Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Внимание! На форуме проходит скачок времени №5, возможности скачка работают до 21 Октября!
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: середина мая 17087 г. Валенсия. Ивейн, Ллойд


№ 4: середина мая 17087 г. Валенсия. Ивейн, Ллойд

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Второй месяц жизнь текла своим чередом по прямому, как ковровая дорожка во дворце Императрицы, руслу, будто вовсе позабыв о том, что в мире существую неожиданности, внезапности и случайности. Горы отчетов, книг, карт и огромный архив составили из себя всю суть жизни для Ив, свыкшуюся с запахом пыли и пергамента, с чернильными пятнами на пальцах да кожей, ставшей еще бледнее почти без малейшего доступа к солнечному свету и не приобретающей окраски от света лунного, которым она иногда наслаждалась по ночам в редкие выходные. Обилие работы, полное отсутствие друзей (те немногие, что желали подружиться с новенькой, быстро бросили попытки хоть как-то сблизиться из-за недружелюбия и полного нежелания ведьмы идти на контакт) и времени предаваться безделью стало тем, что было так необходимо для Ив - время и возможность оценить себя новую, обдумать, подправить и отшлифовать грани. Понять себя и научиться взаимодействовать с миром иначе, чем раньше.

Возможно, лишь ее навыки стали причиной того, что девушку терпели, но ей было плевать, и волшебница не трудилась скрывать это. Доступ к нужной сфере и возможность исследований - вот что было ей нужно и интересно, вот ради чего она терпела тот необходимый минимум общения, без которого была невозможна текущая деятельность, оставаясь равнодушно-отстраненной к коллективу, который вскоре, казалось, и вовсе забыл о ее существовании, что было лишь к лучшему. И все же в тихую гавань однажды ворвался шторм.

Посреди ночи жителей южного квартала Валенсии разбудил жуткий шум - звон бьющегося стекла, ломающейся мебели и, в качестве финала, человеческий вопль, от которого все собаки в округе завыли дикими голосами, перепугав людей еще больше. Уже через десять минут отряд стражи топтался у входа в одну из крупнейших алхимических лабораторий города (и, к слову сказать, всей Империи), не решаясь сунуться внутрь, а еще через полчаса представители нескольких гильдий, имеющихся в городе, пытались решить, на кого спихнуть это весьма скользкое дело - ведь хозяин лавки поставлял зелья армии Империи, значит, несомненно, Императрица в самое ближайшее время пришлет кого-то разбираться в произошедшем, так что нужно ли соваться в политику? Но рассуждения шли ровно до того момента, как выяснилось, что в здании никто никого не видел, но утварь летала по комнате так, что ситуация очень быстро была списана на спектральных сущностей и взята под контроль Хрустальным Пиком. А еще через час, Ив, как единственный алхимик достаточно высокой квалификации из отдела спектрологии, созерцала разгромленную лабораторию. За окном светало, город уже жил полной жизнью, и только плотное оцепление из стражи гарантировало спокойную работу и отсутствие человеческих жертв - солдатам у дверей девушка оставила несколько флаконов сильного защитного зелья с наказом без его принятия никого внутрь не пускать. Мужчины крайне скептически отнеслись к ее появлению и едва не попытались отправить невысокую, тощую девушку куда подальше, но бумага за всеми необходимыми подписями и печатями пресекла подобные настроения, а взгляды девушка просто проигнорировала, ведь перед ней было нечто много, много более интересное, чем живые существа.

Лаборатория встретила волшебницу наглядной демонстрацией того, что будет, если взять учебник по алхимии, найти там то, напротив чего написано "Не смешивать!" - и смешать. Помимо слоя стекла, островками осколков покрывающего многие горизонтальные поверхности, те же поверхности демонстрировали самые разнообразные следы разрушений: они были обожжены, оплавлены, раздроблены, расщеплены или расколоты. Удивительно, что не начался пожар - очевидно, разные эффекты нейтрализовали друг друга. Более-менее... Ив огляделась, предвкушая интереснейшую работу, сулящую новые идеи и наработки для зелий, ведь многие реакции проводить в лаборатории гильдии было строго-настрого запрещено, а собственной она не имела. Разумеется, помимо собственных изысканий, перед колдуньей стояли задачи обезвредить помещение, ликвидировать последствия и выяснить причины. Если за погромом действительно стояли духи, кулон с черным янтарем поможет их увидеть, но пока в помещении стояла тишина...

Пару часов спустя...

Ив разогнула спину и тыльной стороной ладони смахнула с глаз несколько прядей. Работа была сложной. Идентифицировать разлитые лужицы, нейтрализовать или просто ликвидировать их, попутно производя по возможности точный учет уничтоженных зелий и реактивов - скорей всего, это займет весь день, и хорошо, если она управится до ночи, но девушка не жаловалась, выуживая крохи полезной лично для себя информации из месива осколков, обломков и остатков редких компонентов. Сам хозяин, к слову, лежал тут же в углу, испытавший на себе все прелести отравленного помещения, но трупом Ив собиралась заняться в последнюю очередь - это было, как раз-таки, то соседство, которое устраивало ее более всего: молчит и не мешает. Идеально. Оперевшись локтями на стол, девушка задумалась, глядя на мутную жидкость с багровыми разводами и кусочками мягкого темно-серого вещества.

2

В укромном переулке улиц Валенсии раскрылась кромка портала, впуская в город новое лицо, скрытое металлической маской и тенью плаща, очерчивающего силуэт доспехов под ним, слегка размывая всю фигуру, покуда сила призрачного шёлка не иссякла. Пошатнувшись от уходящей сонливости, оно гляделось, припоминая дорогу и правильный путь, и пред выходом на главные улицы сдержанно ругнулось. И почему именно я? К собственной неудаче этой ночью он оказался единственным свободным кандидатом, как он сам полагал, или просто наилучшей подходящей для срочного дела персоной.

Прогремевший взрыв навёл шумиху на весь город и быстро достиг слуха верхушек командования, срочно предпринявших меры, покуда алхимик, чья лаборатория оказалась разрушена, являлся одним из основных поставщиков имперской армии, и всё, что было с ним связано, подвергалось жесткому контролю, пускай и не явному. Но не только это послужило причиной переполоха и отправления одного из Клыков, ведь можно было обойтись и местными силами, не прибегая к радикальным. Несколько месяцев назад поступила информация на грани достоверности, будто бы алхимик под носом у армии занялся спонсированием сторонних подпольных организаций, финансами и собственной продукцией, в сторону чего и началось расследование в совокупности со слежкой, но... Поздно. Возможно, саботаж и был устроен этими самыми организациями в целях сокрытия собственных следов, и оставалось лишь надеяться, что после себя в лаборатории оставили хоть какие-то зацепки.

Так мистик и попал в Валенсию, призванный долгом службы в своё свободное время, бессовестно выдернутый из мягкой постели, проинструктированный и отправленный на задание, размеренной неторопливой походкой шёл в сторону оцепления стражи, кольцом обхвативших место происшествия. Стоило лишь снять маску, предъявить жетон и представиться, как вся ситуация перешла под полный контроль и по распоряжению стража более не имела права пускать кого бы то ни было внутрь без его прямого разрешения. Однако, так же выяснились новые обстоятельства - присутствие местного алхимика на территории здания, что уже несколько часов занималась устранением последствий и отловом духов, если они все ещё там находились, она же оставила страже специальные защитные зелья, без которых не велено было допускать кого бы то ни было. Не став возвращать маску на лицо Ллойд принял состав и прошествовал внутрь, готовясь приступить к своей работе.

3

Что-то можно было определить на глаз, что-то требовало проведения реакции - для этих целей Ив принесла целый ящик реагентов, и страницы широкого блокнота покрывались ровными рядами названий и приблизительных количеств уничтоженных компонентов, что, в целом, вряд ли кому-то будет нужно, но процедура есть процедура. Девушка наслаждалась тишиной и покоем, возможностью тихо-мирно работать, хотя и с некоторым неприятным оттенком ждала, когда же какой-нибудь представитель власти заявится и начнет доказывать, что он здесь самый главный, и, вероятно, будет изо всех своих сил мешать работе - они обычно такие... Куртка и шарф лежали на стуле недалеко от входа - там, где пол был более-менее чист, - вместе с сумкой, так что вошедший мистик увидел обтянутую зеленоватой чешуйчатой шкурой спину, узкие сгорбленные плечи и коротковолосую русую голову, низко склонившуюся над одним из столов посреди помещения. Распахнутая дверь принесла шум улицы, обозначив появление нового действующего лица, но девушка обернулась не сразу - кого попало стража все равно не пропустит, потому можно было не подрываться на каждый звук, а сперва закончить запись. Сердце гарпии, три меры, повреждено солнечным источником, использованию не подлежит. Удивительно, что готовые зелья стояли просто на столе - очевидно, готовились к упаковке и отправке, но Ив очень не завидовала хозяину, который оказался в эпицентре случившегося. Сунув в зубы карандаш, волшебница обернулась - коротко, уцепить краем глаза фигуру, но сразу обернулась еще раз, вперив в мистика цепкий взгляд, в котором сквозило легкое удивление - надо же, какова вероятность из всех носителей достаточно высокого статуса встретить единственного, с кем знакома? Впрочем, жизнь постоянно преподносит сюрпризы... Задержав взгляд на несколько секунд, за которые оглядела Клыка с головы до ног, девушка отвернулась, доставая из ящика несколько бутылочек. - Зелье действует три часа, после нужно сразу принимать новое, - карандаш указал на уже знакомые мистику бутылочки в одном из отделений ящика, а рядом на столе стояло двое песочных часов, очевидно, для этих самых целей, и одни уже отмерили примерно две трети срока. Больше Ив не произнесла ни слова, сосредотачиваясь на очередной разлитой луже, капая в нее по каплям содержимое одного из флаконов - лужа полыхнула зеленым. Девушке было любопытно, что будет дальше, хотя голос был спокоен до безразличия - как поведет себя Клык в этот раз, как будет реагировать и действовать. Под воротником мундира, если смотреть пристально и знать, куда, можно было разглядеть едва различимую точку шрама от острия его меча.

4

Неторопливы проходя внутрь, прикрыв за собою дверь, первым делом мистик решил осмотреться, пробегаясь взглядом по окружающему хаосу. Битое стекло разбросанное по всем сторонам и поверхностям, разрушенная едкими составами мебель, местами отёкшая, оплавленная подобно воску от жаркого пламени, лужи и брызги неизвестных составов разнообразных цветов, одни из которых вели себя спокойно, никак не выдавая свою реакцию, другие же пузырились и шипели, словно готовые к смертельному броску ядовитые змеи Каталийских лесов. Среди этого оказались разбросаны и ингредиенты, от рядовых, доступных любым ремесленникам, до редких, измерявшихся дороже веса золота, однако для самого Ллойда очевидной ценности не представлявших исключительно из за отсутствия даже азов познаний в данной области наук. Венцом хаотичной обстановки стало безжизненное тело хозяина лаборатории, расположенное в углу помещения в неестественной позе, по виду своему перенесшее большую часть опасных для жизни реакций от недопустимых смесей составов, отравление из которых было лишь малой угрозой. Не самая приятная смерть. Сухо прокомментировал мистик увиденное и перевёл свой взгляд в сторону неизвестного присутствующего лица - девушки, сидящей за столом к нему спиной, к которой он и направился, застигнутый врасплох на трети пути, но этим не остановленный. Она обернулась. Дважды. И этого времени хватило для осознания того, кто именно предстал пред его глазами.
-Ивейн Валкорион.- Вместо приветствия озвучил её имя, переворачивая вторую пару часов, песок которых начал отмерять часы его собственной защиты. -Я помню ту ночь.- С полным отсутствием эмоций в голосе Ллойд отозвался о делах давно минувших дней, сам же не обращая на девушку более внимания, прямого, вместо этого размеренным шагом направившись к телу алхимика.

5

Убедившись в окончании реакции, девушка кинула на разлитую смесь тряпку - подобные "конструкции" были разбросаны тут и там, но в целом сконцентрированы вокруг ее текущего местоположения - лишь немногие опасные смеси можно было определить визуальным осмотром, и, разумеется, они были нейтрализованы первыми, чтобы зазря не расходовать защиту. А вот остальное требовало методичного, внимательного и крайне скучного времяпрепровождения, заключающегося в однообразных действиях, отличных друг от друга лишь смешной флаконов с реактивами. Правда теперь сие занятие несколько разнообразилось - с появлением мистика. Ничего неожиданного не случилось, лишь сухая констатация факта опознания - девушка хмыкнула. - Было бы странно, если б ты забыл, - она перешла к другому столу и склонилась нам ним, раздосадованно вздохнув: стол вокруг осколков флакона был покрыт едва заметным порошком, чуть светившемся и источающим холод - впору было разрыдаться, оплакивая чрезвычайно редкий и ценный ингредиент, безвозвратно уничтоженный, ведь собрать размазанную тонким слоем астральную пыль не представлялось возможным. Обхватив подбородок и грустно глядя на стол, Ив прикрыла глаза, почти физически ощущая боль такого кощунственного разгрома. Чем хозяин так расстроил духов - если это действительно они, - чтобы здесь случилось такое? Ответ можно было узнать только у самих созданий, но они не спешили показываться, то ли покинув это место, то ли спрятавшись где-то. Жаль. Еще раз печально вздохнув, она скосила взгляд на Ллойда, не таясь наблюдая за мистиком, изучая его при нормальном освещении и в намного более подходящей для этого ситуации - не то, что прежде. Присутствие трупа ее явно ни капли не смущало. - Что он такого натворил, что представитель личной гвардии Императрицы примчался разбираться? - Поинтересовалась волшебница возвращаясь к работе - прохлаждаться было некогда. Бюрократия ее не интересовала, потому Ив не задумывалась, подчиняется ли она Клыку и должна ли докладывать о том, что удалось выяснить и о ходе проводимых работ, без зазрения совести оставляя все формальности Ллойду.

6

Людям свойственно забывать. Случайные встречи и незначительные события, не возымевшие для них пользы иль смысла. Подойдя к телу на расстояние двух шагов, Клык замер, внимательно изучая его. Торчащие из бока сквозь одежду осколки стекла, окрашенные кровью в алый цвет, малый древесный обломок, соседствующий с ними. Взгляд пепельных глаз плавно переместился в сторону. Обширный ожог, превративший верхнюю одежду в лоскуты, охвативший всю грудную клетку. От взрыва, определённо. Химический? Огонь? Иной вид? Присев на согнутые ноги мистик внимательно вгляделся в обширную рану, отмечая, какое именно воздействие было оказано на плоть. Хм. Утвердившись в выводах, но не узнав, что именно могло причинить такие повреждения из рецептов вредоносных зелий и их смесей, он перешёл к дальнейшему, предполагая для более детального анализа в ближайшем будущем использовать присутствующего алхимика. Впрочем, подобные детали меня не интересует. Необходимы они для отчетов. Но оказался отвлечён вопросом девушки, одним из тех, что задавать лишний раз не стоит, если не желаешь оказаться в определённых списках. -Он сотрудничал с армией.- Коротко и ясно давая понять, что не станет распространяться о причинах. Не стоит тебе в это лезть. Лицо мертвеца отражало агонию там, где не было обезображено, глаза были выпучены, раскрыты, как и рот, словно перед своей смертью он судорожно кашлял. Или пытался вдохнуть? Надо заполнить отсутствие моих познаний в данной области. С некоторым сожалением Ллойд бросил всю затею, решив оставить её на более опытных людей и, свершив два резких жеста левой рукой, преобразил плоть и кости своей кисти в чистую тьму. -Как именно всё произошло?- Вопрос был адресован присутствующей девушке, активно наводившей порядок в помещении, той, что за минувшее время определённо должна была успеть составить общий вид картины происшествия, пускай и без всех деталей.

7

Вопрос, брошенный, как камень в пропасть - ради интереса, а будет ли что-либо, отличное от очевидного, - вызвал единственно ожидаемую реакцию. Разумеется, что еще он мог ответить, не выкладывать же первой встречной секреты государственного уровня. Девушка никак не отреагировала - интерес был исключительно поверхностный и совать нос в сомнительные вопросы она не собиралась, ограничившись сказанным. По крайней мере, она теперь точно знала, что мистик полностью соответствовал своей должности: был суров, скрытен, и ревностно оберегал секреты его ненаглядной Саманты - что ж, каждому свое... Второй прозвучавший вопрос на какое-то время остался без ответа, пока Ив подписывала банку с собранными перьями гарпии, не загрязненными иными компонентами, и убирала ее в ящик. Лишь после этого девушка отложила карандаш и приблизилась к Ллойду, впрочем, все еще уделяя больше внимания окружению, чем ему. - Соседи через дорогу видели в окнах летающую посуду - это единственное, что известно о причинах произошедшего. Если это действительно были духи, я никого пока не видела и ничего сказать не могу, но единственное, что может быть причиной, кроме спектральных сущностей, это призванные элементали - допустим, воздуха, - но это уже подразумевает умысел и намеренную атаку, хотя это уже твои проблемы. Возможно, мы этого не узнаем, а возможно, если это духи, они еще покажутся, - девушка подошла к тому, где раньше, очевидно, были полки - дерево было разнесено на щепки, усеивающие пол, обожжено, а усыпавшее стол стекло было оплавлено. - Основной очаг случился здесь. Задели и уронили бутылочку со "смерчем", взрывом подбросило все остальные, и ничего поделать уже было нельзя. Хозяин был рядом, когда случился первый взрыв, и его отбросило вон туда - нужно будет провести вскрытие и посмотреть на внутренние повреждения, - синий взгляд и палец проследили траекторию полета незадачливого алхимика, приведя Ив к его телу. - Он умер либо от удара, либо отравился испарениями, не знаю, у меня не хватит навыков для надлежащего изучения тела, придется просить кого-то еще, - девушка с откровенным любопытством изучала труп, пока говорила, ощупывала участки поврежденной кожи, жалея, что не может вскрыть его прямо сейчас - не было ни подходящего помещения, ни инструментов, да и Ив знала, что сначала нужно поднять собственные навыки в анатомии, чтобы получить все необходимые сведения. Увы. С сожалением поднявшись, она вытерла руки какой-то тряпицей, оставив на ней разводы крови. - У него должны быть записи о том, сколько и каких было готовых составов - мне они будут нужны, - безапелляционно заявила ведьма - было чертовски интересно, из каких составных частей получился такой эффект - здесь явно было множество стандартных зелий, но вот точное количество было необходимо, чтобы разобраться в наложении и взаимной нейтрализации эффектов. Это было совершенно не нужно для отчета, но крайне любопытно лично Ив. - Остальное не особо имеет значения - кто бы здесь не буянил, уничтожено практически все, что вообще можно было уничтожить. Намеренно или случайно - я не знаю, - последний взгляд на тело хозяина. - Идиот, - крайне равнодушно заключила девушка. - Это - плата за нарушение техники безопасности - если бы он хранил готовые составы как положено, всего этого можно было бы избежать.

8

Ллойд внимательно слушал рассказ, следуя взглядом за указующими жестами девушки, не забывая следить и за самой собеседницей, правильным способом её доклада, без пустых сторонних мыслей и не очевидных домыслов созданных размышлениями в поиске глубинного скрытого смысла и тайны. Представлял, проецируя информацию в своём разуме, постепенно дополняя визуализацию деталями, произнесёнными Ивейн, увиденными своими глазами, выстраивая единую цепь события. Если причиной и вправду стали духи, элементали, а не собственная неосторожность алхимика в исследованиях, - определённо чужая работа, саботаж. Поднимаясь на ноги, отстраняясь от тела, уступая место подошедшей, что голыми руками полезла изучать открытые повреждения. Не похоже, что его она уже обработала на предмет нейтрализации вредоносных состатов. Уверена в своей безопасности? Впрочем, реагировать и комментировать это он не собирался, как и беспокоиться, оставляя действо и ответственность на плечи Валкорион. Сама окажется виноватой, если плод неосторожной ошибки выльется в повреждения хрупких пальчиков её рук. Но этого не произошло, к лучшему или худшему, девушка закончила осмотр, разгибаясь в полный рост, озвучив собственную необходимость, присутствующую у бывшего хозяина лаборатории, а вместе с тем заслужив чуть более уважительного взгляда мистика. Она не решилась, не стала искать записи сама, сразу, оставляя первую возможность поработать с информацией на плечи человека более высокого ранга. Или попусту об этом не задумывалась в отсутствии мотива делать это прямо сейчас. Она уже не та заплаканная девочка, встреченная мною в библиотеке. Пепельный взор неспешно окинул собеседницу с головы до пят, цепляя внешние изменения, произошедшие за два года, правда, сравнивать с тем, какой она была, оказалось не лёгкой задачей. Прошлая встреча проходила в не лучшем освещении, в его практически полном отсутствии, ночью, что в тот раз не дало возможности детально её осмотреть.
Но благам свойственно кончаться в неподходящий момент, мнение полилось из её уст в нелицеприятном отзыве о почившем человеке, домысле, обоснованном или нет, Ллойд не знал всех тонкостей алхимических работ, как и не понимал цели высказанного. Несдержанность? Слепая попытка поддержать разговор? Что ещё? В любом случае ответить на это своей мыслью о не мог и не желал, не раскрывая причины своего нахождения здесь. Если саботаж произошёл намеренно - результат был бы неизменен. Вслух же мнение девушки оказалось проигнорировано общей фразой.
-Благодарю за отчёт.- Он не стремился переводить диалог на личности, оставляя его исключительно в рамках текущей работы, которой вновь был занят, вернувшись к осмотру тела. Интересна ещё одна деталь. Чьими руками мог быть произведён погром. Теми, о ком мы думали с самого начала, или завистливыми конкурентами? В размышлениях добавляя больше сена в стог, истину в виде иглы в котором ещё предстоит найти, покуда пальцы левой руки, вытянувшиеся в извивающиеся полосы черноты, принялись шарить по одежде, внутри, цепляя и вытаскивая всё припрятанное наружу без всякого риска подвергнуться вредоносному воздействию, вряд ли в рукаве у него мог оказаться агрессивный состав на основе магии света. Ненужные для расследования предметы оказались отложены в сторону кучкой разнообразного хлама, а оставшимся, ценным, оказалась разнообразная макулатура - пара записок и блокнотов, которые Клык тут же принялся изучать. Это то, о чём она говорила? Скоро пролистав первый, пробегаясь глазами по аккуратным рядам и колоннам текста, состоящим преимущественно из незнакомых названий и чисел, Ллойд принял его за те самые записи, это же и озвучивая.
-Это он?- Полосы тьмы кольцом обвили блокнот и резко растянулись, представив записи перед Ивейн, покуда сам он, не отвлекаясь на подобный жест, продолжил изучать найденное, правой рукой уже листая второй.

9

Ив не стала искать записи по той единственной причине, что считала необходимость обезопасить лаборатории более срочным делом, хотя и понимала, что потом интересующих записей может не увидеть - где армия, там и политика, там и секретные поставки, будь они неладны. Ее слова не имели никакого скрытого подтекста, не были ничем иным, кроме очевидного - мнением, высказанным просто потому, что оно существовало, независимо от того, был собеседник заинтересован в нем или нет. Когда сухая фраза обозначила окончание несостоявшегося обсуждения, Ив вернулась к своей работе, никак не ответив на то, что ответа не требовало. На раскрытый блокнот она бросила мимолетный взгляд, почти не отрываясь от изучения содержимого почему-то целой колбы, извлеченной из обломков. Внутри плавали золотистые искорки. - Нет, это закупки ингредиентов. Наверху его кабинет, поищи там. - Это не было стандартным зельем, вероятно, личные разработки, но вот какого типа? Ив осторожно поболтала колбу и вперилась в жидкость, улавливая мельчайшие детали: цвет, вкрапления, разные фракции, текстура. Любопытно, очень любопытно, но, увы, на изучение сейчас нет времени, нужно возвращаться к тому, чем занималась. Коротко вздохнув, девушка отправила колбу в одну из мягких ячеек ящика и занялась дальнейшей нейтрализацией царившего бардака, не обращая более внимания на мистика.

10

14 апреля. 15:30. Передача партии эликсиров армии... 25 апреля. 18:00. Встреча с поставщиком пыльцы... 2 мая. 13:00. Заключение контракта с гильдей... Взгляд перебегал с одной строчки на другую, отмечая аккуратные записи - распорядок занятий и встреч, ведомый рукою убитого алхимика в блокноте. Очевидно для лучшего запоминания и стороннего напоминания, учитывая плотный график умелого дельца, дела которого, судя по новой информации, стремительно шли в гору. Однако... Того, что искал, мистик не сумел обнаружить в этом документе, на первый взгляд, ничего подозрительного не бросалось в глаза. Впрочем, чего я ожидал. Он и не думал что всё будет настолько легко, смышленый человек вряд ли станет вести запись тайным встречам и подпольным операциям, разве что максимально завуалированно, скрыто особым шифром, ведомым лишь ему самому. Второй блокнот тем временем вернулся в руку, невостребованный девушкой, покуда полосы тьмы сократились, вновь приняв человеческий вид.
-Зови, если обнаружишь что-то интересное.- Произнес достаточно задумчиво, несколько отрешённо, подымаясь на ноги, блуждающим взором не сразу найдя неприметную дверь, ведущую к лестнице на второй этаж, и направившись к ней. А она не пострадала. Лишь пара влажных пятен от неизвестной, но на вид безобидной жидкости служили отметиной дереву, укрепленному металлическим каркасом. И дереву ли? Не был Ллойд уверен и в том, что двери не служила защита магия иль руны, как и на входной, всё же алхимики, как и любые ученые, ревностно оберегали свои секреты, безопасность от чужих посягательств, да и любые эксцессы в экспериментах без подобных защит могут устроить погром, устранение которого потом влетит в немалую сумму полновесного золота.
Открыта. Дверь поддалась, отворяясь мановением руки, допуская Темного к подъему в кабинет - разуму и сердцу лабораторию, хранившему годовые знания и память, которые необходимо было тщательно прочесать.

11

- Всенепременно, - донесся до мистика не менее задумчивый и отстраненный голос, чем его собственный, хотя взгляд сапфировых глаз был устремлен Клыку в спину. Ив, не выпуская из рук колбу, будто замерев на полпути, смотрела на Ллойда, внезапно задумавшись, какова его жизнь - молодой мужчина, чуть не погибший, ставший героем, посвятивший жизнь своей стране, очевидно, мотающийся по разным ее концам, выполняя поручения своей госпожи, забыв о себе... так ли это было? Но ведь он, наверняка, сам выбрал свою судьбу, сам решил ,как хочет жить, как и она сама намеренно затолкала себя в работу так, чтобы было не продохнуть, так, чтобы не оставалось времени и сил думать, думать, думать... и вспоминать. Это был сознательный выбор, и пока ведьму все устраивало, даже то, чтобы работа никогда не кончалась, и чем скорее она заканчивала одну, тем скорее появлялась другая, как результат - она стала еще более худой, даже тощей, и бледной, как вампир, если не считать мешков под глазами. Того и гляди станет от ветра шататься. А вот мистик выглядел пусть и несколько уставшим, но намного более здоровым, чем водяная волшебница, намеренно себя изводившая до состояния зомби. Что ж, каждый выбирает по себе... Стоило Клыку скрыться с глаз, как Ив вернулась к прерванному занятию, содержавшему в себе творчества ровно настолько, чтобы оно не было совсем уж монотонным, затягивая бездну бездумного повторения. Через какое-то время пришло время вновь принять состав и перевернуть свои часы - прошло три часа, а ни следа той силы, что устроила разгром. Это странно, и, скорей всего, никто уже и не появится, но девушка не переставала поглядывать по сторонам, ища любые свидетельства того, чего здесь быть не должно.

Какое-то время спустя

Уже пара десятков колб, флаконов и банок стояло в ящике, разделенном на ячейки, специально предназначенном для хранения опасных зелий, но на этот раз они были заполнены, преимущественно, теми остатками ингредиентов, что удалось спасти, и, разумеется, девушка собиралась несколько особо ценных без зазрения совести прикарманить - мертвецу они ни к чему, а армия найдет другого поставщика, не обломится. Несколько нездоровый блеск глаз на неулыбчивом, осунувшемся лице появлялся каждый раз, когда удавалось заполнить очередную емкость - она просто не могла выносить объема разрушений и количества впустую уничтоженных компонентов. Это было просто ужасно расточительно! И совершенно непонятно, почему это случилось, а этот нерешенный вопрос досаждал не хуже попрошайки на городской площади, заставляя кусать губы и хмуриться, вглядываясь в осколки стекла так, будто по ним можно было прочесть причины произошедшего. Неразбитых готовых составов было всего несколько - пар лечебных зелий, а вот третий вызвал крайний интерес. Было несколько предположений, и, чтобы определиться, нужно было провести несколько анализов, на которые сейчас не было времени: это было либо достаточно редко встречаемый усиленный вариант апперкота, либо и вовсе уникальный состав, вызывающий очень трудно обратимые изменения в организме, медленно приводящие к неизбежной смерти. Опасность была в том, что эффекты никак не проявлялись, и причиной, почему зелье не нашло массового применения, была только крайняя сложность изготовления и опасность при применении - был риск самому в вдохнуть убийственные пары. Ив вглядывалась в глубину жидкости, потирая перечеркнутые шрамами губы и вспоминая, есть ли способы определить состав быстрее, чем довольно долгий и сложный анализ.

12

Освещённый парой масляных ламп, светом не ярким, достаточно мягким и тусклым, дабы не вызывать раздражение напряженных после многочасовых работ глаз, кабинет предстал пред Клыком в небольшом рабочем хаосе. Стопки документов на письменном столе лежали как попало, разбросано без всякой упорядоченности, несколько пергаментов и вовсе валялись на полу, слетели ли от ударной волны взрывов, или так было с самого начала. Возле стояло несколько книжных шкафов, наполненных книгами или плотными связками листов, однако, несущих на себе разнообразные ярлыки маркировок, понятных лишь хозяину. Определённо, тут находились как необходимые для исследований трактаты алхимии за авторством ведущих алхимиков, собственные записи и рецепты почившего, так и контракты, торговые договоры с разнообразными лицами. Ежемесячная отчетность должна была присутствовать, если, конечно, алхимик не гнушался беспорядком в ведении своих дел. Чуть в стороне стороне от всего стояла софа, весьма посредственного и затертого видна, частично прикрытая небрежно откинутым пледом, свидетельствуя о ночных задержках жертвы на своей работе. Подобное не было чем-то удивительным, в порыве собственных исследований и Мистик задерживался до ночи или утра в рабочих кабинетах поместья, порой, после просто валясь без сил на ближайшую горизонтальную поверхность.
Неужели всем он занимался сам? Одного взгляда хватило что бы прикинуть объём работ необходимых к выполнению и помимо производства, с трудом Ллойд мог в это поверить. Стоит проверить подмастерье, если таковой, конечно, есть. Его участие бы многое объяснило. Но этим заниматься самому не следовало, лишь после рассмотрения обстоятельств сбросить всю найденную информацию на плечи местного правосудия, или привлечь сторонние структуры, как существующую "тайную" стражу империи, если потребуется начать "охоту на ведьм".
Приступим. Следующие несколько часов Клык занимался рутинным разбором документов, на найденном чистом пергаменте делая записи и пометки о найденной информации, стоящей детальной проверки на связь с происшествием, преимущественно цепляясь за единичные весьма неприглядные, небольшие контракты, в которых, однако, фигурировали немалые суммы, за всё время несколько раз спускаясь вниз, в первый повторно принимая защитное зелье и переворачивая песчаные часы, отмерявшие время воздействия, во второй выходя наружу, к страже, дабы обновить актуальность указаний и отметить своё присутствие.

Какое-то время спустя

По лестнице спускаясь вниз Клык внимательно изучал найденный документ - большой и увесистый фолиант с немеренным количеством страниц, большая часть из которых уже была заполнена датами и длинными списками, в которых Клык мог различить знакомые ему названия составов, что довелось применять самому. По всей видимости это именно то, что просила Валкорион. Впрочем, впустую гадать, то или нет, он не собирался, отворяя дверь на первый этаж и направляясь к девушке.
-Похоже, я нашёл то, что ты просила.- Протягивая водной волшебнице фолиант, стоило лишь завладеть вниманием, отвлекая от сосредоточенного разглядывания очередной склянки, от размышлений тому сопутствующих.

13

Проблема увлеченности - неимоверная концентрация, отсекающая все, кроме интересующего объекта, смазывающая мир вокруг, как не стоящий внимания. Некоторая паранойя помогает нивелировать эту проблему, правда - и разумеется, - сильно снижая концентрацию, зато нет опасности уронить что-нибудь ценное, если вдруг услышишь за спиной голос. Девушка осторожно поставила колбу обратно в плотную ячейку ящика и на этот раз обернулась - ранее она не отвлекалась от работы, не испытывая нужды или желания следить за мистиком или контролировать, чтобы чего-нибудь не сломал. Делегирование полномочий и разумное доверие было очень важно, и в этом направлении Ив постоянно над собой работала, ведь подобное отношение к жизни было достаточно продуктивным. Равнодушный взгляд загорелся интересом при виде фолианта - девушка подошла ближе, принимая книгу, но недостаточно близко, чтобы нарушить свои - или Ллойда - личные границы. Тряпкой смахнув осколки и тщательно вытерев стол, она погрузилась в изучение, стоя, уперевшись локтями в стол и заправив за ухо лезущие в глаза пряди. - Хм, - перевернув несколько страниц, Ив мельком проглядывала списки. Январь, февраль, март. Количества заявленных зелий просто поражали, они были... если у армии было такое количество алхимии, почему у нее вообще были какие-то проблемы с охраной границ или подавлением бунтов? - Это все для армии? Это невозможно большие объемы, неужели казна тратит такое количество золота на обеспечение зельями? - Девушка подняла глаза на мистика, и, не мигая, уставилась на него. Не то, чтобы она ожидала услышать ответ, но спросить хотела. Возможно, конечно, простой человек просто не способен предположить масштабы обеспечения армии, наверняка, в том и был смысл, но... Она знала, сколько все это стоит - поставки ингредиентов, оборудования, изготовление, и суммы казались просто астрономическими даже для армии Империи. - Это не мое дело конечно, но, если вы не в курсе, возможно, не все из этого журнала отправлялось на армейские склады, - ведьма не спускала с Клыка спокойных и внимательных глаз, обдумывая сказанное и увиденное. Выпрямилась, скрестив руки на груди и чуть склонила голову на бок, глядя на него под другим углом. - Или знаете, и именно поэтому ты здесь, - губы чуть дрогнули в жалком намеке на усмешку, но она вообще была скупа на проявление эмоций. - Как, положено меня убрать за такие предположения, во имя сохранения государственной тайны? - На этот раз в голосе все-таки прорезалось веселье, разбавляющее любопытство, ведь подобный вопрос действительно стоял, и нелюбовь к Императрице служила благодатной почвой для подобных подозрений. Впрочем, ответить мистик вряд ли успел - глаза девушки расширились, глядя ему за спину, будто там возник демон Скверны, не меньше. Подавившись воплем, она дернулась вперед - обернувшись, Ллойд мог увидеть лишь парящую в воздухе колбу из ящика, вернее - летящую на пол.

Звеньк.

14

Без дальнейших слов иль действий передав фолиант на изучение колдуньей-алхимиком, мистик было хотел вновь подняться на второй этаж, вернуться к изучению ещё не просмотренных записей, имевшихся в обширной документации мертвеца, которых хватило бы ещё не на один час досмотра, лишь взгляд задержался на склонившейся над фолиантом девушке в не самой вдумчивой позиции. В памяти моментально всплыла давняя утренняя встреча с одной эльфийской особой, проекция эпизода и ситуации, с которой Валкорион оказалась сравнена, пускай без намерения или умысла. Благо сейчас невольная коллега не пыталась проворачивать то же самое, увлекаясь исключительно работой и делами, не придавая наличию Клыка большего внимания или значения, чем того требовала задача, иначе бы он и сам не смог сосредоточиться на своей задаче, постоянно отвлекаясь.
Однако этого времени хватило, что бы Ивейн заговорила, отмечая задержку Ллойда на месте, вызывая легкое раздражение, но не собственной пустой тратой времени и не расторопностью. Нет. Её слова, домыслы оглашали помещение раскатами грома, ввергая девушку в глубокие пучины догадок и размышлений, не чуждые любому мыслящему существу, но чуждые ситуации и задаче. Любопытство сочилось из волшебницы, подобно прорванной дамбе реки, пускай даже если она его скрывала - задаваемые вопросы были куда красноречивее внешней мимики и эмоций. Не лезь в это, Валкорион. Было хотел он перенести фразу из мыслей в реальность, но раньше того осознал, насколько грубой она может показаться, а вместе с тем и опасной, если воспринимать её как вердикт из уст «рук» Императрицы, подобно приговору судьи иль палача способный действовать на людей. Задержка была воспринята Ивейн как отсутствие комментариев или ответа, ввиду чего она продолжила озвучивать свои мысли, влезая в темную подоплёку происшествия, медленно приближаясь к точке невозврата, после достижения которой Ллойду придётся долго думать над тем, как поступить с через чур любопытной волшебницей. Всё же он не хотел распространения информации о двойной игре работавшего на армию алхимика, ибо это могло ударить по репутации, как некоторых связанных с контрактом лиц, так и всей армии в целом, а этого допускать категорически нельзя, пока имелась весомая оппозиция политике Саманты в лице некоторых дворян и обделённых властью личностей, готовых в любой момент воспользоваться удачным шансом.
Но как бы мистик не желал обратного, ключевой момент всё же настал в подведении итога и последовавшем вопросе полушутливой формы, часть которого несмотря на это сквозила серьёзностью, всё же Ллойд не считал собеседницу глупой и недалёкой, что не могла понять, как далеко зашла, и в данном случае предполагал именно это, однако ответить не успел, зачарованный реакцией девушки.
Следуя её порыву и взгляду он мог лишь обернуться, головой и частично торсом, позволяя пепельному взгляду зацепиться за летящую на пол колбу неизвестного назначения. Состав? Неизвестен, он даже не мог предположить, каким эффектом обернётся разрушение склянки, и от того инстинктивно пытался следовать путём максимальной безопасности. -T...- Но первая буква магического слова застряла в горле, стоило светочу понимания загореться в разуме, а взгляду вернуться к девушке. Если он попытается защититься сам, используя нематериальность для избегания физического следствия взрыва, если таковой будет, - подставит под удар волшебницу, что не обладала никакой внешней защитой, покуда он сам был облачён в латный доспех, что мог сберечь от последствий. Решение было принято мгновенно, пускай даже если он о нём пожалеет - подался вперёд, навстречу девушке, обхватывая её обеими руками и укрывая своей фигурой от того, что бы дальше не произошло.

15

Стекло разбилось с глухим звоном почти одновременно с тем, как руки мистика коснулись мягкой зеленоватой кожи - он успел не только обернуться и заметить случившееся, но и отреагировать, в то время как ведьма только дернулась вперед, рефлекторно и крайне бесполезно, ведь она бы в любом случае не успела поймать колбу. И дело было совершенно не в том, что видела будущая шаманка намного больше, чем Клык, пускай и всего лишь благодаря амулету: легкое, призрачное создание, похожее на что-то среднее между зайцем и кошкой, было причиной того, что состав покинул положенное место и полетел на пол. А ведь недалече чем пару часов назад она обвиняла хозяина лаборатории в идиотизме - и вот, пожалуйста! Произошедшее с духом девушка увидеть не смогла из-за мистика, непонятно зачем пошедшего на крайне странный и непонятный для Ив шаг - она даже вздрогнула от неожиданности, ведь физические контакты последние пару лет были чем-то крайне редким и непривычным, как непривычно зверю прикосновение человеческой руки. Потребовалась целая пара секунд, чтобы можно было отшатнуться назад, позволяя мужским рукам пройти сквозь воду, разрывая дистанцию, мазнув по его лицу донельзя изумленным взглядом. Нужно было время, чтобы хотя бы сделать предположение о мотивах, сподвигнувших Клыка на это действие - ведьма вряд ли смогла бы догадаться об защитнечиских побуждениях ввиду того, что почти не было людей, ради которых она пошла бы на подобный шаг самостоятельно, собственную жизнь и здоровье ценя превыше всего. Так или иначе, времени обдумывать случившееся не было - были дела поважнее. Взрыва не последовало, лишь блеклая зеленоватая дымка, легкими клубами поднявшаяся с пола и вмиг укутавшая обоих магов - и ни следа духа. Рефлекторно Ив задержала дыхание, но почти сразу резко втянула воздух, раздув ноздри, чтобы понять, что именно им досталось и какой будет эффект - и имеет ли смысл пытаться делать хоть что-то.

Ничего. Ведьма вцепилась себе волосы, провыв несколько коротких, но крайне емких и изысканных ругательств, которыми обычно выражаются портовые грузчики, когда коллега уронит им на ногу груз железных слитков, а потом замерла буквально на пару мгновений, собираясь с мыслями. Защитное зелье на агрессивную атаку не рассчитано, оно смогло лишь немного отдалить эффект, значит, нужно срочно готовить противоядие и молиться, чтобы хватило ингредиентов и посуды - разыскать достаточно сильного мага Жизни  за неполных минут сорок это задача слишком сомнительная, когда на кону твоя жизнь. Ведьма быстро расстегнула пуговицы, скидывая мундир на ближайший стол и закатывая правый рукав рубашки, говоря уже в процессе очень быстрого и методичного обыска шкафов. - Мы умрем где-то через час, если я не приготовлю противоядие, - коротко и просто пояснила девушка, составляя на столе отдельные банки со спасенными реагентами, почти не глядя на содержимое. Не донеся одну из колб до места назначения, Ив замерла, а потом резко развернулась к мистику, выудив из-за полурасстегнутого ворота рубахи связку амулетов. Несмотря на быстрые движения, в них не читалось паники - просто действие, ускоренное настолько, насколько это возможно, чтобы сохранить необходимый контроль. В руки Клыка полетела невзрачная звездочка на цепочке - ведьма явно была уверена, что он поймает, бросив максимально для него удобно и тут же возвращаясь к поиску необходимого. - Черный янтарь, позволяет видеть духов - следи, - еще несколько банок пришлось достать из шкафов - то, что используется настолько редко, что хранить его под рукой смысла нет, и именно это спасло ингредиенты, необходимые именно для этого зелья. Ив опустилась на колени и по плечи залезла в шкаф, звеня стеклом. - Мой просчет - ослабила внимание, но... - звеньк, - уверена, что смогу это исправить, - звенннньк. - Хотя, если вдруг у тебя есть под рукой первопорядковый маг Жизни, можно не хлопотать, - девушка, лохматая, вылезла их шкафа и стала выставлять на стол трубки и колбы, собирая перегонный аппарат, быстрыми и точными движениями соединяя сочленения. Глупый, очень-очень глупый просчет, за который придется расплачиваться даже в случае успешной нейтрализации яда - подобная угроза жизни Клыка Императрицы безнаказанной не останется, хотя, с какой-то стороны, Ив была здесь не при чем и за его здоровье не отвечала. Но будут ли чиновники разбираться? Маловероятно.

Отредактировано Ивейн (2017-12-21 08:12:55)

16

Звон разбитого стекла заставил мистика зажмуриться и затаить дыхание в ожидании взрыва или иного эффекта выпущенного на волю разрушительного состава, но за мгновение не произошло ничего. Ни какой-либо волны, ударной или магической, ни жгущего кожу кислотой тумана, ни шрапнели, ни тряски. Ничего. Стоило открыть глаза - как первым и последним замеченным внешним последствием стала обступившая их тела блеклая зеленоватая дымка. Реакцией невольной подопечной в первую очередь на произошедшее стал ответ на его неуклюжую защиту. Девушка с парой секунд задержки ловко выплыла из "объятий", частично обратившись в воду, не произнеся ни слова она лишь выразительно взглянула на его лицо, а уж следом предприняла попытку понять, что именно произошло, намеренно позволяя себе вдохнуть испарения известного происхождения. Стоило этому произойти, как сам Ллойд вспомнил о необходимости дышать, оценив действие Ивейн, и, чуть помедлив, позволил своему организму подобную роскошь, рассудив о неизбежности эффекта вредоносной алхимии, не завязанной на воздушный путь, иначе бы Валкорион тут же бы об этом предупредила.
Чёрт.
Возможно, во время наблюдения за действиями девушки в мыслях пронеслось бы и куда более грязное слово ей в унисон, свойственное простолюдинам или людям, попавшим в крайне затруднительное положение, но жесткое воспитание вкупе со сдержанностью давало о себе знать, как и внешнее спокойствие, никак не выдавшее маленького червячка тревоги, упорно прокладывающего путь с края сознания к самому центру, растущего с каждой прошедшей секундой, с каждым последующим действием девушки, пока она, наконец, не заговорила. Чётко давая понять своё видение ситуации, не поддаваясь панике, она не отвлекалась от подготовительного процесса, обозначив его необходимость, как и свою возможность обратить вредоносный эффект.
Не возможность. Гарант.
На словах Ивейн была достаточно уверенна в своих силах, от чего самообладание Клыка только крепло, ибо более он не видел смысла предаваться тревоге или переживаниям, целиком и полностью возлагая бремя надежд на её хрупкие плечи. Возможно, любой другой бы и не мог быть спокоен в подобной ситуации вероятной близости смерти, но Ллойду однажды уже приходилось испытать её на себе, хуже, видел и ощущал то, что намного страшнее обычной смерти, и именно это позволяло ему без усилий держать себя в руках, временами подтачивая свойственное людям чувство самосохранения.
Поймав брошенный амулет и незамедлительно надев его, мистик быстрым шагом занял наиболее удобную точку наблюдения - угол, обернувшись к нему спиной и выставив левую руку вперёд, правую положив на рукоять клинка. Сдвоенный магический жест, пара тихих слов, и сильверитовая перчатка покрылась чёрными разрядами заклятия, готового сорваться в любого нарушителя обстановки в поле зрения.
Впрочем, и мои силы на что-то сгодятся.
Не отрываясь от реальности Ллойд позволил себе сосредоточиться на сравнительно малый промежуток времени, вновь произвести два взмаха, и, перед тем, как Озарить погрузившуюся в приготовление противоядия волшебницу, произнести предупреждения, что бы не застать её своей магией врасплох.
-Сейчас я наложу на тебя заклятие. Оно должно немного помочь.-

17

Часть стекла оказалась разбита, и вообще было чудом, удалось найти достаточное количество составных частей, правда, аппарат получился короче, чем нужно, что приведет к перерасходу компонентов, и ни один уважающий себя алхимик не стал был даже начинать столь расточительный процесс, но у ведьмы просто не было выбора. Подсоединив охладительную трубку и приготовив приемную емкость, Ив проверила всю конструкцию перед тем, как начать процесс, но тут прозвучало предупреждение, и она прервалась, чтобы обернуться и кивнуть, внимательно ожидая, что он хочет сделать. Факт, что Клык счел необходимым предупредить о своих намерениях, импонировал, но вот когда легкая усталость и напряжение прошли, оставив кристально-чистый ум, девушка резко повернулась к нему спиной, возвращаясь к установке. Проклятье! Нужно же было не только нарваться на того, кто ее знает, так еще и выяснить, что владеет магией Разума - нехорошо, ох как нехорошо... Но, все-таки, об этой проблеме имело смысл начать тревожиться чуть позже - когда перспектива скорой смерти перестанет маячить перед носом, так что стоило воспользоваться предоставленными возможностями и приготовить зелье, чем колдунья и занялась, отмеряя ингредиенты, смешивая, что-то нагревая, что-то отставляя, чтобы прошла реакция, добавляя катализаторы и все новые и новые части формулы. Когда знаешь, что делать и на что обращать внимание, алхимия - это не сложно. Предельная аккуратность и точность являются залогом успеха, что ничего не взорвется и сработает, как надо, так что минут через пять колба со смесью уже была закреплена в штативе над горящей спиртовкой, система охлаждения заполнена водой, и ведьма устроилась так, чтобы видеть и аппарат, и мистика, облокотившись на стол и скрестив на груди руки. Клык молчал, не подавая вида, что винит ведьму в случившемся, и невозможно было понять, считает он так или нет. Было ли это важно? Да. Собиралась ли она оправдываться? Нет. - Я не видела, что случилось с духом от этого зелья, но по его виду и поведению думаю, что знаю, что здесь произошло: странствующий дух, которого что-то сюда привлекло. Быть может, алхимик экспериментировал с какими-то составами и случайно получил такой эффект - не знаю. Но этот проказник тут просто нашалил - не думаю, что это умысел, - девушка обвела взглядом лабораторию. - Зато теперь я знаю, что нужно всегда защищать лаборатории от проникновения таких существ - во избежание, - Ив глянула на установку, протянула руку и повернула пару краников, наблюдая, как фиолетовая жидкость начинает конденсироваться на стенках трубки. - Спасибо, - совершенно спокойно добавила она без какой-либо связи с предыдущими словами.

Отредактировано Ивейн (2018-01-13 09:56:44)

18

Сосредоточение. В текущей ситуации, когда под угрозой стояло не просто состояние тел или рассудка, а сама жизнь, Клык не мог себе позволить расслабиться ни на мгновение, допустить даже мельчайший просчёт или ошибку. Замерев подобно статуе, вырубленной из цельного камня, в единственном положении выставленной вперёд левой руки, занятой стойки на чуть согнутых ногах, с равномерно распределенным весом на обе опоры, он сосредоточился на собственных чувствах. Зрения. Всё комната оказалась под его пристальным взором, способным за мгновение ока метнуться при обнаружении любого постороннего движения. Слуха. Тихий стук сердцебиения, потрескивание разрядов черных искр на перчатке, лёгкий скрип половиц в такт передвижением мельтешащей волшебницы. Лишь ритм дыхания и издающее непрерывный звук заклятие было способно выдать его существование, напоминая Ивейн о его непрестанном присутствии без необходимости постоянно оглядываться. Покажись. Чем быстрее повторно явиться то существо, что бы оно из себя не представляло, тем сильнее изменится ситуация. Напряжение ослабнет, а у девушки появится вторая пара рук, способная сработать на подхвате при прямых указаниях. Ллойд понимал свою бесполезность в алхимическом искусстве, совершенно его не знал, не разбирался в реагентах и устройствах, процессах приготовления и преобразования, но мог попросту подать те или иные предметы при необходимости, ускоряя текущей процесс спасения их жизней. Но тварь не спешила явиться навстречу своей погибели, затаившись среди стен, мебели, или вовсе покинув сиё помещение, отправившись по своим, лишь духам ведомым делам. Оставалось лишь ждать. Готовиться. Струящееся по мышцам напряжение давало о себе знать, тело требовало толики движений, поддержание стойки утомляло, а разум умолял о присутствии занятия, не терпя опустошение. Край взгляда касался фигуры волшебницы, цеплял образы перемещающихся ингридиентов, работу непонятного оборудования, процессы нагревания, смешивания в самых причудливых порядках, но мистик держал мысли в узде, не позволяя зацикливаться на происходящем, и лишь когда волшебница заговорила вновь отпустил туго натянутый поводок.
-Хорошо если это просто досадное совпадение, несчастный случай приведший к трагичной ситуации. Жаль, конечно, что, подобно дуракам, нам пришлось учиться на собственном опыте. Как и ему.- Пояснять, кого именно имел ввиду Кроуфорд необходимости не было, лишь ещё один человек находился в пределах лаборатории. Погиб, не успев задуматься, оценить и вынести собственный урок. Порой неподготовленность приводила к самым печальным последствиям без возможности изменить что-то до того, как им суждено произойти. Заключительная фраза и вовсе застала врасплох непривыкшего слышать любую благодарность или похвалу, как и иные положительные фразы в свой адрес. На это он мог лишь сдержанно кивнуть, но вряд ли у собеседницы было время и возможность рассматривать его фигуру.

19

Уделяя значительную часть внимания установке, отслеживая и регулируя процесс кипения, контролируя происходящее внимательнее, чем когда-либо в жизни, у ведьмы действительно не было времени разглядывать Клыка внимательней, чем образ в уголке глаза. Магия позволяла не отвлекаться на скрытое, не погружаться в просчеты того, как выбраться из ситуации, не поставив себя под удар или подозрение, она усилила присущее спокойствие, и девушка могла полностью погрузиться в приготовление антидота, ничтожную долю внимания уделяя осознанию, как же неприятна необходимость доверять кому-то защиту. Ситуация сложилась именно так, изменить ее было в данный момент нельзя и оставалось лишь принять происходящее, намеренно приглушив настороженность, расползающуюся в глубине, как впрыснутые в воду чернила каракатицы. Капля за каплей эликсир срывался в приемную колбу, будто отмеряя года оставшейся жизни. Раз, два, десять, пятнадцать... Ив бросила считать - глупо, лучше ослабить кипение, и так слишком много вещества уходит в расход, никогда еще она не была столь расточительна, но выхода не было. Сейчас процесс требовал лишь части сознания, значит, оставшуюся можно было пустить на анализ возможного влияния зелья на духа. Разумеется, с полной уверенностью предсказать его нельзя, но можно сделать обоснованное предположение, лишь бы хватило исходных данных. Зелье было направлено на незаметные изменения в организме, скорей всего, накапливающиеся, чтобы затем переступить критическую точку, за которой воздействие начинает расти по экспоненте, и с этой точки его вряд ли можно обратить как-либо иначе, чем сильнейшей магией Жизни, способной полностью исцелить физическую оболочку. Подобный вариант исключал какое-либо воздействие на спектральную составляющую... или нет? Эффективность подобного зелья могла быть столь высокой именно из-за частичного влияния и на спектральную душу, а в таком случае, дух скорей всего испугался причиненного урона и сбежал - вероятность его смерти были слишком мала, чтобы рассматривать ее всерьез. Ведьма сменила приемную колбу и задумчиво прижала пальцы к губам. Нет, слишком мало информации для таких предположений, они не могут быть обоснованными. Нужно точное знание формулы, детальные исследования воздействия на различные составляющие, без этого лучше не рисковать версиями. Но кто ж ей разрешит подобное изучение? Даже отделение ксенозоологии Пика придерживается политики, запрещающей эксперименты над фауной. Увы, но, очевидно, эти вопросы останутся без ответа, если только однажды ведьма не сочтет допустимым предоставление собственного тела в качестве плацдарма для опытов.

Брошенный взгляд на часы дал понять, что расчет времени оказался более-менее верный, кажется, она успевала, хотя и было сложно достоверно предсказать эффект столь редкого состава. Вторая колбочка была почти полной, так что девушка нашла целый стакан, ополоснула его и с помощью магии наполнила водой, поставив неподалеку. Миг, когда придется принимать решения, все приближался, потому она снова облокотилась на стол, сменив фокус: остатки состава получали теперь остаток внимания, а вот напряженно наблюдающий за комнатой мистик был в его центре, подвергаясь крайне пристальному изучению, но теперь ведьму интересовали иные аспекты Клыка. Мрачность и отчужденность накладывали свою – достаточно сильную – печать на внешность мистика, но как раз это ведьму не смущало. Ее не заботили слащавые улыбочки и дешевые попытки понравиться или польстить, не заботила смазливость лица и тела – мелочи, недостойные внимания. Важны были только действия, а здесь мистик не далее, как полчаса назад весьма четко обозначил шаги, которые готов сделать ради незнакомого почти человека. К тому же, Клык был привлекателен. Не смазлив, не очарователен, нет. Правильные черты лица, без слащавости, приятный цвет глаз, необычного оттенка волосы - просто гармоничная картина, на которую приятно взглянуть не чуждому искусству взору. Не настолько выше ее, чтобы приходилось до боли в шее запрокидывать голову. Фигура пускай и скрыта доспехами, но видно, что тело закалено тренировками и сражениями, ничем не напоминая внешне громоздкую фигуру кое-кого другого. Так что, затушив огонь и перекрыв все краны после того, как последняя капля упала в емкость, ведьма сочла, что предложение может быть озвучено.

Она выпила свою мензурку, поморщилась – вкус был омерзительный, - и запила водой. Поставила вторую рядом, подождала, пока мистик повторит ее действия. - Действие не мгновенное, для нейтрализации эффекта потребуется минут пятнадцать, это совсем впритык. Но адреналин усиливает действие антидота, что крайне благотворно скажется на организме, - девушка прямо смотрела на мистика, скрестив руки на груди и спокойно выкладывая факты. – Есть два пути. Драться с тобой мне бы не хотелось, так что предлагаю поступить проще и приятнее, хотя, конечно, ты можешь отказаться, - ровный тон никак не намекал на второй путь, но ведьма и не ждала ответа, она помолчала буквально мгновение, не отводя взгляда, а потом сделала шаг вперед, скользнув рукой по шее Клыка на затылок, привлекая его к себе. Движение качнуло воздух - в лаборатории довольно сильно пахло горелым деревом, и в горьковатом запахе копоти почти потерялся чуждый этому месту аромат, едва ощутимый, скорее даже намек, чем полноценная нота, но теперь ее можно было разобрать – вербена. Легкий, даже непритязательный травянистый аромат, слишком бледный, чтобы получить признание пресытившихся масс. Поцелуй был горячий и откровенный – не жест робкой девушки, а прямое действие женщины, точно знающей, чего хочет, но движение не получило продолжения, предоставляя мистику простой выбор, не требующий слов.

20

Краткий обмен фразами, дарующий комфорт свободному сознанию, захлебнулся едва начавшись, покуда каждый из присутствующих полностью отдался своей задаче. Ивейн погрузилась в методичное приготовление зелья, и не похоже, что более обращала внимание на действительность. Ллойд же вновь сосредоточился на отслеживании окружающей обстановки, готовый в случае возвращения духа или иной непредвиденной ситуации послужить щитом и клинком, защищая волшебницу от любой внешней угрозы, ибо даже малейшее отвлечение могло пустить коту под хвост их последнюю надежду. Время утекало сквозь растопыренные пальцы подобно песку, щедро окропленному водой, столь же медленно и вязко, вызывая телесные и душевные муки. Внешнее напряжение боевой готовности с периодическими сменами стойки, секундами, позволяющими размять затекшие мышцы, граничило с внутренним опустошением, навязчиво требующем своего заполнения. Незанятый ни единым занятием разум не допускал посторонних мыслей, не позволял погрузиться в решение какой-либо задачи, или, как на службе, когда представлялась свободная минутка - заняться анализом собственных изысканий в магических науках. Нет. Он лишь внимательно следил, оценивал, готовый среагировать в любой миг, и от того ещё больше замедляя протекающие минуты, с каждой из которых внутри медленно возрастал сорняк тревоги, терновыми шипами вонзаясь в здравомыслие. Успеет ли девушка спасти их жизни? Хватит ли её знаний для правильного приготовления формулы, или она свершит рядовую ошибку, незаметно для самой себя загубив конечный результат? Может, стоило сразу вызвать Карминоу? Хотя вряд ли он бы успел. Однако ничто не мешало ему подготовиться заранее к худшему исходу. Свободную от плетения правую руку Ллойд запустил в недра сумки, доставая перевязанный пурпурной нитью свиток, развязывая скрепляющий узёл и разворачивая увитый магическими формулами пергамент. Мысль-вестник. Если ситуация зайдёт слишком далеко - он попросту отправит сообщение своему коллеге, способному выдернуть душу с пути на тот свет. Во второй в жизни раз произвести над бренным телом Мистика болезненный ритуал возрождения, через который он не стремился проходить вновь. От одного только воспоминания о былых муках заточенной в чёрном камне души бросало в лёгкую дрожь...

Сигналом к обретению большего спокойствия стало не появление озорного духа и не долгожданное окончание приготовления зелья. Иное изменение, привлекшее периферию зрения сосредоточенного мага, в поведении Ивейн, которая, казалось, лишь минуты назад управляла всем процессом алхимического искусства, а сейчас, отладив устройства, уделяла им лишь часть своего внимания, взглядом отдавая предпочтение фигуре Мистика. В такие моменты Клык жалел, что не развил мастерство в познании всех секретов разума в достаточной мере, не достиг возможности влезать в чужие головы, внимать всему тому, что, обычно, прячется за масками и действиями людей. Оставалось лишь гадать, не отвлекаясь от задачи, особенно под столь пристальным наблюдениям, пока, наконец, не завершилось приготовление спасительного антидота. Повинуясь действиям собеседницы Ллойд и сам сошёл со своего места, отправляя так и не использованный свиток обратно в сумку, не медленным, но и не торопливым шагом сближаясь волшебницей. Лёгким жестом взяв склянку, он быстро влил в себя её содержимое, чуть запрокинув голову, и поспешил сгладить омерзительный вкус нейтральностью воды.

Отставив в сторону опустошенное стекло, внимая последовавшим объяснениям Ивейн о действии противоядия, его тонких особенностях, он не совсем понимал, к чему именно она вела, сдерживаясь, не перебивая, пока не возникла краткая пауза, во время которой он мог позволить себе вставить лишь одну фразу. -Что ты...- Но оказался прерван. Отнюдь не бесцеремонным ответом, опередившим сам вопрос, лишь откровенностью желания облечённого в форму манящего жеста. Лёгким движением рука девушки скользнула по шее, ложась на затылок, притягивая облаченного в металл гвардейца ближе к себе пуще любого магнита. Мгновение, и их губы соприкоснулись в горячем поцелуе, непродолжительном, оставляя ему чуть больший простор для манёвра принятия конечного решения, над которым он не стал задумываться ни на миг. Небрежный взмах рассеял треск молний, позволяя руке лечь на её талию, прижимая девушку к себе, в то время как уста ответили напору чувств пламенем страсти продолжившегося поцелуя...

21

Шаг навстречу, молча высказанное согласие - составляющие договора, устраивающего обе стороны, того единственного, что признавала ведьма. Жаль, что все остальное не могло быть столь же простым и честным, неизбежно неся в себе недоговорки, лазейки и откровенный обман. Подобные же предложения были абсолютно, максимально прозрачны, и каждый сам решал, стоит ли соглашаться, зная, что обиды в случае отказа не будет. Колдунья знала, что подобная близость с Клыком Императрицы может обернуться для нее слишком пристальным вниманием, хотя и предполагала, что подобные предложения мистик получал, как минимум, регулярно, и сама ничем не выделится на фоне прочих. Знала, что будет вынуждена постоянно оставаться начеку, не позволяя себе забыться, не позволяя задраться рукаву рубашки и обнажить руку, не позволяя себе перестать следить из-под полуопущенных ресниц в ожидании заклинания. Это не значило жуткое напряжение в ожидании удара, лишь несколько подстегнутое сердцебиение, что в данный момент было весьма кстати, а настороженность... она стала привычна и уже не так напрягала разум, хотя и не стала еще по-настоящему органичной частью мышления. Знала, но, тем не менее, выказала предложение, решив, что риск оправдан, к тому же... к тому же, честно признаться, столь невыносимо редко можно было встретить таких мужчин! Даже будучи затворницей, закопанной в работу и намеренно отдаляющуюся от мира, ведьме все же не были чужды простые человеческие желания, пускай вспоминала она о них довольно редко. А столь необычных мужчин, подобных мистику, в мире было слишком мало, чтобы их можно было легко найти, так что, пожалуй, злосчастный дух, сам того не зная, оказал колдунье услугу...

Сердце, намеренно разгоняемое все сильнее, качало по телу разгоряченную кровь, отчего даже вечно холодные пальцы стали теплее, больше не обжигая льдом кожу мистика, а невзрачно-бледное лицо самой девушки приобрело хоть какие-то краски. Вместе с цветом спокойное почти до состояния скучной маски лицо ожило, превратив ведьму в обычного, дышащего человека, захваченного чувствами и ощущениями, сильными до спертого дыхания, самыми важными в данный момент и до удивления настоящими. Она знала, чего хочет, мягко подсказывая, прислушиваясь к ответам и отвечая с жаром, который сложно было предугадать в подобной личности, отодвинув на задний план все, что сейчас не имело значения, хотя и ни разу не позволив себе забыться. Ни на секунду. Не с тем, кому нет поводов доверять.

Когда буря улеглась, позволив разжать пальцы, напоследок пробежавшись по взлохмаченным пепельным волосам, ведьма высвободилась, осторожно ступая босыми ногами по усыпанному стеклом полу. Время давно вышло, то, что они были все еще живы, говорило об успехе - она не ошиблась, она справилась, она могла жить дальше... Достав две новые склянки с защитным составом - эффект антидота еще какое-то время будет блокировать возможный остаточный урон, но вновь рисковать не стоило, - протянула одну назад, не оборачиваясь, и выпила вторую. - Воздержись от приема любый зелий следующие двенадцать часов, это было достаточно токсичное, - ровный, как и раньше, голос ни единым оттенком не намекал на то, что только что случилось, вновь лишь озвучивая совет и констатируя факт, не более. Тряхнув головой, девушка пригладила волосы и перевязала их шнурком, поправляя рубашку. Работы было еще много, но вот ему, вероятно, делать здесь больше нечего...

Отредактировано Ивейн (2018-05-01 11:04:53)

22

Игра жестов, буря чувств, переплетения эмоций и страсти. Всего мгновения, минуты назад два человека, внешне больше смахивающие на механические куклы, столь же безликие и безэмоциональные, отрешённые от окружения и собственных чувств, ощущений, недостаточно живые, подобно обычным людям, способным быть честными со своими желаниями, сейчас раскрывались сильнее всего, лишь благодаря случайному импульсу поворота судьбы, совпадению. Маски, сдерживающие эмоции тугим и холодным металлом, поспадали с их лиц, заменяясь настоящими, живыми выражениями, подобно зеркалу отражающими их истинные чувства, наполненные страстью, но никак не любовью. Два человека наслаждались друг другом, привыкая к единому ритму, поющему в унисон такту их сердец, но ни один из них не был до конца откровенен с другим. Недостаточно доверчивые, отрешённые от людей и закрытые сами в себе, они не имели права до конца довериться другому и, будь посторонний помещении, он мог бы увидеть это невооруженным глазом. Небольшая скованность и настороженность наполняла их движения, действия, кои они друг от друга скрывали, достаточно занятые происходящим для того что бы заметить это в другом. И им это не мешало, слишком привыкшим к подобному образу жизни, они получали своё удовольствие, искаженное призмой подобного мышления...

Когда всё закончилось, а пробежавший по волосам жест отметил окончание их открытости, сердце кольнула игла сожаления, на миг, но в сознании промелькнула печаль, пока взгляд пепельных глаз следил за удаляющимся силуэтом волшебницы. Не часто Ллойд позволял себе быть честным с самим собой, пускай и в форме искушения, не часто имел такую возможность и желал того сам, но каждый подобный момент оставлял свой след на душе и в памяти этого человека. Порой он желал быть таким как можно чаще, всегда, подобно нормальным людям, но не мог себе этого позволить, боясь, опасаясь, наученный горьким опытом прошедшей жизни. Секундой спустя наваждение спало как ни в чём не бывало, и, вновь закованный в лёд отсутствующих чувств Мистик принялся натягивать сброшенную амуницию словно ничего не произошло. Стоило лишь с этим закончить - парой выверенных жестов обратить руку в полосы тьмы крепче многих металлов, что шустро подхватили протянутую склянку с очередной порцией защитного зелья и притянули её к нему, не смеющему больше приближаться к Валкорион. Пара глубоких глотков, и с мерзостной жидкостью было покончено, а минутами спустя и с необходимостью дальнейшего пребывания здесь. Необходимые документы, письменные свидетельства были собраны в одну стопку, разложенные по одной ему ведомой системе, и аккуратно сложены в сумку.
-Я здесь закончил.- Произнёс отрешённо, словно не обращаясь к кому-либо, лишь мысля вслух, и направился к выходу, шагом не спешным, но напряженным, словно с натугой сдерживаемым бегством, прочь от места, где он проявил слабость, явив свои эмоции, прочь от той, которой довелось это увидеть, прочь от себя. И лишь перед выходом, помедлив, он тихо добавил:
-Береги себя.-

23

Чтение людей - наука сложная и совершенно непонятная ведьме, способной отличить разве что самые яркие нескрываемые эмоции, заметить ярость, бурное веселье, явный интерес. Но чуть меньше открытости - и все, нежелание даже пытаться делало распознавание невозможным, хотя само наличие чувств все же можно было заметить и осознать. Потому понять хоть что-то о хранившем каменное спокойствие мистике можно было даже не пытаться, разве что внутренне похвалить идеальную маску, понятную для Ив не более, чем изделие из дерева - даже меньше, потому что дерево она понимала все-таки неплохо. Лучше, чем людей. Но эти минуты... она не могла предположить, что он способен быть... живым. Давать отклик, простой и понятный, выражать эмоции, делиться ими, помогать давать им жизнь и волю. Из-за неожиданности этого отклик мистика нашел даже больше ответа, чем девушка сама ожидала от себя, будто желание тоже быть человеком с бьющимся сердцем умножалось от присутствия кого-то другого, в чем-то столько похожего на нее... Где-то в глубине души теплилось желание, чтобы это не кончалось, чтобы сердце продолжало биться, пускай с оглядкой, пускай с настороженностью, но позволяло дышать, жить, чувствовать, ощущать себя важной частью чего-то настоящего. Но ничто не длится вечно, знание окружающей опасности не позволяло забыться в желании продлить происходящее еще хотя бы на мгновение, проявить чуть больше открытости, прижать чуть крепче. Нельзя.

Момент был хрупок, разлетевшись вдребезги от неосторожного движения, оставив в сердце наравне с угасающей жизнью и теплом какую-то легкую грусть. Незнакомое чувство. Странное и непривычное, родившееся... от чего? От неожиданного тепла мистика? От щекочущего чувства опасности из-за его принадлежности к Гвардии Имперских Клыков? Нет. Что-то другое, но копаться в себе - не то, чем Ив была готова заниматься, слишком сильно она боялась найти там ее и не суметь вырваться из хватки невидимых пальцев. Быть может, однажды она решится, но не сейчас, не здесь. Оборачиваться не хотелось, не хотелось погасить последнюю искру, вновь увидев маску, не хотелось упасть под лед, еще... еще мгновение. Слова, сказанные маской, пустили по льду сеть трещин, множащихся слишком быстро, чтобы можно было удержаться, убежать или найти опору, слишком быстро обратившие его в пыль, открыв под ногами привычную ледяную бездну, выбраться из которой самостоятельно не было ни желания, ни сил. Доля удара сердца, миг невесомости, неопределенности...

Слова, сказанные живым.

Миг замер, коснувшись лица последними каплями теплого летнего дождя, вынудив - почти - обернуться, в уголке глаза поймать фигуру, нечеткий образ, воспоминание, отголосок.

- Да.

Бултых.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: середина мая 17087 г. Валенсия. Ивейн, Ллойд