Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Внимание! На форуме проходит скачок времени №5, возможности скачка работают до 21 Октября!
На форуме завершен победой ежегодный Великий Золотой Ящик!
Подведены итоги по голосованию за Лучших из Лучших.
Началась битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Стартовал Литературный конкурс "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анкета Серпентиэ

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя, Фамилия (прозвище или псевдоним, если есть):
Серпентиэ Шамон (Антаррир).
Безвкусно измывается над своим именем, выкидывая из него буквы и получая разнообразные вариации, например Серп, Серпиэ и Серпент.

2. Классификация игрока:
Член организации.

3. Деятельность:
Занимается исследованиями в области Тьмы, специализируясь на проклятиях. Проходит обучение в клане Шамон.

4. Раса и религия:
Вампир, ранее Ману Астар.
При жизни испытывала благоговение и почтение к Сейлен’Шеар. Сейчас эти чувства сильно ослабли, а к другим полу- и просто божествам Серп питает разве что острое безразличие.

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам:
18 октября 16958 года, под знаком птицы Рух.
128 лет, из которых последние 8 проведены в качестве вампира.

6. Характер:
Взяв с потолка какие-то черты характера и решив, что она непременно должна ими обладать, Серпентиэ старательно их имитирует. Несколько перестаравшись с саморазвитием и изменением своей специфической личности, девушка уже не уверена, где наигранная часть её характера переходит в настоящую, но остановить спектакль не может. Серп живёт в вечном поиске чего-то неопределённого; она не знает, что ей нужно, но чувствует, что ей чего-то не хватает. Однообразие успело серьёзно набить Ману оскомину, поэтому его она изо всех сил избегает.
Между идеальной Серпентиэ, которую девушка сама себе придумала, и реальной лежит огромная пропасть разницы; приличная часть деятельности Серп строится как раз вокруг того, что на данный момент она не соответствует установленным собой же искусственно завышенным планкам и активно пытается это исправить.
Серпиэ твёрдо верит, что она крайне прагматична и не любит тратить время впустую. На самом деле ей только этого и хочется, но проблему Ману решила изящно – она просто придумывает крайне логичные и убедительные объяснения всему, что делает. Настолько убедительные, что она и сама им искренне верит. У каждого её шага на самом деле есть идеально выверенное и адекватное обоснование. Склад ума Серпент куда больше подходит для практики, чем для теории; изучение абстрактных, оторванных от реальности концептов ей даётся довольно тяжело, а вот практические навыки девушка схватывает на лету. Не имеющие прямого прикладного применения науки Серп считает бесполезными и предпочитает не тратить на них своё время.
Привычка слишком много на себя брать — неизменный спутник-пересмешник Серп. Как бы она ни пыталась себя контролировать, раздутое эго и непомерная самоуверенность сидят в глубинах её личности, злорадно выглядывая в самые неудачные моменты, притупляя здравый смысл вкрадчивым шёпотом и вынуждая девушку ставить для себя непомерно высокие планки. Очень порывиста; легко может увлечься чем угодно, но с огромной вероятностью потеряет интерес так же быстро, как приобрела.
Как и её злосчастной матери, Серп свойственен безграничный и безрассудный перфекционизм, из принципа не допускающий никаких намёков на логичность и рациональность. Отступает он только в том случае, если Серпентиэ вынужденно работает над тем, что ей скучно, — тогда девушка просто пытается побыстрее избавиться от раздражающего занятия. К этому перфекционизму приплетается совершенно иррациональный аккуратизм, который цепляется как за совершенные мелочи, так и за серьёзные вещи, например упавшие столы.
Магам Разума очень повезло, что на вампиров их навыки чтения мыслей не действуют — попытавшийся покопаться в голове Серпент точно быстро свихнулся бы. Её мысли условно разбиваются на два потока — обычные размышления и бессознательный хаотичный фон. Последний, назойливым шумом клубясь в разуме Серпент, её неплохо развлекает — глас подсознания часто выдаёт очень забавные вещи.
Проницательна, неплохо чувствует собеседников и замечательно врёт. Как писали Ману-Зуальские классики, ни один хитрец не сравнится в хитрости с себялюбием, поэтому Серп не гнушается и бесцеремонной лестью, если она нужна. Правда, у неё крайне редко бывают какие-то конкретные корыстные цели, достижению которых эта лесть может помочь; обычно она сбивается в изучение психики собеседника просто потому что может. Спокойно идёт на сотрудничество и совместную работу, если видит в этом выгоду для себя.
Серпентиэ самолюбива, горделива, очень злопамятна и терпелива. Это сомнительной прелести сочетание качеств, спевшись с безграничной мнительностью, особого добра своей обладательнице не делает. Во всех по умолчанию изначально видящая врагов, Серп всегда крайне осторожна, осмотрительна и недоверчива; от всех она ожидает в первую очередь плохого. Эти черты несут с собой некоторую пессимистичность — Ману привыкла всегда готовиться к худшему возможному исходу событий.
Это же самолюбие отвратительно сочетается с перфекционизмом. По сути, у Серп есть неиссякаемый источник поводов для самокопания – как бы она ни старалась, её успехи не дотягивают до ею же установленных недостижимых планок, что бьет по её самолюбию. Но самокопание у Серпиэ очень своеобразное – вместо того, чтобы бесконечно жаловаться на собственное несовершенство, она активно пытается максимально приблизиться к идеалу, стараясь минимизировать влияние назойливых криков перфекционизма на её жизнь.
В Серп таится редкостная жажда влияния и власти, вокруг которой, удачно её прикрыв, обвилась любовь к серому кардинальству. Ману любит влиять на ситуацию косвенно, скрыто и исподтишка, никак себя не выдавая. Не особо конфликтна и не тянется к тому, о чём обычно мечтают, — славе и деньгам, например, — поэтому до определённого момента легко избегает каких-либо столкновений. Легко сбежит, спасая свою жизнь, если почувствует хоть какую-то угрозу для неё, — гордость девушки это никак не заденет. Самоотверженная и глупая расхрабренность, по скромному мнению Серп, свойственна архонам и к гордости никакого отношения не имеет.
Краеугольный камень характера Серпент – её безграничный эгоизм. В любой ситуации она думает в первую очередь о себе и своих интересах; Серп и шевелиться особо не станет ради помощи другим, если не видит в этом личной выгоды или, напротив, видит немало проблем. О риске своей нежизнью ради кого-то ещё, разумеется, и речи не идёт. Серпиэ не свойственны садизм и жестокость — она слишком сильно зациклена на себе, своих ощущениях и чувствах, чтобы задумываться о чужих страданиях и получать от их созерцания удовольствие. Обычно ей просто всё равно — если она убивает, значит, на то была какая-то причина, и морализаторство тут неуместно. Последнее, впрочем, Серп всегда считает лишним.
Испытывает острую ненависть к любым проявлениям элитарности и снобизма. В первую очередь под раздачу попадают жрицы – Серп считала и считает их упивающимися своим статусом бездарностями, не нашедшими себя ни в чём, кроме управленческой ерунды. Какая-то часть Серпентиэ допускает, что это может быть обычной завистью, но она предпочитает и дальше верить в то, что к жрицам она испытывает исключительно жалость и презрение. К чистым пафосу и патетичности такой ненависти у Серп нет — они её просто веселят.
Любит всё необычное и выбивающееся из привычной нормальности; удивить не особо впечатлительную и немало успевшую повидать Серп достаточно сложно, и она питает жгучий интерес к тем, у кого это всё-таки получается.

7. Внешность:

Кратко

Рост: 166 см.
Вес: 55 кг.
Тип телосложения: нормостенический.
Цвет глаз: красный.
Цвет волос: серебристый.
Цвет кожи: чёрный.
Особые приметы: татуировка-знак Шамон на шее.
Наиболее частая одежда: живущая не самой спокойной жизнью в не особо благоприятной местности, Серп почти всегда носит поверх нарочито простой одежды комплект доспехов — без таких мер предосторожности слоняться по Южному Захрэму несколько безрассудно.
Украшения (если имеются): отсутствуют.

После пары минут наблюдения или общения с Серпент можно заметить её основную особенность – резкую изменчивость. Наигранные выражения её лица сменяются как по щелчку, что их искусственность только подчёркивает. Её движения полностью лишены плавности и изящества; когда их раздавали, Серпент стояла за нервностью и резкостью.
Эта же черта делает её смех, и без того звучащий раскатистым инфернальным хохотом, совсем странным – он обрывается так же мгновенно и резко, как и начинается, как будто споткнувшись о некое непреодолимое препятствие. Хуже смеха Серпентиэ может быть разве что её улыбка, роль которой у неё обычно играет зловещий оскал.
Вторая существенная особенность – то, что по лицу Серп невозможно считать её эмоции. Их у Ману предостаточно, но свою мимику она прекрасно контролирует. Обычно лицо Серпентиэ старательно сохраняет нейтрально-отстранённое выражение; вооружённый глаз без особого труда заметит его наигранность, но прочитать её настоящее настроение не сможет. Любимое хобби Серп – своим металлическим, сухим и размеренным голосом делиться шутками, усиленно сохраняя серьёзное выражение лица, и наблюдать за реакцией.
Со всеми этими странностями контрастирует до идеального прекрасное лицо. Блеклое, правда, и совершенно не запоминающееся — его сухая, выверенная идеальность навевает скуку. Серпиэ по меркам Ману красива, даже очень, но смотреть на неё второй раз обычно не хочется — тоска смертная, да и есть в этой идеальности что-то отталкивающее. Серпент можно сравнить со зловещей скульптурой в забитом призраками особняке — вроде красиво, но лишний раз лучше не моргать, мало ли что.
Атласно-черная кожа. Прямые серебристые волосы немного не доходят до пояса и явно видали лучшие времена — к их состоянию Серпиэ сейчас несколько равнодушна. Красные миндалевидные глаза обычно смотрят пронизывающе и изучающе, из-за чего встречаться с Серп взглядом очень некомфортно. В беседе Серпентиэ обычно безумно веселится со своих же мыслей, поэтому к и без того неприятному взгляду примешивается некая ехидность. Большую часть порождений своего больного сознания она благоразумно держит при себе, поэтому со стороны внезапно начинающий блестеть насмешкой взгляд и искривляющиеся в лёгкой полуулыбке губы выглядят несколько странно.
Шея Серп украшена говорящей о её клановой принадлежности татуировке. Знак, впрочем, почти никто не распознает.

8. Биография:
• Место рождения: Азол-Дип

Родственники

Родители:

http://image.ibb.co/eGZCtm/148.jpg
Шантиэ Антаррир
Мать, 638 лет
Ведьма
Жива

http://image.ibb.co/dzdGKR/149.jpg
Скарнер Кларион
Отец, 527 лет
Ви'Джау
Жив

У Шантиэ было всё: молодость, богатство, красота, ум, впечатляющие магические таланты... Счастливой её это, впрочем, не делало – помешанной на перфекционизме Ману всегда хотелось ещё. Ещё лучше, ещё больше, ещё выше. В своей погоне за бесконечным самосовершенствованием Шантиэ упустила одно – межличностные отношения у неё совершенно не складывались. Своей до тошноты отточенной идеальностью Ману, даже не осознавая этого, безжалостно кромсала самооценку приличной части тех, кто с ней заговаривал. Так она и закрепилась в сообществе Ведьм, став одной из тех, кому в лицо поют дифирамбы, а вот за спиной обкладывают клеветой, небылицами и сомнительными слухами.
Серпент для Шантиэ стала её естественным продолжением и единственной наследницей. Отдельной личностью мать её никогда не считала – Серп была возможностью начать всё заново, построить идеальную жизнь с самого начала, воплотить всё то, что не удалось сделать старшей Антаррир. Шантиэ незамедлительно начала лепить из неё усовершенствованную версию себя; к моменту появления Серпент на свет у её матери уже были на неё подробно проработанные планы.
Методы Шантиэ были довольно специфическими и, откровенно говоря, уместнее смотрелись бы в армии. Сухо и последовательно следуя своим планам, она старательно лепила из дочери идеал, не особо заботясь о том, интересны ли ей все эти науки в таких объемах. Серп было безгранично скучно – от большей части изучаемых предметов её в сон клонило. По-настоящему её привлекали разве что теоретические магические науки и математика, хотя интерес к последней был впоследствии убит бездарными преподавателями.
Магический дар у Серпиэ долго не проявлялся. Многие поколения женская часть рода Антаррир избирала путь Ведьм, и о возможной магической бездарности Серп её мать старалась даже не думать. В памяти Шантиэ всё еще была свежа судьба её тёти, Акали; блестящий ассасин без магических способностей, она негласно считалась в семье чёрным пятном на родовой репутации.
Злосчастный дар Серпиэ соизволил проявиться в её четырнадцать. Копившееся в ней раздражение, резко выплеснувшись, окутало Серпент чёрным облаком, пускавшем тёмные всплески, едва к ней кто-то приближался. Шантиэ была так рада тому, что у дочери всё-таки был дар, что вдаваться в детали его странного проявления не стала, не задумываясь о причинах, по которым на её приближение облако реагировало особо раздражёнными всполохами.
Отношения Серпент с матерью, начав со статуса просто плохих, стремительно катились в худшую сторону. Полное нежелание Шантиэ осознавать, что Серп — отдельная личность, кислотой разъедало их отношения, но мать была к этому слепа, упрямо продолжая считать дочь каким-то придатком к себе.
В дом Шантиэ регулярно наведывались другие Ведьмы Антаррир, приходившие не только за пространными научными диспутами, но и с попытками оценить потенциал Серпентиэ. Долго не заявлявший о себе магический дар их явно разочаровал — какого-то чуда от юной Антаррир ожидать явно не приходилось. Разговоры Ведьм девочка бесцеремонно подслушивала — собравшиеся, помимо генерации малопонятных для неё монологов на мистико-алхимические темы, немало сплетничали о внутрисемейных делах. Так Серпентиэ узнала немало неприятных фактов о своей же семье — Шантиэ с ней поделилась только крайне пафосной историей, по которой казалось, что дом Антаррир — величайший дом обозримой Вселенной. Новые факты эту картину мира, в которой девочка и до этого сомневалась, сильно пошатнули. Акали, магически бездарный ассасин и позор семьи. Ривьэ, средняя в плане магических способностей жрица Среднего совета, к которой ведьминское большинство семьи питало слабо прикрытое презрение. Оступившихся было немало, и у каждой была своя история, но самым интересным для самой Серпиэ было то, что некоторых она прекрасно понимала. Об очередной «отступнице» с неплохим магическим потенциалом и нулевым интересом к науке, которая абстрактной теоретической деятельности предпочла наемническую практику, Ведьмы говорили исключительно с ядом, но слушавшая это всё Серпентиэ не видела в этом выборе ничего неправильного. Тогда в ней играло скорее желание противопоставить себя семье в целом и матери в частности, но несколько десятков лет спустя девушка в этом мнении окончательно укоренится — за пределами ведьминского сообщества есть жизнь.
Детства у Серп, в общем-то, и не было – вместо него девушке достались двадцать с небольшим лет бесконечной учёбы и конфликтов с собой же. Свойственная Ману Астар строгость воспитания в случае Шантиэ приобрела совсем нездоровые оттенки, поэтому о жизни до магической академии Серп старается не вспоминать. Отец в её жизни совершенно не участвовал — погружённый в военную деятельность Ви’Джау вообще рядом не слишком часто бывал.

Каждая Антаррир, ступая на порог жреческой академии, с самого начала знала, что жрицей ей не быть. Семья вполне могла бы обучать будущих Ведьм самостоятельно, но политические игрища и необходимость подтверждать родовой статус того не позволяли. Серпиэ этому факту была безгранично рада – от матери она бы и в Бездну сбежала.

http://image.ibb.co/cJ93Ym/separators_clipart_18.png

Жреческая академия полностью перевернула мир Серп. Привыкшая изолированно жить учёбой, она впервые столкнулась с реальным и живым обществом, хотя академию жриц уместнее было бы назвать серпентарием. Академические успехи, по которым она раньше оценивала свою жизнь, здесь отступали на второй план. На первом располагалась огромная паутина. Каждой нужно было плести свою часть, стараясь держаться подальше от чужих. Ещё в самом начале обучения жрицы разбились на условные группы, но все прекрасно понимали, что каждая была сама за себя. До конца обучения около половины кандидаток не дойдет, и все прекрасно это знали. Один хоть немного неверный шаг мог привести к исключению — всегда находились свидетельницы, своими глазами видевшие, как вот эта кандидатка как-то нарушила правила. Иногда они путались в показаниях, но академия доверяла большинству.
Серп адаптировалась на удивление быстро. Стихийно отказавшись от попыток не выделяться и не привлекать внимания, бывших популярным путем наименьшего сопротивления, Серпент вопреки логике высвободила свой специфический характер и принялась пытаться удержаться с ним на плаву. Неплохие способности и успехи в учебе неплохо помогали, и главного Серпент добилась — с ней не рисковали связываться. Пользовавшаяся расположением преподавателей девушка была хаотичностью во плоти — на том этапе своей жизни, временно покинув семью и захлебываясь внезапной свободой, Серп сама слабо представляла, что будет делать в следующую минуту. Девушке хотелось, чтобы царивший в академии дух конкуренции и противостояния всех со всеми ей никак не вредил, но сама при этом не гнушалась участия в травле других.
На тридцать втором году обучения Серпентиэ начала изучать магии Пустоты. С огромным интересом взявшись за новую стихию, девушка быстро растеряла весь запал, через год совсем оставив занятия, как только они превратились в рутину. За это время Серп успела изучить самые основы Пустоты и понять, что Тьма всегда будет её путеводной стихией, а на другие лучше не отвлекаться.
В обучении будущих жриц немалое внимание уделялось не только магии, но и воинскому мастерству. По ей одной понятным критериям выбрав катану, Серп в своей обычной манере с воодушевлением занималась первые восемь лет. Обязательный курс, увы, составлял двадцать. Серп за это время успела окончательно устать от тренировок и вбить себе в голову твёрдое убеждение в совершенной бесполезности холодного оружия на фоне магии.
Третьим компонентом учебного курса были разнообразные науки. Обязательными были лишь магические — мистика, эфирология и спектрология — на очень детальном уровне, алхимия, а также основы анатомии, служившие дополнением к оружейным тренировкам. Серпентиэ начала дополнительно изучать руническое мастерство, но в итоге оставила занятия – увы, в жреческой академии руны предлагались только в виде массивов зубодробительной теории.
Общие впечатления от академии у неё остались не самые приятные. Ману чувствовала, что самообучение и библиотека дали ей гораздо больше, чем преподаватели и стандартный учебный курс. Подкармливая мыслями на эту тему своё и без того отъевшееся эго, Серп закончила сорок пятый курс.

Покинув академию, ещё одна Антаррир ожидаемо пополнила ряды Ведьм. Здесь Серпент сфокусировалась на своей излюбленной стихии Тьмы и проклятиях. Семейная репутация бесшумно следовала за Серп, что девушку безумно раздражало – участвуя в состязаниях, Антаррир ощущала, что сначала все оценивают фамилию, а уж потом её саму. Постоянно клубившиеся вокруг неё завышенные ожидания окружающих, смешавшись с её собственной нездоровой амбициозностью, усердно подкармливали худшие стороны характера Серпент. Яркая своеобразность её облика окончательно расцвела, влеча за собой стремительное отчуждение от всех. Свою непохожесть на окружающих, причём далеко не в лучшем смысле, Серп ощущала чересчур явственно, и это ей прилично мешало.
Сфокусировавшись на своих магических изысканиях, Серпент добилась на этом поприще приличных успехов. Плоды своих трудов, впрочем, девушка пожинала в абсолютном одиночестве – всё внимание семьи было приковано к магически гениальной Орниэ Антаррир, подававшей огромные надежды студентке жреческой академии. Серпент на тот момент ничего экстраординарного не сделала, потому и не могла рассчитывать на особое внимание. Её успехи на поле магических исследований были неплохими, а это, по меркам Антаррир, считалось провалом. Было совершенно очевидно, что с магическим гением девушке не слишком повезло, и этого было достаточно для того, чтобы семья совершенно потеряла интерес к её деятельности.
Шли годы. Серп стремительно разочаровывалась в себе всё больше и больше; выставив себе множество нездорово завышенных планок, она так и не смогла перепрыгнуть ни одной. Решение пришло тяжело и не сразу – Серп, оставив науку, абсолютно ей не подходившую теоретическую деятельность и сообщество Ведьм, присоединилась к Ману-Зуальской армии.
Серпентиэ прекрасно знала, что за этим последует – её ждала судьба злосчастной Акали Антаррир, чья магическая бездарность фактически вычеркнула её из жизни семьи. Покидая ряды Ведьм, Серп обрекала себя на ту же участь. Сейчас, размышляя о своём решении, девушка понимает, что отчасти она пошла на этот шаг как раз для того, чтобы разрушить эти семейные оковы, сильно её ограничивавшие и мешавшие ей полностью самореализоваться. Самолюбие Серп рвало и метало – ему хотелось построить собственное имя на своих личных достижениях, не имея за спиной придаток в виде бросающей на всё тень фамилии. К тому же, Серпентиэ хотелось настоящих боевых действий – девушка подозревала, что основное несовершенство её магических изобретений кроется как раз в том, что в реальном бою они не особо практичны. Словом, ведьминское сообщество совершенно не соответствовало её жизненным приоритетам, поэтому Серп его и покинула.

Антаррир превзошли ожидания очередной «изменщицы» — уже покинувшую Ведьм Серпент пригласили на очередную семейную встречу. На ней, правда, её встретили с такой холодностью, отдающей каким-то презрением, что ещё через год Серп просто проигнорировала приглашение — собственная гордость оказалась важнее. Следующее уже не пришло. Такой исход показался девушке вполне закономерным; она прекрасно знала, на что шла, но пытать себя научной работой и бесконечно жалеть о проходящих мимо возможностях для самореализации Серп больше не могла.

Какое-то время её надежды совершенно не оправдывались — Ману определили в патрули анэ’ри кьор’нар. Позиция, безусловно, ответственная, но, на притязательный вкус Серпиэ, слишком скучная. Всё это девушка терпела порядка четырёх лет, после чего наконец-таки началось то, ради чего она вообще поступила на службу.
Набеги на орочьи поселения были для жаждавшего экспериментов мага Тьмы настоящим подарком. Пробы изобретенных ею заклинаний «в поле» проходили на удивление успешно, даже корректировать не слишком многое приходилось. Большую часть операций, в силу своей простоты, составляли атаки на орков, но Серпентиэ довелось поучаствовать в нескольких нападениях на светлоэльфийские патрули и увлекательной стычке на западной границе Мистерийской Империи.
К чистой теории, которой раньше ограничивалось её магическое творчество, теперь примешалась практика, и это определённо шло разработкам Серп на пользу. К тому же, сражения ей совершенно не приедались. Боевой опыт позволил ей выработать определенный стиль поведения, которого она уверенно придерживалась — осторожность, стремительность, незаметность, временное отступление или побег в случае опасности для жизни. Освободившись от бремени абстрактной теории, Серп вполне неплохо реализовалась в своей сильной стороне — практике.
Вне битв девушка занималась тренировками, попутно продолжая работать в рядах анэ’ри кьор’нар — Серп внезапно выяснила, что в лесах вокруг лагеря есть очень много ценных для неё вещей, которые очень удобно добывались в обходах территории.

http://image.ibb.co/cJ93Ym/separators_clipart_18.png

Серпентиэ никогда не искала проблемы – они прекрасно находили её сами. Так случилось и в тот самый раз.
Тихий, совершенно обычный и унылый ночной патруль. Полусонная Серпентиэ, начав дежурно обходить успевшие ей приесться участки Чёрного леса, быстро вышла из своей лёгкой полудрёмы – подсознание подсказывало, что что-то тут не так. Магически прочесав местность, Серп заметила с два десятка тёмных аур, хаотично перемещавшихся где-то совсем близко от неё. Не слишком обрадовавшись в очередной раз её нашедшим сложностям, Серпиэ потратила драгоценную пару секунд на осмысление происходящего. Рассеянно прочесав хаотичный ворох роившихся у неё в голове мыслей, Ману и предпринять ничего не успела, как оказалась окружена.
В облике синхронно скинувших капюшоны Ману, не особо плотным кругом стоявших вокруг неё, было что-то чужеродное. Серпент и себе не могла объяснить, что, но глазу так и хотелось к чему-то придраться. Ищущий да обрящет; точно, плащи! Под землёй такие не носят. Хаотичный поток фоновых мыслей плавно перетёк в размышления о практичности Ману-Зуальской моды, а сама Серп сконцентрировалась на излишне своеобразной ситуации. Фигуры в плащах, пафосно постояв в торжественной тишине, наконец соизволили расступиться. Не пошевелилась только одна; она и начала говорить. Серпентиэ, отвлекшись на интересный ход мысли своего подсознания, поначалу не особо внимательно слушала странную Ману в плаще. Впрочем, подававший надежды виток рассуждений оказался полным бредом, поэтому Серп быстро разочаровалась в теме и вернулась к фигуре как раз тогда, когда та закончила с патетическим вступлением и перешла к делу. Дело оказалось неожиданно интересным.
Серпиэ слабо себе представляла концепт вечности и ещё меньше хотела думать о вечной жизни. Прослушав очень пафосный монолог фигуры в плаще на эту тему, Серп решила не ударяться в абстрактные размышления – с этим и фоновый поток её мыслей неплохо справлялся.
Самое главное она уяснила – ей предлагали выбор. Вступить в ряды патетичных фигур в плащах, получив в довесок к обновлённому гардеробу вечную жизнь, или… не вступить? Особых деталей по второму варианту фигуры не предложили, но ничего хорошего Серп от него почему-то не ожидала.

Серпиэ умирала от скуки. Душившие её своей монотонностью дни тянулись бесконечной серой чередой однообразия, и со временем становилось только хуже. Она это давно чувствовала. Она это знала. И это ей категорически не нравилось.
Серпиэ было решительно нечего терять.
Серпиэ согласилась.

За не особо приятным обращением последовала ещё более болезненная агония, продлившаяся несколько дней. На фоне учёбы в жреческой академии, впрочем, эти страдания безнадёжно меркли, поэтому воспоминания о них Серпент не особо впечатляют.

Здесь и началось самое интересное. Вступление в Шамон придало её бесконечному самосовершенствованию вполне конкретную форму – клан видел главной целью красоту, внешнюю и внутреннюю. Сама Серпентиэ никогда не возводила её в совершенный абсолют, но с интересом примерилась к этим взглядам. Её собственные попытки найти хоть какую-то значимую конечную цель, к которой она могла бы стремиться, успехом не увенчались, поэтому Серп хаотично хваталась за что угодно, надеясь, что та самая Цель в итоге всё-таки найдётся. В Гласе Луны о красоте пелись очень убедительные песни, поэтому на какое-то время вечное беспокойство Серпентиэ притихло. Молчало оно, впрочем, недолго – вскоре попытки найти себя в музыке, танцах и рисовании ей приелись, и всё началось сначала. Стремление к красоте Серп не оставила, но искренним оно уже не было. Впрочем, далеко не факт, что оно таковым являлось изначально – самоубеждение этой Ману всегда неплохо удавалось.
Глас Луны всегда был богат на неординарных личностей. Первой из них Серп неплохо узнала Рашжагал Делисир, талантливого рунного мастера 1045 лет. Делисир ухитрилась сделать то, что Серпент считала невозможным – вернуть ей интерес к руническому мастерству, полностью убитый академией. Начав занятия в очередном порыве энтузиазма, девушка продержалась в том же духе несколько лет. Интерес снова подутих, но ученицей Рашжагал Серпент всё равно осталась. Наставница серьёзно занималась не только рунами, но и спектром теоретических магических наук. К ним снова было вспыхнувший интерес Серп угас ещё быстрее — работать в таком абстрактном ключе ей всегда было сложно.
То, что заменяло Серп душу, упрямо требовало чего-то необычного. Жажда магической мощи, так никогда в ней и не утихшая, предлагала выйти за привычные рамки и попробовать найти принципиально новый способ совершенствования своих боевых способностей.
Решение нашлось неожиданно – в очередной раз сопровождая Рашжагал в Торговую Лигу, Серпиэ во внезапном порыве острой ностальгии приобрела зацепившую её взгляд катану. За пятьдесят с небольшим лет, за которые Серп из принципа не притрагивалась к оружию, её навыки, разумеется, успели прилично просесть. В рядах Шамон, к счастью, было немало талантливых мечниц, прекрасно обращавшихся с катаной, поэтому неиссякаемая жажда самосовершенствования Серп вполне успешно выразилась через возобновление занятий. Обучавшая её Ишана Истриэс смогла привнести в тренировки что-то, чего в академии не было. Она не пыталась передать владение катаной как некий навык; Ишана заставляла Серп думать, анализировать ситуацию и подстраиваться под неё. Курс жреческой академии учил именно навыку — за жалкие двадцать лет, выделенные на изучение боевого мастерства, что-то другое успеть вряд ли возможно. Ситуация с рунами, впрочем, здесь не повторилась — истратив весь свой энтузиазм в первые несколько лет, Серпиэ оставила боевые тренировки.
Пытаясь равномерно распределить время между собственными исследованиями в области Тьмы и попытками улучшить свои творческие навыки (девушка не смогла упустить настолько дурацкую шутку и начала играть на серпенте), Серп «прожила» вполне неплохие восемь лет. Иронично, но эти годы, проведённые в окружении немёртвых, были более живыми, чем вся её жизнь в Ману-Зуале. Несмотря на это, её заменитель души продолжает упрямо утверждать, что ей чего-то не хватает, поэтому хаотичные поиски всё продолжаются.

9. Мирные умения:

Навыки

1. Алхимик;
2. Грамотность;
3. География;
4. Картография;
5. Математика;
6. История;
7. Литература;
8. Анатомия;
9. Руническое дело;
10. Законы;
11. Религия;
12. Мистика;
13. Эфирология;
14. Спектрология;
15. Психология;
16. Этикет;
17. Бард;
18. Танцы;
19. Музыкант;
20. Актёр;
21. Легкая атлетика;
22. Баланс;
23. Знание пещер;
24. Наречие Ману;
25. Охотник.

10. Боевые способности персонажа:
Владение катаной
Магия Тьмы
Магия Пустоты

Из прямого сражения всегда старается уйти, спрятавшись и получив возможность ударить исподтишка. Основной упор делает на проклятия и ослабление, сбегая в случае любой серьёзной угрозы. Отвратительный стратег и командир — зацикленность на себе не позволяет Серп планировать с расчётом на кого-то ещё.

11. Тип распределения опыта:
Вручную.

12. Ваше состояние:
Экипировка: комплект кожаной брони с металлическими вставками (крокодил, сильверит).
Деньги: около 200 золотых на счету в Лиге (позаимствовано из дома перед финальным исчезновением).
Остальное: несколько комплектов повседневной одежды. 

Анкета игрока

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Розмари (2018-02-10 03:18:42)

2

Раса: Вампир
Пол: Женский
Организация: Глас Луны (клан Шамон)

Характеристики
Сила: 4
Ловкость: 4
Живучесть: 4
Одаренность: 7

Мирные умения
Знание пещер - Превосходный уровень - 2
Руническое дело - Профессионал - 2
Актёр - Профессионал - 1
Картография - Учёный - 1
Мистика - Учёный - 2

Охотник - Любитель
Грамотность - Учёный
География - Знаток
Математика - Учёный
История - Знаток
Литература - Знаток
Анатомия - Ученик
Законы - Знаток
Религия - Ученый
Эфирология - Учёный
Спектрология - Знаток
Психология - Ученый
Алхимия - Ученик
Этикет - Учёный
Бард - Ученик
Танцы - Ученик
Музыкант - Любитель
Легкая атлетика - Любитель
Баланс - Любитель
Наречие Ману - Превосходный уровень

Боевые умения
Дополнительный класс: Чернокнижник - 3 уровень

Боевое мастерство - 4 - уровень 0
Оружейный стиль: Разное оружие

Владение катаной - Новичок
Магия Тьмы - 1 порядок
Магия Пустоты - 7 порядок

Адепт

Волшебница

Заклинательница
Ментальное сосредоточение - 5 уровень
Владение магией - 7 уровень

Уникальные способности

Отредактировано Гробовщик (2018-02-10 12:03:01)

3

Аренный билет
http://s2.uploads.ru/VgYDv.pnghttp://s2.uploads.ru/VgYDv.png