Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

Все права защищены, misterium-rpg.ru 2007-2017 ©

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

И пусть в игре все ещё царит лето, в реальности к нам незаметно подкралась зима, и новогодние праздники уже не за горами!
Обратите внимание, в Декабре по субботам в 15:00 по Московскому времени на Discord-сервере проходит игра "Экспедиция против Секты" (мистерийский аналог мафии), приглашаются все желающие! Произведена чистка неактуальных анкет. Если вы обнаружили анкету своего персонажа в архиве, пишите заявку на возвращение в тему.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Иридиум, Верхнее Кольцо. Июнь 17066 года. Эсме, Фориуэль


Иридиум, Верхнее Кольцо. Июнь 17066 года. Эсме, Фориуэль

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Тематическое изображение

http://tisamsebegid.ru/sites/default/files/fotopraha/bashnya-daliborka-51.jpg

Алхимики. В этом слове таилось не меньше жути, чем в фразах "тёмный маг", "безумный учёный" и "еретик-мракобес", потому как исследователи составов и их свойств могли состоять во всех трёх описанных группах одновременно. Их зелья, отравляющие и исцеляющие, могли убить или вернуть к жизни с равной долей вероятности, при том что неаккуратный в своих изысканиях мастер мог погибнуть рядом с пациентом. О нет, никогда не стоит доверять алхимикам... Из-за чего, наверно, их гильдия и является одной из самых замкнутых среди всех "открытых" глазу, храня серьёзные тайны в глубинах сверкающих склянок.


Денёк обещался быть погожим - по крайней мере, яркий свет солнца на небе вкупе с полным отсутствием облачности как-то намекали на благоприятные метеоусловия. По этой ли иной причине, на улицу вывалило куда больше народа, чем обычно, из-за чего на вратах собралась необычная толчея из высокородных, благородных и просто богатых граждан, что спешили покинуть город по своим аристократическим делам. В эту группу, не желая выражать себя как противника их настроений, нырнула одна высокая, тощая фигура, попутно отмахнувшись от стражника подписанной да опечатанной бумагой. Здоровяк лишь едва глянул на это письмо, лениво отмахиваясь - проходи давай, нечего задерживаться.

Далее, несуразный гость осторожно продвигался по улице, скрываясь в тени зданий. Хотя, стало быть, зачем он это делал? На голову накинут капюшон, отороченный мехом волка, на шее висела обычная маска исследователя из горного хрусталя и короткого клюва. Так, обычно, разгуливали целители во время моровых поветрий, но в мирное время встречались и алхимики такого чудесатого вида - фильтры удобнее было размещать на некотором удалении от лица, чтобы пары созданных зелий не ошпарили органов дыхания или лица. На улице, вроде, ничего такого не встретить, но незнакомец предпочитал нести маску на себе до самой гильдии. Сумасброд, одним словом.

В здании, едва кивнув слуге у входа, товарищ махнул бумагой встречающему его алхимику. Тот оказался значительно внимательнее стражника, и лишь через несколько мгновений позволил себе приветственный кивок и приглашающий жест. Гуляющий "птыц", фыркнув, аж раскланялся такому благодушию, показывая в себе личность ироничную и в чём-то игривую. Привратнику, естественно, было далеко до седьмого осадка до таких тонкостей, так что он просто не обратил внимания на ужимки товарища. Актёр, не увидев довольного зрителя, лишь вздохнул обречённо, и затем направился вослед встречающему господину.

Уже где-то там, в глубине помещений гильдии, прозвучало первое слово. Разобрать его было почти невозможно - маска не давала возможности говорить чисто и открыто. Тем не менее, тот, к кому пришёл незнакомец, вскоре научился разбирать его речь, так что причуды облика гостя никак не мешали разговору. В отличие от его научных изысканий, естественно...

- ...нет, господин хороший, это вы меня не понимаете, - голос незнакомца заглушался не только маской на лице - виной была его мертвящее спокойствие, словно бы он был под хорошей дозой успокоительного, - я не предлагаю проверить, я уже знаю исход эксперимента. Мне нужен следующий шаг, которого не достичь в домашней лаборатории. Суммы были выделены, разве вы в праве так отказать моим чаяниям? - Не хватало заломленных рук и трагического голоса, для нагнетания этой фразы. К счастью для алхимика, гость всё же знал меру в этих делах. Правда, лишь по большой нужде, которая и привела его в это здание.

2

Люди, в сущности, народ премерзкий. Наглый, амбициозный, прожигающий свою маленькую жизнь настолько бестолково, что за их копошением наблюдаешь с болезненной жалостью. Но даже среди этого убогого племени рождаются Люди с большой буквы: вот бабушка и дедушка Эсме, к примеру, были из таких.

Примерно в таком ключе размышляла де Синь, выбираясь из лаборантской. Сегодня ровно год, как она оказалась в гильдии. Не без помощи Шеллара, конечно. На неё уже не косятся, за спиной не слышно лишнего шёпота; в какой-то момент ей настолько всё это надоело, что она перестала обращать внимание; вторая стадия неизлечимого безразличия – распустить волосы, чтобы седые пряди вились среди каштана, и заправить локон за остроконечное ушко. Образ усталой, но безумно довольной эльфийки довершали белая блуза, корсет и удобные штаны. В прохладных лабораториях гильдии жара не донимала её, и Эсме чувствовала себя вполне счастливой.

Один из её экспериментов с ретисом чуть не взорвал её маленький закуток, который она выбила себе для своих таких же компактных исследований. Это «чуть» прозвучало бы большим облегчением для её наставника и вызвало бы жуткую ярость – опыт его несносная протеже затеяла самостоятельно. Алхимик наверняка не раз жалел, что послушался совета друга и взял внучку де Синя в ученицы: сложно совладать с взрывами и отравляющими веществами, к которым Эсме испытывала неуёмную тягу, как и ко всему небезопасному и запретному. 

– Мастер! У меня есть хорошая новость и плохая: ретис… – девушка влетела в кабинет, споткнулась на неоконченной фразе и тут же раздражённо поджала губы, понурив голову, словно это вина наставника, что он оказался здесь занят. – Дико извиняюсь. У вас гости.
– Взрывы подождут, не переживайте. Лаборатория ещё потлеет пару минут.

«Чудила в маске, простименяАмунис», – запрятав своё недовольство куда подальше, Эсме язвительно, но достаточно тихо фыркнула, чтобы не получить подзатыльник, и устроилась на первом попавшемся стуле в ожидании окончания беседы.

3

Мастер ещё не успел отчитать одну проблему, как в помещении тут оказалась вторая. Даже третья, учитывая что две пришло по цене одной. Алхимик честно постарался сохранить лицо перед гостем, лишь возведя очи в потолок да прошептав молитву высшим силам, прося терпение и снисхождение к порывам юности (силы, естественно, не просил, иначе придушил бы обоих на месте). Гость, как ни странно, тут же вскинул руку в направлении вновь присутствующей громоглушно заявляя, - вот, что нам обоим надо! - После чего, опуская указующую длань, поспешно добавил, - даже не придётся восстанавливать лабораторию дважды.

Наставник задумался. Оооочень серьёзно задумался. С одной стороны, допустить наличие целых двух сумасбродов в одном помещении было не просто опасно - смертельно опасно, со всеми вытекающими последствиями. Но по другую руку в помещение попадёт не случайный гость, но "именитый в узких кругах творец, воспитанник таких и таких лиц", что целиком и полностью подтверждала предъявленная бумага. Зельевар даже капнул - украдкой, естественно - на пергамент проясняющим составом, наблюдая не только физические, но и магические печати. Увы, факт оставался фактом, и гость действительно был в своём праве. "Ученица" же, в этом случае, выступит некоторым "гарантом" от лица гильдии, присутствие которого было обязательно по регламенту. Эх, в другой бы день, да в иную ситуацию... Но сейчас у мастера и без того плотный график, включая выездную работу, чтобы приглядывать за единократным экспериментом. Так что, задумчиво промычав, мужчина лишь указал на дверь, из которой ворвалась взбалмошная девица, на прощание добавив, - старший мастер Акмэ будет в соседней лаборатории.

Масочник, получив хотя бы негласное разрешение, не стал медлить и секунды, как гномий бронелоб устремившись вперёд, на Эсме. Немигающий взгляд его стеклянных окуляров, казалось бы, ни на мгновение не уходил с лица вновь прибывшей, до последнего шага незнакомца гипнотизируя её. Столкновения, правда, в любом случае бы не было - неизвестный товарищ предпочёл остановиться где-то в шаге от неё, умудряясь нарушить и соблюсти нормы приличия вкупе с границами личного пространства.

- Тлеет - это мало. В искусстве допускает лишь взрыв и пламя! - До зубовного скрежета пафосно проговорил незнакомец, после чего раздался глухой, довольный смех, - и мне в этом может понадобиться помощь. Предпочтёшь остаться наблюдателем или осмелишься язвительно вмешаться? - Брови незнакомца, если бы их можно было разглядеть за окулярами, вопросительно взлетели вверх, а на губах играла странная улыбка. Неизвестно, зачем бы ему потребовалась помощница в таком деле, где проводятся новые исследования и попахивает не только разрушениями, но некоторыми открытиями. Впрочем, это могло быть банальное "давление от противного", где собеседник ставит перед оппонентом выбор из двух одинаково вредных тропок.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-26 17:54:22)

4

Безумная неловкость. Театрализованность происходящего была такой очевидной, что Эсме никак не могла понять – а чего это наставник всё ещё держит этого взбалмошного обормота при себе? Рядом с собой? Он его вообще ни во что, судя по всему, не ставит, а мастеру хоть бы хны.
Эсме скрестила руки на груди, с интересом наблюдая за представлением. Постановки она всегда любила, особенно когда импровизация актёра заслуживала внимания. Тут был определённо этот случай! Даже частички язвительно-дурного настроения улетучились, а девушка с интересом подалась чуть вперёд, ловя каждую эмоцию наставника. «Эко перекосило, прекрасно, слов нет»

– Мастер! Это не входило в условия. И что, его нахождение в соседней лаборатории убережёт мою каморку от взрыва? – вспылила девушка, подрываясь с места, но жест из серии «сиди тихо, дитё неразумное», остановил её. Слушаться она умела, но не любила. Шеллар хорошо выдрессировал свою зверушку, как говаривали острые на языки алхимики.

– Тлеет – это мало.
Де Синь сдержалась и не отшатнулась, неприятно удивлённая наглостью масочника. Обычно это она выводила людей из себя, с ней же такого никто ещё не делал. Это… ново. И неприятно. «Если бы я могла снять эту маску», – слегка сощурившись, Эсме стукнула указательным пальцем по клюву. Всего пару раз, но этого хватило, чтобы губы невольно растянулись в ухмылке.

– Уважаемый, не недооценивайте меня. И мои навыки.
Девушка развернулась к наставнику, с убитым видом восседающему в своём кресле. Кресло было большим и удобным, особенно если сидеть на нём, закинув ноги на подлокотник – она проверяла. Но представив в такой позе своего мастера, она едва не зашлась истерическим смехом. Дёрнула себя за мочку острого уха и глубоко вздохнула:
– Мастер, я вам это ещё припомню. Гонорар. В двойном размере. «Всё равно много не заплатишь, жмот!»

– Мессир Клюв, пройдёмте со мной. Путь по этим лабиринтам до лаборатории не из близких.

5

Клюв ещё покачивался после удара, а новый порыв смеха уже раздался в помещении. Капюшон подёрнулся из стороны в сторону, демонстрируя скромное покачивание головой, после чего незнакомец поправил собственную маску и добавил осмысленное, - постараюсь, - зачем продолжил уже менее невинно, - правда, ничего не могу обещать. Мастер за спиной издал что-то среднее между облегчённым вздохом и подозрительным "ха-а", Сама идея текущего "тандема" в собственной лаборатории нравилась ему всё меньше и меньше, только вот... Был ли всё же выбор? В какой-то момент мужчина уж думал подёрнуться вослед ушедшим, и лишь оклик про оплату удержал его на месте. На лице появилось известное всем торговцам "оплата после второго пришествия Хаотичного, подпишите кровью тут и тут", так что про двойную ставку и правда рассчитывать не приходилось.

- Пройдёмте, мадам Колючка. Или стоит называть вас Pil'me? - Легко согласился "Клюв", никоим образом не протестуя предложенному собственному именованию, - в случае чего, можно ведь будет ориентироваться на дым? Или весь филиал этой гильдии решил добавить солнечного света в стенах здания, ощущая его явный "недостаток" за стенами гильдии? - Вопрос был насквозь праздный, заданный исключительно для продолжения выбранного тона беседы. Ни капли театральности, ни намёка на развитие этой идеи - банальные глупости о погоде и обо всём на свете, за которыми таилось великолепное ничего. "Клюв", скорее всего, подумывал прикрыть за этим что-то более интересное, да оставил это в стороне, от забывчивости либо собственного настроения. Даже первый подъём с его стороны прошёл в полной тишине, лишь глухое дыхание и запах трав, не ощутимый ранее, преследовал облик этого товарища.

- Достаточно лишь разрушить лабораторию, чтобы содрать с меня двойную цену, - подал голос господин в маске, обращаясь словно бы в никуда, - договор с гильдией алхимиков подразумевает возмездное оказание помощи с одной стороны, взамен на полную оплату твоих фантазий. Это ли не чудо? - Вопрос был конкретизирован направлением "клюва", остановкой взгляда и просто самим контекстом сказанного, - чудо, против которого вы бунтуете. Эх, молодёжжжж, - голос стал громче, ведь фильтр был снят с  маски, оставляя лишь тонкую тканевую мембрану, которая заглушала разве что дыхание, - будь я на сто лет моложе, за подобный доступ бы спалил любого - но не своё рабочее место, не стол для своих творений. Эх, эпохи, - сокрушённо пробормотал алхимик, трагически вскидывая руку ко лбу. Жёсткая пластина маски с глухим "поньг" ударила по кости головы, из-за чего театрал болезненно зашипел. Очевидно, он как-то не продумал этот жест до конца, увлечённый общим настроением "сцены".

6

– Как-как ты меня назвал, масочник несчастный? – едва слышно процедила Эсме, стопорясь на месте и прожигая спину незнакомца взглядом. Попутно девушка, явно не чувствуя от алхимика угрозы, повнимательнее рассмотрела устройство и крепление маски, и чему-то подозрительно благодушно улыбнулась. Но увы – мессир масочник оказался лишён возможности это лицезреть, потому что как раз рассуждал на околопогодные темы. Оно и к лучшему: видеть эльфийку с перекошенным злобой и радостью одновременно лицом – удовольствие не для слабонервных.
Де Синь продолжила вести алхимика по закоулкам, всё дальше углубляясь в здание гильдии. Когда они прошли мимо развилки из трёх коридоров, Эсме не удержалась:
– Боюсь, даже дым особым ориентиром вам не послужит. Вы просто заплутаете и задохнётесь, – тут было явное лукавство, если хотите, проверка: в курсе ли мессир о внутреннем устройстве лабораторий, имеет ли хоть какое-то представление о хитром механизме местной вентиляции? – Идти совсем немного, так что я бы на вашем месте не отставала.
«Пфф» Непроизвольно девушка ускорила тот самый шаг, который можно было бы считать лёгкой трусцой, но всё-таки нет. Заставить побегать солидного, как ей казалось, и самоуверенного, в чём она была уже уверена, алхимика – дело святое. Особенно когда за это ничего не будет: мастер сидит в своём прекрасном кресле в не менее прекрасной прострации, а Шеллар и Кира спокойно занимаются своими исследованиями в Кардосе (ещё бы, внучку-то, хвала Амунису, сплавили).
– Чудо? Обычная сделка, причём для гильдии явно не из выгодных. Против неё бы не молодёжи, а местному управлению бунтовать, – качнула головой Эсме, распахивая широкую дубовую дверь перед мессиром. На звук «поньг» она нарочито не отреагировала, и лишь боги знают, насколько это было трудно!
– Погодите минутку.
– Так спешите в лабораторию? Сначала снимите маску, это моё маленькое условие. В конце концов, вы заходите на мою территорию, – преградила путь девушка. «Любопытство – страшная штука», – Эсме приподнялась на цыпочки и, последовав примеру алхимика и так же нагло нарушив его личное пространство, что есть силы дёрнула за клюв. – «Не убьёт же он меня, в самом деле…»
За спиной уже вырисовывались очертания столов, десятки колбочек с разнообразным содержимым и так и не погашенная горелка, на которой всё ещё кипел ретис… Сладковатый запах разнёсся по коридору, возвещая о скором взрыве.

7

Фраза про дым была проигнорирована. Право слово, зачем создавать сложности на пустом месте, когда тебя уже куда-то да ведут? На память незнакомец не жаловался, умением блуждать в трёх соснах не страдал, так что отличить эту дорогу от той, которая его привела в этот дом химии, был более, чем способен. Разве что пожелание задохнуться вызвало хотя бы подобие смешка, который перерос в глухой кашель и попытку пробормотать, - хоронить-то тебе, - но представление закончилось раньше, чем зрительница успела бы что-то сообразить. Да и скорость нарастания драмы поменялась, не дело было выдавать себя за немощного старикашку.

Гость, чуть преобразившись, шёл быстрым шагом. Этого ему было вполне достаточно, чтобы нагнать в местных коридорах игривую лань, которая думала таким образом его загнать. В какой-то момент, чисто приличия ради, он запнулся о порожек да громко выдохнул, что, вполне возможно, маскировало его ответную реакцию по поводу подсчётов денег гильдии. Нелестная оценка Колючки словами, - и это говорит та, с которой одни траты, - растворилась в иных примечаниях, касательно стен, потолков, да и вообще всего на свете. Гость старательно маскировал свои примечания под что-то безобидное и праздное, дробя внимания и играясь с слухом полукровки. Это вполне походило на оценку её способностей, проверку чистоты крови и степень наследования эльфийских признаков.

Иные её выпадки оценивались соответственно их свершениям. Маска, плотно стянутая с головой кожаными ремнями, словно и не шелохнулась под напором внешней наглости - если бы дёргали за неё, конечно. Клюв же легко пошёл вперёд, от встряхивания лишь сильнее разоряясь знакомым ароматом трав-нейтрализаторов и прочих алхимических хитростей, что призваны спасти от отравлений и прочих ужасов искусства зельеварения. Незнакомец не стал его поправлять, благо крепеж его "клюва" позволял совершать и более грубые манипуляции с ним.

- Спешу ли я? Или ты проецируешь своё пугливое желание побыстрее вернуться в родное окружение, на меня? - сверкнул (бы) оскал зубов, который отвлёк от сдираемой с руки перчатки. В полумраке коридора не сразу удалось разглядеть обожжённую кислотой или щёлочью кожу, которая отливала смесью розового мяса и желтизны горелой кожи, - тоже самое увидишь на лице. А теперь вперёд, развивать фантазию и уточнять чувство собственности. Кабинет-то ещё не твой... и я там не отметился, так что долги за разрушение повиснут на тебе, Колючка, - оголённый указательный палец легонько щёлкнул девчушку по носу, после чего Клювастый гость приступил к неспешному возвращению перчатки на руку. Сшита она была более, чем тщательно, точь в точь по руке владельца, так что надеть её можно было одним лёгким движением. Но делал это незнакомец так медлееееенннооооо, словно бы желал остаться перед дверью навсегда. Или до тех пор, пока "хозяйке" не надоест - что уж быстрее свершится.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-27 18:44:27)

8

Всё же маску недооценила. Даже как-то досадно, что нужного эффекта добиться не удалось; стоило представить ошарашенное лицо алхимика, как на губах играла самодовольная ухмылка. А такие проявления себялюбия у девушки были насколько редкими, что было бы неплохо это мгновение запрятать в янтарь и носить на шее – в напоминание о том, что она, вообще-то, и такие эмоции умеет испытывать. Так, для разнообразия.
Вот бы клюв отклонился и с размаху влетел в лицу алхимику; вот бы увидеть за маской как недоумение сменяет боль, а затем приходит гнев. Эльфийка понимала, что она, хоть и очень формально, но всё же гарант – ну, такой, слабенький гарантик, что алхимик не будет варить что попало в стенах гильдии, а сделает необходимые пробы и уйдёт с минимальными потерями для бюджета.
«Хм. А вот это уже любопытно», – девушка схватила алхимика за рукав, пристально разглядывая повреждённую руку и мешая натянуть перчатку обратно. – Давненько вас так? Что же, я-то думала, вы мастер. «Неосмотрительно и глупо» И к целителю даже не обратились, гильдия даже могла оплатить расходы.
От щелчка Эсме увернулась, выпустив руку и задумчиво взглянув на масочника, делая пару шагов в лабораторию. Насколько он компетентен, можно ли ему доверять? Если он даже о себе не смог позаботиться…
«А можешь ли ты, Белиар тебя побери?!»
– Молчал бы, Клюв, – невнятно, быстро и скомкано: чтобы хватило времени рвануть внутрь и захлопнуть перед алхимиком дверь. В нос снова ударил пряный запах ретиса. По протоколу и согласно базовым правилам безопасности она, вроде как, поступила правильно. Закрыть дверь казалось правильным, совершенно правильным решением! Если она ничего не напутала в этой внезапной спешке.
Что делать дальше, Эсме не помнила. Совсем. Паника покралась незаметно и за мгновения секунды пронеслись мысли: не успеешь убрать ретис с огня – сгоришь и как минимум это крыло спалишь; уберёшь с огня – куда девать реактив, который в таком состоянии уже немного не того? Или проще сбежать? Низко и не успеет.
Не успев понять, что делать, эльфийка кидается к горелке, убирая огонь, и тут же несётся к двери.
– Ретис, был на огне минут десять, плюс-минус. Я н-не знаю, взорвётся ли он при таком нагреве. Н-не помню. Не хочешь получить больше ожогов – помоги избавиться от него, – панически протараторила, указывая на ближайший стол с едва дымящейся склянкой.

9

"Мастер" продемонстрировал не только стоическое терпение в разглядывании самого себя, но и отличился некоторой ловкостью - давая поднять руку повыше, ко свету, он всё же настиг носик Колючки предательским щелчком, после чего удалось вернуть конечность в собственное распоряжение. Скорости или точности в надевании перчатки это не добавило, как не послужило и развитием данной нити разговора. Определённо, алхимик ни капли не гордился полученными ожогами, если уж так тщательно скрывал от их посторонних глаз. Кроме того, окраска поражённой ожогами кожи намекало на такую глубокую древность этих повреждений, что ни одна гильдия целителей не возмётся за такую реанимацию. "Проще отрезать и новую сколотить" - шутили гномы в таких случаях.

Как было проще заявить свою поспешность, чем реализовать задуманное - в дверном проёме шустро появился носок полубота, который ценой своей жизни удержал необходимую щель, через которую гость протиснулся в помещение подобно тени. Без фильтра, он скоро почувствовал причину того эфемерного беспокойства, которое охватило его окуляры. Кипишь и паника, которую развела Эсме, словно и не коснулась гостя, пока тот прошествовал ко столу с всё ещё кипящей настойкой. Аккуратно, как парфюмер, "Клюв" смахнул на себя часть дымка, как будто остального ему не хватало. Недовольный кашель был реакцией на подобное излишество, после чего господин нырнул к себе в поясную сумку. "Расставленные" и подписанные склянки были изящно перебраны около двух раз, пока не вынырнула одна, с голубым порошком внутри.

- Ретис, ха? Оооочень ксати. Из чего выделяли? А, что тебя пока спрашивать, - пробормотал алхимик, смело засыпая порошок внутрь сосуда, - а теперь молись, Колючка, чтобы мои компоненты оказались чище, - клюв с любопытством склонился над бурлящей реакцией, где один состав, похоже, постепенно сплетался в безумном танце с другим. Нагрев, постоянное воздействие окружающего воздуха, реакция вторичных компонентов смеси - всё это смешалось в таком невероятном компоте, что даже наблюдение, само по себе, было действием довольно-таки рискованным. Впрочем, товарищ не спешил нырнуть под стол да укрыться от взрыва, пусть детонация ретиса обычно сопровождалась самыми жуткими последствиями. Но только не сегодня.

- А жаль, - некстати сказал гость, отмечая затихание реакции, - на такой огонёк заглянул бы сам Имперский чашек подноситель, не меньше. И выпить бы за успех не помешало. Хуух, - за шумным вздохом последовал не менее бурный хлопок в ладоши, - так, начало положено, ретиса тут значительно поубыло. Теперь можно заняться и другими делами, - Клюв, на мгновение, прижал маску ко лбу, после чего стал постепенно доставать принесённые с собой бутылки. Таковых оказалось порядка десятка, и все, поголовно, подписаны на гномьем или тёмноэльфийском, лишь опустевший "измельчённый жемчуг" и ещё полный "известковый кальций" были отмечены обычными человеческими словами.

Отредактировано Фориуэль (2017-11-28 20:42:27)

10

Что говорить – ноги у девушки подогнулись, поэтому очень кстати подвернувшаяся табуретка оказалась настоящим спасением. Всё остальное наблюдалось уже снизу-вверх с тем отупляющим недоумением, которое появляется после каждого выводящего из себя события. Посидев так с пару минуток и сдержавшись, чтобы не забраться на табуретку уже с ногами – что-то руки задрожали, а занять их как-то было нечем, не устраивать же детонацию на бис? – Эсме глубоко вздохнула и дёрнула масочника за одежды.
– Мастеру не говори – . . . – те, – приличия соблюдены, а полный недовольства взгляд был алхимику наградой. А чего ещё ожидать от взбалмошной девицы? Чего угодно, но чёрная неблагодарность вполне вписывается в этот загадочный «чего угодно» перечень. – И вообще. Могли и поменьше насыпать! «Платить из моего кармана, гори оно всё синим пламенем»
Собственно, этим всё веселье с ретисом закончилось: также нескладно и резко, как оно началось. Поднявшись с табурета, девушка скользнула пальцами к появляющимся на столах бутылькам Клюва.
– Любопытненько. Ты уверен («Всё, пусть будет на «ты», сколько можно разводить вежливость, его это вообще не волнует, судя по всему»), что все из этих веществ точно разрешены в империи? – наобум взяла с долей осторожности что-то с надписью, смутно напоминающей шедимскую вязь, но тут Эс поправилась – скорее эльфийскую.
Периодически задавая вопросы по типу «А что это? А вот это вот?», девушка деловито переставила свои бутыльки подальше, промыла сосуды, которые мессиру могли пригодиться (а заодно избавилась от других своих неудачных, но безопасных опытов), и привела в порядок стол. Всё же возможностью поучиться чему-нибудь новому девушка в последнее время не пренебрегала.
– Над чем ты сейчас работаешь? Как я поняла, лаборатория на дому, поправь, если мимо. Но, Клюв, здесь особо ничего не воспроизводимого в домашних условиях нет. Разве что тебе не хочется рисковать собственными стенами и чем-нибудь взрывоопасным поблизости, – Эс усмехнулась. – В чём суть эксперимента? Учи, я тоже хочу.

Отредактировано Эсме (2017-11-29 15:26:00)

11

Подёрнутый плащ вызвал удивлённый взгляд - на сколько это можно было оценить эмоции по отсутствующему лицу. После этого, алхимик издал понятливое "хе-хе", что отвечало и на уважительное обращение к нему, и упоминание отсутствующего мастера. Новый всплеск и попытка уколоть в этом случае словно бы осталась в стороне, сдвинутая прочь делами, но тихая речь говорила об обратном.

- Можно было и скромнее~, - мурлыкнул гость, - однако, тепловая реакция могла и не угаснуть, и в этом случае нам пришлось бы выбирать местечко поудобнее у Врат Небесных чертог. Ты как знаешь, а я вот что-то не спешу, - что, правда, несколько противоречило имеющимся приготовлениям. О нет, тут не было ничего такого, что взорвалось бы на столе или попыталось бы отравить. Вот в смеси - да, более чем. Без местной вентиляционной системы и сложных возгонных кубов пользоваться такими компонентами противопоказано в принципе, так что очистка необходимых сосудов отозвалось словами благодарности от исследователя.

Большая часть компонентов для девушки были знакомы. Тут и чистый кристалл арайи замещался, доставленный прямиком из Нура, и некоторые побочные продукты отработки гномов на тип "подгорных слёз" или "глаза дракона". А вот иные порошки и минералы, к сожалению, опознать или характеризовать не удалось, потому как Клюв в своих описаниях пользовался терминологией из другого языка, что на общий или не переводилось вообще, или означало сущую белиберду. С другой стороны, алхимику хватало опыта и умения для объяснения сути этого компонента, его проявления на нагрев и охлаждение, при смешении с другими компонентами. Знания гостя разительно отличались от тех, которые давали в гильдии, что особенно ярко проявлялось в плане "немагических" реакций. Проще говоря: там, где Эсме бы добилась определённого эффекта за счёт раскрытия смеси компонентов из базовых трансмутационных элементов, Клюв проходил достаточно долгий путь из простых преобразований. Это было гораздо дольше, но окупалось за счёт снижения себестоимости итогового продукта.

- И в итоге, мне надо провести минимум две-три реакции суммарной длительностью в час, после чего оставить эту взвесь под вытяжкой до её полного остывания. А что дальше... Я знаю, что должен получиться "гром"-порошок, один из основных компонентов гномьих бомб. Однако, мне не нравится его сила. Понимаешь, когда ты что-то поджигаешь и ощущаешь языки пламени на лице - это самая слабая реакция, которую только можно наблюдать. Однако, если взрыв коснулся тебя изнутри... Фигурально, конечно, - спешно поправился исследователь, прерываясь на смешок, - вот, что действительно ценно. Кроме того, побочные продукты именно этого взрыва сделают так, что моя маска мне очень даже пригодится, - алхимик постучал по окуляру, в котором словно бы отражалось то пламя, которое хотел увидеть исследовать. После этого, снятый ранее фильтр был с глухим щелчком установлен на прежнее место, знаменуя начало робот.

12

Эс чувствовала, что этот господин – птица высокого полёта. Не по статусу так по уровню знаний – правда, чудо с клювом порой выбирало такие обороты, что становилось не по себе: появляющиеся перед глазами картины причудливого «взрыва изнутри» натурально так пробирали до дрожи. «Но и толк от него тоже есть», – признала эльфийка, пожирая чужие склянки глазами. На пару компонентов у неё появились свои виды, поэтому в конце эксперимента Эсме надеялась умыкнуть остатки – «Пусть хоть что-то покроет мои колоссальные нравственные страдания от общения с этим типом~».
– Как я поняла, мы пришли к тому, с чего начали – к взрывам. К этому делу у большинства алхимиков слабость, иначе это объяснить нельзя, – драматично выдала Эс и демонстративно полезла под стол. Через мгновение она вернулась оттуда в целости и относительной адекватности – теперь в комнате стало на одного носителя клюва больше.
– Жить, понимаешь ли, хочется в более-менее целом состоянии, – как-то смазано оправдавшись, эльфийка потянулась, протягивая руки вперёд с характерным хрустом костяшек. – Ну-с, приступим.
О «гром»-порошке Эсме слышала, но сама ни разу не готовила. В чертогах её разума, кажется, хранилась рецептура и необходимые пропорции для классического варианта, но алхимик, кажется, не очень приветствовать традиционные методы работы. Впрочем, она его понимала. Так понимала, что регулярно получала подзатыльники за сорванные опыты и едва не свершившиеся взрывы.
Слабо представляя себе, что от неё требуется (а сидя в уголке и наблюдая ничему без непосредственного участия не научишься), Эс покачала клювом и склонилась над столом, проверяя оборудование и ожидая инструкций.

13

Гость не спешил, однозначно отдавая себе отчёт в происходящем. Постепенно остывающий раствор ретиса с более стабильной киноварью ни на мгновение не мог остаться в одиночестве, постоянно пребывая под взором гостя. Кроме этого, компоненты первой необходимости постепенно окружали горелку плотным строем, как гвардейцы короля берегут своего владыку. Последним действием "полководца" была подготовка одного привычного сосуда, что именовался "возгонным кубом". Похоже что впереди ожидается весёлый процесс отделения жидкой фракции от воздушной, с последующим использованием одной из двух. Проще всего предположить ректификацию, так что в эксперимент уйдёт только возогнанная фаза, но так, бывает, получают и сухой остаток - для гром-порошка это было как-то логичнее. Сам гость, впрочем, говорил на отвлечённые темы, не спеша подключать кого-либо в свои таинственные планы.

- Это врождённое для всех алхимиков. Расслабься и прими это в своём сердце. Если оно уцелеет после "взрыва изнутри", - "клюв" прокаркал эти слова максимально наставительным тоном. Для полноты картины ему не хватало разве что некой трости, которой он бы пристукнул в конце для вящей внушительности. Увы, даже Колючка, как оказалась, нырнула не для пополнения образа гостя, а для защиты своего собственного. Что, в общем-то, абсолютно правильно и логично, алхимик даже одобрительно хмыкнул в ответ на это действие.

-  Разумно для нормального человека. Глупость для алхимика. Результат дороже пальца, ведь узнав что-то новое, конечность-то ты вернёшь, - старая избитая шутка, которую бородатые профессора повторяли раз за разом с каждым поколением алхимиков. Даже забавно, что "опалённый" химическим пламенем "клюв" позволяет себе такой юмор, учитывая повреждения на нём. И Бог с ним, в общем-то, каждый сходит с ума по-своему. Эсме, например, выпала честь тронуться умом в процессе обработки одного из материалов с помощью другого - гашение минерального состава соляно-кислотным раствором.

Звучит это всё не так уж и страшно, только вот процесс достаточно кропотливый до ужаса вымеренный. Больше растворителя - реакция уйдёт в бесконтрольную, меньше - срегируют не все компоненты взвеси, дольше продержать на горелке - начнётся поглощение атмосферного воздуха, недостаточно - скорость распада упадёт, вследствие чего к пику поглощающей способности выйдет минимум готовых к реакции частиц. Последнее, кстати, один из самых безопасных провалов, благо с помощью катализаторов можно выровнять баланс, вопрос расхода компонентов.

Сам клюв, тем временем, перебрался под вытяжку для работы с чистой сухой фракцией, с постепенным её подогревом. Судя по виду, была обычная сушка компонентов, только вот избежать трансмутаций при этом совершенно не получится. Да, "немагические" операции позволяли игнорировать некоторые подобные эффекты, но в полной мере от них не избавиться, и их влияние стоит учесть. Возможно, даже самой Эсме, что начнёт гасить? Пока только минералы, правда, но кто скажет за дальнейшие события.

14

– Не учи учёного, Клювик, – хмыкнула в маску девушка, скрестив руки на груди и отойдя на пару шагов от стола. Можно было бы сказать, что она оценивает получившийся результат: алхимик с угрожающим клювом возится с баночками-скляночками, от раствора ретиса что-то слегка подымливает, вытяжка делает своё дело, а на столе творческий порядок. Картина маслом! Эстет возрадовался и умер. Время работать.
«Надо учиться, учиться надо. Хочешь жить – умей делать полезные штуки, чтобы продавать их глупым человекам. Мм~ А какой расы наш гость?», – Эсме горестно вздохнула и вернулась на рабочее место. Гасить. Жалко, что не наставника и не чем-нибудь взрывчато-прекрасным, но и с соляно-кислотным раствором девушка завсегда рада поиграться.
Эльфийка строилась на своём уголке стола и с головой ушла в работу. В такие моменты её лучше не дёргать лишний раз, особенно в таком непростом в своей кропотливости процессе. Чаще всего именно из-за недостатка внимания её растворы и компоненты растекались по всей лаборатории, пенились, дымились, когда не надо, и даже парочку раз предсмертно хрипели и взрывались. «Пропащая я душа».

БДЫЩ. ДЫЩ. ДЫЩ.
Рука дрогнула.
Залила.
– Твою ж белиарову матушку, ты больной хлорид ртути один, – зашипела, зашептала и запричитала девушка одновременно, лихорадочно-дёргано спасая раствор. Спустя пару мгновений реакция была в безопасности, равно как и они сами, а что там в итоге получилось и степень этого «получилось» пусть определяет клювастый мессир.
Эс кинулась к двери, обеими руками отпирая и чуть приоткрывая створки, уже сцеживая достаточно количество яда, чтобы заплевать гостя.

http://s9.uploads.ru/qLr24.jpg
– Одноклеточное, ты хоть понимаешь, что идёт эксперимент… – «Глупые студентики».
– Профессор, а... – осеклась девушка, однако, и не думая пропускать недовольного мужчину, возникшего в дверях. Довольно щуплый, удивительно, что это он дубасил по двери всё это время.
– Извините. Пожалуйста, покиньте помещение – мы не можем отвлекаться во время работы…
– Чтобы у такой, как ты, была работа? – за стёклами очков блеснул саркастический взгляд. Эсме потупилась, мысленно раздувая пламя огромного костра и привязывала профессора посреди озверевших алых языков. «Принесло же»
– По поручению Мастера она у меня всё же есть.
– Удивительно, что ты в состоянии проводить самостоятельные изыскания после того, как в состоянии алкогольного опьянения заявилась создавать эликсир вечной молодости, – профессор сделал шаг вперёд. Эс не сдвинулась, постепенно прикрывая створки.
– Смею вас заверить, сегодня я трезва, – эльфийка примирительно и безнадёжно криво улыбнулась.
– Никто не может произвести больше шума и разрушений, чем абсолютно трезвый человек, поставивший себе цель перевернуть мир. Отошла и впустила, эльфийский детёныш, – рявкнул профессор и с усилием толкнул де Синь внутрь. Девушка удержала равновесие и побитым, но чертовски злым щенком разглядывала спину профессора, по-хозяйски расхаживающего по лаборатории и презрительно остановившегося напротив стола Клюва.
– А этот кто таков? Уже дружков в сердце гильдии приводишь! Мерзавка, тебя исключат, – прошипел пренеприятный мессир и, резко вернувшись, рывком стянул с Эс маску.

15

Остроухий, как весенний цветок лотоса, был чист и безмятежен... До определённого момента. После него он стал опылённым-опалённым и дёрганным, но это уже совсем другой разговор.

Алхимик, как и следовало ожидать, что-то с чем-то разделял. Процесс отличался некоторой поспешность - либо нестабильные элементы, либо реакция на тип окраски сосудов, только с взрывными последствиями. В этом случае потенциальная потеря какого-то одного компонента вследствие его разлива была совершенно второстепенна, разве что недовольное ворчание вторило словам ругачей колючки. Совершенно иным делом оказался новый гость, который отличался не только фактами о бурной молодости "помощника", но недюжинной, в плане риска самим собой, силой характера. "Клюв" даже оторвался от своего процесса, чтобы изучить этот местный феномен всеобъемлющей храбрости.

- В эльфийском филиале в дверь заходят только после того, как снарядятся сами, - протянул гость, вежливо изучая вошедшего через свои окуляры, - и в случае нерадивого ученика, там предпочитают не тратить силы и нервы, позволяя тому покинуть здание для поиска новых свершений. Жаль, что у менее долгоживущих рас такая практика отсутствует, - на свободный от горелки стол легла уже знакомая бумага, на которой был описан текущий договор, с достаточно жуткой печаткой одного из послов в ранге чрезвычайного от Левиана, - наконец, - с каждым новым словом "Клюв" приближался всё ближе к профессору, физическим давлением блокируя возможные попытки вставить слово поперёк имеющейся речи, - у меня уже что-то горит. Прошу меня простить за поспешность, - резкий поворот на каблуках полубот, и вот уже лишь спина алхимика смотрела в сторону иных присутствующих тут людей. Всего пара манипуляций, и вытяжка уже не смогла поглотить весь объём серебристого пара, так что часть его проследовала в зону пониженного давления за открытой дверью, попутно облизывая незваного гостя. Чтобы нагнать драматизма, "колдующий" зельевар будничным тоном произнёс:

- К побочным эффектам попадания паров "серебрянки" стоит отнести судороги дыхательных путей и помутнение глаз, но ведь это не так страшно, правда? - Клюв посмотрел назад, чуть прогнувшись в спине, - если ты в мас... Оу. Без защитных средств, я думаю, это будет весьма болезненно. Не говоря уже про накопительный эффект от прошлых экспериментов, - поясница вновь стала как спица, а вот дыма только прибавилось, - в любом случае, я, как заказчик, компенсирую только повреждение аппаратуры вследствие моих действий. За отравления и последующие реакции будет отвечать наблюдатель...наблюдательница, - поправился алхимик, чуть подстраивая токи воздуха, чтобы уж совсем не смущать народ нападением дымка, - транспортировка там, очищение тела, достойный обряд... Исходя из ваших слов, это будет мило и забавно, последняя забота взбалмошной нерадивицы. Хе-хе... Мне бы такого воспитанника, - "клюв" врал как сивый мерин, в этом Эсме могла быть уверена чуть менее, чем полностью. Серебрянки в его компонентах не было, иного он в руки не брал. Металлический привкус в воздухе, скорее всего, был последствием её разлива, чем от существующего пара. Этот летун, скорее всего, был минерало-воздушной взвесью, что неприятно, но почти что безвредно. Стоит ли профессору знать об этом, ведь на глаз отличить вредный туман от миролюбивого не сможет даже трижды опытный зельевар...

16

«Что?!»
«Эльфийский филиал…»
«Я привела эльфа в свою лабораторию. Эльфа»

Эсме молча натянула клюв обратно, пока алхимик… нет, эльф, развлекал профессора. Развлекал весьма успешно: мессир Мерзавец заметно так посерел и забыл о существовании нерадивой ученицы.
– Кхм, судя по всему, бумаги в порядке, – дёрнулся мужчина, нервно ослабляя воротник и незаметно так отступая к двери. Казалось, он полностью сосредоточился на том, что сосредоточилось в руках алхимика. И тому, что витало в воздухе. «Как бы витало. Лжец, и хороший лжец». 
Вот правда. Меняется всё – эпохи, обычаи, климат, очертания материков и даже облик звёздного неба, переписываются календари и законы, и только обращения начальства с подчиненными остаётся неизменным – вечно одно и тоже. И профессор это как бы доказывал… Пока время не повернулось вспять, световой день не увеличился до пугающих тридцати двух часов, а моря добровольно сломали систему приливов. Произошло невозможное – начальник и подчинённый поменялись местами. И всё, что оставалось сказать слегка паникующим глазкам за стёклами тонких очков – это «Такого воспитанника?! О Аданос, ДА ЗАБЕРИТЕ ЕЁ, В ТАКОМ СЛУЧАЕ!» и свалить в закат, драматично хлопнув дубовыми створками.
Эсме поднялась с пола, отряхнулась и молча вернулась на своё место. «Эльф», – Эс вернулась к работе, не говоря не слова, но периодически оборачивая клюв в сторону алхимика и слегка им покачивая. Не верилось. Хотя его специфические знания… Не, верилось. Но приятного мало.
– Спасибо, – вымученно пробормотала девушка, поставив перед Клювом остывший раствор, а точнее то, что из него получилось. По её оценке – очень даже ничего, но что там скажет этот эльф было неясно. Даст указания – она возьмётся за следующее поручение. Разумеется, надеясь, что ему там недолго осталось. Вроде речь шла не о затяжном эксперименте, а серии кратких и резвых.
– Ты не знаешь эльфа (от слова так и веяло холодом) по имени Тиэл? Раздолбай похлеще вифрэев. Он мне… должен, а вы, ушастые, за столько сот лет друг с другом трижды перезнакомились, – скривилась Эс, но за маской этого было не видно, и только слегка дрогнувшая со склянкой рука показывала напряжение девушки.

17

Невмешательство Эсме позволило довести акт комедии до конца, и вот уже посрамлённый вторженец, как шуточный антигерой баллады, был готов покинуть скромную рабочую обитель, попутно предлагая незнакомцу забрать воспитанницу с собой. Так как предложения такого толка поступают не каждый день, остроухий даже отвернулся от стола, что спросить:

- А за сколько... - хлопок - как удар палача, - отдадите. Что, совсем бесплатно? - Разочарованно протянул клюв, настраивая вытяжку на её нормальную работу. Незваный пар, что хуже ожидаемого эльфа, стал спешно уходить через сопло расширенного канала, чему активно способствовала закрытая дверь. Всего пара мгновений, и жуткий туман, которым любители кошмарят профессоров, уже растворился в множестве фильтров внутри дымоходов и воздуховодов гильдии, оседая там множеством почти безвредных частиц. Какое счастье, что никто не проверил хотя бы минимальные изменения самочувствия, предпочитая оставить бардак на голову воспитанницы.

Последняя, как мог заметить Клюв, чуть изменилась. Не считая извинений и предоставления продуктов уже окончившейся реакции, в ней появилось какое-то внутреннее напряжение, смешанное с недоверием. Что тому было причиной - высокая бумага или нечто иное - алхимик не знал, и не собирался задаваться этим вопросом, ибо дело не ждёт. Смесь солей и изначальных элементов щедро были засыпаны в основное отделение перегонного куба, и вот уже дым, от серо-серебристого, стал почти что бурым, с вкраплениями чёрного - испарялись редкие вкрапления металла, и улетучивались с перегорающим углеродом. Это, чувствуется...

- Надолго, - обозначил сам эльф, принимаясь за другой компонент, - кристаллизуем и насытим уголь, приготовься, - тоже одна из самых базовых операций, где достаточно вовремя подсыпать необходимые компоненты в ступку, которой будет работать Клюв-эльф. Что хорошо, порядок поставления элементов неважен, достаточно лишь отметить их все. Собственно, весь набор был выставлен мастером где-то за пару мгновений, путём нехитрых подвижек среди имеющихся склянок.

- Что до Тиэла... Какое у него полное имя? Раздолбаев среди эльфов и им подобных хватает, одна ты чего стоишь,  - негромкий смешок, - однако прям Тиэл, и чтобы как вифрэй? Хмм... Помню, я где-то двадцать-тридцать лет назад готовил для Тиэл'эл'фоми зелье "безбрачия", что делает мужчин почти стерильными. Глупость, на самом деле, ведь мы очень не плодовиты, - невнятное подёргивание плечами, в тон ударов ступки, - но у любого эффекта есть обратная сторона, и вослед пассивности наступает всплеск активности. Кто знает, что может случиться в этот момент... Хорошо, что мне, как алхимику, чуть литературу и просто бродяге, не грозит с таким сталкиваться, - "маска" фыркнул. Это, по-видимому, должно было означать расслабление, удовольствие от заблаговременного избегания такой вот проблемы.

У Фора, как шпиона, архив личностей был широк. Возможно, даже слишком. Но Тиэл? Что же он натворил, красавец? - Задумался наш герой, скрывая мысли за механической работой.

18

– Прекрасно. – Девушка кивнула и принялась за свою привычную и хорошо известную работу: стоять столбом, периодически ассистируя более опытному алхимику. Пока что её это устраивало: это удобно! Никакой ответственности, вообще ничего, кроме простых и известных всем действий. Плата за такую прелесть относительно небольшая – ты нигде не засветишься и самостоятельные эксперименты проводишь в тайне на основе чужих компонентов. Пф. Какие мелочи~
– Я не знаю его полного имени, – отрезала Эсме; банальные операции не могли занять её целиком, и она всё чаще возвращалась к картинам детства: бабушка, дедушка… мать. Детская фобия перед верёвками. И совсем ничего про отца. Ну да, от «отца» и правда осталось одно название. Однажды она встретилась с одним из своих братьев (одному Войлару известно, сколько их разбросано по свету и то – если сильно повезёт) и он смог описать этого несчастного эльфа внешне. Но имени он тоже не знал – «видимо, этот чудила знатного рода, раз так шифруется».
– Про меня не будем, я не из этой братии, – скрипнула зубами де Синь и демонстративно перебралась на другой конец стола. По-детски, конечно, но сейчас у неё было чувство, что ещё чуть-чуть и она его заклюёт. Кхм, фигурально выражаясь, разумеется.
– Двадцать лет назад таскался с цирковой труппой по всей империи. Он очень высокий, волосы светлые, ближе к белому, глаза отдают желтизной. Что-то мне подсказывает, что все эльфы так выглядят, – удручённо заметила девушка.
– Зелье безбрачия?! – Эсме расхохоталась и стянула маску, чтобы утереть слёзы. – Забавная штука, надо приготовить и ещё раз подарить ему. На всякий.
Эльфийка задумчиво вернулась к работе, забыв нацепить свой клюв на место. Она уже была не уверена, что от этого остроухого будет особый толк – даже если он помнит, что что-то там для него готовил кучу лет назад, то где его найти сейчас – вопрос открытый. Да и не так уж плохо время от времени оказываться обманутым, поскольку справедливость имеет тенденцию восстанавливаться сама по себе, без особых усилий жертвы… От этой мысли Эс мгновенно разомлела и предвкушающе ухмыльнулась. «А если…» Покончив с очередной экспериментальной формальностью, девушка требовательно обернулась к алхимику, скрестив руки на груди.
– Повторяю старую просьбу. Стяни маску. Успокой мою совесть и уверь, что тебя зовут не Тиэл, упаси Войлар. – От идиотизма сложившейся ситуации рука невольно тянулась к лицу, но де Синь стойко держалась.

Отредактировано Эсме (Вчера 12:17:12)

19

Этап текущей обработки был простенький, и думать удавалось вволю, благо что «ассистентка»  способствовала нарастанию поиска глубинного смысла в геометрической прогрессии. Стало быть, ни имени, ни звания, ни дома за душой. Ты правда думаешь найти такое вот чудо? – Фор незаметно покачал головой, не зная: то ли смеяться, то ли плакать от такой скудности данных. Вроде, и не нужно ему задаваться таким вопросом вовсе, но некая профессиональная привычка «помнить и знать истории отдельных личностей» не раз помогала в специфической деятельности диверсантов. Так что чувства в узду, мысль в кулак – и вперёд, искать в дебрях собственной памяти это остроухое чудо. Или послать всё в центр интересов Инферно, и Колючку следом? Всё равно у неё уже развилось предвзятое отношение к эльфам, так что соблазнять  и исправлять её будет уже поздно, – клюв тихонько хихикнул, отвлекаясь для смены компонентов смеси. Уголь оставлен в сторону для насыщения, залитый катализатором, и подошла пора последнего – серы, и сероугольных минералов. Грязные, к сожалению, да что поделаешь.

- Высокий, блондин и с жёлтыми глазами? – Остроухий чуть не поперхнулся, аж прерываясь на время - всегда знал, что мой отец тот ещё гуляка. Пятидесятый век в голову – бес в ребро. Только когда в цирк попал, окаянный? Правда, клоунов вокруг него хватает, один я только чего стою, – гость откровенно потешался, доводя дело практически до абсурда. Или же нет? – Имя, жаль, у него другое. По крайней мере, каким он мне представился, – на губах, сокрытых маской и фильтром, мелькнула улыбка. Скорее хитрая, чем истинная, след застарелых поисков. Забавно, что постоянно меняющий имена Фор понятия не имел о том, занимается ли отец тем же самым. Исходя из логики, помощник посла и лекарь – роль более стабильная, но старые привычки не изменить. Мать, по крайней мере, точно знала его под совершенно другой личиной, с иной судьбой и другого рода. Хорошо, что тот обман счастливо разрешился некоторой долей откровенности да их дальнейшей совместной жизнью, иначе Уриэля бы тут и не было. И слава Богам, да? Нервы половины знакомых нашего эльфа тоже стали бы здоровее

- Думаешь, будучи циркачом, я бы не смог обучиться менять себе цвет волос и глаз? – Риторически спросил эльф. Развить мысль он не успел, подёргиваясь всем телом в сторону оставленной вытяжки. Жест поспешный, но необходимый: гидрозатвор, что неспешно стравливал газ в атмосферу, и правда зашумел как-то не так. Навскидку, Эсме могла назвать с десяток-другой случаев, когда этот шум приводил к ещё одной кучке шума. И куче сожжённого оборудования. На сей раз, к сожалению, опытный алхимик подёрнулся даже чуть раньше критической точки невозврата, на полную открывая сбросник. Пар с тихим шуршанием устремился вверх, недовольно шипя на своего освободителя.

- Какого демона… – Риторически вопросил исследователь, разом забывая про Тиэлей, блондинов и циркачей. Что-то пошло не так в этом процессе, - реакция не могла быть…такой. Забавно. Результат-то тот же, – Протянул эльф, стеклянной палочкой перемешивая обретённый остаток. Обернувшись на мгновение, он скомандовал, - уголь, быстрее! – требовательно выставляя руку в сторону девицы.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Иридиум, Верхнее Кольцо. Июнь 17066 года. Эсме, Фориуэль