Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.
Подведены итоги голосования к творческому конкурсу "Подмастерье в Магазинчике чудес".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Сентябрь 17081 года. Зелёные просторы Каталии. Йирт и Джи`Ар Вон.


Сентябрь 17081 года. Зелёные просторы Каталии. Йирт и Джи`Ар Вон.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s0.uploads.ru/p1H4n.jpg

Ночь. Пронзительно белый свет луны с трудом просачивается сквозь кроны гигантских деревьев, освещая утопающую в высокой траве поляну. Окруженная могучими стволами, что препятствуют проникновению бродяги-ветра, она кажется едва ли не самым идеальным местом для ночлега на всей Каталии. И, судя по оставленным следам давно уже затушенного костра, заботливо обложенного небольшими гладкими камешками, так казалось не только припозднившемуся Джи`Ар Вону, но и многим путешественникам до него. Как бы вифрэй не торопился - он понимает что движение в темноте едва ли приведет хоть к чему-то хорошему...
Однако, у самого края поляны, на границе с кажущимся бесконечным лесом имеется нечто, чего пока не учуял чуткий нос уставшего за день вифрэя. Чья-то измазанная в крови, поту и прочих выделениях рука. Остальные части, соединенные в организм Йирта из клана С’Апть, находятся рядом с ней и выглядят схожим крайне непрезентабельным образом. Несмотря на то что его тело дышит, а в голове ликуют голоса, он не двигается с места и вообще не проявляет каких-либо признаков жизни кроме уже обозначенного - совсем едва-едва движущейся грудной клетки. И тому есть причина. Бесхвостый, пока еще двурукий вифрэй, совсем недавно выбрался на поверхность из своего личного ада, в который был устроен по протекции вампира по имени Лафайет. Порченный измучен реальными и выдуманными кошмарами, истощен и сбит с толку. В то время как тело освободилось из лабиринта, его разум еще пребывает там, среди озверевших представителей самых разных рас. Чувство жизни, которое по мере сил помогало ему избегать встречи с сошедшими с ума пленниками, активно работает и сейчас, подсказывая Йирту о приближении насыщенного соляром других существ. Опасность заставила Порченного начать действовать...

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-10-04 14:08:50)

2

Ночь следует спать. А уж ночью в джунглях, даже, если рядом протоптанная сотнями вифрэев дорога, тем более. Джи мирно посапывал в тихом и спокойном месте, среди деревьев. До места назначения, Вилии, куда спешил лис, оставалось совсем немного. Ещё чуть-чуть и он покинет родную Ардению и отправится в новые, невиданные доселе места, познакомится с неизвестными растениями и животными, а заодно пересечёт несколько морей. Ну и, конечно же, продолжит учёбу, куда без неё. А пока, пока парень мирно спал, и ничего не предвещало встречи, которая хоть и не сильно повлияет на Джи, но надолго, а может и навсегда останется в его памяти.
Всё началось с внезапного пробуждения. Конан, обладавший куда более чутким нюхом, чем у его хозяина, внезапно учуял посторонний запах и рыком предупредил о том, что где-то недалеко находится посторонний, тем самым прервав сладкий сон парня
- Ну что там? Ещё рано вставать, а я устал... - пробурчал Джи, раздосадованный внезапным пробуждением. - Да встаю я, встаю. Что ты там хочешь сказать? Сейчас, погоди.
Сын друида покопался в памяти, откопав там отцовские наставления, и произнёс заклинание Дар природы. Теперь, наконец, он мог понимать, чем был так взволнован его верный друг. Волколис учуял странный набор запахов, среди которых был чёткий запах крови, исходящий, скорее всего, от неизвестного вифрэя.
- Молодец, что учуял. Вот дела. Что бы там ни было, возможно бедняге нужна помощь. Пойдём, посмотрим. Только осторожно, мало ли что, не забудь предупредить об опасности, только тихо!
И новоявленная команда спасателей направилась в сторону источника запаха крови.

3

Бесхвостый упорно полз вперед. Одежда его и без того поизносившаяся, от активного путешествия вплотную к земле, растрепалась настолько что выполняла свою задачу - прикрывать кожу пока еще двухрукого вифрэя - очень уж относительно. Разум Йирта застрял между прошлым и настоящим - мысленно он был все еще в жутких пещерах, наполненных сошедшими с ума созданиями, а тело отчаянно, но безрезультатно подавало сигналы о кардинальном отличии окружающей действительности от той, что въелась в его мозги. Изредка, когда силы покидали его, Странный отдыхал - попросту становился одним из холмиков посреди бесконечных лесов Каталии. Крупной живности избегать ему удавалось по видимым солярным меткам последних, а вот мелкие жители - они, как ни в чем не бывало, ползали по телу Йирта, изредка кусаясь или иным способом выражая свое недовольство излишней его активностью. Как долго подобное продолжалось неизвестно, но итогом стала остановка, на которой Порченный обессиленной, рожденной летать, но предпочитающей ползать тушкой не замер на краю занятой поляны.
Значились ли в качестве причины беспокойной дремы Йирта хруст сухой веточки, шелест излишне резко потершихся друг о друга травинок, или то просто вовремя завершившийся сон - неизвестно. Но чуткость Порченного, выросшая в пещерах до своего максимума вынудила Странного тотчас же распахнуть смеженные веки и слишком сильным вдохом засосать мирно проползавшего по губе муравья. Приближение целых двух солярных отметок вызвали в разуме мгновенно пробудившегося вифрэя спектр небольших взрывов, которые на деле представляли собой определенные химические реакции, что начиняли Бесхвостого подозрительностью, паникой и, конечно, адреналином. Странный со всей доступной ему неторопливостью, чтобы случайно не привлечь к себе внимание подбирающихся к нему существ, попытался податься назад. Закоченевшие от продолжительного бездействия руки и ноги воспрепятствовали немедленному исполнению желаемых действий. Кровавый удар был создан на всякий случай. Но пока не применен.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-10-05 16:32:51)

4

Путь был не то чтобы долгий, сколько сложный. Приходилось пробиваться через сросшиеся кусты и висящие лианы, которые, как назло, не мешались невысокому спутнику Джи, но задерживали его хозяина. В итоге, хотя и с небольшой задержкой, спутнику вышли на небольшую открытую поляну, на другой стороне которой лежал покрытый грязью и чем-то, подозрительно напоминающим кровь, молодой парень, скорее всего вифрэй, хотя хвоста почему-то не было видно.
Вся эта картина немного настораживала, ведь, если здесь раненый лис, то, возможно, где-то рядом находится и источник его ран, пауки, звери или что-то похуже. Джи слегка нервничал, его хвост подрагивал, но он подбадривал себя тем, что нужно помочь бедняге, да и не зря же он сюда пришёл.
- Эй, ты там как? Живой? - лис решил в первую окликнуть лежащего на земле сородича, быть может тот в сознании и не стоит сразу пугать излишне резкими движениями.
И осторожными, медленными шагами Джи направился к середине поляны, в то время как Конан держался рядом. Добравшись до цели, парень ещё раз окликнул бедолагу.
- Если ты в сознании и слышишь меня, отзовись. Я могу помочь и немного разбираюсь в оказании первой помощи. Да и не стоит лежать так посреди джунглей. Это просто опасно.
После сказанного, Джи замер, прислушиваясь к ответной реакции.

5

Враги приближались. То что эти существа явились для того чтобы причинить ему вред, вифрэй нисколечко ни сомневался. На протяжении последних полутора лет, проведенных в катакомбах, все носители солярных отблесков пытались его убить, что как бы намекало на необходимость начать атаку до того как они окажутся слишком близко. Но Порченный медлил - их было двое, а значит с помощью приготовленного заклинания ему удастся задержать лишь одного из них, в то время как второй окажется способен действовать. Йирт выбирал между ними - кого из них подвергнуть действию заклинания - того что больше, но передвигался, судя по всему, на двух ногах, или того что был несколько меньше, но отличался куда большей подвижностью из-за перемещения на четвереньках. Наконец, выбрав того что был меньше, Бесхвостый приготовился действовать. Но случившееся остановило его, опалив разум вспышкой полузабытых ощущений.
Речь. Его слух воспринимал вразумительную и связанную речь! Вифрэй так давно не слышал её от кого-либо кроме себя, да изредка - окружающих его тогда камней, да верных блошек, что в первые мгновения даже не понял чем знакомы ему эти посторонние звуки. Если бы Бесхвостый вслух не общался со своими крохотными подопечными, да с голосами, вполне возможно - он и вовсе не смог бы распознать попытку начать общение. Но, что удивительно, желание метнуть кровавый удар не просто никуда не делось, а то и вовсе стало сильнее - Бесхвостый не доверял солярным искрам. Их носители уже много раз его обманывали, предавали несмотря на его помощь и теперь, возможно, просто пользовались еще одним методом чтобы добраться до него и выпотрошить, как происходило с другими, ослабшими особями.
Бесхвостый лежал, не шевелясь. Это всё что ему оставалось в текущей ситуации. Сердце Йирта бешено колотилось - он упустил момент когда мог безнаказанно использовать заклинание и быть готовым применить его еще раз - уже на втором приблизившемся создании. Теперь же оставалось лишь импровизировать, да молиться чтобы его лежащее на земле тело не закидали камнями издалека, иначе план по использованию кровавого пота на том кто до первым дотронется, с треском провалится.

6

Лежащий вифрэй продолжал молчать. Толи он притворялся, толи и правда был без сознания. Кто знает? Джи, к сожалению не знал. Не особо он понимал в таких делах. Осторожно осмотревшись, юноша медленно подходил к лису.
- И вот что мне с тобой делать, раз даже ответить не можешь? Хм... У меня ведь даже толком с собой ничего нет. Если только магией воспользоваться. - Джи вспоминал магические уроки отца, обдумывая, чем же он может помочь пострадавшему собрату. Он, конечно, не маг жизни с их огромными возможностями к лечению, но кое что всё же умел. Цветок целителя, весьма слабое лечение, но мелкие раны поможет зарастить.  Звериное дыхание вернёт силу и энергию. Там, вроде, ещё что-то было, посильнее, но вифрэй ещё не знал, как заклятье работает.
Пройдя пару шагов, парень остановился и, сконцентрировавшись, всё же произнёс слова заклятья Цветок целителя, пригодится в любом случае. После чего решил всё же осмотреть пострадавшего, прежде чем продолжать действия. Но, как только Джи приблизился к лежащему, Конан недовольно зарычал.
- Что такое? Чем ты так недоволен? - парень удивлённо поднял брови, но волколис не успокаивался.

7

Враги оказались настолько близко, что Йирт не мог даже пошевелиться чтобы не выдать себя. Именно поэтому он не мог поднять голову, чтобы посмотреть что происходит вокруг. Вместо этого вифрэй сосредоточился на слухе и обонянии, стараясь выжать из своих природных особенностей максимум информации. Ранее едва ощутимый звериный запах стал сильнее, пока неожиданно, видимо подхваченный едва уловимым ветерком, он не стал невероятно крепким. Порченный не удивился, изначально готовый к подобному развитию событий. Он собирался начать действовать - пока передвигающийся на двух ногах хозяин этого зверя не приказал последнему немедленно атаковать. В этом случае Йирт потерял бы эффект внезапности и, скорее всего, проиграл все еще не начавшийся бой. Но вместо четкой и понятной команды на всеобщем, тот произнёс какую-то странную абракадабру. То что это были слова, необходимые для плетения заклинания "цветок целителя", Порченный не знал, а потому попытался сообразить - то ли он сам настолько сильно забыл простую вифрэйскую речь, то ли к нему обращались на каком-то другом языке.
Замешкавшись, Порченный прозевал тот момент когда перед ним будто бы из ниоткуда объявился странный цветок. Увидеть Порченный этого не мог, зато достаточно хорошо это почувствовал. Обескураженный странным новым запахом, Йирт сбился с мысли и, наконец, до него дошло что пришедший со зверем двуногий - никто иной, как маг. В подземелье таковых было крайне мало - возможно из-за того что обезумевшие существа из-за обуявшей их жажды разрушений попросту не были способны концентрироваться на чем-либо. Этот же, оказавшийся в непосредственной близости, вполне оказался на это способен, а потому - представлял куда большую опасность чем швыряющий огненные шары обитатель кровавых пещер. Не дожидаясь когда второе подготавливаемое врагом заклинание будет завершено, Йирт проигнорировав зарычавшего за мгновение до его нападения зверя, попытался наброситься на мага, устроив ему кровавый пот.
Однако, реальность внесла свои коррективы - из-за продолжительного нахождения на одном месте всё его тело успело основательно так затечь, а потому вместо полноценной атаки, получилось лишь нечто, наиболее напоминающее достаточно порывистую и дёрганную конвульсию. И будто этого было мало, заклинание магии крови сорвалось, так и не будучи реализованным.
- Пвавх-пва! - произнес Бесхвостый вскидывая голову и пытаясь предпринять еще одну попытку по приведению себя в вертикальное положение. На всякий случай он угрожающе щёлкнул челюстью и обмяк, чувствуя что на этом его возможности заканчиваются. Он был максимально, насколько это было возможно истощен и держался в сознании лишь благодаря своему желанию продолжать борьбу за выживание.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-11-08 15:22:29)

8

Как оказалось, Конан рычал не просто так, лежащий вифрэй, притворяющийся бессознательным, таковым не являлся и готовил жестокую и подлую благодарность за, в общем-то, доброжелательное отношение и попытку помочь. Правда, у бесхвостого мага ничего не вышло. Джи же, тем временем, безмятежно продолжал успокаивать верного товарища, так отчаянно рычавшего в сторону бессознательного бедолаги.
Рык прекратился одновременно с начавшимся подёргивание парнишки, закончившимся каким-то нечленораздельным кряхтением и попыткой поменять позу. Получалось у вифрэя не особо удачно. Попытавшись ещё раз что-то сказать, тот только и смог щёлкнуть челюстью и осел, так и оставшись в полусидящей, полулежащей позе, отчаянно борясь за выживание и недоверчиво осматривая Джи. Во всяком случае, со стороны это выглядело именно так.
- Значит, ты таки ещё держишься, парень? Кто же тебя так потрепал то? И как ты вообще только жив остался? Не бойся, сейчас я тебе помогу, - лис покопался в карманах в поиске еды, но ничего не нашёл, всё съестное лежало в заплечном мешке.
Отвлекая внимание и успокаивая бдительность, юноша медленно подходил к соплеменнику, словно к раненому зверю, видя, как затравленно тот смотрит. Джи аккуратно снял мешок, доставая оттуда скудные запасы, на случай срочного оказания первой помощи. Немного воды, чтобы смочить ткань, сама ткань, которой можно потом перевязать наиболее пострадавшие места. Нужных трав не было, их пришлось потратить посреди пути, когда они с Конаном случайно и неудачно наткнулись на неприятности. Но лис отчётливо помнил, что видел недалеко нужные ему листочки.
- Ты ведь не против, если я осмотрю раны? Если их не обработать, то потом может стать ещё хуже, будет заражение и станет ещё больнее. И ты быстро встанешь на ноги.
- Только бы не спугнуть, бедняжка итак еле двигается. Словно загнанный зверь. Кто же так напугал то его? И от кого он убегал, так потрепав одежду и оставив на себе столько ран?

9

Подлость не удалась. Не сказать что Порченный этому так сильно удивился - скорее, принял как должное и приготовился к тому чтобы продать свою жизнь хотя бы немного дороже. Учитывая его текущее полностью обессиленное состояние, это могло выражаться максимум в том что он грохнется на землю в противоположную от врагов сторону, так что им придется сделать целый лишний шаг, чтобы достичь горла и окончить его жизненный путь одни единственным ударом. А то что все будет именно так Йирт не сомневался - он пристально смотрел на зверя, который по мнению Бесхвостого абсолютно точно мечтал вдоволь напиться его кровью. Из-за того что он гипнотизировал взглядом четвероногого, прокручивая в уме варианты того как с ним животное будет расправляться, вифрэй умудрился прослушать речь хвостатого врага. Перед глазами всё плыло, что было совершенно не удивительно, учитывая едва ли не крайнюю степень обезвоживания, но силой воли Странный разгонял этот вязкий, наползающий на разум туман. Но тот упрямо наползал вновь, обвивая рассудок невидимыми жгутами отрешённого спокойствия, которое Йирт не желал принимать из-за костра теплящейся в его теле жизни. Он боялся провалиться в зияющую яму небытия и не найти пути обратно.
- Р-ра-вр-р! - максимально агрессивно выразился Йирт, а чтобы его наверняка поняли - оскалил зубы и сделал попытку отшатнуться от приближающегося вифрэя. Последнее, несомненно, было лишним - из-за чересчур резкого движения, даже просто сидя на земле, он потерял равновесие, так что его ощутимо повело в сторону и если бы не вовремя выставленные руки, лежать бы ему воткнувшимся лицом в землю.
- Но-у-ет! - произнес Бесхвостый скорее земле, чем светловолосому. Потом поднял голову в сторону чужака и предупредил его - Я опасность!
И убеждая зрителей в этом, Бесхвостый максимально страшно что есть силы клацнул зубами. Но всё бы ничего, если бы он нечаянно не прищемил себе язык. Слезы выступили из глаз, в то время как Йирт выпрямился, всем своим видом старался выражать вносящую ужас непоколебимость.
Полученные в подземельях вампира травмы должна была поглотить регенерация, но она была слишком слаба чтобы их нивелировать полностью. Некоторые, те, до которых сам Йирт с помощью лечащих заклинаний, дотянуться в свое время не смог, периодически довольно ощутимо щипались. Неприятно, но не страшно. И сейчас, будто наверстывая упущенное, они решили заявить о себе, скрючивая тело Бесхвостого.

10

А парень, что характерно, действительно вёл себя как загнанный зверёк, даже пытался рычать на Джи. И, хотя рык был больше похож на стон, вифрэй ни капли не сомневался, что это была именно попытка отпугнуть потенциальную угрозу, попытка отчаянная и довольно бесполезная. После чего парнишка вновь обессилено упал, только успев подставить руки.
И всё же, кто же тебя так? Явно что-то из ряда вон выходящее.
И тут зверёк произнёс что-то знакомое. Сначала до чутких ушей донеслось нечто, похожее на слово нет, Джи не был в этом до конца уверен. Последовавшие за этим слова уже точно были не разыгравшимся воображением, а членораздельной вифрэйской речью, столь привычной и родной любому обитателю Ардении. Подросток пытался убедить приближающегося к нему ужасного монстра, как казалось лису. Во всяком случае, все явные признаки такого поведения на лицо, Джи уже сталкивался с подобным. Вот и очередная уже попытка отпугнуть, клацая зубами.
Наблюдая за всеми этими попытками отпугнуть его, вифрэй продолжал медленно, маленькими шажками, продолжать подходить к парню, стараясь не делать резких движений.
- Да ты говоришь даже. Ты понимаешь меня? Я - Джи, а это - Конан, мой друг. Не бойся, я ничего тебе не сделаю плохого. Как тебя зовут? Я только осмотрю твои раны и вылечу, если надо. Нельзя ведь вот так в джунглях лежать - это опасно. Можно я подойду? Обещаю, ничего плохого не случится. А, если ты боишься Конана, то он отойдёт подальше и тогда он не будет тебя так пугать.
Джи подал знак волколису, чтобы тот отбежал в противоположную сторону, на что тот незамедлительно отреагировал и направился к краю опушки. Вся эта ситуация была такой противоречивой. С одной стороны юноша сталкивался уже с загнанными зверьками, да хотя бы взять того же Конана, когда тот был малюткой. С другой, этот подросток всё-таки не зверь, хоть и отдалённо похож на него. Хвост Джи слегка подрагивал, а уши прижались к голове. К сожалению, лис, в критической ситуации подобной этой хорошо умел обращаться только с животными, а не с разумными. Поэтому ему только оставалось надеяться, что их поведение не сильно отличается.

11

Если это всё было сном, то он был на удивление реальным - слишком болезненным, слишком скучным. Здесь не было ни чёрных единорогов, ни обнаженных окровавленных дев, ни плывущих в воздухе оторванных рук, ни даже мёртвых танцующих медведей. Но было нечто другое. Детальная проработка. Йирт при желании, мог рассмотреть каждую травинку, каждый их отблеск. Так, например, солярный отблеск четвероногого существа, находящегося рядом с вифрэем  оказался довольно необычен, но это не шло ни в какое сравнение с ранее виденным в сновидениях. Это и интриговало, и пугало.
Ответом на тираду светловолосого вифрэя должна была стать речь, полная негодования, угроз и конечно, заявлений вроде того что если он что-то сделает не так, Йирт это поймёт и напустит на него своих дрессированных блошек, а то и сам укусит и заразит какой-нибудь ужасной болезнью. Но Порченный слишком устал чтобы говорить развёрнуто и, уж тем более - внятно. Он просто слушал, прилагая усилия чтобы не закрыть глаза и не отдаться глупому молчаливому вниманию. Сама насыщенная смыслом речь была настоящей мелодией для его слуха - как наваристая похлёбка для оголодавшего. Йитру на протяжении долгого времени приходилось слышать разве что собственный свистящий шёпот то отвечающий на вопросы голосов в голове, то подбадривающий дрессированных блошек. Остальные населяющие подземелье вампира существа лишь рычали, да разъяренные, бросались на него с намерением разорвать на клочки. Либо были добычей. То что Странный не погрузился в кровавый колодец безумия, было заслугой всех его вольных и невольных помощников, что побуждали его говорить, вместо бессвязного рычания...
- Я - опасность! - на всякий случай повторил Йирт и, убедившись что как минимум причудливый зверь оказался отозван, вяло махнул рукой. В принципе, так или иначе, ему было почти всё равно что с ним будет происходить дальше - всё равно сил на сопротивление не оставалось.

12

Раненый наконец-то начал успокаиваться. К сожалению, спокойствие к нему пришло не потому, что он доверился Джи, пытавшемуся помочь. Похоже, усталость от ранений, от бега, от чего-то ещё, неизвестного, но бесспорно трудозатратного, давала о себе знать, и бедняга просто был не в силах продолжать бессмысленные, в общем-то, попытки отпугнуть вифрэя. В любом случае, это было на руку обоим, хотя один из них и не понимал этого. Лис продолжал речь, не особо задумываясь о том, что говорить, лишь фразы звучали успокаивающе и приободряюще, а в тоне голоса нельзя была даже случайно заподозрить неладное. Джи не был уверен до конца, что всё делает правильно, но очень старался припомнить то, чему его учили.
Наконец, подойдя вплотную к подростку, вифрэй медленными, аккуратными движениями, чтобы ненароком не напугать сильнее прежнего, перешёл к обработке многочисленных ран. Первым делом парень осмотрел раны, проверил, нет ли сильных кровотечений. Хотя пыльца магического цветка уже должна была начать действовать, её сила была недостаточно, так что следовало переходить к чему-то более серьёзному
- Сейчас будет немного больно, но ты ведь хороший мальчик и потерпишь? - ободряюще предупредил лис. И стал промывать раны, старательно очищая их от земли, сока травы и прочей грязи, которой был покрыт собрат. Будет довольно неприятно, если в заживших ранах останется грязь и потом начнётся нагноение. Воды было не очень много, так что приходилось экономить её, отчего парнишке должно было быть больно. Закончив промывать все порезы, царапины, ссадины и прочее, Джи обработал их тем немногочисленным набором первой помощи травника, которую ему в путь дала мать, и перевязал тканью особо сильные порезы.
- Ну, вот и всё, а ты боялся. Словно комар укусил, правда ведь? - пошутил лис. Ещё раз критично осмотрев работу, парень отошёл на небольшое расстояние и начал последовательно плести заклинания Очищение и Звериное дыхание. Первое для того, чтобы избавиться от ядов и болезней, мало ли, просто для подстраховки. А второе должно было снять усталость с совсем ослабленного вифрэя.

13

Вифрэй никак не мог понять где он находится. Застлавшая целый мир картинка подземелья, наполненного ужасами и холодом по прежнему стояла перед глазами. Но она уже не казалась такой чёткой как раньше - ощущения, звуки и запахи, воспринимаемые измученным телом, отличались от тех, коими были наполнены кровавые катакомбы. И это различие беспокоило разум Порченного, который с одной стороны из-за страха перемен не желал расставаться с привычными видами, а с другой, донельзя устав от пребывания в самом ужасном месте во всем мире, стремился окунуться в поисках выхода даже в чистейшую кислоту, не говоря об уютном омуте вполне вероятного безумия...
- ...ты ведь хороший мальчик и потерпишь?
Бесхвостый подтвердил это, дёрнув ушами. Всё же было слишком тяжело бороться, сражаться и сопротивляться...Скольких он своими действиями или бездействием привёл к гибели? И список не ограничивался лишь летучими и не очень мышами - в нём находились еще и вифрэи, люди, орки, эльфы - все те, кому не повезло оказаться запертыми в кровавом зверинце вампира Лафайета. Ведь каждый раз, сбегая, он зря выматывал тела не добивающихся успеха преследователей, что потом сказывалось на их битвах с такими же одержимыми жаждой крови пленниками. Но как бы от этого не было грустно тогда, сейчас Йирт чувствовал подобие спокойствия. Чужой голос убаюкивал, успокаивал. То что он отличался от тех, что звучали у него в голове, или доносился из его собственного рта, немного беспокоило Странного, но сейчас, соблазнённый возможностью стать "хорошим мальчиком", он постарался не обращать на это внимания. Всё же не каждый день такое случается, так что нужно было терпеть...
До ранок приходилось добираться сквозь корочки из грязи, крови, ткани, растений и мелких камешков. Следы укусов, порезы от когтей, несколько неглубоких колотых ран, множество синяков с кровоподтёками разной степени свежести и, конечно же, сильное истощение - вот что предстало взгляду доброхота. И было этих повреждений настолько много, что с помощью комплекта травника светловолосый лекарь едва ли мог хоть как то позаботиться о всех них.
Боль, которую Йирт испытывал пока за ним ухаживали, казалась почти что приятной, так как она не шла ни в какое сравнение с той, что он испытывал раньше - будто укус комара по сравнению с укусом вампира...
Бесхвостый открыл глаза и, найдя в себе непонятно откуда взявшиеся силы, пошатываясь, поднялся. Всё окружение он уже воспринимал как должное. Оно покачивалось, будто но выглядело похоже на лес. Удивляться ничему не стоило, поскольку, насколько он понял, Йирт находился в бреду. И не простом, а, скорее всего, посмертном. А значит, надо было оттянуться по полному! Первым же делом, сфокусировав взгляд на "спасителе", Бесхвостый улыбнулся.
- Берегись!  - произнёс он зловещим шёпотом - У тебя...спина белая!
Бесхвостый, наблюдая за реакцией вифрэя, глупо хихикнул. На этом он останавливаться не собирался. Следующее что он собирался сделать это вытянуть руки и пойти прямиком на белобрысого, не стягивая с лица будто бы приклеевшуюся улыбку.

14

Джи понятия не имел, что творится в голове несчастного зверька, какие ужасы тот пережил и что лис мог бы быть очередной жертвой самого факта существования раненого бесхвостого собрата. Да ему это и не было нужно. Парень просто помогал попавшему в беду по мере своих сил и возможностей. Обработав все раны, очистив их от накопившейся и засохшей субстанции из разных видов грязи и крови, и как следует осмотрев их, Джи понял, что его походного набора явно недостаточно для полной обработки. Поэтому лис обработал только самые, по его мнению, опасные. На это пришлось даже потратить запасную рубаху, которую пришлось пустить на лоскуты. Чистая вода, правда, закончилась чуть раньше, чем чистая ткань.
А вот что делать дальше? А дальше нужно как-то этого пугливого парнишку доставить к ближайшему поселению, в котором уже смогут полноценно подлатать, а Джи пополнит запасы набора первой помощи. Одно радовало, что мальчик и правда вёл себя как хороший. Неизвестно только, как долго это могло продлиться и не учудит ли он чего-то эдакого, когда магия начнёт действовать и вифрей снова сможет активно двигаться. И словно в подтверждение мыслей парня, зверёк, только поднявшись на ноги от новоприобретённых сил, решил выдать самую банальную шутку, которую Джи когда-либо мо бы слышать. Вернее, она была бы банальной, если бы там, где он жил, активно пользовались белой краской.
- Ну да, белая, а ты что хотел от рубахи, которая итак белая? - усмехнулся парень. - Значит ты можешь шутить? Значит уже идёшь на поправку, как говорил наш лекарь. Ну что, парень? Как тебя звать то хоть? И можно уже подпустить Конана обратно? - Джи указал на своего верного друга. - А то ему как-то одиноко там стоять. Он, правда, не опасен, честно-честно.
Видя странные движения собрата, Джи даже не попытался отойти или ещё как-то помешать ему, будучи уверенным, что он вряд ли в таком состоянии сможет нанести вред, но зато вдруг поможет освоиться и поверить в хорошие намерения лиса.

15

Всё происходящее вокруг казалось донельзя забавным. Свет, запахи, цвет и, конечно, звуки. Они касались как тех, что создавались им, так и всеми окружающими, причудливой и непривычной какофонией доносящих беспорядочную информацию. Йирт как ни в чём завершил сближение, пока беловолосый собрат о чём-то там вещал.  В принципе, ему до этого не было никакого дела - по крайней мере, Бесхвостому самому так думалось. Руки его легли светловолосому на лицо и стали мять - сжимать щёки, растягивать губы, поднимать и опускать брови. Однако, насколько бы благостным всё не казалось, у тела и инстинкта самосохранения были свои собственные предпочтения - стоило неизвестному предложить подпустить "Конана" (кем мог быть только уже виденный Бесхвостым зверь), как Порченный прервал свою деятельность и почти что бесконтрольно, но при этом крайне решительно отступил назад. Он склонил голову на бок и прищурился. Лишь после этого Йирт понял что сейчас хороший момент для того чтобы ответить.
- Ну-эт! - сказал он решительно и мощным движением руки отмахнулся от выдвинутого предложения. Оно оказалось настолько резким, что вифрэй мигом потерял равновесие и начал падать. Но до конца этот процесс не довёл, вовремя вернув утерянное. - Нападение, кровь, смерть - хищники. Он - хищник.
Теперь Йирт чувствовал себя куда увереннее. Пусть всё вокруг было сном, взращенные пребыванием в подземелье замашки его никуда не делись. Отогнать, отпугнуть и бежать. План был прост и незамысловат. И если вифрей определённо был кем-то дружественным, то вот сопровождающее его создание к таковым не относилось. Это был зверь, пусть и куда более ухоженный, чем многие сошедшие с ума пленники вампира, но сердцевина у них была одна - смерть и разрушение...
- Предаст. Ударит в спину. Я спасу. - произнёс Странный и направил пристальный взгляд на послушное воле соплеменника существо. Сомнения в принятом решении могли бы закрасться в его голову, происходи это всё в действительности, а не сне. А здесь...здесь он не мог быть неправым. Йирт сосредоточился на кровавом ударе.

16

Парнишка решил ощупать лицо Джи, словно толи впервые видел такое, толи не верил своим глазам и решил проверить ещё и руками. В любом случае, ощущения были странными и немного неприятными. Мял он недолго, пока не услышал последние слова Джи и не отпрянул при их упоминании. Было... Странно? Впрочем, странность в поведении собрата ощущалась уже некоторое время, но лис пока списывал это на последствия травм, приведших больного в это место.
- Эй, парень! Ты чего? Не будет он тебя есть. С чего бы ему вообще на тебя нападать? - Джи почесал затылок, что нередко делал в сложных ситуациях, когда не знал, как бы ему лучше поступить. - Он сыт, он не охотится на вифреев, он вообще не охотится на кого-то, кто больше него размером. Да и не тронет он тебя. И не дёргайся ты так, тебе пока ещё опасно делать резкие движения.
Парень не знал, что бы ещё такого сказать, как вразумить этого беднягу. Подросток явно боялся Конана, и боялся по каким-то своим, неизвестным причинам. Быть может тем же самым, что оставили на нём столько ран. И теперь опасался любых потенциальных угроз. И по этой части, по части ума, который, как знал вифрей - потёмки, было сложнее всего.
- Не предаст он меня. Он мне как брат. Мы выросли вместе, я его спас от тигра, когда зверёк был ещё крохой, - Джи изобразил ладошкой маленький комочек, быть может, даже слегка и неосознанно преуменьшая его размер. - И теперь мы вместе. И я ему доверяю больше, чем кому-либо.
И тем не менее, во избежание необдуманных и опрометчивых поступков, будущий друид с сожалением подал знак волколису воздержаться от попыток приблизиться, на что тот лишь недовольно проскулил и прилёг на траву.

17

Концентрация подразумевает сосредоточение. А вот его достичь у Йирта не получалось из-за мало того что находящегося, так еще и постоянно что-то говорящего соплеменника. И он не пытался напасть на него, собираясь отгрызть ему палец или еще что. После катакомб это казалось странным. И раздражало. Бесхвостый дёрнул ухом и бросил попытки запустить заклинанием в зверя, находящегося достаточно далеко чтобы не представлять опасность. В этом его со всех сил заверял тот самых белошёрстный. Это казалось подозрительным.
Йирт резко от него отвернулся.
- Я бы не доверял ему на самом деле. Вон какой он странный. Белый! А уши! Ты видел его уши! Им хоть сейчас можно картины рисовать! - произнёс Йирт расхлябанным голосом, сочащимся подозрительностью и не доброй ехидцей.
- Во имя выживаемости предпочтительнее будет действовать максимально незаметно и не привлекать внимания. - спокойным и рассудительным тоном заявил тот же самый Йирт.
- Но лично мне понравилась идея напасть и... - тон изменился на тот, что прозвучал первым.
- Не стоит. Численный перевес на их стороне. Проще будет притвориться что мы им поверили. И затем, под покровом ночи... - начал было говорить вифрэй спокойным, взвешенным голосом. Но оборвал сам себя, так и не дав завершить фразу.
- Напасть самим! И разорвать их на кусочки! - произнёс Порченный мерзко. И захихикал.
- Нет. Сбежать. - поправил сам себя Бесхвостый.
- Но Йирт голодный и ему нужно что-то поесть! - привёл аргумент Порченный.
- Это не значит что мы должны нападать на первого же, кто продемонстрировал добрые намерения. - отмёл выдвинутое предложение Странный. - Кроме того, нельзя полностью отметать тот факт, что мы всё-таки вырвались из заточения.
- То есть...ты хочешь сказать...
- Нам надо начать социализироваться. Пищу достать будет проще, если мы покажем что Йирт - не чужак, а часть общности.
- А что нужно чтобы...это...нас приняли за своих?
- Для начала нужно начать выглядеть как другие.
Йирт кивнул три раза. После этого развернулся к оставленному позади светловолосому вифрэю.
- Мне нужна твоя одежда. - произнёс Йирт деревянным голосом. - Раздевайся.
Потом он подумал и добавил.
- Быстро!
И растянул губы в широкой, почти что кровожадной улыбке.

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-06-05 16:08:41)

18

Поведение сородича начинало сильно утомлять Джи. Вся эта излишняя подозрительность может, и была оправданна, но тут сильно попахивало паранойей и проблемами с головой. Быть может, парнишку не только запугали, но и стукнули головой. Много раз стукнули головой. Очень-очень сильно стукнули. Во всяком случае, у вифрея стало складываться именно такое впечатление.
- Да ты и сам-то не больно-то нормальный, тебе не кажется? - лиса несколько оскорбили слова отвернувшегося и говорившего куда-то в воздух больного. - И тебе не кажется, что ты грубо относишься к тому, кто тебе помог?
Вот только странный вифрей словно не слышал Джи, а фраза, которую лис сперва оценил как обращение к себе начал напоминать диалог с самим собой, но на разный манер. И вот тут будущий друид уже серьёзно напрягся. Общаться с настолько странными личностями ему ещё не приходилось. Было непонятно, что именно это такое. Розыгрыш, одержимость или что-то ещё? Кто знает, но Джи точно этого не знал и не понимал.
Вифрей внутренне подобрался, и, несмотря на прежние опасения и увещевания со стороны соплеменника, подозвал-таки к себе Конана. Верный друг тут же подбежал к Джи, а тот машинально погладил волколиса по спине. Находящийся рядом Конан немного успокаивал, позволяя чувствовать некоторую уверенность, надёжность, прикрытую спину, если так можно выразиться.
- Эй! Ты в курсе, что я всё слышу? Я не для того тебя тут лечил последними запасами, чтобы раны обратно открылись. Так что крайне не советую нападать.
Джи тяжело вздохнул. То ли его не слушали, то ли делали вид, что не слушали, но с таким же успехом вифрей мог поговорить с камнем. Ответа он бы всё равно не услышал. Пришлось ждать итого этой престранной дискуссии. Которая закончилась не очень хорошо, хотя могло бы быть и хуже. Джи предложили раздеться и отдать одежду.
- А ещё что-нибудь тебе не надо? Станцевать там или стукнуть? С кем ты вообще разговаривал? Да ещё и на разный лад. То хотел на меня напасть, то сбежать. Я был рад помочь, но вот сейчас уже думаю, что это не самая лучшая идея. И раз ты настолько нагло стал себя вести, то моя помощь тебе больше не нужна. Так что, если ты притормозишь свои голоса, я пойду своей дорогой, а ты своей. Первую помощь я оказал, до ближайшего поселения ты как-нибудь доберёшься.
Джи погладил Конана по голове и выразительно посмотрел на парнишку.

19

Вопрос вифрэя о необходимости чего-то еще кроме одежды заставил Йирта призадуматься. Он приложил палец ко лбу.
- Нам нужно чтобы он станцевал или стукнул? - задумчиво спросил он у самого себя.
- Ну...если он только начнёт раздеваться и окажется женщиной, то...я даже не буду возражать если она меня шлёпнет! - Бесхвостый игриво зарычал и не менее игриво двинул испачканными в грязи бровями.
- Тихо! - неожиданно произнёс Странный уверенным голосом и серьезно посмотрел на спасителя - Ты нас...тоже слышишь?
Ответ был очевиден и так, но контрольный вопрос напрашивался сам собой - как, например, проверка пульса у только что свалившегося с большой высоты человека. Новичок в этом ничего не поймёт и скорее всего поднимет на смех следующего подобным предосторожностям, а вот профессиональный охотник на нечисть лишь одобрительно кивнет. И правильно сделает. Мало ли кем может оказаться расползающееся по мостовой создание. В конце концов, не всем видам существ голова так уж и важна для существования. Некоторые вполне могут обходиться и без неё. По крайней мере временно - пока не отрастят новую...
По мере понимания достаточно прописной истины, глаза Йирта стремительно увеличивались, продолжая расширяться всё то время пока находящийся вне его тела собеседник (от существования которых он порядком отвык) продолжал свою вдохновенную речь. К счастью, встреченный соплеменник закруглился вовремя - еще немного и глазные яблоки выскочили бы из орбит Странного, не аппетитно плюхнувшись наземь (скорее всего нет - благодаря встроенной природой в организм живых существ защиту от дурака). Вифрэй застыл на месте и резко захлопнул глаза. Зрачки под занавесами век стали судорожно двигаться из стороны в сторону, будто актеры, пытающиеся быстро-быстро подготовиться к следующему акту пьесы. Затем голова Йирта достаточно резко пару раз дёрнулась из стороны в сторону, всколыхнув копну спутанных в узловатые колтуны волос, что крючьями закрыли лицо Порченного и...всё затихло. Йирт даже дышать перестал. Секунда прошла в полной, абсолютной недвижимости. По её истечению Йирт медленно, неуверенно открыл глаза.
Увидев недовольное и немного ошарашенное лицо вифрэя, Странный немедленно воткнул взор в землю, покрытую пёстрой зеленью землю. (К слову, учитывая плотность заселения флорой каждого клочка почвы, найти свободную от неё пядь было очень и очень не просто. И не удивительно - с такой то конкуренцией.)
- П-п-прости. Я...я н-не з-знаю и... - прошелестел вифрэй тихим, дрожащим голосом. В текущем рвано-всклоченном состоянии до нормальности ему было далеко как до Иридиума пешком, но хотя бы интонации и выражение лица теперь не скакали на каждой фразе. Хотя отголоски нет-нет, но проходились рябью по грязной физиономии лиса.
Тонкие, похожие на жёрдочки пальцы рук Странного сошлись друг с другом в замочек, будто поддерживая друг друга.
- Я...п-пойду...только...с-скажи, где ближайшая д-деревня?

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-07-06 20:14:10)

20

Безумие продолжалось ещё некоторое время, перемежаемое даже пошлыми шутками. Пока один из голосов, как бы странно это не звучало, внезапно не осознал, что их слышат. И даже уточнил, так ли это. Ответа, естественно, не требовалось, всё было итак ясно как божий день.
Дальнейшее было вполне логичным продолжением первой реакции. Вифрей потихоньку осознавал ситуацию, в которую сам же себя и загнал. Удивленные глаза; попытка спрятаться от всего, закрыв глаза, как это, порой, делают маленькие детишки; дёрганые движения головы. И финальным аккордом было полное осознание и принятие случившегося. Глаза открыты, потуплены, голос дрожащий, неуверенный и тихий. Складывалось ощущение, что этот непонятный приступ прошёл, голоса на время исчезли, и вновь вернулся маленький, беспомощный, забитый и израненный зверёк, которому недавно требовалась помощь.
Джи, наблюдая за всем этим калейдоскопом реакций, был немного сбит с толку. С одной стороны он проникся жалостью к соплеменнику, которому нужна помощь, с другой - он боялся. Боялся непредсказуемости бесхвостого вифрея, боялся за собственное здоровье, да даже за жизнь свою. Мало ли что тот мог учудить, пока лис и Конан спят. Но так же он надеялся, что чтобы не случилось, и не было причиной столь непонятного поведения, оно не полностью сломило парнишку, что ещё есть надежда на нормальное поведение, во всяком случае, неагрессивное. Да и кто Джи такой, в конце концов, чтобы вредить тому. Поэтому им лучше просто разойтись каждому своей дорогой и больше не встречаться.
Вифрей как мог объяснил соплеменнику как добраться до ближайшего, известного ему поселения, собрал все вещи обратно в заплечный мешок, после чего по широкой дуге обошёл бесхвостого вифрея, навсегда запомнившегося Джи, как пример того, что мир - странное и загадочное место. Конан всё это время держался рядом, наблюдая недобрыми глазами и нет-нет, да рыча в сторону потенциальной угрозы

21

Йирт брёл сквозь заросли. Они его больно били, щипались и вообще шлёпали по таким местам, о наличии которых Бесхвостый обычно забывал до тех пор пока их использование было более чем необходимым. Но разум Порченного отмахивался от болевых ощущений как коровий хвост от беспрестанно жужжащих и беспрестанно же жалящих оводов. То есть - столь же безрезультатно и философски флегматично.
Заросли леса, который стал для него роднее деревни клана С'Апть, вифрэй преодолевал в состоянии, которое можно было бы назвать одиночеством, если бы этот термин вообще был бы применим к Йирту. Сейчас в его голое происходили самые настоящие дебаты по поводу серьезного вопроса, поставленного Бесхвостый ребром после того как оный был выявлен в ходе встречи с соплеменником и его опасным другом. Был выявлен, понятное дело, белошёрстым вифрэем, конечно же. Их было слышно. И поэтому их надо было спрятать. Или создать отдельные тела, переселить их туда и отправить на все четыре стороны. К огромному сожалению всех присутствующих, подобное было за гранью возможностей Порченного. Так что - прятать и только прятать. Но предложенная идея голосам не нравилась. Им претило общаться исключительно мысленно и потому они высказывали свои возражения по поводу того что Порченный пытается их изолировать внутри своей черепной коробки. Приводились аргументы о том что там темно, страшно и плохо пахнет. Возражения об их существовании там с самого своего зарождения пусть и принимались большинством из присутствующих внутри головы Бесхвостого голосов, но меньшинство было слишком упорно в своих возражениях. Впрочем, единственное что оно могло себе позволить в своем текущем положении - это пригрозить больше никогда не появляться, забравшись в самые глубокие глубины и далёкие дали разума Бесхвостого. К счастью самоубийцу (насколько подобное слово применимо к лишённому тела голосу), удалось отговорить.
Стоит ли говорить что в процессе Бесхвостый отклонился от указанного ему направления и лишь чуду и стечению обстоятельств в конечном итоге всё же нашёл свою деревню. Итогом можно назвать то, что если бы первым ему попался кто-либо другой, нежели столь понимающий и участливый вифрэй, вся дальнейшая жизнь Бесхвостого скорее всего сложилась бы затем по другому. По более кровавому пути...по пути Блудморфа. (Но это не точно.)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Сентябрь 17081 года. Зелёные просторы Каталии. Йирт и Джи`Ар Вон.