Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Раскрыты результаты Лотерии "Зеркало Иллюзий" XIV
Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 20 апреля 17087 года, остров Пирит - Зик Грейсон, Ллойд


№4: 20 апреля 17087 года, остров Пирит - Зик Грейсон, Ллойд

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Солнце было практически в Зените. Волны накатывали на пустынный песчаный пляж, переходящий в каменистые пустоши.Чтобы добраться до ближайших скалистых уступов надо было пройти через целую пустыню песка и застарелого вулканического пепла. Пейзаж был невероятно удручающим и навевал тоску и безнадегу. И если бы у парочки магов не были припасены свитки порталов, которые в любой момент могли доставить их обратно в мир, полный зеленых лугов и полей, им бы пришлось прятаться в пещерах от палящего солнца и питаться ящерицами, чтобы выжить. Каждый раз, когда возвращаюсь сюда, думаю о том, какого же было этим беднягам из Лэвиана, увидевшим после долгих месяцев морских исследований ТАКУЮ долгожданную землю. Неудивительно, что они в конечном итоге сбрендили и стали поклоняться богине, которая лишь молчит, навевая туману на все. 

Легкий порыв ветра принес немного пыли и пепла, заставив Зика сощуриться, но при этом он не на секунду не терял из вида оппонента. Метрах в двадцати перед ним был вооруженный мечем Мистик, аура которого вселяла ужас в любого архона или иного поборника света. Зик не раз задумывался о том, насколько дорого императрице обходится содержание таких людей, но свое мнение предпочитал держать при себе.
- Надеюсь, ты готов, потому что я уже начал. - И действительно, Зик без предупреждения незаметно наложил на себя заклятие Барьера воли, хороший мистик должен уметь видеть, когда бой действительно начался, а не когда его готов объявить противник.
Зик пару раз взмахнул серебристым лезвием Иты, не вкладывая в неё сил, а просто поигрывая лезвием на воздухе, а Серебряная кромка появилась из ладони второй руки, которая, как могло показаться, болталась просто без дела, и сразу же устремилась по направлению к Ллойду.

На эту тренировку Зик не стал брать свою броню, и потому его одеждой была простая серая роба мага, купленная на распродаже в Торговой Лиге. Её было не жалко, она удобно подпоясывалась и выглядела столь невзрачно, что если бы не ощущение магической силы, которое прямо-таки исходило от Зика, его можно было бы принять за заплутавшего паломника не нищего лишь из-за внешней опрятности и светло-серебристых волос, украшающих спокойное и немного надменное выражение лица.

2

Это был бы самый обычный весенний день, устланный рутинными занятиями, работой, делами, или собственными увлечениями, давно ставшими монотонностью серости, уже не вызывая должного азарта и интереса. Желания постепенно угасали под напором будней, отличимых друг от друга лишь выбором бодрящего с утра напитка и способом взбивания подушки перед сном, нагоняя на мистика постепенно нарастающую скуку, и даже постоянность напряженной обстановки вокруг его фигуры в интригах высшего сословия Империи, а так же валящиеся подобно снегу на голову задачи Клыков не стремились её разогнать.
Вздох.
Но вместо всего этого облаченный в повседневный вид одежды - серую рубашку, черные штаны и такого же цвета обувь, но вооруженный бессменным клинком и перчаткой на левой руке, тусклыми серебристыми бликами отражающими солнечный цвет, он стоял на скалистой почве острова, на котором бывать ещё не приходилось, - Пирите, чей удручающий вид мог ввергнуть в печаль любого Друида, в двадцати метров напротив человека, по приглашению которого здесь и оказался, для тренировки, оценимой взглядом стороннего наблюдателя дуэлью.
Зик Грейсон.
Пепельный взгляд с небольшим прищуром концентрации не менял своё направление ни на миг, следя за любыми движениям Мастера рун, покуда Мистический взор бил тревогу, оценивая все ему доступные показатели магической силы и существенно склоняя чашу весов в пользу соперника. Как высоки мои шансы? Разум работал на предельной скорости, анализируя все доступные ему знания, сопоставляя ситуации и выводя результат, подобно игре в шахматы, вот только роль фигур в ней играли заклинания, перемещения которых по доске являли собою способы и время их использования. Но не только это тревожило рассудок, сколь цель всего начинания - уж не думал, не хотел верить мистик в исключительно тренировочных целях предложения Грейсона о встрече, нет, за этим что-то должно было скрываться, а спарринг являлся лишь предлогом.
Впрочем времени на подобные размышления никто давать ему и не собирался, фразой обозначая начало Убийца магов приступил к действиям, поигрывая оружием, словно разминаясь, намеренно отвлекая внимание от всей картины, тогда как со свободной руки резким указующим жестом сорвалось заклятие-выстрел без всякого вложения в оружие, свойственного Мистикам. Мгновенными способами защит Ллойд, увы, не обладал, а самые быстрые его щиты исчислялись парой секунд подготовки и едва ли могли сдержать хоть одно заклятие соперника, и от того любые планы, строящиеся вокруг активной защиты были отброшены в сторону. В этой тренировке лучшей защитой для него будет нападение и несерьёзность Грейсона, который вряд ли решит с первых секунд действовать максимально эффективно и на пределе своих возможностей. Нет, он мог позволить себе небрежность и понаблюдать за возможностями Клыка, который будет вынужден показать всё, на что был способен, и в этом Ллойд видел свой единственный шанс и мощнейшее оружие.
Мановением желания Теневой рывок в сторону позволил избежать проверочного выстрела, а так же разорвать дистанцию до сорока метров, давая чуть больший простор времени для любых действий, которые мистик решил провести в подготовке, занимая «Боковую» стойку, что лучше всего подходила для сражения с одним противником, открывая тому минимально возможный участок тела, защищенный клинком, который кратким движением руки в этой стоке мог защитить любую зону поражения. Свободной же рукой сразу после выхода из движения собирался сплести Темную молнию, лишенную Распада материи таким образом удваивая Распад эфира, и вкладывая в клинок. Именно это заклятие должно было стать козырной картой в тренировке, но не только на него он собирался полагаться, сразу после выпуская в Грейсона пару Стрел тьмы через перчатку, отвлекая и тут же меняя своё местоположение новым Теневым рывком в сторону, дабы избежать пристального внимания или попадания по себе какого-либо заклятия, однако сохраняя всё ту же дистанцию.

3

Как Зик и полагал, оппонент с легкость уклонился от его атаки. Даже с учетом внезапности - это было слишком легко. Безусловно, Зик хотел больше того, на что был способен Ллойд, к тому же, коль уж это тренировка, нет никакого смысла заканчивать все быстро, почему бы не отточить те приемы, которые Зик считал слабыми? Первым делом, после неудачной атаки, Зик решил вернуться к защите. Контратака - самая обычная мера, естественная для опытных бойцов, вспышка эфира и рождение темной молнии. Предсказуемо! Молния была готова к спуску в любой момент, и Зик не планировал подставлять глейв под атаку, которая с легкостью могла оставить его без оружия, а решил попросту принять её на щиты, лишь добавив к барьеру воли ещё щит шока - из предосторожности. Когда в него полетели темные стрелы, Зик тут же ловко начал орудовать глейвом, отражая их в случайные стороны, постепенно переводя обычное вращение богомола в полноценный Барьер Лезвий с Лезвием скорости.

Зик старался следить за местоположением Ллойда, но не атаковал сам, полностью сосредоточившись на защите. Гоняться за темным, окрыленном теневыми рывками, он не собирался вовсе. Нет ни возможности, не желания делать это.
Ты так сильно выкладываешься с самого начала? Значит ли это, что ты хочешь быстро закончить, бой? А что будешь делать, когда осознаешь, что это невозможно? Зику было интересно. Рука воплотила Щит металла, для защиты тела самым нижним слоем защиты добавилась Пелена, и это было только начало. Зик собирался создать Молекулярный щит, и продолжить применение щитов с максимальной доступной ему скоростью, не прекращая использовать глейв для отражения незначительных атак. Скоро будет удар посерьезнее. Зик уже придумал ответ и  пока оставалось лишь дожидаться его.

К великому сожалению, с первых же секунд Ллойд задал такой темп, что Зику было не до болтовни, но он был уверен, что оппонент скоро выдохнется. А чтобы тот не подумывал останавливаться, стоило найти время между защитными заклинаниями для того чтобы угостить противника ещё одной серебрянной кромкой, правда смысла в этом не было, если тот не будет останавливаться и так.

4

Битва на выносливость не была лучшей чертой тёмного мистика. Он не обладал поражающими воображение запасами энергии, не владел десятками магических щитов и иными видами защиты, способными укрыть его тело лишь мановением облеченной в желание воли. Нет. Большинство его заклятий всё ещё не достигли желаемой скорости, оставаясь слишком медленными для открытого столкновения с другими магами иль воинами. Всё, что он мог им противопоставить - собственную маневренность и скорость ограниченного числа подобных друг другу заклятий, входящих в основную школу магии тьмы, иль собственные разработки, на них основанные, но даже они не предоставляли необходимых возможностей, подталкивая к открытой импровизации и попыткам выиграть себе время. Но что может быть хуже мага, что превосходит тебя по всем параметрам? Мистик. Мастер рун. Особое направление, умело сочетающее магию и физические способности тела, позволяя применять первое сравнительно быстро в ближнем бою. И если магам он ещё что-то мог противопоставить, то другому, более сильному мистику - нет. Ллойд прекрасно это понимал, как и текущую ситуацию, как осознавал это и Грейсон - его противник, что принял лучшее решение - окружить себя максимальным количеством магических щитов, лишая Кроуфорда всякой возможности добраться до него и нанести решающий удар. По крайней мере так он думал. Так это видел мистик. И решил сыграть именно на этом. Шанс опробовать одну из моих последних разработок.
Пускай это и была тренировка, но цель её - стать лучше, развиться, а подобного достигнуть нельзя, не прибегая к использованию максимума, на что ты был способен. И именно этого он добивался, а если в процессе заставит выложиться на полную человека, превосходящего его во всех боевых возможностях - это станет маленькой победой. Об этом Ллойд думал, после окончания последнего рывка, резко замирая на месте и выпуская в Грейсона облако Тьмы, что в его силах было достаточно большого размера и плотности, закрывая обзор, а сразу после этого максимально припадая к земле, на случай, если вдруг Убийца магов решит атаковать во подготовки ключевого заклятия. Бремя распада легло в перчатку, тут же вырываясь в Зика под прикрытием завесы, с целью поразить магический щит, внешний из них, и тогда атака будет считаться успешной, а пока бывший учитель будет разбираться, как конкретно действует заклятие - подняться с земли, резко смещаясь в сторону, и вновь изменить местоположение Теневым рывком, однако в этот раз разрывая дистанцию до шестидесяти метров.

5

Грейсону не так уж и часто задавали вопросы, но все-таки бывали случаи, когда его спрашивали о том - как он добился таких успехов? Конечно, Зик никогда не стал бы отвечать на такой вопрос, если бы сам не желал, чтобы его ему задали, вопрошающие уходили не с чем, а сам Грейсон раз за разом задумывался - что бы он ответил, если бы отвечал честно? Ведь одного лишь таланта избранника и книг - явно мало. Нужны методы, нужны примеры, нужен путь, по которому должно было следовать магу. В бою у Зика был свой, особенный путь. Даже будучи молодым, он не ставил себе в примеры для подражания идолов, будь то могущественные маги современности, или великие магистры древности. Многие молодые маги черпали вдохновение в своем идеале, а Зик же - не мог позволить себе равняться на обычных магов.

Серый мистик отличался не только от других магов, но и других мистиков. Узнать об этом можно было лишь сразившись с ним. Он не сражался от защиты, нет, не ставил и атаку во главе своего арсенала, вся его сила была в выверенных смертоносных и четких комбинациях, работающих как часы, и для каждого отдельного случая был свой набор из атак и защит, если таковой удавалось правильно подобрать, а затем успеть подготовить, у противника попросту не оставалось и шанса, что бы он не делал - ни один трюк его уже не мог спасти. Сейчас Зик намеренно хотел оставить шансы своему оппоненту, но в то же время - не изменил себе. Сможешь ли ты избежать её?

Едва Зик закончил плести щит из воздуха, как его окутала темная завеса. Подобные трюки делают не просто так, а для того чтобы спрятать особенно опасный удар. Просто принимать все на щиты - было бы слишком просто. Как только Зик осознал воздействие тьмы, он тут же Подпрыгнул на максимальную высоту. Предпочтение щитам воздуха было отдано не спроста, в этот раз Зик сделал ставку на небо, нежели на землю. Заклятие Парения начало произноситься сразу же, после того, как потоки ветра унесли Зика вверх, Грейсон хотел превратить процесс спуска в плавное и неторопливое событие. Щит металла сразу же сместился, прикрывая ноги снизу.  Взглядом стоило выцепить Ллойда как можно быстрее. Все увеличиваешь дистанцию? Задумал что-то масштабное или... Интересно, что за атака ждала меня в том облаке? Может в следующий раз не уходить от удара?

6

Самое краткое и яркое бранное слово стремилось возникнуть в мыслях, завертеться на языке и с особенно громким звуковым сопровождением огласить окрестности, однако мистик не мог позволить себе подобную роскошь, не упустив даже те незримые глазу крохи мгновений, которые можно было использовать себе на пользу. Разум без сторонних мыслей и эмоций, словно исправно работающий метроном, отмерял ежесекундно исчезавшие и возникавшие возможности, перебирал движения тела и заклятия, стараясь подбирать наиболее продуктивные комбинации и передавать выверенные команды телу к исполнению, воплощаемые с минимально возможной задержкой. И даже такой механизм давал сбой, стоило лишь ошибиться, как вся система летела в Белиаровы чертоги, вызывая лёгкий оттенок негодования в стабильности спокойствия общего эмоционального фона, что произошло лишь мгновение назад. Оппонент наглядно показал, сколь несовершенны были навыки сражения тёмного мага, сколь долгим и медлительным он был в столь прямом сравнении, и единственное, что ему оставалось - балансировать. Слишком быстро, что он мог себе позволить, в данной ситуации было слишком слабым, покуда многослойное яйцо, представлявшее защиту Грейсона, не дало трещину. Слишком долго - и он не сумеет что либо применить, либо просто попасть в подвижную цель. Но даже балансируя по всем параметрам он отставал несмотря на фору в виде очевидной несерьёзности мастера рун.
Не сейчас.
И если битва трезвого расчёта была проиграна даже не начавшись, если любое решение заведомо было неверным, а каждый ход игровой фигурой приближал мат своему королю, то настала пора сменить стиль игры. Сбить ритм партии и перемешать фигуры. Изменить самого игрока, отпуская подавляемые эмоции в свободный полёт, пускай даже если это будет мешать битве, но тренировке это пойдёт только в благо.
Не затрачивая время впустую, пользуясь выигранным провальной атакой временем, первым делом облечь себя хоть в какое-то подобие защиты. Из собственной тени сотворить Покров тени, не прекращая движение в сторону, сразу после - двукратно Удержать заточенную в клинке тёмную молнию, а следом - пуститься в сущее безумие. Множество Теневых рывков, выстроенных в кольцевую траекторию, заполняя её плотным теневым шлейфом, теряясь в нём, пускай и стремительно приближая ментальное истощение, но всё ради того, что бы неожиданно применить Шаг Уккунта, окончательно теряясь в буйстве черного эфира, сливаясь с ним, продолжая двигаться на разогнанной комбинацией многократного повторения движения и метаморфозы скорости, уже сплетая и вкладывая в перчатку Сферу проклятых стихий.

7

К сожалению взглянуть на оппонента даже толком и не удалось, Зик видел лишь неявное облако темноты, кочующее по астральному плану, а его источник менял положение, как сумасшедший, раз за разом уходя туда, где уже не сконцентрирован взгляд Зика. Эманации тьмы, разбрасывались повсюду, то и дело ощущения кололи новые заклятия тьмы незнакомой конфигурации, а значит и непонятно что делающие. Ого! Возможно, мои ожидания он даже переплюнет. Но до чего же ты шустрый! Именно такие противники всегда меня больше всех раздражали! - Зику уже не терпелось посмотреть на результат всей этой комбинации. Он даже не думал успеть разобраться в ней в таком темпе, он просто хотел её увидеть. Сам же Грейсон думал только над тем, как ускорить этот процесс и план пришел в голову быстро. В глейв Зик моментально заложил структуру эфира в виде Звуковой волны, а к техникам вращения незаметно добавил Лезвие магии, накапливая не только скорость и защитный потенциал, но и силу вложенного заклинания. И к моменту приземления, когда ноги коснулись земли, а щит металла прикрывал уже спину, Мастер рун вовсю, практически демонстративно, готовил Свинцовое болото громко выкрикивая заклинательные слова.

- Давай же Ллойд! Не Томи! - В громогласном голосе Зика читался поистине дерзкий азарт. Он уже не был уверен, что его защита, по крайней мере та, которую он успел воздвигнуть, уцелеет, и это лишь добавляло веселья. Взгляд боевого мага тем не менее успел уже взглянуть и на собственную тень. Позиция же была выбрана таким образом, ещё при приземлении, чтобы никаких других теней поблизости не было. Вертеться, чтобы пытаться уследить за Ллойдом Зик уже не не видел смысла, а потому спокойно сосредоточился на своей собственной магии.

8

С каждым мгновением, долей секунды, с каждым новым заклятием, движением, сердечный ритм только возрастал. Теневой рывок. Ощущение реальности, скорости, самого времени размывалось в блеклых красках загустевшего воздуха. Теневой рывок. Подготовка была завершена, всё, что было в силах начинающего Мистика, было воплощено в жизнь. Теневой рывок. Тренировка, дуэль или просто игра подходила к своей кульминации, финалу, в котором должна была решиться судьба амбиций тёмного мага. Теневой рывок. Заклятия были готовы сорваться с привязи в свободный полёт, тело, аура, сама душа была взведена до предела в тянущемся ожидании. Теневой рывок. Кровь била в висках словно тяжелым молотом по наковальне, ментальное истощение дышало в затылок, ледяными иглами впиваясь в сознание. Теневой рывок. А эфирные каналы опустошались быстрее кубка заядлого пьянчуги в дешёвой таверне окраины города...
Пора.
Взвиваясь новой спиралью из магических движений, круг за кругом приближаясь к Мастеру рун на многократно увеличенной скорости, пока не достиг расстояния чуть менее двадцати метров сбоку от оппонента, по его свободную руку, что бы в тот же момент наложить Поглощение тенью. Ллойд понимал, что эффект будет слаб, минимален, слишком много слоёв защиты окружало Грейсона, а сам путь Мистика поощрял сопротивление всевозможным проклятиям. Плевать. Лишь бы занять его внимание, отвлечь всплеском оформленного эфира хоть на десятую долю секунды, в тот же момент выпуская из перчатки Сферу проклятых стихий, тут же срываясь с места следом за ней пока не спал эффект от всех движений. Теневым рывком. Напрямик. Сближаясь на расстояние удара, сильно сгибая ведущую ногу, перенося весь свой вес на неё и наклоняясь вперёд, направляя правую руку, клинок в сокрушительном колющем Выпаде, наполненном удержанной Тёмной молнией с удвоенным распадом эфира как раз против магических преград, лишь желанием подкрепляя Взмахом Азурака, и, в момент пронзания выпуская заложенное заклятие в выстрел, открывающий дорогу самому удару. Весь план, весь рассчёт строился лишь на одном элементе, способном обеспечить успех - прорыв. Нанести максимальный урон ударным заклятием по магической защите и тут же ударит в точку минимального размера, разогнанной заклятиями мощью пробить защиту и добраться до самого тела.

9

Как и полагал Зик, развязка была близка. Оппонент не мог ждать, пока Грейсон закончит заклинание свинцового болота, слишком непреодолимую дистанцию могло создать между ними такая магия. Серый мистик ждал финальной атаки и вот, наконец... она?
Поглощение тенью? Это все, на что он рассчитывал? Неет... Это уловка! - Нет, Серый Мистик не был настолько глуп, чтобы считать общеизвестные заклинания главным козырем против него, и он вовсе не считал глупым Ллойда. Скорее наоборот, это стало сигналом к действию. Быть максимально собранным. Зик молниеносно повернулся в сторону Ллойда, сразу же двигая в том же направлении щит металла, прерывая чтение свинцового болота. И понял, что УЖЕ опоздал, незнакомой эфирной конфигурации сфера уже была близко! Так, что на миг перед глазами Грейсона воссияла тьма! Про встречное заклятие, запланированное серым магом пришлось забыть сразу же! Рывок! Встречный Рывок! Стремление нанести удар прямо по сфере, отразив её обратно, и для того пропуская ту мимо щита металла.... Не вышло... Слишком медленно и неуклюже Сфера взорвалась, куда слабее чем ожидал Зик, но тем не менее обдав пламенем воздушные барьеры, задевая щит металла. От меня не спрячешься! - Зик стремился найти оружие Ллойда и ударить по нему, но был попросту Сметен...

Весь импульс рывка и сила выпада Зика была поглощена немыслимым магическим стремлением, скорости потоков теней по нижнему миру... Силой, превосходящей ожидания многих смертных. Ожидать от обычного мага такой сильный ближний удар не будут, даже если этот маг - опытный Мистик. Правда Зик не был  столь наивен и хорошо знал все, на что способна сила теневого рывка... И все же... Жуткий взрыв звука ментальной магии, распространяющейся по Астралу, прошелся ревом по песчанным пляжам Пирита. Из магической вспышке, на миг затмившей все вокруг, Зик отлетает назад, в ту же сторону, с которой влетел в неё рывком. Не смотря на заклятие Парения, которое старалось всеми сими использовать потенциал воздуха, чтобы сгладить падение, Грейсона с силой бросило на землю, выбив из него дыхание, а потом хорошенько прокатило, изваляв в пыли, ободрав руку, поставив ссадину на щеке, и разве что, благодаря удаче не вывихнув ногу... Пролетев кувырком с несколько метров и даже более того, Мастер рун все же обрел худо-бедно стабильное положение, и остановился в сидячем положении на одном колене, крепко, сжимая Иту, одно лезвие которой уже пропахало пару метров земли, стараясь затормозить, а на другом была приличных размеров зазубрина. Глядя на неё, Зик поморщился. Щит шока и молекулярный барьер даже не показались очерненному клинку серьезной преградой вовсе...  Кажется с этих щитов этого оказалось слишком много, потому как Грейсон больше не видел их... Дыра в барьере воли уже почти затянулась, но то, что лезвие клинка прошло и дальше было понятно по потускневшему сиянию пелены, однако сам  Грейсон не был ранен Лезвием. Сам Ллойд же остался на месте вспышки, с обломком клинка в руке, текущей из ушей кровью, и похоже, ещё и пораженный Электричеством... Хорошо хоть живой. Вот же безумец...

Зик поспешил подняться и Заодно заготовил Всплеск магии, на всякий случай, глейв ещё Звинел от силы, но уже, похоже, остывал...
- Ты цел? - С некоторым беспокойством в голосе вопросил Грейсон.

10

Словно в тумане истлевшей реальности Клык не успевал осознавать происходящее быстрее, чем его желания оказывались воплощенными в упорном стремлении. Срываясь с места в заклятии он был готов к чему угодно. К мощной защите подготовленных преград, к попыткам уклониться, избежать атаки сходя с траектории удара, но, к своему удивлению, произвёл противоположный эффект на своего оппонента. Грейсон принял вызов своим способностям, решив наглядно продемонстрировать разницу мастерства грубым прямым столкновением накопленных сил. Рывок сократил дистанцию меж ними, и оба были готовы к финальному удару, занося клинки со звенящими от натуги заклятиями, но молния оказалась быстрее, срываясь с Щита шока и вгрызаясь разрядами в хлипкую защиту Мистика, разрушая её и остатками мощи устремляясь в грудь, бессильно пытаясь остановить неизбежное. Выпад. Взмах. Немыслимое столкновение эфирных конструкций и вложенных сил раскатистой вспышкой прогремело по острову, пронизанной разрушительным звуком ментальной магии. Звуковая волна пропела тысячей раскалённых игл, вонзившихся в разум, а ей в унисон на тело сокрушительным молотом обрушилось перенапряжение. Аура была опустошена практически до предела, словно пропущена через руки умелой домохозяйки, с силой выжавшей только выстиранное бельё, а голова гудела от многократного повторения одних и тех же заклятий, отбивая всякое желание производить магические манипуляции в ближайший срок. Открыв зажмуренные от боли глаза Ллойд позволил себе оценить произведённый эффект, результат, которого он сумел достичь, и только затем, стоило на лице проявиться тени улыбки, на подкосившихся усталостью ногах опрокинулся на спину, обессиленно распластавшись на скалисто-песчаной поверхности острова. Это предел.
На еле различимый за завесой эха головной боли вопрос Зика он лишь поднял левую руку, устало взмахнув ей в соответствующем жесте, обозначая своё состояние как приемлемое для существования, сам же в этот момент с трудом анализируя произошедшую схватку не взирая на мешающие последствия. На большее я сейчас не способен. Если бы Бремя попало по его защите... Вряд ли, финальный удар бы его всё равно не достал. То заклятие реализуется в продолжительный период времени, которого у меня не было даже с учётом имеющейся форы. И это Зик не показал даже половины своих возможностей, как и козырей заклятий собственной разработки, припрятанных в рукаве. Слишком большая разница как в мастерстве, так и в количестве имеющихся инструментов...

11

Ещё несколько секунд Зик наблюдал за Ллойдом, держа на готове всплеск. Не потому что не доверял, дело было в привычке - бой есть бой, и пока он ещё не закончен, стоило ждать от противника любых уловок, Зик подсознательно понимал, что никто не мешает человеку сдаться, а после нанести не только самый коварный, но и самый сильный удар. С этим мастер рун уже сталкивался.

Но в этот раз, похоже, действительно все, Грейсон перевел глейв в небоевое положение, одновременно "стряхивая" с него остаточный заряд. После - активация руны и лезвия возвращаются в сердце жезла с характерным "Взжик". Слабый вихрь воздуха встрепенул одежду, оттряхивая её и волосы Грейсона от пыли, а после - порывом ветра разлетелся в сторону вместе с пылью, правой рукой Зик отряхнул локоть левой руки, откуда пыль не выдулась порывом силы стихий. Зик проделал это, уже направляясь в сторону рюкзака, который притащил с собой. Лежал он в некотором отдалении от "Арены для бойни", при том был хорошо защищен и закреплен, как и вещи Ллойда, с тем расчетом, что ему может достаться не только ветерком, но и волной вздымающейся земли, несущей в себе и камни и молнии и черную порчу из самого мира теней. Проще говоря рюкзак был упакован в стальной контейнер с толстыми стенами из преобразованной в металл земли.

Добравшись до рюкзака, Зик заставил его лететь за собой вместе с внушительного вида тяжеленным контейнером, посредством Магнитного потока . Наконец, добравшись до позиции, где отлеживался недавний оппонент, Грейсон "распаковал" стальной гроб, и порывшись в своем вещьмешке вытащил длинный серый плед, после чего одним движением, с использованием порыва магии воздуха, расстелил и расправил его. Дело оставалось только за Расщеплением минералов , благодаря чему твердые породы и впивающиеся в спину камни под пледом превращались в уютный и мягкий песочек. Перекладывать Ллойда Зик планировал уже руками, если конечно, он сам как-нибудь не переползет. Отлеживаться на каменистой пустоши Пирита - занятие не самое оздоравливающее, а Эликсир здоровья, как считал Зик, здесь тратить было излишне, Грейсон ограничился флягой с водой, предложенной Темному и был готов поить его сам, если же тот будет не в состоянии взять флягу в руки. Вот же как глупо получилось! Если бы я знал, что предложение размяться перед установкой лагеря будет воспринято вот так, я бы наверное молчал тише всех рыб!

Коль уж путь лежал так далеко, а в затратах числились драгоценные свитки портала, маги рассчитывали, что если уж и выбираться на тренировки на Пирит - стоит посвятить этому по меньшей мере два дня. Потому все необходимое было взято с собой, начиная с запаса еды и воды, а заканчивая палатками. Правда никакие палатки до сих пор не стояли. Зик был рад тому, что наконец-то избавился от этой рутины со строительством и транспортировкой материалов, с тупорылыми работниками, пользующимися магией земли, словно это лопата и бесконечно неуместными идеями Евы в придачу, чей язычок остр, как Сильверитовый клинок... Грейсон был даже слишком рад,  ему уже не терпелось вовсю поколдовать и побегать, вот и ляпнул про разминку. А теперь хорошо, что ещё живы остались, а в придачу Зик даже особо не разогрелся, когда бой уже закончился. Этакое отрезвление-разочарование ударило в голову серого Мистика, и теперь он был спокоен, серьезен и сдержан, как впрочем, и обычно. А про то, что совсем недавно прокатился по пыли Зик и думать забыл уже спустя пару минут, теперь маг достал второй плед, устроился на некотором расстоянии, метрах в пяти в стороне, сел и сосредоточился на медитации, стараясь почувствовать остаточные узоры эфира в астрале, оставленные после их короткой стычки, и ожидая, когда Ллойд наконец придет в себя.

12

Покой. И тишина. Перенапряженному почти до предела сознанию необходим был отдых для наискорейшего восстановления работоспособности, в отличии от опустошенной ауры, которую Мистик имел возможность пополнить одним единственным заклинанием, и тела, что пострадало в допустимых пределах и израсходовало физических сил в разумном количестве. Опустив веки, и, с усилием подняв левую руку, ладонью он прикрыл глаза для защиты от яркого света, вглядываясь в привычную, столь родную темноту, что в иные моменты была ближе собственной матери, а мысли по мановению воли ментальным ветром оказались унесены в далёкие дебри сознания. Если с чем и можно было сравнить состояние, в котором он оказался почти моментально - полудрёма, та, что без снов, и которую можно прогнать в любой момент, хоть она и приглушала ощущение окружающей реальности. От того Ллойд не сразу услышал почти рядом с собственным ухом навязчивое шуршание ткани о землю, а после и шелест песка, в который обращалась недружелюбная почва. Понимание, увы, дошло не мгновенно, но раньше того, как Грейсон бы попытался перенести его сам. Открыв глаза, ломанным движением уставшей руки он выставил её по направлению к Мастеру рун в останавливающем жесте, а следом, глубоко вздохнув и выдохнув, медленно перекатился на подготовленную лежанку. Хотел было промолвить слова благодарности, однако раньше того перехватил протянутую флягу, на локте правой руки чуть приподнявшись над землёй и принялся пить, увлажняя неожиданно оказавшееся сухим горло, и лишь после того, вернув флягу обратно, произнёс голосом чуть тише и слабее обычного:
-Спасибо.- И, вновь занимая былое положение тела, принялся отдыхать.
Однако долго заниматься этим делом он не планировал, стоит лишь тискам ментального напряжения немного ослабить свою хватку, да бьющимся в теле волнам усталости исходящим из опустевшей ауры чуть умерить свой пыл, как Ллойд вновь возьмёт тело под свой полный контроль, пускай и с трудом подымаясь из лежачего положение в вертикальное, постепенно, первой же фразой направленной Грейсону озвучивая первоочерёдную необходимость.
-Если здесь найдётся достаточно тенистое место, я мигом восполню свои запасы эфира.-

13

Грейсон привел свои мысли в порядок, к моменту когда темный маг заговорил. Серый мистик открыл глаза. Ближе к горам были места, где было достаточно тени для проведения темного ритуала, но сейчас Зика это волновало меньше всего. Пыл уже ушел и проводить тренировки больше пока не хотелось, по крайней мере, в таком виде.
- Ты на верном пути. Жаль, владыки Безымянных земель все ещё должны быть посильнее тебя. Но к сожалению, у нас нет больше времени. - Грейсон посмотрел вдаль, не поднимаясь на ноги. Жара. Тишина. Лишь легкие редкие порывы ветерка гоняли песок по раскаленным берегам Пирита.
- Расскажи, как ты оказался там? - Негромко поинтересовался Зик. - На стене, во время осады Иридиума, Маг, воплотивший самого Марагора. - Зик не планировал этот вопрос - он получился спонтанно, любопытство, чуть больше узнать о Ллойде. Разговаривать с ним у Зика выходило не часто - нынче он был членом особого императорского отряда, Грейсон же был по уши в заботах, в процессе построения укромного жилища, хотя у мага определенно было больше времени, которым тот теперь мог свободно распоряжаться. Аклория была мне своего рода клеткой. - На таких мыслях ловил себя Грейсон уже не один раз. - Со мной все понятно. Я просто защищал Академию, на протяжении всей войны, начиная с Черного понедельника, не подозревая, что она была одной из основных целей Темного Магистра, увы в последнее время она была слишком большой ценностью для меня и слишком большой абузой, и все-же поступить подобным образом казалось мне правильным. - О том, что думал на этот счет сейчас, Зик решил не распространяться. Глупо жалеть о чем-то.

14

-Хм.- Неожиданный вопрос застал парня врасплох, на секунды заставляя замереть в одном положении, задумчиво хмыкнув вместо ответа, пока мысли носились в глубокую даль воспоминаний, отыскивая необходимые к ответу события того дня. Дня, который не имел право на существование и лучше бы оказался забыт, не упоминаясь более никем, ни Ллойдом, ни его окружением. Слишком многое тогда произошло, и ничего из того не было ни хорошим, ни положительным. Лишь беспросветный мрак, общая боль и страдания Империи и всех, кто находился в ту дату в столице.
К чему этот вопрос? Казалось, Грейсон просто проявлял интерес, любопытство, но одна из главных вещей в жизни, которой Мистик сумел обучиться - ничего и никогда не происходит просто так, у всего есть закономерные причины и следствие. Вопрос стоял лишь в том, какие мотивы на самом деле преследовал его собеседник в этой встрече и чего желал достичь, впрочем, ответы на эти вопросы ещё только предстояло получить, ну а пока...
-Задачи отряда Экзекьютис.- Скрестив руки на груди начал Кроуфорд свой ответ, прикрыв глаза, позволяя живописным пескам острова смениться картиной Зала совета в Министерстве магии. "Я прошу вас всё-таки взять грамоту и быстро обойти четверо врат, опрашивая нет ли среди присутствующих тех, кто когда-либо сражался с великими архиличами." Слова пронеслись в голове будто были озвучены только сейчас, столь далёкий, полузабытый голос погибшего брата шепотом прозвучал возле уха, заставляя поёжиться, проникаясь не самым приятным чувством, что приглушало всякое желание вспоминать дальнейшее. Открыв глаза и направив пепельный взгляд на собеседника парень продолжил, однако голос его стал чуть холоднее, чем был мгновения назад.
-Нашей задачей стоял поиск недостающих камней, тех, кто сражался с архиличами и вышел победителем, хоть и оказавшись окутанными ореолом неизвестности, храня при себе в тайне столь ценные артефакты, а так же поиск и отслеживание перемещений оставшихся Архиличей, чьи камни ещё оставались при них. Я начал свой поиск с Северных врат, прибыл туда, планируя отыскать ближайшее руководство... Но было слишком поздно для разговоров, сражение началось и я оказался в него втянут, по счастливой случайности повстречав Ксанию.- Кисть правой руки медленно легла на шею, пальцами проведя по тому месту, некогда бывшему смертельной раной. -Дальнейшее ты и так знаешь, тебе приходилось таскать на себе моё тело. Забавно, что моя смерть послужила рычагом скорейшего получения камня ею хранимого.-

15

- Значит для тебя было важно исполнить предназначение Экзекьютис. - Произнес Зик, будто бы, для самого себя. Не став в общем-то лезть глубже в помыслы этого Мистика. Работать с тьмой всегда стоило с осторожностью, и уж точно было бы крайне наивно рассчитывать что столь явный адепт тьмы станет открывать свою душу сомнительному, да ещё и более могущественному партнеру, цели которого загадка для него самого. Тем не менее, хоть Ллойд и показал свое лицо, сражаясь за выживание человечества до самой смерти, а после, проведя ритуал, позволивший остановить войну, никогда не может быть гарантий, что завтра он будет все ещё таким-же, как вчера.
- Жаль, что Сердце Марагора - камень Заага, пробыл у меня так мало времени, я толком не успел изучить даже поверхностные его свойства, ты и сам видел - в нем был истинный потенциал и огромная масса возможностей. - Зик немного посетовал. Во всей этой истории, Зика обошло огромное множество важнейших знаний и истин, что не могло не печалить. - Зови её Мириам, такое-же ненастоящее имя, как и Ксания, но среди её прозвищ - оно у неё любимое. Удивительная женщина, не так ли? Нас объединяет не столь многое, но среди этого есть она, благодаря её безумному и абсолютно бессмысленному упорству и ты и я - смогли вернуться "с той стороны". - Зик усмехнулся - Хотя технически, наши души и не уходили на ту сторону. Я часто вспоминаю свою смерть. Пожалуй, это должна быть ещё одна вещь, которая нас объединяет.

Тепло пирита чувствовалось кожей и горлом. Грейсон решил, что не помешает и самому промочить горло и отхлебнул воды с одной из фляг. Выждав ещё немного, он задал следующий вопрос, и в отличие от предыдущего - этот его действительно волновал, едва ли не больше, чем все остальные элементы судьбы, рассыпанные громоздкими неаккуратными булыжниками по линии жизни Грейсона.
- Ты точно уверен, что хочешь пойти туда? - Вопрос "куда", тут был излишен - Мало ли, что сказали Магистры. Мы можем нечего не узнать. Можем стать лишь Марионетками, Можем лишиться личности. Можем узнать что-то, что изменит нас куда больше и сильнее, чем смерть близких, и чем собственная смерть. Хуже того, Министерство может опередить нас. Они наверняка догадываются, если не знают точно, что Магистры оставили след. Стоит раскуситься одному из ритуалистов - и отряды для исследования координат будут отправлены незамедлительно. В отличие от нас, вынужденных подходить к вопросу максимально осторожно -у них есть огромное количество жертв, для проверки всего неизвестного опытным путем.

16

При упоминании камня на реплику Зика парень позволил себе лишь сдержанно кивнуть. Он как никто другой прекрасно понимал силу, заточенную в том древнем артефакте, мириады возможностей, которые он мог предоставить. А то ощущение, когда он взял его в руки... Истинная квинтэссенция тьмы, заключенная в физическую оболочку, что являлась идеальным фокусирующим катализатором его собственного могущества. Да, он многое желал отдать за возвращение подобного предмета в свои руки, многим был готов пожертвовать ради этого момента, однако вспоминать об упущенном сокровище смысла не было, как и жалеть о потерянных возможностях. Всё таки Сердце Марагора пропало не зря, став одним из тех ключевых ресурсов, что помогли спасти Империю от трагичной участи. Спасти. Спасти ли? Этот вопрос не давал ему покоя, а ответа ему не было, не будет, пока они сами его не найдут, воспользовавшись великодушным приглашением собственноручно воскрешённых «богов» от мира магии.
-Мириам. Я запомню. Что же, её упорство оказалось не бессмысленным, раз уж мы оба стоим здесь, а не лежим в могилах, или, хуже того, не топчем землю костяными ногами. Я тоже вспоминаю свою... Этот момент и дальнейшее...- При упоминании, стоило лишь вспомнить отголосок тех ощущений, тело Мистика дрогнуло, словно вновь перенесло волну тех страданий. -Каково оно было? В момент смерти... И после?- Пожалуй, этот вопрос интересовал его ничуть не меньше остальных насущных, не часто предоставляется возможность услышать впечатление и поделиться им в столь специфичном, уникальном вопросе.

Суть да дело, разговор шёл своим чередом, плавно приближаясь к своей сути. Зик поднял тему, что прочно засела в их головах, ту, что мешала спать по ночам, отнимала много времени и сил на пустое обдумывание в попытках понять и постичь происходящее, не ведая при этом абсолютно ничего. Предполагая, строя догадки, что с каждой последующей становились только хуже, трагичнее, не ограничиваясь банальностью в виде неминуемой смерти. Но касались его вопросы, в отличие от прошло раза, мотивации, желаний присутствующих в попытке понять, убедиться, а вместе с тем и определить собственное к этому отношение. Что же, это интересовало Ллойда не меньше чем его собеседника для того, что бы отвечать честно в разумных пределах. Позволив себе небольшую паузу с ответом, одновременно присаживаясь обратно на плед, Ллойд решил начать прыгнув с места прямо в омут.
-Да. И часть из этих угроз я уже сейчас могу развеять достаточно логичными предположениями, но ты ведь спрашиваешь не об этом?- Последовал небольшой вздох, обозначивший начало настоящего ответа на поставленную мысль. -Кто мы, Зик? Исследователи? Ученые? Да, ты преподавал в Аклории, у тебя по настоящему глубокие познания магических законов что бы по праву называться каждым из этих категорий, но в первую очередь мы маги. Мистики. Мы воины, умеющие применять свои знания в сражениях, даже более того, учитывая, чего мы добились, привыкшие это делать. Для достижения своих целей. Для воплощения того, что мы считаем правильным. Для изменения мира в ту сторону, каким его хотим видеть мы. Никто не мешал нам жить в тишине и спокойствии. Заниматься теорией, или мирным трудом. Даже магический дар развивать было вовсе не обязательно. Но нет. Мы учились, мы развивались, становясь всё сильнее из месяца в месяц, из года в год постигая всё новые грани своего мастерства. Мы не могли остановиться. И, может, подобная необходимость и была трактована обстоятельствами, но в душе мы прекрасно понимали - нам нужно больше. Мы делали это просто потому что не могли остаться в стороне, даже если такая возможность у нас и была. Так я попал в ритуал, так ты принял участие в сражении против Марагора. Так мы попали на эту войну. И это привело нас к тому, что мы имеем сейчас. Возрождение Магистров, маленькая зацепка, ведущая к ним, и неизвестно, что уготовано ими этому миру и нам. Устрашиться риска, неизвестности? Остаться в стороне? Нет. Я не могу себе этого позволить. Я не смогу безучастно наблюдать за происходящими изменениями, что могут коснуться всего Мистериума, не терзая себя муками за то, что даже не попытался повлиять на это. Не попытался что-то изменить. Особенно если при этом пострадает то, что дорого мне. А ты, Зик? Сможешь ли ты просто закрыть на это глаза?- Немигающий взгляд пепельных глаз, наполненный решимостью произнесённых слов, был направлен на собеседника, пытаясь прочитать того, будто книгу, словно стараясь заглянуть в саму душу Серого убийцы магов, лишь бы увидеть её резонанс, или, в разочаровании, его полное отсутствие.

17

Воспоминания о смерти нахлынули на Зика и отхлынули назад, словно от стальной стены воли. Все произошло слишком быстро. - Подумал Зик. Так быстро, что даже жизнь не успела пронестись перед глазами. А должна была? Или может быть, у Зика не было жизни? Я ведь всего лишь воплощенный кусок магии. - Смерть была бы пустым концом, и лишь осознание этого заставляло содрогаться от боли, и тень воспоминаний того загробного отчаяния... Зик вздохнул...

Грейсон слушал слова темного мистика с некоторой пустотой, затаившейся в собственной душе. Все, что он говорил - было так близко к сути, но все же - очень далеко от самого Зика. Ему было этого не понять - он не задумывался обо всем этом, пока рос, пока развивал свой магический дар и стремился становиться сильнее. Зик просто старался выжить, после - старался найти свое место в мире, но так и не смог. Его цели всегда были проще и виднее, пока он не обрел некую ступень мудрости, и с тех пор он не уставал сомневаться во всем этом. Что есть сила, что есть совершенствование, развитие? Без цели, это всего лишь поток, ручек, запущенный самой вселенной для развития самой себя.  Мною двигали всего два инстинкта. К выживанию и социализации - инстинкты моего солярного тела, и к развитию магии - своего рода инстинкт моей эфирной души. Теперь же, все внутреннее сомнение, это ничто иное, как их борьба, но я уже знаю какой из них будет сильнее. - Вся внутренняя борьба чувств была объяснена логикой. У Зика не было выбора. Он просто прикрыл глаза, не в силах выдержать взгляд Ллойда. Он знал, что темный мистик знает ответ Зика, может быть интуитивно - но он уже все понял. Этот взгляд был очень цепкий и серый маг не хотел становиться его жертвой. Открыв глаза, Зик полыхнул, подобно светочу самой решимости и не смог удержаться от ухмылки.
- Вся магия этого мира будет моей. Я сброшу с небес звезду и встану во главе Министерства магии Мистериума, либо сотру в порошок все, чем оно является в Мистериуме и поставлю на его место Серебренный ветер. - Неожиданно спокойно, и без излишнего воодушевления, но с ощутимой долей уверенности сказал Зик. - Я устал быть пешкой всего этого дерьма. Лучше умру, в попытках исправить эту унылую реальность. Магистры не должны стать хозяевами Мистериума, как и Министерство магии. Вся грязь, что тысячелетиями лились на нас руками других миров - должна быть смыта, прежде чем настанет очередь богов. Мы сами будем решать - как нам жить дальше. - Зик внимательно наблюдал за реакцией Ллойда. Он никогда и никому не говорил о своих целях настолько честно, прямо и в лицо. Зик знал, что во все это тяжело поверить, и не собирался убеждать собеседника, страх и ненависть перед магами тьмы была детской чертой характера Зика Грейсона - а нет лучшего способа преодолеть страх, чем заглянуть ему в лицо. Серый Мистик продолжал смотреть в лицо тьме с новых ракурсов.

Грейсон поднялся на ноги, когда закончил свою амбициозную речь. Этот жест мог означать что-то вроде "передышка закончена - к делу".
- Я заметил, что ты уже почти достиг шестого порядка в магии разума, позволь научить тебя одному особенному заклинанию, воздействующему на разум жертвы. Когда достигнешь должного уровня в мастерстве управления эфиром разума, отточишь его и оно станет решением множества проблем в стычках с магами. Я уже не "убийца магов", и этим опытом я бы предпочел не делиться. Однако может статься так, что от твоих навыков будет зависеть моя жизнь и даже нечто большее... - Зик попросил Ллойда использовать какое-нибудь заклинание с заметной продолжительностью действия для демонстрации.

18

Взгляд дрогнул от вспышки, Мистик зажмурился, прикрывая глаза лишь на миг, что бы раскрыть их вновь и узреть. До того, как эмоции, желания и цели оказались облечены в форму слов, до того, как в право вступила паутина речевых оборотов, интриг, перекрывающих искренние мотивы в столь тонкой игре, он получил ответ на свой вопрос. Тот, которого ожидал, даже не допуская мысли об ином, предсказав сей исход. Мы таковы каковы есть. Мы здесь и сейчас лишь потому что хотим этого. И ничто не может попрать наше желание, а окончательно остановит лишь смерть. На лице промелькнула полуулыбка, с ноткой одобрения и оттенком мрачной неизбежной судьбы, уготованной им после сих слов.
И лишь после последовала речь Зика, подкрепляя осознанное, но вместе с тем дополняя его красками деталей. Озвучивая желания, цели и планы, слишком открытые и искренние, к чему Ллойд был не готов. Чего он не ожидал. Это было не то, что принято произносить вслух, лишь хранить в тайне, годами вынашивая, методично продвигаясь к ним через всю свою жизнь. Подобный жест со стороны собеседника означал лишь одно. Доверие. Пускай и своеобразное, вынужденное постигшей их ситуацией, ставящее самого Тёмного в патовое положение невербального заключения договора обоюдной поддержки друг друга. Но он тому не возражал, лишь одобрял, а в его выражении мог промелькнуть оттенок довольства, покуда цели и мысли Грейсона были очень схожи С моими собственными. И не было той речи, что могла в достаточной мере выразить его реакцию на это, но лишние слова и не требовались, а одно выражение, идеально сему подходящее приходило на ум. Не произносимое с того самого памятного дня, сейчас же само желало сорваться с языка.
-Магия и жизнь.-

Однако разговор подошёл к своему концу, настала пора вернуться к тому, ради чего была затеяна вылазка за пределы обычных земель. Обучение, тренировка. Ллойд поднялся с земли вслед за Грейсоном, внимая словам, что воспаляли интерес любого мага, получающего подобное предложение. Индивидуальные разработки, уникальные заклятия, которыми они крайне редко делятся в нежелании раскрывать свои тайны другим. Настоящий подарок судьбы, стоило лишь вспомнить, что Зик являлся одним из сильнейших магов из увиденных Ллойдом за его короткую жизнь. Кивнув, за секунду и краткий жест он создал подле себя массивное облако Тьмы, не спуская с него взгляда, как и с Грейсона, внимательно наблюдая за его дальнейшими действиями.

19

Чтож, облако тьмы явило себя. Конечно, более наглядно было бы, если бы заклинание было более высоких порядков, но для первого раза достаточно и этого. Отменить такое заклятие было проще простого. Грейсон даже не смотрел на темное облако, его взгляд бы направлен прямиком на Ллойда, фильтрацию эфира зик не использовал, предпочитая сплетать заклятие в своем первозданном виде, в том в котором его бы начинал пробовать любой адепт. Секунда, вторая. Мистический взор должен был видеть, каким образом стягиваются потоки эфира, каналы отдают энергию, формируются в перст, направленный на сознание. И один жест, максимально явный и демонстративный.

Ллойд был не глупым, он должен был осозать тот факт, что облако тьмы не исчезло само по себе. От него отказался он сам. Сам рассеял заклинание, рефлекторно, даже не задумываясь о причинах подобного поведения. И тьма ушла. Зик закончил.
- Я назвал его "Отмена". Сознание мага, его фантазия весьма важна для сотворения магической формы. Если маг не может представить то, что хочет - магия не примет форму, если маг не может представить, как он это делает - магия не примет форму, а если маг потеряет смысл в существовании формы заклинания - оно исчезнет, даже если уже сформировано. Это заклинание убирает смысл.   - Объяснил Зик, стараясь передать ту идею, с которой некогда зародилось это заклинание. - Не важно, барьер это, облако тумана или призванный элементаль, если маг способен в принципе убрать призванное заклинание - он уберет его, вернее, его уберет разум мага, прежде чем сам маг это осознает. Чем сложнее отменяемое заклинание, тем крепче надо сплести посыл, иначе подсознание жертвы может воспротивиться обесцениваю заклинания, на которой было потрачено много сил. Сложнейшие заклинания могут потребовать одиннадцать жестов, заклинания высшей магии, возможно, даже больше, ещё не приходилось тестировать. - Зик рассказывал про суть заклинания, постепенно переходя к сложностям и недостаткам, которые содействовали плетению.
- Повторим? - Чтобы усвоить работу этой магии, надо будет увидеть её множество раз. Грейсон собирался повторять Отмену на различные заклинания Ллойда каждую минуту, пока не почувствует утомленность. Темный мистик должен хорошенько запомнить плетение, раз ещё не способен повторить его сразу. А ещё ему предстоит ещё немало попрактиковаться, чтобы воссоздать плетение.
- Затратность заклинания классифицирована, как средняя. Порядок - Шестой. А ментальная нагрузка такова, что повторное применение при обычных условиях возможно лишь через минуту, что ужасно много в реалиях боя. Заклинание входит в череду тех, которые лучше придержать до важного момента. И не стоит забывать, что заклинание не убирает магию самостоятельно, а лишь заставляет мага это сделать. Если ментальная воля мага сильна, либо он не является обладателем традиционного солярного разума - заклинание будет бесполезно против него.

20

Пристально наблюдая немигающим взглядом за аурой Серого, за процессом формирования заклятия в его первозданном виде, не модифицированном ни единой ветвью постигнутых возможностей, Ллойд, казалось, упустил самое важное. Не было ни вспышки, ни проявления, никаких визуальных и звуковых эффектов. Лишь миг воздействия и облако тьмы бесследно исчезло, словно и не существовало в реальности. Недоумевающий взор перетёк сначала на бывшее местоположение заклятия, оценивая наличие иль отсутствие остаточных проявлений, убеждаясь в том, что с самим заклятием ничего не было сотворено, а затем плавно перевёл его на собственные руки, слегка сжав и разжав их, и лишь после вернул к Грейсону с появившейся искрой понимания причины и следствия, но не самого механического процесса плетения. Интересный эффект довелось мне увидеть, но каковы его рамки? Ограничения? Но озвучивать подобные вопросы ему не пришлось, объяснение не заставило себя ждать, разъясняя принцип работы от начала и до конца. Условие свершения, процесс, казалось, был невероятно простым, без лишних мудрённостей и оговорок, максимально краток а вместе с тем эффективен. Уже в который раз Мистику довелось убедиться в преимуществе простых принципов построения заклятий над сложными, из чего выходит их невероятная гибкость и эффективность.
-Я могу сказать лишь то, что это одно из страшнейших орудий против магов, которые я видел в своей жизни. Нет ничего хуже, чем лишить противника того, на что он рассчитывает.- Произнёс он в перерывах между демонстрациями на различных примерах. Щиты, благословения, проклятия, областные, зачарования. Он перепробовал все имеющиеся в его арсенале типы заклятий с продолжительностью действия, за исключением индивидуальных разработок, и с каждым из них Отмена показала себя с лучшей стороны, прекращая их воздействие, варьируясь лишь в длительности подготовки жестами, но столь незначительно, что Ллойд даже не собирался беспокоиться по этому поводу. Дальнейшие навыки, что ему предстояло развить, в достаточной мере должны были нивелировать эту подготовку.
Когда же игра с вариациями подошла к концу - восстановившиеся заклятия пошли по второму кругу, а, затем, возможно и по третьему, и с каждым разом Ллойд старательно вырезал узор плетения на ауре в своём разуме, всё глубже с каждым увиденным повтором, пока, наконец, не стал окончательно уверен - разбуди его через несколько месяцев кто посреди ночи ведром ледяной воды - первым делом он зарисует в воздухе эфиром запомненные переплетения потоков, и лишь после даст леща тому, кто посмел свершить подобную пакость.
-Думаю, достаточно. В дальнейшем мне поможет лишь практика, когда достигну необходимого мастерства. И... спасибо. Это заклятие открывает наиболее простые пути решения множества ситуаций, которые приходилось решать более грубым и топорным способом.-

21

Демонстрация заклинания и разбор его эффектов заняло порядочное количество времени. Зик считал себя обязанным не просто донести информацию, но и убедиться в том, что она была принята и понята. Такова была его роль преподавателя, от которой он ещё долго не сможет отвыкнуть. Тем не менее переутомление никак не способствует эффективной передачи знаний. И наступил такой момент, когда Ллойд вроде-бы осоздал азы, проверить на практике возможности пока все-же не было, на этих тренировках времени для повышения порядка слишком уж мало.
- Думаю, для начала, хватит, пора перекусить и установить лагерь. - Согласился Зик Грейсон, снова возвращаясь к контейниру и сокрытым в нем мешкам с припасами. Лепешка. Кусок копченой колбасы, пара яблок, сыр, полный бурдюк с водой. Все это Зик по очереди доставал. Массивный нож, летающий рядом, без особых усилий, за счет сверхъестественной остроты, разрезал некоторые продукты на две половинки. Зик кинул Ллойду половинку сыра, спустя пару секунд половинку колбасы, хлеба, огурец, яблоко, занялся пополнением воды во флягах. Разобравшись с продукстами, Грейсон превратил часть земли в металлическую платформу, выгнул её, придавая вогнутую форму со скругленными бортами, и наполнил водой при помощи обратной трансформации. Ванна получилась куда более массивной, чем нужно, но и ладно. Зик хотел лишь сполоснуть руки, умыть лицо и волосы, а питьевую воду стоило экономить, её было достаточно на несколько дней, но без трат на технические нужды.

В конце концов Зик вернулся сушить волосы на плед, а заодно начал задумчиво жевать продукты, особо не чувствуя их вкуса. - Некоторые пишут, что здесь, на Пирите, водятся черные драконы. Хотя сам я не разу не видел даже их костей. Если вдруг почувствуешь такового - дай знать. Мало ли, когда эта информация сможет оказаться полезной. - сказал Зик  - Думаю, до вечера, мы ещё успеем потренироваться во владении оружием. - Интересно, насколько он хорош без магии? Раз он Мистик-мечник, значит должен уметь обращаться с мечом. Ведь никогда не знаешь, когда судьба уготовит сферу небытия на твою больную голову, не так ли?

22

На предложение Грейсона Ллойд лишь кратко кивнул, соглашаясь целиком и полностью. Проку от тренировок на усталое тело и, самое главное, голодный желудок попросту не будет, покуда разум будет мечтать поскорее вкусить питающее вещество, нежели разбирать и конструировать эфирные последовательности. Переместившись на свой плед, Клык уселся на него, ожидая приготовлений бывшего учителя, занявшегося примитивной заготовкой воды и продуктов. Никакой готовки или кулинарии, банальная нарезка для более удобной работы челюстями, как половинки продуктов оказались ему брошены. Достаточно метко, что бы не приходилось срываться иль вилять с места, достаточно лишь протягивать руки, подхватывая летящую снедь. Не то что бы эта была еда, к которой он привык, избалованный изысканными блюдами аристократических семей, высшего общество, однако это ничуть его не смутило, давно задавившего необходимость подобных слабостей. Во время войны пред полем брани даже такая еда могла показаться небесной манной, не то, что сейчас. Принявшись жевать медленно, в задумчивости, Ллойд постепенно погружался в мысли, привычно отрешаясь от окружающего. Задаваясь вопросами, куда более глобальными и менее фундаментальными, чем обычно, и все исходили из одного - недавнего обмена откровениями между двумя Мистиками, пока Грейсон не закончил умываться и сам не принялся за еду, попутно возобновляя разговор.
-Обязательно. Это был бы познавательный опыт, будь это правдой. Всегда хотел увидеть черного дракона вживую, а не на приукрашенных картинах.- Ответил и позволил себе сплести Дух Тьмы без лишнего напряжения, правда, не надеясь на какой-либо результат. Всё же во время показательных процедур Отмены Мистику уже пришлось сплести это заклятие, и тогда оно не заметило в поле своего действия ничего необычного или хоть сколько-то достойного внимания.
-К сожалению фехтование клинком не является моей сильной стороной, пускай я и считаю себя неплохим мечником. С определённого момента начинаешь понимать, что за всем в жизни угнаться невозможно, если только не хочешь стать мастером на все руки, который толком ничего не умеет.- При последних словах в голосе промелькнули нотки сожаления или даже досады, сложно было отличить одно от другого. -Но взамен я сосредоточился на другом, том, что позволило мне шагнуть дальше возможного для обычных магов.- На этом весь внешний вид Тёмного стал чуть серьёзнее, а в глазах отразился холодный блеск. -Зик, что тебе известно о Стелларах?- Парень решил пойти чуть дальше в начавшемся укреплении доверия меж ними, раскрывая один из своих маленьких секретов, козырей, что составлял фундамент его нынешних сил, с того, что случайным встречным или знакомым точно не расскажешь в трактире за кружкой добротного эля. Может Зик знает о них чуть больше чем я и сумеет поведать то, чего я не ведаю?

23

Прожевав лепешку, Зик возразил Ллойду. Пусть он и сам не пытался угнаться за всем. Он видел не раз на что способны настоящие бойцы, до идеала оттачивающие свое мастерство, в конце концов в аллогичном своем безумии и стремлении к победе многие начинают совершать невозможное и даже абсурдное. Но факты всегда были упрямы. И все-же он старался уметь как можно больше, ведь жизнь порою ставит совсем неожиданные ситуации. Умел бы я сражаться намного лучше, смог бы я одолеть гвардейцев в пределах сферы в тот раз? Или потянуть время, чтобы оказаться за её пределами?
- Когда с утра до вечера напрягаешь разум тренировкой заклинаний, для тела бывает полезно немного развеяться и размяться, - Таково было возражение. Тот факт, что подобная разминка будет - сомнению не подлежал. Если Ллойд откажется, чтож, Зик сам с собой пофехтует, да с земляными чучелами. Все это было ужасно скучно, а потому он все-же надеялся что Ллойд согласится стать его оппонентом. Но сейчас было не время настаивать. Откусив от яблока, Грейсон ощутил его сочный вкус и хруст, а заодно услышал и вопрос о Стелларах. Это был немного неожиданный вопрос. И хотя Стеллары были интересной темой, ожидать услышать подобное от Ллойда Зик не мог.
- Многое - честно ответил Зик - тут лучше ставить вопрос - в чем именно тебя интересует эта методика... К своему стыду а почти не помню историю её возникновения. Меня больше интересовала теория. Как можно добиться столь агрессивного контроля над маной, попросту разлеживаясь, в созерцании звезд. - Зик усмехнулся - Среди моих коллег в академии Стелларов не было. Были только тома, составляющие курс обучения этой методике. Слишком большой, чтобы быть достаточно быстрым. Я бы лучше несколько раз понаблюдал немного за работой такого рода мастеров. Научиться чувствовать силу, и в то же время управлять ею, невозможно без глупокого понимания принципов астрала. Вернее не так - без ощущения его принципов. Можно даже сказать, чтобы стать Сталларом, надо жить в Астрале. Это метафора, разумеется. Но она лучше всего передает суть. - Зик задумался, к чему же его собеседник задал этот вопрос - Ты ведь уже начал постигать эту методику? - Вопрос-утверждение.

24

На утвердительный вопрос Грейсона оставалось лишь кивнуть, что Клык и сделал, спокойно подтверждая догадку собеседника. -Да.- Но продолжать какие-либо пояснения не спешил, дожёвывая оставшуюся снедь, оставляя в руках лишь яблоко, слегка повертев его в руке, всматриваясь в него, словно в нечто куда более детализированное, чем обычный фрукт. Миг и из ладони потек тёмный эфир, медленно окутывая его сферической оболочкой, расходящейся во все стороны от поверхности быстро рассеивающейся чёрной дымкой, образуя почти идеальную сферу черноты на раскрытой ладони, впрочем, не причиняя яблоку никакого вреда. -Ранее, до всего, что произошло, я даже помыслить не мог о том, каково это настолько чётко и ясно ощущать то, что мне подвластно. Понимать это. Быть этим, несмотря на то, что Тьма наполняла меня с самого рождения.- Легкое мановение ладони прекратило поток магии, от которой секундами спустя не осталось и видимого обычному глазу следа. -Но, кажется, ритуал изменил меня. То, чем мы были тогда, как мы воспринимали друг друга, окружение, астрал и саму силу. Я не могу забыть это ощущение, стремясь повторить его вновь и вновь.- Ллойд склонил свою голову вперёд, устало положив на раскрытую ладонь свободной руки, более несмотря на Зика продолжая свою речь. -Но пока смог достигнуть лишь тени тому подобия, сделав первые шаги в изучении того, что раньше было мне не по силам, а сейчас даётся почти без усилий.- Голова приподнялась, а взгляд, истекающий тьмой в виде неоформленного эфира, устремился в собеседника. Клык слишком глубоко проникся воспоминаниями, в очередной раз инстинктивно, но безуспешно пытаясь повторить то, что ощущал тогда. Он более не контролировал магию в привычном понимании этого слова, он властвовал над ней безраздельно но без необходимости её подчинять, вместе с тем позволяя ей «быть» вместе с ним. Быть им. Казалось, сама реальность начала темнеть вокруг его тела... Однако спустя секунды наваждение сошло на нет, как и исчезли все виды эмоционального проявления магии на пике путеводного чувства в совокупности с нахлынувшими воспоминаниями.
-Надеюсь, эта методика позволит мне приблизиться к пониманию того, с чем на самом деле нам предстоит столкнуться.-

25

Хруст яблока. Грейсон откусил последни раз, оставляя в руках лишь никчемный огрызок, отправленный в полет через себя. Вот уже в который раз он слышал интерпритацию ритуала. У всех она была разной, хоть и были общие детали. Сам же Зик не оказался его участником. Это раз за разом отзывалось в душе скрежетом упущенных знаний, возможности, откровения. Зик пытался понять, что же чувствует Ллойд, почему его так тянет в пространство макрокосмоса, надеется ли он найти в Астрале ответы на свои вопросы?
- В твоих словах есть здравое зерно. Возможно, тебе действительно удастся узнать что-то, следуя этим путем. - Зик ненадолго прервался - Ты помнишь? Несколько лет назад в Иридиуме разразилась эпидемия среди магов. "Благодать Астара", как её окрестили. На деле это оказалось модифицированное цепное заклятие времен Магистров. Я планирую посетить одно примечательное место, возможно удастся узнать, где Тайные раскопали это заклятие. Может быть там есть и другие цепные заклятия? Или ещё какая-то информация по Магистрам, до которой не дотянулись лапы Министерства. - Зик считал соратников, по их небольшой разношерстой группе, объединенных общими целями - достойными знать и его планы. Доев, Зик встал и устремил свой взгляд в сторону моря.
- Получится ли у нас?... - Вопрос без ответа.

Отдохнув немного, Зик был готов размяться и пригласил Ллойда на площадку неподалеку от лагеря. На этот раз магию они отложили. В руках Зика Грейсона была серебристая Ита. Небольшая физическая встряска пойдет сейчас только на пользу, после столь долгих повторений заклинаний. Оценивая противника и его стойку, Зик пока не нападал. Ллойд не был склонен переоценивать себя и раз тот назвал себя опытным мечником - значит так оно и было, а значит, не следует его недооценивать.

26

На вопрос о «Благодати» Ллойд лишь кивнул. Он застал времена когда магическая зараза буйствовала по Иридиуму, вбирая в себя множество магов, вследствие чего властям даже пришлось перекрыть свободный въезд в Столицу до устранения чудовищной проблемы, благо, подобная участь миновала его самого и семью, оставляя их лишь сторонними наблюдателями, никак не вовлечёнными в ситуацию.
И даже она явилась лишь осколком наследия древних. Откровение Грейсона по поводу случившегося пролило свет на случившееся в глазах до сего момента ничего в деталях не ведавшего об этом Мистика. Подобное лишь подтверждает величие угрозы, которую они несут своим возвращением в мир. А это лишь толика того на что они на самом деле способны. Кажется, груз ответственности за хранимое знание с получением новой истины возрос, пускай и незначительно сравнению с уже имеющимся, лишь подтверждая жажду и необходимость подготовки к предстоящему. Мне необходимо стать сильнее что бы хоть на что-то повлиять, и лишь маленьким шагом к тому послужит эта совместная тренировка.
Словно прочитав его мысли Зик задал заключительный вопрос пред следующей частью тренировки, не доводя его до конца, тот, на который ни у кого из них ответа не имелось, как и уверенности для того что бы искренне верить в свой успех.

Закончив с трапезой они приступили к следующему этапу, исключительно физическому спаррингу, сопоставлению их способностей к фехтованию. Серый как и ранее оказался вооружен глейвом, весьма своеобразным оружием с определённым рядом как недостатков, так и преимуществ, Ллойд же держал в руках запасной одноручный меч из обычной стали которую не жалко было испортить взамен уничтоженному в магическом противостоянии. Сейчас у него было куда больше возможностей для равного противостояния от чего он не собирался с первого же мгновения выкладываться на полную катушку, желая для начала оценить уровень мастерства своего оппонента.
Повернувшись к противнику боком, выставляя правую ногу вперёд на слегка согнутом положении, левую ногу так же в слегка согнутом состоянии позади неё на расстоянии стопы и носком в сторону под практическим прямым углом, таким образом распределяя весь свой вес равномерно на обе, правую руку с клинком выставляя вперёд кончиком смотрящим в голову противника, локоть держа же на небольшом расстоянии от бока прикрывая им печень. Свободная левая рука практически легла на грудь, однако ладонью и растопыренными пальцами смотря в сторону противника, в любой момент готовая сорваться в захвате. Классическая «Боковая» стойка наиболее подходила для дуэлей, открывая врагу минимально возможную для атак площадь, при этом благодаря подобному положению клинка с лёгкостью прикрывая всё тело от атак с любых направлений Парированием лишь лёгким мановением кисти и кратким движением предплечья в любую из сторон подворачивая меч под удар, принимая его на первую треть клинка. В то же время она позволяла держать максимальную дистанцию удара, мгновенно отшагивая вперёд или назад в такт любым передвижениям противника, даже если он попробует сменить плоскость обходя с флангов, а смотрящий кончик клинка в голову не позволит врагу просто так сократить дистанцию, ибо при подобной попытке он сам насадит себя на колющий Выпад.
Для начала опробуем его защиту.
С быстрым подшагом вперёд к Зику Ллойд провёл рубящий Удар по диагонали с верхнего левого угла в центр корпуса резким, хлёстким движением кисти и предплечья таким образом, что локоть лишь сместился вперёд и назад, но ни в одну из сторон, оставляя защиту бока неприступной, тут же сразу после этого отшагивая назад, возвращая клинок после удара в исходное положение и тут же повторяя процесс. Подшаг, рубящий Удар но уже по иной диагонали, с правого верхнего угла, практически таким же образом, но с небольшим отличием. В этот раз он, хоть и вложил силу, но в момент соприкосновения с вражеским блоком или парированием слегка расслабит руку в упругое состояние, позволяя клинку инерцией отскочить от вражеской защиты, благодаря чему из этого положения отскока на оставшейся инерции он проведёт повторный рубящий удар кратким вращением кисти и клинка уже с иной стороны тела противника, при этом этом он будет ничуть не слабее обычного из за свершённого движения. В разных культурах, школах и методиках подобный приём назывался по разному, в семье Кроуфордов же его предпочитали именовать Переклад. Вне зависимости от того, достигнет атака цели или нет, сразу после неё Ллойд отшагнёт назад, но не один раз, а несколько, выходя за дистанцию атаки глейвом, таким образом не давая Грейсону перехватить инициативу в свои руки после защиты.

27

Несколько секунд созерцания, когда два бойца с оружием оценивали стойки друг друга и взглядом дорисовывали возможные движения лезвий. То, что не понять обычным магам, но свойственно боевым, обычные же вояки - посто дышат подобным и едва ли. Самые опытные из них способны совершить оценку даже зевая и почесывая задницу... - Об этом не стоило забывать. Встречаться с такими людьми уже приходилось. К счастью, Кроуфорд не полагался в большей части лишь на верный клинок, ровно как и Зик. Сейчас они состязались в том, что не было сильной стороной каждого. Подобно своему оппоненту, Зик так же встал в пол оборота к нему, перехватив древко глейва "обратным" хватом. Этим он сразу же показал уровень своего мастерства. При спарринге один на один, каждый начинающий мечник учится боковой стойке, с мастерами такого оружия как глейв - ситуация иная, тяжело научиться даже попросту контролировать вращение лезвия, чтобы вовремя парировать и контратаковать, навык не в стойке, а в привычке, когда мышцы запоминают все основные движения, позволяя голове оставаться чистым, можно больше задумываться о положении тела на поле боя, и удачной позиции для начала непредсказуемых маневров. Такое мастерство достигалось не сразу, а потому и боковую стойку во владении глейвом изучают лишь те, кто достиг должного уровня в контроле лезвий в разных плоскостях. "Приглашающая стойка" показывала, что этот этап уже давно позади. Тем не менее позиция не очень располагала к атаке, особенно с учетом того какую стойку выбрал Ллойд.

Ну давай, я жду. - Видя направление первой атаки, Зик быстро перехватил глейв, понимая, что классическому вращению, в данном случае предпочтет вращение против часовой стрелки, чтобы Вращение богомола подхватило атаку противника в её направлении, плавно уводя её в сторону, а не вгрызалось навстречу. Первый удар был отведен с легкостью, впрочем противник оказался слишком опытен, чтобы тут-же попасть в смертельный водоворот оборотов. Движение лезвия норовило увлечь клинок за собой в сторону, но опонент вовремя остановил клинок и вернул на место, не теряя слишком много времени. Он повторил атаку, Зик по-прежнему не рисковал. Обороты шли с небольшой, комфортной для защиты от владельца одноручного оружия скоростью, после отвода первой атаки, Зик не увлекался, разгоняя смертельную мельницу оборотов, и потому легко сумел сменить вращение на противоположное, когда засек изменившуюся диагональ. Вновь меч противника был подхвачен рекой стального течения оборотов, смещая тело и направление оборотов, Зик и не думал устраивать прямые и топорные "блоки", глейв должен входить в "резонанс", один такт, с направлением удара, уводя его в абсолютно ненужном направлении. Стоит противнику немного замешаться, как второе лезвие тут же настигнет его самого. Такой подход не дает противнику совершать комбинации ударов, используя инерцию от столкновения, и Ллойд похоже это понял, потому как быстро сместился назад, прежде чем Зик контратаковал вторым лезвием. На пару секунд между партнерами возникло затишье.

Моя очередь. - Снова изменив траекторию вращения на классическую "по-часовой", Грейсон сделал вперед шаг и ещё шаг, выходя на дистанцию для атаки, теперь скорость была рискованной и противник мог асинхронным движением остановить глейв, но Грейсон собирался совершить атаку и он собирался быть быстрее, совершив Натиск. Начав оборот ещё на безопасной дистанции, он довернул корпус в последний момент, намереваясь атаковать в бок, или по крайней мере ударить по клинку в руках темного мистика, чтобы отвести его, сразу после этого положение было радикально изменено, буквально на девяносто градусов, чтобы обрушить второе лезвие сверху прямо на открывшегося противника. В случае неудачи, стоило немедленно возвращаться к обороне, оставаясь на дистанции выше среднего, на которой у мастеров Глейва есть преимущество перед мечниками за счет длинны оружие, при хвате близ одного из крайних лезвий.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 20 апреля 17087 года, остров Пирит - Зик Грейсон, Ллойд