражением глаз присутствующих. Глаза не лгут.
- Я знаю других божественных избранников, хм, многовато их что-то развелось. - Эн усмехнулась, откинувшись на спинку стула. - Посмотрим, что удастся выведать. - Таковым являлся Гробовщик и его "коллеги" под началом Жнеца, и Эн пока нарочно обошлась без конкретики, упомянув как бы вскользь. Хлипкий шанс, но лучше, чем ничего, хоть какая-то отправная точка. К Рихарту вообще накопилось много вопросов. - Вдобавок, он обещал открыть врата в любой другой мир, если я пожелаю... Что ж, увидим.
- Прямо сейчас, увы, я располагаю немногими данными. Там и сям удалось собрать несколько любопытных фактов... Частично, кое-что о Магистрах почерпнуто в уцелевшей части аклорийской библиотеки. Конечно, легенды про них у многих магов на слуху, но не все лежит на поверхности. Если захотите взглянуть, записи с копиями текстов у меня с собой. Ведь не все - учителя истории... Остальное - это слухи, обрывочные сведения, сопоставление того, что уже известно, и догадки. - Негусто. Эн небрежно подернула плечами со свойственной эльфам грацией. - Мне не жалко рассказать свою версию, если это необходимо - надеюсь это поможет в поисках на поставленные тобой вопросы. - на этой фразе обращалась она конечно, к Зику.
В целом соображения Энмико касались взаимосвязи Безымянного с Магистрами, их конфликтов и причины развязанной войны. Но зная с каким скепсисом и презрением относился к ней мистик раньше, - а может быть, и сейчас тоже, - остроухая не спешила раскрывать умозаключения.
- Помимо прочего, хотелось спросить вот о чем: известно, откуда Инуэн Локуэр узнал про ритуал? - Возможно, информацию о нем просто подкинули, как в свое время Дарвиолу - теперь я в том уверена, - подкинули формулу "благодати", и дальше все шло по плану, придуманному свыше, и впредь будет также. В этом Эн соглашалась с Аладорой.

15

Виток за витком разговор набирал обороты, с каждым новым словом меняя своё русло, словно змея, свершающая бросок за броском, не в силах за один раз ухватить свою жертву, как и собеседники, перепрыгивая с одной мысли на другую, с темы не тему не в силах остановиться на чём то одном, придти к единому решению, покуда каждый последующий ставил своё главенство и условия, задавая собственные вопросы, а вместе с тем продолжая оценивать других, или излагать душещипательные чувства. Бросив краткий взгляд на недавнюю нетерпеливость Ксании, маг проникся её причинами, испытывая лишь постепенно нарастающее раздражение, и даже вразумительные высказывания и вопросы Грейсона не стали чем-то особенным, ибо он действовал точно так же, как и все остальные. Господи, сколько ещё это будет продолжаться? Однако, рывком подавив нарастающее недовольство, ему всё же пришлось задуматься над поставленной задачей, позволяя другим высказаться вслед за речью Серого. Причины... причины подобного выбора ясны, лишь я один там буду как рыба в воде, но... Опасно. Сложно, а вместе с тем и... Интересно. Многое я могу там узнать, как для поставленной задачи, так и для себя, однако всё упирается в одно. Лишь время может стать преградой. Задумываясь, Ллойд вполне мог представить, чем будет его ближайшее будущее на новой службе, сколько у него будет свободного времени. Его отсутствия. Но попытаться стоит, даже если и не сейчас. Год, два... А там я смогу получить необходимые возможности. Размеренно придя в мыслях к согласию, он вернул своё внимание к разговору, как раз когда речь завершала эльфийка. Воин, по стечению обстоятельств ставший носителем Астара. Ирония судьбы, выдавшая роль сильнейшего мага истории девушке, обладающей минимальными магическими возможностями. Интересные у неё связи, впрочем, они могут оказать существенную поддержку. Мысленно комментируя новую информацию и ставя зарубку в памяти, Тёмный дождался окончания прежде чем взять слово, помедлив после упоминания имени брата.
-Грейсон.- обращая своё внимание на Мастера рун и привлекая его, а так же всех остальных. -Поставленная задача важна, верно, только я могу за неё взяться. И я возьмусь, но не сразу. Подобное требует хотя бы нескольких месяцев пребывания в Безымянных землях, чего я позволить себе не могу, предполагаю, что в ближайшие пару лет, лишь после которых получу необходимые возможности.- Не став озвучивать причины, которые и так всем ясны, по крайней мере на то маг надеялся. -Однако мне есть что к тому добавить.- Делая паузу, нарочито медля с продолжением, словно взвешивая, стоит ли подобное озвучить, но всё же решаясь. -Нам необходим Кел'Разор.- Давая время всем в точности осознать услышанное, при необходимости вспомнить, кому принадлежит произнесённое имя. -Пред походом в Окилар Кел'Разор сам связался с Инуэном Локуэром, передав тому сердце Астара. Подробностей не знаю, но этот жест уже говорит о многом. Если кто и может поведать нам обо всём, так это он.-

16

Разочарование вполне естественное чувство, но с одной из точек зрения это все-таки слабость. Ведь разочарование не возможно без надежд, а возложение неоправданных надежд в первую очередь следствие неумение правильно оценивать ситуацию.
А с чего ты взял, что те, кто спас мир единожды, были бы достаточно хороши в этом же ещё раз? - Речь конечно шла не о спасении мира. Но все-же Зик начинал подумывать о том, что Ева была все-таки права, и все произошедшее не более чем череда случайностей.
И тем не менее, Зику все ещё хотелось получше узнать тех, кому выпала честь олицетворять Магистров, а нечего так много не говорит о личности, как продуктивность в выполнении поставленных целей. Аладора согласилась с предложенной ей ролью и Зик кивнул. На оговорку о времени он тоже кивнул, хоть то было и так очевидно для Зика. Хорошо, если за год управишься, но даже больше - все ещё допустимый срок.

Очевидно, что со связью на расстоянии придется положиться на магию. Из присутствующих Магией разума владели практически все, но не в достаточной мере, чтобы обмениваться Вестниками. Потому Зику и предстояло выполнять роль центрального узла, связывая всех остальных. При помощи Евы, он мог не только отправить сообщение кому угодно, но и в любой момент прийти на помощь к кому-бы то не было. Придумать систему связи было не очень сложно. И коль уж о ней зашла речь, Зик хотел было поделиться своими мыслями, однако его сбила следующая реплика Бунтарки. Ещё один Мастер пустоты? Уж не на этого ли Белобрысого хмыря в шляпе ты намекаешь, Бунтарка!? Уж кого-кого, а его я точно не собираюсь посвещать в наши дела. - Зик был недоволен, но на его лице это никак не отразилось.
- Слишком неоправданный риск. - Выдал Грейсон сухой ответ.

Пришлось дослушать своенравную эльфийку до конца, для Зика все-же, даже к концу речи оставалось загадкой, чем конкретно бунтарка собиралась помочь Аладоре и в чем видела свою пользу? Божественные избранники? Что за глупость. Она так говорила, будто завтракала с ними по утрам, каждый день, с новым, было более чем очевиндо, что эльфийка преувеличивает, стараясь показаться более осведомленной, чем является на самом деле. Конечно же, Бунтарке следовало заняться кое-чем более полезным. В своих мыслях Зик заметил, что воцарилась недолгая тишина, после вопроса Энмико.
- Об этом ему поведал последний Хранитель Нерон, прежде чем погибнуть от рук Марагора. - Разжевывать Грейсон не стал, все-же не на уроке они сейчас.
- Есть еще кое-что, чем ты могла бы заняться, Энмико. - Взгляд серо-синих глаз тяжело лег на Эльфийку. - Магистр Арчибальд. Сомнений нет, этот маг знает все, что знаем мы, а может даже больше. Он стоит за действиями Министерства, связанными с кругом магистров и ритуалом, именно по его указке Инуэн и отправился в экспидицию, в которой встретился с Нероном. План обороны Иридиума был разработан тоже не без его участия, сам же - он исполнял роль главного связного во время штурма, а значит - был самым осведомленным человеком во всем городе и мог запросто контролировать информацию поступающую к кому бы то ни было из нас. В настоящий момент некоторые из вас, возможно, наивно полагают, что связанное с Магистрами дело обойдется без закулисного участия Арчибальда. Вполне вероятно, он не станет мешать нам, но если это так, я уверен, лишь для того, чтобы мы пробили для него дорогу в то самое место. Я не хотел упускать из вида Арчибальда, а так же его гильдию и министерстких пешек. - Конечно, то как это было сказано эльфийке, не оставляло сомнений в том, что Зик хотел бы, чтобы именно она занялась слежкой за действиями Зеркальщиков и Министерских. Это тоже вполне легко объяснялось тем, что из присутствующих она будет более всех недооценена Арчибальдом, более всех невидима для опознающих заклинаний, и менее всех подозрительна, как союзница Зика. Их отношения нельзя было назвать хорошими и каждый Аклориец это знал.

Ллойду не стоило объяснять Зику очевидные вещи, тот выслушал его замечание со скучающим выражением лица, которое не смог сдержать.
- Однако мне есть что к тому добавить. - взгляд серого мага стал немного более осмысленным, что свидетельствовало о выходе из состояния задумчивости. Слова о Кел'Разоре значительно преобразили Зика, если не вернув интерес к происходящему, то по крайней мере разбудив небольшую искорку надежды на то, что услышит хоть одну светлую мысль, пусть даже от темного человека. Хранитель Кел'Разор, он сражался в полной мере на стороне нежити всю войну и даже финальную Битву. За его плечами военная компания с потрясающим успехом, он был ближе всех к Марагору, чаще всего с ним говорил, некогда сражался с ним один на один, из-за чего и погиб. Знания об Онексусе, о круге, о культах. Этот Архилич предал Марагора в самый ответственный момент, неведомо каким образом избавившись от контролирующих его уз, оказался свободен. Но с тех пор его не видел никто. Идеальный вариант для получения информации. Но увы, эта нить обрывалась слишком резко. Последним, если не единственным из живых, с кем разговаривал Кел'Разор был Локуэр. И единственная зацепка сгинула  вместе с ним. Грейсон уже перебрал не один раз все варианты, как можно выйти на след Великого лича, и везде упирался в тупики. Ашио и Инуэн были убиты, все остальные хранители тоже убиты, Мастера армии Марагора не могли нечего знать, они лишь пешки.
Неужели этот парень смог увидеть то, к чему я оказался слеп?
- Грейсон внимательно смотрел на Ллойда и кивком головы попросил его продолжать, ведь было дествительно интересно, как он собирается разыскать Кел-Разора.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 20 мая 17085 года. Зик Грейсон, Евангелина, Энмико, Ллойд, Аладора