Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Внимание! На форуме проходит скачок времени №5, возможности скачка работают до 21 Октября!
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.


№4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Привыкнув к свету, тяжело было вновь окунаться во тьму. По крайней мере, по началу. Из-за необходимости скрываться, паранойя Бесхвостого расцвела, вытягивая из него энергию - и магическую, и ментальную, и жизненную. Первая шла на поддержание чувства жизни магии крови. Вторую подтачивали подозрения относительного того что все вокруг - замаскированные ищейки Министерства Магиа. А третья вытекала из Бесхвостого тем интенсивнее, чем больше на счету Йирта было ночей, проведенных без сна в ожидании нападения. Именно таким, разрушительным для себя образом покинувший Белый Крест Бесхвостый и приспособился к обстоятельствам. Или, вернее, к тому что он сам считал таковыми, ведь как известно, у страха глаза велики. Бегство вифрэя от призрачных преследователей, преимущественно из-за того что он не мог банально спросить верное направление, вело его вместо солнечной Каталии, куда-то на север Мистерийской Империи. Даже вопреки незнанию географии, это можно было понять по некоторым элементам окружающего вифрэя пространства. Но Йирт был слишком увлечен своим бегством. Загоняя себя до изнеможения Бесхвостый мог хотя бы на время унять едкий пожар сожалений о собственноручно поломанной жизни, которую можно было бы оставить пусть побитой, но всё же целой, если бы он совершил, или не совершил определённые действия в прошлом. Конечно, Порченный во всех своих бедах винил себя, ведь именно он, Йирт, был связующим звеном между всеми неудачами, благодаря которым он и находился в текущем положении.
Закончив очередную партию самобичевания, лекарь задумался о том сколько еще ему висеть вниз головой с мешком на голове. Пусть не прямой и однозначный, но хотя бы намек на ответ пришел со стороны магии. Чувства жизни обозначили чужое присутствие. Конечно, вампиры. Спустя пару минут чуткий слух позволил уловить приближающуюся по дощатому полу коридора поступь. Шаги. Аккуратные. Скрип двери...

Неизвестно каким ветром Дилану занесло в этот небольшой городок, нанесенный далеко не на всех картах. Однако, несмотря на откровенную крохотность поселения, в нём присутствовали вампиры. И, узнав что сама Дилана Берне почтила их своим присутствием, они предпочли первым же делом засвидетельствовать ей свое почтение, преподнеся подарок. Конечно, им оказалась пища. Судя по чувству жизни, она была не только связана по рукам и ногам, но и подвешена над землёй. Хороший ей достался подарок или плохой - ей предстоит узнать в обозримом будущем...

2

Лана открыла глаза и прищурилась. Обстановка была незнакомой, ну просто крайне незнакомой. Мёртвая эльфийка обвела своим взором вокруг, выглянула в окно и малость ошалела. Прошло ещё несколько минут прежде, чем она смогла позиционировать. Вновь прикрыла аметистовые глаза и начала вспоминать. Февраль гнал её через пол карты, что хранилась в седельной сумке неизвестно куда. И вот, только в начале марта она решила осесть в небольшой деревушке. В попытках что-либо вспомнить девушка приняла вертикальное положение. Состояние такое, будто она была жива и вчера знатно повеселилась.
- Ё-моё, ох... а у вампиров может быть похмелье? Или я просто давно не ела?
Снова копаясь в воспоминаниях, Берне припомнила, что вчера знатно нажралась, кхм, напилась крови, которую ради неё откупорила местная нежить. Когда они узнали в мёртвом обличье гражданку, принадлежащую семье Берне, да ещё известную невменяемым характером, скверными шутками и странной манерой швыряться шпагой, тут же решили не злить её. Посему, было предложено самое лучшее спальное место, выдержанная бутыль крови и кажется, несколько часов веселья на небольшом местном кладбище. Ди вечеринку в честь себя вчера оценила, а сегодня поняла, что кровь пролежала, кажется, уже не одну сотню лет, потому и сегодня было так дурно. Хотелось чего-то более свежего и приятного. И вкусу, и глазу. Втянув воздух ноздрями, почувствовала посторонний запах и облизнулась, словно гончая, почуявшая добычу. Чувство жизни подсказало о наличие загадочного подарка, болтающегося в соседнем доме, или каком-то сарае. Да, уже было неважно. Зверь почуял кровь. Пошатываясь, Лана похлопала себя по щекам, возвращая былую лёгкость движениям и бледность лицу. Вот теперь всё было в порядке. Взъерошив волосы, Ди ухмыльнулась и тихо, крадучись как кошка, направилась к подарку.
Они что, решили себе вырыть могилу повторно? Что это вообще такое? Ноги, почему ноги такие волосатые и ... рука! Где рука моего подарка?! Какого чёрта?!
- Ккакого чёрта?! - растерянно пробормотала Дилана вслух, мягко расхаживая вокруг подвешенного. Один круг, второй, третий, четвёртый. По часовой стрелке, против часовой. Оценив всё то, что видела перед собой, даже побоялась снимать мешок с головы. Может и так ничего, съем, авось, не помру к завтрашнему утречку. Ой, нет, не могу. Ткнула пальчиком в бок жертве, тело слегка покачнулось. Эльфийка зажмурилась и сняла наконец-то мешок. Уши? Что за на...? Снова сделала пару кругов, встала там, где должно было находиться лицо. Склонила голову к правому плечу, к левому. Присела на корточки, склоинла голову ещё больше на левый бок, чтобы встретиться взглядом аметистовых глаз с серыми, кажется. Берне была как-то не уверена.
- Погоди, вифрэй что ли?

3

В общих чертах Бесхвостый понимал что его ждёт. Отсутствие солярного отблеска приближающегося кровяного пятнышка говорило о расе куда лучше зелёной кожи, острых ушей, или наличия пушистого хвоста. То был вампир. И это значила что его участь, помимо банальной смерти, могла быть куда как печальнее...
Бесхвостый не был бы магом жизни, если бы не пытался спасти самого себя от столь незавидной участи. Вот только те, кто его связывал, имели планы не дать пленнику преуспеть в собственном освобождении. Кровососы не знали кто именно им попался, а потому постарались предусмотреть всё - от подвешивания кверху ногами в неудобной позе из которой едва ли возможно было применить хоть какие-либо приемы техники, до кляпа и хитроумных узлов, что не должны были давать потенциальному магу ни произносить слова, ни складывать жесты. Отсутствие одежды шло в комплекте, относясь к методам предосторожности из разряда "на всякий случай" - все же знаменитую Дилану из клана Бернэ не стоило злить своей некомпетентностью. И, к чести вампиров маленького городка, им удалось добиться желаемого - Йирт был полностью парализован и был способен лишь шевелить ушами, да совсем немного раскачиваться. Что он и делал, прислушиваясь не столько с своему кровавому чувству жизни, сколько используя глаза, подвижные треугольники ушей и тонкий нюх для получения большего объема сведений о виновнике своей грядущей смерти. Вернее, виновницы - судя по во всех подробностях рассмотренной им нижней части хорошо сложенного, изящно движущегося тела...
Напряженные размышления о своей дальнейшей судьбе прервал неприятный тычок в бок. Бесхвостый даже не стал возмущаться - здесь и сейчас он был куском мяса, который должны были разделать. Единственное что он мог - это подготовить концентрацию на чёрную кровь и надеяться на то, что перед смертью у него будет возможность хотя бы завершить заклинание, став костью в горле у кровопийцы. Всплывший в густом от зловещей неопределённости воздухе мелодичный вопрос о принадлежности висящего к вифрэйскому племени вызвал у Йирта непонимание и неожиданную вспышку злости - хоть перед смертью могли бы и перестать насмехаться над ним из-за отсутствия хвоста! Гнев, подкреплённый приближающейся смертью, оказался столь силён что Бесхвостый не стал его скрывать и пару раз максимально сильно дёрнулся полностью обмотанным верёвками телом. Встретив взгляд аметистовых глаз клыкастого ангела смерти, Йирт метнул в них импульсы ненависти, ни на что в общем то не надеясь. Прижал уши к черепу и попытался бросить проклятье, но чуть не захлебнулся в собственных слюнях.

4

Жертва начала брыкаться, ненавистно смотреть, и заливаться слюнями. Странно, что не слезами. Ненормальный что ли какой-то? Но вслух сказала иное.
- Как же мне всё это надоело. - И снова натянула мешок на голову подарку мечты.
Каждый раз всё было одинаково. Взгляды, полные ненависти или страха. Слова проклятия или слёзы мольбы. Всё зависело от того, глуп или умён был попавшийся. На этот раз, кажется, попался какой-то глупец. В прекрасной голове юной Берне плясали мысли, жаждущие хоть какого-нибудь развлечения. В этом городке всё же было скучноватою мало места, негде разгуляться большой и мёртвой душеньке. Осторожно приладив мешочек на прежнее место, начала медленно обходить по кругу висящую жертву. От Диланы всегда пахло холодом и кровью, конечно, не крыжовник с сиренью, но тоже приятно. Просто мороз по коже у тех живых, кто находился рядом. Мягкие, едва различимые шаги по полу, рисовали причудливые узоры, словно танец смерти, что пришла за волосатым созданием. Круг, второй, третий. Лана коснулась кончиком ледяного пальца разгорячённого, от ненависти к проклятым существам, тела и, провела тонкую линию, мысленно разрезая тело пополам. Удивлённо подняла брови. Почему он без одежды? Это просто бред какой-то. Я отказываюсь что-либо понимать.
Хорошо, что верёвкой жертва была обмотана крайне грамотно, извивающийся вифрэй никуда не делся, продолжая висеть вниз головой на радость вампиру. Так, эльфы - были, ну, люди без сомнения, с архонами встречалась, с другими вампирами, реведанты вроде, даже вестник смерти! Я танцевала с чёрт-знает-кем! А это что? Что за кота в мешке мне подсунули? Так, давай, по порядку, раз мне и сегодня торчать здесь.
- Эй! Мелочь, метнись к папке своему, скажи, вампир хочет на завтрак прекрасную леди, а этот, - она кивнула в сторону "кота в мешке", - оставлю на десерт.
Ди захлопнула дверь и вновь погрузилась в приятную тьму, что стала ей домом родным давным-давно. "Мелочь" с очень испуганными глазами убежала куда эти самые глаза и глядят. Мёртвая эльфийка собралась с духом, что было крайне удивительно, и приготовилась. Ко всему. Она вытащила из сапога острый кинжал и в одно движение перерезала верёвку. Дабы избежать шума от падающего тела, Лана подхватила его где-то почти у самого пола и, протащив ещё пару метров, аккуратно усадила вифрэя возле стены. Если тот не будет больше брыкаться, то вполне усидит на месте. Ежели нет, чёрт с ним, пусть валяется. Спрятала обратно кинжал, обрадовалась, что не оставила шпагу в комнате, где "отдыхала". Верная подруга всегда была при ней, и днём, и ночью, в горе и в радости, как говорится. Вытащила ледяную красавицу, сияющую одиноким сапфиром, кончиком подцепила мешок и скинула его куда-то в угол. Ну, мало ли, может он кусается, да ещё и ядовитый. Внутрь как раз ввели зарёванную девушку.
- Мда, - разочарованно хмыкнула Ди. Девушка оказалась дамой, лет тридцати, этакая, потасканная жизнью леди. Нет, ну а что ты хотела.
Одета была не броско, но зато в чистое простое платье. Леди начала сначала что-то лепетать, просить пощадить, потом, по какой-то причине, начала хамить и огрызаться. Да они что, озверели совсем что ли сегодня? Какого стареющего и лысеющего чёрта здесь творится?
- Я вас научу родину любить и хозяина уважать.
Прорычала Дилана и, новую жертву за волосы, потащила за собой, в сторону вифрэя. Вцепившись мёртвой хваткой в несчастную, вампирша толчком впечатала её в стену и начала поднимать. Бледные пальцы впивались в тёплую шею, оставляя синие следы. Аметистовые глаза недобро сверкнули, ухмыляясь уже иной, опасной и страшной улыбкой белоснежной смерти. Лана не была приверженцем аккуратно пить кровь, не запачкав ничего и никого вокруг. Ей нравилось кровавое зрелище, она любила внушать страх и ненависть, она упивалась самой смертью, со страстью предаваясь тому делу. Левой рукой поддерживая голову несчастной, вытащила кинжал и радостно запустила в живот, распарывая плоть. Запах крови будоражил, сводил с ума, заставлял тихо стонать от удовольствия. Берне облизала пальцы, прикрывая глаза от томной неги, что разливалась приятным теплом по уже давно мёртвому телу. С коротким не то рыком, не то воем, не выдержала и вцепилась клыками в шею девушки, что уже билась в предсмертных конвульсиях. Но всё-таки ещё жива. Брызги крови, неприятные булькающие звуки и последние хрипы несчастной - всё слилось воедино и заполнило собой пространство. Эльфийка застонала, облегчённо вздыхая. Обжигающая кровь стекала по щекам, рукам, по белоснежной шее, прячась под рубашкой. Но кровь слишком быстро закончилась. Дилана, бесцеремонно выкинула изуродованный труп женщины. Теперь лишь лужицы крови напоминали о недавнем происшествии. Берне кинула взор на вифрэя у стены, ведь вся эта игра предназначалась и ему. Брюнетка уселась на пол, в трёх метрах от однорукого существа и, вытащив платочек из штанов, принялась методично отчищать своё личико, словно кошка умывалась после плотного завтрака.

Отредактировано Dilana Berne (2018-07-10 20:33:27)

5

После того как ему вернули мешок на голову, с которым тот успел свыкнуться, Бесхвостому только и осталось как наблюдать за тем как пустое ранее здание наполняется вампирами - видимо те не хотели оставлять вошедшую одну. А может, надеялись на то что она поделиться яством с ними. Йирт икнул и помотал головой, стараясь не думать о вонзающихся с разных сторон зубов, что безжалостно будут рвать его плоть в поисках насыщенной кровью артерии. На мгновение Однорукий задумался - преподают ли кровопийцам анатомию, или они действуют исключительно инстинктивно, да так увлёкся что едва не прозевал слова вошедшей, обращённой к кому - то другому. Решив что настал час его смерти, Йирт всем телом напрягся и в таком состоянии пробыл еще пару секунд - ровно столько, сколько смыслу сказанного мелодичным голосом кровавой убийцы понадобилось чтобы достичь его мозга, скукожившегося в ожидании грядущих мучений. Однако, полученная информация не принесла облегчения. Это всего лишь значило что он должен вернуться к прерванным попыткам собственного вызволения путём проедания непригодной для этого материи. Процесс Йирту совсем не нравился, но чего не сделаешь ради того чтобы напакостить нежити...
Вот только стоило ему заняться этим со всех сторон праведным делом, как оно тут же было бесцеремонно оборванно. И неизвестно что испугало вифрэя больше - падение, или заключение в крепкие ледяные объятия. Но помимо переживания вспышки страха, Однорукий неведомым образом умудрился поранить язык, отчего взвыл благим матом. Вернее, так и поступил бы, если бы не по прежнему находящееся во рту инородное тело. А так, пришлось ограничиться подёргиванием, да грозным мычанием из-под мешка, в который по прежнему была облачена голова Порченного. Впрочем, этим его демонстрация недовольства и закончилась. Опыт подсказывал что будучи послушным, можно из разряда пищи перейти в категорию игрушки, а последняя имела все шансы сбежать от мучителя - особенно если в ответственный момент использовать способности, о наличии которых кровопийца не подозревал до момента, когда для него стало уже слишком поздно. Если бы эта мудрость дошла до него раньше, быть может история с Лафайетом не закончилась бы столь печально для вифрэя...Поэтому, когда с рук на удивление аккуратно несущей его нежити, Йирт перекочевал на пол, Странный попытался принять вид абсолютно послушного куска мяса, смирившегося со своей судьбой. Кроме того, ему необходимы были пять секунд покоя - чтобы возобновить подошедшее к концу чувство жизни. Но даже столь маленького промежутка ему не дали, резким движением удалив с головы мешок, который прилагал все усилия чтобы задушить Порченного своими пыльными объятьями. Бесхвостый зажмурился и чихнул. Проморгавшись, он обнаружил новое, что удивительно, живое действующее лицо, по виду которой понял что таковой ей долго оставаться не придётся...И, к своему ужасу оказался прав, ибо действительность быстро окрасилась в бурые тона венозной крови.
Бесхвостый сидел на месте, завороженный развернувшейся перед ним вакханалией. Боль от на глазах гаснущей жизни звенела где-то в отдалении, доносясь словно из-за прозрачной стены. Йирт будто бы вернулся в подземелья Лафайета. Вот только вместо сотни обезумевших от жажды крови созданий, запертых вместе с вифрэем в подземных катакомбах, перед ним было одно единственное, которое умудрялось давать фору всем ранее виденным безумствам. Ярость и изощрённость вампирши не шли ни в какое сравнение с дикими, звериными наклонностями узников - те просто убивали, чтобы продлить свое существование, а она...Она наслаждалась этим процессом, смакуя его будто изысканное блюдо. Нет, превращая в настоящее искусство. Сравнение с безумным предводителем наёмников - Альфарием, демонстрировавшим не меньшую изощрённость, напрашивалось само собой, но почему-то казалось неуместным - будто при сравнении сладкого и солёного. Они оба пользовались одним и тем же набором инструментов, вот только цели их, как могло показаться Йирту, разнились кардинально...
Ощущение чужого взгляда вырвало Бесхвостого из прострации. Всё вокруг казалось размытым. Он пару раз моргнул и с удивлением почувствовал как на щеках пролегли влажные дорожки. Он помотал головой и отвернулся, желая скрыть от нежити своё состояние. Обновив чувство жизни, Странный вновь начал концентрироваться на чёрной крови, до реализации которой у него по прежнему не хватало слов. А чтобы оные появились он продолжил хомячить кляп.

6

Ди мысленно усмехнулась. По театральному зрелищный завтрак дошёл до своего зрителя, заставив того, кажется, всплакнуть. Вампирша сделала вид, что очищает ладошки от крови, хотя сама, еле сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос. Давно она не встречала таких впечатлительных и ... странных. Но сидеть в своём углу и вечно хихикать над безысходностью живых было неприлично. Но, по крайней мере, сейчас Бернэ была готова лицезреть подарочек и разобраться, что, в конце концов, ей подложили. С вифрэями она не встречалась даже мысленно, по крайней мере, вспоминалось плохо. Да и вообще, память в последнее время подводила. Старею, что ли. Прибрав за собой, Лана отряхнулась, привела себя в порядок, и, как приличная эльфийка, пошла знакомиться. Подойдя к пленнику ближе, прислушалась. Однорукий что-то бормотал, плевался, едва сожрав кляп. Колдун что ли? Проклятия какие-то шепчет? Что за пше-пше-пше у него там? Или зубы уже выбили подарку моему? Ну что за люди. Дилана, осторожненько, двумя пальцами, дёрнула кляп. Ну а вдруг с зубами в восемь рядов? Откусит ещё руку по локоть и себе возьмёт. Ты кто? Хотела она задать крайне дурацкий вопрос. Но смолчала.
- Добрый день. Меня зовут Дилана Бернэ. А как Вас зовут, сударь?
От собственного голоса со слащаво-дурной интонацией стало смешно. Но мёртвая эльфийка честно держала "маску" на бледном лице, чинно представившись своему собеседнику. Мысленно представив, что будь она на месте вифрэя, то у неё в голове произошёл бы какой-нибудь фейерверк, разрывающий, к чертям, голову, уже пожалела бедолагу. Но делать было нечего,сытая и довольная Ди теперь хотела развлечь себя благородной беседой с учёными мужами. Оных не особо наблюдалось в данном месте, поэтому вся надежда была на это странное существо - без руки, без хвоста, что-то бормочущее и странно дёргающееся. Даже люди, над кем она проводила в лаборатории замка свои эксперименты, и то вели себя адекватнее, чем это. Оно. Он? Не, ну то не она. Ведь сисек же нет? Ведь нет же, да? Лана бегло бросила взгляд на тело, находящееся подле неё. Только сейчас заметила, что кляп был до сих пор в руке, брезгливо поморщилась и выкинула эту слюнявую тряпку куда-то в угол. Чувство жизни ей подсказывало, что они были одни на ближайший десяток метров, а значит, можно не стесняться в выражениях. Или стесняться? А вдруг он нежный и будет падать в обморок от каждой моей ненормальной фразы? Тогда точно придётся его съесть. Грустно подумала Ди. А ведь не хочется, он вроде забавный, что ли, так это назвать?

7

Йирт зябко поёжился. Тому виной была не только прохлада, проникающая сквозь многочисленные прорехи его наряда, состоящего из обмотавших тело верёвок, но и сокращаемое вампиром расстояние. Проведя достаточно много времени подвешенным кверху ногами, ныне Бесхвостый практически не ощущал ни рук, ни ног, несмотря на свои попытки побудить живительную водицу циркулировать по венам. Но, видимо, ей было слишком лень двигаться, тем более что скоро она должна была поменять место жительства, перебравшись из тщедушной тушки Бесхвостого в изящное женское тело экстра класса. Поняв что вампир уже рядом, Порченный перестал жевать кляп, но не из-за чрезмерной предусмотрительности, а во имя того чтобы не распыляться на посторонние действия и все силы бросить в дрожь. Порождённая вибрация не помешала избавить полуизжёванные, основательно прослюнявленные остатки куска ткани от пребывания во рту Странного. Со звуком, подозрительно напоминающим "чпок", Йирт и кляп лишились общества друг-друга.
Лишь сейчас, ощущая как он медленно, под аккомпанемент отбивающих чечётку зубов, тонет в аметистовых глазах нежити, Однорукий осознал насколько хорошо затыкающая рот материя дополняла его. Она была причиной бездействия, поскольку лишала его возможности что-то предпринимать, тем самым даруя иллюзию того что он, Йирт, совершил абсолютно всё, что было в его силах. А освободившись и получив доступ к целому арсеналу действий, Странный с ужасом осознал простую незамысловатую истину - он изначально не хотел ничего делать. Такой расклад был во истину ужасен для мага жизни, который более всего должен был любить существование в любом его проявлении. Но, взглянув в лицо обстоятельствам, которые подвели его к текущей ситуации - гибель орка и гномов в Иридиуме, потеря Уррура, смерть Старейшины, встреча с Альфарием, бегство из Белого Креста и, наконец, пленение... Было похоже будто кто-то желает поставить точку в его злоключениях, избрав для него смерть самую жуткую из возможных - в клыках вампира. То казалось своеобразной расплатой за все ранее свершённые ошибки. Сам же Йирт был полностью согласен с незримым обвинителем, понимая насколько внушительным был груз его промахов, из-за которых пострадали другие. Он не будет бояться и примет смерть с... 
Вязкий мысленный поток самоуничижительной жалости к себе был крайне беспардонно прерван. Йирт недовольно посмотрел на посмевшую это сделать нежить. Он вздохнул и прокашлялся.
- Тебе ведь все равно. Ну выслушаешь меня, а потом съешь. Давай лучше сразу кусай меня, рви на кусочки и покончим с этим. Всё равно я это заслужил! Такого поганца как я нужно еще найти! - буркнул вифрэй и отвернулся, подставляя шею.
Он попытался вновь вспомнить самые скорбные моменты своей жизни. И, учитывая значительный опыт в этом не хитром деле, Странный смог еле-еле выдавить крохотную слезинку.

8

Волосатый подарок начал что-то говорить непонятное, снова бросаться клише, обвинять и подставлять свою немытую шею. Лана не удержалась и хлопнула себя рукой. Ладонь медленно стекала по бледному лицо, подобно вязкой крови. Закатив глаза, девушка выдохнула, вдохнула, делая вид, что приходит в норму после слов вифрэя. Хотелось ввернуть что-нибудь едкое, но было лень, хотелось играть, просто поиграть, развеселить себя. Но, увы, фразы, что буквально выплёвывал однорукий, были на редкость паршиво-одинаковыми. Никто не хотел разговаривать с вампирами. Заметив скупую мужскую слезу на щеке, Ди снова закатила глаза, опустила голову вниз, отвернулась от пленника. Хрупкие плечи изредка вздрагивали, можно было подумать сначала, что от смеха. Ну, это почти. Послышался тихий, едва различимый в тишине, всхлип. Позже, через пару минут тихих слёз, послышался сдавленный, обиженный голос девушки.
- Вот так всегда. Я, честно пытаюсь поговорить с живыми, а вы!
Лана развернулась, на её щеках блестели слёзы, ну или что-то в этом роде, но выглядело крайне натурально. Она была оскорблена до глубины своей мёртвой души. Снова тихие рыдания в ладони, что закрывали лицо. Несколько беспокойных шагов по небольшой комнате, де находились две странных личности.
- Вы все одинаковые, вы все стремитесь окончательно истребить мёртвых! А хоть раз вы спросили, каково нам? Мне грустно от того, что никто не хочет поговорить со мной о высоком, обсудить проблемы общества в этом мире! Я, благородная светлая эльфийка! Мне не чужды чувства, я знаю, что такое истинная красота. Ну и что, раз меня обратили в вампира, на меня надо сразу бросаться? А ты знаешь, что это было сделано против моей же воли? Нет, не знаешь, никто не знает. Потому что вы все пытаетесь меня убить! На, бери нож, и вали отсюда. Чтобы глаза мои тебя не видели больше. Не хочу я тебя есть, ты гадкий, гадкий, гадкий вифрэй!
Ди плюхнулась на пол и зарыдала, громко, обидно, по-девчачьи. Но перед этим бросила на пол кинжал. Оружие упало аккурат в метре от пленника. Бернэ продолжала реветь, размазывая несуществующие слёзы по точёному личику. Но разве в темноте, да ещё с таким пропадающим талантом к актёрской игре, можно понять, что твориться на самом деле? Краем же глаза, чувством жизни и эльфийским слухом, она внимательно следила за передвижениями бесхвостого.

9

Бесхвостый приготовился к тому чтобы отойти в мир иной. Он даже крепко-накрепко зажмурился и всем телом напрягся в ожидании боли - спутницы любой мало мальски уважающей себя Смерти. В таком состоянии он провёл секунду...две...на третьей вифрэй начал утомляться. Он не привык заниматься подобным и теперь истово страдал из-за перенапряжения. К его счастью, от этого процесса вифрэя отвлек совершенно неуместный здесь и сейчас всхлип. Его уловили и тут же вывернулись в его сторону треугольники ушей Бесхвостого, затем был приоткрыт один глаз, за ним последовал второй. Но даже всем вместе им не удалось найти источник. Пришлось поворачивать голову. Движение плохо сочеталось с напряженным ожиданием смерти, поэтому Йирт решил на бросить это занятие. По крайней мере на время - до тех пор пока ситуация не станет более-менее ясной.
Плачущих вампиров Бесхвостый не видел в жизни. Более того, он даже представить себе не мог, что нежить вообще была способна на какие-либо эмоции. Это неожиданное открытие столь сильно повлияло на него, что перегрузило рассудок Однорукого необходимостью разбираться с сонмом мгновенно вылупившихся вопросов. Могут ли скелеты любить? Страдают ли зомби, когда убивают их товарищей? В кого влюбится вампир, если выпьет крови в котором есть приворотное зелье? С кем выгоднее дружить - с личами или назгулами? Сохраняет ли некроконструкт из нескольких мертвецов их чувства? Испытывают ли скелеты стыд из-за наготы..?
И если первое несколько секунд Порченный честно пытался найти ответ, то, поняв что у него попросту не хватает информации, Йирт начал оные попросту придумывать. Но долго и это не продлилось, поскольку Странный, почувствовав что его предположения лишь порождают еще больше новых вопросов, вифрэй попытался разом ото всех них избавиться, заняв мысли чем-нибудь новым. Например, как выбраться отсюда. Но, похоже, было уже слишком поздно - Однорукий тонул в вопросах о тайной, чувственной и крайне эмоциональной жизни нежити всех мастей...
Когда вампирша заговорила, зациклившийся мозг Йирт наконец-то выбрался за пределы кажущимся бесконечным цикла.
- Фух...спасибо... - пробормотал Порченный первым же делом, когда почувствовал себя снова способным мыслить о чём-то, кроме особенностей межтипового взаимодействия мертвецов. К счастью, произнесена фраза была на выдохе, да еще достаточно тихо, так что речь вампирши ей прервать не удалось. А послушать было что...
Обвинения посыпались с бескомпромиссностью летящих с небес стрел.
- Вы все одинаковые
- Н-но...
- ...вы все стремитесь окончательно истребить мёртвых!
- Т-так вы же сами...
- ...каково нам?
- А нам...
- ...не хочет поговорить со мной о высоком...
- К-как, когда...
- ...обсудить проблемы общества в этом мире!
- Но там...
- Я, благородная светлая эльфийка!
- Вообще-то ва...
- Мне не чужды чувства...
- Кстати, а скеле...
- ...я знаю, что такое истинная красота.
- Ш-ш-то?
- Ну и что, раз меня обратили в вампира, на меня надо сразу бросаться?
- Н-ну ты сама можешь...
- А ты знаешь, что это было сделано против моей же воли?
- Д-да?
- Нет, не знаешь, никто не знает. Потому что вы все пытаетесь меня убить!
- Но ты ведь...
- На, бери нож, и вали отсюда.
- Ч-что-а..?
- Чтобы глаза мои тебя не видели больше.
- Но ведь...
- Не хочу я тебя есть, ты гадкий, гадкий, гадкий вифрэй!
- Я же...
Бесхвостый замолчал. Говорить о том что он связан было попросту нелепо. Тем более что спасительное лезвие было столь близко...Йирт мог упасть на пол, гусеничкой подползти к нему, изогнуться и, вспоров верёвки, выбраться на волю. Вот только Бесхвостый медлил. Он сразу решил что не воспользуется столь щедро предоставленным ему шансом на побег. И дело было не столько в подозрительности, которая была сильнейшей чертой характера Бесхвостого. Причина крылась в каплях чужой жизни, веером алых бусин рассыпанных по комнате. Сколь не были бы убедительны слова этой, несомненно, несчастной когда-то эльфийки, которой угораздило стать нежитью, но следы крови только что убиенной ею жертвы слишком хорошо говорили о том кем она была сейчас. Хищник. Опасный. Жестокий. Затаившийся. В этой комнате, где на его глазах была лишена жизни незнакомая ему персона, плачущей вампирше было очень тяжело сопереживать. А именно потому это и нужно было сделать. Чтобы поддержать начатую ею игру. Чтобы заинтересовать. Чтобы отличиться от других шаблонных жертв.
Бесхвостый снова взглянул на сотрясающуюся в рыданиях фигуру. Он закусил губу и, наконец, решился.
- Нет! Я н-не уйду. - решительно заявил Порченный - Я...я выслушаю тебя.

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-02-28 15:42:48)

10

- Я...я выслушаю тебя.
Вот те раз. Я-то думала, что ты сбежишь. И что мне с тобой теперь делать? Сказки рассказывать о том, как тяжело быть вампиром? Или ещё какую лапшу вешать? Я-то надеялась, ты сейчас когти будешь рвать, а я за тобой устрою прогулочную ооту, чтобы развеяться и свалить из этой дыры под веским предлогом. Но нет же, ты решил мне всё испортить, чёрт ты лохматый! Снова всхлип, и несчастный голос мёртвой эльфийки возвестил о начале захватывающей и животрепещущей истории.
- Это было ужасно. Я шла по тёмной улице, свернула на другую, чтобы пройти к домику, где я снимала комнату. И тут, передо мной возник он! Он, понимаешь?! Он пил кровь несчастной женщины, которую поймал несколько минут назад. Эта кровь, что лилась по её рукам, тошнотворный запах, что витал в переулке. Страх волной накрыл меня, заставив дрожать на месте, будто заиндевевшая статуя. Ещё одно мгновение! И я потеряла сознание. И, как оказалось потом, потеряла его навсегда. Эти адские боли. Невыносимые страхи, страдания, ужас, что сводил меня ночами, днями, неделями. Мне больно было даже думать, даже просто существовать. Тело ломало, душу выворачивало наизнанку. Я страдала так, как даже не подозревала, что можно страдать. Я умирала. Умирала долго и мучительно. Чтобы ....
Кровавой стрелой Ди оказалась рядом с вифрэем. Очень близко, почти касаясь его носа своим.
- ... чтобы переродиться, - её глаза сияли, переливались холодным блеском, - представляешь? Я нашла выход в своей смерти. Я смогла совладать с этим. Принять своё новое тело, свой новый разум. Это просто великолепно, осознать, насколько совершенней я стала.
Взгляд был слегка безумным. От эльфийки веяло холодом и кровью. Она смотрела на однорукого, внимательно изучая каждую его частичку. Это было интересно, вот так воочию наблюдать новый, для неё, организм. Интересно бы достать его крови. Попробовать или провести опыты. Хотя, можно и над его телом. Всё равно уже хуже не сделаю.
- Вот так живёшь свою несчастную эльфийскую жизнь, а потом, в одно мгновение превращаешься в совершенную машину для убийства. Нет, не так. Не машину, у нас же есть чувства. Просто, мы их несколько иначе ... м-м-м ... выражаем.
Она слегка щёлкнула пальцами по правому уху бесхвостого и однорукого зверя. Склонила голову налево, потом направо. С каждой стороны он был разный, абсолютно разный, как будто два разных существа сплелись в одно целое, а управляет им некто третий. МОжет, тоже какая-нибудь эертва экспериментатора-извращенца?
- Я - Ди Бернэ. А ты вообще кто?

11

Бесхвостый старался изо всех сил выглядеть заинтересованным. В свободное от пленений и бегства время он не слишком то интересовался тем как правильно выражать сопутствующие этом эмоции, и, не найдя ничего лучше, просто изредка кивал. И, судя по тому что Йирт был всё еще жив, это вифрэю удавалось не так уж и плохо. Вместе с этим он, вместе с речью - наиболее эмоциональных моментах её, пытался совсем тихо произносить слова, необходимые для того чтобы завершить чёрную кровь. Бесхвостый был очень аккуратен и потому успел произнести лишь два слова, прежде чем поперхнуться третьим - когда вампирша неожиданно оказалась настолько близко, насколько к нему была разве что Смерть.
Странный икнул и перестал дышать. Даже сердце пропустило пару ударов, а затем пустилось вскачь, будто пытаясь наверстать упущенное. И не удивительно - несмотря на то что перед ним была нежить, она выглядела как живая, очень красивая женщина. А потому эмоции, пробудившиеся в Странном от столь близкого контакта, были вполне естественны. Вот только у данного конкретного вифрэя они сопровождались вспышкой всепоглощающей робости. Взгляд Йирта, в соответствии с преобладающми эмоциями, успел побывать в нескольких состояниях - сначала он был наполнен страхом, потом окрасился удивлением, затем восхищением и только потом вернулся к ужасу, в котором и поспешил отлипнуть от аметистовых омутов глаз близко находящейся нежити.
- Проверка. Йирт всё еще не раб этой клыкастой госпожи?
- Насколько мне известно, нет. Для этого необходимо сначала ввести жертву в транс. Йирту же до него далеко.
- Знаешь, я думаю ей даже магию применять не надо. Достаточно оголить плечико, подмигнуть и...
- Она нежить. Плотские утехи ей не интересны. А если и интересны то лишь в качестве способа манипулирования живыми.
- Я бы дал ей поманипулировать моим...
- Ох. Ты снова забыл что мы всего лишь голоса?
- Ой, всё! Я с тобой не разговариваю!

Исходивший от нежити аромат был вполне предсказуем, учитывая основные аспекты её бытия. Кровь и холод - совсем как её глаза, кипящие обжигающе холодным безумием. Бесхвостый покосился на вампиршу со ставшим привычным страхом. Он порывался произнести последние слова, чтобы завершить заклинание и почувствовать себя в безопасности - ведь не будет же нежить кусать его, зная что от этого может погибнуть сама. Но Бесхвостый не двигался, понимая истину, которая дошла до него со временем - он еще жив, потому что вампир чувствует себя сильнее. Так, кошка убьет огрызнувшуюся мышь. И не обязательно сделает это зубами - достаточно будет взмаха когтистой лапы.
Получившее щелчок ухо дёрнулось и обиженно прижалось к голове, оставляя второе внимать каждому слову мучительницы. Вот только вместо продолжения истории, ему был задан вопрос. А значит, на него нужно было ответить. И ответить быстро - пока задавшая его не заскучала.
- Меня зовут Йирт, госпожа Ди Бернэ. Я лекарь. - произнёс он, подняв затравленный взгляд на нежить. И тут же пожалел об этом, поскольку его признание могло насторожить вампиршу, сподвигнув заподозрить в нём обладателя магии жизни. Поэтому следовало срочно отвлечь её от этого каким-то дерзким заявлением - Но главное моё призвание - это дрессировка блох!

12

- Хм-м-м-м. Дрессировка блох и лекарь. Значит, дрессировка не всегда проходит удачно? А блошки чьи, свои собственные? Или ты на чужих собаках отлавливаешь? А у вас, вифрэев, есть блохи? А что даёт тебе дрессировка? Ты в цирке работаешь? - вопросы сыпались на несчастного, как кровь из вспоротого трупа.
Всё это Лана говорила не отодвигаясь от Йирта. Казалось, тот забыл как дышать, хорошо, что нежить этой ерундой не страдала. Мёртвая эльфийка задумалась, оно и понятно было, что своей блошиной дрессировкой её только отвлекают от основного занятия - излечения больных и нуждающихся. Пока думала, всё же решила чуть отодвинуться от жертвы, а вдруг сейчас лечить начнёт? Или вовсе, блохастым окажется. Юная Бернэ поморщилась, она даже представить не могла, какого это, быть домом для маленьких кровососущих созданий. Стоп. Так я ж ... только крупная? Фу-фу-фу! Бред. На мне не может быть блох, они же на тепло идут, на кровь. Чёрт. Так ведь всё же получается, что вампиры - это блохи настоящего мира?
Она застонала вслух, закатывая глаза и падая на пол.
- Вот же чёрт. Ну как так-то а? Я-то думала, что мы высшие существа, а мы всего лишь бл.... Кхм. Так что, ты в цирке работаешь?
Ди поднялась уже на ноги и, подойдя к Йирту, забрала нож к себе обратно, вернув его на положенное место, в сапог. Она до сих пор не могла понять, как пришла к такому выводу после череды рассуждений. А главный вопрос - зачем? Теперь, рано или поздно она снова начнёт себя сравнивать с этими созданиями. Фу, нет, это даже не создания, это какие-то ... бррр. Так, всё, я эльфийка, пусть и мёртвая, но существо благородное, даже после смерти. Вон, не сразу убиваю, пытаюсь поговорить.
- А почему рука одна? Блохи откусили? А хвост где? Тоже они не поделили? Вот смотрю на тебя, Йирт, лекарь и дрессировщик, и понимаю, что опасные эти твари, страшнее даже нас, вампиров! Как ты ещё до сих пор держишься, ума не приложу?!
Девушка ходила неподалёку от Йирта, рассуждая вслух, изредка оглядывая то ту, то другую покалеченную часть тела вифрэя. Немного расстроилась, что нет хвоста, хотелось пощупать. И уши потискать.

13

Бесхвостый пытался честно отвечать на вопросы.
-Значит, дрессировка не всегда проходит удачно?
- Д-да.
-А блошки чьи, свои собственные?
- Да.
- Или ты на чужих собаках отлавливаешь?
- Нет, зачем...
И тут Порченный почувствовал что теряет хрупкий баланс. Он еще не успел дать достаточно развёрнутый ответ на предыдущий, как перед ним требовательно восстал следующий.
- А у вас, вифрэев, есть блохи?
- Д-да. Но не у...
А что даёт тебе дрессировка?
- Ну, я...
-Ты в цирке работаешь?
-Гм...ну-у-у...
Йирт, еще когда был маленьким, видел жонглирующих множеством ножей вифрэев. Они начинали с малого количества острых предметов, перекидываемых из одной руки в другую и постепенно его увеличивали - на потеху толпе. Иногда, когда в воздухе находилось уже с десяток клинков, они запинались, спотыкались и казалось что вот-вот их накроет стальной дождь. Но каждый раз всё удивительным образом обходилось. И сейчас Бесхвостый ощущал себя точно таким же жонглёром, с той небольшой разницей что подаваемые вампиршей ножи-вопросы, как он не старался, уже начали падать, не находя достойного ответа. Так что было лишь делом времени когда какой-нибудь из них, по настоящему оказавшись важным для кровопийцы, в лучшем случае лишь ранит его...
- Так что, ты в цирке работаешь?
Задумавшись над своей не простой судьбой, Йирт едва не пропустил очередную подачу, оказавшейся всего лишь уточнением. Это был явный признак того что это было по настоящему важно. Проблема была в том что Порченный не представлял правильный ответ, а потому постарался вывернуться.
- Я...я еще не разобрался. В цирке слишком сложно...
Но то ли ответ был не правильным, то ли вампирша просто со скуки решила вернуться к подаче ножей-вопросов. Бесхвостый успел лишь коротко всхлипнуть и постараться сосредоточиться чтобы успевать отвечать ёмко на поступающие вопросы.
- А почему рука одна?
- Оторвали.
- Блохи откусили?
Вопрос оказался настолько странным, что выбил вифрэя из колеи. Вместо того чтобы дать немедленный отрицательный ответ, он почему-то представил себе размеры блохи, которая была бы способна совершить подобное. И, естественно, из-за этого, Порченный проворонил отведённое ему время. Но всё бы ничего, если бы оно то был всего один единственный вопрос, но пропущено было сразу три!
- А хвост где?
- Тоже они не поделили?
В итоге, похолодевший от осознания собственной промашки Бесхвостый, жалобно взглянул на вампиршу. Вряд ли нежити вообще была оная знакома, но - то было единственное что он сейчас мог сделать. И, естественно, ни за что не пропустить еще один вопрос, ответ на который он выпалил не задумываясь.
- Как ты ещё до сих пор держишься, ума не приложу?!
- Я не вкусный.
И эта фраза была, пожалуй, одной из самых худших что можно было сказать вампиру, ибо она буквально призывала попробовать и оценить вкус крови. Бесхвостый сглотнул и приготовился произнести последние слова для того чтобы уже готовая, чёрная кровь, начала действовать. Но только после того как она вопьётся ему в шею - чтобы эффект наверняка возымел результат.

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-03-20 16:18:37)

14

Дилана помотала головой, отчего волосы взметнулись тёмным ветром, загораживая на мгновение обзор.
- Не... вкусный?
Она ожидала каких угодно нелепых ответов и она их получила, но вот окончание странного диалога повергло её в лёгкий шок. Что? Не вкусный? В смысле? В смысле переносном? Это как тогда? Э-э-э-э. Не вкусный, в плане мяса? В плане крови? Ещё что-то? Мамочки, да он просто вынуждает меня попробовать! Вы только поглядите на его позу, да она просто кричит - съешь меня! Выпей всю мю кровь! Смотри, какой я нежный и вкусный внутри! Я только и жду, чтобы ты вкусила мой дар, прими его, прими его! Ой нет, не могу больше!
Не смотря на недавнюю трапезу, Лана подскочила на месте, и буквально накинулась на вифрэя, готовая вот-вот разорвать на куски. Вот она, желанная шея, пульсирующая, горячая, живая, чёрт возьми! Ди запустила клыки и, едва кровь попала на язык, тут же взвыла, отшвыривая Йирта на сколько позволяло сил. Продолжая истошно верещать, плевалась и страшно материлась.
- ...! Чёртова несоразмерная блоха! ...! ...! Гореть тебе на костре!... ...! ...ть! ...в глотку! - девушка металась из стороны в сторону, уже крайне неприлично ругаясь и обещая однорукому такие сладострастные пытки, из которых ему вовек уже не выбраться. Гнев заполнял её существо быстрыми волнами, накрывая всё больше и больше. И с каждым разом Бернэ исторгала отборную ругань, сопровождая всё диким рыком. Хорошо, что доза крови была мала и возможно, всё обойдётся небольшими потерями. А если Ди начнёт потихоньку разлагаться, то убить это волосатое чудовище она всё равно успеет. Она вновь вытащила кинжал, чёрной стрелой метнулась к поверженному вифрэю и вцепилась в его горло ледяными пальцами, встряхивая и поднимая его, пытаясь оторвать ноги от пола. Острие кинжала упёрлось около двух небольших дырочек на шее блохастого циркача.
-Кто ты, ...ть такая?! Кто ты, чёрт тебя раздери на запчасти для опытов?! Кто ты, твою мать!!!

15

Говорят, перед смертью проносится вся жизнь. У Бесхвостого что-то пошло не так и когда клыки вампирши прорезали кожу на шее, ему вспомнилась одна из первых прочитанных им книг. Так случилось что Йирт научился находить смысл в чернильных закорючках после того как присоединился к Белому Кресту. Там ему с горем пополам вбили в голову основы основ и строго-настрого повелели тренироваться. Что Бесхвостый и делал, ведь без этого знания, прячущиеся на страницах книг, старательно избегали попыток переселить их себе в сознание. А так как Порченный был существом достаточно непритязательным, в качестве тренажёра он выбрал первую попавшуюся книгу - про вампиров. Он рассчитывал обнаружить в ней секреты самозащиты против кровососов, описание их анатомии, или хотя бы познакомиться с какими-нибудь новыми неизвестными нюансами, чтобы в следующий раз суметь дать отпор. Но на деле же по окончанию на удивление быстро затянувшего его чтения вынес лишь то что дети ночи отличные любовники, а их укус дарит по истине невероятное наслаждение. С тех пор Йирт понял что не все книги одинаково полезны...
И сейчас он получил лишнее этому подтверждение. Было как-то не слишком приятно. Вернее сказать, было больно. Очень. Вифрэй невольно вскрикнул, ощущая с каждым мгновением усиливающийся неприятный холодок - то кровь покидала его тело и одними губами, практически беззвучно прошептал последние слова для того чтобы заклинание обратило наполняющую его вены алую жидкость в яд. И в тот же момент нежить как ветром сдуло. Хотя, правильнее будет сказать что это его как ветром сдуло, поскольку стоило кровопийце почувствовать неладное, как та с порядочной такой силой отшвырнула его прочь. Вот только лететь ему было не далеко - он и без того сидел у стены, а потому на долю вифрэя выпало всего лишь столкновение со оной. Искры из глаз, ушибленный затылок и сползание по стене под аккомпанемент красивого кровавого шлейфа шли в довесок. Если бы не выносливость такой удар мог бы отправить его сознание гулять по собственным просторам. И Бесхвостый этому бы только обрадовался бы - сейчас крепость организма сыграла с ним злую шутку, вынудив продолжать заведомом проигранную борьбу. Попутно закидывая многозначительными непечатными словами его совсем не нежно схватили за шею и с силой потянули вверх. Вифрэю только и осталось что воспользоваться любезно поданной нежитью рукой как опорой и подняться на ноги. Всё вокруг медленно кружилось, но совсем не это беспокоило его. Глаза вампирши были полны холодного рубинового гнева и, насколько он мог судить, он был сдобрен крохотными кристалликами страха. А это был очень плохой признак. Очень.
Пусть ему задали вопрос, но был он из разряда таких, на которые задающий наверняка сам бы придумал ответ, что был бы раза в два интереснее оригинального. Но в данной ситуации надо было хотя бы задать направление, чтобы его не причислили к какому-нибудь подвиду архонов.
Йирт облизнул пересохшие губы.
- ...я...я Порченный, Госпожа Ди Берне...

16

- Порченный?! Да ты... ты... ты испорченный! У тебя срок годности вышел лет двести назад! Тьфу, чёрт возьми, зараза ты лохматая! - Ди разжала руку, отпустив вифрэя на встречу с полом. А сама вновь принялась плеваться во все стороны, так же продолжая разбрасывать и ругательства. Отборные, громкие и даже отчасти красиво-витиеватые.
- Да я эту чёртову деревеньку на части разнесу, ни одного живого не оставлю! Всем руки по отрываю! Какую дрянь мне притащили! Варвары! Караул! Трагедия! Честного вампира захотели жизни невинной лишить! Твари! Негодяи! Тьу, тьфу, тьфу!
Мёртвая эльфийка верещала не хуже потерпевшей от рук этой самой же вампирши. Она не знала, что теперь ей делать. Вроде бы следовало его сожрать без сожаления и раздумий, так вот же оказался подпорченный продукт питания. Убить? Вроде и надо бы, но Лане было слишком скучно, даже не смотря на только что случившийся факт. А вот стукнуть его хорошенько хотелось. Лага не выдержала, подпрыгнула к Порченному и отвесила лёгкий подзатыльник, беззлобно сказав.
- Больше так не делай, а то вторую руку оторву, даже не задумываясь.
Сказала и тут же отошла в сторону. Рисковать не стала. Вдруг у него ещё какие-нибудь козыри в рукаве остались? Может у него блохи ядовитые? Или кусачие? Или плюются святой водой, а может и клыки у них серебряные, в смысле зубы? А, чёрт знает, что там у его блох, может и правда клыки? Чёрт, вот это я вляпалась.
- Вот скажи мне, испорченный, они специально тебя подкинули мне? Чтобы убить меня, да? Сколько они тебе заплатили за это? А?
Все эти вопросы она задавала стоя издалека, не подходя особо близко к Йирту, опасаясь даже его милых ушек, что так трепетно поворачивались в сторону задаваемых вопросов. Это существо опасно, вот наверняка, я прям чувствую, что не я его съем, а он меня. Паранойя медленно накатывала на мёртвую, подкидывая не слишком лучезарные перспективы в дальнейшем разговоре.

17

Встреча с полом была практически желанной. Вообще, в текущей момент, контакт с кем угодно был предпочтительнее нахождения в зоне поражения обладательницы аметистовых глаз. Поэтому, как только появилась такая возможность (не сказать что Йирт вообще был способен выбирать), Бесхвостый устремился к далеко не столь кровожадному, пусть и куда более твёрдому, чем нежить, полу. Вспышки боли, последовательно пронзившие сначала то место, откуда должен был расти хвост, а затем и затылок - из-за отказавшегося держаться в сидячем положении тела, отвлеки его от невесёлых мыслей и вернули в реальность куда более скверную. Вампирша была мертва. По прежнему, а не окончательно. Это выражалось в обилии бранных слов, которыми Ди Берне сыпала, вместе с тем интенсивно отплёвываясь от его крови. До того как Странный решил что хуже быть уже не может, вифрэй наконец-то заметил некую странность, которую его разум распознал только сейчас, в то время как его уши послушно регестрировали её вот уже некоторое время. Ругательства с его персоны перебрались на кого-то другого, а это значило что...
Додумать мысль ему не дали. Шлепок по затылку заставил её испуганно вспорхнуть и отлететь чуть в сторону. Так что Бесхвостому пришлось снова к ней тянуться, надеясь что вампирша не попытается за это время с ним сделать что-нибудь неприятное вроде...
- ...а то вторую руку оторву...
Бесхвостый моргнул и помотал головой, избавляясь от наваждения - будто его мысли произнёс кто-то другой. Поняв кем этот другой был, Бесхвостый сощурился и подозрительно покосился на вампиршу. Он раньше не слышал чтобы эти существа были способны читать мысли, но кто знает, вдруг он просто не знал о последних новостях мира нежити.
"Фу какой большой и мерзкий паук сидит на плече у Ди Берне!" - намеренно подумал он, ожидая реакции. Но, к его облегчению, вместо того чтобы смахнуть угрозу, та отошла и задала ему престранный вопрос. После того как он достиг разума Йирта, тот наконец вспомнил о чём была упущенная мысль.
- Понял?!
- Безусловно. Рациональное использование имеющихся ресурсов.
- Значит не зря я тут у него в голове сижу. Набрался Йирт от меня уму-разуму! Уже сам додумался натравить одного вампира на других! Растёт! А ведь совсем недавно он ещё и...

Однорукий взволнованно облизнул обескровленные губы, не обращая внимание на усилившуюся качку окружающего мира.
- Я...я не знаю, Госпожа Ди Берне. - произнёс он, развернувшись так, чтобы лежать лицом к нежити. - Если вы сильная, а они слабые...то это вполне возможно.
- Слышал? Ах, красавец! Ни слова лжи! Лишь спекуляция фактами, да кашица из предположений!
- Вопрос в том - поверит ли вампирша. И будет ли этого достаточно чтобы она предприняла какие-нибудь активные действия против своих соплеменников.
- Хм...Почему бы и нет? Это же вампиры. Они на всякую дичь способны.

18

- Что? Что за чушь ты несёшь? - Лана нахмурилась, прищурила взгляд и облизала белые клыки. - Конечно, я сильнее их, но их слишком много здесь и сейчас, если она надумали меня отравить, подсунув просроченную кошку! То у них это вполне может получиться, к счастью, я вовре... кха... кха-кха... что? А... что за...
Мёртвая эльфийка закашлялась, прижимая руки ко рту, пытаясь остановить кашель. Шаг в сторону, другую. Йирт видел, как вампир буквально раздирал себе горло, оставляя белёсые полосы на, и без того, бледной коже. Сомнений не было,Ди вдруг стало плохо и она начала кашлять, неужто, это отравленная кровь так подействовала на мёртвый организм? Тонкие пальцы прошлись ниже, пытаясь содрать с себя одежду, и казалось, что вот-вот и это произойдёт. Кашель всё не утихал, а лишь усиливался. Бернэ сделала ещё несколько шагов, уже еле волоча за собой ноги, прихрамывая, сшибая всё на своём пути, будто слепая. Почти дошла до выхода и рухнула там на пол без единого звука. Лица вифрэй не видел, оно было обращено к двери, любоваться можно было только на филейную часть эльфийки и на вытянутую, вдоль тела,  руку, судорожно сжимающую воздух. И стало тихо, тишина приобрела какой-то зловещий оттенок и теперь медленно, но верно, расползалась, захватывая всё пространство вокруг.

Дилана лежала и улыбалась, довольная собой и всем происходящим. Она решила, что данный спектакль не повредит никому, она развлечётся, а остальные понервничают и начнут, наконец-то, производить некоторые, более активные, движения. Необходимо было расшевелить весь этот гадюшник, вздумавший отравить дочь Бернэ. А если это проделки не деревенских, а самого ушастого? Тогда, пожалуй, я обязательно эти уши ему откручу, чтобы повадно не было. Потом, привяжу за руку к своей ноге, и потом, будет так путешествовать со мной. Или откусить руку? Нет! Лучше отрежу ему ногу, вручу как оружие и заставлю гонять старосту по деревне. Вот, точно. Но это были всего лишь мысли и мечты, а пока что, Лана притворялась красивым бревном и очень удачно. На это понадобилось всё её актёрское мастерство и выдержка. Ведь не каждый сможет так живописно лежать на полу, изображая окончательную смерть. Хорошо, что я не дышу, да и перемещение этого блохастого можно спокойно отслеживать. О, кстати. Она обновила Чувство жизни.

19

Бесхвостый только хотел сказать что-нибудь в свою защиту, как вампирша ощутимо покачнулась и начала биться в конвульсиях. По мере того как её руки метались, безрезультатно пытаясь что-нибудь сделать с попавшим в тело ядом, сердце Йирта всё сильнее заходилось в радостном танце. И под конец, когда тело хищницы упало на пол и замерло, качающая кровь мышца от испытываемого Йиртом облегчения едва не выпрыгивала из груди. Всё было кончено. Порченный позволил себе обмякнуть секунд на пять - время, необходимое для обновления чувства жизни. Дыхание, как и мысли за этот промежуток времени не смогли полностью избавиться от пут радостной эйфории, но сейчас с ними можно было хоть как-то работать. А учитывая что Порченный до сих пор был связан, дел ему предстояло довольно много...
Огромная ушастая гусеница с копной нечёсаных волос и зверским выражением лица приближалась к Дилане. Курс был взят на наиболее выдающуюся, по мнению Йирта, филейную часть вампирши - до неё было и ближе, и добиться от оной желаемого было куда больше шансов. Бесхвостый двигался нелепо, но увереннее и увереннее с каждым новым движением - согнуться, чуть проскользить по запачканному кровью полу до полного выпрямления, снова согнуться, снова чуть проскользить по запачканному кровью полу до полного выпрямления и так до тех пор, пока не удалось упереться в самое мягкое место вампирши. Добравшись до оного, Бесхвостый начал ползать вокруг в поисках того, чем ему можно было бы разрезать путы. Сгодилось бы что угодно - от шпаги, о кончик которой пришлось бы как следует потереться верёвками, до неизвестно куда подевавшегося кинжала, ради которого Порченный готов был приступить к попыткам зубами стянуть с недвижимой фигуры сапоги, ведь именно оттуда, насколько вифрэй мог видеть, и был изначально извлечён небольшой клинок-ковыряльник.

20

Лана лежала, будто мёртвая. Ой, а что это мёртвая, так и есть. Мысленно хихикнула она, магией и собственными ощущениями наблюдая за бесхвостым, что выписывал невероятные и неудобные, для него, кренделя, передвигаясь будто лохматая гусеница, по полу. А так хотелось развернуться, посмотреть на его лицо. Интересно, вытянулось ли оно от удивления? Или уши радостно запорхали над странной головой от радости, что вампирша наконец-то умерла? Ой, как всё захватывающе теперь стало. Непонятный толчок в пятую точку возвестил о том, что герой без одной лапы достиг одного из перевалочных пунктов в своей жизни. Какого чёрта он об меня трётся?! Возмущению не было предела, но играть мертвеца приходилось до конца, раз уж начала. Терпела. Терпела ещё немного. Потом ещё чуть-чуть, понимая, что сил на это уже не оставалось. Я смогу, я справлюсь! Я сильная и отважная женщина! Тьфу ты, чёрт, что за *Вырезано* в голову лезет? Наконец-то дошло, ведь вифрэй ищет что-то острое, чтобы разрезать путы, сковывающие его до сих пор! Это был тот факт, который брюнетка не учла. Чёрт, помочь ему что ли? Нет уж, пусть страдает дальше. А то.... Служилось нечто неожиданное. Лана, готовая лежать вот так хоть целую вечность и ещё чуть-чуть не выдержала. По одной простой причине, даже слишком банальной, в этом помещении давно не убирались и Ди громко, от души чихнула. Конечно же нарочно. Чтобы напугать этого дрессировщика блох, ибо нечего так свободно ползать.
- А-а-апчхи!
Пыль взметнулась вверх, а потом медленно оседала обратно на пол, не забыв так же присыпать нерадивых собеседников своих серым одеялом.
- Чёрт возьми, вот это я спалилась! - вампирша перевернулась на спину, раскинув руки в стороны, - эй, циркач, ты там жив или от страха уже умер?

Отредактировано Dilana Berne (2018-04-17 21:27:52)

21

Звук, сопоставимый с громом небесным вражеского первопорядкового мага воздуха, прозвучал в тот момент когда Бесхвостый с яростью собачки, чья размеры были обратно пропорциональны её злости, уперевшись головой в ягодицы, пытался более менее свободными ступнями стянуть с дохлой нежити сапог. Вот только оглушительный чих всё еще не нашедшей свой последний покой вампирши прервал это еще мгновение назад кажущееся важным занятие, вынудив Йирта замереть на том самом месте и в том самом положении, где его застал мощный звук. Порченный буквально ощущал процесс смены местожительства сердца на район поспокойнее - в области пяток.
На самом деле Бесхвостый чего-то подобного и ожидал - он уговаривал себя в этом столь отчаянно, что даже начал верить в эту безусловную ложь во спасение собственного достоинства. Но тем не менее, вифрэй зарёкся отныне каждый труп сначала проверять заклинанием магии жизни, а уж потом проводить какие-либо с ним манипуляции. В сознании Йирта тотчас же возникла пасторальная картина - как реведант, притворившийся трупом, повинуясь своему не-мёртвому чувствую юмора, исключительно смеха ради втыкает в ничего не подозревающего лекаря, обмазанную ядом железку. Паралич, пена изо рта, судороги и смерть. Однорукий вздрогнул.
То что вифрэй остался жив сейчас, Странный объяснял для себя банальным везением и правильным позиционированием - всё же даже такому хищному созданию как вампир нанести заведомо смертельный удар ягодицей по жертве достаточно тяжело. Порченный попытался представить хоть один подобный приём и не смог, а так как события продолжали развиваться, решил подумать об этом в будущем, которое может и не наступить, если он тотчас же не попытается предпринять что-то более-менее дельное...
- Н-нет, госпожа Ди Берне. - выдавил из себя Йирт, но потом поправил себя - То есть...д-да, госпожа Ди Берне.
И так как оба ответа были почти бесконечно глупы и безинформативны, вифрэй предпринял третью попытку вымолвить хоть что-то несущее смысл.
- Я д-думал в-вы умерли... - прохрипел он и почувствовал как у него у самого свербит в носу. Странный скрутился, закрыл глаза, начал мотать головой, но в итоге не удержался и, вздрогнув всем телом, со всей силы чихнул сам, вновь поднимая армию крохотных серых зайчиков пыли в воздух.
- Теперь...теперь вы меня убьёте, госпожа Ди Берне? - вопросил он, стараясь чтобы его голос не дрожал от напряжения. Рана в шее от укуса по прежнему побаливала, несмотря на регенеративные способности организма. Впрочем, решив что подобные вопросы ни к чему хорошему не приведут, Йирт выдвинул куда более правильное для своего выживания предложение - Но может...может вам еще пригодится дрессировщик блох?
И тут Бесхвостого осенила некая идея. С виду невинная, но способная привести его к освобождению.
- А хотите покажу что блошки умеют? Они всегда со мной. - произнёс он, тряхнув шевелюрой - Для выступления достаточно чтобы вы развязали мне руку и я продемонстрирую их мастерство.
Йирт закусил губу.

22

Лана старалась держать марку непроницаемого и хладнокровного вампира, совсем и окончательно хладнокровного, ну или быть леди. Чёрт возьми, но не получалось ни то, ни другое, видимо, мама с папой чему-то всё же забыли научить. Либо хорошие манеры умерли вместе с Диланэль в том самом переулке, несколько сотен лет назад.
- Солнышко моё, блохастое. Я так давно уже умерла, что даже забыла, когда и как это произошло.
Хотя, кого я обманываю, всё я прекрасно помню, особенно, эту жуткую ломку в теле и острое желание сожрать какую-нибудь скотину, желательно живую, пусть и блохастую. Вампирша хищно улыбнулась, и даже облизнулась, глядя в грязный потолок. Затем, одним резким рывком поднялась, усаживаясь по удобнее на ту самую часть тела, куда недавно тыкался Йирт, невольно подумав и едва сдержавшись, чтобы не спросить, понравилась ли ему её задница или стоит  заняться ею в последующее свободное время. Но лишь ухмыльнулась и перевела взгляд на чудо, сидевшее перед ней. Вот и что мне с тобой делать? Сожрать нельзя. Убить? Скучно и нелепо. Вроде как принесли в жертву сие создание, и просто так убить его - нелепо. Хм, странно, кстати, а почему именно его? Может он что-то сделал этим деревенщинам? Внешне он безобидный такой, лохматый, смешно ушами дрыгает, ну хвоста нет, руки нет, как будто уже пытались сожрать, но так как продукт окончательно испорчен, то не стали и доедать? Ох, даже не знаю, что с тобой делать, пушистый котик. Дилана задумалась на проблемой века и как-то пригорюнилась. ничего не оставалось, как только убить, по сути, и дальше двинуться восвояси, куда дальше путь держала. Собственно, а куда я шла-то? Воспоминания дались с превеликим трудом и успехом не увенчались. Зато, в это врем Йирт подал голос, а вместе с ним и идею. Только услышав про блох, Лана сразу заверещала, отодвигаясь на всякий случай на пару метров назад.
- Никаких блошек, чёт лохматый! Оставь своих зверей при себе! Всех!
Конечно, она их не боялась, но всякая мелкая живность, что ползала, прыгала и летала в виде назойливых насекомых, не нравилась ей ещё с детства. Ну противно было тогда, так и осталось сейчас. Хотя сама понимала, что выглядит глупо очень и очень, когда вампир вот так себя ведёт при упоминании о блохах. Но хоть она и мертва, то это не значит, что за собой не следила, а эта мерзкая живность, может перепрыгнуть на копну густых волос и там поселиться. Хотя, вряд ли. Они же теплолюбивые, а , как айсберг в океане. Фух. Она выдохнула и расслабилась, но всё же не стала двигаться ближе.
- Никаких выступлений. Думай дальше, что мне с тобой делать. Сам. Я бы съела, но у тебя срок годности, как оказывается, вышел. Вон, даже кто-то не доел. А мне что теперь с тобой делать, а?

23

Йирту пришлось наблюдать за тем как вампирша покинула общество лежащих тел и порывисто вскочила на ноги. Ему же, в отличие от грациозной нежити, о самостоятельном изменении положения в пространстве говорить не приходилось - верёвки коконом обвивали его тело, прижимая руки (вернее руку и огрызок от оной) к туловищу столь плотно, что лишало его даже мысли о попытках помочь оставшейся конечностью. Нет, конечно, за время путешествий и странствий вифрэй почти отошёл от состояния неловкого увальня, так что в принципе он мог попытаться как-нибудь вывернуться, чтобы перетечь сначала в сидячее положение, а потом и оказаться в состоянии вертикальном, да вот только это бы ему ничего не дало бы в отличие от пребывания на холодном полу. Занятая Йиртом поза животом вверх не только являлась универсальным обозначением покорности как среди животных, так и известных вифрэю разумных рас, но и то что из неё с помощью связанных ног можно было бы оттолкнуть пожелавшую атаковать его вампиршу. Так как после первой же такой попытки защититься Бесхвостого бы просто развернули и перерезали бы ему глотку, он старался не думать.
Когда его красноглазый палач бурно отреагировал на слово "блошки", Порченный почувствовал как на его лицо заползает совсем сейчас неуместная торжествующая улыбка. Наверное, такая же возникает у закопанного заживо, когда сквозь раскапываемую почву пробивается крохотный солнечный лучик. У вифрэя ситуация была, в принципе, похожей, с той лишь разницей что ему приходилось бороться с разумным стихийным бедствием в виде вампирши, которая одновременно была и его тюремщиком, и возможным спасением. На этом странном неприятии маленьких прыгучих насекомых можно было попытаться сыграть, выторговав себе свободу. Вот только разум Порченного грыз червячок сомнений - а что если это очередной обман? Ведь вампиры не испытывают страха - по крайней мере если то не основан на заклинании магии света. На его памяти было слишком мало бесед по душам с вампирами, из которых можно было бы вынести информацию о том подвержены ли они каким-либо фобиям. Но у Бесхвостого не было возможности раздумывать - ему задали вопрос, который требовал ответа немедленного.
Йирт сглотнул вставший в горле ком. Умирать совершенно не хотелось, а план, который он был вынужден реализовать, в случае его неудачи грозил ему не самым лёгким окончанием существования.
- Делать? П-понять, п-простить и отпустить. - проблеял Бесхвостый, заискивающе глядя в глаза своей возможной причине смерти. Затем он прикрыл глаза не на долго и затем присмотрелся к роскошной шевелюре нежити. Тяжело вздохнул. - И я... я смогу избавить Вас, Ди Берне, не только от своего присутствия, но и от блошек, которые, похоже, перебрались к вам...

24

- Фырк! - фыркнула Лана, напоминая недовольную лису и махнула хвостом, смысле волосами, уже ходившая по комнате с недовольным видом, - слишком поздно, я уже передумала бояться этих тварей, не гоже прекрасному и гордому вампиру бояться любителей тёплого и живого тела.
Вампирша вдруг выросла над вифрэем непреодолимой и непоколебимой скалой и недовольно заворчала на лежащего кверху лохматым пузиком существа.
- Ты что, вздумал мне угрожать своими блохами? - злость так и плескалась в её глазах, гранича где-то с яростным безумием и хитрыми искрами, тонко балансируя между этими двумя состояниями, - пнуть бы тебя, загадочное ты существо.
Девушка отвернулась, начиная вновь измерять комнату шагами, мельтеша перед глазами Йирта и мешая толком сосредоточиться на своём спасении. Походив ещё некоторое время в тишине, наконец-то начала рассуждать вслух.
- Ну вот, сам по суди, какой резон мне тебя отпускать? Верно, никакого. Но и держать тебя тут связанным, да ещё и составлять тебе компанию - тоже не вижу смысла. Будто я тебе сторож какой-нибудь, а мы так не договаривались. Сожрать я тебя не могу, потом изжога и совесть замучают. Вот если бы ты мне что-нибудь дал взамен своей жизни? Да только что ты вот можешь мне предложить, чтобы я и приняла, так ещё и согласилась тебя выпустить из этой клетки? Я пока что не вижу у тебя ничего такого ценного.
Девушка критично осмотрела тело, лежащее без особо резких телодвижений, удивлённо подняв брови, будто и правда искала, чем можно поживиться.

25

И вновь сердце Йирта, только вернувшееся из области пяток, собрало свои вещи и вернулось в ранее покинутую область. То что вампирше так просто удалось раскусить его уловку говорило только о том что жить Бесхвостому осталось от силы пару минут. Поняв что его раскрыли, Порченный успел покачать головой и зажмуриться в ожидании немедленной и, несомненно ужасной смерти. Он не слышал о том чтобы кто-нибудь выживал после встречи с разгневанной вампиршей - если, конечно, не считать парочки непристойных историй, подслушанных вифрэем в одной из многочисленных забегаловок. Но вместо окончания существования в комнате продолжили звучать хлёсткие слова, срывавшиеся с оснащённых клыками уст. Удивлённый что ему дали еще один шанс, Порченный распахнул глаза и, уставившись в глаза, постарался унять бешено бьющееся сердце, с каждым ударом которого креп страх. Вампирша шествовала по комнате и звук её шагов будто бы отсчитывал время до того момента, когда непредсказуемой представительницы нежити наскучит с ним играться и та всё же покончит с ним. Пока они звучали - Йирт жил. Но в подобном способе измерения длительности оставшейся жизни был один изъян - Однорукий не имел ни малейшего понятия о том когда шаги прекратятся...
Вынужденная спешка подстёгивала мысли вифрэя и те скакали в его голове подобно упругим мячикам, не только не задерживаясь на одном месте, но и не давая ему самому воспользоваться хотя бы одним из них. Странный почувствовал как его голова начинает нагреваться от интенсивного процесса обдумывания того чем еще можно удивить вампиршу. Он поднял на неё взор и, наткнувшись на её оценивающий взгляд, тут же поспешил его опустить обратно в пол. В своих размышлениях Бесхвостый сделал виток и вернулся на предыдущую канву размышлений - возможности выбраться на свободу у него не было и нет. За то время что он "общался" с вампиршей, она не раз демонстрировала свою изменчивую натуру, которая являлась не более чем частью игры. Кошка с мышкой. Вот только зверьком Порченный, как оказалось, был откровенно посредственным, потому как не смог действовать так чтобы смочь убежать и тем самым спровоцировать новую охоту - с поимкой и последующим раундом игры не на жизнь, а на смерть. Каждый раз Йирт возился со "случайно" предоставленными условиями так долго, что скука побеждала игривое любопытство вампирши и та, пропуская пункт с погоней, тотчас же переходила к следующей забаве в надежде на то что следующую вифрэй осилить сможет. Вот только по мнению самого Бесхвостого, её и впредь ждала череда разочарований - он слишком хорошо себя знал чтобы говорить о своём успехе хоть в чём-либо. Раньше он считал что хорошо умеет спасать чужие жизни, но с тех пор как вместо регулярной деятельности в Белом Кресте, вифрэй пустился в бега, зачастую оставляя больных позади, его вера ощутимо пошатнулась...
- Если мои умения в области дрессировки не интересуют Вас, Ди Берне, то я...то у меня...у меня ничего нет. - он вздохнул и развёл бы руками, если бы одна из них не отсутствовала, а вторая не был бы примотана к телу - Только тело. Есть еще одна рука и две ноги. Если вы меня отпустите, я готов ими пожертвовать и больше никогда не попадаться Вам на глаза.

26

Диалога не получалось, монологи её тоже не устраивали. Это общение между живым и мёртвой напоминало какое-то недоразумение или шутку Природы. Ди уже и сама осознавала, насколько бестолковым и бесполезным был этот разговор. Хотя, встречу, отчасти, можно было всё-таки считать нужной, теперь вампирша знала, что вифрэи могут быть просроченными и от того, крайне невкусными. Убивать его тоже не хотелось, не было настроения. Последнее было безоговорочно теперь изгажено чужой подставой от людей, вздумавших отравить леди Бернэ. И ей ничего другого не оставалось теперь, как....
- Давай, вали отсюда, лохматый. Ты свободен.
Дилана подошла к двери и рассерженно пнула её, вымещая свою злость на никчёмной деревяшке. Брюнетка с сожалением смотрела на Йирта и пытаясь понять, как он живёт в этом мире, чем на самом деле занимается и каковы его мотивы? Почему не отрастит себе руку или не пришьёт новую? Почему не приведёт себя в порядок и почему он весь такой внезапный, нелогичный и загадочный? Может он, того, крышей съехал? Может у него не всё в порядке с рассудком и он с самим собой разговаривает чаще, чем с живыми? О, тогда, Ланочка, ты видишь перед собой ивой пример того, что тебя ждёт. Только более удручающего вида. А вот безумные разговоры с собственной персоной и параноидальные мысли явно приведут меня скоро вот к такому состоянию и безумному взгляду. Беда. Ну хоть блохи не заведутся, и то хорошо.
- Чего стоишь? Тебя проводить из деревни надо? Выход сам не найдёшь? Давай, шагай. Ах, чёрт, ну конечно.
Девушка быстрым шагом подошла к недавней жертве и одним движением перерезала путы, сковывавшие странное тело. Вот теперь вифрэй точно был свободен во всех смыслах этого слова. Мог идти на все четыре стороны и даже не оглядываться. Это было бы лучше всего сейчас не оглядываться в сторону Ланы Бернэ и бежать, бежать себе как можно дальше от этого места. Потому что та злость, что постепенно накатывала на неё рано или поздно на ком-то сойдётся. И наверняка об этом пожалеют те, кто привёл сей бесхвостый подарок. А Ди уже закипала где-то внутри своей мёртвой души и начинала высматривать, чтобы прихватить в качестве оружия с собой на улицу.

27

В данный момент своего существования Йирт переживал...как бы это описать...Наверное то же и самое что чувствует неожиданно для себя сорвавшийся с крючка червяк. Хм. Так как подобное едва ли кто-то испытывал лучше будет перефразировать. Например так: Бесхвостый испытывал тот же спектр эмоций, что и любое живое существо, которое должно было быть принесено в жертву, но в последний момент чудом избежало смерти. Уже лучше, но всё равно не достаточно проникновенно. Пожалуй, лучший пример подобного состояния - студенты Аклории, которые в связи с приключениями по спасению мира не подготовили доклад по предмету Зика Грейсона и, по его требованию поднявшись с места, обнаруживают сотрудников Министерства Магии, которые уводят серого мистика за собой. Да. Пожалуй, именно так. Страх. Недоумение. Недоверие. Радость. Тошнота.
Он столько всего хотел сказать, но вместо тысячи слов он произнёс решительное и очень эмоциональное...
- Бу-э-э-э! - таков был ответ ошалевшего от произошедшего вифрэя. Он попросту ничего не мог с собой поделать - бешено колотящееся от волнения сердце, несмотря на свое расположение, умудрялось сотрясаться столь сильно, что буквально выколачивало своим ритмом абсолютно всё что только было в желудке Порченного. А именно - пустоту, которая, впрочем, была не против покинуть внутренности Йирта. Проблема была в том что она не заканчивалась...
Когда по верёвкам прошлись ножом, да столь быстро, что слезящиеся глаза Бесхвостого не заметили этого, Порченный всем телом задрожал мелкой дрожью от неожиданного холода, который обступил его со всех сторон. Но даже тогда вифрэй не сообразил что с ним произошло, продолжая подобно большой гусенице ползти в сторону двери. Осознал свою свободную от верёвок наготу Йирт лишь спустя две секунды после того как почесал себе давным давно чешущийся нос. Он замер. Очень медленно поднялся, стыдливо прикрывая причинные места верёвкой и что было сил побежал...
Он понимал что вампирша на нечто подобное и рассчитывала. Понимал что за ним могут выслать погоню, которая поймает его за голый зад и...
Но вифрэй уже бежал. И бежал так быстро, что пятки его сверкали подобно молниям, а разум судорожно строил маршрут наружу в веренице кровавых пятен чувства жизни.
Бесхвостый не только смог сбежать, но и смог вернуть отнятые вампирами вещи. Но это совсем другая история...

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-05-10 22:02:32)

28

Ди стояла на месте и недоуменно пялилась на это существо, пытавшееся... Что, чёрт возьми, он делает? Может... может ему пинка волшебного дать, ну, там, для скорости, что ли. Или для понимая. А то он как-то не торопиться. Беги, котёнок, ты свободен! Тебе повезло, что ты не вкусный, а то бы съела. Вампирша закатила глаза, глядя на то, как лохматый вифрэй, бившийся в конвульсиях, что жизнью зовётся, полз в сторону двери. В этот момент особенно захотелось помочь ему  как можно быстрее научиться уже ходить на своих волосатых ногах и покинуть сие мерзкое убежище. Бернэ обречённо вздохнула. Её даже в гордом одиночестве не могут нормально оставить. Подарок оказался жуткой подставой, не-жизнь сразу стала какой-то скучной и серой обыденностью повисла где-то перед носом. В своих мыслях, когда увидела эту маленькую жертву в честь себя любимой, уже видела, как весело проводит время. Думала, как сможет его заставить страдать, это тщедушное тельце, заставляя его биться в другом припадке. А вышло всё наоборот. - Ну что за жизнь, чёрт.
Она пнула уже мёртвое тело несчастной жертвы, что была выпотрошена недавно и сожалением посмотрела на убегающий зад Йирта. По-прежнему было скучно.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4. 8 Марта 17087. Дилана, Йирт.