Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произошел скачок времени №5, возможности скачка работавшие до 21 Октября, закрыты.
Идет битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Подведены итоги голосования к литературному конкурсу "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив неактуальных флешбеков » Апрель 17082г., Кардос. Ивейн, Эсме


Апрель 17082г., Кардос. Ивейн, Эсме

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[float=left]http://sd.uploads.ru/uCKrS.jpg[/float]

Кардос, ранний вечер. Не самый дружелюбный район.
Кардос – одно слово, не самая большая точка на Мистерийской карте, а – вдумайтесь – сколько удивительных и сильных эмоций она вызывает. Теплота и холод, любовь и ненависть – всё здесь, в её городе. Она клялась и божилась, что не вернётся; продала дом и забыла семью, потому что помнить было как-то не по-человечески больно. Воспоминания. Много.
«Всё это волнует воображение, потрясает до глубины души, лишает покоя, но по сути, моя дорогая, ничего не меняет».
Эсме вздрогнула («бабушка…») и плотнее закуталась в плащ, шагая по бередящим сердце улочкам в ту часть города, где она никогда не бывала; порядочные девочки не ходят по притонам. Они постигают искусство алхимии и ядоварения дома. В окружении пыльных книг и пары сотен отваров. «Чтобы с милой улыбкой года спустя травить работорговцев», – с кривой ухмылкой вспомнился последний заказ. Шедим был ей как родной, но некоторые его порядки убийца никак не могла принять; но стоило признать, что от работы танцовщицей в те дни она получила огромное удовольствие. Пряности, благовония, одежды… Она это любила; а ещё больше любила танцы с кинжалами! Потрясающие, завораживающие… дарящие быструю, почти милосердную смерть.
Эльфийка не хотела возвращаться, бередить старые раны. Оттягивала до последнего, но даже до порядочной убийцы рано или поздно добирается страшный зверь, обивающий пороги всех более-менее уважаемых учреждений; имя ему – бюрократия. Вина, что наследие де Синей полностью свалилось на эти хрупкие плечи в кожаной броне, лежит полностью на ней! Необходимость подписывать бумажки, чтобы парочка несносных учёных могла использовать наработки деда, удручала. Будь её воля – их наследие было бы наглухо заперто в родных подвалах; такое разбазаривание памяти о нём делало больно. И никакой научный прогресс и уж точно собственные принципы не могли её убедить в обратном.
Но дела подождут, как ждали до этого вот уже пару-тройку лет. Сейчас – игра. В конце концов, это всё, чему она могла и хотела посвятить себя поздним вечером. Она удручена, убита очередным приступом самокопания и мечтала поскорее убраться из этого городка. Тихо и незаметно. Без боли.
– Позолоти ручку, девонька, – скрипуче отозвалось что-то в тени, шаркая, бесконечно кашляя и задыхаясь в неясных позывах. Де Синь перекосило, и она поспешила пройти дальше. Пара сомнительных девиц каким-то образом приняли её за мужчину и пообещали согреть дёшево и со вкусом. Очередная бабка (поживее первой) выскочила на дорогу, потрясая обвисшими прелестями и скалясь гнилыми зубами:
– Хорошая судьба. Доолгая. Все твои желания исполнятся! И муж будет хороший, и детки… – Эсме скинула капюшон, рассматривая старуху. Нехорошо так рассматривая: в серых глазах блеснул металл, полыхнув отблесками раздражения. Девушка не заметила, как гадалка скрылась; она снова спрятала лицо в тени.

http://sf.uploads.ru/I2njN.jpg
Кабак. Смех, крики. Бесконечная какофония звуков и запахов: дешёвый парфюм мешался с запахом пота, перегар безнадёжно перебивал запах спиртного. Неясные звуки по углам, звон монет; на границе тени и света – столики и дрянная еда, по центру – оно. То самое. Игорные столы. «Все черти здесь». Первый попавшийся стул, случайная игра. Разумеется, нечестная. Краплёные карты, полые кости. «Интересно…»
Это было бы интересно. Да. Но она проиграла сражение в тот самый миг, когда оно казалось выигранным.
Мысли кипят, слова летят с языка. Щёки алеют, волосы в растрёпе; на них – следы шедимской краски, в последний свой заказ она прятала седину. Но она уже снова проглядывает… Смылось, зар-раза.
– Я тебя ненавижу, – добродушно заметила де Синь, провожая мутным взглядом свои кровно заработанные. Оппонент ехидно улыбнулся. Он ей очень напоминал одного знакомого; Ардения, вифрэи-пакостники и глупый эльф, который ничегошеньки не понимал в этой жизни. Или, как минимум, в игре. «А ты с того времени поумнел», – благосклонно подумала эльфийка и глупо захихикала. Она и сама не заметила, что успела так надраться. Но рядом не было гласа разума, что сумел бы её остановить.
– Ты следовал за мной столько лет... а сегодня я-я… Я отдыха-аю, – бессвязно заметила де Синь, положив руки на стол, а на них – голову. И отрубилась.
Её счастье, что оружие с неё снять никто не посмел. А кошель, набитый золотом – очень даже. Очнулась ваша покорная слуга уже на пороге таверны, наслаждаясь чудесными запахами загнивающей улицы. Растерянная, нищая и в компании представительниц древнейшей профессии.

2

В другой части города, на окраине, где проживали граждане среднего достатка, картина была совершенно иной: после занятий у пожилого алхимика дочь вернулась домой, в положенное время, и пошла к себе в комнату делать уроки. Как всегда. Отец работал в кабинете, планируя следующую экспедицию, а мать готовилась к завтрашним занятиям - быт семьи Валкорион был методичен и давно расписан привычными действиями, происходившими изо дня в день, и ничего нежданного обычно не случалось. Иви прилежно корпела над заданием по математике, малодушно оставив самое сложное - алхимию, - на потом, как всегда. Родители крайне не одобряли такой подход, периодически мягко убеждая, что намного правильнее и легче сделать сначала сложное, но девочка упорно отказывалась так себя насиловать, впрочем, не оглашая порядок выполнения заданий, а родители не занимались жестким его контролем, уча ребенка быть самостоятельным и отвечать за себя. Метод работал, но немного не так, как планировали Эйша и Танарион: девочка училась не только отвечать за свои поступки, но и увиливать, вычисляя допустимые возможности. Не то, чтобы это было бесполезно, нет, навык крайне широко используемый, просто не думали об этом, ох не думали любящие родители... Так или иначе, этот вечер обещал быть таким же, как и все остальные: через пару часов семья соберется на ужин, после - посидит у камина, занимаясь каждый чем-то своим и иногда прерывая тишину беседой, а после мирно разойдется спать. Что могло пойти не так?

Семья Валкорион

http://s9.uploads.ru/4jFLI.jpg   http://s7.uploads.ru/K0bVv.jpg   http://s7.uploads.ru/vVgqe.jpg

3

Так! Так-так-так. Это было немного не по плану, но так как мы навеселе, то будем бороться и превозмогать. Выспросив у очаровательных леди, как она докатилась до такой жизни, Эсме с пустой, но почему-то побаливающей головой поспешила отделиться от их компании. Принимать такие заказы она была как-то не очень готова, хотя если принять в себя ещё пару литров горячительного… Держите её семеро. Для её же блага.
Пошатываясь и кутаясь в плащ, Эсме поспешила дойти по штормящей дорожке до ближайшего глухого переулка, где тут же уселась на ступеньку к чьей-то двери и пару минут просто смотрела вверх, на небо. Тёмное, беззвёздное. Когда шея начала затекать, девушка уже, успев привыкнуть к ароматам здешних улиц, глубоко вздохнула и провела быстрый, но качественный переосмотр имущества, который позволил заключить: «Поздравляю, ты – дура».
И всё бы ничего! Но даже последний свиток портала, который де Синь берегла на случай важного-преважного заказа, из сумки вытащили. Так что всё, чем она сегодня располагала – это её любимые железки, пустые колбы от эликсиров, парочка алхимических травок (которые воры, вероятно, просто не оценили по достоинству) и принадлежащая Клюву маска. «Хорошо, что броню оставила в Шедиме», – пользуясь случаем, Эсме в отражении подгнивающей лужи поразглядывала себя, подивилась внезапно образовавшимся под глазами синякам и нездоровой бледности и в меру возможностей привела себя в какой-никакой порядок. Теперь она выглядела вымотанной странницей и даже почти трезвой. Впрочем, остатки спиртного выветрились с прелестным осознанием: милая, да тебе ведь даже поспать негде.
Вот тут начались проблемы похуже многих.
«Без свитка я никуда из Кардоса не денусь, это понятно», – рассуждала де Синь, старательно обходя пьяные компании и выбираясь на более-менее освещенные улицы. – «Кто ещё не покинул город? В местном отделении Гильдии уже никого и не осталось; старики долго не живут и если они ещё и остались и помнят де Синей (поди таких забудь, ага), то ничем мне не помогут – сидят на шеях детишек, которым вообще не резон спасать чужачку, да ещё и нелюдя. Есть ещё семья Несбё...», – живущая неподалёку чета Несбё представлялась неплохим вариантом пережить пару непростых дней, а затем суметь либо раздобыть заказ (хотя без амуниции выполнять что-то сложное ой как не хотелось), либо раздобыть достаточно денег, чтобы отбыть со следующим караваном до Шедима – там-то она своя, там всё будет хорошо.
Но пока Эсме здесь, «хорошо» спряталось в глухой угол и себя не показывало. Равно как и чета Несбё не отвечала на стуки в дверь. В окнах не горел свет и за мутным отражением де Синь едва разглядела опустевшую и заброшенную комнату. Что же, Несбё либо умерли («Они были не настолько стары! Им сейчас около сорока…»), либо нашли местечко поспокойней. Понять их можно, район тот ещё.
Оставался один вариант – семья Валкорион. Молодые, талантливые; де Синям они были близки. Когда они в последний раз виделись?.. Ох, и не вспомнить. Но тогда они особо не отличались от неё внешне; и общались они вполне неплохо, как ровесники. А сейчас – как?.. Эсме вздохнула; свой околоэльфийский век она с трудом соотносила с человеческой жизнью. Но одно она помнила точно – они были на похоронах Шеллара, а значит, последняя их встреча состоялась почти четырнадцать лет назад. За это время она совсем не изменилась. А они? «Узнают ли?..».
Вскоре эльфийка оказалась на месте; перед хорошо знакомым порогом Эсме неуверенно остановилась, занесла руку… И опустила. Вздохнула. «Соберись».
Тишину разрезал неуверенный, но громкий стук.

4

Скучные вычисления были закончены с должным прилежанием. Важные вехи истории Империи с годов десять тысяч сто пятидесятого по пятнадцать тысяч девяностый Эры Свободы с привязкой к географии выучены. Карта созвездий мельком осмотрена, дабы убедиться, что все в памяти, как положено, лежит по нужным полочкам не норовит куда-нибудь в неположенное место уехать. Безумно увлекательный вечер, ничего не скажешь - как всегда. Девочка откинулась на стуле, ожесточенно растирая лицо, и, как оказалось чуть позже, чернила, в который раз задаваясь вопросом когда же уже она станет изучать что-нибудь по-настоящему стоящее. Следующий урок магии будет только на следующей неделе, пока она должна была практиковать и отрабатывать изученные заклинания, алхимии - послезавтра, так что до тех пор ничего любопытного не предвиделось, лишь нудная, но, как говорят, такая полезная база... девочка фыркнула, с тоской вглядываясь в окно. Она скучала по Илириэлю. Очень-очень сильно, прям до жути. Эльф был такой... такой... не такой. Иной. И внешностью, и речью, и образом мыслей, поражая и впечатляя просто до абсолютного восторга. Иви покрутила в руках резную палочку, изучая тонкие, изящные линии - у нее так не получалось, только грубые, вечно слишком глубоко лезущие в плоть дерева борозды, ни капли не напоминающие дивные творения эльфа. Но ничего, она ему еще покажет, однажды он будет горд своей ученицей! Отброшенная за плечо коса была подобна плащу, что небрежно отбрасывает герой, обнажая меч, дабы сразить голову дракона, и ощущения - вполне под стать, только вот чувство собственного величия оказалось прервано коротким стуком в дверь.

- Иви, ужин! - Донесся мамин голос, весенним ливнем смывая кажущуюся тяжесть плаща и оставляя лишь длинную, до пояса, косу, намного светлее, чем у матери, но с годами она немного потемнеет, как это часто бывает, и станет больше походить на цвет волос родителей. Иви осторожно положила палочку на место и вприпрыжку помчалась в гостиную, с разбегу запрыгивая на качнувшийся от такого своеволия стул - Танарион, не глядя, привычным движением придержал готовую рухнуть вместе с тяжелым дубовым стулом дочь, и галантно усадил рядом с собой супругу, раскладывая по тарелкам ужин.

http://s9.uploads.ru/4jFLI.jpg
Танарион: - Нас завтра не будет, нужно закупить кое-какое оборудование для экспедиции, - предупредил он, ставя перед дочерью ее порцию ароматного мяса.
- А куда поедешь? А можно мне с тобой? Ну пожа-алуйста! - Тут же завела волынку Иви, хотя и знала, что он откажет - он никогда не брал ее с собой, объясняя это тем, что дочери нужно учиться, а не мотаться по сомнительным уголкам Империи в поисках того, что ей в жизни вряд ли пригодится. Вот и сейчас мягкий, с насмешкой взгляд был ей ответом, а в дополнение - лишь придвинутый стакан молока. Девочка театрально вздохнула, подпирая щеку кулаком и ковыряясь в тарелке. Вот так всегда! Все самое интересное - это ты слишком маленькая... Мать улыбнулась, положив руку на запястье мужа.

http://s7.uploads.ru/K0bVv.jpg http://s9.uploads.ru/4jFLI.jpg
Эйша: - Тан, ну может все-таки возьмешь ее, а? Она же отстанет. Тем более, Вдовий лес не так далеко - обернетесь за неделю.
Танарион: - Не место девочке в компании шести взрослых мужчин, - упрямо не согласился мужчина. - Она...

Реплику оборвал стук в дверь - семья замерла и переглянулась. Удивленный, Танарион открыл дверь, вглядываясь в зарождающуюся ночь и пытаясь разглядеть позднего гостя - разобрать лицо в сумерках было непросто.

http://s9.uploads.ru/4jFLI.jpg
Танарион: - Чем могу помочь?

5

«Войлар всемогущий…»
– Тан? Давно не виделись, а, – Эсме скинула капюшон и сделала шаг вперёд, позволяя разглядеть себя и желая присмотреться к мужчине получше. Его было не узнать; а когда-то они были почти погодки… Девушка не удержала неловкую улыбку и почувствовала необходимость пояснить, что она за зверь такой: – Эсме де Синь. Если помнишь… Как Эйша? – эльфийка снова неловко замолчала и уже готова убить себя о стену от зашкаливающей неловкости.
– Я оказалась в кр-райне глупой ситуации, – удручённо заметила Эсме и поторопилась продолжить, словно боясь, что перед ней захлопнут дверь и выставят вон: – П-понимаешь, меня обокрали. В первый день в городе после того, как… после того, как мои умерли. Я и дом продала, и у меня здесь ничего нет; никаких сбережений.
– Я была бы очень благодарна, если вы позволите мне заночевать. Хотя бы на одну ночь. «Вот уж не думала, что окажусь бродяжкой в родном городе». Могу отработать; я растеряла последние деньги, но голова у меня пока на плечах и приготовить несколько отваров и эликсиров для вас будет несложно. Да и… – де Синь резко замолчала, вглядываясь в черты лица. Она была рада видеть Тана после стольких лет, да и Эйша ей не чужой человек. Но лёгкий страх всё же закрался в сердце: она ожесточилась за это время, изменилась; с такой стороны они её не знают. И смогут ли понять?.. Эсме знала, что ей нужно отвести взгляд, спрятать его: он был основной проблемой, проглядывающие в нём сталь и холод не излечивались годами актёрской практики, да вообще ничем. Но… ничего. Всё, что от неё зависело, она уже сделала – напросилась на ночлег, пользуясь знакомством. Вмешалась в жизнь хороших людей. И кто в этом виноват?
«Просто пить меньше надо».

6

Несколько мгновений синие глаза мужчины были полны лишь сухого непонимания, но упавший на лицо девушки свет вместе с прозвучавшим именем зажгли искру, оживившую хмурое лицо.

Танарион: - Эсме! Ну конечно. Не узнал тебя сразу, - он помедлил, отставляя фамильярное обращение без внимания, вглядываясь в черты лица гостьи, молча оценивая что-то, взвешивая и принимая решение, но в итоге все-таки посторонился, пропуская девушку внутрь. - Заходи, поужинай с нами, - туманно пригласил он, не соглашаясь, но и не отказывая полукровке. - Милая, помнишь Эсме, внучку Шеллара и Киры?

Женщина поднялась, приближаясь у мужу и приветливо улыбаясь, как радушная хозяйка.

Эйша: - Конечно. Эсме, милая, мы очень рады тебя видеть! Заходи...

Приветствие оборвал промчавшийся через гостиную ураган, повиснувший у Тана на руке и вперивший в гостю два ярко-синих немигающих глаза, таких же, как у матери, но пылающих таким любопытством, что впору было воспламениться и быстренько разложить снаряжение и саму себя на составляющие, снабженные подробнейшими пояснениями. Девочка молчала, взглядом ощупывая Эсме с детской непосредственностью, ушам и цвету волос внимания уделяя ни больше и не меньше, чем всему остальному. Мужчина обнял дочь за плечи.

Танарион: - Знакомься, это наша дочь Ивейн, Ивейн, это внучка наших старых друзей, Эсме де Синь, алхимик. Ты же еще занимаешься алхимией? - Вежливо поинтересовался он, помогая гостье снять плащ, а Эйша достала еще один столовый прибор и подготовила для нее место. Девочка отошла к столу и продолжала пожирать полукровку взглядом, явно сгорая от любопытства, не облеченного в конкретные вопросы, просто: ктозачемпочемукак. Проводив девушку к столу и подвинув ей стул, Танарион сел сам. - У Эсме небольшие неприятности - ее обокрали и ей негде переночевать, - начал он, оставляя не озвученным очевидный вопрос, предоставляя супруге возможность высказаться. Эйша тепло улыбнулась.

Эйша: - Вот досада! Разумеется, оставайся у нас, отдохни, завтра решим, как тебе помочь. Как так получилось? Обычно в большинстве районов города такой проблемы нет, неужели ворье совсем обнаглело и полезло на благонадежные улицы? Нужно обязательно сходить к страже - с подобным нужно бороться, - семья не отказала потомку старых друзей, но ждала ответов, пусть вежливо и ненавязчиво, но внимательный взгляд Танариона и мягкий, теплый - Эйши, были целиком сфокусированы на гостье, ожидая рассказа.

7

– Благодарю… – Эсме сделала небольшую паузу, словно собираясь снова обратиться в мужчине по имени, но в последний момент передумала. – Всё это очень неловко. Я бы не стала беспокоить вас без веской причины.
– Эйша! Ты совсем не… – тут нечто очаровательно-непосредственное прервало разговор «взрослых» и уставилось на Эс. На мгновение опешив, она слегка изогнула бровь и понимающе покивала словно в ответ на невысказанные мысли. «Дочка, ну конечно. Диковатая девчонка», – детей эльфийка не любила: воспринимая их как копии взрослых в уменьшенном размере, она не делала поправку на возраст из-за чего её отношения с ними были наполнены недоумением, непониманием и вообще «не». «Но раз она дочь Эйши и Тана…»
Эсме приветливо, но немного устало улыбнулась, чувствуя, что её актёрские навыки всё ещё при ней. «Слава богам».
– Привет, Ивейн~ Да, только ей в последнее время и занималась. Разборки с исследованиями Шеллара и Киры довольно… муторные, – с искренним сожалением ответила эльфийка, заправляя выбившуюся седую прядку за ухо. Дедушку и бабушку она всегда называла по имени; это была не попытка отстраниться, но своеобразное уважение. Понятное только ей и уже усопшим.
Устроившись на стуле, Эсме украдкой перевела дух. Ощущение неправильности и неловкости всё ещё давило, но за столом она чувствовала себя увереннее. «Вор спокоен, когда есть где прятать руки». Эльфийка кинула взгляд на девочку – «Ты тоже послушаешь мою лживую сказку?» – и неторопливо повела рассказ. Она знала, что придётся врать, и много; но это было привычно. И правильно! Потому что для неё – безопасно. Да и для семьи Валкорион в каком-то смысле тоже.
– Не думаю, что стража мне поможет, тут я сама виновата, – качание головой, взгляд скользит от глаз Танариона к глазам Эйши и обратно, словно она вела беседу одновременно с ними двумя, а не говорила в пустоту. – Я прибыла в город впервые с того момента как… – плечи чуть дрогнули и не из-за искусного актёрского мастерства, – как они умерли. И ведь знала, что не нужно было тогда убегать от проблем: стоило остаться и разгрести бумажки, довести исследования до конца. Но нет – сбежала. Продала всё, скинула работу на кого попало и сбежала. Ребёнок…
– Теперь кому-то из восходящих звёзд науки нужны работы де Синей. И мне нужно этому поспособствовать, –
Эсме скривилась, показывая, какого высокого мнения она о царящей в местных кругах бюрократии. – Пару лет я ещё тянула, но, будучи проездом, решилась заехать, раз уж караван до Лиги будет только через пару недель.
Если возникнут вопросы, почему она не поплыла напрямую, эльфийка как само собой разумеющееся пояснит, что добраться из Катон Оры в Торговую лигу не так просто, намного безопаснее и дешевле сделать остановку в Кардосе. Да и чуть-чуть порывшись в воспоминаниях, супруги могли вспомнить, что Эсме всегда была необучаема плаванию, а потому на воде чувствовала себя не очень уверенно.
– Спешить было некуда, а после морской качки хотелось просто спокойно посидеть за стойкой или столиком – что же, меня понесло в кабак. Тот, что сразу за доками. Компания там обычно сомнительная, безусловно, но и я не беззащитная девушка, – эльфийка бросила нежный взгляд на висящие на поясе ножи и меч, поблескивающие в свете лампы. Любовь к железкам воистину не знала границ. – Я даже не пила ничего горячительного… Но сглупила и, расплачиваясь, выставила на обозрение кошель. Не так давно у меня был выгодный заказ на целуй партию – можете себе представить, сумма не сверхъестественная, но как минимум двухмесячное жалование более-менее успешного алхимика-лавочника. Подозреваю, корчмарь подкинул мне в еду пачку сон-травы. Недоэльфёныш-простофиля не мог не привлечь его внимание, – горькая ухмылка и капля неприятной самоиронии. – Очнулась я уже на пороге этого прелестного заведения уже без денег и остатков зелий. На оружие, что странно, не позарились. Боялись, что даже без сознания их прирежу? Нелогично оно, а, – Эсме глубоко вздохнула и виновато улыбнулась. – Все мои сбережения в Лиге «Шедиме», мне бы только до них добраться, и я за всё отплачу. Или встать на ноги тут, если из-за бумажек придётся задержаться.
– Столько лет прошло. Все наши знакомые либо уже мертвы, либо вообще неизвестно где. Я и вас-то не ожидала найти, –
вполне искренне довершила эльфийка.

8

Семья слушала рассказ внимательно, не перебивая и не отвлекаясь от ужина, который, к слову, источал просто умопомрачительные ароматы, и только светловолосая девочка про существование тарелки забыла вовсе, тараща глаза и ловя каждое слово - уж что-то, а байки Иви любила, и не важно, были ли то истории о приключенческом прошлом родителей, сказки, написанные в книгах или вот такие истории об иной жизни. А вот Тан и Эйша проявляли намного боле эмоций, чем простое любопытство, ведь для них это была не простая байка, а рассказ о злоключениях старого друга семьи, а к рассказам таким людей они всегда относились крайне серьезно. Где нужно, было показано сочувствие, где нужно - понимание, а вот часть про кабак была встречена несколько неоднозначно: Тан нахмурился, пристально взглянув на девушку, а Эйша покачала головой, пряча губы за бокалом вина. Не переставая хмуриться, мужчина отложил приборы.

Танарион: - За доками? "Синий кит"? Нет, это так оставлять нельзя, ни в коем случае, не с такой серьезной суммой и не с наследницей семьи де Синь, - он бросил взгляд на супругу - та кивнула. - Мы отложим поездку, я завтра же схожу и поговорю, кажется, раньше там заправлял старый Торри, - тон не предвещал этому человеку ничего хорошего, все-таки Эсме знала, что Валкорионы не всегда были образцовой примерной семьей, их прошлое было полно сражений, путешествий, новых земель и друзей, и можно было не сомневаться, что супруги ради полукровки тряхнут стариной и пригрозят не оставить от таверны камня на камне, если украденные деньги не будут возвращены. А хозяину сомнительной забегаловки спорить с двумя уважаемыми гражданами, да к тому же сильнейшими магами - не самая хорошая идея. Вот только что будет, если это окажется не та таверна, где девушка действительно была? На последние слова Эйша тепло рассмеялась.

Эйша: - Мы пока не настолько старые, чтобы помереть, не переживай, а в оседлой жизни все-таки есть свои плюсы - можно не переживать о стреле из-за угла или еще какой пакости, - женщина улыбнулась дочери, но по ее лицу пробежала тень печали - она знала печальную историю Эсме и всегда ей очень сочувствовала, категорически не понимая, как можно не любить свое дитя, заставив его пройти через такое ужасное открытие. Но она быстро отогнала это чувство - не стоило сейчас напоминать об этом гостье, ей и так пришлось несладко. - Оставайся столько, сколько тебе нужно - не обязательно мотаться по постоялым дворам даже имея деньги, мы всегда тебе рады, к тому же, может быть ты согласишься немного позаниматься с Иви алхимией? Проверить знания так сказать, может быть, рассказать о другом подходе - ее учитель достаточно консервативен, - ни лице девочки от этих слов вспыхнула дивная смесь скуки и любопытства, хотя непонятно было, как они могли сочетаться.

9

Поведение старых знакомых не вызывало у эльфийки трогательной ностальгии и вообще чего-то положительного. У неё возникло ощущение, что это уже не те Валкорион, что она знала… «И вообще-то, это закономерно. Люди взрослеют. Меняются. И ты, кстати говоря, не исключение. Они тоже вряд ли могут поверить, что такая тихоня как ты зашла в кабак просто «перекусить». Да и эта часть истории откровенно проседает». Эсме нацепила маску невозмутимости, выслушивая Танариона: от излишней заботы ей начало сводить зубы. Не говоря уже о том, что старый друг неосознанно подрывал достаточно ладную легенду.
– Не «Кит». Другая, – эльфийка покачала головой, вернувшись к ужину. – Нет необходимости куда-то идти и с кем-то разговаривать, спасибо, – немного резко, но следующая фраза смягчила словесный удар. – Я собираюсь заняться этим сама; мне есть, что предъявить местному корчмарю, не стоит волноваться об этом. – Разумеется, никуда идти Эс не собиралась: жульё знало, с кем связалось, а сейчас оно наверняка было очень-очень далеко. А сейчас эльфийке неплохо подрезали крылышки, отобрав все кровно заработанные.
– А… – «Этого мне ещё не хватало». – Да, я с удовольствием. Могу показать ей пару интересных техник из Ардении и Лиги, – Эсме устало улыбнулась, кинув из полуопущенных ресниц оценивающий взгляд на девочку. «Ну, я примерно в этом возрасте начала изучать алхимию. И не сказать, что мне это было очень интересно… Авось отвяжется и мы разойдёмся полюбовно».

10

Было видно, что супруги не очень-то поверили в слова своей гостьи, они явно воспринимали ее именно как внучку своих друзей, а не как равную по возрасту и опыту женщину, но здесь Эсме помогла их привычка отношения к своей дочери - доверять и позволять самостоятельно решать проблемы. Так что, хотя и было видно, что они не согласны с решением девушки, Танарион все-таки уступил.

Танарион: - Хорошо. Поступай, как считаешь нужным. Тогда мы завтра все-таки уедем, очень рано, ты же справишься тут? Если будет что-то нужно - Иви поможет. Сколько тебе нужно денег? Мы небогаты, но на дорогу до Лиги одолжить сможем без проблем. Иви, ешь давай, - казалось, никак не связанная с темой разговора фраза была довольно внезапна, но сработала она как надо - девочка закрыла распахнувшийся в восторге от слов Эсме о техниках алхимии рот и все-таки взялась за еду. Остаток ужина прошел спокойно, супруги ненавязчиво расспрашивали гостью о ее жизни, рассказывали о своей, смеялись, в общем - были самой обычной, нормальной до ужаса семьей. Вместе они убирали со стола и мыли посуду, вместе стелили кровать для Эсме в гостевой комнате - только Иви к тому времени уже раззевалась и пропала в своей комнате, избавив полукровку от своего пристального внимания. Перед тем, как попрощаться, Танарион вручил девушке кошель с суммой, которую она попросила, и на этой ноте дом Валкорион затих.

Отредактировано Ивейн (2017-12-23 15:50:41)

11

[float=right]http://s8.uploads.ru/RSAre.jpg[/float]Безмятежность. Вкусный ужин, спокойный разговор; отзывчивость и приятный интерес; непередаваемые теплота и уют – то, что возникает только в простых, но до ужаса хороших семьях. Эсме улыбалась, травила байки… и кожей чувствовала, что не вписывается в эту идиллию и не сможет её создать позже. Даже если постарается, этот чужой мир не примет её – в самом деле, она не была уверена, что ей это нужно. Но сказки любила, они усыпляли её нездоровый прагматизм и воспоминания о том, кто она есть. «От себя не убежишь. А очень хочется».
Будучи признательной своим покровителям и старым знакомым, Эс помогла убрать со стола и разобраться с мелкими хозяйскими делами, несмотря на возражения хозяев. Чувствовать себя зависимой перед ними ей не нравилось; она вообще считала, что больше не воскресит эту часть жизни. И вечер прошёл как во сне. Подробностей не запомнилось, нужды в них не было – не на задании всё же.
Уже лёжа в постели девушка раз за разом прокручивала события дня. Стоило ли рассказывать эту историю? Объяснять произошедшее? Обилие подробностей могло смутить. Конечно, можно было ничего и не объяснять. Но Эсме не была сторонницей подобного поведения, ведь рано или поздно всё равно пришлось бы столкнуться с проблемами, выросшими из этих недоговорённостей. Из того, что кто-то из них был не так понят. А ещё... Она была смущена; о да, вогнать в краску её было совсем не просто, до кисейной барышни далеко! Но ей показалось, что старые друзья видели её не равной им. Оно ведь задело. Неприятно. Щемит. Жизненного опыта у неё было несравнимо больше и это снисхождение было таким… неуместным. Девушка поёжилась и обняла подушку, закрыв глаза. Не думать. Спать. 

Утро следующего дня.

Эсме любила поспать подольше, и чтобы будил её не лучик света из окна, не дикие крики человеческих детёнышей, а чтобы это было нежно (в обнимку с одеялом), долго (а поваляться – святое!) и максимально мирно (в благостной тишине). Войлар усмехнулся, показал неприличный жест и испарился.
От звуков мистерийского города Эс отвыкла – это было неприятное, болезненное и не сказать, чтобы полезное открытие. А ещё долг и чувство вины за причинённые неудобства вынудили подняться ни свет ни заря и проводить чету Валкорион. Не то чтобы это был её долг – но куда деваться, если заснуть от творящегося за окном беспредела всё равно было невозможно! Наскоро перекусив, девушка отправилась в лабораторию семейства, прихватив свою сумку с остатками травок, на которые не успели позариться (или просто не поняли, что это) грабители. Чувство умирающего на последнем издыхании долга вынудило прихватить девчушку Валкорион с собой:
– Ивейн, так? Показывай, где в этом доме творится магия.
– У нас есть несколько вариантов совместного времяпровождения. Если честно, я не знаю, должна ли я за тобой присматривать, раз Тан и Эйша уехали, –
оценивающий взгляд скользнул по Иви, на лице полукровки явно читалось: «В твои годы меня даже на задний двор в одиночестве не отпускали». – Но что-то мне подсказывает, что тебе будет со мной намного интереснее, чем за зубодробительными уроками. Да и… – Эс прикинула что-то в уме. – Апрель месяц, в мистерийских школах как раз каникулы.
Фраза была кинута в воздух скорее как приманка: девушке было интересно выведать у Ивейн, как на самом деле были дела у семейства (всё же за разговором у стола многое опускалось, а вспоминались большей частью счастливые моменты); а ещё было желание спокойно изучить лабораторию (девочка пользуется ей ежедневно и с ней это получится всяко быстрее).
Эсме помнила, что сегодня её вынужден поглотить великий и ужасный бюрократический аппарат – местное отделение Гильдии Алхимиков, и она, похлеще всякого утопающего, барахталась в омуте безысходности в попытках это хоть чуточку отсрочить.

12

Девочка встретила гостью хоть и заспанная, но до отвращения аккуратно причесанная, в чистенькой рубашке и штанах - эдакий милый прилежный ребенок, про каких никогда не пишут в сказках, ибо слишком они скучные и послушные, никогда ведь не пойдут искать приключений на то место, которым на стуле сидят да уроки учат. Она привидением шаталась по кухне, грызя яблоко - именно такой застала ее Эсме, в ответ на свое предложение получив взгляд, полный детской обиды и важности: - За мной не надо присматривать, мне уже четырнадцать! - Заявила мелкая, сверкая глазищами и едва ли не фыркая от возмущения, как маркиза, которой посмел предложить танец какой-то барон. Фи! Да как он вообще посмел! - И "магией" в доме не занимаются, а лабораторию я покажу, - Мисс Хозяйка Дома повела полукровку в запрашиваемое помещение. Она не пыжилась, не задирала нос, но все-таки по прямой спине и чеканному шагу читалось - мелочь считает себя важной. Не то, чтобы прям сильно, но достаточно, чтобы не робея, как вчера, взирать на гостью. "Лаборатория" оказалась небольшой комнаткой, явно не так давно приспособленной под алхимические нужды. Иви прошла вперед и встала у окна. - Ее сделали относительно недавно, когда я стала заниматься алхимией - мама с папой-то ничего в ней не понимают. Но Вы, наверно, знаете, - синий взгляд буквально пожирал полукровку, выдавая желание утроить той допрос с пристрастием на тему абсолютно всего, но девочка лишь пожала плечами. - У меня и без школы куча занятий - раз я хочу поступить в Аклорию, мне нужно готовиться заранее, но я не против составить Вам компанию. Что будете готовить? У нас нет оборудования для рассеивания ненужных составляющих и выбор ингредиентов тоже не слишком большой - только то, что нужно мне для занятий. Ретиса нет совсем, - серьезно объявила Иви, несколько поменявшись, стоило ей переступить порог - она явно относилась к алхимии предельно серьезно, понимая все риски и недопустимость заносчивости или пустого бахвальства, что могли обернуться катастрофой. Девочка стояла, сцепив перед собой пальцы, и ждала.

13

Девочка всё больше забавляла; по дурности своего характера Эсме хотелось щёлкнуть её по носу, чтобы не задирался, но быстро передумала. Слишком уж в ней всё правильно, не ребёнок – кукла, ведёт себя «как все правильные и нормальные дети, не-то-что-некоторые».
– Как же так? Неужели ты не магесса? – с прищуром глядя в девичью спину, поинтересовалась эльфийка. Она-то была уверена, что Ивейн магичит и очень даже неплохо для её возраста – не потому, что она почувствовала что-то невероятно загадочное в щуплой фигурке, вовсе нет; достаточно было вспомнить таланты её родителей.
Итак, дошагав до лаборатории, Эсме пропала с концами. Она уже не слушала (или слушала, но краем уха), что там говорила девочка – нет, тут дела свои, иные. Эльфийка кинулась изучать изучаемое и трогать трогаемое с видом увлечённого, но чутка чудаковатого учёного – наш брат любит примерить на себя чужую маску. Легкомысленно и неправильно с точки зрения такой серьёзной науки, как алхимия, но Эсме уже поняла, что ничего по-настоящему опасного тут нет. И пыла хватило ненадолго; девушка отвлеклась от реагентов, выпрямилась и обернулась к Ивейн:
– Тебе целых четырнадцать лет, но в Аклории учатся всё же, если не ошибаюсь, с шестнадцати, – прозвучала лёгкая насмешка, но тут же пропала, уступив место чему-то рассудительному. – Ты достаточно способная, чтобы не торопиться со всем этим. Куда важнее и интереснее – знания практические.
– Ретиса нет совсем. – Эсме разочарованно вздохнула и потянулась к своей сумке.
– Учебная лаборатория, и правда, чего я ожидала… – едва слышно пробормотано. – Какой последний состав вы с учителем рассматривали, но ещё не готовили? «А я решу, насколько это полезно для меня. И, может быть, даже в этих жутких условиях мы что-нибудь сварганим. Только не взрывное и не ядовитое, не оставлять же семью без дома и с хладным трупом гостьи или дочки на руках», – в своей компетентности эльфийка не сомневалась, а вот в том, что не заиграется в ходе приготовления… Да, тут свои сложности.
Эсме деловито разложила оставшиеся ингредиенты на столе. Девочка могла узнать немногие из них: большинство баночек-скляночек было подписано на неизвестном наречии, но судя по некоторым закорючкам – это точно был язык шедимцев, ашрэфи. 
– И ретис у нас всё-таки есть, – эльфийка поставила перед Ивейн небольшой пузырёк. – Опознаешь из чего выдержка – отвечу на любые твои вопросы. «Ты кажешься очень любопытной, чуть что – глаза как два огромных блюдца. Вот и посмотрим, насколько хорошо учишься». Дам маленькую подсказку: концентрация ретиса наивысшая из возможных.

14

На вопрос магической самоидентификации девочка ответила даже не задаваясь. Почти. Ннуу... то есть она самую малость задрала нос, совсем капельку. - Пока не маг, но буду! Обязательно! Мне нужно усердно заниматься, чтобы поступить, и два года - это совсем мало, к тому же, мой день рождения в сентябре, и шестнадцать мне исполнится уже после начала обучения, так что, фактически, мне нужно будет уговорить взять пятнадцатилетнюю, что является нарушением правил, - оттараторила мелкая с комично-серьезным выражением мордочки, все также пристально пожирая глазами каждое движение гостьи. Содержимое сумки было встречено немым восторгом, и видно было, что она не кинулась все это щупать исключительно ввиду привитой серьезности ко всему, что касалось алхимии. При озвучивании задачи девочка загорелась энтузиазмом, но вот при озвучивании подсказки погрустнела, на несколько секунд уставилась в пустоту, шевеля губами, а потом оттарабанила явно наглухо заученное: - Наибольшая концентрация ретиса содержится в стебле серебряного лотоса - семь единиц, на одну от него отстает шо'лар, из-за того, что его выращивают только Ману Астар, достать его невероятно сложно, - слова явно были текстом учебника, и маловероятно, что ребенок хоть когда-то своими глазами видел то, о чем говорил. Девочка могла перечислить названия, места нахождения и содержание составляющих, но она вряд ли понимала, что это, что они из себя представляют. Беда многих алхимиков, работающих лишь с готовыми ингредиентами. В подтверждение догадок девочка вытерла кулаком нос, почему-то виновато поглядев на полукровку. - Тётя Эсме, а Вы их сами собираете и готовите? - И после небольшой паузы, вспомнив вопрос добавила: - Мы начали изучение мазей и смазок, а именно лечебной мази, но готовить ее я вообще не знаю, когда мне позволят.

Отредактировано Ивейн (2018-01-16 15:51:31)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив неактуальных флешбеков » Апрель 17082г., Кардос. Ивейн, Эсме