Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

И пусть в игре все ещё царит лето, в реальности к нам незаметно подкралась зима, и новогодние праздники уже не за горами!
Обратите внимание, в Декабре по субботам в 15:00 по Московскому времени на Discord-сервере проходит игра "Экспедиция против Секты" (мистерийский аналог мафии), приглашаются все желающие! Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: Начало июня 17086 года. Тракт Ривилен-Югос. Йирт, Фор


№4: Начало июня 17086 года. Тракт Ривилен-Югос. Йирт, Фор

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Дорога от Ривилена в Югос полна неприличностей: из-за причуд внешней политики, она оказалась аккурат на пограничных землях, отчего тут часто появляются как работники ножа и топора, так и более опытные грабители в лице сборщиков налогов. Эльфы, как правило, организуют тщательную охрану до Фейри Сирила, благо там тракт сворачивает на Левиан. А вот что будет дальше по пути в Югос... Что ж, наёмной охране тоже надо где-то зарабатывать.


- В этом твой предлагаемый план? Убиться об охраняемый караван ради пары дохлых жаб?
- Даже близко не угадал, мой дорогой друг~ Вот что это?
- Верительная грамота, да ещё с печатью гильдии... Где ты достал её?
- Какая разница, кто принёс тебе исполнитель желаний, если ты можешь им воспользоваться уже сейчас? То-то же. Собирай парней, будет вам караван без жаб и лишних трупов


Сопровождение было одним из унылейших обязанностей ордена Креста, потому как даже самые забубнённые головушки предпочитали не лезть на столь уважаемый символ, и в итоге вся дорога проходит в созерцании окрестностей да разговорах со спутниками. Правда и то, и другое приедается чуть менее, чем за сутки, после чего наступает пора войны с собственной скукой.

Йирту, в некотором роде, пока везло: это было одно из первых "испытаний" такого толка, так что окружение ещё не успело превратиться в рутину. Со охраной в целом, правда, не особо-то и везло: эльфийские следопыты если и сопровождали караван, то где-то тихо да из-за деревьев, так что до них докричаться не получилось бы даже при большом желании; наймиты-стражники также не отличались добродушным, весёлым нравом, и на любое предложение поговорить отвечали равнозначным тяжёлым взором. Не будь у Бесхвостого столько опыта отторжения, и такие взгляды бы сломили его! Наверно. Никто не знает, где же прячется та последняя соломинка, что будет неподъёмной для натруженных волосатых ног.

Спасением был гном Каракхар из рода Немедина. Некогда он уже успел отметиться в судьбе вифрэя, участвуя в исцелении последнего от встречи с Инферно (на основании чего гном написал пару статей и с честью отстоял их на ближайшем съезде). Сейчас, то ли из чувства долга, то ли для сбора нового материала, бородач предпочитал не отходить от Проклятого, используя право наставника, старшего, наглого... Ну и далее по списку. Впрочем, был в этом и плюс: гном определённо умел говорить с вооружёнными до зубов товарищами на их языке, так что на каждой стоянке для Орденцев всегда была подготовлена отдельная площадочка с пищей и водой. Так и сейчас, на внеочередном постое, можно было насладиться тишиной уединения...или порушить её в клочья, потому как в этих лесах для чутких ухов вифрэя покоя не дождаться.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0929/h_1506706937_4365381_4a7ab5205c.jpg

Каракхар: Уперехлёст же этих лентяев, всё никак не научатся костры жечь, - пожаловался гном, зябко кутаясь в свой походный плащ с капюшоном. Порой могло сложится впечатление, что этот ворчун готов с бородой нырнуть в пламя - на столько ему всегда было холодно. И скажем честно, впечатление не так уж далеко было от истины, ибо жар от разведённого костра не давал приблизиться к нему даже на метр, тогда как гном сидел на расстоянии вытянутой руки, - ещё ведь гремучихи жадничуют, ух бы я тут разжёг с нею. Ох дождутся эти корованщики от меня, ничего не стану скрывать от управляющей, - непонятно, откуда гном взял это слово - и что оно обозначает - но он упрямо именовал одну из перевозимых смесей таким именем. Тем не менее, ещё во дворе златоцвета прилизанный молодой купец из людей в точности описал свой товар как "безвредный, направленный только на восстановление Югоса". В общем-то, вроде так всё и было, но кто бы рискнул убеждать бородача в ошибочности его догадок?

Отредактировано Фориуэль (2017-09-29 20:59:10)

2

Порченный иногда задавался вопросом - из чего же вокруг состоят те или иные предметы. Частью чего они являются, из каких ингредиентов состоят сами...Размышления были чисто умозрительными и из-за того что Йирт не слишком интересовался реальным положением вещей, он зачастую приходил к крайне неоднозначным, очень часто несовместимых с логикой, "ответам". Так, например, повозка, в его понимании, состояла из тарелок, прибитых к длинным шестам, которые, в свою очередь, были загнаны под перевернутый стол. И подобная, откровенно говоря, психоделическая картина мира его целиком и полностью устраивала. Но пытливый ум Бесхвостого не ограничивался одними лишь неодушевленными объектами, простирая свои думы и над живыми существами. С ними вифрэю было куда как сложнее по причине того что он не мог просто скомпоновать обладающих общими визуальными признаками как это делал с предметами. Он видел токи соляра и не мог смешивать существ, если оные у них слишком уж различались. Но вместе со сложностью приходил и интерес - Бесхвостый находил закономерности течения жизненных токов и мысленно проводил эксперименты по вычленению и соединению схожих элементов для создания интересующего его субъекта. Так, например, до сих пор не желающий отлипать от него бородатый коротышка был уже частично "собран" из "подручных материалов" - пиявок, муравьев и ежей. Составные части пусть не всегда подходили, но, по мнению Бесхвостого, были подобраны идеально, учитывая характер ворчливого, но, в общем-то, добродушного Каракхара.
Понимая что он окружен со всех сторон, а бежать не просто не может, но не имеет права, Бесхвостый по началу изо всех своих сил пытался притворяться немым. Получалось плохо. Ночами его посещали кошмары, которые вырывались из тела яростными криками боли и отчаяния. В последнее время, рулады страданий не нарушали отдых наймитов благодаря решению Каракхара использовать на Одноруком крепкое снотворное, что вырубало его надёжнее удара молотом по голове. Сон, пусть и без сновидений, оказывал на удивление сильное благотворное влияние - растущие со времен заточения в подземелья Лафайета мешки под глазами впервые начали уменьшаться, общий тонус организма значительно выправился, а верные голоса-спутники стали посещать Странного куда как реже. Последнему Порченный, к слову, был не рад. От слова совсем. Потеря Уррура, выслушивающего его, а теперь и пропажа двух единственных собеседников, подкосили самодостаточность Йирта настолько сильно, что еще немного и он сам бы попытался с кем-нибудь заговорить...Но пока вифрэй держался, развлекаясь тем что следовал за гномом на некотором расстоянии и вслушивался в произносимые им слова, подозревая что тот пользуется какой-то магией для того чтобы находить общий язык с окружающими.
Вот и сейчас Странный находился на некотором расстоянии от гнома, чтобы избежать прямого контакта, при этом вслушиваясь в его слова и окружающие место стоянки тишину леса. Чувство жизни было как всегда настроено на контроль за перемещением каждого живого существа, размером с человека - пусть Порченный и стал более ментально стабилен, но чтобы изжить подозрительность, скорее всего пришлось бы убить Йирта. Впрочем, вполне возможно что и смерть не смогла бы его исправить...

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-10-13 18:01:15)

3

Каракхар, как и ранее, словно бы не замечал отсутствие ответов со стороны собеседника - ворчуну бесконечно нравился сам процесс ворчания, и он питался им с ненасытностью арахнида. Возможно, как-то так он и копил в себе обычную доброту и благодушие, отрываясь на случайных событиях в течение дня. Чувство жизни позволяло ещё более абстрагироваться от нескончаемого потока речи, давая возможность насладиться окружающей природой в полной мере.

В ней, как могло показаться Проклятому, было всё: и ненасытность, и покой, и стремление, и удовлетворённость, и Хаос, и Порядок. В этом многоголосии соляра встречались как самые маленькие представители рода живого, так и достаточно крупные (вплоть до великанов наёмников, которые прочёсывали кусты). Один из них, судя по движению его следа, направился к стоянке лекарей. Или...не совсем его? Йирт определённо знал этот оттенок живой силы, только вот в последнее время он на "глаза" особо не попадался. Почему бы вдруг? Впрочем, неизвестный и сам оказался рад представить себя честной публике, начиная выступления после очередного ворчания Каракхара:

- Категорически с вами согласен, наёмники определённо зажали самое вкусное у себя! Иначе как они таскают на себе всё это железо? - Голос, в отличие от солярного следа, был совершенно непривычен, словно бы пришёл к этому костру из самого далёкого далёкого. Носитель этого подарка с дальних земель показался спустя какую-то секунду, выныривая из кустов как кукла из коробочки. Не забыв лихо подбочениться, остроухий состряпал самую кислую мину после удивлённого восклика гнома, на который подбежали ближайшие наёмники. Пробормотав себе под нос что-то вроде, - ну вот, а я уж думал с тобой подружиться. Может даже сына бы назвал, самого сварливого, - эльф с любопыством присматривался к окружающему его отряду, давая осмотреть и себя самого. Смотреть, собственно, особо и не на что: потрёпанный тёмный плащ, истерзанные каким-то голодным псом штаны, намотанные на голову тряпки (вроде они создавали раньше "шляпу") да камзол с чужого плеча давали возможность опознать в прибившем классического авантюриста-голодранца, у которого семь ветров на неделе и ни гроша в кармане. Подтверждая свой облик привычным для таких скитальцев красноречием, эльф распелся соловьём.

- Господа, так дела не делаются. Гостя с важными вестями надо накормить, обогреть, отоспать, обобрат...Так, последнее будет лишним, не утруждайтесь запомнить, - остроухий с некой задоринкой наблюдал за приближающимися к нему вооружённым людям, игриво подмигивая то одному, то другому. Миролюбивый весёлый нрав не покинул эльфа даже в тот момент, когда один из бронедядек показательно взвёл свой арбалет, из которого, судя по размерам, можно было бы убить двух-трёх таких эльфов, да ещё и на пару каталийский арахнидов сила останется. Покачав головой на такую демонстрацию, неизвестный чуть сдал назад, чтобы выйти от костра да из-за спин Йирта и Каракхара
- Вооот значит как, - протянул гость певучим голосом, вскидывая палец вверх словно бы указающий перст господень, - никакого уважения к гостям, да ещё почти в моём родном государстве? Разве так мы встречаем путников? Если сразу не убиваем, конечно... Разве можно позволить такой толпе вооруженных людей дать безжалостно надругаться своими здоровыми орудиями над телом одинокого эльфа? Разве никто не поможет несчастному страннику? Вот ты, например, - растопыренная ладонь уставилась на Йирта словно бы кот на сало, - ты ведь чуешь, я безоружен, безвреден, безопасен и в чём-то даже полезен. Неужели ты дашь этим клиномордам меня разделать на сух.паёк? Ведь потом самому придётся грызть мои тонкие ноги! - Остроухий показательно провёл ладонями по своим ляжкам, демонстрируя их отличие от толщины самых волосатых конечностей Бесхвостого. Каракхар, подивившись такой наглости, в удивлении воззрился на Проклятого словно бы подыгрывая вновь прибывшему. А наймиты, как то им и положено, уже теряли терпение и желали провести весь комплекс самых занятных экзекуций. Быть может, стоило отдать этого наглеца к ним в руки, или всё же его вредность действительно удастся применить с пользой? Да и орден (клиников) не позволял покинуть живую душу в беде, даже если энта самая душа влетела в неприятности со всего размаху.

4

К длинноухому, чей солярный отклик мазнул разум Йирта призраком узнавания, Бесхвостый отнесся с куда большим подозрением, чем если бы вынырнувший из ниоткуда эльф вовсе не затронул бы струн его разума. Сам по себе возникал вопрос по причине возникновения такой реакции, ведь обычно старые знакомые, пусть и вынырнувшие из-под полога темного леса, должны были нести в себе частичку успешно пережитого былого, а оттого наоборот - вызывать куда как меньше подозрений. Странный не носил бы подобное прозвище, если бы всё у него не было шиворот-навыворот. Объяснение же было достаточно простым - прошлое Странного наполняли, преимущественно, всевозможные мерзости, среди которых светлыми пятнышками проскальзывали незначительные события, участники которых быстро теряли лица, а после очередных ужасных событий, и вовсе превращались в аморфные фигуры. Так что если Йирт всё же смог, пусть и поверхностно, но вспомнить его, выходило что с длинноухим связана, скорее всего, какая-то неприятная история.
Треугольниками ушей Бесхвостый вслушивался в наполненный голосами воздух, ловя каждое произнесенное слово. Будучи редкостным молчуном, вифрей, конечно же, тихо восхищался и едко завидовал тем, кто имел дар столь виртуозно складывать в замысловатые выражения преобразованные в звук мысли. И этот неизвестный, но смутно знакомый эльф, судя по всему, отличался именно этим качеством. Поднятая им пушистая пелена ничего не значащих слов еще не успела осесть в сознании, как Порченный подался вперёд - в надежде более отчетливо услышать продолжение и, что куда важнее, поподробнее рассмотреть существо, явившееся прямиком из его собственного из прошлого. Бесхвостый надеялся опознать неизвестного и сделать выводы относительно его опасности как для экспедиции в целом, так и для самого себя в частности. Но вместо этого - его выделили среди присутствующих.
- Вот ты, например...
Йирт аж икнул от неожиданности. Кутаясь в кусок более-менее согревающей материи он едва ли сильно выделялся на фоне всех присутствующих, смотрясь максимально блекло и невыразительно. И то что выбрали именно его было до того странно, что на всякий случай Странный осмотрел себя и, обнаружив что это не тот сон когда он оказывается перед публикой без штанов, неуверенно кивнул. Это было то единственное что он мог сделать под взглядом как минимум нескольких живых существ. Но ранее зародившаяся подозрительность, успела разрастись и, более того, окрепнуть - под взглядом длинноухого. Йирт сощурился. Он оказался перед дилеммой - с одной стороны его волновало что чужая жизнь может вот так запросто оборваться, а ведь её обладатель мог попросту оказаться не в том месте и не в то время. Но с другой - в действиях листоухого проглядывалась логика, разительно отличающаяся от растерянности застигнутого посреди неизвестности существа. Нужно было выбирать и быстро.
- Не убивайте! - заявил Бесхвостый настолько решительно, насколько он вообще был способен, являясь центом внимания столь многих живых существ - Н-но...его нужно раздеть и обыскать.

5

Остроухий был доволен имеющимся исходом. Шутливо раскланявшись с наёмниками - которые, к слову, стали подозрительно присматриваться не только к незваному гостю, но и к целителю из рода вифрэев - эльф было пожелал приблизиться к костру, да только новое указание остановило его на полушаге. Скривив ещё более кислую физиономию, чем была ранее продемонстрирована, товарищ расстроенно протянул, - и ты туда же? Этерия милосердная, вот дался же я вам то голым, то мёртвым. Один фетиш страшнее другого! - Расстроенно выдохнув, остроухий извлёк из недр своего плаща свиток, которым помахал на глазах у всей честной толпы.

Йирту подобные вещи, в общем-то, могли быть и безынтересны, а вот наёмники как-то напряглись при виде этого документа. Что там говорить, даже гном нервно сглотнул, сквозь губы прошептав слова проклятья "на голову того чудака, который нанял этого безумца". Выдержав театральную паузу да отмахнув одну из рук в сторону, эльф картинно откинул сургучовую печать в сторону, давая свитку развернуться на всю свою длину. Новые переглядывания, новые вопросы - и ни одной попытки напасть. Похоже что прибывший товарищ продемонстрировал что-то крайне любопытное для местного населения, так что они не спешили разделать его на те котлеты, которые спланировали пять минут назад.

- Что же, я вижу вы прониклись важностью момента и уже готовы продолжить нашу увлекательную беседу, - глава от наёмников неуверенно кивнул в подтверждение сказанного, на что эльф расслабленно рассмеялся, - как я рад, как я рад! Что не попал я к бесам в ад. Впрочем, не важно. Суть Его Повеления: маршрут необходимо сменить, на следующей развилке на время уходим ближе к нам, то есть эльфам. Есть мнение, что маршрут достался тем, кому бы не следовало, и вас могут малость сократить в численности и росте. Кто готов испытать эти незабываемые ощущения, которым вы желали подвергнуть меня? - Добровольцев, к счастью, не нашлось, как и особо доверчивых. Разговор протянулся ещё минимум на пару минут, за которые эльф успел поклясться многими Богами да ещё и оставить грамоту у командира "до востребования", потому как сам продолжит путь вместе с ними. Это несколько успокоило броне-команду, однако два арбалетчика получили недвусмысленный приказ на убийство остроухого балагура в любом случае, отличном от нормального движения караула. Несколько обидевшись такому отношению, прибывший товарищ предпочёл тишину стоянки лекарей остальному отряду, так что уселся почти в упор к окончательно растерянному гному.

- Ну, стал быть, чем займёмся? Ваши товарищи, как погляжу, пока пошли массово смиряться с ужасной действительностью, так что у нас есть время... Не знаю, познакомиться? Я вот буду Клиникларэн, немного следопыт и просто хороший собеседник. Вы кем будете? - Гном, ворчливо пробормотав своё имя, только сильнее закутался в плащ и скуксился словно броненосец, так что Клинику не оставалось ничего, кроме как обратиться к Йирту с аналогичным вопросом. В зеленовато-карие глазах собеседника мерцала искорка узнавая, постепенно разгораясь до пожара. Возможно, он и сам не до конца помнил Бесхвостого, но постепенно память возвращалась к эльфу. Вот что целитель делает одним только видом!

6

Бесхвостый хотел было возмутиться что предложенное им раздевание не подразумевало абсолютно полное разоблачение, но стушевался, придавленный взглядами обративших в его сторону стражей. К счастью, продолжалось это не долго - после того как все обратили внимание на выуженный эльфом свёрток, Порченный выдохнул - все уже забыли про его слова и сосредоточили внимание на новом объекте. Йирт же, не видя в клочке бумаги ровным счетом ничего интересного, брезгливо отмахнулся от него брезгливо дёрнувшимся ухом, а сам вифрэй переместился на другое, еще более малозаметное место между повозок. Судя по всему его старого знакомого не собирались убивать немедленно, а потому Бесхвостый окончательно успокоился. Вяло вслушиваясь в беседу, он сосредоточился на чувстве жизни, пытаясь уловить поблизости еще какого-нибудь праздно шатающегося представителя длинноухого народа. Учитывая слова пришельца, где-то поблизости должны начинаться их леса, а значит, по мере приближения, эльфов должно будет попадаться все больше и больше. Из-за того что Порченному солярный рисунок оных не слишком часто удавалось изучить во всех подробностях, он был крайне заинтересован в поисках. Но, кроме уже начавшего командовать остроухого, ни одного поблизости замечено не было.
Не сказать что Порченный расстроился, но... 

***

Через некоторое время Странный обнаружил себя в компании гнома и самообозначившего самого себя эльфа. Вифрэй моргнул и обернулся, проверяя наваждение - ему казалось что этот тип еще несколько секунд назад разговаривал с кем-то в совершенно другом конце лагеря и вот, неожиданно оказался поблизости. Это немного пугало. И стало пугать еще больше, когда Бесхвостый обратил внимание на то что вопрос задали непосредственно ему. Он обеспокоенно посмотрел на гнома, огляделся по сторонам и не найдя никого другого, кто мог бы ответить на вопрос любопытствующего длинноухого существа, попытался закрыться от внешнего мира одеждой точно так же, как сделал это почтенный житель подгорья. У Бесхвостого в этом было опыта куда как меньше, поэтому попытка натянуть ткань до подбородка вызвала лишь печальный треск. Бесхвостый покраснел и взглянул на эльфа. Светящиеся узнаванием глаза вездесущего длинноухого скорее всего будут еще не раз всплывать в вифрэйских кошмарах...
А вот Йирт не проявлял никаких признаков узнавания. Совершенно. Какой-то образ маячил на самой грани его восприятия, но стоило вифрэю попытаться заострить на нем внимание, как оный тут же скрывался в толще непроглядной черноты забвения. То ли примененное после падения с городской стены заклинание восстановления не смогло собрать все его воспоминания как это сделало с костями и плотью, то ли встреча с огромным скелетом, нанизывавшим его на копье оказало столь губительное влияние на сознание вифрэя, то ли надломившая рассудок весть о смерти так и не спасённой им Старейшины сыграла свою роль, а может - тому виной был проведенный Альфарием ритуал, в свое время вдоль и поперёк пропахавший его тело во истину демонической болью. Словом, гадать можно было долго, но факт оставался фактом.
- Ммм...З-з-зачем эльфам такие сложные и длинные имена? - спросил Бесхвостый, набравшись, наконец-то храбрости. Так как лучшая защита это нападение, лекарь решил для разнообразия сделать первый ход. То что эльф все же начал разговор первым, Йирт предпочел полностью проигнорировать - в иллюзии контроля ему было куда как спокойнее.

7

Брови остроухого изломились минимум дважды: на взлёте вверх, при падении вниз, прежде чем он решил издать какой-либо звук. Первым из них, что ожидаемо, был глубокий протяжный вздох. Следом - вопрос, почти что риторический: и почему меня вечно окружают молчуны? - После чего набор издаваемых букв расширился до более объёмного, пусть и скромнее всех остальных речей.

- Часть нашей культуры, вирфэй, и моё личное желание насолить другим расам. Признаться, достаточно забавно наблюдать за попытками выговорить эльфийское имя с первого раза, что уж говорить про последующие попытки, - последовал негромкий смешок, за которым огонёк в глазах эльфа потух, да и сам взор перешёл на костёр. Словно бы в сторону, юноша добавил, - хотя такое и не всякий эльф повторит, да, так что надо бы придумать себе нечто иное. Оказаться мизантропом и шовинистом одновременно будет слишком жирно для такого, как я, - самонаречённый клиник покачал головой из стороны в сторону, про себя отметив неодобрение со стороны гнома. Впрочем, положительного отклика говорящий не ожидал и не смел требовать, потому как цель была в другом.

Тем временем, наёмники суетливо копировали муравьёв. Здоровенных и совершенно суетливых муравьёв, которые бестолково мешались друг другу везде, где это можно было делать. Да, неожиданности никто не любит, особенно перед запланированной долгой стоянкой, но лишаться денег из-за неустойки хотелось и того меньше, так что бронированные господа честно старались выполнить поставленную перед ними задачу.

Эльф смотрел за ними с заинтересованностью голодного зверя, особенно когда дело касалось одной из повозок с тентом на ней. Вглядываясь в тёмные ящики, остроухий словно бы пытался проникнуть сквозь их стенки, изучить содержимое и сделать с этим что-то нехорошее. Основную долю внимания получил тот представитель каравана, на котором располагать ранее озвученная "гремучиха". Гость из лесов даже проявил желание встать да прогуляться до этой телеги, но грозный облик стражи с арбалетами прервал товарища на полужесте. Расслабленно улыбнувшись потенциальным своим убийцам, эльф предпочёл остаться на месте для продолжения наблюдения. Улыбка на его губах не сулила ничего хорошего, да только кто бы её мог отследить и представить как доказательство вины?

8

и почему меня вечно окружают молчуны?
Бесхвостый осмотрелся, пытаясь обнаружить того, кому эльф обратил свой вопрос. Судя по всему - это должно быть существо хорошо знающее говорившего, много с ним путешествующее и не расстающееся с ним ни на секунду. Не обнаружив не просто того кто подходил бы под нужные критерии, а никого вообще (кроме гнома), вифрэй лишь пожал плечами, решив что знакомый незнакомец обращался к голосам в своей голове.
- Я же говорил что это нормально! Вон, даже лопоухий практикует нормальные разговоры класса внешняя сторона - внутренняя.
- Отнюдь не везде. Культура эльфов не достаточно хорошо изучена, а потому не исключены всевозможные особенности, малоизвестные представителям других рас.
- Слушай! А вдруг у него в голове - женские голоса! Можно было бы нас с ними познакомить...

- Тихо вам - буркнул Йирт, возвращая внимание невольному собеседнику.
А тот, рассказывал нечто, повергшее Порченного в легкий шок. То было объяснение. Бесхвостый даже подался вперёд, вглядываясь в глаза эльфа чтобы прочитать в них хотя бы тень лукавства, по которой можно было бы судить о том что всё сказанное не более чем шутка. И Йирт ослеп бы от яркого сияния искомого, если бы именно в этот момент собеседник стремительно не затушил бы пожар, уставившись в костёр. Вифрэй моргнул и упрямо боднул головой воздух. Но ничего больше говорить не стал, отвернувшись.
- Никак не пойму. Почему Йирт не отстаивает свое мнение? Он ведь хочет! Вон как костяшки на кулаке побледнели.
- Отсутствие бурной реакции с его стороны на столь вопиющее несоответствие чужих норм поведения с его собственными демонстрирует нам его рассудительность.
- М-да. Короче, снова ведёт себя как тряпка. А вообще, правильно говорят - мнение как яйца. Сколько бы их не было, а получать по ним больно.
- С народной мудростью тяжело спорить, тем более что аналогия является не более чем...

Йирт отвлекся от мыслей спустя некоторое время - когда солярный отблеск эльфа удалился на некоторое расстояние. Бесхвостый облегченно выдохнул и вымучено улыбнулся - всё же подобного рода разговоры не для него. И сейчас он мог позволить себе немного отдохнуть - в тишине и спокойствии. Но...как это часто бывает, неожиданно пробудилось шило любопытства, что подтолкнуло Порченного к шпионажу за эльфом. И Йирт, стараясь не обращать на себя внимания, двинулся за знакомым незнакомцем во след...

9

Движение столь незаметное, что можно было спутать его с неподвижностью. Стремление, столь неясное, что выглядело случайностью. И, тем не менее, было и то, и другое, и потому остроухий так или иначе оказался где-то в стороне, практически избегая какого-либо надзора стражников. Последние, конечно, не давали ему раствориться в лесах окончательно, удерживая развоплощение на стадии "я слежу за тобой, чернь", но этого было удручающе мало. Даже преследующий Йирт с помощью своего чувства жизни отслеживал перемещения эльфа куда точнее и тщательнее.

Впрочем, даже ему было сложно заметить какое-то изменение в действительности. Вот эльф стоял, любуясь работой людей вокруг повозки - и вот он уже махнул на них рукой и пожелал отправится обратно к костру. Едва заметный "бзяк!" в этом случае оказался куда как более показательным и страшным, нежели всё совершённое и отслеженное до этого момента. С другой стороны, может у них что-то там бахнуло. По крайней мере, эльф не проявил никакой внешней реакции на следующего за ним Йирта, пока те не отошли на некоторое удаление от источника звука.

- И таааак, - протянул остроухий, вновь поджигая свой костёр шутливого коварства, - значит, незримый наблюдатель. Который прокрадывается сквозь дебри в поисках... Добычи? Жертвы? А может, компании? Смелее. Я не кусаюсь. Пока, - сверкнула ровная линия зубов, демонстрируя широчайшую возможность укуса. После чего раздался новых смешок, и эльф расслабленно выдохнул, - хэ-э... Скорее бы в путь. Не могу сидеть на месте перед долгой дорогой или делом, - и, судя по дрожи в руках, Клиник действительно выжидал неких событий.

Но сам Фор, напротив, желал отсутствия некоторых деяний. Например, чтобы наёмники не додумались прокалить его бумагу или сверить её с уже имеющейся у них грамотой. Да, подделка была первоклассная, и даже самый предвзятый зритель не сразу отыщет в ней недостатки, но ведь они есть, и их проявление может навлечь на дальнейшие планы огромную мрачную тучу. Не то чтобы остроухий был против дождя или тени, но это как-то неудобно, неуютно и вообще фу. Лучше бы дать всему пройти так, как оно должно пройти, и закончить всё тем, чем должно закончиться.

10

Йирт привык что его не замечают. Еще бы - потрёпанный, отрешённый, подавленный, однорукий, а с некоторых пор еще и покрытый шрамами вифрэй не просто не представлял, а в принципе не мог представлять какого-либо интереса. Но эльф, похоже, был не осведомлен об этом, иначе почему бы ему было таким во истину горящим взглядом смотреть на своего неудачливого преследователя. Поняв что попался, Странный попытался сделать вид что он вообще тут не при чем, прислонившись к чему-либо, или сделав вид что вообще завязывал шнурки. Вот только определиться с тем что именно изображать Йирт не смог, а потому предпринял нелепую попытку совместить задумки. Наспех принятая достаточно странная и, к тому же, совершенно не устойчивая поза привела к тому что Бесхвостый едва не упал. Но, к чести его, всё же смог устоять, тут же попав под прицельный обстрел предположений.
- Не-не-не! - скорее проблеял, чем произнес Бесхвостый, тем самым ответив на каждый из вопросов, а после и вовсе постарался отступить при виде кровожадной улыбки обнаружившего его присутствие эльфа. - Я просто...просто гулял.
Ответ пусть и оказался взятым с потолка (которого, к слову, на тракте вообще не наблюдалось), но менять показания было слишком поздно. Впрочем, как бы плохо Йирт не врал, подобную причину нахождения Бесхвостого позади остроухого индивидуума невозможно было полноценно проверить, а потому она даже могла пройти проверку на истинность. Впрочем, судя по тому что знакомый незнакомец продолжил говорить как ни в чем не бывало, он и вовсе не придал наспех слепленному объяснению какого-либо внимания. Вифрэй облегченно вдохнул. Но спустя мгновение спохватился что не слушал о чем говорил эльф и теперь ему самому необходимо было что-то сказать. С этим же были некоторые проблемы. Как и, собственно, всегда.
- М-э-э-э...так а зачем ты вообще здесь? - лучшая защита - это нападение рассудил Бесхвостый и швырнул в эльфа очередным вопросом, вместо того чтобы отвечать на его предыдущую фразу. Оставалось надеяться что причину своего появления здесь он не озвучил ранее.
Уши Однорукого дёрнулись, настраиваясь на внимание.

11

Остроухий, похоже, получил приказ "наступать", иначе бы зачем он напирал с таким нетерпением? Или донимание вифрэя для него было равносильно убийству времени? Что-то странное у этого эльфа с убийствами, не иначе как как задумал сократить поголовье просто гуляющих личностей до пределов нормы. Впрочем, он мог действовать и в ином ключе, потому как против гуляющего вифрэя он ничего в итоге не заимел. А вот согласие, напротив, похоже что имело место быть.

Но оно проявило себя не сразу. Поднятый вокруг шум намекал на то, что пора бы и выдвигаться, так что наёмники запрягали коней да закидывали оставшиеся мешки по остаточному признаку. Мерзлявый гном, как и обычно, воспользовался своим привилегированным положением для поездки на телеге, подавая Йирту ясные знаки присоединиться к нему в этом празднике лени. Эльфу, напротив, бородач предлагал направится себе дальше по тропе и уйти куда-то очень далеко. Остроухий на это лишь фыркнул, отыскав для себя удобную позицию для прогулки меж двух обозов и с двумя арбалетчиками за спиной. Последние, скорее всего, восполняли отсутствие иных стен на открытом воздухе, создавая некоторый уют и видимость помещения.

- Я? Где это - здесь? - Остроухий вновь продемонстрировал свои два важных умения: оказываться неизбежно рядом с Йиртом, преследуя преследователя, и наличие хоть какой-то памяти. Правда, упустить из головы вопрос, заданный всего две-три минуты назад, это ещё надо сильно постараться. К слову, талант к хитрованию Клиник уже и перестал поджигать и гасить, оставляя его активным просто так и сам по себе.

- Впрочем, сложновато это дело - поиск себя! Но здесь я оказался по одной просто причине: я пришёл помочь людям. Не совсем чтобы этим или другим, но если эта прогулка закончится, то многим станет куда лучше и свободнее, - на губах остроухого мелькнула задумчивая улыбка, почти что мечтательная. С такой следовало бы котят по домам пристраивать или вытаскивать крестьянских детей из ям и прочих жизненных коллизий. Но быстрый взгляд остроухого в сторону одной из телег подсказывал, что заниматься он привык далеко не этим, и потому он чуть нервничал.

И было от чего. Реакция, если раствор оказался слабоват, просто не проявит себя. Вообще. В этом случае стройный план обещался рухнуть в небытие с той же скоростью, с какой Йирт успевал смутиться и умолкнуть, то есть очень быстро. Если состав оказался слишком уж ядрёным, то уже минут через двадцать компанию из всех присутствующих ждёт такое зажигательное шоу, что о нём будут ещё долго пересказывать потомкам случайные свидетели. Впрочем, в остальном-то всё шло по плану - наёмники проявили себя расторопными ребятами, и вот уже через полчаса удастся прибыть на место, где театр одного актёра продолжит выступление после небольшого антракта.

12

Если эльфу было забыть вопрос тяжело, то вот сам Йирт сделал это с непринуждённой легкостью. А удалось ему это благодаря замаячившей на горизонте перспективе провести значительный промежуток времени в повозке. Компанию гнома вифрэй ценил, поскольку каждое возникающее жжение, являющееся не более чем эхом безумной боли, бывшей таковой до лечения, напоминало Странному о том насколько сильно он обязан подгорному жителю. Другое дело что пребывание деревянной коробке казалось Порченному едва ли не самым скучным занятием по эту сторону бытия. Теперь, когда его рассудок принял состояние, близкое к привычному понятию стабильности, путешествия внутрь своей головы серьезно осложнились. На место безопасной мечтательности пришла куда как более непредсказуемая жажда приключений, в той или иной степени свойственных всем вифрэям. Странный удерживал её в узде, подкармливая изредка небольшими прогулками и вылазками в стан союзников с целью подсмотреть что они делают, а если получится - и вовсе помочь. Доселе удавалось это делать вифрэю очень плохо - его гнали отовсюду с одинаково категоричным в своей непреклонности рвением. И потому появление знакомого незнакомца позволило Порченному немного централизовать свое стремление по поиску приключений на нём одном. И несмотря на то что он был определённым образом счастливо отсутствию необходимости находиться под пристальным вниманием горящих глаз остроухого создания, Однорукий чувствовал лёгкую горечь от необходимости вновь себя максимально ограничить. Делать было нечего - Йирт подчинился жестам гнома...
Когда же эльф появился в непосредственной близости от него, перепугав Порченного настолько, что он начал икать, во все глаза глядя на вынырнувшее, будто бы из межмирья существо, вифрэй ощутил укол облегчения. Именно что укол, а не прилив, поскольку было немного болезненно и неловко так зависеть от постороннего - вот уже которого по счёту.
На этот раз Странный сообразил что собеседника нужно слушать гораздо раньше - до того как тот поведал краткую, но достаточно познавательную версию причины нахождения его именно здесь и сейчас. Которую, Йирт, начал понимать лишь со второй части его миниатюрного монолога - про помощь людям.
- Да! Это правильно! Помогать надо! - неожиданно, в первую очередь для самого себя произнес Порченный. Он хотел было зажать рот, но это было ещё не всё что он хотел сказать - И не этим и тем, а вообще всем. Так Этерия учит - живи и давай жить другим! На этом и мир держится - пока есть хорошие, готовые помочь другим, мы сможем пережить любые невзгоды!
- Гм. Что это с Йиртом? Какая жреческая муха его укусила? Этим липким бредом священнослужители любят поливать головы прихожан, чтобы стр...
- На самом деле, достаточно интересная концепция. Понятно, что в этом случае мир превратился бы в утопию, но...такое возможно. Гипотетически.
- О! Я представляю. Какой-нибудь мощный маг разума поверит во всю эту чушь, подчинит себе весь мир и сделает всех принудительно добродетельными!
- Излишне радикально, конечно, но этот вариант кажется куда более правдоподобным, чем то что всем народам и расам получится самостоятельно преодолеть вражду и встать под знамя процветания.
- Знаешь. И хорошо. Это было бы до безобразия скучно.

Взгляд эльфа, брошенный в сторону пусть и оказался замечен Бесхвостым, но он не предал ему значения. Гораздо было интереснее ему узнать больше о том кто оладал теми же взглядами на мир что и он сам.
- Ты ведь тоже лекарь, да?

13

Откровения умудрились несколько удивить Клиника, на сколько это вообще применимо к нему. Глаза немного увеличились, ушки затрепетали, даже рот приоткрылся. Подобное протянулось ровно столько, на сколько это было допустимо в рамках приличия. Совладав с собственной физиономией, эльф продолжил разговор столь же непринуждённо как и раньше.

- Абсолютно так! Надо помогать, и действовать в этом уверенно и упрямо, - на последнем слове эльф посмотрел на гнома, ожидая от того поддержки, однако бородач лишь хмыкнул в ответ на такое предположение. Либо он привык иначе применять своё упрямство, либо демонстрировал его прямо здесь и сейчас, - и Этерия этому тоже учит, твоя правда, - на этой фразе Клиник немного скуксился, словно бы не хотел упоминать имя Божества всуе. Особенно в ключе обычной для него беседы, - и она также показывает нам, что путей для спасения есть множество. Ведь волк спасает нас от жадной прожорливости кроликов лишь тогда, когда съедает его, - остроухий отвёл взгляд в сторону, давая этой информации уложиться в головах слушателей.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0929/h_1506706937_4365381_4a7ab5205c.jpg

Каракхар: Всё бы вам сравнять с дикой природой, заразам остроухим. Мы ведь не зря прозваны "высшими" расами, ибо наделены много чем полезным от зверья, - вмешался гном, предчувствуя направление беседы. И эльф, как ни странно, поддержал это предположение, - всё верно. Особенно такая штука, как разум, да? Позволяет запоминать массу хорошего...и не меньше дурного. В этом случае ты, как целитель, разве не посчитаешь благом убрать дурное, чтобы преумножить хорошее? В этом тоже будет спасение, ведь так? - Каракхар явно думал иначе. Сама мысль о том, что необходимо что-то резать для прибавления в ином, была достаточно болезненной для гнома. Да, в медицине такое практиковалось, но позволить этому сравнению выйти за рамки врачебного стола - и оно становится на удивление опасным.

- Так что да, я немного лекарь. Только вот методы и инструменты у меня немного другие, - Фор улыбнулся внутри себя. Даже забавно было подумать о том, что его можно назвать "спасителем". Не мразушкой, как обычно, а кем-то вроде признанным и полезным. Это давняя - и бестолковая - мечта преследовала юношу когда это было надо и не надо, особенно в таких вот ситуациях.

14

То что длинноухий собеседник оказался приверженцев схожих взглядов несказанно воодушевило Бесхвостого. Он приосанился, расправил ссутулившиеся плечи, глаза его вовсе вспыхнули от восторга, а у самых их уголков даже выступили бисеринки слёз. Столь искреннее признание растрогало вифрэя и он порывисто отвернулся, единственной рукой смахивая предательскую влагу. Он порывисто закивал, когда эльф сделал аналогию с кроликом, даже не попытавшись её обмозговать. Сейчас он бы согласился с чем угодно - в отличии от сварливого гнома, который, почему-то вместо того чтобы поддержать, высказал идею иного толка, задев в своем высказывании такой аспект как разум. это породило новую волну размышлений.
- Хм. Я тут подумал - а что если этот великий маг разума уже запудрил Йирту мозги?
- То есть?
- Вот он так считает - надо всем помогать и всё такое. Но вдруг это не его мысли? А кто-то уже вложил их ему в голову.
- Но тогда, следуя твоим рассуждениям - все те, кто считает необходимым помогать окружающим - так же потенциально подверглись схожему ментальному влиянию.
- Точно! Слушай-слушай! А пусть Йирт его вычислит, а...?

Порченный так и не смог достаточно глубоко вникнуть во фразу гнома - наверное потому что она шла если не в разрез, то была куда дальше от природы, живущей по правилам, установленных самой жизнью. Бесхвостый на своем опыте знал - стихия эта совсем не так добра как кажется, ибо она не только потворствует убийству во имя пропитания, но оное и вовсе лежит в её основе. Поглоти того кто слабее или умрёшь. Посему пример с волком и кроликом Порченному был куда как ближе, чем рассуждения насчет разума. Вообще, Йирт считал что значение этой штуки, якобы отличающей "высшие расы" от остальных живых существ, слишком преувеличенно.
Как только Странный услышал про то, что эльф использует какие-то другие методы, как его внимание вновь вонзилось в него. С помощью чувства жизни эльф был в который раз обследован на наличие в нём дара жизни. И, не найдя оного, Бесхвостый недоуменно, с подозрительным прищуром глянул на знакомого незнакомца.
- Найдёт, заставит развеять заклинание и...
- Мир станет куда более суровым и жестоким местом.
- Ну, зато будет определённо веселее без всяких этих ваших сопливых сказочек про любовь к ближнему и высшее благо.
- Ты поймёшь. Когда-нибудь.

- А какие это методы и инструменты? Ты ведь не маг жизни чтобы делать мир лучше с помощью магии. И не лекарь. А ты случайно не...
Следующей фразой Порченный хотел заявить что сидящий рядом эльф является тем самым великом магом разума, что заставляет всех вести себя хорошо. Но вместо того чтобы закончить, умолк.

15

Магические дарования эльфа были тайной о семи замках, и палаты, что столь надёжно скрывались, скорее всего были удручающе пусты. Магия разума ли мастерство целительства явно требовали иного отношения и поведения, нежели Клиник успел продемонстрировать, так что подозревать его по этим вопросам было бесполезно. Или, напротив, именно потому он и находился под пристальным вниманием? Слишком уж неподозрительный вроде-маг, прямо недовольство берёт.

- Ин-стру-мен-ты… - Нараспев проговорил остроухий, буквально вкушая это слово на вкус, - они у меня все здесь, - юноша постучал кончиком указательного пальца правой руки по голове, - и, в зависимости от поставленной проблемы, методы её решения изыскаться в том же хранилище. Возможно, будь я одарён жизнью, было бы чуть проще. Или, напротив, чуть сложнее? Выживать вопреки, порой, становится весьма утомительно, – неожиданно говорящий принюхался, изменяясь в лице. Суетливо осмотревшись по сторонам, он заострил своё внимание на оси одной из телег. Присвистнув себе под нос, Клиник вызывался помочь наёмникам с возникшей проблемой, из-за чего одна из телег вынуждена была совершить остановку посреди лесной дороги, в то время как остальные продолжили свой путь в штатном режиме.

Постепенно вернулась тишина. Гном, молчавший напряжённо и чуточку обиженно, стал молчать просто так и даже сонливо – бородоча, в отличие от его подопечного, нисколько не волновали кошмары и прочие химеры сознания, так что спал он сном извечных драконов. Как показывали некоторые эксперименты шебутной молодёжи в Ордене, Каракхара способно разбудить лишь грозное клацанье ножниц в районе его борода. И да, лучше в этот момент бежать как никогда в жизни, потому как шутки такого рода низкорослый врачеватель не понимал совершенно.
Наёмники были и того менее юморные. Столь же молчаливые, по прежнему бронированные, они лишь изредка перебрасывались дежурными фразами между собой. По этой причине новая остановка была заметна сразу же – мужчины зашустрили словно трутни в улье, поспешно организовывая некое подобие лагеря. Как слышно было из спора командира и его верного помощника, в новом указание «тот самый груз» повелели оставить здесь, в некой сторожке. Из повозки её было не разглядеть, но ведь где-то она должен была быть. Тем более что один из стальных гигантов бесцеремонно влез с указаниями, - так, давайте в домик лесника. Грейте воду, мы тут надолго, – затем впихнул в руки мешок с крупой да указал на постройку в десяти метрах от места стоянки. Домик определённо знал лучшие дни, но выглядел ещё более ли менее живым. Глаза-окна ещё не выбиты, древесная кожа постройки ещё не убита зубами жучков, да и фундамент-скелет оказался достаточно прочен для испытания временем. Следов жизни или нежизни там отсутствовали, так что опасности, скорее всего, и не было. В подтверждение этой мысли конюх первым сбегал в дом, вытаскивая оттуда побитый годами котелок для подготовки пищи для верных скакунов. Ну что ж, следовало бы заняться делом – или не заниматься им, потому что ну его, такие указания. Ещё как-то Каракхара будить.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-04 14:35:58)

16

Кто бы знал как много усилий пришлось приложить Бесхвостому, чтобы не закричать "Вот ты и попался!", возможно, в более нецензурной вариации, когда подозреваемый практически признался в том что его "инструменты" находятся в голове. А это могло значить (помимо десятка других вещей) что эльф был как минимум просто магом разума, а как максимум - тем самым существом, из-за которого он, Йирт, и придерживался доктрины помощи всем и каждому. Вот именно последней, наименее вероятной версии и придерживался Порченный. Причина по которой Странный не стал его раскрывать, заключалась в банальном страхе за жизнь и, что не менее важно, рассудок всех тех кто мог услышать его возглас (ну и себя самого, конечно же). Вифрэй предполагал - если этот маг разума настолько могуч, что ему ничего не стоит переписать характер окружающих, то он способен сотворить нечто во истину ужасное ради сохранения тайны своей личности. А потому, чтобы защитить окружающих, Бесхвостому необходимо было во что бы то ни стало изменить направление течения мыслей. А каким способом можно сделать это быстро и максимально кардинально? Для этого Странный, отвернувшись, чтобы эльф и гном не могли его видеть, что есть силы укусил себя за палец. Боль разбила не слишком стройный порядок его рассуждений, вынудив сдержанно застонать от боли и тут же начать посасывать место повреждения. Лекарь несомненно, применил бы магию, но из-за отсутствия второй руки Йирт был лишен возможности использовать заклинание целительные ладони на единственной, ныне поврежденной части тела.
- М-м-м.- неопределённо промычал он и, будто бы случайно, ударился коленкой о твёрдый бок телеги. Новая вспышка пришла на смену утихающей старой. Какой бы неприятной не была боль, она была куда как менее интенсивной, чем та, которую Порченному удалось испытать во время пыток. Так вифрэй и продолжил "развлекаться", натыкаясь то на одно, то на другое, пока храп не отвлёк его от этого неблагодарного дела. Оказалось что гном уснул, а эльф, ради которого, собственно, всё это и совершалось, куда-то успел деться. Обеспокоенно прибегнув к поиску его солярной искры по чувству жизни, вифрэй выдохнул от облегчения - тот занимался чем угодно, кроме переписывания разума окружающих. Если это, конечно, нельзя было делать одновременно с ремонтом телеги... На всякий случай Бесхвостый продолжил следить за тайным магом разума, готовясь в случае первых признаков колдовства с его стороны огреть порцией свежесколдованной парализации тела.
За этим занятием Бесхвостый как-то прозевал новый виток развития событий. А так как делать ему это было далеко не впервой, он и повёл себя соответственно - сделал вид что ничего не понимает в происходящем. А когда конюх, под надзором чувства жизни Порченного сбегал и вернулся с котлом, Йирт внимательно посмотрел на него и произнёс одну из самых чётких и внятных речей в своей жизни.
- Ты принёс, ты и вари. А я, если мы отравимся, лечить всех буду.
Гнома Бесхвостый будить не собирался. Проголодается, сам разорвёт оковы сна - рассудил вифрэй. А сам же поплёлся искать пропавшего эльфа, старательно не думая о том что он - сильный маг разума. Зачем? Договориться, конечно же.

17

Конюх даже несколько опешил от такого обращения, но особых претензий предъявлять не стал – то ли приказ «не бить, не поить, в контакт вступать» регулировал его действия, то ли богатырский храп гнома несколько успокоил кипящую внутри ярость. Так или иначе, но господин командующий лошадник предпочёл лично заняться разведением печи, воды и каш в заданном необходимом объёме

Тем временем, начинались поиски невидимого немагического мага разума. Возможно, подлый заклинатель воспользовался каким-то особенно хитрым магючеством, ведь его след не наблюдался по всей площади обзора, доступного вифрэю. Кроме того, множество эмоциональных вспышек среди наёмников, которые на чём свет крыли «тяжёленный груз», несколько смущало магическое зрение Хранителя.

«Обычные» же глаза… Пребывали там же, да-а. Сновали кони, сновали люди, перемешались туда-сюда телеги. Указ, по видимому, определил полноценную остановку, так что боевая братия старательно строила укрепления на базе средств передвижения и опустевших ящиков. В силу некоторых особенностей характера, один из бронемишек отличился умом и сообразительностью, безжалостно растолкав Каракхара, из-за чего нарвался на самый настоящий фонтан бородатой ярости. Крики лекаря могли слышать не только все присутствующие, но и лоси в радиусе километра от стоянки, так что часть живой природы поспешило скрыться от такого чуда.

И напротив, приблизилась отставашка, в которой вновь показался знакомый отпечаток эльфа. Показался он, правда, ненадолго, и вскоре ушёл в лес с двумя не менее знакомыми солярными следами. Последние вскоре затихли, в то время как остроухий словно бы насытился смертями и поспешно отступал дальше в лес. Наёмники, не обладающие таким чувством жизни как у проклятого, словно бы и не обратили внимание на такую мелочь, и пристроили последний сухопутный корабль вместо «врат» своего лагеря.

Эльфийский след постепенно удалялся от отдыха, словно бы стремился бегом отказаться от предложенного наёмниками отдыха. Куда же спешил этот чародей, и чего ради он вообще появлялся здесь? Ответы таились в лесной чаще, о потайных опасностях которой отряду сопровождения стоило бы узнать заранее.

18

Из-за выслеживания эльфа Однорукий находился достаточно далеко от бородоча, когда свежий лесной воздух взорвался воплем. Бесхвостый обрадовался что не присутствовал при насильственном пробуждении гнома, поскольку каждый раз, когда это происходило в непосредственной от него близости, уши его пытались совершить самоубийство, а у самого Йирта еще несколько минут болела голова. Сам факт свершившегося события позволял немного заглянуть в будущее без всяких там заклинаний. Например, Странный знал наверняка что ближайшие несколько минут будут одними из самых тяжелых в жизни наемника, пробудившего спящего - без использования магии, тяжелых веществ и предметов, остановить изливающийся из гномова рта поток бранных слов можно было очень уж ограниченным количеством способов. А из этого вытекало следствие - некоторое время большинство будет отвлечено забористой речью представителя подгорного народа, так что едва ли заметит пропажу еще одного индивидуума. Эльфа то они как-то упустили. Да и два солярных отклика с ним...
Странный собирался максимально незаметно выбраться из лагеря, полагаясь на оба своих чувства жизни. В кои то веки Бесхвостый почувствовал себя по-настоящему живым. Пребывать в клетке инфернальной агонии, а потом - за забором медицинских предписаний было достаточно утомительно. И теперь, впервые за три года, Порченный мчался по следам ускользающей добычи - таинственной ушастой загадки. Глаза почуявшего её горели хищным серым пламенем, а сам маг жизни чувствовал себя по настоящему живым.
На нём самом висела стойкость, жертва, а подготовленная парализация тела ждала последний жест для завершения перед тем как отправиться в выбранную Бесхвостым цель...

19

Если упустили целую троицу, то почему бы не оставить без внимания ещё одного? Тем более что Каракхар приступил к своей любимой части выступления: нотации. О, гном прекрасно знал, чем полезен сон для организма, и никогда бородач не уставал перечислять эти чудеса вслух любому вольному или невольному слушателю. Если кто-нибудь останется рядом с лекарем хотя бы на пару минут, то вскоре навсегда откажется от многих дел, забот и стремлений, возжелая для себя сон, только сон. Даже немного забавно, что сам-то гном спал пусть и крепко, но не столь уж и часто, ведь работа по исцелению других, порой, не давала времени на отдых.

У Йирта, к счастью, таковое нашлось, и отдохнуть душой в охоте за неуловимой тенью можно было во всю широту своей души. Другая, эльфийская, душа, тем временем, словно бы растворялась в лесах, становясь чуть менее заметной, чем ранее, что особенно ощущалось для кровавого чувства жизни. В то же время, именно на основе магии крови удавалось преследовать беглеца более ли менее спокойно, ведь двигался эльф с внушительной скоростью. Так, всего через минуту, вифрэй на столько углубился в лес, на сколько не всякий деревенский житель решится выйти из родного дома, а это очень серьёзно.

Как серьёзно наличие других всполохов жизни, к которым приближался эльф. Сперва это было едва заметное ощущение, потом - вполне явственное осознание, что там, впереди, живые существа из плоти и крови. Их солярные следы удалось заметить лишь тогда, когда вся эта ватага двинулась навстречу Проклятому. К счастью, ребята были слишком заняты организацией и перекрикиванием меж друг другом, нежели поисками одного случайного свидетеля, так что скромная армия в десять-пятнадцать копий проскользнула мимо охотника, оставляя для того только жертву. Остроухий колдователь, "предчувствуя" такой поворот событий, предпочёл направится прочь от прежней компашки и взять обратно, в направлении лагеря. Вот тут-то бы его и перехватить... Да только клиническая зараза рванула с такой скоростью, что иной кроль позавидует. Таковой, например, нашёлся в кустах чуть подальше, испуганным карие-взором изучая творящуюся вокруг катавасию.

Новый участок пути был пройден куда быстрее, чем прежний, и закончился он очередной подлостью от добычи - тот провалился под землю. Буквально. Можно было подумать, что остроухий просто скатился в овражек или заглянул к медведю в берлогу, да только вот глубина такой берлоги могла быть разве что у кротомедведя, которых в этих лесах пока не видели. С другой стороны, может они хорошо маскируются? Всё же там, внизу, эльф предпочёл остаться на подольше, лишь немного переместившись куда-то вперёд, в сторону сторожки. До неё, если так прикинуть, было чуть больше тридцати метров по прямой, и лишь густой лес перерождал путь взору. В отличие от обычного средства ориентирования и осмотра, магические чувства показывали сближение двух ватаг друг с другом - от наёмников шло около двух-трёх тел в направлении бегущей к ним орды. Разведчики, скорее всего, что всё же всполошились по поводу пропавших. Каракхар, судя по его солярному следу, координировал всё дело из сторожки, либо же был помещён туда силой от греха подальше. Что ж, всё проще его будет найти.

20

Последовательность действий была инстинктивна и не вызывала никаких сомнений, даже несмотря на значительное удаление от оставшегося позади лагеря. Зверь, до этого благополучно спящий где-то внутри тихого, забитого лекаря очнулся и, шумно принюхавшись, ринулся в сторону добычи. Вот только ему было безразлично, относительно каких-либо сложностей и нюансов. Единственное что его волновало - это стремительный бег сквозь лес и маячившая где-то впереди цель. Бесхвостому приходилось направлять хищника, ведь в отличие от зверей, он обладал каким-никаким, но все же разумом, способным предсказать последствия чрезмерно поспешных решений. Вроде побуждения изменить излишне быстрой цели и сфокусироваться на ком-то более доступном вроде кролика. Бесхвостый не поддался порыву и что было сил припустил за эльфом, стараясь по возможности повторить его путь, избегая, конечно, излишне населённые участки. Что-то подсказывало Порченному - лучше оставаться не обнаруженным.
Погоня завершились неожиданно. Йирт осмотрелся, сделал пару шагов из стороны в сторону, как мечущийся по клетке зверь, принюхался к воздуху, а затем порывисто приник к земле, стараясь прочитать следы недавно прошедшего здесь существа. Видя что тот не движется, он собирался всполошить лесной полог в поисках какого-нибудь люка, или лаза, которым, несомненно, воспользовалась шустрая добыча. В кротомедведей вифрэй пусть и верил так же свято, как в существовании богов, но опыт в паре с чувством жизни, пророчили крайне малые шансы наткнуться на зверей. Что же касалось небожителей - те не часто использовали дороги смертных, а потому могли избежать обнаружения и явить себя в любой момент. Но Бесхвостый подготовился и к этому - на всякий случай наготове у него было пару приветственных стихов, поэм и даже - частушек.
Однако, этому всему не было суждено случиться. Не сейчас. То что он увидел в стороне с помощью магического зрения, значительно умерило его пыл. Как бы не было приятно гнаться за убегающим, необходимо было переходить от самозабвенной погони к своим обязанностям. А именно - спасению не ожидающих нападения наемников. Бесхвостый тяжело вздохнул. Откашлялся. Сложил руку лодочкой и приставил ко рту.
- НА ВАС СЕЙЧАС НАПАДУТ!!! - закричал он изо всех сил. Лишь спустя долгие секунды Йирт понял что этим криком выдал свое местоположение как союзникам, так и врагам. А потому принялся лихорадочно искать люк, которым воспользовался эльф. Уж всяко лучше чем просто стоять на месте, ожидая неминуемого. В самом крайнем случае - если на него побегут, а найти укрытие не получится, Бесхвостый собрался ринуться к сторожке напрямик, сквозь непроходимый лес.

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-11-10 17:18:40)

21

Крик был не хуже, чем у какого-нибудь воителя криков. Или, в данном случае, спасателя? Так или иначе, но всполохи жизни всполошились, зашевелились. Возможно, они уже и раньше подозревали такой поворот событий, ведь не зря телеги были установлены как стены некого бастиона? С другой стороны, такое чёткое предупреждение не могло не помешать нападающим, которые желали навалиться на беззащитных жертв. Что же, когда кровопролитие закончится, Йирт сможет узнать - помогло ли его честное стремление помочь, либо же всё оказалось нехитрой игрой одного подлеца.

Самого инициатора всех событий удалось отыскать сразу же после того, как под руку подвернулся - точнее под ногу, и не то чтобы подвернулся, а очень даже пришлось поискать! - деревянная трухлявая плита. Сдвинуть её даже одной рукой не составило труда, после чего тёмные земляные казематы приняли гостя в свои сырые объятия. Конечно, не столь сырые и не сказать что уж совсем тёмные... Но это уже мелочи, ведь был худший враг всего живого в этом мире. Да, ступеньки, сделанные людьми под командованием эльфов по гномьим чертежам для дроу. В итоге, вместо нормальной и стройной лестницы, был тихий ужас на постном масле, который ещё норовил обвалиться прямо под ногами. Вследствие этой проблемы, вифрэй прямо-таки провалился куда-то вниз, выкатываясь под свет факела.

- А ты дотошливый, ха? Я уж думал, это вытравили из тебя вместе с памятью, - эльф сидел на небольшом чурбачке чуть впереди, у одной из основных опорных "колонн" сей подземной галереи. Правда, не сказать что казематы были уж совсем большие и дико страшные - так, пещерка, два на два метра глубиной около пяти. Чтобы не осыпалась, она была подкреплена деревянными балками и брусками, около которого и пребывало остроухое магичество. Как и ранее, он был совершенно безоружен и более чем дружелюбен, разве что в зубах была нервно изгрызенная веточка. То ли от переживаний, то ли просто нравилось что-то кусать.

- Ха-а... Как же долго тянется время, - повторился в своих терзаниях эльф, поглядывая в противоположную сторону тоннеля. Очевидно, что он что-то ожидал с той стороны, хотя звуки разгорающейся на поверхности битвы совершенно не достигали чьих-либо ушей. Возможно, это будет нечто более громкое, что-то совершенно подрывное, что сотрясёт основание и отзовётся громом в местных казематах! Или, хотя бы, просто громкий "бум", чтобы было понятно. В общем-то, кроме этого ожидания эльф больше ничего и не предпринимал, не смотря на весьма агрессивно-парализаторские наклонности Бесхвостого. Конечно, тут могла вмешаться невозможность предсказать прошлое и отследить настоящее, ведь появление вифрэя очевидно было ожидаемым и неожиданным одновременно. Так что остаётся в этой ситуации? Спасать дальше, карать виновника событий, выпить чаю? С последним, правда, сложнее всего, ведь конюх мог и не оставить порцию.

22

Несмотря на то что Йирт предпочитал молчать большую часть времени, кричал он отменно еще со времён своей бурной юности. Возможно, отчасти именно потому он и держал рот на замке - дабы не растрачивать умение понапрасну. Иногда, замечтавшись, вифрэй думал о том что криком, будь он посильнее, можно было бы отправлять предметы, попадающиеся на пути могучего возгласа, в воздух. А то и еще чего не менее интересного делать... Вот только в реальности вифрэю удавалось лишь доводить до инфаркта не ожидающих такого обращения кроликов, да птиц что, стараясь оказаться как можно дальше от неадекватного существа, махали крыльями с утроенной силой. С тех пор Йирт зарёкся экспериментировать на живых существах...
Судорожные поиски способа отступления пронырливого эльфа напоминали раскопки старой собаки, забывшей куда она прикопала кость - в разные стороны летели кусочки травы, листвы и земли. Лишь спустя некоторое время Бесхвостый догадался применить чувство жизни чтобы обнаружить в зелёном лесном ковре прогалину , что должна была обозначать вход. С третьей или четвёртой попытки ему удалось добиться желаемого. Объятый спешкой Йирт даже не стал смотреть по сторонам и тотчас же нырнул в обнаруженную дыру, не озаботившись удостовериться что внизу его поджидает что-либо отличное от острых кольев.
Впрочем, резкий и быстрый спуск с парой-тройкой моментов, в которые вифрэй думал что проваливается к центру земли, на своем примере продемонстрировал Йирту что не все что не убивает - делает сильнее. Скорее - вызывает страшную икоту и порождённый ужасом лёгкий паралич. Пожалуй, именно этим и объяснялось то что встреченный Йиртом эльф не огрёб парализацию тела в тот же момент как обозначил себя странными фразами. Но именно они и спасли его от того чтобы Порченный, как только оказался способен на сосредоточение, использовал на нем одно из своих любимейших заклинаний.
- С-с-стой. Что? - переспросил Порченный, непонимающе пронзая взглядом подземный мрак, силясь разобрать лицо невольного собеседника - Так ты признаешься в том что...что, ну...сделал?
Далее следовала многозначительная пауза, которая сопровождалась попытками одной рукой изобразить использование магии разума для создания определённой доктрины.
- А если ты так легко признался...Можно, наверное, вылезать уже отсюда, да?
Под землёй Йирту совершенно не нравилось - темновато, сыро, тесно, да кусочки земли так и норовят попасть в стоящие торчком уши.

23

Эльф не стал торопить события дальше необходимого – всё же не каждый день оказываешься где-то в таинственном коридоре, в котором непонятное остроухое создание сидит и чего-то ждёт. Вопросы, которые задал вифрэй, были восприняты весьма добродушно.

- «В том, что сделал» что? – С хитринкой во взгляде переспросил остроухий, - пока что я сделал только то, поприветствовал тебя странной фразой, в остальном я чист аки голубь, – из-за волнения ли по другой причине, но эльф достаточно быстро отошёл от расслабленной игры к обеспокоенному выжиданию, - и вылезать отсюда настоятельно не советую пока не… Ты сам всё услышишь, – остроухий встал на ноги, недовольно потряхивая стопами словно бы избавляясь от надоедливого камешка. Сделав два шага в сторону да завершив кривой круг ещё парочкой телодвижений, вновь уселся на прежнее место, уставившись немигающим взглядом в стену.

- Если я не ошибся, конечно… Иначе это будет крайне обидно, - словоохотливо начал эльф, - «Стальные льбы» и «Кровавые кречеты» уже давненько ждали подобного момента, когда застарелые обиды прольются кровью. Возможно, я должен бы почувствовать хотя бы малейший укол совести за смерть тех двадцати живых душ, что шинкуют друг друга на поверхности, да только вот цены их жизням я не знаю. Сами себя продают они достаточно дешёво~ – остроухий зевнул, прикрыв ладошкой челюсть, - и ещё дешевле им видятся другие. Сколько на их совести «успешных» операций? У «кречетов» я знаю только убитого полукровку и одно пострадавшее поселение на границах Вечного Леса, что для меня вполне достаточно. «Лбы», вроде бы, «почище» в смысле известных мне прегрешений , однако их методы всё равно далёки от приемлемых. Вот и выходит, что с помощью своих инструментов, - остроухий постучал пальцем по лбу, - мне приходится решать эту вот проблему. Забавно, как всё может обернуться, правда? И спасать людей, как выходит, можно двумя путями – карая злодеев и спасая чистых. Или, хотя бы, страждущих, – эльф откинулся на спину, недовольно пристукивая сапогом по земле. Время тянулось слишком медленно, чтобы  можно было просто взять и успокоится, особенно в столь ответственную минуту. Либо всех, либо почти всех, иначе ситуация может обернуться не самым удобным образом с многими неприятными последствиями.

Хотя, что тут такого? Добить одного-двух раненых вроде и не проблема, только вот руки хотелось оставить чистыми для дальнейших действий. Каракхар и Йирт, невольные свидетели, должны знать только про резню двух банд наёмников, в которой эльф оказался чисто случайно. То, что сейчас услышал вифрэй, вроде бы разрушало этот план… Однако следопыт был уверен – услышанное не покинет стен этого каземата в том виде, что был бы достаточен для обвинения его текущего образа. Даже слухи, даже догадки гнома… Если он выживет, конечно. Резкая встряска коридора от мощного взрыва на поверхности пошатнула факелы в крепежах, ожидающий этого мгновения эльф и вовсе вскочил на ноги.

- Каракхар ошибался лишь в одном – гремучиха слишком слабый состав для этих ребят. То, что они везли, и для чего его везли, всё же отличается от самых смелых предположений… И то, им это уже не светит, – остроухий облизнул подсохшие губы, искривляясь в довольной усмешке. В этот момент он на удивление походил на обычного маньяка, который, в пытках, видел своеобразное искусство. Был ли это образ или истинное лицо эльфа? Кто знает, кто знает.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-15 13:21:48)

24

Слова-слова. Они лились стремительной горной речкой, которая уносила мысли Бесхвостого, оставляя его самого на берегу в полном недоумении относительно всего происходящего. Информации оказалось настолько много что вифрэй тут же запутался, мысленно споткнулся о вторую же фразу остроухого, а при попытке понять о чем он говорит, осознал что бесконечно отстал и перестал даже пытаться. Впрочем, нечто выудить из речи странного листоухого вифрэю всё же удалось и смысл этого ему совершенно не понравился - настолько, что он как можно незаметнее начал готовить парализацию тела. А чтобы не опростоволоситься, как это чаще всего с ним бывало и правильно понять сказанное упорно остающимся знакомым незнакомцем эльфа, а вместе с тем и отвлечь его от своих магических действий, Йирт храбро швырнул в него ворох вопросов.
- Эм...а з-зачем всё это? Почему "Стальным лбам" и "Кровавым кречетам" нужно сражаться, когда можно просто договориться? Понять, простить и отпустить. Из-за чего вообще нужно шинковать кого-то? Ведь каждый имеет право на жизнь. Простую или сложную, добрую или злую. Ты ведь сам еще Каракхару говорил что поддерживаешь мир между всеми. А еще что нужно помогать друг-другу. Не убивать, а помогать! Зачем тебе всё это понадобилось устраивать?
Горячности в слова добавляло чувство жизни, говорящее о том что поблизости гибнут живые существа. Вифрэя от возвращения на поле брани удерживало несколько вещей, одной из которых было незнание способа по которому можно вернуться - спустился то он быстро, а вот чтобы подняться - необходимо было постараться. Кроме того, для Бесхвостого было важно быть здесь и сейчас - говорить с эльфом, который, похоже, являлся эпицентром раздора, чтобы понять его мотивацию. А потом...потом Порченный собирался прекратить сражение любым из доступных ему способов - даже если всех и каждого придется парализовать! Вифрэй физически ощущал страдания от каждого гаснувшего огонька человеческой жизни, но поделать ничего не мог. Было бы у него заклинание что полностью останавливало бы сражение - он тотчас же им воспользовался бы. Может в будущем он такое и придумает. А так - ему только и оставалось что надеяться уговорить эльфа прекратить начатое им сражение.
Правда, имелся еще один выход, к которому прибегать совершенно не хотелось, несмотря на то что он был куда более реалистичнее намерения перепарализовать всех снаружи. Можно было обездвижить эльфа заклинанием и вытащить его из этой земляной норы, чтобы объяснить дерущимся кто является главным зачинщиком их борьбы. А дальше всё зависело только от случая. Жизнь одного иногда стоила жизни многих...

Отредактировано Йирт С’Апть (2017-11-21 15:16:17)

25

Огоньки соляра после подземной встряски угасали одни за другим. Кто-то быстрее, кто-то медленнее, другой и вовсе через силу, нехотя, как упрямая ивовая веточка в баночке с водой. Только вот их состояние ясно говорило о том, что их сопротивление лишь отсрочит неизбежное, не гарантируя никакой возможности побега. Каракхар, чей ясный след читался с той же лёгкостью, с какой можно было разглядывать эльфа. Гном метался хаотичным образом, в его жизненном огне явственно сверкали нотки некого беспокойства, дёрганного безумия. Вместе с ним прыгал и уже известный конюх - эти двое, скорее всего, вовремя скрылись с поля боя в сторожке, тем самым минуя страшного взрыва. Организатор, тем временем, даже не смутился от вопросов, начиная задавать в ответ свои собственные.

- Устраивать, ха? Я подсказал одному волку о том, где бродит его "коллега", только и всего. И теперь, когда не стало их обоих, зайцы вроде меня вздохнут свободнее, - Фор даже изобразил тот вздох облегчения, которым остроухое создание должно было выразить свою удовлетворённость, - так что помог я много кому таким вот выступлением. Что да жизней... Знаешь, не я создавал наёмничьи шайки, в которых от тебя требуется одного - действовать "от и до", попутно убивая врагов. Не я сделал так, что эти две группировки оказались в ссоре. Да что уж там - не я учил этих людей владеть оружием, из-за чего они дошли до нынешнего состояния, когда одного указующего жеста почти неизвестного эльфа хватило для пробуждения старых ссор. Но при этом... Ты, - эльф сделал шаг навстречу вифрэю, - если ты настолько веришь в сказанное собой и не допускаешь иных трактовок, то почему ты не поставил свою жизнь против моих планов? Я слышал, что ты узнал о нападении заранее, но предпочёл отделаться криком, не личным выходом к наёмникам. Возможно, "Кречеты" бы застрелили случайного спутника от греха подальше, но ведь могли и выслушать. Все мы в руках Природы... Наконец, почему ты тут, а не на поле боя? Там, где лилась кровь, и где могло потребоваться умение врачевателя? В разговоре со мной возможность спасти хоть кого-то ушла сквозь пальцы как множество иных упущенных возможностей, - перчатка прошла по стене едва касаясь, намечая незримые потоки ускользающего времени, - у меня нет ответов на эти вопросы. Может, подскажешь? - вопрос скорее игривый, чем серьёзный, на чём часть "допроса" и закончилась.

Уриэль не стал напирать более необходимого, ограничиваясь лишь первым выпадом. Честно говоря, эльф слабо верил в какой-либо результат своей речи - культ жертвенности у вифрэев присутствовал разве что в зачаточном состоянии, так что понятие "обвинённая жертва" для них будет чем-то слишком отдалённым. Однако, почему? Почему, при всём при этом, Бесхвостый демонстрирует столь парадоксальное стремление спасти всех и каждого, чтобы никто не ушёл обиженным? Этого эльф не понимал. Возможно - не хотел, но опыт подсказывал наличие некой сторонней силы, которую шпион пока просто не предусмотрел.

26

И когда голоса могли бы помочь, закрыть разум Бесхвостого от умелых уколов эльфа, те молчали. Йирт был бы рад любым их комментариям - по теме, или нет, лишь бы ощущать кого-нибудь, помимо сурового обвинителя. И от этого неожиданно остро ощущаемого одиночества, Странный почувствовал себя так же, как и тогда, пребывая в наводненном сумасшедшими подземелье вампира Лафайета. Опустошенный, растерянный, напуганный и не имеющий ни малейшего понятия о том что ему сейчас делать. Йирт бы сбежал, будь у него такая возможность. А так - он лишь отступал шаг за шагом, под гнётом не столько тяжелых, сколько колких, изящных фраз, подобных эльфийскому оружию. И каждый удар, неизменно вонзающийся в рассудок Бесхвостого, заставлял последнего трепетать от негодования. Вифрэй всем своим естеством желал возразить и любым способом доказать что стоящий перед ним абсолютно, на корню неправ. Но слова упорно не находились, попрятавшись кто куда. И тогда в ход пошла сила - та единственная, что у Бесхвостого имелась - магия жизни. Конечно, она была больше направлена на лечение, чем на нанесение урона, но сейчас, пожалуй,
это было даже плюсом. Сразу две парализация тела, чтобы бить наверняка - из амулета, и свое собственное, подготовленное. Заклинание, выпущенное практически в упор имело мало шансов избежать столкновения с ладной фигурой знакомого незнакомца, но рисковать Порченный не собирался. Не сейчас.
- Я т-т-тебе в-в-вот что с-скажу, З-з-заяц. - Порченный унял страх, заставил боль от гаснущих солярных огоньков отступить в сторону вздохнул, выдохнул. Его глаза горели пламенем и оно было совсем не добрым - П-п-получив за-за-занозу, любое живое существо ис-испытывает б-боль. Но это не по-повод ампутировать ко-конечность. Нужно всего лишь найти источник этой боли и выдернуть его. Так вот, Заяц, сейчас заноза - это ты. И я, как лекарь, должен от неё избавиться до того как она переберётся еще куда-то, чтобы вновь вызвать боль.
После этих слов он собирался потащить эльфа в сторону, где, по мнению вифрэя, располагался выход.

27

Аллегория была слишком сложная, чтобы её осознать вот так вот, с ходу, так что остроухий только усмехнулся в ответ на предложенную для себя аналогию. Вифрэй уже допустил случай до того, что вокруг занозы началось нагноение, и в кровь поступает чистый яд собственного разложения. Будет ли смысл от вытаскивания в этом случае, особенно при сопротивляющемся пациенте? Впрочем, ладно, последнего всё же не было - эльф упал под параличом тут же, как облачки в него попали, попутно сохраняя прежнюю эмоцию на лице. Судьба, порой, умеет развлекаться, что ни говори.

Вторым развлечением для Йирта оказалась транспортировка полученного тела в сторону выхода. То есть да, есть и подъём за спиной, только вот со всеми благословениями, Бесхвосту бы потребовалось поднимать почти полутократно превышающую свои габариты тушку, которая ещё заплеталась сапогами, ремнём и плащом. Другим делом казался путь вперёд, в "казематы", только вот и там, коль будет возможность исследовать всё до конца, коридор упирался в очередной ноголомный подъём. Очевидно, что строители были изначально против чьей-либо переноски по этим местам, не то что придумывать различные удобства для страждущих.

Позови помощь. Хотя бы, - мысленно обратился остроухий, ощущая собственные мысли как пчёл в плотнейшем меду. Финал, признаться, был несколько неожиданным, однако прояснял многое, практически всё. Маг жизни, значит, чародей для пострадавших и спаситель от смерти. Уриэлю уже приходилось немного читать о том, что маги на удивление "податливы" той стихии, которой наградило их рождения. Огонь значит, вода, воздух... Жизненный, соответственно, любил жизнь до невозможности, вплоть до отчаянья своего положения. По своему, Фору было даже жаль его, особенно в данный момент. Это ладно, что пока они тут, не слышно ни запаха сгоревших заживо людей, ни криков пострадавших от взрыва. А тот, признаться, был бы на славу - остроухий даже немного опасался на счёт возможной степени разрушения, ведь могло снести прелестный домик на пару с обитателями.

В остальном... Жалеть было поздно, наверно. Остроухий уже не мог жалеть о том, что сделано, или что ещё он будет делать в дальнейшем. Да, есть многие прекрасные учения, Ордена с действительно миролюбивой и чистой направленностью, но всё это - капля в море прочих отношений. Пока война остаётся единственным способом урегулирования отношений между двумя сообществами индивидов с последующим расширением жизненного пространства для одного из них, она будет применяться. Соответственно, будут расти и подобные погибшим наёмникам, и схожие с Уриэлем, которые численность наёмников, так или иначе, регулируют. При этом, это ещё только самое основание той жуткой пирамиды, против которой желал противодействовать вифрэй, и на её вершине находились на столько мифически могучие создания, что страшно себе представить их возможности, не то что оказаться там. Но хотелось бы, очень хотелось, ведь жизнь Фор тоже любил. Только эта жизнь была лишь его, и для него.

28

Несмотря на то что последнее слово осталось за ним, а "Заяц" оказался поражен заклинанием, Йирт победителем себя не чувствовал. Причина того заключалась не только в ощущении грусти, порожденной словами эльфа и меркнувшими солярными искрами, но и в тяжести хрупкого на вид представителя длинноухого племени. Отойдя, чтобы взгляд пленника не смог касаться его, Бесхвостый использовал на себе жертву, увеличивая крохи свои силы. Но и это не слишком то помогло - одежда, как и длинные конечности знакомого незнакомца всячески мешали его переноске. И тогда Порченный, полный негодования от того что даже столь действенное заклинание не мешает остроухому сопротивляться, снял с эльфа его облачение и тем из оного что наиболее подходило, связал "Зайца" по рукам и ногам, фиксируя их вместе. Одной рукой затягивать узлы получалось не слишком хорошо, а потому в этом нехитром деле Йирт так же активно пользовался зубами. Взглянув со стороны на деяние рук своих, Порченный удовлетворенно кивнул - в таком состоянии эльфа можно было нести куда угодно - хоть на разборки с наемниками, хоть на вертел к каннибалам.
Однако, даже в таком состоянии тащить эльфа оказалось задачей не простой и после первых двух падений ноши, Бесхвостый решил оставить его здесь, в подземелье, в то время как сам устремился наверх, за помощью. Его намерения изменились когда он почувствовал сколь малое количество человек осталось в живых. Эльф мог подождать, а пока следовало оказать им всю возможную помощь. Но тут взор выбравшегося из под земли вифрэя устремился в сторону сторожки - там находился профессиональный лекарь с такими познаниями, которые самому вифрэю и не снились. И, поменяв решение вот уже в третий раз, Порченный, перед тем как начать действовать, решил всё же в первую очередь освободить гнома чтобы тот помог ему помогать наемникам.
Конечный план после всех корректив был такой - освободить гнома - помочь выжившим - сдать связанного эльфа. Осталось лишь его исполнить...

29

Коридор поприветствовал изменчивого путника продолжительным рядом из факелов. В какой-то момент, как могло показаться, приветственное огненное слово затянулось дольше обычного, однако стенка впереди намекнула на конец пути. Причём сей конец был во всех смыслах окончательный - дальше идти было просто некуда, разве что ступеньки поднимались куда-то вверх, в кажущийся монолитным потолок. Под ногами, в это же время, валялся опрокинутый ящик - судя по всему, его скинули откуда-то сверху, да забыли поправить к нужному виду. Таким образом, дно отказалось крышкой, однако падение привело товарища к полной расхлябанности. Меж засохших деревяшек как кровь текло зерно, а местами просвечивало что-то менее съедобное. Подломленные доски легко подались в сторону, открывая два неких слитка. Куда, зачем, к чему? Непонятно. Как непонятно и то, что делать дальше. Лишь движение солярных точек сверху намекнуло на то, что живые ещё знали про сей проход. Разговор, чей обрывок был, - ты уверен, что слышал? Ну-кась открой, сейчас мы его отоварим... - закончился скрипом давно забытых в пыли петель, после чего свет перегородила знакомая бородатая голова.

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0929/h_1506706937_4365381_4a7ab5205c.jpg

Каракхар Немедин: Ага! Стоять! Стоять. Йирт?! - Гном, грозно потрясая тазиком, постарался изобразить недоуменную радость. В связи с общим возбуждением, это получилось достаточно скомкано, - о, ты жив, слава Силунэ. Давай руку, помогу подняться, - подземный житель навис над входом словно сталактит, своими короткими конечностями-кронами старательно вылавливая Бесхвостого. Особого бежать было некуда, и гном умудрился ухватить вифрэя в районе плеча, бросив себе за спину, - малой, духи тебя гони, помоги мне! - после чего они, совместными усилиями, вытащили мага жизни из тёмных казематов в светлую комнату. Светлой она была, правда, не столько из-за освещённости, сколько из-за марева пожара вкупе с обвалившейся стеной. За ней, по ту сторону, открывались последствия "помощи". Взрыв был колоссальной силы, и вместо удалённой от дома телеги остался лишь дымящийся кратер. Все, кто находился вокруг неё, погибли ещё до понимания сути происходящего, остальных посекло огнём, осколками и взрывной волной. Собственно, из выживших был лишь один "кречет", конюшенный (с перемотанной головой, судя по качеству повязки - то Немедин постарался) и, собственно, сам гном. Громкие речи и смятенный взгляд выдавали в бородаче кого-то, кого зацепила ударная звуковая волна, и он был сильно ошеломлён. Впрочем, это не помешало ему опознать слитки, которые он мог заметить во время подъёма Проклятого.

Увиденное сильно впечатлило гнома, и тот не позволил спускаться кому-то, кроме себя. Стоит признать, путь дался ему легче кому-то либо иному, ведь малые ступени были столь удобны для его коренастой фигуры. Вновь показавшись из погреба, гном радостно огласил - элементиум, облысей моя борода! Э-ле-мен-ти-ум! - После чего вывалил два скромных слитка для всеобщего обозрения. Красивый, в чём-то привлекательный, металл... И виновник множества смертей, о точно числе которых мог догадываться разве что остроухий. Который, к несчастью, куда-то удалялся вместе с своим солярным следом, не желая оставаться на этом празднике больше необходимого.

Находку поделили честно: по одному слитку досталось гному и вифрэю. Конюшенный был просто рад, что выжил, а "кречет" лежал без сознания, и не мог оспорить решения. Конечно, оставался ещё виновник торжества, но и его не обделили...


Ощущение того, что тело вновь подчиняется тебе, было одним из самых сладких за сегодняшний день (второе после удачной операции, конечно). В этот же момент остроухий мысленно благословил вифрэя за то, что он отказался от возможности прирезать "зайца" или же сделать с ним иные, не менее интересные, вещи, и ограничился только связыванием. Путы новичка для шпиона были такой же преградой, как бумажная стена для тролля, так что уже через минуту шпион растирал сжатые конечности да вдыхал аромат обретённой свободы. Возвращаться в сторожку он уже не стал - испытать паралич ещё раз не было и малейшего желания, да и гном мог чего устроить, так что пусть остатки груза будут вроде компенсации для Ордена за понесённый вред. А я, грешный, как-нибудь так переживу, - усмехнулся остроухий, возвращая обретённую одежду-"оковы" на себя.

Перед самым выходом, на месте подъёма, необычная темнота сверкнула со ступеней. Удивившись, Фор задержался на мгновение, чтобы ощупать это необычное порождение, некого супротивника света. Как оказалось, это был камешек, что, возможно, кто-то выронил здесь. Покачав головой, Уриэль пожурил неизвестного растеряху за его неосмотрительность, после чего уже сказал честное "спасибо" в адрес Войлара, который озаботился внимательностью эльфа. Спрятав обретённое в карман, остроухий посмотрел вверх, во свет, куда ему следовало стремиться для удаления из этой тёмной и сырой пещеры. Туда, ради чего он действовал и продолжал сражаться. Только бы ты не был столь ослепительно жгучим, - улыбнулся остроухий, приветствую лучи закатного солнца.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4: Начало июня 17086 года. Тракт Ривилен-Югос. Йирт, Фор