Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Раскрыты результаты Лотерии "Зеркало Иллюзий" XIV
Завершено голосование по литературному конкурсу "История героизма". Опубликованы результаты.
ВНИМАНИЕ! Большинство картинок, попадавших в библиотеке форума - восстановлены. У кого не отображается - чистим Кэш.
Поспешите и используйте тему оформление подписи чтобы заменить почившие картинки в подписи.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: апрель 17087 г. Литрия. Хаким, Ивейн


№ 4: апрель 17087 г. Литрия. Хаким, Ивейн

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

http://sg.uploads.ru/yWjVN.jpg

Как и всегда, этот день не предвещал ничего нежданного, ничего, выходящего за рамки обычной бумажной работы в тесной пыльной комнате, заваленной грудами папок. Как всегда, вызывать ее нужно непременно внезапно и непременно срочно, ведь едва до Пика доходят сведения о происшествиях - что, обычно, случается достаточно быстро благодаря хорошо налаженной сети сбора информации, - крайне оперативно выделяется человек, который должен мчаться на место и проверять слухи, докладывать о серьезной проблеме или решать то, что ему под силу, чтобы доложить уже о свершившемся факте. Но была некоторая проблема: не то, чтобы столь многие члены гильдии мечтали сорваться с теплого места, полдня трястись в седле без завтрака, чтобы париться на жаре или дрожать от холода, лазая по каким-нибудь кущерям в поисках магической аномалии или шалящего духа, пока тебя жрет гнус, а над душой непременно стоит какой-нибудь местный глава и ежесекундно достает вопросом "уже все?". Именно самый последний пункт и был тем единственным, что ведьма ненавидела в таких выездах, на которые, так уж случилось, отправляться приходилось довольно часто - мэтр Брайт знал о ее способностях, отсутствии семьи и наличии возможности влезть в седло в любое время дня и ночи, чем и пользовался. Вот и сейчас Ив направлялась на восток, в небольшую деревеньку, затерянную на границе привычных мистерийских лесов и чуждой, восточной степи, несущей ароматы раскаленного песка и камня, шепчущих об огромной пустыне... Нуар был закрыт для водяной колдуньи - она не хотела даже думать о том, чтобы оказаться там, где вода, столь естественная и необходимая часть ее жизни, является ресурсом ценнее золота. Да уж, за водного мага наверняка очень неплохо заплатили бы на рынках Шедима, если был бы способ сломить его, не отбирая магию. Быть может, однажды она доберется до Торговой Лиги - желание оставить за спиной эту проклятую богами страну уже какое-то время грызло ведьму, раздражая перспективами свободы и напоминая о плотно сковывающих плечи цепях. Ив выпрямилась в седле, разминая плечи, отгоняя мрачные мысли - слишком много еще нужно было сделать, и придется еще потерпеть ярмо Императрицы, пока от него никуда не деться...

Конь бодро стучал копытами по грязному, раскисшему тракту, и комья грязи налипали на длинную шерсть, делая его похожим на грубую игрушку, а не на настоящее животное. Деревню уже было видно, и оставалось совсем немного времени до того момента, как придется делать то, что Ив так не любила: разговаривать с людьми. Но без выяснения информации из первых рук будет намного сложнее понять, в чем же дело, почему роща рядом с деревней внезапно стала хиреть и превращаться в болото, до ужаса пугая крестьян и собирателей какими-то неописуемыми странностями. Как всегда в таких случаях, до гильдии описания доходили исключительно в форме страшных баек, в которых правды было на медяк, если она вообще была, и порой вообще выходило, что все ужасы - продукт излишне активного употребления огненной воды, а такие случаи, разумеется, раздражали тратой времени, пускай раздражение почти никак и не проявлялось у меланхоличной колдуньи. Из-под привычно наброшенного на волосы капюшона она осматривала разворачивающуюся деревню - три десятка дворов, куры копаются в грязи, ребятня визжит где-то... Короткий вздох затерялся где-то в легких. Пора.

2

Хаким сидел на корточках на одном из относительно сухих участков заболоченной рощи, неподалёку от мистерийской деревушки Литрия, и размышлял: а не плюнуть ли ему на местных с их проблемами и не продолжить ли свой путь в Иридиум, не отвлекаясь на всякую чепуху? Кочевника останавливали только гордость ("Как, просто взять и сбежать?") и обещание награды от местного старейшины. Кроме того, по сути ему некуда было торопиться - иначе он вообще никогда бы не оказался в этом забытом джиннами месте. Изначально пустынник планировал из Бирвилии напрямую отправиться в Талькос, однако хозяин таверны из деревни на перекрёстке, которая лежала на тракте между двумя городами, Трэдии, только посмеялся над планом Хакима:
-Дорога? Ну ты даёшь! Про половодье слыхал, шедимец? Надеюсь, ты хорошо плаваешь. Или можешь купить лодку - коня на вёсла и вперёд!
Оставалось два варианта - ждать, или делать здоровый крюк через Валенсию. Разумеется, кочевник выбрал второй вариант - он не любил долго сидеть на одном месте. По пути он мельком взглянул на Призрачный город, про который никто ничего толком не знал - среди караванщиков только ходили расплывчатые слухи, да истории о пропавших искателях приключений. Возможно, пустынник заглянул бы в развалины лично, чтобы проверить сплетни на истинность, но он путешествовал в качестве охранника каравана, а потому не мог никуда надолго отлучаться.
В Валенсии Хаким тоже надолго не задержался: он надеялся проведать там своего старого армейского товарища, но тот, как оказалось, после войны связался с какими-то подозрительными головорезами, и его, вместе с новыми друзьями, повесили несколько месяцев назад. Сержант местной стражи, который слышал весь разговор между Хакимом и знакомым умершего, тут же заинтересовался пустынником:
-А ты не похож на "наших" кочевников, приятель. Уж не из Шедима ли к нам пожаловал? А с тем висельником - вы друзьями были, да?
К счастью, официальных неприятностей с местными властями Хакиму удалось избежать, однако ему неофициально и очень убедительно намекнули, что таким, как он, в городе не место. Кочевник уже намеревался идти дальше, в Талькос, как вдруг услышал о неприятностях, преследующих жителей Литрии: один из тамошних крестьян обращался к народу на городской площади. Он рассказал о страшных чудовищах, пробуждённых злыми духами, которые норовили вот-вот спалить деревню, если какой-нибудь герой, желательно маг, не вмешается. Хаким магом не был, но, поговорив с крестьянином, понял, что тот об угрозе имел крайне смутное представление (не считая описания чудовищ, которых собственными глазами видел две ночи назад его возвращавшийся с чьей-то свадьбы кум), и из фактов мог привести только то, что роща рядом с деревней ни с того ни с сего начала превращаться в болото. Заинтересовавшись происшествием, кочевник решил потратить ещё пару дней на то, чтобы заглянуть в Литрию и разобраться с чудовищами, или, по крайней мере, выявить источник проблемы, а заодно немного подзаработать.
Опрос местных жителей о предполагаемой угрозе не дал ровным счётом ничего. Требовалось лично навестить рощу и определить причину местных неприятностей - и вот, спустя несколько часов бесплодного скитания по лесу по колено в болотной жиже, Хаким сидел на одном из сухих участков рощи, недалеко от опушки, раздумывая, не бросить ли эту глупую затею, а заодно обдумывая, что ему удалось узнать. "Никаких чудовищ тут нет," - начал обдумывать ситуацию пустынник, - "Вот было бы здорово - убил кого-нибудь, приволок его голову старейшине - и пошёл себе, позвякивая монетами. Жаль такое бывает только в баснях всяких авантюристов". Хаким окинул взглядом окружающий пейзаж. Да, кочевника едва ли можно было назвать знатоком лесов или болот - но науки старого шамана из великой пустыни воину хватило, чтобы понять: что-то здесь было не так. Лес не превращается в болото - просто так. "Неподалёку тут озеро, реки. Весна, влажность, да и в последние недели могли идти дожди," - размышлял Хаким, отлично понимая, однако, что всего этого было недостаточно - да, при таких условиях роща наверняка и должна была со временем превратиться в болото, но - постепенно. Местные не стали бы бить тревогу, растянись этот процесс на сотню лет. "Был бы здесь старик, он бы сразу сказал, в чём дело," - с досадой подумал пустынник, - "Или с духами бы местными связался". Знаний же самого Хакима тут не хватало. Тем не менее, он разбирался в науке о природе достаточно, чтобы предположить: нарушить баланс местной жизни могли либо зловредные чужаки, которых нигде поблизости, очевидно, не было, либо сами местные жители. Кочевник поднялся на ноги и двинулся обратно, в сторону деревни. Предстояло задать заказчикам ещё пару вопросов.

3

Несмотря на полное нежелание каких-либо контактов со смертными, необходимость этих контактов вкупе с желанием свести их продолжительность к минимуму помогли выработать более-менее стандартную манеру поведения во время таких вот рабочих выездов. Окликнуть первого попавшегося человека, попросить проводить к старейшине, игнорируя вопросы, там спешиться, представиться, вытащив из-за ворота и уронив на грудь медальон гильдии, и терпеливо выслушать весь бред, который будет нести крестьянин. Только вот в этот раз привычная схема дала сбой.

- Так наняли уже, мазелька! Несколько часов уже как отправился с чудищами бороться, высокий такой, смуглый, с востока как пить дать, точно всех одолеет и заживем мы спокойно! - Старик поглядывал на ведьму, как и абсолютное большинство - со смесью снисхождения и любопытства. Простой рабочий люд не так часто сталкивался с магами, а когда видишь перед собой тощую девушку, которая едва достает тебе до плеча, невольно закрадывается подозрение, что место ей несколько не тут. Мягко говоря. Ив привыкла и не обращала на это внимания, пристально изучая лицо старейшины в поисках хотя чего-то, что может намекнуть на происходящее, но старик был, очевидно, полностью уверен, что меч и факел решат их проблему, забывая, как это часто бывает, о первопричине.

- А чудища полезли до, или после того, как источник дичи и трав превратился из богатого леса и чахлую бесплодную рощицу? - Поинтересовалась ведьма, но не за тем, чтобы получить ответ, а подкидывая человеку идею для размышления. Судя по сменившемуся выражению на лице, об этом он как-то забыл. Задерживаться больше Ив не стала, вскочив в седло - маловероятно, что он скажет что-либо ценное, так что стоило осмотреться на месте, а так как разрешение или одобрение местных ей не было нужно, дальнейшие разговоры были всего лишь тратой времени, даже расспросы о том, кого они наняли - привычный к работе на земле человек вряд ли знает, на что стоит обращать внимание. Но факт наличия кого-то второго был не слишком хорошей новостью - это мог быть как маг подходящей специализации, действительно способный решить проблему, мистик какой-нибудь, если уж выглядит как воин (опустим вопрос о том, неужели у него нет иных дел), либо воин нужной ветки, тоже способный вычислить причину и вернуть баланс, но эти два варианта не могут перевесить того, насколько глубоко в задницу демона может скатиться эта несчастная роща, если кто-то совершенно несведущий попытается размахивать там железом в поисках чудищ. Мысль об этом заставила пришпорить коня, внимательно осматривая окрестности - разминуться здесь было легче легкого, а, увы, необходимость найти этого человека и поинтересоваться, какого кракена он тут собрался делать, была выше нежелания это делать.

Далеко впереди, на востоке, в грязно-серое весеннее небо врезался Восточный Роковой Хребет, отделяющий не только раскаленную пустыню от полных жизни лесов, но и враждебное государство, столько тысячелетий точащее зуб на западных соседей. Честно признаться, из той ситуации, в которой оказалась сама, ведьма вполне могла понять шедимцев, по крайней мере, их чувства на момент раскола - Мистерийская Империя была просто спецом в том, чтобы нагнуть людей, жестко их поиметь и потом предложить выбор: позволить этому продолжаться с ними, их детьми и детьми их детей, или валить на все четыре стороны. Нет, не на четыре, а вот вам две на выбор: сдохнуть от жары или сдохнуть от холода, а потом доблестные Императоры будут читать вдохновенные речи о том, что "подлые враги государства, ни с того ни с сего ставшие агрессивными сволочами...". Поводья скрипнули под жесткой хваткой, вынудив расслабить пальцы и глубоко вдохнуть, бросив взгляд на небо, будто оно могло дать ответ, что же ей делать. Пока было лишь одно очевидное решение - избегать магов Разума, потому что если кто-то из императорских ищеек влезет ей в голову...

Ее казнят за измену.

4

"Кому там ещё на месте не сидится," - подумал Хаким, вглядываясь в точку, приближающуюся со стороны деревни. Кочевник ещё на опушке скинул неприятно хлюпающие сандалии и сейчас нёс их в руке, наслаждаясь мягкой травой под ногами, - "Монстры, что ли, из сортира полезли?"
В принципе, пустынника мало волновала судьба Литрии, но было бы жалко, если бы какие-то болотные твари сожрали оставшегося в деревне Хора. "Хотя этот бандюган сам кого хочешь сожрёт". Точка тем временем всё увеличилась, и вскоре начала принимать очертания человеческой фигуры на лошади. Быстро оглядев себя, Хаким только усмехнулся: выглядел он сейчас не очень презентабельно, хотя определённо бывало и хуже - а сейчас выше колена даже оставались не покрытые грязью участки. Белый бурнус кочевник предусмотрительно оставил в седельной сумке, а потому пострадали только штаны и, отчасти, рубаха. "Хорошо только сандалии снял. А то болтал бы сейчас с заказчиком без штанов, вот было бы забавно," - усмехнулся Хаким.
Однако, как оказалось, фигура принадлежала не заказчику: но что могло понадобиться девчонке на вороном жеребце в болоте? Старейшина послал за кочевником дочь? Хотя, пустыннику в это почему-то не верилось. Как бы там ни было, смысла строить догадки не было: самый простой способ получить ответ - задать вопрос.
-Стоять! Дальше болото, сгинешь. Или ноги промочишь, тоже ничего хорошего, - с усмешкой проговорил Хаким, глядя в ярко-синие глаза девушки. "Прямо как у Аркама" - промелькнула мысль, - "И смотрит так же". Впрочем, к неприязненным взглядам кочевнику было не привыкать. Мало кому пустынник нравился с первого взгляда, а потому незнакомцы, особенно на западе, вели себя с ним чаще холодно, либо неискренне-радушно, если хотели что-то продать. Похоже, девушка не собиралась торговать. Хакима это уже радовало, - Ты кто?

5

Унылый пейзаж, столь непохожий на ставшие привычными леса, радующие глаз буйством зелени, все тянулся и тянулся, однообразный до отвращения: чахлый лесок по левую руку, озеро по правую, да рыжая полоса в отдалении, там, где лес проиграл битву степям. Наверняка по этой дороге ходило много местных - охотники, собиратели, лекари, но сейчас лес был пуст, отрезав этот источник пищи и сырья, так что дорога была пустынна. Почти... Ведьма не стала погонять коня, завидев в отдалении фигуру, позволив животному сохранить спокойный шаг, а себе - заранее заготовить заклинание, на всякий случай, перебрав магические нити и выбрав нужные, подцепив их и оставив подрагивать на кончиках пальцев. Она созерцала приближающуюся фигуру, будто театральное действие развернулось на сцене, и ни повлиять, ни прервать его зритель не может, будучи заложником сюжета и задумки писателя, он может лишь покинуть зал, но тогда обречен будет мучиться, так и не узнав развязки... Она могла свернуть, избежать встречи, затеряться среди деревьев, но необходимость крепко держала поводья коня призрачными пальцами, заперев там, где они обречены были встретиться. А спустя немного времени уже можно было предположить, что незнакомец и есть тот самый нанятый гость с востока, их всегда легко узнать, оставалось выяснить  - совпадение ли. Конь остановился чуть раньше приказа, метрах в десяти от человека, равнодушно опустив голову к дороге и не проявляя ни малейшего интереса к происходящему, а вот всадница наоборот, весьма пристально его изучала. Могло показаться, что жителю востока должно быть холодно в Империи ранней весной, даже здесь, относительно на юге, но, очевидно, это было не так - судя по одежде. Ведьма не пошевелилась, руки расслаблено лежали на луке седла, а во взгляде не было ни капли неприязни или вражды, как, впрочем, не было и любопытства - лишь ожидание. - Это тебя наняли разобраться с лесом? - Спросила девушка, пропуская мимо ушей прозвучавший вопрос и ни на мгновение не спуская с мужчины глаз. Развелось же нас, синеглазых. Кажется, раньше жителей Востока Ив встречала только мельком, дома, в Кардосе, наблюдая за разгрузкой кораблей из Торговой Лиги, и там были либо богато одетые торговцы, либо простые матросы, только и умеющие, что таскать ящики. Этот был другой, хотя ведьма и не умела подмечать детали и мгновенно делать выводы. Странник? Наемник? Маг? И почему она не видит ауры...

Отредактировано Ивейн (2017-12-23 15:18:49)

6

-Угадала, - кивнул Хаким. Он вдруг заметил, что ладонь его неосознанно легла на рукоять кинжала. Не то чтобы кочевник часто полагался на свою интуицию, но бывали случаи, когда шестое чувство его выручало. "С чего бы мне бояться - этой-то..." - решил воин и опустил руку. Гордость возобладала над интуицией. Девушка совершенно не выглядела опасной - и в седле сидела спокойно, лишь ожидая ответа.
-Да только там разбираться не с чем, всё и так очевидно, - продолжил пустынник, - Местные навредили лесным духам. И речь тут не о каком-нибудь жалком несправедливом убийстве.
Хаким немного разбирался в духах. И хотя с тех пор, как он учился у старика прошло уже не меньше семи лет, учение шамана прочно сидело в голове у воина. Учение о взаимосвязи физического и духовного, из которого рождается всё живое. Та взаимосвязь, которую называют природной гармонией "Всё связано со всем," - любил повторять учитель Хакима. Нет, духов не интересовали мелкие людские стычки. По крайней мере тех, что обладали достаточным могуществом, чтобы так сильно влиять на природу.
-Дело тут в чём-то посерьёзнее - например, в оросительной системе, или в мощной магии, что подняла подземные воды к поверхности. Точнее скажут только сами крестьяне, или духи. Ну, духи мне ничего не скажут. Да и толку? Местных устроит только одно решение - его я и собираюсь им предложить.
Да, решение не было ни простым, ни изящным, и последствия его будут ещё страшнее - они полностью разрушат ту гармонию, что существовала в этом лесу когда-то. Природа здесь перестанет страдать от раны, нанесённой людьми - она просто погибнет. "Умирающих часто добивают из милосердия."
-А тебя сюда как занесло? - предпринял Хаким ещё одну попытку узнать что-нибудь о собеседнице.

Отредактировано Хаким аль-Шаир Нуари (2017-12-23 16:46:58)

7

Слово подтверждения было тем единственным, что ей было нужно, чтобы перевернуть эту страницу и оставить ее в прошлом, ведь изменить уже ничего нельзя, стоит лишь поспешить заполнить следующую раньше, чем бумага сморщится и сгниет. Взгляд зацепился за движение руки, как рыболовный крючок за корягу, заставив замереть изваянием, готовым сорваться в полет от одного неосторожного движения, ожидающего его, будто знак обрести жизнь, что не может родиться сама по себе - но сложившийся было знак растаял, не успев разорвать ткань реальности. Ведьма тронула коня, чтобы обойти человека по широкой дуге и отправиться дальше, но тинкер успел сделать лишь шаг, когда натянутые поводья вынудили его всхрапнуть и дернуть головой. Вот теперь ее внимание было захвачено полностью, и сапфировый взгляд впился в фиругу сотней ледяных иголочек, ощупывающих каждый сантиметр поверхности. Высокий, жилистый - делает акцент на ловкость и выносливость, не силу. Слишком много оружия для мага. Воин. Нехарактерная для Мистерии одежда - приехал недавно или верен традициям своего народа? Смешно, только  с ее нежеланием учиться понимать людей и пытаться прочесть что-то по внешности, но то, что мужчина знал хоть что-то о духах, воспринимая наиболее вероятное решение как единственно верное, хотя большинство даже не допустили бы даже подобной мысли - этого было достаточно, чтобы задержаться. Он понял проблему, но решить ее не смог из-за невозможности поговорить и теперь собирался предложить - что? Самое очевидное? Разрушить местообитание духа, чтобы он ушел? Верх глупости, хотя чего можно ожидать от полагающихся на меч. - Если ты убедишь их уничтожить лес, это будет непоправимо, возможно, ты это знаешь, раз догадался про духа. Я не позволю, - она не задумывалась, как звучат эти слова - некоторые видели ее настоящую, большинство - лишь девчонку, но Ив было плевать. Голос был спокоен, ни попытки угрожать, ни нотки неуверенности, простая констатация факта, хотя вряд ли было понятно, как она сможет это сделать. - Уходи, я поговорю с духом этого леса, - Вновь тронув коня, она съехала с дороги, спрыгивая на пружинистую, влажную почву - теперь стало видно, что, встань она рядом, не достала бы незнакомцу даже до плеча. Привязав к дереву коня, ведьма, прихрамывая, направилась в лес, вот только проблем с грязью она не испытывала, идя прямо по поверхности влаги, которой сочилась взбухшая земля.

Отредактировано Ивейн (2017-12-23 17:20:50)

8

-А, ну раз ты предлагаешь "нам" поговорить с духом, то я не против компании, - медленно проговорил Хаким, чувствуя закипающее в нём раздражение, которое, впрочем, не помешало ему последовать за колдуньей - он не привык бросать начатое дело. "Я не позволю! Нашлась королева, ещё что мне не позволишь?
Больше всего его злило то, что, при всей очевидной собственной правоте, пустынник всё же понимал, что решение, которое он принял - неправильное, хотя и единственно верное. Учитель из оазиса, наверное, придумал бы что-нибудь получше - но на то он и был мудрым и старым. И он был там, далеко на востоке - а Хаким здесь.
-Вот допустим, поговорим мы с духом этого леса, - начал кочевник, догадываясь, что ответа не последует. "Само собой, она теперь ещё и идёт по воде аки посуху, как святые из басен, которыми местные жрецы потчуют прихожан! Ведьма," - зло думал он, хлюпая босиком по грязи, - Он нам скажет, к примеру: "Крестьяне наняли колдуна, чтобы улучшить урожай, и тот разрушил гармонию, поэтому я страдаю".
Пустынник вновь отмахнулся от стайки комаров, которая не давала ему покоя все эти часы.
-И допустим я даже не стану тебе мешать. Что будешь делать? Осушишь болото? Лес погибнет через два года. А даже если ты и восстановишь гармонию здешней природы, в чём я сомневаюсь, - крестьяне просто выдумают ещё что-то, что приведёт к тому, что мы тут видим сейчас. Люди не любят пухнуть с голоду ради благополучия духов.
"Бесполезные колдуны. Что вы можете, кроме своей магии? Ни одно, даже самое могущественное заклинание, никогда не заменит мозгов и здравого смысла.

Отредактировано Хаким аль-Шаир Нуари (2017-12-23 18:04:08)

9

Могли ли звезды сложиться так, чтобы ее послушали? Разумеется, нет. С чего бы... Редко когда люди готовы внять гласу рассудка в ущерб собственным убеждениям и гордости, чаще всего они продолжают бросаться вперед с упорством, достойным лучшего применения, невзирая на всю абсурдность сего действа. Ив не особо удивилась, услышав ответ, лишь почувствовала укол досады да желание затеряться в тумане, сгинув безымянной тенью, ускользнув водой меж пальцев от увязшего в грязи человека, но... его слова... Ведьма обернулась, остановившись и подождав, пока человек приблизится - обычное, непримечательное лицо, очерченное тенью капюшона, мужского покроя куртка, скрывающая явно мальчишескую фигуру, не так представляют люди колдунов, ох не так... - Что ты знаешь о духах, кроме факта их существования? - Спросила Ив, сунув руки в карманы и все также спокойно глядя на мужчину - без насмешки, гордыни или превосходства, разве что легкое любопытство сквозило теперь в голосе - она говорила это не за тем, чтобы унизить, она действительно хотела знать ответ. - Причин, почему дух слабеет, может быть множество, некоторые очевидны, некоторые - нет, но, как правило, все они решаемы. Мне не под силу осушить болото, нет, да это и не решит проблемы - дух сам исцелит это место, если вернет себе силы, нужно лишь помочь ему. Обычно хватает несложного ритуала, а что до крестьян... У них есть выбор: вырубить это место под корень и лишиться всего, что оно может дать, а тогда придется переехать, или умерить свой аппетит лишь немного и лес будет кормить их еще долгие годы. Да, большинство не понимает этого, - она отвернулась, устремив взгляд куда-то между деревьями, мрачными от пожухлой листвы. - Люди вообще не умеют слушать, - почти неслышно добавила девушка, поправляя сползший шарф, чтобы он прикрывал губы. Ей было грустно - это ведь так очевидно, жить в гармонии с миром, когда он добровольно дает намного больше, чем можно взять силой, и почему-то только эльфы способны это понять, а люди не верят, даже если сказать им в лоб, предпочитая пепел дыханию жизни. Но одна жизнь духа стоила для Видящей намного, намного больше, чем жизнь хоть десятка этих глупых крестьян. Но... нельзя... Мистле усмехнулась, коснувшись уха горячим дыханием, пришлось взять себя в руки. Не сейчас. Взгляд снова вернулся к незнакомцу. - Откуда ты знаешь о духах?

Отредактировано Ивейн (2017-12-23 18:31:21)

10

"Да, девчонка понимает в духах - но природа это больше, чем одни только духи," - думал кочевник, глядя на ведьму. Нет, гораздо больше - звери, птицы, растения, последний жалкий муравей - всё это гармония. И духи - лишь часть природного мира. Так говорил учитель. А если добавить к этому человека - все ориентиры окончательно теряются.
-Мой учитель много знал о духах, и о всех живых существах на этой земле, - ответил воин, с удивлением чувствуя, как гнев угасает, - Он говорил, всё связано. Ты, может, и учёнее меня, да только не надо быть учёным, чтобы сообразить - нельзя так просто взять, провести ритуал, и уйти с чистой совестью. Вернее, можно - забрать награду, и уйти. Да только твой выход тогда не лучше моего.
Можно вылечить последствие - только причина от этого никуда не денется. Конечно, хорошо было бы, если бы люди довольствовались малым. Природы хватит, чтобы прокормить всех - её не хватит, чтобы удовлетворить человеческую жадность, всё это понятно, об этом любят разглагольствовать одичавшие друиды и парящие в облаках философы. Да вот только люди есть люди, и мы от этого никуда не денемся, сколько бы трактатов о том не написали мудрецы.
-Усилим мы с тобой духа каким-нибудь ритуалом - и что потом? Либо он уничтожит изначальную причину своих страданий, а в конечном итоге причина - это люди из Литрии, которых ты никаким заклинанием не научишь беречь свою землю, либо снова ослабнет, и получается - никакого толку. Другой вариант - уничтожить и лес, и духа. Тогда со временем пострадают окрестные земли, но люди здесь жить всё таки смогут - наверняка лес не превратился в болото за неделю. Крестьяне сюда уже давно не ходят, а значит проживут и так. Да и мы же с тобой всё-таки люди, а не духи. Этот выход мне не нравится, но другого у меня нет. У тебя, я так понимаю, тоже.

11

Ведьма склонила голову на бок, слушая незнакомца, расплетая вязь его слов на составляющие, разглядывая, препарируя, растягивая и разрезая. Разожженное было любопытство медленно гасло, затухало, как раскиданные угли - он слышал лишь то, что было на поверхности, не желая нырнуть чуть глубже или просто не умея увидеть. Жаль. - Я так понимаю твой вариант - махнуть рукой и не делать ничего, потому что разрушение места именно этим и будет, - Ив отвернулась и продолжила путь, оглядывая лес в поисках того, ради кого сюда пришла, задержавшись лишь для последней фразы: - Лес стал хиреть меньше недели назад, - то ли он не сподобился спросить, то ли не обратил внимания на это, но... это было бы странно. Если такие процессы шли медленно, как раз никто особо не переживал, люди начинали бить тревогу в тех случаях, когда подобное происходило быстро и без видимых причин, а тогда они просто не успевали привыкнуть к тому, что какое-то место стало для них недоступно, и именно поэтому был шанс убедить их. Возможно вообще причина была в артефакте, как тогда в Дурном лесу, в таком случае решение было и проще, и сложнее одновременно...

Углубляясь в лес, местность закономерно становилась все суше и больше походила на нормальный лес - чем ближе к сердцу леса, тем сильнее дух, оставалось найти его, а это может затянуться на много часов, возможно, даже на пару дней, в таком случае придется вернуться в деревню с закатом, ничего не поделаешь. Сам дух молчал - то ли не желал разговаривать, то ли прятался, в любом случае, это была самая скучная часть работы - бродить в поисках. Обычно это было тихое, медитативное времяпрепровождение, но сейчас за ведьмой увязался незнакомец, чье присутствие вынуждало постоянно быть настороже, отслеживая его краем глаза, ожидая чего угодно, и причиной было вовсе не происхождение незнакомца, столь иронично отразившее ее мысли незадолго до встречи, нет, всего лишь сам факт существования кого-то, кого она не знала хорошо достаточно, чтобы повернуться спиной. Хотя, если задуматься, вряд ли вообще существовал такой человек. Вдалеке, между деревьями, что-то мелькнуло, а вот мужчина не заметил ничего.

12

-Конечно ничего, совершенно ничего. Эх, люди, совсем не умеют слушать, - проворчал Хаким. Как хорошо, что в этом мире ещё остались такие благородные колдуньи. Сейчас два магических слова скажешь, махнёшь рукой - и всё сразу станет здорово, а эти жалкие знания, многолетний труд - да кому они нужны? Магия, вот и решение всех проблем. Ладно, состязание в упрямстве ты выиграла. Впрочем, кочевника такой исход тоже устраивал - да и деревенских жителей, наверняка, тоже. Они не ждали результата - они ждали видимости действия, а потому хватило бы как головы какого-нибудь бедолаги, "виновника всех бед", так и ритуала, будто бы решающего проблему. Безымянная колдунья молча шла вперёд. Пустынник следовал за ней, и тоже помалкивал - он уже сказал достаточно, и у него не было никакой охоты сейчас продолжать спор, тем более смысла в этом не было никакого - воину было понятно, что ни он, ни ведьма от своей позиции не отступятся. Тем более, что жизненный опыт подсказывал: как и всегда, правильного решения тут нет и быть не может. А значит, остаётся только действовать по обстановке,  и постараться под конец остаться в выигрыше. Путь уводил странников всё дальше в лес. Хакиму здесь не нравилось - несмотря на долгие странствия по чужим землям он всё ещё неуютно чувствовал себя в окружении такого большого числа деревьев. К тому же, молча пробираться всё дальше в чащу становилось скучновато.
-Ты только оглядывайся больше, а то точно зарежу тебя, - подначил пустынник - хотя неожиданная спутница, вроде бы, не проявляла враждебности, его не оставляло чувство, будто бы она всё время настороже, готовится к неожиданному нападению. Возможно, Хаким и ошибался, хотя он целиком доверял своим чувствам и своему боевому опыту, но он не мог упустить повода уколоть волшебницу, которую ему не удалось убедить в своей правоте, - Как жаль, что ты ни имени моего не знаешь, ни кто я, ни как я здесь оказался. От таких неизвестных чужаков жди беды!

Отредактировано Хаким аль-Шаир Нуари (2017-12-23 20:57:08)

13

Уколы не оказали ожидаемого эффекта: они были просто проигнорированы, не оставив на панцире ни царапины и не затронув ни одной из струн души, изрядно огрубевших за последние пару лет. Ведьма все также продолжала иногда бросать на мужчину взгляды, не пытаясь это скрыть или как-то замаскировать, необремененная необходимость быть милой или желанием нравиться - он сам отправился следом, имея возможность уйти в любой момент, так почему же оставался? Настолько интересуется духами и хочет узнать больше даже от такой мразной личности, как колдунья? Или причина более прозаическая и он хочет получить обещанные деньги любым путем? Это было, в общем-то, не важно, Ив в любом случае собиралась сделать то, что должна, и главное было, чтобы незнакомец не мешал ей делать свою работу. Пришлось резко сменить направление и ускориться, чтобы приблизиться к мелькающему между деревьев пятну, что, возможно, было целью поисков, вот только сделать это оказалось не так просто - пришлось минут пять почти бежать, зацепив взглядом парящую странность, скрывающуюся за деревьями и никак не желающую показаться на глаза. О том, что незнакомец может ничего не видеть, если не обладает даром Видящего или амулетом, как у самой ведьмы, Ив как-то не задумывалась, почти что забыв о его существовании. Гонка закончилась внезапно: впереди показалась небольшая, уютная полянка, каких в лесу бывают сотни, но гостей леса охватило необъяснимое знание: это - сердце леса. Живое. Величественные, старые деревья, сплетающие листву в густой полог, сквозь который с трудом пробивается солнечный свет, крохотные солнечные зайчики, пускающиеся в пляс от каждого порыва ветра где-то там, в вышине, здесь же царило безветрие и густой, влажный воздух, напоенный запахом жирной земли, трав и цветов, угольками раскиданных в сочной зелени. Это место было прекрасным, живым и дышало покоем, будто шепча оставить тревоги позади и шагнуть вперед с чистым сердцем. А посреди поляны парил причудливый, сотканный из тумана и росы дух, поглядывающий на незваных гостей глазами-бусинками. Ведьма улыбнулась. Здравствуй. Бросив взгляд за плечо, достала из-за ворота и сняла амулет, вытянув руку в сторону, чтобы незнакомец мог разглядеть свисающую с цепочки простенькую, скучную звездочку, составленную из каких-то темных камней. - Коснись.
http://s1.uploads.ru/iPXDK.jpg

14

Хаким двигался дальше по лесу, наблюдая за безымянной ведьмой: теперь она уже не скрывала своей настороженности. "Давай, бойся," - подумал он, но ничего больше не сказал - он уже сталкивался раньше с несколькими магами, и все они были полностью убеждены в превосходстве, которое волшебство, по их мнению, гарантировало в бою. Кочевник совершенно не видел смысла в том, чтобы разубеждать их в этом словами. Гонка по лесу уже начала надоедать пустыннику, хотя он и понимал, что ведьма наверняка чувствует духа и пытается подобраться к нему поближе чтобы установить с ним контакт. Наконец, колдунья остановилась. Хаким огляделся, но не обнаружил на поляне ничего примечательного.
-Коснись, - прозвучал голос безымянной ведьмы.
Хаким вытянул руку и положил ладонь на тёмную звёздочку, которую держала волшебница.
-Ага, - кочевник мрачно кивнул, глядя теперь на странное существо, обитателя поляны. Воин не любил общаться с духами - ему уже хватило и предыдущего разговора с джиннами. А потому он предпочёл подождать, что дальше будет делать спутница. Само собой, он не стал готовиться к бою, или предпринимать каких-либо других суетливых действий, которых можно было бы ожидать от совсем незнакомых с духами людей - Хаким отлично понимал, что сталь ему против бесплотного хозяина леса нисколько не поможет.

15

Реакция незнакомца, вернее, полное отсутствие таковой, родило два предположения, равнозначные по силе: либо он не удивился, потому что зрелище не было хоть как-то интересно ввиду того, что он регулярно сталкивался с духами и вид еще одного удивительным или любопытным не был - такому можно было лишь позавидовать. Либо ему просто было плевать - дух, дракон, божество, не важно, воины вообще ввиду профессии чаще, чем маги, бывают грубы сердцем. В любом случае, отсутствие реакции захлопнуло готовую приоткрыться хоть немного дверь, дав понять, что обсуждение столь прекрасного для ведьмы создания не имеет ни смысла, ни необходимости. Повесив обратно на шею и убрав под одежду амулет, Ив сунула руки в карманы, практически перестав обращать внимание на незнакомца. Общение с духами, как она уже знала, происходило невербально, даже больше образами, чем словами, что делало сам процесс крайне интимным и чутким, к тому же, у ведьмы было предположение, что они были способны чувствовать если не чистые эмоции, то общий эмоциональный фон точно, таким образом расширяя для себя возможности понимать смертных. Со стороны это выглядело, конечно, будто она просто пялится в пустоту, как замершее изваяние. Дух был молод и робок, и пришлось какое-то время убеждать его, что ведьма очень хочет помочь, прежде чем смутные, отрывочные картины появились в голове. Обычная жизнь леса, ничего, что могло бы нанести ему серьезный вред, так почему он слабел? Едва различимое существо парило на другом конце поляны, иногда останавливаясь, повернув "лицо" в сторону незваных гостей, а ведьма все ломала голову - причина точно должна быть, просто так ничего не происходит, в чем же дело? Если причина не в людях, раз они не злоупотребляют ни охотой, ни рубкой деревьев, не досаждают духу слишком сильно. Не в природных катаклизмах, разрушающих лес. Просто так? Пришлось основательно задуматься, прикрыв глаза и перебирая известные сведения, анализируя возможности и вероятности. Дух молод, у него мало сил, по сравнению с древними могущественными духами, живущими на одном месте тысячи лет. На них легко повлиять. Но могли ли они начать убывать просто так, без видимых и серьезных причин? Кусочки мозаики перемешались, ища места стыков, и с щелчком встали место - порой самое просто объяснение и есть верное. Просто так. Так действительно иногда бывает - мельчайшие изменения, накладывающиеся друг на друга так, что вычислить их просто невозможно, множество капель, собирающихся в приливную волну. Туманные, расплывчатые картины, будто закрытые мутным стеклом, вдруг прояснились, показав существо, похожее на то, что находилось перед ведьмой, и все стало ясно окончательно - местный дух ослаб и появился другой, блуждающий, странник и чужак, и противостояние вылилось в трансформацию местности, как неизбежный результат нарушения баланса. Что ж, дело проще, чем думалось изначально - хватит небольшой помощи, чтобы влить духу сил, и незваный гость уйдет сам, а следом исцелится и лес. Оставалось как-то объяснить это людям - не в первый раз, но, Аданос, как же Ив ненавидела эти моменты... Она развернулась, чтобы идти обратно, и уперлась взглядом в незнакомца. Девушка просто забыла о его существовании, поглощенная тем, что вызывало трепет в охваченной ледяным спокойствием сердце. Помедлив пару мгновений, она направилась обратно, к деревне.

16

-Нет уж, постой, - проговорил Хаким со странной смесью терпения и раздражения в голосе. Сказать, что поведение ведьмы его раздражало значило ничего не сказать. Кочевнику не привыкать было к неприязненному отношению к себе, к оскорблениям или прямой агрессии, на которые он привык отвечать словом и делом. Но тут было совсем другое. Нет, это было что-то новое - никогда раньше люди не демонстрировали такого полного пренебрежения - тут задета была гордость воителя, а такого он никому не прощал. "Как на дерево посмотрела, правильно, что с деревяшкой-то болтать?". Хотя сейчас он ощущал скорее не кипящую ярость или досаду, а мрачную злость - Хаким редко бывал в таком расположении духа, и обычно эти моменты кончались дракой и поножовщиной.
Воин положил руку девушке на плечо, стремясь остановить её и развернуть к себе.
-Я конечно уважаю твою непосредственность, - начал пустынник, - Но ты, видать, не совсем разобралась в ситуации. Мы с тобой заняты общим делом. И несмотря на твои талант и исключительность, наняли для этого дела "меня", я ответственен за результат и "я" решаю, что мы будем предпринимать.
"И платить старейшина будет мне, а не тебе. И слушать он будет меня, а не тебя. Так устроен мир - слово воина и мужчины ценят, а слово девчонки - нет,поговори ты хоть с сотней духов".
-Я знаю, у вас на западе тоже слыхали про вежливость. А потому прояви-ка хоть каплю уважения, и скажи, что ты сейчас узнала. А, и ещё представься и назови цель своего визита, нам уже давно пора познакомиться.
Хакима нисколько не смутило то, что, говоря о вежливости, он не просил, а почти приказывал ответить на свои вопросы. Он даже не подумал об этом - он чувствовал себя правым, а ведьму - неправой, что полностью оправдывало любые его дальнейшие действия в собственных глазах.

17

Рука незнакомца, лежащая на девичьем плече, вполне могла не то, что остановить и развернуть ее, а даже припереть к стенке и потребовать ответы, но в следующий миг пальцы ухватили воду, в которую обратилась часть туловища, когда ведьма сделала шаг вперед - один, просто разрывая контакт и дистанцию, и, все-таки, обернулась. Во взгляде не было ни трепета, ни угрызений совести, ни раскаяния - лишь крайнее любопытство созерцателя интересного явления. В гневной тираде, коей разразился неизвестный, было, к удаче, хотя бы одно зерно важно информации: "у вас на западе", значит, он действительно пришел с Востока, но вот любопытно - откуда именно. В любом случае, чужак явно мало что знал об этой стране, если сделал подобные выводы, и, чтобы не распалять ситуацию до опасного предела, стоило прояснить хоть что-то, хотя их традиции скорей всего и сделают проблематичными, если не невозможными, взаимоотношения с женщиной, как с равным. Ведьме было, разумеется, плевать, как он к ней относился, но привычка доминировать может не дать ему поверить в сказанное. - Хорошо, давай я помогу тебе разобраться в ситуации. Мы не заняты общим делом. Ты не решаешь, что мы будем делать, просто потому, что "нас" не существует. Тебя наняли люди, которые, видимо, забыли, что налоги, которые они платят, содержат магические гильдии, и они обязаны решать подобные вопросы в случае их возникновения. Бесплатно. Я им об этом напомню. Ты сам увязался за мной, не забывай, я не просила помощи - я могу решить эту проблему, в отличие, видимо, от тебя, - голос был ровный и спокойный, простое перечисление фактов без цели уколоть или задеть, сопровождаемое пристальным взглядом в глаза. Ив знала, что раздражает его, и это было ожидаемо, логично и привычно, ведьма не ждала иного и не пыталась вызвать симпатии. - Если же тебе, как человеку, что-то знающему о духах, просто интересно обсудить происходящее - давай обсудим, но как равные, а если ты считаешь, что меч и яйца ставят тебя выше - что ж, я не буду тебе мешать решать проблему самостоятельно и получать за нее деньги. Без меня, разумеется, - она никогда не считала, что маги - высшая каста, слишком часто сталкивалась с умелыми, потрясающими воинами, обладающими массой талантов, к тому же прекрасно знала, что слишком многое зависело от личности человека, а потому судить по внешности и полу было крайне глупо - вероятно, гостю с Востока еще предстояло это узнать. Но доказывать хоть что-то из этого не собиралась - это глупая трата времени. - Решай, - просто сказала ведьма, ожидая ответа. Если он выберет гордость, будет не очень удобно - придется кружным путем возвращаться, самостоятельно все делать, разговаривать со старейшиной за спиной этого чужестранца, докладывать о проблемах.. одни хлопоты. Тратить время на обсуждение тоже не хотелось, но это был наиболее легкий путь разрешения ситуации, значит, стоило им воспользоваться.

18

Кочевник, глядя в глаза безымянной девушке, неожиданно для себя, ухмыльнулся.
-Да знаю я ваши западные обычаи, я у вас давно. И человек тут только тот, кто с яйцами, это ты верно заметила. Нет, у нас не так.
Хаким вспомнил свой дом - бесконечную пустыню, раскинувшуюся до самого горизонта. Весь день иди пешим, или езжай верхом - куда ни кинь взгляд, ты ничего не увидишь, кроме безбрежного песчаного океана. Днём люди там изнывают от жары, ночью - коченеют от холода. Нет на земле края суровее, но в то же время - чудеснее, где также вольно дышал бы человек. Песчаным призракам незнакомы, даже чужды комфорт, роскошь и оседлая жизнь - всё то, что развращает чужаков, делает их разобщёнными, изнеженными слабаками. "У нас ничего нет, кроме нашей свободы - но её никто и никогда у нас не отберёт," - подумал вдруг пустынник. Нет, там, где Хаким вырос, никто не мог отнять у человека свободу - и неважно, был ли тот человек мужчиной или женщиной, старейшиной племени или простым охотником. Конечно, женщины песчаных призраков жили по-другому, и занимались другими делами, но не потому, что их считали собственностью, как в Шедиме, или красивыми безделушками, как среди аристократов на западе. Жители пустынь превыше всего чтили свой уклад жизни, свои традиции, и традиционно роли у мужчин и у женщин в обществе кочевников различались, но ни в одном из хамулов призраков никому бы и в голову не пришло считать женщин зависимыми от мужчин. Это было бы роскошью, которую пустынники не могли себе позволить.
Вспоминая родину, Хаким вдруг начал осознавать, что имели в виду джинны. Он слишком долго прожил здесь, в империи чужаков, он принял их нравы, стал рабом чуждых взглядов на жизнь. После внезапного озарения воин ощутил какую-то небывалую ясность. Определённо, стоило отдохнуть и всё как следует обдумать.
-Обсудим, - кивнул Хаким, - Но не здесь. Давай сначала вернёмся в деревню.

19

Усмешка была неожиданным, непредсказуемым фактором, ворвавшимся в более-менее складывающуюся схему и развалившим ее на составляющие, отказывающиеся стыковаться обратно в единое целое. Ведьма всегда воспринимала это более-менее спокойно, стараясь не выдавать замешательства, вот и сейчас она только кивнула, помедлив лишь несколько мгновений, чтобы бросить взгляд на поляну перед тем, как отправиться в обратный путь. Ив не пыталась понять причины такого ответа, все равно не смогла бы, она просто размышляла и планировала, что сказать, а что не стоит, стоит ли тратить время и силы на разговор с местными, или просто спихнуть это на неожиданного компаньона, и позволить ему содрать с крестьян денег - ведьме было безразлично, обеднеют они или нет. Лишившись дома, она осталась одна и разучилась беспокоиться о ком-то, зная, что никто не беспокоится о ней. Одиночка, привыкший и вынужденный рассчитывать только на себя и оттого равнодушный к бедам окружающих. Прямая дорога назад, без бессмысленных вихляний, оказалась намного короче, и всего через час или около того, они вышли на тракт, забрав флегматичного коня ведьмы. Если незнакомец молчал, она тоже не произнесла ни слова, продолжая бросать на него редкие взгляды, настороженная, но не напряженная, не испытывающая необходимости в разговоре, чтобы разбавить тишину. В деревне Ив направилась к таверне, устроившись за самым дальним столом и заказав мясо. В ожидании, пока мужчина присоединится, девушка откинула капюшон и опустила шарф, давая, наконец-то, возможность нормально разглядеть лицо - правда, было бы на что смотреть. Когда разносчица ушла, оставляя гостей деревни наедине, ведьма проводила ее взглядом и обратила все свое внимание на собеседника. - Меня зовут Мистле, - имя соскользнуло с языка легко, ведь не было ложью для колдуньи, наоборот, было в какой-то степени более верным и точным, чем данное при рождении, и было призвано уберечь ее, скрыть от излишне любопытных. Мера предосторожности, рожденная паранойей, вот и все, к тому же имя - лишь форма, а важно содержание. - То, что случилось здесь, происходит регулярно (в масштабах случаев с духами): местный дух молод и начинает слабеть, так порой бывает, без видимых серьезных причин, но часто люди, сами того не замечая, подливают ему сил эмоциями, которые испытывают в его местообитании. А иногда, как сейчас, в такие моменты слабости на его территории селится блуждающий дух, что рождает конфликт и усугубляет ситуацию, но ее решение проще, чем кажется. Несколько посаженных деревьев или несложный ритуал - этого будет достаточно для восстановления сил, и странствующий дух уйдет сам, а местность восстановится, больше ничего и делать не придется. Уже на следующий день должны начать возвращаться звери - этого придется дождаться, чтобы местные увидели результат, - она рассказывала спокойно, откинувшись на спинку стула, скрестив руки и не сводя глаз, скрытых парой прядок, с собеседника. - Людям тоже не придется менять уклад жизни - лишь немного подождать, пока полностью восстановится лес, - Ив замолчала, ожидая реакции.

Отредактировано Ивейн (2017-12-31 19:34:52)

20

На обратном пути кочевник не проронил ни слова - за то короткое время, что он знал безымянную ведьму, он понял, что она не из болтливых. "Немой умник лучше говорливого невежды," - вспомнил он присказку, любимую стариками его хамула. Воин был рад, когда они наконец достигли деревни. Путешествия, природа, загадочные духи - всё это было замечательно, но от голода у Хакима уже сводило живот. Тарелка с горячей едой тут же вернула пустынника в бодрое расположение духа.
-Мистле так Мистле. А я Хаким, - представился кочевник, ещё раз подумав, насколько мудры были обычаи предков. Представься он своим истинным именем, ведьма тут же получила бы над ним власть. Зачем ей это было бы нужно, воин не знал, но наверняка ответ заключался в самой сущности колдунов, основным стремлением которых безусловно было укрепление своего могущества путём контроля над людьми. Как бы там ни было, ни один чужак не знал истинного имени пустынника, и ни разу ещё он не оказывался ни под чьим магическим контролем - взаимосвязь между этими фактами явно прослеживалась невооружённым взглядом.
"Мягко стелет, да жёстко спать," - вспомнил кочевник слова одного северянина. Выслушав Мистле, Хаким задумался на мгновение, а затем высказал то, что смущало его в её рассказе:
-Ага, ну я рад, если всё так и есть. Да вот только слишком уж просто всё. Посадили дерево, всё восстановили, и все довольны. Нет, я не такой большой знаток духов, как ты, но я на этом свете уже пожил немного, кое-что видел. И ни разу я не встречал ситуации, чтобы решение было такое простое, и все оставались довольны - где-то обязательно должен быть подвох. А тут в чём сложность?
"А тот, кто всё таки предлагает такое простое и безупречное решение - чего-то недоговаривает в погоне за своей выгодой, либо ничего не соображает в деле," - мысленно продолжил свою мысль кочевник, но пока не стал её озвучивать. Если верно было первое, то у Хакима всё равно недоставало знаний, чтобы уличить ведьму. А если второе... впрочем, Мистле вела себя слишком уверенно для человека, не разбирающегося в вопросе.

21

Какая-то горячая еда не получала внимания больше, как необходимая для поддержания функционирования тела пища, хотя жевала Ив медленно и тщательно, не спуская взгляда с мужчины. Ей приходилось тратить свое время на ненужные объяснения, и ради чего? Чтобы еще один сказал "что-то я тебе не верю". Снова. Какая неожиданность... Девушка поводила вилкой по тарелке, отстранено пытаясь определить содержимое обеда и выслушивая ответ, ощутив легкую досаду - еще бы, все не может быть просто, непременно должны быть драконы, орочья орда и сонмы врагов, чтобы пробиться сквозь них и доказать свою силу. Но пришлось поднять взгляд и все-таки снова посмотреть на собеседника. Чуждый образ, иные линии лица, намного более смуглая кожа, крепкое строение - закаленный суровой жизнью человек, не то, что некоторые белоручки, а уж всякие моральные тяготы порой казались мелочью, недостойной воспоминания. Заправив за ухо прядку, Ив опять скрестила два синих взгляда, слегка пожав плечами. - Не всегда все должно быть сложно. Сегодня хватит и этого. Завтра мне придется, быть может, снова пробираться в цент какого-нибудь болота, постоянно подвергаясь атакам смятенного духа и крайне сильного элементаля, призванного потерянным там артефактом, чтобы разобраться, как отозвать его обратно, - звучало как байка, но именно такой была первая ее встреча со спектральным существом. - Или тратить несколько суток, чтобы выяснить, какого кракена этому духу надо, чтобы перестал буянить, а потом пытаться это выполнить. Если ты хотел посмотреть на серьезные проблемы - ну, не повезло, бывает. Для меня это счастливый день, для тебя - наоборот, могу порекомендовать вступить в мою гильдию, если хочется решать подобные случаи, - в открытом взгляде явно читалось недоверие к подобному варианту - достаточно малое количество людей спало и видело себя бегающими за духами с вопросом "какого демона вам надо для хорошей жизни?". Ив помолчала, разглядывая незнакомца, но не как восточную диковинку, а с простым исследовательским интересом. - Это не мое дело и можешь не отвечать, но я спрошу: откуда ты и кем был твой учитель?

22

-Нет, моя судьба - другая, - покачал головой Хаким на предложение вступить в гильдию, - Лучше я бесславно умру за своё дело, чем за ваше.
Пустынник вспомнил, как ещё несколько лет назад он мог бесстрашно броситься в любое пекло, зная, что он - избранный, а значит - умереть не может, по крайней мере, пока не исполнит своего предназначения. Теперь у Хакима не было предназначения - только невыполнимая цель и ответственность перед своим народом за обречённую на провал миссию. Впрочем, эта судьба казалась воину не хуже любой другой.
-Почему же, можно и ответить: я пришёл с востока, из великой пустыни Нуар, - продолжил кочевник, отвечая на вопрос собеседницы, - Там я родился и вырос, но путь мой был долог - я побывал в разных землях, и занимался я разным.
Хаким некоторое время помолчал, сосредоточившись на еде, а затем вновь заговорил:
-Моим учителем был мудрец, посвятивший свою жизнь учению о природе и поддержанию гармонии. Он владел магией, как ты, хотя наши мудрецы совсем не такие, как здешние маги. У нас нет гильдий и министерств, наши шаманы не носят титулов. Они говорят с джиннами и пытаются познать связь между всеми живыми существами и явлениями природы. Некоторые живут с людьми, некоторые уходят. Одни - прочь от суеты. Другие - ради богатства и власти, которую сулит городская жизнь.
После короткой паузы воин добавил, не сводя взгляда с волшебницы:
-Ты умеешь общаться с духами и повелевать водой. Так скажи мне, Мистле... Возможно ли сделать так, чтобы, к примеру, озеро превратилось в лес? Или чтобы, допустим, в пустыне текли реки, росли трава и фруктовые деревья?
Он хотел, чтобы его последний вопрос прозвучал непринуждённо, как будто бы ответ ведьмы не имел для него никакого значения.

23

Короткий кивок на первые слова был не способен выразить всего, что думала ведьма, но она была полностью согласна. Путь у каждого свой, у каждого свои причины, ради которых он готов умереть, и свои пределы, через которые можно перешагнуть, и нет ничего хуже, чем умирать за чужие идеалы - именно то, чем занималась Ив, так что она прекрасно понимала собеседника, хотя вряд ли это можно было прочесть по ее лицу. Слова о родине вынудили приподнять бровь в немом "восток, да неужели, а я не заметила", хотя, немного обдумав услышанное, девушка все-таки решила, что информация была полезна - житель Торговой Лиги, скорей всего, назвал бы государство, чтобы его не дай Аданос не приняли за шедимца, а столь туманное упоминание Нуара, вероятно, говорило все-таки именно о Шедиме. Надо же. Забавная шутка богов в ответ на мысли о настроениях жителей востока, хотя Ив все еще было абсолютно плевать, кто он, хоть дроу, хоть орк - пока новоиспеченный знакомый не попытается убить ее или подставить, отношение к нему будет не хуже, чем к любому жителю Империи. Но и не лучше - с другой стороны, но это уже особенности характера. Ведьма даже не промолчала. - Шедимец? Не советую говорить об этом, в Империи вас не любят и часто готовы убить. Хотя, раз много где бывал, знаешь, - она приподняла кружку с чаем, будто предлагая выпить за тост. Молчать мужчине Ив не мешала, потягивая ароматный травяной напиток, терпеливо ожидая, будет ли продолжение. Об укладе восточной жизни она знала крайней мало - могла назвать основные даты, перечислить города и показать их на карте, но это не заменит живого рассказа о новых местах, где ведьма никогда не была, единственных местах, где не были ее родители и о которых не могли рассказать, так что эта встреча оказалась крайне познавательной. Девушка слушала внимательно, в синих глазах даже загорелся интерес, особенно при упоминании джиннов и шаманов. Хм. Джинны. Ведьма припомнила, что знает. Средние элементали, также, как живущие в пустыне фениксы, и также, как элементали, проводящие магический дар. Любопытно. Живут ли они где-то помимо пустыни? Возможно, но научился ли кто-то кроме песчаных шаманов разговаривать с ними? Должны были, просто, должно быть, молчат. Очень, очень любопытно и требует дополнительной информации. Огромного объема дополнительной информации. А вот последний вопрос вызвал двоякие чувства: с одной стороны удивление - безумная идея, которой, вероятно, задавались многие поколения, с другой - от жителя пустыни такой вопрос был, пожалуй, вполне логичен, многие из его народа, наверняка, хотят превратить свой дом из жестоких песков в цветущий оазис. Ведьма не спешила с ответом, не отводя взгляда, но смотря не на собеседника, а куда-то вглубь, и машинально поглаживая едва заметные ниточки шрамов, перечеркивающие губы. Да, идея безумная, и первый, вполне логичный ответ - ну разумеется, нет! Но, прежде чем давать ответ, его всегда стоило обдумать. Конечно, этого невозможно добиться одной лишь магией воды, да и все равно такое было бы под силу разве что Вадии - создать неиссякающие источники, способные родить реки. Но этого будет все равно мало. Формирование стабильной экосистемы слишком сложно, чтобы его можно было добиться простыми человеческими усилиями, слишком много факторов - она, конечно, не понимала всех деталей, но могла предположить несколько пунктов: формирование почвы, заселение насекомыми, необходимыми для опыления, животными, всеми необходимыми растениями... реально ли? Вряд ли. Способна ли на такое магия? Опять же - Ив не знала, и, опять же, возможно - под силу лишь Иэлении. Неужели решить проблему могли лишь Великие Магистры? Говорят, они вернулись, но эта новость казалась настолько неправдоподобной, что поверить в нее, не увидев Круг воочию, было слишком сложно. В любом случае - могла ли простая волшебница давать ответ? Нет. - Я не знаю, - честно призналась Ив, разрывая тишину и фокусируя взгляд на шедимце. - Я недостаточно знаю о магии, а если это и возможно, то комбинацией Воды и Природы, но подобное, возможно, под силу лишь Великим Магистрам - если уж Вадия смогла уничтожить Найю, превратить пустыню в цветущий сад ей точно по силам. А кто-то более слабый - я бы сказала "нет", но могу ошибиться, - ведьма пожала плечами, выражая беспомощность в данном вопросе, слишком сложном для кого-то ее уровня. Помолчав буквально несколько мгновений, колдунья поставила на стол локти и подалась вперед, сплетя пальцы. - Расскажи мне о своем мире, - попросила она. - Как вы живете, про ваш уклад, обычаи, нравы. Хотя бы немного, - в сапфировых глазах плескался интерес, но не любопытство послушать о дикарях, а здравая жажда познания нового. Ее взгляд вообще ни на градус не изменился после того, как Ив пришла к выводу, что перед ней человек из враждебного государства.

Отредактировано Ивейн (2018-01-09 03:35:08)

24

-И сам бы рад не говорить, откуда я, да вот что-то меня всегда выдаёт, - посетовал кочевник, - Мысли читают, что ли?
Хотя Хаким и не был шедимцем, практически все, с кем бы он ни вступал  здесь в контакт, принимали его за шпиона из государства изгоев. Оно и понятно - в таком наряде он мог сойти либо за шпиона, либо за купца из Лиги. Вот только у путника было слишком много оружия и слишком мало товаров, да в придачу слишком гнусная ухмылка для торговца. Конечно, давно стоило хотя бы переодеться, однако денег едва хватало на еду и постой в гостиницах. Да, можно было бы украсть - пустынник, разумеется, был выше законов чужаков, да вот только он считал себя слишком солидным человеком, чтобы опускаться до мелкого воровства. Для таких дел существовали подручные, которых сейчас у Хакима в распоряжении тоже не было.
Воин внимательно выслушал ответ колдуньи на свой вопрос, хотя он и не ожидал услышать что-то новое - собственно, ответ и так был ему известен, по крайней мере в этом он был убеждён.
-Это имя мне ни о чём не говорит. Но я так понимаю, эти магистры - это не того порядка люди, чтобы иметь дело с проходимцами вроде меня - уж лучше тогда Аданоса просить о помощи.
Да, помощь магов такого уровня была бы невероятно полезна - она сократила бы путь на сто, или на все двести лет. Конечно, результат всё равно увидели бы только потомки, но это всё же стоило того. Как бы там ни было, эти Великие Магистры, да и просто могущественные волшебники, к сожалению, не ходили по занюханным трактирам, а потому пока вероятность даже мельком увидеть кого-то подобного была крайне призрачной.
"Более слабый маг помочь не сможет," - повторил про себя Хаким. Именно такого ответа он и ожидал. Так думали все, кто не был знаком с планом, особенно те, кто никогда не жил в пустыне. Любому новичку этот край представлялся мёртвым и пустым - всякий, кто бывал на востоке в первый раз, думал: "Откуда бы здесь взяться растениям или животным?" Но тут жили даже люди - не выживали, а именно жили. Кочевник невольно начал вспоминать отдельные части плана - закреплённые травами дюны, рощи финиковых пальм, водяные каналы. Ещё год назад он считал всё это ясным и возможным будущим.
-О моей земле можно долго рассказывать, это ведь самое прекрасное место на всём свете, - серьёзно ответил житель пустыни на вопрос Мистле, - Мы живём просто, а потому над нами не имеют власти ни люди, ни вещи. Мужчины охотятся на зверей, птиц, змей и скорпионов, а женщины занимаются хозяйством. Мы лучшие наездники на земле, мы знаем, как собирать и использовать травы, а те из нас, кто следует по тайным тропам, владеют искусством, которое людям на западе невозможно даже представить. Конечно, у всех свои обычаи, поэтому трудно сказать сразу про всех - где-то охотятся с соколами, где-то разводят верблюдов, кое-где больше уважают старейшину, кое-где шамана. Но все мы чтим свои традиции и живём по заветам предков. Это даёт нам уверенность и силу, которыми редко обладают жители городов. К тому же мы дружны с джиннами, и сама пустыня открыла нам свои тайны, поэтому наш народ невозможно покорить. А ещё мы умеем ткать шатры и изготавливать браслеты.
Хаким пожал плечами, не зная, о чём ещё рассказать.
-В общем, так мы и живём. Расскажи теперь ты что-нибудь - я тоже рад буду узнать что-то, о чём никогда не слышал раньше.

25

Ив пожала плечами. - Характерная внешность, сам понимаешь - легко предположить, что ты с Востока, а здесь вас боятся и ненавидят, и проще предположить, что такой человек из враждебного Шедима, чем из Торговой Лиги, - пояснила она вывод, к которому могли придти многие жители Империи. Наверняка, он и так это знал, но на всякий случай можно было озвучить, хуже не будет. Осознание, что шедимец ничего не знает о Магистрах, пришло не сразу - ведьма как-то не могла предположить, что кому-то неизвестна эта часть истории мира, хотя, если подумать, для очень многих смертных это совершенно не было важным, ведь какое до них дело, когда нужно пахать хлеб, чтобы семья не умерла с голода. - Я могу рассказать о Магистрах, если хочешь, - мимоходом предложила девушка, не особо заостряя на этом внимание. В любом случае вероятность, что Великие снизойдут до того, чтобы вдохнуть зелень в пустыню, была нулевой. Практически. Рассказ она случала внимательно, не спуская с него глаз, пытаясь - ради интереса - уловить хоть какие-то эмоции на заросшем лице, но даже по одним словам можно было легко догадаться, что он любит свою родину. Какого это? Ведьма не знала. Она никогда не задумывалась, как относится к местам, где родилась и жила, воспринимая свое нахождение в них просто как факт, а после памятных событий Ив поняла, что ее ничего больше не связывает с Империей. Она не могла сказать, что ненавидела эту страну, но не испытывала к ней никаких теплых чувств. Абсолютно. Было... пожалуй, равнодушие, разбавленное толикой отвращения. Как к большинству людей. Мерзкие, алчные твари, готовые перегрызть горло за горсть медяков. Девушка отвела взгляд, и по лицу скользнула тень сомнений - шедимец мог рассказать о своей родине так, что она казалась раем на земле, но вот что могла сказать она сама? Да, дело было в личном отношении - один видит грязь, а другой растущий на ней цветок, но вы вряд ли захотите услышать рассказ первого о чем-то, к тому же, было много деталей этого личного отношения, которые не стоило разглашать кому попало, особенно, если всерьез опасаешься за свою жизнь. Ив помолчала, глядя в сторону и едва-едва поглаживая друг о друга сцепленные пальцы, после чего откинулась на спинку стула, нехотя вернув взгляд к собеседнику. Пожала плечами. - Если ты много где был, не думаю, что смогу рассказать что-то новое. Централизованная власть. Жесткий свод законов, - ведьма не выдержала, что странно, и снова отвела глаза - чтобы скрыть злость. Что она могла сказать, чтобы не выдать себя, и не умея при этом врать? Не желая рассказывать всякий бред? Молчание затягивалось, давя и подстегивая сказать хоть что-то - не спокойная, комфортная тишина, а напряженная, как натянутая струна, готовая оборваться и больно хлестнуть. Коротко вдохнув, ведьма вскинула голову, возвращая на место шарф и накидывая капюшон. - Давай отложим. Кажется мне, что ты захочешь задержаться, так что время поговорить у нас будет, а сейчас нужно сделать работу, - подымаясь, она чувствовала, что ведет себя неправильно, что слишком ярко показывает, что что-то не так, но не могла расслабиться и сделать вид, что все нормально. Было бы очень полезно выучиться актерскому мастерству, но Ив категорически отказывалась. - Пойду достану пару саженцев и лопату, вернусь сюда - бросила она и быстрым шагом покинула таверну, быстрым настолько, что даже слепому было ясно: она бежит. Но вот от шедимца ли? Вряд ли.

~

http://s4.pikabu.ru/post_img/2015/01/30/7/1422616111_1945690400.jpg

Отредактировано Ивейн (2018-01-10 08:25:29)

26

Хаким далёк был от того, чтобы носить гордое звание тонкого знатока человеческих душ.
-Хм, - просто произнёс он, глядя вслед стремительно удаляющейся колдунье. Что-то здесь явно было не так, но вот что? Мистле надоела пустая болтовня? Её расстроило упоминание шатров и браслетов? Или главный маг из гильдии прислал ей мысленное предупреждение: "Держись подальше от этого шедимского головореза!" Как бы там ни было, кочевник не привык полагаться на предположения и домыслы, пусть даже свои собственные. Он сделал последний глоток из своей кружки, вытер рукой усы и тоже поднялся из-за стола, а затем, без спешки, но быстро, пользуясь своим широким шагом, направился к выходу вслед за девушкой. Возможно, стоило просто подождать, дать Мистле побыть одной, позволить ей найти лопату, в конце концов, но этот вариант даже не пришёл в голову воину. Тем более, что он справедливо рассудил: зачем искать лопату, если копать они всё равно не будут? На то, чтобы сажать деревья, существовали местные жители. А задача специалистов по духам - найти проблему и рассказать старейшине о том, как её решить. А он уже пусть думает, что будет лучше для деревни, на то он и старейшина. А даже если и придётся самим копать, идти вначале всё равно надо было к главе деревни - наверняка, раз такое дело, он легко решит проблему с инструментами. Ну и свой корыстный мотив Хаким тоже не забывал: а вдруг Мистле сейчас пойдёт, и действительно расскажет, как помочь деревне, бесплатно? Это тоже никуда не годилось. Наживаться на чужих бедах - плохо. Но что хуже - честно на них наживаться, или врать самому себе, каяться, и всё равно действовать потом ровно таким же образом?
-Постой, - окликнул кочевник волшебницу, - Дело делом, да только зачем нам сейчас лопата? Пойдём лучше к главному, всё ему расскажем. Крестьяне сами всё выкопают и посадят. А пока идём, скажи, что случилось, к чему вдруг такая спешка?

Отредактировано Хаким аль-Шаир Нуари (2018-01-10 15:55:20)

27

Короткий отклик резанул воздух, вынудив ведьму остановиться независимо от желания - сбежать не получилось. Будто она ожидала иного... Но реакция была не той, которую ожидал растревоженный паранойей разум - никаких расспросов, подозрений, ничего такого, лишь здравое предложение решения проблемы. Ив помолчала пару секунд, глубоко вдохнув, чтобы взять себя в руки, понимая, что должна вести себя спокойнее, а не пытаться убедить всех, что она что-то скрывает, помнить об угрозе, но не видеть ее тени в каждом углу. Да, она сумела справиться со страхом после Кардоса, сумела найти баланс, но пришедшее совсем недавно осознание вновь пошатнуло весы, и приходилось снова искать равновесие между трезвой оценкой и постоянными опасениями. И стоило серьезно начать поиски прямо сейчас. Она обернулась, кивнула. - Хорошо, пойдем, - спросив у первого же попавшегося человека, где искать старейшину, Призрак и ведьма отправились его искать. - Знаешь поговорку: хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. Я, конечно, белоручка, но не настолько, чтобы не суметь выкопать пару ям, и лучше сделаю все сама, чтобы точно знать, что все в порядке. Они-то смогут, но, во-первых, лучше сделать это поближе к сердцу леса, а значит, все равно придется объяснять, куда идти. Во-вторых, духу важны еще и эмоции, - Ив спокойно разъясняла свое решение отчасти так подробно еще и потому, что решила свалить разговор со старейшиной на плечи шедимца - он явно был намного более общительный, и к тому же, хотел получить с них денег, на что колдунье было совершенно плевать. Сможет убедить - пожалуйста, а она всегда может сказать, что ни сном, ни духом о случившемся. - Будет намного лучше, если сделать все самостоятельно, но тебя тут никто не держит. Хочешь - пойдем со мной, не хочешь, забирай деньги и отправляйся, куда там тебе нужно, - дойдя до забора, окружающего нужный дом, девушка остановилась, оборачиваясь к спутнику. Оставался еще один вопрос, на который стоило ответить, дабы не плодить подозрения. - Меня мало что связывает с этой страной и потому я просто не знаю, что рассказать, чтобы было хотя бы в половину также интересно, как твои слова, потому ищу повод этого не делать. Стоило сказать прямо, - это даже не было ложью, ни слова, просто не вся правда. Ив кивнула головой в сторону калитки, прислонившись спиной к забору и уперев в него согнутую ногу - она явно не собиралась идти дальше. - Поговори с ним сам. Нам нужно два-три саженца, лучше фруктовых деревьев - под защитой духа они будут хорошо расти в диких условиях. Я останусь до завтра, чтобы удостовериться, что звери начали возвращаться, а в течение недели все вернется на круги своя, но попроси их потерпеть и не особо шататься по лесу эту неделю, - тон был спокоен и нейтрален, без намека на обиду или злопамятность, которых Ив и не испытывала, но она не только избавляла себя от необходимости разговоров, которые не любила, но также позволяла мужчине сделать то, что ему, кажется, так хотелось - объявить о своем решении вставшей проблемы.

28

Хаким кивнул и, преодолев деревянную калитку, направился в сторону дома. "Что она, прогнать меня всё хочет, что ли?" - подумал он, впрочем, без злобы или обиды - "Никто не держит, никто не держит - да уж наверное, верёвкой не привязан. Ладно, зато говорит честно". Как бы там ни было, кочевник никуда не спешил, а потому намеревался задержаться в деревне, хоть бы и из чувства противоречия. К тому же, ему хотелось посмотреть, что произойдёт, когда они посадят в лесу новые деревья - как и насколько сильно проявятся изменения, сделает ли что-нибудь дух - по крайней мере что-нибудь заметное человеческому глазу?
-Ну что, хозяин, решил я твой вопрос, - обратился воин к старейшине, который как раз колол дрова перед домом. "Крепкий дед!" - вновь, как и в первый раз, подумал пустынник при виде главы поселения. Его возраст трудно было определить - вероятно, мужчине было не меньше шестидесяти лет, а то и все семьдесят, однако мало у кого повернулся бы язык назвать его "стариком", пусть даже волосы его и бороду уже целиком покрыла седина. Мощное сложение, заставляющее вспомнить столетние дубы Вечного леса, дополнялось каким-то ощущением укоренённости и стойкости - староста будто бы был неотъемлемой частью этой земли. Из под насупленных белоснежных бровей же на странника с востока смотрели всё ещё полные жизни глаза, редкое сочетание хитрости и жизненной мудрости. "Раза в два меня старше, а, чем чёрт не шутит, на похороны ко мне заявится," - невольно подумалось Хакиму.
Кочевник вынужден был признать - была и у людей на западе какая-то своя, особенная сила, и как бы ни был путник горд свои народом, он не мог не отметить, что в пустынях не было, в принципе не могло быть таких, как этот селянин, что сейчас стоял перед ним - человек, который точно знал: "Мой дом - здесь, где жили мои отец и дед, и все, кто был до них".
-Ну-ка, сынок, рассказывай, - произнёс старейшина, прислоняя колун к пню и утирая лоб рукавом рубахи.
-С чудовищами у вас проблем не будет, - начал воин, умалчивая, как и подобает профессионалу, о некоторых подробностях дела, - Теперь надо вот что сделать: провести ритуал успокоения лесного духа. Дело это, конечно, очень сложное. Ну да я привлёк одну магичку, она мне кое в чём поможет. Теперь и с твоей стороны  нужна помощь: предоставить материалы для проведения ритуала. А именно: мужиков, человек десять,  с лопатами, двадцать-тридцать саженцев фруктовых деревьев, ну и по мелочи - драгоценный камень, мешок соли, еда разная, на жертву духу. И конечно, прежде чем я начну, давай-ка ещё обсудим вопрос об оплате.
-Ну да, ещё может чего изволишь, или морда треснет? Я может и старый, а не глупее тебя. Сказал - всё сделаешь, а тут на тебе, людей подавай, камень, фруктовые деревья ещё выдумал! У нас говорят: "Слов много, а дела - мало", так и ты - много сказал, да ни черта не сделал! - принял вызов староста. Таким образом, позиции обеих сторон были обозначены: началась стадия переговоров.
"Поединок" длился какое-то время - глава поселения оказался достойным соперником, и Хаким даже узнал несколько новых, очень удачных, на его взгляд, идиом, описывающих чужеземцев, лгунов и бездельников. Ключевым, конечно, был пункт оплаты, однако в конце концов пустыннику удалось договориться на приемлемую сумму. Конечно, воин не рассчитывал на серьёзный заработок, - откуда бы у крестьян взялись большие деньги? В ходе торгов пришлось отказаться от помощи местных жителей в посадке деревьев, однако на это кочевник готов был пойти с самого начала. Так было даже лучше: легче было убедить старосту никого не пускать в лес в ближайшие дни, чтобы не вызвать гнев лесного духа.
Взяв лопату и распрощавшись со старейшиной, Хаким вернулся к Мистле.
-Лопата у нас есть, саженцы тоже будут минут через десять. Дед сейчас пошлёт парня - то ли внука, то ли сына.

Отредактировано Хаким аль-Шаир Нуари (2018-01-12 00:41:44)

29

Она стояла достаточно близко, чтобы слышать если не верь разговор, то, по крайней мере, практически весь, за исключением разве что самых негромких фраз, и, когда шедимец начал вываливать на старейшину требования, Ив уронила голову и прижала ладонь к лицу, будто желая отгородиться от мира или оказаться где-нибудь в другом месте. Девушка даже почти рассмеялась - давно, очень давно она не слышала чего-то по-настоящему веселого. Не глупого, не пошлого, не навязчивого, а просто откровенно веселого. Причем если бы он обращался к ней, скорей всего, это бы не было так смешно, потому что вызвало бы реакцию "какого такого дубом ушибленного кракена ты от меня требуешь?". К счастью, старосте подход мужчины понравился, потому, когда шедимец вернулся, его встретил откровенно смеющийся взгляд, даже на уголках губ подрагивала усмешка. - Мои поздравления, - прокомментировала девушка ожившим голосом с ноткой веселья. Она все так же стояла, подпирая забор, сунув руки глубоко в карманы, иногда поглядывая в обе стороны улицы, терпеливо дожидаясь, пока можно будет сделать следующий шаг, и разглядывая мужчину с каким-то новым интересом.

Ждать пришлось чуть больше обещанного, но наконец-то молодой юноша (детина с шедимца ростом и руками толщиной с бедро ведьмы) притащил мешок с тремя саженцами, осторожно поставив его на землю.
- Вота! - помявшись немного да поглазев на чудаковатую парочку - рослый загорелый Призрак и бледная, чахлая ведьма, детина утопал обратно. Ив разогнулась.

- Я не дотащу, я сломаюсь по дороге - мне призвать кого-нибудь или ты донесешь? - В голосе все еще сквозило веселье, хотя оно уже затухало, оставляя лишь отголоски. Разумеется, призывать ифрита для того, чтобы тащить мешок, далеко не самая благородная идея, он может и обидеться, но на крайний случай сгодится.

30

-Вот так всегда - легка ноша на чужом плече, - добродушно проворчал воин, поднимая мешок и закидывая его за спину. Он рад был перемене в настроении колдуньи, хотя для него она и произошла неожиданно.
Прикидывая вес груза, он вспомнил одного из своих старых товарищей времён войны - пожалуй, самого сильного из всех людей, что кочевник когда-либо встречал. Не обделённый телосложением от природы, он ещё и постоянно выдумывал необычные методы тренировок: он рассказывал, что ещё в детстве, во время своей жизни в деревне, каждое утро взваливал на плечи телёнка и пробегал с ним пару кругов по околице. Таким образом, ему не надо было даже беспокоиться об увеличении нагрузок: вес снаряда с каждым днём увеличивался самостоятельно. Говорят, что таким методом свою силу развивали ещё атлеты древности, хотя сейчас многие из их обыденных практик уже почти забылись.
-Кстати, Мистле, - обратился к волшебнице Хаким, - Вот ты говорила, тут людей из Шедима ненавидят, боятся, ну я и сам успел это заметить. Вот я, вылитый шедимец, вполне себе ненавистный и страшный, а ты вроде и не боишься даже - как так?
Он с любопытством посмотрел на девушку, ожидая её ответа. Кочевник, за годы странствий, привык к тому, что люди его опасались - и он отлично мог их понять. Будь Хаким честным человеком, он никогда в жизни не поверил бы такому головорезу. А уж если добавить к этому то, что он выглядел как самый настоящий злобный чужеземец из многочисленных историй, которые все слышали, но реальных участников которых найти было практически невозможно, страх и неприязнь были вполне оправданы.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4: апрель 17087 г. Литрия. Хаким, Ивейн