Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 3 кнопочкам ежедневно*
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Список "наград" за завершённые флеши расширен.
Внимание! 22.02.2018 состоится плановая раздача Аренных билетов всем активным игрокам Мистериума.
Уважаемые игроки, 12-13 числа февраля на страницы сайта могут быть ненадолго возвращены блоки с рекламой на время технических работ над элементами дизайна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.


№4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Привыкнув к свету, тяжело было вновь окунаться во тьму. По крайней мере, по началу. Из-за необходимости скрываться, паранойя Бесхвостого расцвела, вытягивая из него энергию - и магическую, и ментальную, и жизненную. Первая шла на поддержание чувства жизни магии крови. Вторую подтачивали подозрения относительного того что все вокруг - замаскированные ищейки Министерства Магиа. А третья вытекала из Бесхвостого тем интенсивнее, чем больше на счету Йирта было ночей, проведенных без сна в ожидании нападения. Именно таким, разрушительным для себя образом покинувший Белый Крест Бесхвостый и приспособился к обстоятельствам. Или, вернее, к тому что он сам считал таковыми, ведь как известно, у страха глаза велики. Бегство вифрэя от призрачных преследователей, преимущественно из-за того что он не мог банально спросить верное направление, вело его вместо солнечной Каталии, куда-то на север Мистерийской Империи. Даже вопреки незнанию географии, это можно было понять по некоторым элементам окружающего вифрэя пространства. Но Йирт был слишком увлечен своим бегством. Загоняя себя до изнеможения Бесхвостый мог хотя бы на время унять едкий пожар сожалений о собственноручно поломанной жизни, которую можно было бы оставить пусть побитой, но всё же целой, если бы он совершил, или не совершил определённые действия в прошлом. Конечно, Порченный во всех своих бедах винил себя, ведь именно он, Йирт, был связующим звеном между всеми неудачами, благодаря которым он и находился в текущем положении.
Закончив очередную партию самобичевания, лекарь задумался о том сколько еще ему висеть вниз головой с мешком на голове. Пусть не прямой и однозначный, но хотя бы намек на ответ пришел со стороны магии. Чувства жизни обозначили чужое присутствие. Конечно, вампиры. Спустя пару минут чуткий слух позволил уловить приближающуюся по дощатому полу коридора поступь. Шаги. Аккуратные. Скрип двери...

Неизвестно каким ветром Дилану занесло в этот небольшой городок, нанесенный далеко не на всех картах. Однако, несмотря на откровенную крохотность поселения, в нём присутствовали вампиры. И, узнав что сама Дилана Берне почтила их своим присутствием, они предпочли первым же делом засвидетельствовать ей свое почтение, преподнеся подарок. Конечно, им оказалась пища. Судя по чувству жизни, она была не только связана по рукам и ногам, но и подвешена над землёй. Хороший ей достался подарок или плохой - ей предстоит узнать в обозримом будущем...

2

Лана открыла глаза и прищурилась. Обстановка была незнакомой, ну просто крайне незнакомой. Мёртвая эльфийка обвела своим взором вокруг, выглянула в окно и малость ошалела. Прошло ещё несколько минут прежде, чем она смогла позиционировать. Вновь прикрыла аметистовые глаза и начала вспоминать. Февраль гнал её через пол карты, что хранилась в седельной сумке неизвестно куда. И вот, только в начале марта она решила осесть в небольшой деревушке. В попытках что-либо вспомнить девушка приняла вертикальное положение. Состояние такое, будто она была жива и вчера знатно повеселилась.
- Ё-моё, ох... а у вампиров может быть похмелье? Или я просто давно не ела?
Снова копаясь в воспоминаниях, Берне припомнила, что вчера знатно нажралась, кхм, напилась крови, которую ради неё откупорила местная нежить. Когда они узнали в мёртвом обличье гражданку, принадлежащую семье Берне, да ещё известную невменяемым характером, скверными шутками и странной манерой швыряться шпагой, тут же решили не злить её. Посему, было предложено самое лучшее спальное место, выдержанная бутыль крови и кажется, несколько часов веселья на небольшом местном кладбище. Ди вечеринку в честь себя вчера оценила, а сегодня поняла, что кровь пролежала, кажется, уже не одну сотню лет, потому и сегодня было так дурно. Хотелось чего-то более свежего и приятного. И вкусу, и глазу. Втянув воздух ноздрями, почувствовала посторонний запах и облизнулась, словно гончая, почуявшая добычу. Чувство жизни подсказало о наличие загадочного подарка, болтающегося в соседнем доме, или каком-то сарае. Да, уже было неважно. Зверь почуял кровь. Пошатываясь, Лана похлопала себя по щекам, возвращая былую лёгкость движениям и бледность лицу. Вот теперь всё было в порядке. Взъерошив волосы, Ди ухмыльнулась и тихо, крадучись как кошка, направилась к подарку.
Они что, решили себе вырыть могилу повторно? Что это вообще такое? Ноги, почему ноги такие волосатые и ... рука! Где рука моего подарка?! Какого чёрта?!
- Ккакого чёрта?! - растерянно пробормотала Дилана вслух, мягко расхаживая вокруг подвешенного. Один круг, второй, третий, четвёртый. По часовой стрелке, против часовой. Оценив всё то, что видела перед собой, даже побоялась снимать мешок с головы. Может и так ничего, съем, авось, не помру к завтрашнему утречку. Ой, нет, не могу. Ткнула пальчиком в бок жертве, тело слегка покачнулось. Эльфийка зажмурилась и сняла наконец-то мешок. Уши? Что за на...? Снова сделала пару кругов, встала там, где должно было находиться лицо. Склонила голову к правому плечу, к левому. Присела на корточки, склоинла голову ещё больше на левый бок, чтобы встретиться взглядом аметистовых глаз с серыми, кажется. Берне была как-то не уверена.
- Погоди, вифрэй что ли?

3

В общих чертах Бесхвостый понимал что его ждёт. Отсутствие солярного отблеска приближающегося кровяного пятнышка говорило о расе куда лучше зелёной кожи, острых ушей, или наличия пушистого хвоста. То был вампир. И это значила что его участь, помимо банальной смерти, могла быть куда как печальнее...
Бесхвостый не был бы магом жизни, если бы не пытался спасти самого себя от столь незавидной участи. Вот только те, кто его связывал, имели планы не дать пленнику преуспеть в собственном освобождении. Кровососы не знали кто именно им попался, а потому постарались предусмотреть всё - от подвешивания кверху ногами в неудобной позе из которой едва ли возможно было применить хоть какие-либо приемы техники, до кляпа и хитроумных узлов, что не должны были давать потенциальному магу ни произносить слова, ни складывать жесты. Отсутствие одежды шло в комплекте, относясь к методам предосторожности из разряда "на всякий случай" - все же знаменитую Дилану из клана Бернэ не стоило злить своей некомпетентностью. И, к чести вампиров маленького городка, им удалось добиться желаемого - Йирт был полностью парализован и был способен лишь шевелить ушами, да совсем немного раскачиваться. Что он и делал, прислушиваясь не столько с своему кровавому чувству жизни, сколько используя глаза, подвижные треугольники ушей и тонкий нюх для получения большего объема сведений о виновнике своей грядущей смерти. Вернее, виновницы - судя по во всех подробностях рассмотренной им нижней части хорошо сложенного, изящно движущегося тела...
Напряженные размышления о своей дальнейшей судьбе прервал неприятный тычок в бок. Бесхвостый даже не стал возмущаться - здесь и сейчас он был куском мяса, который должны были разделать. Единственное что он мог - это подготовить концентрацию на чёрную кровь и надеяться на то, что перед смертью у него будет возможность хотя бы завершить заклинание, став костью в горле у кровопийцы. Всплывший в густом от зловещей неопределённости воздухе мелодичный вопрос о принадлежности висящего к вифрэйскому племени вызвал у Йирта непонимание и неожиданную вспышку злости - хоть перед смертью могли бы и перестать насмехаться над ним из-за отсутствия хвоста! Гнев, подкреплённый приближающейся смертью, оказался столь силён что Бесхвостый не стал его скрывать и пару раз максимально сильно дёрнулся полностью обмотанным верёвками телом. Встретив взгляд аметистовых глаз клыкастого ангела смерти, Йирт метнул в них импульсы ненависти, ни на что в общем то не надеясь. Прижал уши к черепу и попытался бросить проклятье, но чуть не захлебнулся в собственных слюнях.

4

Жертва начала брыкаться, ненавистно смотреть, и заливаться слюнями. Странно, что не слезами. Ненормальный что ли какой-то? Но вслух сказала иное.
- Как же мне всё это надоело. - И снова натянула мешок на голову подарку мечты.
Каждый раз всё было одинаково. Взгляды, полные ненависти или страха. Слова проклятия или слёзы мольбы. Всё зависело от того, глуп или умён был попавшийся. На этот раз, кажется, попался какой-то глупец. В прекрасной голове юной Берне плясали мысли, жаждущие хоть какого-нибудь развлечения. В этом городке всё же было скучноватою мало места, негде разгуляться большой и мёртвой душеньке. Осторожно приладив мешочек на прежнее место, начала медленно обходить по кругу висящую жертву. От Диланы всегда пахло холодом и кровью, конечно, не крыжовник с сиренью, но тоже приятно. Просто мороз по коже у тех живых, кто находился рядом. Мягкие, едва различимые шаги по полу, рисовали причудливые узоры, словно танец смерти, что пришла за волосатым созданием. Круг, второй, третий. Лана коснулась кончиком ледяного пальца разгорячённого, от ненависти к проклятым существам, тела и, провела тонкую линию, мысленно разрезая тело пополам. Удивлённо подняла брови. Почему он без одежды? Это просто бред какой-то. Я отказываюсь что-либо понимать.
Хорошо, что верёвкой жертва была обмотана крайне грамотно, извивающийся вифрэй никуда не делся, продолжая висеть вниз головой на радость вампиру. Так, эльфы - были, ну, люди без сомнения, с архонами встречалась, с другими вампирами, реведанты вроде, даже вестник смерти! Я танцевала на кладбище с вестником смерти! А это что? Что за кота в мешке мне подсунули? Так, давай, по порядку, раз мне и сегодня торчать здесь.
- Эй! Мелочь, метнись к папке своему, скажи, вампир хочет на завтрак прекрасную леди, а этот, - она кивнула в сторону "кота в мешке", - оставлю на десерт.
Ди захлопнула дверь и вновь погрузилась в приятную тьму, что стала ей домом родным давным-давно. "Мелочь" с очень испуганными глазами убежала куда эти самые глаза и глядят. Мёртвая эльфийка собралась с духом, что было крайне удивительно, и приготовилась. Ко всему. Она вытащила из сапога острый кинжал и в одно движение перерезала верёвку. Дабы избежать шума от падающего тела, Лана подхватила его где-то почти у самого пола и, протащив ещё пару метров, аккуратно усадила вифрэя возле стены. Если тот не будет больше брыкаться, то вполне усидит на месте. Ежели нет, чёрт с ним, пусть валяется. Спрятала обратно кинжал, обрадовалась, что не оставила шпагу в комнате, где "отдыхала". Верная подруга всегда была при ней, и днём, и ночью, в горе и в радости, как говорится. Вытащила ледяную красавицу, сияющую одиноким сапфиром, кончиком подцепила мешок и скинула его куда-то в угол. Ну, мало ли, может он кусается, да ещё и ядовитый. Внутрь как раз ввели зарёванную девушку.
- Мда, - разочарованно хмыкнула Ди. Девушка оказалась дамой, лет тридцати, этакая, потасканная жизнью леди. Нет, ну а что ты хотела.
Одета была не броско, но зато в чистое простое платье. Леди начала сначала что-то лепетать, просить пощадить, потом, по какой-то причине, начала хамить и огрызаться. Да они что, озверели совсем что ли сегодня? Какого стареющего и лысеющего чёрта здесь творится?
- Я вас научу родину любить и хозяина уважать.
Прорычала Дилана и, новую жертву за волосы, потащила за собой, в сторону вифрэя. Вцепившись мёртвой хваткой в несчастную, вампирша рывком подняла её с пола. Бледные пальцы впивались в тёплую шею, оставляя синие следы. Аметистовые глаза недобро сверкнули, ухмыляясь уже иной, опасной и страшной улыбкой белоснежной смерти. Лана не была приверженцем аккуратно пить кровь, не запачкав ничего и никого вокруг. Ей нравилось кровавое зрелище, она любила внушать страх и ненависть, она упивалась самой смертью, со страстью предаваясь тому делу. Левой рукой поддерживая голову несчастной, правую запустила в живот, разрывая плоть. Запах крови будоражил, сводил с ума, заставлял тихо стонать от удовольствия. Берне облизала пальцы, прикрывая глаза от томной неги, что разливалась приятным теплом по уже давно мёртвому телу. С коротким не то рыком, не то воем, не выдержала и вцепилась клыками в шею девушки, что уже билась в предсмертных конвульсиях. Но всё-таки ещё жива. Хруст позвонков, брызги крови, неприятные булькающие звуки и последние хрипы несчастной - всё слилось воедино и заполнило собой пространство. Эльфийка застонала, облегчённо вздыхая. Обжигающая кровь стекала по щекам, рукам, по белоснежной шее, прячась под рубашкой. Но кровь слишком быстро закончилась. Дилана, бесцеремонно выкинула изуродованный труп женщины за дверь. Теперь лишь лужицы крови напоминали о недавнем происшествии. Берне кинула взор на вифрэя у стены, ведь вся эта игра предназначалась и ему. Брюнетка уселась на пол, в трёх метрах от однорукого существа и, вытащив платочек из штанов, принялась методично отчищать своё личико, словно кошка умывалась после плотного завтрака.

5

После того как ему вернули мешок на голову, с которым тот успел свыкнуться, Бесхвостому только и осталось как наблюдать за тем как пустое ранее здание наполняется вампирами - видимо те не хотели оставлять вошедшую одну. А может, надеялись на то что она поделиться яством с ними. Йирт икнул и помотал головой, стараясь не думать о вонзающихся с разных сторон зубов, что безжалостно будут рвать его плоть в поисках насыщенной кровью артерии. На мгновение Однорукий задумался - преподают ли кровопийцам анатомию, или они действуют исключительно инстинктивно, да так увлёкся что едва не прозевал слова вошедшей, обращённой к кому - то другому. Решив что настал час его смерти, Йирт всем телом напрягся и в таком состоянии пробыл еще пару секунд - ровно столько, сколько смыслу сказанного мелодичным голосом кровавой убийцы понадобилось чтобы достичь его мозга, скукожившегося в ожидании грядущих мучений. Однако, полученная информация не принесла облегчения. Это всего лишь значило что он должен вернуться к прерванным попыткам собственного вызволения путём проедания непригодной для этого материи. Процесс Йирту совсем не нравился, но чего не сделаешь ради того чтобы напакостить нежити...
Вот только стоило ему заняться этим со всех сторон праведным делом, как оно тут же было бесцеремонно оборванно. И неизвестно что испугало вифрэя больше - падение, или заключение в крепкие ледяные объятия. Но помимо переживания вспышки страха, Однорукий неведомым образом умудрился поранить язык, отчего взвыл благим матом. Вернее, так и поступил бы, если бы не по прежнему находящееся во рту инородное тело. А так, пришлось ограничиться подёргиванием, да грозным мычанием из-под мешка, в который по прежнему была облачена голова Порченного. Впрочем, этим его демонстрация недовольства и закончилась. Опыт подсказывал что будучи послушным, можно из разряда пищи перейти в категорию игрушки, а последняя имела все шансы сбежать от мучителя - особенно если в ответственный момент использовать способности, о наличии которых кровопийца не подозревал до момента, когда для него стало уже слишком поздно. Если бы эта мудрость дошла до него раньше, быть может история с Лафайетом не закончилась бы столь печально для вифрэя...Поэтому, когда с рук на удивление аккуратно несущей его нежити, Йирт перекочевал на пол, Странный попытался принять вид абсолютно послушного куска мяса, смирившегося со своей судьбой. Кроме того, ему необходимы были пять секунд покоя - чтобы возобновить подошедшее к концу чувство жизни. Но даже столь маленького промежутка ему не дали, резким движением удалив с головы мешок, который прилагал все усилия чтобы задушить Порченного своими пыльными объятьями. Бесхвостый зажмурился и чихнул. Проморгавшись, он обнаружил новое, что удивительно, живое действующее лицо, по виду которой понял что таковой ей долго оставаться не придётся...И, к своему ужасу оказался прав, ибо действительность быстро окрасилась в бурые тона венозной крови.
Бесхвостый сидел на месте, завороженный развернувшейся перед ним вакханалией. Боль от на глазах гаснущей жизни звенела где-то в отдалении, доносясь словно из-за прозрачной стены. Йирт будто бы вернулся в подземелья Лафайета. Вот только вместо сотни обезумевших от жажды крови созданий, запертых вместе с вифрэем в подземных катакомбах, перед ним было одно единственное, которое умудрялось давать фору всем ранее виденным безумствам. Ярость и изощрённость вампирши не шли ни в какое сравнение с дикими, звериными наклонностями узников - те просто убивали, чтобы продлить свое существование, а она...Она наслаждалась этим процессом, смакуя его будто изысканное блюдо. Нет, превращая в настоящее искусство. Сравнение с безумным предводителем наёмников - Альфарием, демонстрировавшим не меньшую изощрённость, напрашивалось само собой, но почему-то казалось неуместным - будто при сравнении сладкого и солёного. Они оба пользовались одним и тем же набором инструментов, вот только цели их, как могло показаться Йирту, разнились кардинально...
Ощущение чужого взгляда вырвало Бесхвостого из прострации. Всё вокруг казалось размытым. Он пару раз моргнул и с удивлением почувствовал как на щеках пролегли влажные дорожки. Он помотал головой и отвернулся, желая скрыть от нежити своё состояние. Обновив чувство жизни, Странный вновь начал концентрироваться на чёрной крови, до реализации которой у него по прежнему не хватало слов. А чтобы оные появились он продолжил хомячить кляп.

6

Ди мысленно усмехнулась. По театральному зрелищный завтрак дошёл до своего зрителя, заставив того, кажется, всплакнуть. Вампирша сделала вид, что очищает ладошки от крови, хотя сама, еле сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос. Давно она не встречала таких впечатлительных и ... странных. Но сидеть в своём углу и вечно хихикать над безысходностью живых было неприлично. Но, по крайней мере, сейчас Бернэ была готова лицезреть подарочек и разобраться, что, в конце концов, ей подложили. С вифрэями она не встречалась даже мысленно, по крайней мере, вспоминалось плохо. Да и вообще, память в последнее время подводила. Старею, что ли. Прибрав за собой, Лана отряхнулась, привела себя в порядок, и, как приличная эльфийка, пошла знакомиться. Подойдя к пленнику ближе, прислушалась. Однорукий что-то бормотал, плевался, едва сожрав кляп. Колдун что ли? Проклятия какие-то шепчет? Что за пше-пше-пше у него там? Или зубы уже выбили подарку моему? Ну что за люди. Дилана, осторожненько, двумя пальцами, дёрнула кляп. Ну а вдруг с зубами в восемь рядов? Откусит ещё руку по локоть и себе возьмёт. Ты кто? Хотела она задать крайне дурацкий вопрос. Но смолчала.
- Добрый день. Меня зовут Дилана Бернэ. А как Вас зовут, сударь?
От собственного голоса со слащаво-дурной интонацией стало смешно. Но мёртвая эльфийка честно держала "маску" на бледном лице, чинно представившись своему собеседнику. Мысленно представив, что будь она на месте вифрэя, то у неё в голове произошёл бы какой-нибудь фейерверк, разрывающий, к чертям, голову, уже пожалела бедолагу. Но делать было нечего,сытая и довольная Ди теперь хотела развлечь себя благородной беседой с учёными мужами. Оных не особо наблюдалось в данном месте, поэтому вся надежда была на это странное существо - без руки, без хвоста, что-то бормочущее и странно дёргающееся. Даже люди, над кем она проводила в лаборатории замка свои эксперименты, и то вели себя адекватнее, чем это. Оно. Он? Не, ну то не она. Ведь сисек же нет? Ведь нет же, да? Лана бегло бросила взгляд на тело, находящееся подле неё. Только сейчас заметила, что кляп был до сих пор в руке, брезгливо поморщилась и выкинула эту слюнявую тряпку куда-то в угол. Чувство жизни ей подсказывало, что они были одни на ближайший десяток метров, а значит, можно не стесняться в выражениях. Или стесняться? А вдруг он нежный и будет падать в обморок от каждой моей ненормальной фразы? Тогда точно придётся его съесть. Грустно подумала Ди. А ведь не хочется, он вроде забавный, что ли, так это назвать?

7

Йирт зябко поёжился. Тому виной была не только прохлада, проникающая сквозь многочисленные прорехи его наряда, состоящего из обмотавших тело верёвок, но и сокращаемое вампиром расстояние. Проведя достаточно много времени подвешенным кверху ногами, ныне Бесхвостый практически не ощущал ни рук, ни ног, несмотря на свои попытки побудить живительную водицу циркулировать по венам. Но, видимо, ей было слишком лень двигаться, тем более что скоро она должна была поменять место жительства, перебравшись из тщедушной тушки Бесхвостого в изящное женское тело экстра класса. Поняв что вампир уже рядом, Порченный перестал жевать кляп, но не из-за чрезмерной предусмотрительности, а во имя того чтобы не распыляться на посторонние действия и все силы бросить в дрожь. Порождённая вибрация не помешала избавить полуизжёванные, основательно прослюнявленные остатки куска ткани от пребывания во рту Странного. Со звуком, подозрительно напоминающим "чпок", Йирт и кляп лишились общества друг-друга.
Лишь сейчас, ощущая как он медленно, под аккомпанемент отбивающих чечётку зубов, тонет в аметистовых глазах нежити, Однорукий осознал насколько хорошо затыкающая рот материя дополняла его. Она была причиной бездействия, поскольку лишала его возможности что-то предпринимать, тем самым даруя иллюзию того что он, Йирт, совершил абсолютно всё, что было в его силах. А освободившись и получив доступ к целому арсеналу действий, Странный с ужасом осознал простую незамысловатую истину - он изначально не хотел ничего делать. Такой расклад был во истину ужасен для мага жизни, который более всего должен был любить существование в любом его проявлении. Но, взглянув в лицо обстоятельствам, которые подвели его к текущей ситуации - гибель орка и гномов в Иридиуме, потеря Уррура, смерть Старейшины, встреча с Альфарием, бегство из Белого Креста и, наконец, пленение... Было похоже будто кто-то желает поставить точку в его злоключениях, избрав для него смерть самую жуткую из возможных - в клыках вампира. То казалось своеобразной расплатой за все ранее свершённые ошибки. Сам же Йирт был полностью согласен с незримым обвинителем, понимая насколько внушительным был груз его промахов, из-за которых пострадали другие. Он не будет бояться и примет смерть с... 
Вязкий мысленный поток самоуничижительной жалости к себе был крайне беспардонно прерван. Йирт недовольно посмотрел на посмевшую это сделать нежить. Он вздохнул и прокашлялся.
- Тебе ведь все равно. Ну выслушаешь меня, а потом съешь. Давай лучше сразу кусай меня, рви на кусочки и покончим с этим. Всё равно я это заслужил! Такого поганца как я нужно еще найти! - буркнул вифрэй и отвернулся, подставляя шею.
Он попытался вновь вспомнить самые скорбные моменты своей жизни. И, учитывая значительный опыт в этом не хитром деле, Странный смог еле-еле выдавить крохотную слезинку.

8

Волосатый подарок начал что-то говорить непонятное, снова бросаться клише, обвинять и подставлять свою немытую шею. Лана не удержалась и хлопнула себя рукой. Ладонь медленно стекала по бледному лицо, подобно вязкой крови. Закатив глаза, девушка выдохнула, вдохнула, делая вид, что приходит в норму после слов вифрэя. Хотелось ввернуть что-нибудь едкое, но было лень, хотелось играть, просто поиграть, развеселить себя. Но, увы, фразы, что буквально выплёвывал однорукий, были на редкость паршиво-одинаковыми. Никто не хотел разговаривать с вампирами. Заметив скупую мужскую слезу на щеке, Ди снова закатила глаза, опустила голову вниз, отвернулась от пленника. Хрупкие плечи изредка вздрагивали, можно было подумать сначала, что от смеха. Ну, это почти. Послышался тихий, едва различимый в тишине, всхлип. Позже, через пару минут тихих слёз, послышался сдавленный, обиженный голос девушки.
- Вот так всегда. Я, честно пытаюсь поговорить с живыми, а вы!
Лана развернулась, на её щеках блестели слёзы, ну или что-то в этом роде, но выглядело крайне натурально. Она была оскорблена до глубины своей мёртвой души. Снова тихие рыдания в ладони, что закрывали лицо. Несколько беспокойных шагов по небольшой комнате, де находились две странных личности.
- Вы все одинаковые, вы все стремитесь окончательно истребить мёртвых! А хоть раз вы спросили, каково нам? Мне грустно от того, что никто не хочет поговорить со мной о высоком, обсудить проблемы общества в этом мире! Я, благородная светлая эльфийка! Мне не чужды чувства, я знаю, что такое истинная красота. Ну и что, раз меня обратили в вампира, на меня надо сразу бросаться? А ты знаешь, что это было сделано против моей же воли? Нет, не знаешь, никто не знает. Потому что вы все пытаетесь меня убить! На, бери нож, и вали отсюда. Чтобы глаза мои тебя не видели больше. Не хочу я тебя есть, ты гадкий, гадкий, гадкий вифрэй!
Ди плюхнулась на пол и зарыдала, громко, обидно, по-девчачьи. Но перед этим бросила на пол кинжал. Оружие упало аккурат в метре от пленника. Бернэ продолжала реветь, размазывая несуществующие слёзы по точёному личику. Но разве в темноте, да ещё с таким пропадающим талантом к актёрской игре, можно понять, что твориться на самом деле? Краем же глаза, чувством жизни и эльфийским слухом, она внимательно следила за передвижениями бесхвостого.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.