Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Долгожданное обновление Магазинчика чудес.
На форуме ведется набор работ в литературный конкурс "История героизма." Обратите внимание, прием работ продлен до 26 мая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Литературный конкурс "Мир"


Литературный конкурс "Мир"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


КОНКУРС

"Мир"
http://sg.uploads.ru/zkvRm.png

Суть конкурса
На Мистериуме в кои то веки воцарился МИР! Удивительно! Невероятно! Потрясающе! Но вы даже не представляете какой ценой его удалось достичь! Или...только вы и представляете?
Ваша задача - описать почему это в Мистериуме, полном всяких хаоситов, недовольных архонов, демонических червяков, всеобщих распрей и коварной нежити взял, да и воцарился мир. Может это произошло внезапно и сразу. Может долго и мучительно. Поведайте о том как этого удалось добиться. Что к этому привело?

Примечание:
1) Главное условие - должно быть всеобщее примирение. Не между двумя индивидуумами, а глобальное, распространяющееся на весь мир.
2) Работы могут быть любого жанра, направленности и стиля написания, от юморной истории до короткого и мрачного рассказа, в рамках рейтинга. Лишь бы соблюдалось главное условие.
3) Действие вашей истории может быть как в Мистериуме, так и в альтернативном подобии Мистериума (расы, магия и особенности должны по возможности оставаться неизменными, или претерпевать не слишком значительные метаморфозы). В этот раз другие вселенные нас не интересуют.


Правила

1) Участвовать могут только те, кто зарегистрирован в ролевой, и чья анкета принята. Все остальные вдохновившиеся могут поделится своим творчеством в соответствующем разделе.
2) Сочинение должно быть представлено в виде рассказа. Произведение не должно быть меньше чем 20 полных строк. В случае появления тут слишком маленького рассказа, он будет удален или перемещен в творчество/архив на усмотрение модераторов и в конкурсе рассматриваться не будет. Также не принимаются слишком большие работы, которые не помещаются в один пост.
3) Написание нескольких сочинений для конкурса запрещено - максимум одно. Какое прислано первым - то и считается.
4) Запрещен плагиат в любом виде, в том числе и в отредактированном. Рассказ должен быть ваш до последней буквы. В случае обнаружения плагиата - ваша работа будет удалена.
5) В теме запрещены комментарии к своим и чужим работам, а так же к правилам конкурса. Также запрещен флуд. Тема ТОЛЬКО для конкурсных работ. Для обсуждения работ вы можете создать тему в разделе флуд. В случае нарушения этого правила вы рискуете получить формальное или неформальное предупреждение, а ваши посты будут удалены.
6) Правила оформления текста вам следует соблюдать. Однако, если вы оформите свое творение как обычный книжный рассказ, ничего страшного не будет.
7) Администрация имеет право на замену приза снятием ранее наложенного предупреждения.
8) У работы должно быть название, которое выделяется жирным шрифтом.
9) Разрешается в работе использовать картинки и оформление. Главное, чтоб оформления было не больше, чем самого рассказа. Музыку и видео добавлять можно!
10) Теперь все тексты будут выкладываться АНОНИМНО. Присылайте свое творчество в ЛС... исполняющему обязанности Вестника испытаний (Йирту), после чего работа появится в теме в ближайшее время, с присвоенным номером.

Информация
1) Конкурс стартует с этого момента - 02.03.2018, открывается прием работ.
2) Прием работ закрывается 16.03.2018 вечером.
3) Администрация оставляет за собой право продлить срок приема работ.
4) Победитель конкурса выбирается общим голосованием всех жителей форума. Голосование будет открытым.
5) Голосование за победителя открывается ориентировочно, (16(17) марта 2018 и длится около недели (до 23.03.2018). В этот промежуток времени вы можете проголосовать за любую понравившуюся работ.
6) Победителем объявляется тот, кто набрал больше всего баллов. Остальные места распределяются так же в зависимости от количества баллов.
7) В случае, если к моменту окончания голосования, две и более работ набирают одинаковое победное количество баллов, будет проведен дополнительный финальный тур, об условиях и сроках которого будет сообщено дополнительно.

Правила голосования
1) Голосовать может любой житель форума уже с зарегистрированной и принятой анкетой.
2) Недопустимы договорные голосования. Принуждения к голосованию посредством обещания каких-либо благ. Нарушение этого пункта повлечет за собой разбирательство, в котором все нарушители будут наказаны.
3) Запрещено голосовать более одного раза путем многочисленной регистрации персонажей. Нарушителя этого пункта ждет бан, может даже по IP.
4) Участники конкурса имеют право проголосовать за кого угодно, КРОМЕ СЕБЯ
5) Администрация оставляет за сбой право продлить сроки голосования.
6) Тот из участников кто не проголосует, лишается половины набранных во время голосования тб. Однако награда за одно из призовых мест, если оное удалось достичь, остаётся при нём.
7) Дополнительные условия голосования будут сообщены позднее.


Награды

За сам конкурс призовых мест 3
1 место: 1 очко верности + иконка "Миру - мир!".
2 место: 60 баллов почета
3 место: 30 баллов почета

Но это еще не все. В ходе стандартного голосования, каждое очко голоса конвертируется в Творческие Баллы в соотношении 1=1.
Голос от игрока за 1 место = 3 балла
Голос от игрока за 2 место = 2 балла
Голос от игрока на 3 место = 1 балл.

Творческие Баллы используются в нашей Мистической Лавке, в которой продается множество полезных вкусняшек. Подробнее об использовании магазинчика можно почитать Тут.

Кроме того:
Все участники по сложившейся традиции добавляют в Великий Золотой ящик по 10 баллов удачи.
В качестве утешительного приза участники получают по 10 баллов почета.
Примечание:
Соавторство возможно, но нежелательно. Будьте готовы к тому, что награду поделят поровну (тогда очко верности заменяется на 60 бп). Творческие баллы в случае соавторства тоже делятся напополам с округлением в меньшую сторону.

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-03-02 12:36:48)

2

Работа №1
Среди песчаных дюн

Ветер снаружи небольшой пещеры, скрытой от глаз барханами песчаных дюн и багровой от лунного света пеленой песка, носимой по воздуху неумолимой силой бури продолжал завывать, но внутри было довольно сносно и комфортно. Если, конечно же, сравнивать с тем, что творилось за ее пределами. Небольшой костерок, разведенный больше по привычке, ради создания хоть какой-нибудь атмосферы уюта, со своей работой справлялся неплохо, пусть и как-то робко что ли, то и дело терзаемый злыми языками проносящихся по нутру пещерки сквозняков, но наперекор им разгорался только ярче, с присвистом втягивая в себя смолу, оставшуюся в поленьях, и и время от времени потрескивая от того небольшими искорками.
Огонь, сейчас прирученный и мирный, как ласковый зверек, навевал воспоминания о прошедших событиях, и неизвестная, кутавшаяся в наброшенную на плечи накидку фигура смотрела в него взглядом, полным отблесков прошедших событий.
Поежившись от особенно заунывного воя ветра, задувшего в небольшое помещение очередную горсть песка, фигура покосилась на своего единственного собеседника, и хмуро поинтересовалась:
- Ну и как тебе живется теперь, в мире победившего повсеместно мира?
В словах говорившего жирными мазками сочилась ирония, и возможно поэтому тот, кому адресовался вопрос, счел ответ напрасной тратой времени.
- А ведь как начиналось-то, а? Последний поход, армия света против темных орд зла. Эльфы, люди, гномы - все под одним стягом, ведомые одной волей. Даже орков некоторых переманили в свои ряды...
Во взгляде собеседника этот некто разглядел немой вопрос, и потому хохотнул едва слышно за шумом ветра, оттягивая время до ответа очередной порцией древесного лакомства для костерка.
- А вот так, мой молчаливый друг. Думаешь, оркам жить не хочется? Не отвечай, я сам отвечу - хочется, да еще как. И силу они разглядели в том походе немалую, и шанс урвать под жизненное пространство новые земли, и возможность убрать из под бока неспокойного соседа. Да и просто помахать топорами да погорланить боевые кличи ведь тоже милое дело, верно?
Насмешку из речи этого некоего можно было черпать горстями. Он вытянул ноги на полу, разминая затекающие суставы. Тоже больше скорей по привычке, чтобы чувствовать себя живым в этом, без всякого сомнения, самом мирном варианте мира из всех возможных.
Огонек в костре, слово углядев в этом движении угрозу, дернулся как испуганный зверь, отшатнулся боязливо. Но быстро поняв, что хозяин не сердится, ласково лизнул подставленные под его бок подошвы сапогов одним из своих лепестков. Но даже не смотря на его старания тепло быстро испарялось из пещеры, выдуваемое безжалостным ветром.
Фигура глянула вглубь пещеры безразличным взглядом, прямо на теряющиеся под нанесенным песком остатки былой роскошной лестницы. Может и стоило бы убраться подальше от ветра вглубь помещения, но кто теперь поручится, что за соседей можно было там найти? Не буди лихо, пока оно тихо, как говорят люди. Говорили.
- Только - вот потеха-то, - темным ордам почему-то тоже жить хотелось, да вот их об этом желании спросить забыли. И те решили напомнить, крепко вдарив накатывающим на свои земли светлым силам. - Реакция собеседника больше не волновала фигуру в накидке, но тот, судя по заинтригованному молчанию, вовсе был не прочь услышать ту историю, что собирался поведать ему незнакомец.
По лицу фигуры в накидке пробежала тень, то ли от очередного неловкого движения ветра, отразившегося в танце огня, то ли от неприятных воспоминаний, терзающих его сознание.
- И пошла в ход самая благая святость и самая гнусная мерзость, на которую был способен живой разум. Да-да, мой друг, у личей и немертвых тоже разум живой, можешь себе представить! Тех из них, у которых остался разум. Его тоже снедают мысли, оставшиеся в их бессмертных оболочках с тех пор, как в их груди билось сердце, разгоняя по телу теплую кровь. Ересь и богохульство, я знаю. Но кто меня теперь в этом обвинит, уж не ты ли?
Смешок потонул в звуках доносящейся снаружи бури. Собеседник в ответ вновь промолчал, молчаливо соглашаясь, дескать: "Да нет, друг, что ты? Чего нам теперь религией и верой меряться? Все под одним общим небом ходим."
- Вдобавок к этому еще большая мерзость, словно учуяв то число крови, что пролилась на землю, выползла из океана со стороны земель вифрэев, перед этим погнав перед собой очередной поток хвостатых беженцев, что наполнили своими телами и без того людные города, остававшиеся единственно безопасными на терзаемыми одной Всеобщей Всеблагой Войной за Единый и Неделимый Мир. Той, видать, тоже захотелось попробовать кусочек этого мира на вкус, и она нашла его вполне съедобным.
Огонь уже прилично подогрел пятки сапогов, и фигура в накидке вновь поджала под себя ноги, приобнимая себя за плечи под накинутой на них хламидой и вжимаясь поглубже в тот угол, который облюбовала для привала.
- Ну да что я тебе рассказываю, ты ведь и сам не хуже меня с этим знаком, ведь так? - Собеседник промолчал и в этот раз, больше занятый разглядыванием костра, чем ответами на дурацкие вопросы. Фигура вздохнула, подбрасывая в костер очередную порцию топлива, чтобы получить побольше углей, на которых затем можно будет поставить котелок и сварить себе вечернюю трапезу.
- ... И то ли наши перемудрили, то ли их постарались. То ли кому-то наверху надоело это терпеть... Результат один - в один из дней солнце на небе распухло и побагровело от злости, и стало в мире под ним неуютно ни живым, ни мертвым, ни немертвым. Зато все получили то, за что боролись - мир и вашим, и нашим. Вечный и нерушимый, ха-ха-ха-ха... - Смех, издаваемый фигурой в накидке, был неприятный, будто натужный кашель. Собеседник его обнажил под очередным порывом ветра, взметнувшего в воздух песчаную пыль, и задувшего пуще прежнего потемневший огонек в костре, свои желтоватые зубы, будто отвечая: "Да, друг, неплохая шутка! Ты шути еще, я давно уже так не смеялся. И не смеялся вообще."
Отсмеявшись-откашлявшись, фигура вновь обратила свой долгий взгляд на своего собеседника, поднимая того из песка и отряхивая от песка, после чего вновь вгляделась тому в пустые глазницы.
- А пойдешь со мной на север? В Иридиуме, конечно, хорошо в это время года, но где-то там, далеко под склонами высоких гор еще могли остаться целые рощи и леса самых настоящих цветущих деревьев. Брехня, наверное. Иначе бы и из-за них уже подраться бы успели. И вышло бы, что все это было зазря. Но надежда ведь остается, ведь так? Не может её не быть... А ты вроде неплохой парень. Для мест, в которых можно идти неделями, и не повстречать никого, с кем можно было бы переброситься парой слов.
Череп ничего не ответил. Возможно потому, что потерял где-то нижнюю челюсть. А может быть просто потому, что наслаждался упавшим на Мистерийскую землю повсеместным благостным миром, и не желал прерывать это занятие даже для разговоров.
На востоке тем временем разгоралось жаркое багровое зарево нового дня, несущего с собой опустошительную жару и душное марево трескучего сухого воздуха. Значит, стоило забраться поглубже в темное место, и постараться уснуть. Но перед этим фигура в накидке еще собиралась приготовить себе трапезу, и, поставив своего нового попутчика подле себя на расстеленную на песке тряпицу, взялась за готовку единственной оставшейся рукой, больше напоминавшей изломанную культю с куда большим числом суставов на ней, чем должно было бы быть на нормальной конечности.

3

Работа №2

Эра Единения
Однажды один мудрец сказал: “Мы находим счастье в других людях, а покой в самом себе”. Раньше не все могли понять смысл этой фразы, но теперь она стала ясна как день. Небольшой культ магов разума проник в рассудок дракона и попытались изучить его мудрость, хоть и ненадолго. Но что-то пошло не так. Произошла цепная реакция, мощная пси-вспышка вырвалась и напитавшись силой разума она продолжила нестись вперёд и вперёд. Повсюду открылись источники эфира разума из-за чего волна стала настолько мощной, что за считанные минуты объединило всех в единое сущность. Мудрость древних, радость счастья скоротечных. Мы смогли увидеть мир другими глазами. Миллиардами сотен глаз. В этот момент было неважно в кого вы верите, ваша раса или пол. Возраст или статус. Мы стали одним целым.  Мы стали едины. Из-за источников эфира разума, связь держалось намного дольше, через неделю связь прекратилась, и мы всё забыли. Всё кроме одного…
Того состояния счастья и покоя. Когда не было ненависти и зависти. Все были сыты и удовлетворены.  Прекратились войны по любым причинам. Все ходили поникшими и грустными. Вскоре спали все границы. Война закончилась наступил мир. Через несколько недель в Иридиум прилетел дракон. Он молча лёг и заснул. Множество людей начало стекаться к нему и положив руку на него. Испытывать странное чувство родства. Когда большое количество людей положило руку на дракона, то он стал светиться пурпурным цветом и вновь произошла вспышка. Объединённое сознание всех живых существ на планете быстро смогло понять суть данного явления.  Лучшие инженеры собрали устройство, маги создали мощное заклинание и после этого началось новое летоисчисление. 

28 год – Эры Единения

Общими усилиями мы смогли начали покорять окружающий мир. На поверхности росли гигантские деревья, которые превращались в дома. Под землёй раскинулись города ульи где жили Ману Астар, Гномы и Тёмные эльфы. Воинствующие орки перестали сражаться за всё, а стали продвигать культуру воинов-миротворцев. Смерть, Тьма, Хаос, Инферно и Кровь перестала быть чем-то опасным. Общими знаниями они стали частью 17 инструментов изменения мира.
83 год – Эры Единения

Семи мильными шагами вся планета была исследована.  По всюду были дома в которых жили все расы этого мира.  Единству не нужна была религия, но она осталось и даже процветала.  Теперь мы несём только истину, но случались множество проблем из-за противостояний разных религий в воспоминаниях других.  Общим решением было исключить её из нашей жизни.
167 год – Эры Единения

Случилось вторжение демонов, но благодаря знанию инферналистов, хаоситов и архонов, мы смогли общими силами сдержать демонов. Новые знания, почерпнутые от них, улучшили наши знания о концепции души и разума. Эра счастья продолжила свой ход.
211 год – Эры Единения

Общими усилиями мы смогли открыть нам путь к звёздам где сейчас начали появляться новые миры. Держась за руки, мы сплочённо встречали любые опасности. Одной из которой оказалась потеря единства в других мирах. Но драконы, наши благодетели, стали переселяться вместе с нами и организовывать новые миры.
4999 год – Эры Единения

Рай и гармония наступила везде. У каждого есть свое место. Никто и никогда не одинок.  Скоро все миры будут праздновать очередной год тишины и спокойствия, которая скорее всего будет длиться вечно.

4

Работа №3

Ночной свет

Широкий подземный зал освещался лишь тусклым светом факелов. Тут и там в полумраке можно было услышать мучительные стоны, наполненные болью и желанием умереть, но все они были заглушены раскатистым безумным хохотом.
-Ха-ха! Этот "Ночной свет" просто что-то с чем-то! Из чего его делают? - коренастый гном стоял в центре зала и громко орал.
-А, я слышал, что это настойка на костях нежити. Тысячелетней выдержки, - пробормотал ему в ответ огромный орк, пластом развалившийся на полу, после чего надолго присосался к большой бутылке.
Подобную картину можно было увидеть тут и там, представители различных рас, еще совсем недавно яростно убивающие друг друга, сейчас сидели бок о бок и вместе пили какую-то черную жидкость. В дальнем углу группа Ману Астар играла со светлыми эльфами в карты на раздевание и судя по всему жульничали (как обычно). На столе неподалеку танцевала стриптиз сумасшедшая архонка, а рядом сидел пускающий слюни вампир с широко открытыми глазами и тупо хихикал, как маленькая девочка. В другом конце зала на полу валялся огромный демон и то и дело рыгал. Под его смрадным дыханием даже страдающие от похмелья люди мгновенно падали без сознания и на их лицах расплывались блаженные улыбки беспамятства. Несколько скелетов лавировали между упившихся вусмерть тел и раздавали непочатые бутылки всем желающим.
-Идиоты! - внезапно заорал какой-то молодой маг на с длинными волосами, обращаясь к говорившим ранее гному и орку. - Эта штука - не настойка на костях, а вытяжка из эфира, своего рода магический концентрат, разбавленный вкусовыми добавками! - хоть он и пытался умничать, но язык его заплетался, так что слов было не разобрать. Сзади к нему подошел  темнокожий парень, судя по всему - житель пустыни, и приобняв за плечи протянул:
-Мужик, я ничерта не понял, что ты сейчас сказал, но ты мне близок. Ты заговорил и достучался до сердца. Давай выпьем!
-Выпьем! - тут же согласился маг и вместе с темнокожим неверными шагами направился к ближайшему скелету.
А ведь еще совсем недавно большинство находящихся здесь рас вели кровопролитные бои друг с другом, пытаясь полностью избавить мир от своих врагов. Но все изменилось в тот день, когда группа искателей приключений ворвалась в склеп к какому-то личу, стремясь уничтожить это порождение зла и присвоить себе его сокровища. Там, на самом глубоком уровне его логова, сопровождающий группу гном, изнывая от жажды, вскрыл стоявший в углу бочонок с черной как сама тьма жидкостью. Натренированный за долгие годы пьянства нос гнома моментально уловил алкогольные пары, исходящие от этой субстанции. Кто-то поумнее, разумеется, ни за что не стал бы пить то, что было найдено в логове некроманта, но разве может гном устоять перед выпивкой? Таким образом, он не долго думая приложился к ванне древнего лича, в которой тот мылся последнюю тысячу лет, открыв для всего мира этот чудесный напиток.
-А я всегда говорил: алкоголизм спасет мир! - тихо пробормотал все тот же гном и, приложившись к бутылке, рухнул на пол.
И только сам лич, стоя на небольшом балкончике второго этажа зала, сложив руки вместе и постукивая друг о друга пальцами, тихо проговорил:
-Прекрасно.

Отредактировано Йирт С’Апть (2018-03-05 10:36:39)

5

Работа №4

С Новым годом, миледи.

Водная гладь глубокого озера, в зеркале которого отражалось звёздное небо, словно бархатное полотно, расшитое россыпью драгоценных камней, послушно расступалась перед одинокой лодкой, в которой как призрак, состоящий из лоскутов тумана, стояла хрупкая и изящная эльфийка. Её золотые волосы, водопадом спадали на бледные как мрамор плечи, расшитое золотыми нитями белое платье облегало тонкую фигуру не тронутую временем. Медленно, но верно, лодка приблизилась к каменным ступеням, что казалось, брали свое начало с самого дна, этого бездонного озера, и вели к величественному замку.
На ступенях, у самой воды, в почтительном поклоне и ожидании, замер один из слуг. Он послушно помог гостье сойти с лодки, и учтивым жестом пригласил её в замок. Эльфийка не обращала ни какого внимания на присутствие слуги, как и тысячи раз до этого. Она прекрасно знала этот замок. Его хозяин, благородный граф ожидал свою гостью в условленном месте каждые пятьдесят лет. И эта ночь ни стала исключением.
Свет десятка свечей играл на высоких стенах зала. Высокие потолки этой комнаты были украшены невообразимой красоты фресками, с преобладанием кроваво-красных тонов, которые сливались с общей серостью этого места, погружая неискушенного зрителя в глубокое уныние. Скрип открывающейся двери, привлек внимание графа, и заставил обернуться. Увидев в проходе свою давнюю знакомую, мужчина, на вид которому было чуть больше тридцати, расплылся в улыбке, оголяя острые, длинные клыки. Изящно поклонившись хозяину, гостья прошла внутрь зала, улыбнувшись графу в ответ. Её белоснежные клыки, на манер графа, были столь же остры.

http://sg.uploads.ru/DpBhP.jpg

- Прошу, миледи Элигора. Проходите, присаживайтесь. Скоро подадут напитки. – Учтиво произнес граф, приглашающим жестом, указывая на мягкое, оббитое бархатом, большое кресло, повернутое в сторону огромной террасы. – Сделайте милость, скрасьте мой томный вечер, в этом бессмертном мире.
- Полно, граф. – Игриво ответила эльфийка. Её голос был подобен пению прекраснейшей из див. Легкой, бесшумной походкой, леди Элигора прошлась через зал, усаживаясь в столь знакомое кресло. – Шесть тысяч лет мы знаем друг друга. Как ни ка, мы с вами, стали одними из тех, кто возвестил на Мистериуме эру Крови. И принесли мир.
- Согласен… - Улыбнувшись, сказал граф, усаживаясь рядом с эльфийкой, в соседнее кресло. Их разделял не большой , круглый стол из редчайшей породы дерева, на котором стояли два высоких бокала. – А вы, милостивая Элигора Кровавая Луна, помните, с чего всё началось?
Услышав свое полное имя, эльфийка рассмеялась. Она, редко чувствовала какие либо эмоции и, лишь слова графа, того, кто стоял с ней у истоков её обращения, могли пробудить в ней нечто большее, чем чувство пустоты и голода.
- Словно это было вчера… - Глядя в звездное небо, ответила Элигора. – Как лорд Данегор появился из рек крови его врагов. Его великую и силу, и безграничную мудрость. Обращенный из человека, он собрал в себе такую мощь, что не могла присниться, даже чистокровным. – Воспоминания накрыли эльфийку как волна, заставляя её тело трепетать от пережитого. – Как он обьеденил враждующие кланы под своим началом. Скрытно и бесшумно, он наращивал своё влияние среди Берне, Шамон и прочих. Ведь он самолично, обратил меня. И это было… Прекрасно.
- Но и себя не обделяй, прекраснейшая из бессмертных. – Заметил граф. Хитрая улыбка сверкнула на его бледном лице. – Ты, та самая Кровавая Луна, что взошла над королевством эльфов. И пока великий лорд Данегор продолжал наращивать свои войска в мире людей, ты стала той самой иглой, что пронзила мир светлых эльфов. Я помню, как изощрено ты пытала королеву. Как вытягивала из неё надежду и жизнь. Как она сломалась у твоих ног. И всё это, за спинами друидов и следопытов. Ты была прекрасна…
Робкий стук в дверь, прервал их разговор. В дверном проеме стоял слуга графа, держащий стеклянный поднос, на котором стоял хрустальный кувшин, наполненный алой жидкостью. Так же бесшумно, слуга приблизился к хозяину и, дождавшись разрешающего жеста наполнил бокалы густой жидкостью. Поставив кувшин на стол, прислужник поспешно удалился, оставляя героев великой войны наедине.
- Вы не перестаете меня удивлять, граф. – Пригубив напиток, сказала Элигор. – Человеческая, свежайшей выжимки. Как же я устала от гномской крови, отдающей потом и старостью. Мерзкие полурослики. – Эльфийка скривилась, вспоминая привкус крови гномов. – Ради этой крови, моё путешествие стоило любых лишений. А помните граф, те времена, когда мы пили кровь Ману? Столь древняя, и такая вкусная.
- Несомненно… - Со столь же мечтающим тоном, ответил граф. – Кстати, одно из самых сложных наших мероприятий… Заполонив Мидленд и Левиан, великий лорд наметился на Ману Астар. Лично выступил против их королевы. Я и представить не мог, что их битва, в конечном итоге, обернется свадьбой! – Граф рассмеялся. - Помнишь, как генералы армии лорда стояли с открытыми ртами у стен Ману-Зуал, когда легионы дроу, волей их королевы, добровольно принимали обращение. Ох, я тогда думал что это самое странное зрелище из увиденных за всю мою долгую жизнь.
- Разве? – Удивленно спросила Элигор, изящно приподнял тонкую бровку. – А как же ковен вифрейских друидов, которые после разговора с великим лордом сами стали пропагандировать его учения? Или массовое самоубийство тёмных эльфов, когда они поняли, что из их народа необращенными осталась лишь кучка верующих в свою богиню жриц и прихожан? Как смешно и несуразно они валялись на главной площади. – Эльфийка вновь отпила из бокала. – Как же долго мы шли к этой цели, мой дорогой граф. Мы загоняли архонов и гномов в резирвации, под те не большие места, где солнце еще светило. Вырезали орков, с их непокорной кровью. Сколько трудов мы вложили в этот мир…
- Но все они, были не напрасны. – Закончил за эльфийкой граф. – Шедимская ночь плача, когда тысячи людей востока напоили нас, и наши клинки. А Черные паруса? Когда наши флотилии высадились на Пурпурном архипелаге, и всего за три года полностью обратив каждого пирата. Мы искоренили пиратство! Честь и хвала нам! Теперь, извечно над нами светит луна, и мир царит в Мистериуме. Мир, под властью нашего великого лорда.
Звон бокалов разнесся по тихому залу, возвещая миру о начале нового, 5021 года Эры Крови, в которой царил мир, и вечная ночь.

6

Работа №5

А зачем нам воевать?

Занятия, столь нудные и насыщенные «бесполезной» информацией, никогда не прельщали молодые умы. Особенно неприятно сидеть в кабинете в ту пору, пока за окном лето и веселье, а в любом здании и жара, и духота. Тем не менее, одна настойчивая головушка всё же решилась на очередное знакомство с наукой, и с видом замученной необходимости сидела перед остроухим профессором. Тот, хмыкнув, лишь уточнил: "Это все, кто придёт?" – После чего, получив утвердительный ответ, расслабленно выдохнул да опустился в кресло. Приступим? Приступим!

- Сегодня я вам… Получается, только вам, поведаю о той череде событий, которая привела нас к текущему существованию без войн и конфликтов. Кто-то назовёт его недостойным, кто-то – слишком отвлечённым, но что случилось, то случилось, и корить предшественников не за что. Всё же столько произошло с тех пор, что сложно отыскать единственного «виноватого».

- Как мы сейчас предполагаем – на основании оставленных Отголосков Мысли – основным толчком послужило прибытие Второго Легиона Архонов. Светоносные, невесть как прослышавшие о проблемах Мистериума, решили привести этот мир к окончательному состоянию «чистоты». Против них в ту пору не решился выступить ни Триумвират, ни Императрица… Что, как оказалось, было ошибкой. Да, Светоносные прошлись с огнём и мечом по Безымянным Землям и пескам Шедима, вотворяя добро и милосердие самым эффектным методом, однако концом их похода была полная очистка. Для этого требовалось время, и желательно – без прочей живности, на тип эльфов или гномов, которые могли поддаться хаосу, инферно или смерти. Нетрудно предположить, что другие расы отказались от своей «чистки»… Итог очевиден. Грубо говорить о подобном в таком ключе, но даже, право, забавно – основной причиной, подтолкнувшей на объединение, оказались «спасители» от Света! Они же были катализатором Последней Войны.

- Первые десятилетия конфликт развивался ни шатко, ни валко – то удавалось отразить нападения, то целые области обращались в прах «светом очищающим». Закономерно, что уцелевшие и вновь появившиеся поклонники некромантии и тьмы были приняты почти что с распростёртыми объятиями. Как говорится, «враг врага нам друг», даже если руки у этого друга все в крови. Постойте! Да, я знаю, что вы слышали об этом. Великий Ритуал Крови, объединяющая печать. Это было вполне логично и в духе эпохи: если уж на тебя наседает враг, что уязвим к этой магии, то обратиться стоит к ней же. Ритуалы Белиара Шедима, особые знания Глубин и Безымянного, изыскания Тёмных эльфов, даже сильфиды и целители Креста – все они участвовали в разработке новых горизонтов магии крови, одним из которых оказалась тайна работы разума. Источником, естественно, были вампиры, и, хотя они не горели желанием делиться, особого выбора и не было. Как результат: все мы, как один, стали Единой Мыслью, биением одного Сердца, из-за чего наши тела могли в любой момент перенять боль у другого, или же излечить его ценой своих ресурсов. У тебя, кхм, печать пробудится через пару лет, когда будешь готова морально и физически. Коллективное сознание, правда, на первую пору только помешало – всё же оно полезно лишь в случаях центрального управления при наличии безмозглых дронов, но, впоследствии, заклинание доработали. Это ознаменовало перелом той войны – и начало следующей.

- Так уж вышло, что столь яростное сопротивление архонам вызвало неподдельный интерес Инферналов. Собственно, как только удалось вытеснить бескрылых с материка – были открыты порталы в основные миры, откуда хлынулы орды захватчиков. Стоит ли говорить, что возвращать светоносных было поздно? И, тем не менее, они вернулись. И даже включились в ритуал. Не без помощи, хе-хе, хаоситов. Эти маги, в чём-то безумные и опасные, оказали посильную помощь в примирении божественного начала архонов и наших бренных тел, благодаря чему в каждом из нас вскоре появилась частица ангельской крови, как следствие – иное понимание вещей, вкупе с особой возможностью обратиться к Богам. И вот тут бы всё и закончилось, да вот только… Нас осталась горстка, если так подумать. Война, исследования, голод и мор, последующие вытекающие проблемы – все оказались на границе вымирания, не смотря на достигнутый успех. С другой стороны, мы все были наделены даром магии, а после открытия возможности обращаться в планы элементалей напрямую – дар отдельного мага был много сильнее того, чем наделены наши предки. Пожалуй, оставались лишь загадкой возможности воплощения магии через мысль, но и то! Это поддалось пытливым умам… Или, если говорить про единую сеть, уму. Как оказалось, демоны вполне пригодны для дальнейшей работы, особенно после включения некоторых из них в наш организм. Они были как… вакцина, ослабленная угроза, так что пустота их оболочек сыграла только на руку. Итогом, правда, был наш отход за границы их существования, в совершенно иной мир. Мы там пробыли недолго – ровно столько, сколько потребовалось инферналам для разрушения всего сущего на Мистуриеме. Как ты сама можешь заметить, - рука указала на окно, за которым только-только зацветал новый сад, - постарались они на славу, и нам предстоит славный труд.

- И тогда-а… - Протянула студентка, хмуря белёсый лобик да почёсывая едва заметные рожки, - почему закончились воины? Последняя не привела к победе, не определила поражение. Мы просто ушли в иной пласт реальности, сбежали, а потом вернулись в «пустыню»

- О да, сбежали. Мы! Единый разум и почти что вечное тело, отмеченные и благословлённые богами, поголовно маги, творцы и созидатели, обладающие силами творить новые миры, - мужчина вздохнул, словно бы устав перечислять все достоинства, после чего хитро улыбнулся и спросил, - отступление было просто-напросто ра-зум-но. Как ты думаешь, что останется после демонов? Ничто, пустое место для новой жизни. Мы вернулись – и возродим достойное нас бытие. До этой поры… Зачем нам воевать?

7

Работа №6

Сказ о Скорбящих Сердцах.

- Я больше... больше не могу! - громкий, захлебывающийся плач перебивал яростный бой ливня по натянутому тенту палатки. Прерываясь на громкие приступы перехватываемого дыхания, девушка не прекращала плакать второй час к ряду - казалось, ничто не могло остановить её паническую истерику и ей не было ни начала, ни конца. Она уже потеряла счет времени, день слился с ночью, а радость вновь забившейся жизни угасла пред невообразимым океаном крови и страданий. Таковы были последствия войны - нет, не последней войны на Мистериуме, как вы могли бы подумать. Впереди ещё будет немало крови, и долго ещё не смолкнут барабаны, зовущие армии на бой. Но история, которую я вам поведаю, начал именно здесь, на западном фронтире Империи, в безымянном лагере, в палатке, пропахшей кровью и насыщенной терпким ароматом скорби...
- Успокойся, успокойся, я прошу тебя! Твои слезы не помогут, нужно... нужно собраться с силами. Скоро прибудет караван, мы сможем ещё многих спасти! И ещё больше, если перестанет терять время на истериках и постараемся исцелить хоть кого-то подручными...
- Заткнись! Заткнись, я прошу тебя! - прервав нескончаемый поток слез, девушка вдруг ощерилась как дикая, городская собака. Она накинулась на худощавого, невысокого парнишку со всей свирепостью рассерженной матки улья, так, словно именно он был повинен во всем, что творилось вокруг и, кажется, только полное физическое и ментальное истощение не давало ей прибегнуть к рукоприкладству, - Хоть кого-то! Ты... ты хочешь исцелить хоть кого-то! Ты... ты... ничтожество, мразь! Ты недостоин называть себя целителем!
- Всю свою жизнь... я спала людей... я пыталась... но... они продолжают умирать! Безумие! Это невозможно! Как Боги допускают это?! - на секунду прервавшись, девушка вновь начала плакать, но теперь тихо, еле слышно роняя слезы на землю... Её руки, словно две плети свисали с плеч, худые, с резко выраженными локтями; жидкие и влажные волосы закрывали плечи и лицо.
Парень рядом лишь молчал. Не в силах вымолвить ни слова, он внутреннее осознавал всю боль и скорбь, источаемую его возлюбленной. Как прекрасна она была для него, так сильно роднила их эта боль... И слова, произнесенные девушкой, тем сильнее ранили, пытаясь уязвить его дар, дар Жизни, ниспосланный, как он считал, с небес. Ему было тяжело, так же, как и ей, но что, что они могут сделать?! С самой Первой войны с Немертвыми, конфликты не прекращались. Перемежаясь периодами лживого затишья, то тут то там вспыхивали новые очаги огня. Демоны, пришедшие с юго-запада, возрожденный Культ Марагора, интервенция архонов... Империю разрывали враги и друзья извне, и она билась в конвульсиях, содрагаясь от радикальной, новой политики Министерства Магии и озверевшей Инквизиции, и потокам крови, казалось, не было конца. Отстраненные от политики, посвятившие себя спасению других маги Жизни приняли на свои плечи всю тяжесть горя и потерь, подстегиваемые кнутами власти на фронт, лечить, останавливать эпидемии, спасать тысячи и тысячи жизни на глазах ещё большего количества умирающих. Он понимал... но что мог?!
- Больше... не могу... Ни... ко... гда! - произнося слова по слогам, голос девушки крепчал, как порывы зарождающейся бури. Её глаза вспыхнули ярким, изумрудным светом, а руки налились эфирной силой и волны зеленой энергии наполнили сумрачное пространство палатки: люди, страдающие в жизни и покойные в смерти, вдруг вздохнули в одном, едином порыве, втягивая воздух и последние крупицы чужой, жертвенной жизни! Отдав свою собственную, страдающая целительница спасла чужие души от забвения, её обмякшее, иссохшее тело сложилось как марионетка, что резко оборвали все нити... Возопив, парень поймал обмякший остов возлюбленной, не в силах поверить, осознать! "Что же... что же ты наделала!"
И сквозь слезы он видел раскрытый свиток, что лежал на столе. Корявые символы, хитрые формулы и простые, понятные слова... Не способная больше терпеть, видеть и ненавидеть, магесса Жизни сотворила могущественное, великое заклинание, что обращало всю жизненную и душевную силу творящего в волны благодейственной и могущественной ауры. Так было положено начало - от одной жертвы... к многим.

Парень, объявленный Пророком, сотворил множество копий свитка и распространил его по всему миру - то тут, то там находились отчаявшиеся души, что отдавали все ради всех. Одинокие вспышки жертвенной благодати сливались в секты, секты образовывали Культ и вскоре сотня сильнейших и самых одаренных магов жизни совершили массовое самопожертвование, напоследок модифицировав заклинания так, что каждое живое существо, в чьей душе было добро и искреннее стремление, мог отдать свою жизнь и обратить её в энергию, что наполнит Мистериум Добром и Счастьем. Так, год от года, от сотен к тысячам самоубийств, Мистериум вдруг засиял... Орки присмирели, простив былые обиды, гномы перестали ковать мечи и творили мельницы; даже неуемная алчность и безумие людей вдруг обращалось с поколениями в доброту и взаимовыручку. Нежить же, не в силах выживать в мире, переполненном эфиром Жизни, рассыпалась и бежала на самые дальние задворки и в самые глубокие дыры. Вокруг Мистериума засияла изумрудная сфера, отталкивающая тлетворные щупальца Инферно, а в недрах образовывались Камни Жизни, что вселяли доброту и счастье даже в самые черствые и темные сердца народов Ману Астар и Темных эльфов. Спустя столетия, весь мир зарос бескрайним лесом, люди, эльфы, вифреи, орки и наги, все перемешалось, отринув обиды и порядки прошлого... Цивилизация, веками строившаяся на насилии и отваге, вдруг рухнула, как колосс на глиняных ногах.
Оставив на последок последний культурный след, последнюю историю... Сказ о Скорбящих Сердцах. О безымянных героях и безумцах. что презрели ценность своей души во славу чужого счастья...

8

Работа №7

http://forumavatars.ru/img/avatars/0001/52/10/2396-1518832694.jpg

Сэйдрен Амано, величайший лич современности.
Или 50 оттенков величия.

http://s5.uploads.ru/xfy1p.jpg

Его звали Сэйдрен. Сэйдрен Амано. И он был личом. Но не простым личом! Он был тем личом, который подарил Мистериуму эру мира и процветания... Эру Сэйдрена Амано.

Глава 1: Пролог...

http://sg.uploads.ru/f76dm.jpg

Всё началось не больше полувека назад. В один серый будний день, ничем не отличавшийся от череды иных серых будней, Сэйдрен наконец-то закончил свои исследования, которые он долгие сотни лет проводил в своём тайном подземном убежище. Да. В это трудно было поверить, но на самом деле, в его Склепе было вовсе не пять этажей, как принято было считать. Вовсе нет. На самом деле их было шесть, и шестой - был самым тайным из них. Никто о нём не знал. А между тем, именно там Сэйдрен вынашивал самые гениальные свои планы... И вот теперь им предстояло осуществиться!

Глава 2: Захват Безымянных земель!

http://s4.uploads.ru/J05Os.png
Захватить власть в Безымянных землях не составило никакого труда. Сэйдрен был очень терпеливым личом, и прекрасно понимал, что Владыки сами перебьют друг друга в бесконечных склоках. Так и получилось. И когда от их армий остались жалкие огрызки, пришёл он - Сэйдрен Амано. Не осталось никого, кто был в силе оспорить его непоколебимую власть! И тогда он начал править Безымянными землями, собрав всех мертвецов под свой железный контроль.

Глава 3: Падальщик must gone.

http://s9.uploads.ru/Z7uWC.jpg

http://s4.uploads.ru/9xDZT.png

http://sg.uploads.ru/LEdiv.jpg

Падальщик: - Ой, Сэйдрен, привет, как дела?
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Для тебя я - Великий Лич Сэйдрен Амано! Запомни этот день, Падальщик! Потому что с этого момента ты больше не главный в Безымянных землях! Теперь Я Главный! А ты будешь мне служить!
Падальщик: - О нет, что это?! Это магия смерти! О нет! Она сильнее моей! Что ты делаешькх.. Нееткхх...
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Муа-ха-ха!

Приятнее всего было разделаться с Падальщиком. Этот говорливый реведант слишком много себе позволял! Он смеялся над Сэйдреном. И Сэйдрен припомнил ему это, когда пришёл к власти. Ему потребовалось лишь одно заклинание, чтобы навсегда подчинить себе Падальщика и сделать своим личным телохранителем. Таким образом от него будет хоть какая-то польза... Хотя кое-что интересное от него всё-таик удалось узнать. Ведь именно он рассказал Сэйдрену о том, кто такие Вестники Смерти. Именно поэтому, когда они вторглись в его новоявленную Империю, Сэйдрен уже был готов ко встрече с ними.

ГЛАВА 4: ВЕЛИКАЯ ВОЙНА С ВЕСТНИКАМИ СМЕРТИ И ОБРЕТЕНИЕ НЕВЕРОЯТНОГО МОГУЩЕСТВА И ХИТРОСТИ

http://sg.uploads.ru/6C02a.jpg

http://s4.uploads.ru/9xDZT.png

http://s4.uploads.ru/MWT05.jpg

http://s4.uploads.ru/9xDZT.png

http://sa.uploads.ru/D0VOz.jpg

Гробовщик: - Хаа! Жалкая нежить! Неужели ты думаешь, что сможешь справиться с самим Гробовщиком, генералом Вестников Смерти?! Я тебя уничтожу! Глупая бездушная нежить! Я избавлю тебя от страданий!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Проклятье! Армия Вестников Смерти слишком сильна... Но я - Великий Лич Сэйдрен Амано! Я не могу проиграть... Посмотрим, настолько же сильно сердце Гробовщика, как его коса...
Сирика: - Ах Гробовщик... Почему же ты никогда не будешь со мной?  :'(
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Ага! Ты хочешь быть с ним? Я могу это устроить! Тебе всего-лишь нужно заманить армию Вестников Смерти в мою хитроумную ловушку!
Сирика: - Да! Да, я сделаю это! Всё что угодно лишь бы быть вместе с Гробовщиком!
Гробовщик: - Нееет! Проклятье! Этот лич перехитрил меня! Он оказался сильнее! Теперь мы все попали в его хитроумную ловушку!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Муа-ха-ха!

Это была кровопролитная война! У Вестников Смерти был несокрушимый лидер, и звали его - Гробовщик. Под его руководством армия Вестников Смерти захватывала одну территорию за другой и казалось, ничто не могло их остановить... Но Сэйдрен знал один секрет. Он знал, что в Гробовщика была тайно влюблена Сирика, и он встретился с ней один на один. Сэйдрен был очень умным личом, и он знал как найти подход к женщине. Он пообещал ей, что позволит ей быть с Гробовщиком навечно, как она того и желала... А взамен она просто должна была помочь завести армию Вестников Смерти в ловушку. И Сирика согласилась. Но она не знала, что Сэйдрен был не только умён и обходителен, но ещё и хитёр. Да, это было трудное время. А трудное время требовало трудных решений. И Сэйдрен захлопнул свою ловушку, и вместе с армией Вестников Смерти уничтожил Сирику вместе с Гробовщиком. Теперь они были вместе, как она того и хотела... А по совету Падальщика, Сэйдрен воспользовался душами Вестников, захватывая их в свой Чёрный Камень Душ, который потом послужил ядром магического реактора для питания станции по переработке магии смерти. Эта станция в последствии была названа именем гениального лича, и по сей день гордо возвышается над Пепельным раем (прим. МСиВЛСА - Магическая Станция имени Великого Лича Сэйдрена Амано).

http://sd.uploads.ru/OtmX6.jpg

Глава 5: Месть дроу

Война с Вестниками Смерти была закончена, великий лич Сэйдрен Амано победил. Это было не удивительно. Теперь, имея в своём распоряжении мощнейшую магическую станцию (и уникальную, в мире таких больше не было), он мог беспрепятственно черпать энергию магии смерти, обретая поистине божественное могущество. И первое что он сделал - это пришёл к дроу. О да, эти подземные эльфы пожалеют о том, что насмехались над ним когда-то... Пусть посмеются теперь, когда Сэйдрен Амано при помощи своей магии земли замуровал выход из их подземелья! Ха! Теперь они окажутся намертво запечатаны под землёй и задохнуться, поскольку воздух перестанет туда поступать.

http://s7.uploads.ru/FAuij.jpg

Глава 6: Покорение орков и их неукротимого лидера Кхан Моржа!

Победив дроу, Сэйдрен Амано устремил свой взор в сторону орков. Он мало что знал об этих зеленокожих гигантах. И ещё меньше он знал об их таинственном лидере - Кхан Морже. Но Сэйдрен знал, что должен сразиться с ним! Можно сказать, их встреча была неизбежна.
Сражение длилось долгие дни и даже недели, и непрекращалось ни на секунду. Череда бесконечных ударов и хруст костей! Но нет, это был вовсе не хруст костей Сэйдрена Амано. Потому что Сэйдрен Амано, напитавшись магией смерти из реактора МСиВЛСА стал практически непобедим. Это был хруст костей Кхан Моржа! И он был побеждён. Без него орки стали лёгкой добычей, и мигом пополнили ряды последователей великого лича Сэйдрена Амано.

http://s8.uploads.ru/9NWlZ.jpg

http://s4.uploads.ru/9xDZT.png

http://s4.uploads.ru/ZUG8w.jpg


Кхан Морж: - Аррргх! Нежить решила что она самая сильная?! Глупая костяшка! Я тебя сокрушу! Вперёд, за ОРДУ! ОРКИ СИЛЬНЕЕ ВСЕХ!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Ну что ж, посмотрим кто кого, Кхан Морж! Ты, конечно, очень силён, но и я тоже! Я поглотил силу целой АРМИИ Вестников Смерти!
Через несколько дней напряжённого противостояния.
Кхан Морж: - Ух! Ох! Он слишком силён для обычной костяшки!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Это потому что я поглотил силу целой АРМИИ Вестников Смерти! Теперь я сильнее всех! Даже СИЛЬНЕЕ ТЕБЯ!
Кхан Морж: - Нееееееееееееееееет!....
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Муа-ха-ха!

Глава 7: Эльфийский поджог!

И тогда Сэйдрен двинулся на восток. Светлые эльфы издревле жили в своих вековых лесах... Но только они не учли одного! Леса - хорошо горят. И Сэйдрен Амано поджёг деревья, и пламя распространилось на весь лес светлых эльфов, сжигая их заживо. А Сэйдрен Амано пошёл дальше, ведь на пути его была Мистерийская Империя.

http://s8.uploads.ru/pxV5f.jpg

http://s8.uploads.ru/BpVFU.jpg

http://sa.uploads.ru/J4A7F.jpg

Глава 8: Падение Мистерийской Империи, несмотря на то, что там был Зик!

Люди держались долго... Но ничто не способно держаться вечно, когда против тебя выступает сам великий лич Сэйдрен Амано! Многие безрассудные воины погибли, пытаясь его остановить... Среди них был и Зик Грейсон. Надо отдать ему должное, он сражался хорошо. И при ином раскладе стал бы самым верным соратником Сэйдрена Амано... Но он оказался слишком светлым героем. Он сражался как лев! Стальной лев. А это значит что он сражался хорошо. Но недостаточно хорошо. И поэтому рано или поздно был повержен. И тогда судьба Мистерийской Империи уже была предрешена...

http://sg.uploads.ru/DYZdV.png

http://s4.uploads.ru/9xDZT.png

http://sh.uploads.ru/V5602.jpg


Зик: - Я уже убил одного магистра Марагора! И теперь всякие личи мне не страшны! Твоё правление окончится ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Так-так-так... А это и есть Зик. Ну что ж, наслышан, наслышан... Посмотрим насколько ты крут!
Зик: - Ха! Хы! Получай!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Неплохо для человека! Ты мог бы стать моим преемником или правой рукой!
Зик: - Ни за что! Чёртова нежить!! Умри!!!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Очень жаль... Что ж, тогда... Умри!!!
Зик: - Нет... Я не мог... Проиграть...
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Муа-ха-ха!

Глава 9: Покорение остальных земель (это скучно, можно даже не читать)

И Сэйдрен Амано пошёл дальше! На пути его были Королевства Гномов. С ними пришлось повозиться немного дольше, чем с Дроу. Потому что у гномов было много городов, а значит много выходов на поверхность. Но тактика уже была отлажена, и величайший лич Сэйдрен Амано завалил все проходы в королевство гномов своей магией земли! И все гномы задохнулись.
Когда Сэйдрен привёл своих последователей в Шедим, у него уже была достаточно хорошая репутация, поэтому всё население востока сдалось ему безоговорочно. Они все стали последователями Сэйдрена Амано добровольно, потому что великий лич был очень хорош. И тогда он отправился на Каталию... На побережье его встретила целая толпа вифрэев. Они яростно защищали свой материк! Но Сэйдрен Амано их всех убил. И когда он это сделал, то с удивлением обнаружил - что это всё. Это было самое жалкое сопротивление из тех, что он встречал на своём пути, даже подземелье дроу было сложнее завалить камнями.
Кстати о заваливании камнями! Сэйдрен Амано направился прямиком к королевству тёмных эльфов. И не раздумывая завалил вход в него камнями. Это была безоговорочная победа великого лича Сэйдрена Амано.

Глава 10: Контратака архонов и встреча с возлюбленной - Феридой!

http://s7.uploads.ru/gvroQ.jpg

http://s7.uploads.ru/i5jnE.png

http://s7.uploads.ru/sBWag.jpg

Ферида: - Ах Сэй! Наконец-то я тебя нашла! Где ты был все эти годы?!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Да так, по мелочи, детка... Пытался захватить весь мир.
Ферида: - Ты мой герой, Сэй! Но как же быть с армией архонов, которая выступила, чтобы стереть тебя с лица земли?!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Ах это... Да, я думал об этом. Вот только, скажи мне, детка, как армия будет воевать без своих генералов?
Ферида: - Ах! Ты гений, Сэй! Я пойду и убью всех главных архонов! Ради тебя я готова на всё!
Великий Лич Сэйдрен Амано: - Муа-ха-ха!

И тут, внезапно, архоны прознали о его планах... И напали на него целой армией! Но Сэйдрен Амано уже всё предусмотрел. Он давным давно соблазнил лидера архонов - Фериду. Можно сказать, она была его девушкой. И ему оставалось лишь дать ей условный знак, и тогда она самостоятельно убила всё остальное верховное командование архонов. И у архонов не осталось другого выхода кроме как присоединиться к Сэйдрену Амано.

Глава 11: Послесловие. Или вперёд, к новым горизонтам!

И вот теперь, когда последние очаги сопротивления в этом мире пали... Наступила Эра Сэйдрена Амано. Эра, когда мир наконец-то обрёл спокойствие и благоденствие... Мир, где больше не было войн. Потому что Сэйдрен Амано всех уже убил. И сделал своей нежитью. И все они были под его контролем. И все вместе они трудились на благо общества, ведь ещё много других миров не познали эры спокойствия и благоденствия, которое им мог принести только Сэйдрен Амано. Эра Сэйдрена Амано только начиналась... И взор величайшего лича современности был устремлён только в будущее!

http://s3.uploads.ru/wAXeQ.jpg

Глава 12 Ненаписанная глава про наг: Чёрт, про наг же ещё забыли...

P.s: а ещё были наги, но их всех отравили вместе с океаном.

http://s4.uploads.ru/mT9Sx.jpg

http://sd.uploads.ru/rHnBh.png

9

Работа №8

Мир любой ценой.

Несколько магических светильников перебивали льющийся из открытого окна лунный свет. Ночная прохлада рука об руку с небольшим ветром трепала занавески. Мрачный взгляд пожилого и слегка полного мужчины был устремлён в множество бумаг. Он медленно просматривал их одну за другой, выискивая глазами нужную информацию. Вот уведомление о победе империи на самом краю стола, рискующее вот-вот свалиться и дополнить собой беспорядок из бумаг на полу. Отчёты о погибших, отчёты о раненых, отчёты о разрушениях… В какой-то момент мужчина устало откинулся на своём кресле и закрыл глаза, пытаясь справиться с очередным приступом головной боли. Некоторое время ничто не нарушало этого спокойствия, кроме размеренного дыхания. Но уже через пару минут глаза открылись, и он продолжил своё занятие. У него сегодня было ещё много дел.

***

В тёмном помещении без окон сегодня было светлее, чем обычно. Серые каменные стены стали контрастным полотном для прибывших архонов в сияющих доспехах. Их буквально светящиеся лица беспристрастно изучали пространство вокруг, не выдавая эмоций. Кроме них были ещё люди, эльфы, пара гномов. Властные и узнаваемые манипуляторы — сокрытые в тени, они давно знали друг друга в лицо. Однако, здесь было и новое лицо. Молодой длинноволосый парень с безумными глазами и улыбкой стоял возле магического устройства. В комнате была атмосфера непонимания с натянутой важностью, а широкая улыбка парня всё росла, чем притягивала к себе подозрительные взгляды. Впрочем, ему на них было всё равно; как только все расселись, он приложил руку к устройству, и над столом, прямо перед глазами собравшихся, начали появляться образы возможного будущего…

***

В этом городе было некомфортно практически всем. Слово «комфорт» представлялось будто противоположностью тому, что собой представлял город. Дома стояли друг к другу крайне плотными ячейками, не оставлявшими ни пространства для дорог, ни возможности нормально пробиться свету к улицам. Даже солнце, находящееся сейчас в зените, закрывало светом не всё пространство улиц. Над домами были размещены всяческие устройства, и трубы ежеминутно издавали разнообразные звуки, заглушая порой даже речь внутри домов, а то, что творилось на астральном плане с эфиром, вызывало у магов головную боль, от которой приходилось либо прятаться в помещения с изолированным астралом, либо банально телепортироваться из города. Посреди города стояла огромная башня, находившаяся в процессе возведения и с каждым днём прилично возраставшая в размерах. Мало кто догадывался о её истинном предназначении.

***

Огромных размеров вспышка осветила всё в радиусе пары километров. Лазурный свет буквально разорвал ночную пелену, окутывавшую город. Стоявшие слишком близко потеряли слух, а те, кто был ещё ближе, и вовсе жизни. Счастливцы, что успели закрыть глаза чем-нибудь, и стоявшие на достаточном удалении от башни наблюдали, как по ней расползались огромные трещины. Будто по стеклу ударили молотком, от которого вся поверхность стала непроглядной. Но башня и не думала разваливаться. Она даже не покачнулась. Наоборот. Трещины стремительно срастались и уменьшались. Через минуту башня была как невредимая, поселяя в сердцах сражавшихся отчаяние и ознаменовывая начало новой эры.

***

Парень безумным взглядом смотрел на группу воинов, которые смогли пробраться в рубку управления. Его счастью не было предела, а своей самоуверенностью он сбивал с толку  даже опытных вояк. Под его ногами валялся странного рода механизм, никак не соединённый с чем-либо, а сам он без страха приблизился к воинам, которые пришли его убить. Никакой дипломатии и не планировалось, все, кроме одного, напали разом. Синхронной атакой они не раз за сегодня сокрушали мощнейших врагов, но сейчас всё было по-другому. Едва оружие приблизилось к парню, как все воины распались светлым эфиром, вместе со своим оружием. Светлые частицы понемногу падали вниз и, всё уменьшаясь, быстро исчезли. Лишь одежда, падавшая без опоры, была напоминанием о них. Парень разразился пронзительным смехом, а последний оставшийся из отряда лишь стоял и пытался осознать, что произошло.

***

Разведчик, идущий по лесу, не верил своим глазам. Здесь должен был быть бой, а на деле какой-то маскарад. Его непонимание смешивалось со страхом; он часто осматривался, всё время возвращаясь взглядом к земле. Выдержка солдата не позволяла ему сбежать прямо сейчас, но не могла остановить трясущиеся руки. Это было невероятно, на земле валялось обмундирование всей группы, сидевшей в засаде. Броня воинов, тканевые робы магов… А в отдалении от них отличающиеся по цвету одежды всяких бандитов и прочие странные одеяния. Не было сомнений, в это были одеты цели засады. Побродив ещё минуту, разведчик отправился составлять срочный отчёт.

***

Никакого насилия. Никаких войн. Никакой жестокости. Всё решалось первой же попыткой удара и решалось кардинально. Стоявшая на пороге своего дома женщина упорно пыталась убедить себя, что мир изменился в лучшую сторону, ведь она могла быть уверена, что никто её не убьёт и не тронет. Но наполнившие её дом незнакомцы, которые чувствовали себя совсем как дома, направляли её мысли в другое русло. О её муже, который попытался остановить бродяг, напоминала лишь рубаха со штанами на полу. Женщина сшила их ему совсем недавно, а к ним уже тянулся один из незнакомцев. В мысли стало приходить понимание, на глазах – проступать слёзы.

***

Мужчина стоял посреди залитой солнцем площади, всматриваясь в прохожих пустым взглядом. Полное обмундирование, оружие, броня, сокрытое лицо. Готовый к бою воин просто стоял посреди площади и бесцельно тратил время. Прохожие в большинстве своём не обращали на него внимания. Некоторые с любопытством косились, другие выражали самодовольство и редко страх. Страха было невозможно мало. Это было непривычно для наёмника, но этот мир изменился куда больше, чтобы обращать внимание на такие мелочи, как чужой страх. Мир потерял что-то крайне важное для него. Воин безвольно упал на колени. Вся его фигура излучала обречённость, плечи поникли, а пустой взгляд потерял даже те толики живого любопытства, с которым он раньше изучал окружающих. Это был его конец.

10

Работа №9

Исповедь творца

http://s4.uploads.ru/tqB2g.jpg

В тот день, когда всё началось, Мистериум уже десять лет разрывался от разрушительной войны, с лёгкой руки императрицы Саманты Лионхарт, объявленной всему нечеловеческому. Орки, эльфы, гномы, немёртвые и даже наги Паталы к тому моменту были вовлечены в военные действия. Сначала это была самозащита. Потом она превратилось в бойню. Года ненависти стёрли границы смысла и к тому времени, как всё зашло слишком далеко, уже было неясно кто являлся агрессором, а кто жертвой. Это были тёмные времена.

В тот день, когда всё началось, мы впервые собрались вместе, чтобы вдалеке от политических и идеологических распрей решить вопрос, касающийся дальнейшего выживания всего Мистериумского мира. Мы, всё ещё сохранившие здравый рассудок маги всех народов, живых и мёртвых — дюжина безумцев решивших во чтобы то ни стало остановить воцарившийся на нашей общей земле хаос. Мы тогда решали за всех.

За два с половиной года исследований и разработок мы выстроили концепцию сложнейшего ритуала, в основу которого легли труды времён далёкого прошлого. Это был прорыв и одновременно — шаг назад. Возвращение к утраченным формулам некогда распространённых эфирных конструкций — цепным заклятиям времён Магистров. Основанная на магии Разума форма ритуала, изменённая под особенности локализации сознания не только живых, но и мёртвых, была разработана нами в самые кратчайшие сроки. Два с половиной года с начала работ. Двенадцать с половиной лет, с начала последней в истории войны Мистериума. Именно тогда, 17 августа 17099 года Эры Раскаяния, первое звено нового цепного заклинания мирового масштаба было приведено в действие. Мы и представить себе не могли насколько оно будет действенным. Заклятие быстро распространилось по миру, воздействуя на всех, кроме центрального участника ритуального круга. Заклятие поразило всех, кроме меня.

Мы добились того, чего хотели — остановили эту войну. Боевые действия захлебнулись, стихли распри. Сердца, многие годы охваченные ненавистью, были вынуждены остыть, сбрасывая с себя последние обрывки склок. Благоденствие разрослось лесами, дикой зеленью покрыло некогда вспаханные поля и выжженные последней войной пустоши. Идеальный мир. Мир чьей-то мечты...
Опустевший мир.

Мы просто хотели, чтобы все перестали сражаться...
И они перестали.
Перестали воевать, перестали ковать клинки и точить стрелы. Перестали возделывать землю. Перестали работать. Перестали есть. Перестали поддерживать свои тела эфиром. Всё население Мистериума, все народы, каждый от мала до велика, взрослые и дети, живые и немёртвые, демоны и духи добровольно обрекли себя на окончательную смерть.
Мы не думали, что всё получится именно так. Простите нас.
Вот только если бы в этом мире остался хоть кто-то, кто мог бы прощать. Если бы только остался хоть кто-то. Мы совершили страшную ошибку, но в этом цветущем, зелёном мире чьей-то мечты, больше некому платить за наши грехи
.

Простите нас...

http://s4.uploads.ru/oyNxt.png

Министр Магии Вильгельм Граус, руководитель проекта "Эра Мира"

11

Работа №10


Жажда жить, что сильнее вражды.

Многие из нас раньше бы сказали, что никогда не будут биться плечом к плечу со своими злейшими врагами. Орки и дроу, архоны и реведанты - все были вынуждены идти в бой на одной стороне. На пути к этому было множество междуусобиц между всеми нами, жителями одного мира, но в конце концов явились те, кому эти ссоры были лишь на руку. Явился... Легион.
(с) Неизвестный очевидец тех событий

Часть первая. Во имя веры, во имя мира!

[float=right]http://s8.uploads.ru/ZIlan.png[/float] Двадцать первого апреля семнадцать тысяч восемьдесят пятого года, рано утром была завершена война, вошедшая в летописи как «Шестнадцатая война мёртвых», она же «Восстание Марагора». За два года практически вся нежить была изгнана с земель Мистерийской империи, леса Левиана восстанавливались под неустанной заботой друидов, а шаманы Аркабараша активно восстанавливали обиталища духов захрэмских лесов. Казалось, наступил мир, даже орки с людьми вновь не поднимали друг на друга оружия, однако же?..

Увы, возобновление конфликтов - лишь вопрос времени. Мир не бывает вечным. И все это прекрасно понимали, кроме тех мечтательных героев, что жаждали сохранить и укрепить перемирие между когда-то враждовавшими расами.

В империи людей настали непростые времена. Политика новой императрицы не пришлась по вкусу многим - у каждого были свои причины для недовольства, а у кого-то и свои причины поддержать недовольных. Несмотря на все преграды, Саманта Лионхарт стремилась как можно скорее восстановить и укрепить страну. После опустошительной войны империя нуждалась в том, чтобы восстать с колен. Увы, но с каждым годом сила и влияние оппозиции росли, а активные действия по подавлению сеятелей смуты лишь увеличивали огонь негодования простого населения. Добавляли масла в огонь накаляющиеся взаимоотношения с владычицей Левиана, королевой Аладриэль. Эльфийская правительница подталкивала к разрыву мира с орками, напоминая о Войне Крика и прочих злодеяниях зеленокожей расы. Всякий раз она делала это, не считаясь с равным положением новоявленной императрицы, так, словно бы её куда более внушительный возраст и опыт должны являть собой безукоризненный авторитет. Не желая терпеть подобное отношение, как и не желая направлять свой народ на новую войну, ещё не оправившись от предыдущей, Саманта твёрдо стояла на своём - им нет нужды провоцировать новые, бессмысленные конфликты с дикарями запада.

Наступил восемьдесят девятый год сто семьдесят первого века. С этого года всё пошло под откос и словно снежный ком события лихо нарастали, угрожая отправить мир в очередную кровавую бурю войны. Церковь Инноса, чьё влияние после явления Избранницы лишь возрастало, поддержала недовольство противников действующей власти. В конце концов, новый Верховный маг Огня провозгласил, что Саманта Лионхарт может иметь связи с тёмными силами. На "клыков" императрицы, практикующих запретное искусство, началась откровенная охота, а шпионы, пытающихся выведать секреты Её Величества, то и дело тайно казнились в темницах Иридиума. Но вот, спустя год Церкви удаётся нанести удар. Иридиум оказался захвачен, а Саманта Лионхарт объявлена пособницей сил Тьмы, а так же обвинялась в контактах с ману астар и владении чудовищным тёмным артефактом, способным погубить империю. Вспомнили и о стремлении поддерживать мир с кровожадными и жестокими животными, - орками, - во вред отношениям с древним союзником в лице светлых эльфов Вечного леса.

Оппозиция стремительно побеждала, заставив большую часть империи отвернутся от императрицы - народ поддержал Церковь, поддержал настроенных против названного тирана аристократов. Дочери Лионхартов, вопреки собственному желанию остаться, пришлось бежать из родной страны.

Церковь же взяла власть в свои руки. Её влияние успело достичь апогея, ряды инквизиции множились с каждым годом, Орден Паладинов оказался укреплён новыми рекрутами. И тогда из уст Верховного мага Огня прозвучали призывные, вдохновляющие речи. Речи, призывающие народ Мистерийской империи совершить последний рывок. За последние пять лет империя окрепла (но никто и не вспоминает, чьими стараниями то достигнуто), огонь веры горит в сердцах граждан Мистерии. Они были готовы сделать решающий шаг - начать войну за мир. Сокрушить своего давнего врага - орков. Истребить нежить, забившуюся в Безымянных землях и тем самым лишить себя рисков новой войны с мёртвыми. И наконец, обратить праведный взор на восток... туда, где скрывалась тьма, что порождена самой людской расой и ими же должна быть уничтожена.

Во имя веры, во имя мира - враги будут уничтожены, чтобы впредь империя не была в опасности начала новой войны. Чтобы не осталось ни одного врага, ни одного инакомыслящего. Во имя веры! Во имя мира!

Часть вторая. Самое время.

Началась война. Вдохновлённые былым явлением Избранницы, победой в былой же войне и идеями о создании светлого будущего, в коем не будет места мерзким, тёмным расам, солдаты и добровольцы выступили к границам империи. Генералы, отринувшие клятву верности своей императрице, и высшие чины Церкви обсуждали предстоящую кампанию. Мистерия рассчитывала на быструю, скоротечную войну - одним рывком загнать орков в угол, где всех и поголовно истребить. Однако, Арбакараш не долго оставался в неведении готовящегося нападение. Удача ли, разведка ли, иль вовсе чей-то знающий шёпот на ухо вождю, но орки быстро собрались, Объединённые кланы были готовы.
Но вместе с людьми выступили и эльфы. Лишь единицы, не все из которых выжили в битве пятилетней давности, смогли усмирить ненависть и жажду мщения за кровь своего народа. Недовольные недавней нуждой терпеть рядом с собой присутствие убийц, ветераны войны, что ещё не забыли былого, и те молодые, что не успели полноценно почувствовать на себе ужасов сражений, а оттого рвущиеся вперёд, с готовностью шли на новую войну с Ордой. Мистериум постепенно погружался в пламя новой войны, в то время как закулисные игроки довольно потирали руки - разумеется были те, кому выгодна эта война, и кто приложил руку к тому, чтобы она началась.

Тем же временем, зная, что империя свергла свою новую правительницу и покатилась в бездну фанатизма, зная, что армии спешно маршируют к западным границам, начали действовать они. Некогда кучка отщепенцев, разбойников, дезертиров и ренегатов, отныне же - тайный Орден, что постигает одни из самых тёмных учений, что известны в этом мире. Демонология. Зная многое из уст тайного союзника, они знали, что никто не помешает им достичь своего. Орден направился на восток, там, где смогут воплотить свой план в реальность. Самое время явить миру гнев Каада!

[float=right]http://s3.uploads.ru/5XSRD.png[/float] Покуда люди, эльфы и орки грызутся между собой, покуда тёмные силы мира плетут свои заговоры, они сделают своё - отдадут Мистериум во власть Скверны. И получат могущество, которое не снилось ни одному из их врагов или союзников. В глуби Восточного Рокового Хребта, в горном ущелье началось возведение грандиозного сооружения - Врат, что позволят явится в этот мир одним из сильнейших демонами Каада, лучшим чемпионам Алад-Муна. А вместе с ними - армия, а вместе с ними - свой шанс урвать силу и власть.

Война же шла напряжённо. Желаемой быстрой войны достичь не удалось и спустя пять месяцев боевых действий империя застряла на берегах реки Гралдам. Тоса-Коов пал, Морга-Коов осаждался с юга, и с востока, с озера Тоса Мон. Эльфы поддерживали людей на южном направлении, но к неудобству Альянсу Мидленда в войну вмешались Безымянные земли. Некоторых Владык определённо не радовали снующие по их землям эльфы, иных же удалось убедить иль спровоцировать сторонним силам. Так, шаг за шагом западная часть материка погружалась в хаос. Хаос, который должен был стать великим преимуществом, но оказался большой ошибкой. Игрок, что из тени наблюдал со стороны за происходящим, даже не догадывался, что просчитался. Просчитался, недооценив возможности банды болотных дикарей.

Это случилось в девяносто второй год сто семьдесят первого века. В середине июля Орден завершил свою работу, сумев не только остаться незамеченным для имперцев, но и сдержать любопытный и жадный до знаний и ресурсов Кулак Арогохха. Врата Каада сооружены, а значит самое время, чтобы провести Ритуал. Но он требует больших жертв...

Часть третья. Союз заклятых врагов.

Прошло три года. Война лишь продолжала набирать обороты. Эльфам удалось привлечь Эден к участию в войне против Безымянных земель, хотя те и не поддержали мстительной и фанатичной войны с Арбакарашем; Шедим начал наступательные операции с востока, заставляя силы Священной Мистерийской Империи перебросить приличную часть сил. Мал'Ферос поначалу активно поддерживал Шедим, но вскоре его захлестнула волна внутренних противостояний. Вера народа империи начинала медленно, но угасать. Вызывало беспокойство и то, что никто уже давно не видел Избранницу Инноса, один из символов вдохновения для народа. Аркабараш оказался в затруднительном положении, в том числе потому, что внутренне раскололся на два лагеря, в результате чего и вовсе лишился прежнего вождя. Когда к власти пришёл вождь Ругз ситуация начала налаживаться, но на фронте орков всё ещё жестко теснил противник.

А тем временем денопоклонники не только реализовали задуманное, но уже и провели первую атаку. Весь юго-восток империи погрузился в хаос, но пожрать империю Орден пока не собирался - его цель находилась в Вечном лесу...

Прошло ещё два года. Тёмная, глубокая пещера где-то на юго-западе Захрэма...

http://sd.uploads.ru/08KZN.png

Чёрная, закутанная в плащ фигура прибыла на место встречи второй. Незримый для чужой магии, незаметный, буквально невидимый среди теней. Он обошёл пещеру по краю, оценив обстановку и того, кто находился в центре пещеры. Светоносный архон сидел у странного алтаря, посвященному неизвестному ему идолу и возносил слова молитвы к Люммину. Недолго томя того, ману астар шагнул из тени, сбрасывая капюшон и являя себя. Являя наглую ухмылку и пронзительную угрозу в глазах. Архон прервался и встал на ноги, обращая взор к темнокожему эльфу.
Взгляд. Недоверие. Презрение.

Третьим явился орк, что более всего необычно - именно он, в некотором роде, являлся инициатором встречи. Он и несколько иных личностей, оставшихся за пределом описываемого события. Орк явился в плаще и не долго тянул с тем, чтобы явить себя пред ману астар и архоном.

— Ещё не передрались? - усмехнулся громогласный орк.
— Это всегда можно исправить, - с вызовом насмехался ману астар.
— Я и не сомневался в тебе, дроу, - отвечал с недовольством архон.

С какой вообще стати орку, ману астар и архону беседовать друг с другом? Увы, но ситуация иного им не оставляла. Война с Легионом шла полным ходом. Безымянные земли оказались существенно продавлены, оркам досталось меньше, но ощутимо, чтобы вызывать беспокойство у своих лидеров. Между тем империя едва ли продолжала жить, существуя мелкими островками, которым уже было плевать на былые идеи. А Левиан... Левиана больше не было. Над выжженной пустошью, что некогда была прекрасным Вечным лесом, возвышалось единственное уцелевшее дерево - если так можно было выразиться о его текущем состоянии. Древо Жизни было осквернено и использовано, чтобы провести чудовищный ритуал. И Ордену это удалось. В Мистериум явился сам Алад-Мун, Феникс Скверны, Владыка Каада.

— Пока мы тут грызёмся, Легион лишь растёт, отбирая наши земли. НАШ МИР! - рычал орк, прервав словесную перепалку, что едва не переросла в схватку. — Ни один орк не простит тебе убийств и зверств, Найяш-Мудухац. И я лично с удовольствием раскрошил бы твой череп. Но сейчас вопрос стоит не о личной гордыне или обиде. Этот лорд-вампир, с дурацким именем. Он сказал, что ты разумен и на тебя можно рассчитывать.
— Хааах. А ты веришь россказням вампиров? - усмехнулся дроу. — В прочем, он не лгал. Будущее Мистериума волнует мой народ не меньше, чем ваши.
— Я ещё готов допустить мысль, что орк может быть мне союзником. Тем более тот, что уже показал себя в борьбе против Тьмы. Но как мы, - на этих словах архон выразительно посмотрел на орка, — можем доверять этим убийцам, отдавшим свои души тьме? Или нежити, вампирам?
— Сейчас не время для глупых предрассудков, - заметил один из явившихся на встречу вампиров. Встряхнув чёрными крыльями, он сложил их за спиной, вышагивая к собравшимся. Вскоре появился и второй - возникнув из ниоткуда прямо между тремя собравшимися ранее, немедленно начав жонглировать двумя десятками склянок. Дроу быстро опознал в содержимом взрывные составы.
— Либо мы изгоним Легион, либо подохнем и станем пищей для него!

Часть четвёртая. Последняя война.

[float=right]http://sh.uploads.ru/k5D1u.png[/float] Мидленд вскоре оказался полностью под контролем Легиона. Шедиму уже приходилось воевать не с давним врагом, а с легионами демонических тварей. Союз, что возник на западе, объединивший былых заклятых врагов, продолжал держаться. Ману Зуал и Безымянные земли сдерживали натиск врага, Арбакараш оказался вынужден почти полностью отступить за Северный Роковой Хребет. Архоны отправили больше половины своих легионов на кораблях к южным берегам Захрэма, где должны были провести массированную атаку по силам демонов и ослабить натиск по нежити и дроу. Переговоры с Нур'Цурагом, увы, все ещё не увенчались успехом - нур лично не видели, на что способны те твари, что наводнили основной материк и не видели угрозы, что могла быть адресована лично им. А вот спасать собственных врагов - с чего бы им?

Благо, ситуацию удалось исправить. Удивительно, но решающую роль в переговорах удалось сыграть безродной волшебнице, тесно работавшей и с Владыками нежити, и с вампирами, и отчасти даже с дроу. Именно она в конце концов смогла убедить тёмных эльфов поддержать их в войне. Убедила, явив им во снах, чем же на самом деле является вторжение Легиона.

Высадка архонов смогла переломить течение войны. Оставив позади некромантов, вынужденные довериться им, архоны двинулись маршем света сквозь полчища демонической тьмы. Тем временем Ману Зуал организовал операцию, что позволила Арбакарашу восстановить прежние позиции и выступить под одним стягом с ману астар. Объединённые кланы вампиров активно устраивали диверсии в тылу врага, захватывали важных демонов и успешно добывали стратегическую информацию. Даже люди, к которым вернулась их императрица, давали какой-никакой отпор врагу.

Первый год сто семьдесят второго века. Война с Легионом завершалась. Объединённой армии архонов, ману астар, орков, вампиров и нежити, нур, а так же остаткам сил людей и эльфов удалось вместе достичь победы. Лишь объединив усилия они смогли отразить не только армии демонов, но и сразить их владыку - Алад-Муна. В сражении с последним участвовало не мало героев Мистериума и не мало пало. Могущественные маги и воины, даже слуги Богов явили себя, чтобы изгнать владыку демонов. И он был побеждён. Мистериум победил.

http://s4.uploads.ru/RdYLb.png

Часть пятая. Шаткий, но столь желанный мир.

[float=left]http://s8.uploads.ru/sH9mj.png[/float] Шёл третий год новой эры, Эры Мира. Не удивительно, что после всего случившегося измученные народы не тянулись к оружию, чтобы продолжить убивать друг друга. Земля всё ещё не восстановилась, численность почти всех народов мира оказалась сокращена более, чем вдвое. Города в руинах, а Скверна всё ещё норовит унести жизнь тех, кто боролся с её останками. Смертные устали от конфликтов и даже самые воинственные не спешили поднимать своих мечей. Люди с вернувшейся императрицей пытались восстановить разрушенные города, орки восстанавливали свои поселения. Немногие выжившие эльфы и друиды людей, даже орочьи шаманы пытались спасти Древо Жизни...

Миру предстоит ещё много работы, чтобы восстановиться после опустошительной, чудовищной войны с демонами.

Шаткий, но столь желанный мир воцарился и даже богам не ведомо, сколько он продлится.

12

Работа №11

Мир худой войне

Гораздо позднее будут говорить, что это произошло на равнине, плоской как стол, когда око Верны было в самом зените, позволяя как можно лучше разглядеть надраенные до блеска доспехи и рельефные профили рыцарей. Такое мнение продвигали художники и барды, ведь как воспевать подвиги славных мужей и дев, когда ни зги не видно?
На самом деле, это было промозглое утро характерное для этой поры: зима одной ногой стояла на улицей, а второй на выходе, в то время как на весну ещё не переписали ведение погоды. Стоял предрассветный туман, густой патокой сползавший с гор на холмы, а с тех - в низину. Там был разбит палаточный городок, и его можно было спутать с какой-нибудь ярмаркой или бродячим цирком, единственное но - ни на одной ярмарке не найдется столько железа и ни в одном цирке не соберется столько угрюмых решительно настроенных людей. Один из обитателей палатки, что находилась на краю лагеря, щеголяя в одних портках, выбрался наружу чтобы, ну, справить свои дела накопившиеся с прошлой ночи, для чего он направился прямиком к ближайшим кустам. Растительность здесь была небогатой, потому он прошел насквозь, оказавшись по ту сторону кустарника, вдали от посторонних глаз. Человек остановился, его внимание привлекло нечто вдали. Марево снижало видимость, разглядеть что-нибудь не легче, чем смотреть сквозь запотевшее окно. Никак не рассмотреть, что там проис...
Мужчина, без рубахи и босой, в одних подштанниках, бежал через весь лагерь, словно за ним гнались все демоны Каада, и кричал:
- Тревога! Они идут![float=right]http://sa.uploads.ru/XlsSC.jpg[/float]
Известие почти мгновенно облетело весь лагерь и дошла до офицерского состава, предусмотрительно расположившегося на холме, возвышавшегося над низиной - не только ради хорошего обзора, но и чтобы не потонуть в запахах, всегда сопровождавших большое скопление людей. Достав специальный прибор позволяющий видеть на удаленном расстоянии, судя по всему генерал, принялся пристально наблюдать за противоположным лагерю краем равнины, разбивавшейся о невысокие холмы. Какой-нибудь бард, в порыве вдохновения, назвал бы эти холмы "зелеными волнами", но в это время года зелень только начинала проклевываться из земли, на поверхности оставалась только жухлая прошлогодняя трава. И на гребне одного из холмов вырисовывалась высокая фигура. Это был всадник. Лошадь переминалась с копыта на копыто, всадник неподвижно восседал в седле и, кажется, смотрел в сторону генерала. Некоторое время ничего не происходило. А потом, у подножья холма начали возникать неясные тени - когда туман начал оседать, сначала показались наконечники пик, алебард, металлический блеск железных шлемов и, наконец, фигуры солдат. Целая армия двигалась в их сторону, над головами среди леса пик реяли штандарты и знамена синих расцветок. Низко пропела боевая труба.
Генерал сложил зрительную трубу и передал одному из адъютантов.
- Трубите общий сбор! Всем на боевые позиции! Конницу на левый фланг, боевые машины вперед. И кто-нибудь, ради Инноса, принесите мне мои доспехи! Адъютант Вильгельм побежал выполнять последний приказ. Вскоре, донесся крик Вильгельма - тот столкнулся лбом с другим офицером связи. Во всем лагере царил сущий хаос, люди, гномы, эльфы и представители других рас спешно надевали кольчуги и кирасы, брали в руки оружие и вставали в строй. Спустя минут пять войско кое-как собралось и как раз вовремя, так как противник уже рассредоточился на равнине. Прозвучал трубный призыв к наступлению. Еще на подходах начали действовать первые заклинания массового поражения. Первые ряды при сближение осыпали друг друга градом стрел и пуль.
Обменявшись залпами стрел и пуль, синие мундиры схлестнулись с красными камзолами.
Так, в полном беспорядке, при чистой случайности, когда обе армии не ожидали встретить друг друга, началась знаменитая и кровавая битва при...

* * *

"Апчхе-Кгхе!", - в помещении архива прозвучал подобно грому средь ясного неба. Кроме истории здесь еще хранился многолетний слой пыли, не способствовавший улучшению здоровья. Летописец извлек из внутреннего кармана платок и звучно высморкался. Спрятав платок и поправив очки, он продолжил прерванный поток мыслей.

«... и эта битва предопределила исход войны. И хотя позднее обе стороны утверждали, что победа осталась за ними, каждый остался при своих. Роялисты удержали позиции, что подняло им боевой дух, к моменту битвы, упавший ниже некуда. Куда большего достигли хартисты, окончательно сорвав планы Короля провести весеннее наступление. После этой битвы, за исключением мелких стычек, крупных кампаний больше не велось вплоть до подписания мирного договора. Обе стороны собрались в Талькосе во Дворце Созидания для проведения переговоров, после чего, на руинах некогда единого государства образовалось две новых империи: Объединённое Королевство Нордленда и Заречья, и Соединенные провинции, именуемые так же Вероной*, по названию города, где была подписана Великая Хартия. Но между вторым и первым событиями раскинулось длинная и тернистая пустошь гражданской войны, в которой приняли участие почти все сторонние силы этого мира...»

* Верона - на одном из древних языков, "Благое намерение" (прим. автора)

* * *

Лорд Варен Маршмеллоу и барон Гвильям де Бризз шли вместе по коридору, производя впечатление идущих бок-о-бок цапли и носорога. В настоящее время, помещения были обильно украшены и заполнены людьми. В иное время, эти двое сошлись бы в жестокой и безжалостной битве выйти из которой суждено лишь одному. Однако по случаю перемирия они вели себя как давнишние знакомые, почти не бросаясь оскорблениями друг в друга. В общем, вели себя в подобающей благородным дворянам манере. И были подчеркнуто вежливы.
Нынче, во Дворце Созидания обучают не только волшебников, но и не одаренных магически, и даже простолюдинов, тех, кто показывал талант в созидании и у кого было достаточно средств на обучение.
Даже сейчас, обе стороны переговоров умудрились поделить весь дворец на две части, оставив здешним обитателям, так уж и быть, небольшой корпус на севере, где располагались мастерские художников и скульпторов. Коридоры украшали синие и красные флаги, которые ясно давали понять, кому принадлежит тот или иной коридор, а количества телохранителей хватало бы для локальной битвы. К счастью, глава Полумесяца настояла на том, чтобы стороны явились без оружия, а маги металла позаботились, чтобы все острые и опасные железки были сданы на входе. Впрочем, это не станет препятствием для традиционных политических диспутов, иначе говоря - для мордобоя, где в ход пойдут кулаки, подсвечники и ножки от столов.
- Так, чем по вашему закончатся этот цир... эти переговоры, ваше благородие?
- После недели споров, мы наконец пришли к соглашению. Остались некоторые формальности.
- Пфе! Все прикрываетесь своими бумаженками как щитами. Продолжи мы войну, у вас не было бы и шанса! - храбрости и воинственности Маршмелоу хватало с избытком. Поэтому оне включили в состав совета, принимавшего решение на переговорах, что немало уязвляло лорда.
- Конечно, конечно, как скажете, ваше сиятельство, - де Бризз не видел смысла спорить. Это все равно, что проверить, что крепче - твой лоб или двухметровая в толщину каменная стена.
- Итак... - несмотря на браваду, Маршмелоу всё равно хотелось узнать итоги. Что в его понимании звучало как "Ну как там наши - победили?"
- Хм, формально, всё закончилось status quo ante bellum. Иначе говоря, - принялся пояснять барон, видя складки на лбу собеседника, что свидетельствовало о крайней степени задумчивости: - Винвуд, Вальсау и Валенсия формируют Соединенные провинции и сохраняют свою власть на этих землях. Объединенное Королевство сохраняет за собой север - большую его часть - и запад бывшей Империи. Тоже касается и недавних приобретений.
Если так можно было назвать мрачные и неприветливые леса на западе, с трудом отнятые у орков, которые не прочь взять реванш. Впрочем, это не проблемы парлямента, Верховных Штатов. И уж тем более не его, де Бризза, проблемы.
- И всё же будущее за нами, вашбродь, - произнес лорд, с трудом подавляя желание сплюнуть, особенно при упоминании "бывшая Империя".
- Будущее за системой прав и обязанностей исполнительной и законодательной властей, и в свободах для каждого гражданина, закрепленные в Великой Хартии, - на одном дыхании сказал де Бризз, словно он потратил целый вечер чтобы выучить это предложение. Это вызвало усмешку у собеседника.
- Конечно, вашбродь. Верю вам - что вы верите во всё это. Де Бризз был преданным идеалам парляментаризма и общей власти. Но даже он признавал, что у новой системы есть пара недоработок. Как можно править, когда этот народ постоянно требует перемен? А с недавних пор - вы только вдумайтесь - пришлось включить делегатов от торговцев и ремесленников. Ладно еще маги, многие из которых сами были родовитые - теперь же приходилось делить скамью с вчерашними стигарями и кузнецами, пусть даже у них были средства чтобы оплатить себе место.
Главный зал, куда вело большинство путей во дворце, поделили ровно на половину: слева "красные" роялисты, справа "синие" хартисты. Оставалась небольшая "нейтральная полоса" посередине, чтобы местные маги и прислуга могли передвигаться не натыкаясь на людей в мундирах. Этот путь вел в большой зал, где сейчас держали слово политики двух держав, и куда направлялись оба аристократа.
- К слову, я слышал, у вас снова проблемы в Речной стране. Никак с еретиками не справитесь. Помощь не нужна, вашсветь?
- Полноте вам. Всего лишь шайка бандитов дорвавшихся до опасной игрушки - не боле того. Уж сами управимся, без вашей помощи, вашбродь

* * *

Сержант Бернард очнулся. Окружение не сильно поменялось после того, как он открыл глаза, разве что чуточку стало светлее. Протянув руку к лицу, заодно удостоверившись что руки всё ещё при нём, он стянул с глаз импровизированный компресс, состоящий из чьего-то оторванного и смоченного рукава. Прищурив глаза от слепящего света, приподнявшись на своей койке, Бернард огляделся по сторонам. Да, так и есть, он очутился в полевом госпитале. Ещё на входе в жестокую реальность, его нос уловил характерные для подобного места запахи: смесь отчаяния, гниющей крови и спирта. Очень много спирта. В шаге от него, на импровизированной койке состоящей из листьев помягче и валика из рубашки в качестве подушки, лежал ещё один солдат, невнятно бормоча нечто вроде "они на деревьях" и изредка срываясь на крик. Он был укрыт куском холщовой ткани, судя по рельефу которого, у пациента не хватало обеих ног.
- Что за бесовщина... Левая нога сильно ныла, всё тело болело так, словно дюжина орков сыграла им "забей человечишку вон в те ворота".
Целая вечность ушла, чтобы поймать одну из целительниц. Наконец, одна из них объяснила что с ним случилось. Сказала, что он "счастливчик" - большинство людей из его отряда просто разорвали в клочья, никаких ниток на них не хватит. Бернард вспомнил, что их отряд шел на соединение с остальными силами в Риверленде. Во время перехода, на них напали. Иннос храни, это были сущие демоны.
Демоны... Именно с ними и приходилось воевать в этих болотах, где кроме исчадий ада и кучки чокнутых культистов ничего не осталось. Ну, разве что комары, Белиар их раздери.
Когда Берн попытался встать, его тут же упредили от поспешных действий. Вам нельзя подниматься, сказала целительница. И объяснила почему. Ноющая боль в ноге стала почти невыносимой, но она не сравнится с тем, что почувствовал сержант в этот момент.
Стрела в колене? Проклятая. СТРЕЛА. В. КОЛЕНЕ!
Что это означает? Никакого бега, даже от долгих прогулок придется отказаться. И каждую зиму, вместе с ветрами родных гор придет и неприятное чувство пустоты оставленной металлическим наконечником.
Кто же знал что эти еретики так окопаются? Ни Инквизиция ни регулярная армия не могли справится с ними. Эти безбожники воевали из засад, использовали отвратных существ из далеких и темных мест о которых даже грешно думать. Даже с хартистами воевать приятнее - они хоть и заблуждаются, но всё же, как никак, такие же люди как и сам Берн. А эти... эти...
Тут внимание сержанта привлекла бумажка рядом с ним. Не только потому, что бумага в этих местах была редкостью, но ещё потому, что она сверху донизу исписана различными словами, и посередине был кривоватый человечек в форме, с вытянутой рукой с поднятым большим пальцем. Чувствовал он себя куда лучше Берна, судя по всему. С трудом, сержант прочел содержимое.
"Преглашаем вас... в стражу Йарнхейма... служба для настаящих мужщин! Всегда хотели послужить Закону и Кароне - тогда дабро пожаловать в наши ряды!"
Что может быть лучше? Прозябать в сторожке или в проулке за жалкую горстку лионов жалования в месяц, валандаться в переулках, чтобы в один прекрасный день тебе исподтишка перерезали горло? Отдавать честь каждой проезжающей мимо благородной заднице, не способной самостоятельно подтереться. Здесь в армии он хотя бы знал, за что воевал. И как сержант, у него самого имелась какая никакая власть. По крайней мере, была. Всё, что осталось от его отряда...
Бернард был военным от мозга до костей, и в кольчуге провел больше времени чем в чём бы то ни было ещё. Можно сказать, он женился на войне. И сегодня его впервые заставили задуматься подать о разводе.
- Смотри, какое щедрое предложение от короля - стать воинами грязных улиц, стражами таверн и борделей, - обратился он к лежащему рядом солдату, помахав листовкой перед его лицом. - Как смотришь на такой выход на покой, а?
Ответа не последовало. Махнув разок-другой, Берн снова лег на свое место, не проронив ни слова. Минутой позже, один из целителей закрыл глаза солдату и натянул одеяло до самой макушки, чтобы скрыть неподвижное лицо. Вскоре, тело унесли к остальным.
А может, служба в страже Ярнхейма не так уж и плохо. Какая-никакая плата, риск минимальный, поднеся к глазам листовку, он задумчиво поскреб подбородок. Как ни крути, а шанс на мирную жизнь.

* * *

- А как дела на Востоке? Отступники ещё не стерли вашу жалкую армию?
- Ну, если вам было не под силу остановить нашу славную армию, куда уж нокситам.
- И что же мешает им начать наступление? Они подмяли под себя Фризию, и Гардо решило сотрудничать с ними. По-моему, у них все карты на руках, чтобы разыграть вторжение.
- Слухи ходят. Разные. Что на востоке появилась сила. И это не...
- Шедим? Да, тоже слышал. "Владыка сумеречного шпиля", как его там...
- Мистик, - произнес де Бризз, слегка удивленный осведомленностью Маршмелоу. - Если быть точнее, Серый Мистик. Раньше с этим прозвищем было связано много историй.
- И он стал угрозой для Эстмарка, где находится добрая половина император... бывшей императорской армии, в том числе волшебники?
- Только если он один. И не откопал чего-то, что поставило на уши весь Эстмарк. Как бы то ни было, основные силы они держат на востоке, и кроме мелких грабежей никак не докучают.
- Как бы он для нас не стал угрозой. - задумчиво произнес он. После этих слов Маршмелоу, де Бризз не смог скрыть удивления на лице. Всё время до этого, генерал, коим тот Варен, не скрывал пренебрежения и презрения, называя южан "еретиками", хартистов "мятежниками", нокситов "отступниками" и "предателями". Оценка какого-то мистика, находившегося за тридевять земель как Угрозу, с большой буквы, со стороны опытного, и даже высокомерного, военачальника по меньшей мере настораживало.

* * *

«...таким образом произошел передел мира. Кроме основных претендентов на старое наследие, ещё несколько осколков империи заявили о независимости. Лорды решили, что настал их час возродить былое величие домов. Военачальники же посчитали, что будет лучше создать свои династии и королевства. Многих из них позднее либо погибли либо они добровольно присоединились к одному из противоборствующих лагерей. Иные же оказались равны по силам двум преемницам Империи. Самым известными из них стали Королевство Эстмарк и Княжество Риверленд, где сами себя величают "нун ордари", или "новый порядок", и где власть оказалась в руках ордена Обсидианового сердца. Если первые были серьезной силой, отголоском "старого порядка", то вторые стали настоящей костью в горле королевств людей и эльфов, сорняком, который, его если не выполоть, поглотит весь мир...»


* * *

[float=left]http://s8.uploads.ru/GB7xl.jpg[/float]В зале для совещаний, где проходили переговоры, оба, барон и граф, заняли место на галерке, наблюдая за увлекательным процессом разрешения конфликтов. По большей части, он состоял из "Да как вы смеете, это <название города, села> добровольно заявило о своей поддержке <название стороны>, ваши притязания беспочвенны!" или "Мы вас гнали до самого <название местности> и ещё не раз погоним", ну или "А когда начинается обед?"
Присутствовали здесь и представители эльфов, как отметил де Бризз, узнав главу делегации, достопочтенного ла Митора. Обменявшись кивками, эльф приложился к кубку с вином, продолжая с интересом наблюдать за разворачивающейся словесной баталией.
Внезапно, лорд Маршмелоу чертыхнулся, глядя куда-то над головами присутствующих. Зубы сжались до скрипа, и способны были перекусить адамантиевый прут, а рука метнулась к поясу в тщетной попытке обнаружить рукоять меча, который предусмотрительно изъяли на входе.
- Да как... он... что ОН тут делает?! - чуть ли не задыхаясь прохрипел генерал. Де Бризз посмотрел в ту же сторону, куда и граф. Человек, которого он увидел, не выделялся ростом, одет был как и многие присутствующие, в облегченную военную форму, и в общем-то держался как самый заурядный солдат. За парой исключений. Там где должен быть правый глаз, красовалась чёрная повязка-бандана, так же охватывавшая лоб. Единственный глаз пристально следил за ходом дискуссий, словно его владелец мысленно рисовал холст в своей голове, чтобы лучше и достоверней передать потомкам увиденное. На левой стороне лица было три ровных шрама. И словно почувствовав на себе чужой взгляд, мужчина повернулся в их сторону. Барон спешно отвел глаза.
- Гм, лорд-протектор Дезмонд настаивал на личном присутствии...
- ЛОРД-ПРОТЕКТОР?! Да какой он к бесу лорд, этот плешивый паскудный цареу...
- Тише ты! В общем гомоне даже обычно громкий голос графа остался почти незамеченным. Одноглазый лорд-протектор с несколько секунд глядел на парочку, после чего вернулся к предыдущим наблюдениям, посчитав их более важными для истории.
- Какой он лорд?! Он просто грёбаный цареубийца! Ярость в лорде Варене кипела, в таком состоянии ему ничего не стоило начать разборки. Поникший и перепуганный де Бризз постарался утихомирить его, оттащив в менее людное место.
- Уверен, он... он действовал согласно сложившимся обстоятельством, не видя иного выхода, - больше чем взвинченного графа, барон пытался этими словами убедить самого себя. Да, всё сложилось крайне плачевно для их движения. Да, летели головы, как простолюдинов, так и дворян - даже всемогущие маги оказались всего-навсего людьми из плоти и крови, когда их вели на плаху. Чем отличается голова волшебника от остальных в общей кучке?
Но никто не мог помыслить о казни самого правителя! Интриги, манипуляции, даже отрава казалась чем-то обычным и допустимым, и в некотором роде спортивным. Все аристократы так поступали, это традиции сложились за многие века пока правил один род. Одна вера, одна империя, один Император. Всем остальным оставалось виться вокруг подобно слабому растению в огороде, нуждающемся в опоре. Пускай другие, как и сам де Бризз, вслух, не признает, но они - аристократы, всего лишь следствие системы, существовавшей тысячелетиями, на вершине которой был потомок Лионхарта. Никто и никогда не зачитывал обвинения императорам. И никто не казнил тех самолично, на глазах толпы. До сих пор.

* * *

«...Оглядываясь назад, как всё дошло до такого. После войны с тёмным магистром, под руководством новой императрицы, военная мощь империи возросла многократно за сравнительно короткий срок. Мобилизация дополнительных людских ресурсов, особенно магов, использование новых приемов ведения войны, в том числе запрещенных - всё это позволило чувствовать себя уверенней, но, в тоже время, оттолкнуло многих союзников. Империя, машина из людей и старых идеологий в руках которой оказалось новые технологии и, главное - оружие, и которая жаждала показать себя.
Скорее всего, императрица не желала новых конфликтов, заботясь об укреплении границ собственного государства. Однако, амбиции то или давление со стороны радикально настроенной знати, но судьба сложилась иначе. Безумные на первый взгляд изобретения, сила пара и пирита, пусть и не столь эффективные как магия, но проще и ближе простым обывателям, стали движущей силой прогресса. А вместе с ним и войн.
Всё это привело к двум походам: на Восток и на Запад. И если первый завершился в пользу Империи, то второй стал серьезным испытанием, так как орки были опасными противниками и не в их привычке было откупаться, когда дело табак. Да и нечем, ведь их земля, родной дом, и есть их богатство. В общем, когда войска имперцев вышли к реке Гралдам, их там ожидал достойный противник: вел их вождь, совершивший множество подвигов. Изначально собрав отряд из 11 (в некоторых хрониках говорится о 12 или 13) храбрейших воинов и шаманов, позднее, он собрал под знамена почти все орочьи племена, создав Орду Кровавого пламени, которая и по ныне граничит с нами на западе. Война давно закончилась, но старые обиды живут куда как дольше людей и орков.
Ответом на неудачу стала новая кампания, но уже против древних союзником - эльфов. Окруженные со всех сторон землями людей и морем, они рано или поздно пали бы. Но случилось то, чего никто не ожидал. Группа дворян, землевладельцев средних и мелких, и людей не знатных, но которым было что терять, решили, что чем терпеть этот террор, лучше дать ему отпор. Таким образом была подписана Великая Хартия, договор, а участников стали его называли хартистами. Всё более ужесточавшиеся меры пресечения похоронили изначальное желание мятежников на мирный исход, и до этого шаткий союз людей разных сословий, грозившийся день со дня развалиться, стал быстро полниться восставшими. И это было бы это обычным крестьянским бунтом, который ждало кровавая расправа, если бы не люди, знавшие толк в военном деле и организовавшими из бывших крестьян настоящее войско. Одним из таких людей стал Дезмонд.
Кто бы мог подумать тогда, что обычный лейтенант достигнет таких высот? Прослужив в страже достаточно долго, и не раз доказывавшего свою верность короне, его повысили до капитана, а после назначили комендантом Иридиума, следить за тем, чтобы никто не решился выступить против воли императрицы. А тех, кто решился на такое, ожидал бы допрос с пристрастием и виселица. Однако, Дезмонд распорядился своей судьбой иначе, выступив против и взявшегося за реорганизацию армии хартистов. В чем ему немало помогла вифрейка Химари Деко, служащая ему и посей день и являющаяся фактически правой рукой. Невзирая на то, что отряды хартистов не были образцом мононациональности: здесь были эльфы, люди, даже гномы и вифреи - действия лорда и новоиспеченного генерала привели к созданию боеспособного войска, которое в народе, а после и официально, стали называть "железнолобыми".
Всё закончилось пленением императрицы в столице. Люди молча смотрели, как ту, кто ещё вчера была властительницой их мира, ведут на помост для казней. Какой-то случайный зевака из толпы выкрикнул "Сжечь её!", но его голос утонул в абсолютной и непроницаемой тишине, громко исходящей от толпы. И так как никто не решался на это, лорд Дезмонд лично зачитал приговор и лично его исполнил - одним движением топора он освободил народ и создал брешь в сознании людей, прервав извечный цикл престолонаследия. Впоследствии, за этот поступок его благодарили, и проклинали.
Но это был первый этап многолетней гражданской войны, и вскорости восставшим пришлось покинуть Иридиум...»


* * *

Вместе с остальными граф Маршмелоу и барон де Бризз покинули зал. Всё закончилось - договор подписан, и почти никто даже не пострадал в процессе подписания: в лорда Вестрока прилетела шальной хорошо прожаренный бифштекс, а отпечаток зубов его сиятельства Пуритона отчетливо виднелись на запястье сэра Рэджинальда. Так или иначе, мир достигнут.
Мир.., подумал барон, как давно он не слышал этого слова. Все боялись произносить, словно это спугнуло бы его. Так долго они не видели мира, что позабыли, каков он. Не только здесь - впервые за долгие годы мир наступил везде. Все давно устали от этого кровопролития, но только сейчас они поняли, насколько. Как бы не сглазить.
У барона остались опасения, которыми он посчитал необходимым поделиться с графом.
- Ситуация сильно изменилась, и она продолжает меняться, даже сейчас, - видя не понимание в лице генерала, де Бризз попробовал объяснить попроще: - Мы изменили Историю, не менявшуюся очень долго, и теперь История не преминет взяться за нас. Что-то происходит, Варен, и это нечто куда значимей чем все эти люди и мы с тобой.
Граф, который едва ли знал явление более значимое чем он сам, хмуро поглядел на собеседника.
- Ничего страшного, вашбродь. Скоро... колеса Истории снова лягут в ось Бытия, да. И всё станет как прежде. Де Бризз лишь покачал головой. Ему не понять, вояка от мозга до костей, которого несколько раз хорошенько приложили моргенштерном о голову, лишь оружие попортив. Барон родился у моря, как и все де Бриззы его судьба немало была связана с морем. Поэтому у него возникало ощущение, нет - предчувствие - оно вскармливалось вместе с молоком матери и отдавало солоноватостью больших вод. Это было предчувствие бури. Что-то надвигалось, и ничего не будет как прежде.
- Народ... простолюдины поговаривают, что настал новая эпоха. Время Перемен. Век Просвещения. Эра Свободы.
- Больше слушай этот сброд. Мы может и умрем, но мои потомки - как и твои -  божьим правом продолжат владеть землями, как владели мы, а до нас, наши деды и прадеды. Мы - вечны, за нами прошлое и настоящее. Простолюдины служат нам, так издревле повелось. Они - никто.
Но за ними - будущее, шепнул тоненький голосок в голове барона, до сих пор живой от того, что прислушивался к этому голосу. Когда люди подхватывают какую-нибудь заманчивую идею, она начинает распространятся подобно лесному пожару. Из которого после берут огонь для факелов, и которыми поджигают старые поместья и замки. Старые поленья, говорят, горят лучше. Не стоит рассчитывать на то, что пнув камешек к обрыва, он не обернется лавиной.
- И что по этому поводу думает сэр Альберт?
- Его Величество, - с небольшой паузой между словами, произнес граф: - придерживается тех же идей и традиций, что большая часть аристократии, как и многие верноподданные. Естественно, с учётом некоторых прошлых... ошибок.
Кому-то следовало занять престол - трон не должен пустовать. На это место нашлось несколько претендентов, из которых выбрали наиболее достойного - такого, кто подходил окружающей знати, был благороден и в меру умен, но недостаточно, чтобы мешать манипулировать им. Сэр Альберт был отдаленным родственником, хотя крови Лионхартов в нём было с наперсток.
Один вопрос продолжал витать в воздухе, де Бризз думал, стоит ли его задавать, как вдруг услышал голос графа.
- Вы ведь тоже разыскиваете его? Прежде чем барон ответил, он добавил: - Погоня за слухами, так я считаю.
- У Её Величества не было законного мужа, это все знают. К вопросам о престолонаследии она подходила... достаточно безответственно, постоянно откладывая этот вопрос на послезавтра.
- В её личной гвардии было много молодых людей.
- Ага...
- Некоторые были очень близки Её Величеству...
- О...
- Кое-кого даже брала в поездки и на дипломатические миссии...
- Я понял к чему ты клонишь, - замахал руками барон. - Но тех, кто могли пролить свет на этот вопрос уже нет. Гвардию распустили, а с гвардейцев сняли присягу - со многих, вместе с головой. Остальные бежали. Тоже с прислугой дворца. Всё затерялось в этой чехарде переворотов. Если след и был, он давно остыл.
- И тем не менее, у нас есть люди, которые считают - найдется законный наследник, и всё станет как прежде.
- Настолько законный, насколько это возможно, - де Бризз знал, что в их лагере тоже много сочувствующих. Роялисты и хартисты воевали друг с другом, но и у тех и у других порой возникала мысль: что будет, если вернется истинный наследник? Может, тогда раскол закончится и вернется старая добрая Империя. Или их ждут новые кровавые распри и очередная тирания. Даже после всего пережитого люди думают, некоторые - мечтают. Одним топором не срубить то, что вытеснено золотом с эмблемкой короны в сознании людей. Если бы наследник появился, это могло многое изменить. Вопрос в том, к лучшему ли?
И что самое главное - даже если наследник существует, где может находиться этот несчастный ребенок, столь желанный для многих?

* * *

Дул прохладный ветерок, как прощальный поцелуй зимы. Весна шествовала по миру, под её стопами появлялись зеленые ростки и поднимали голову первые цветы, на ветвях проклевывались почки, а небо заполонил шум возвращавшихся с зимовья птиц. Почва оставалась холодной, ей нужно время чтобы наполниться солнечным теплом и жизнью. Деревья напоминали тёмные подтеки на отбеленной поверхности неба.
Самая обычная земля, если не считать небольшого пригорка возвышающегося над серым грунтом. Холмик был вытянутый, у одного из его краев вогнан в землю валун - чем-то напоминая кровать, роль матраца и подушки которой исполняла грязь и булыжник. В каком-то смысле, здесь действительно спали. Но этот сон не прервать ни звоном колоколов, ни старой доброй встряской.
У могилы стоял человек. То, как он держал себя, говорило о том, что он здесь не случайный путник, забредший по не знанию в небольшую рощицу на холме. Тишина окружавшая фигуру оказалась красноречивей любых слов, которые тот мог произнести.
Мы хотели как лучше... Поляну окружал непроницаемый купол тишины. Сторонние звуки оставались снаружи, липли словно насекомые неудачно приземлившиеся на древесную смолу. Внутри же был слышен каждый шорох, а время замедлило свой ход: года и месяца превратились в минуты и секунды, пока окончательно не сжались до здесь и сейчас. В такой атмосфере, в голове начинали роится мысли. Многие из них касались тривиальных вопросов, вроде: "Зачем я здесь" и "Почему все так, как есть, а не иначе (как хотелось бы мне)", но без этих вопросов человек порой не может прожить. Зачастую, он сам придумывает вопрос, наделяя его смыслом, и двигается вперед, в поисках ответа. И, иногда, находит.
Человек ещё раз окинул взглядом одинокую могилу. Одна могила, но кладбище для множества идей и надежд. Эмоции на его лице часто менялись, словно он вел внутренний диалог с самим собой или каким-то невидимым собеседником. Впрочем, никого рядом не было.
Спускаясь с кургана, человек оказался на старой дороге. На миг, на вершине холма возникла неясная тень - после чего растворилась в воздухе. Проходя мимо развалившейся кладки, столь древней, что никто не помнил, что здесь было построено, он уловил движение рядом с собой. Потом почувствовал как кто-то приобнял его руку своей, почти такой же, но по размеру вдвое меньше. Он опустил взгляд вниз и увидел...
Улыбающееся ему будущее. Глаза у него блестели как две начищенных медных монеты. Вернее, у неё.
Она всегда хотела дочку, - вместе с этой мыслью болезненно всколыхнулись воспоминания, каждое из который было как исписанный лист. Для книги его жизни ещё не настал конец, в ней есть свободное место. И есть чему посвятить следующую главу.
Мне есть, ради чего жить.

Карта

http://sd.uploads.ru/yrs6Y.jpg

* * *

И напоследок.

Дело было в горах, спустя два дня после заключения перемирия. Здесь же, всякие военные действия закончились ещё неделю назад. Все стороны конфликта посмотрели друг на друга, словно видя впервые, прикинули насколько остры их клинки и прочны доспехи и вера в победу - и решили спрятать оружие в ножны, на время. Однако руку с рукояти убрать никто не спешил.
В низинах и на холмах снег уже начинал сходить ручьями, сливаясь в речушки и вливаясь в крупные реки. Здесь же, в горах и предгорьях, зима продолжала держаться за остатки своего былого могущества. Снега было полным полно, но уже не такого пушистого как раньше. Окажись в это время кто в осаде, без стрел и камней, мог запросто отбиваться снежками, больше похожими на слегка крошащиеся белые куски льда - попади в кого таким снарядом, тому было бы не до веселья. Без помощи целителя тут не обойтись. При должной сноровке, сосульки можно использовать вместо стрел или дротиков.
Винсе́нт (родом из Гардо) Шумгам сидел за стойкой, разглядывая содержимое своей кружки и думал о поставленных перед ними боевых задачах, в перерывах разбавляя размышлениями о жизни. Уже как пять дней никого из королевских лакеев не видать; более недели, видя друг друга, стороны предпочитают разойтись без лишнего кровопролития. Несмотря на затишье, капитан ясно приказал не расслабляться, именно поэтому солдаты на следующий день, во время очередного дозора, опорным пунктом избрали ближайший трактир. По правде говоря, Винсент сам не одобрял подобной беспечности. Вот почему хотя бы двое солдат оставались снаружи - на смену им обычно приходили те, кто не мог больше держать в себе всё то выпитое пиво. Дозорные же как можно скорее сдавали пост и прятались под крышу, стремясь оказаться поближе к очагу, выпивке и компании.
Дверь внезапно распахнулась, впуская в помещение уличную прохладу. Постояльцы, все как один, посмотрели в сторону входа. У порога оказалась группа людей, причем, вооруженных, что не было чем-то необычным в наше то время. Однако, что привлекало внимание и заставило напрячься Винса, потянувшегося к своему карабину, из под шуб и на бриджах красовалась алая расцветка солдат Его Величества. Присутствовавшие "синие" хартисты переглянулись, каждый держал одну руку на кружке, а вторую - на рукояти меча или курке ружья. Сторонние посетители старались не показываться, став неотличимыми от любой другой мебели в зале, но с интересом наблюдая, что же будет дальше. Так обе стороны, глазея друг на дружку и ожидая любого неверного движения, провели с полминуты. Винсент, не спуская потенциальных трупов с мушки, осторожно выглянул в окно, посмотреть, не окружают ли таверну превосходящие силы противника. После, выбрался наружу через черный ход, в поисках пропавших дозорных. Отчего-то он ожидал, что увидит их около конюшни, спрятавшимися от ветра и мирно попыхивая самокрутки, перебрасываясь забавными историями. Устроив небольшой инструктаж о правилах безопасности на враждебной территории (в особо грубой форме), Винсент вернулся в здание. Напряжение сохранилось и после его ухода, и когда он вернулся. Наконец, смирившись с мыслью не слишком приятной для него, Винс переговорил с главой отряда "красных", решено было устроить перемирие. После чего, символично пожав руки на глазах у подчиненных, проверив заодно чья хватка крепче, стороны разошлись по углам таверны. Пара солдат короля так же отправилась в дозор, не до конца доверяя достигнутому соглашению, на что Винс лишь усмехнулся. Правильно думают.
А ведь их здесь не должно быть, вернулся он к своим мыслям. В смысле, нас здесь не должно быть. В это время земли Империи напоминают лоскутное одеяло, штопанное и перештопанное, где-то синими, а где-то красными заплатками. И нет четкого представления, где проходит общий фронт. Но он слышал, что их армия победила армию короля в 200 милях от места где им следовало бы быть, судя по словам капитана. Отряд, в котором состоял Винсент и ещё несколько дюжин ребят, находился бес знает где. Где-то рядом с Займарой, поправился он, хотя сути это не меняло. Вместо участия в боях, им поставили "сверхважную задачу" - охранять тайные караваны, идущие вдоль гор. Никто не говорил, что находится в тюках, которыми гружены волы, некоторые из которых странно отдавали запахом мертвичины. Но слухи упорно кружили, что командование пошло на временный союз с кем-то из нежити, из Безымянных земель. Говорят, какой-то торгаш оттуда видит очень выгодным поддержать сторону восставших. Ага, как же, просто все соседи спят и видят, как люди перегрызут друг друга, после чего примутся делить приз. А чтобы не ждать долго, почему бы не помочь немного той или иной стороне.
Винсент был лишен всяких предубеждений что их дело правое. В некоторых из зашедших королевских солдат он узнал земляков из Гардо - собственно, как и треть его собственных людей было оттуда. И хотя он провел большую часть сознательной жизни в Винвуде, многовековые традиции были у него в крови. Гардо бедна на ресурсы, но богата людьми, многие из которых шли в армию или в наемники. Взять к примеру "Славный полк" или Королевских гардомаринов, 2/3 состава в них состоят из гардцев. Пожалуй, только гардцы могут сегодня воевать в составе разных армий, а завтра вместе завалиться в таверну, порадоваться за живых и почтить минутой молчание павших. И никто не жаловался на такую судьбу, и Винсент решил, что не станет. Такая уж она, быть инструментом в руках сильных. А если понадобится, мир заключат на горе из их трупов.
Кто-то подсел к нему, судя по форме, один из королевских. Его Винс почти сразу узнал - это был Тим Флетчер. Когда-то, наверно в прошлой жизни, они соседствовали в одной деревне где оба и родились. Помниться, отец Тима был пивоваром и делал крепчайший бурдвейн - напиток из вереска, в отличии от пьянящего мёда который варят в Ельнике, бурдвейн бьет сразу и прямо в голову. Воспоминания о тех деньках слегка грели душу, аж захотелось перекинуться парой словечек со знакомцем. Может даже уговорить его расщедриться на бесплатную выпивку, так, по дружбе...
Со зловещим скрипом, дверь отворилась вновь. Как и в прошлый раз, от нечего делать, в сторону зияющего дверного проема повернулось семнадцать негостеприимных лиц и тридцать три внимательных глаза. Винс едва не подавился, и отхлебнув ещё немного, присвистнул.
В дверях стояли эльфы. Судя по виду из этих, из следопытов. Винсент даже не стал думать о том, как наказать горе дозорных. По части маскировки остроухим не было равных - сейчас их маскировка была в стиле "зимний" и состояла из обглоданных веток, облепленных снегом, редких иссохших листьев, не пожелавших упасть. На ветке одного из эльфов без стеснения сидел снегирь. Присутствовавшие наполовину расслабились, в основном, "синие". Эльфы Левиана нередко помогали хартистам в начале их борьбы и после. Сейчас же, эльфы придерживаются нейтралитета, не желая вступать в дрязги людей. Но, как и с любым хорошим стрелком, с ними стоило держать ухо в остро.
Винсент уже не помнил, когда в последний раз видел кого-то из этой братии (не считая Филла Сомна, утверждавшего что его бабка была на четверть эльфийкой). Хотя, кое-что странное он заметил - это произошло во время очередного приятия "груза". Кто бы ни был тот торговец, но связным у него работала личность, от которой даже у бывалого наемника мурашки шли по коже. Сама себя кликала "Совой". И тот последний раз он разглядел меж тёмных прядей волос острые уши, которые больше походили на крылья летучей мыши. Но собеседник - или собеседница - определенно из живых, да и о тёмных эльфах приходилось слышать и даже разок видеть в Талькосе.
Интересно, что задумали остальные - те, кто не вмешался в ход войны, по крайней мере явно. Вифреи, эти хвостатые чудики, сразу оградились от вмешательства, а вместе с ними и живущие по соседству тёмные эльфы, если им вообще было дело до разбирательств на поверхности.  Отношения с гномами давно охладели и поддерживали дипломатические отношения лишь номинально. У изгнанников и некромантов на западе были свои проблемы и свары, хотя и они как-то подозрительно притихли. На Востоке тоже не всё спокойно, но хотя бы не пытались напасть. Даже те еретики в речных землях не высовывались из своего болота. Архоны как были далеко, так и остались, хотя и питают неподдельный интерес к делам на юге. Рано или поздно, они лично вмешаются, но чую, неприятности будут у всех.
Какой-нибудь оптимист заявил бы, что настал всеобщий мир. Винсент, не будучи столь наивным, утверждал, что скорее весь мир схватила острая одышка как после изнурительного бега - вот чуть-чуть передохнет, и все снова примутся за старое.
Даже от вампиров ни слуху ни духа, уж как они обнаглели за последние годы. Без страха бродят при свете дн... под сенью луны. Сейчас же ведут себя как кроткие. Да скорее сборщик налогов раздаст всё бедным и будет вести праведный образ жизни, выращивая овощи, чем вампир перестанет пить кровь.
А ещё были...
Дверь хлопнулась о стену, чуть не слетев с петель. Кое-как протиснувшись, в помещении оказалось четверо громадин, в которых угадывались - да-а - орки. Со всех углов послышались знакомые звуки доставаемого отовсюду оружия. Винс взялся за родное ружье. Только эльфы не высказали никаких признаков агрессии, заняв дальнюю часть стойки.
Уж от этих громил можно ожидать чего угодно. Отличии от остальных, принявших выжидательную тактику, орки поочередно били то "синих", то "красных", а после получали от обоих сразу, но всегда возвращались. Битва лишь раззадоривала их, а недавняя обида требовала отмщения. Эти четверо, видимо, пришли сюда не за вендеттой, но напряжение, недавно спавшее, вновь накалилось до предела. Не обращая внимание на прием, орки подошли к стойке, как раз к тому месту, где сидел Винс с Тимом. Последний явно нервничал, Винсент же продолжал безразлично смотреть в содержимое кружки, иногда делая глоток из неё. Что же дальше? Сюда явятся семеро гномов? 40 шедимцев или 33 вифрея? Может Лорд Вампир соблаговолит заказать здесь "Кровавую Иву"? Главарь орочьей шайки заговорил, неожиданно, разборчивой человеческой речью, заказав по пинте (учитывая размеры и потребности - по ведру) пива каждому и жаркого. Тут Винсент заметил - на наплечнике одного из орков, черном как и остальная броня, был намалеван багровой краской символ. Сам он понятия не имел, что эти закарлючки значат, но он знал только одну конкретную группу настолько безумную, чтобы соваться сюда. "Демонические орангутанги", вроде так назывались. Или обезьяны, впрочем, без разницы. Из числа тех 11 (12, 13), которые устроили заварушку у Гралдама.
И гнали нас до Ристела. Винсент был там, тогда ещё в имперской армии. И некоторые неприятные воспоминания остались с тех пор. Как и шрамы.
Трактирщик повидал немало необычных постояльцев, поэтому быстро управился с заказов и выдал каждому по чарке и миске с едой. А потом, произошло то, чего никто не ожидал - Винсент так точно. Орк-вожак сел на соседнее с ним место и, отхлебнув из миски и кружки, обратился к нему. Выглядело это примерно так:
- Привет тебе, человек.
- Эм, ну здравствуй.
- Хорошая погода сегодня, не правда ли?
- Погода... да, пожалуй неплохая.
- И еда здесь славная.
Если бы не искренность в словах и то, с каким аппетитом орк съел свою порцию, заказав добавки, Винсент Шумгам посчитал бы, что над ним издеваются. Наконец, орк перешел к сути.
- Перемирие. Хватит кровопролития. Сегодня, духи против чьих либо смертей, так сказал шаман. Даже таких ноиззов как вы.
- Ну, если духи против... - понимающе протянул Винс. Кто он такой, чтобы спорить с высшими силами? Сам он в духов не особо верил, вернее, старался держаться подальше от всего сверхъестественного, но в слух говорить этого не стал.
Чуть позже, к ним подсел один из эльфийских следопытов. А через пять минут, толпа перемешалась. Не в желании переломать друг дружке ребра, но с твердым намерением решить, кто выпьет больше.
- И ты называешь это пойло пивом, гракх'хаза? По твоему, так его пьют? Бьюндарь, тащи сюда лучшее, чем ты мог бы напоить славнейшего вождя из своего клана!
Правда никто не задумывался, кто будет платить за всё.
Назови кто это братание Новогодним чудом, Винсент скорее всего... да нет, ничего он не смог бы ответить. Во-первых, Новый год давно прошел. Во-вторых, в подобные чудеса не веришь, пока они не случаются прямо на твоих глаза. Сейчас же он сидел в кампании орка и эльфа, покуривая самокрутки из личных запасов следопыта. Даже прогоревшие в горниле битв и дешевых табачных зелий легкие солдата заполнялись горьким дымом, а на глазах проступили предательские слезы. Орк, которого звали Туразз, закашлялся первым.
- Ничего так зелье, а? - эльф по имени Фаркас ухмыльнулся и зубами перекатил подожженный бумажный валик на другую половину рта.
- А я думал смолы которыми дышат наши шаманы голову дурят и пахнут немытой медвежьей шкурой.
- Культивация, mui niel, и отбор, залог качества. Для чего по вашему у нас много талантливых магов природы? Да и сама она хороша, - вынув самокрутку, эльф выпустил дымное кольцо, растворившееся в общем смоге под потолком. - Да и потом, попробуй поживи пару тысяч лет, повидай сколько мне пришлось увидеть и что слабее уже не берет, а без чего-то крепкого - не обойтись.
- Гм, а ещё волшебной травы у тебя не найдется? Думаю, нашему шаману это пригодилось бы - устанавливать связь с духами.
- Ну, если для духов, ничего не жалко, - подмигнув, эльф передал весь кисет с содержимым. - А тебе, Винс, тоже отсыпать на память?
Притихший Винс думал уже в конкретном направлении - мысли его подобны были стальному шару, брошенному из окна пятого этажа и стремительно приближающийся к земле.
Худо-бедно шаткий мир достигнут. Никто и нигде не воюет. По крайней мере, пока. А если где-то и воюют, я об этом не знаю и меня это не касается. Может в будущем нас ждет очередная заварушка: с нежитью, вторжением демонов, еретиками, безумными колдунами, зажравшейся знатью и с малышом Тимом Флетчером. Какой-никакой мир. Что там говорят в таких случаях? Ради детей? Пускай и для них, не будем забирать у них отцов и детство. А я уж как-нибудь приобщусь к мирной жизни. Ну а если кто решит её прервать, с тем у меня будет небольшая, но очень насыщенная беседа. Да и - Винсент взглянул на новых неожиданных приятелей - не только я не прочь буду потолковать с поджигателем.
В Бездну всё это. Хочу вернуться обратно в Талькос. К Маргарет. К детям...

13

Работа №12

Эра Излома

[float=left]http://s8.uploads.ru/t/5PT8q.jpg[/float]- Что вы можете мне предложить? – мертвец рассматривал королевского посла с нечитаемым выражением пугающе-неподвижного лица.
Вирад Кернийский потер пальцы друг о друга, уже нимало не заботясь, не примет ли лич его нервный жест за проявление слабости. Нехорошая эта привычка появилась у Вирада недавно, когда полевой хирург посольства сообщил, что если отряд пойждет дальше на север, без отмороженных пальцев и ушей дело не обойдется. И отряд пошел дальше на север. Проклятый мертвец будто нарочно забрался в самое сердце зимы, не желая ни видеть, ни тем более принимать теплокровных гостей. Последние пару дней уже не столько гордый возложенной на него наиважнейшей миссией посол, сколько отчаявшийся, уставший человек, не чувствовал побледневших, негнущихся пальцев. Привычка с силой потирать их осталась едва ли не единственным способом убедиться, что они все еще на месте. Теперь, когда лич любезно развел для людей костер, руки и ноги дворянина распухли и принялись немилосердно ныть.
- Его величество готов предоставить вам титул и земли в дневном переходе от столицы, если вам не понравится собственный особняк в черте города или дворцовые покои, - Вирад и сам понимал, насколько нелепо звучат его обещания, но неупокоенный согласился на переговоры, и их надо было с чего-то начать. - Ежегодное жалование...
- Кххаа, - иссохшее тело с глухим хрипом втянуло воздух, необходимый для участия в разговоре, и Вирад поспешно умолк. – Что, так и не отказались от золота?
Король велел обещать покойнику все, чего тот пожелает, но он, казалось, желал лишь скорее спровадить неудавшуюся пародию на посольство. Древнюю нежить не увлечь золотом, обещанием женщин и роскоши, а предлагать личу настоящую власть Вирад опасался, подозревая, что его полномочия настолько далеко не распространяются. И все же... и все же запоздалое понимание сложности его миссии в чем-то не соответствовало действительности. Были и другие мастера-личи, что соглашались на предложенные условия  и с охотой занимали посты верховных магов при многочисленных правителях. Как знать, возможно, данные кернийской разведки коснулись лишь верхушки айсберга, и мертвые искали в придворных интригах нечто свое, недоступное пониманию младшего принца. Вирад лихорадочно перебирал и перетасовывал те обрывочные сведения, что старые книги и редкие личные встречи говорили о нежити, и не мог найти ничего, что соблазнило бы полуистлевшую тварь вылезти из насквозь промерзшего логова и отправиться на юг.
Лич был нужен Кернии. Очень нужен. В наступившей после эры Раскаяния эре Излома мертвые древние маги, чем бы они теперь ни стали, и как бы нелепо это ни звучало, стали бесценным и до крайности редким ресурсом. Вираду было почти ничего не известно об Изломе и обстоятельствах его возникновения, но поговаривали, что почти триста лет назад...

... первыми изменения в тонких течениях эфира заметили маги. Сперва оно почти ни на что не влияло, меняло цвет пламени, дополняло резкие порывы ветра перезвоном серебряных колокольчиков, порой плавило камень как стекло при попытке раздробить его магией. Министерство магии и исследователи Хрустального пика поначалу заверяли, что искажения незначительны, редки, несущественны и поддаются контролю или по меньшей мере прогнозированию. И так оно и было, пока магистр ветров Абель Стронофф не обрушил на головы своих врагов воздушный смерч, что в мгновение ока стал огненным и двинулся на самого магистра, а пожрав создателя, застыл на месте изломанным слюдяным столбом. В семнадцать тысяч двести восемьдесят седьмом  году эры Раскаяния магия сорвалась с цепи, и настала эра Излома.
Люди не сразу поняли, что она с собой принесла. Магов среди них было немного, на несколько сотен и в лучшие времена приходился едва ли один, хоть немного владеющий силой, а уж сильных и знающих было и того меньше. Никто из них не потерял способностей играть с эфиром, никто не сохранил способностей контролировать или предсказывать действие собственных заклинаний. В первый же год стало ясно, что разрушительная сила и хаотичность магии по-прежнему напрямую зависят от количества вложенного эфира и сложности магического плетения. Если доступная слабейшим из адептов магия порой неожиданно оказывала нужный эффект, то заклинания с глобальными затратами... Одним словом, после закрытия подгорного царства применять их опасались даже последние из безумцев. Гномы так никому и не рассказали, что произошло под Северным роковым хребтом, они просто взвалили на плечи все самое нужное, взяли за руки жен и детей, а затем молча покинули свою подгорную колыбель. Рядом с гномами шагали демоны, непривычно сосредоточенные и равнодушные к смертным. Они недолго жили рука об руку в наспех построенных городах, а через десяток-другой лет разбрелись кто к жарким пескам Нуара, кто к безлюдным западным островам.
Демонов Вираду видеть не доводилось, но гномы в Кернии жили многочисленной дружной общиной. И не просто жили, а владели обширным ремесленным кварталом и из года в год грозились наладить производство нового металла «прочнее стали и легче перышка». В их присутствии о Мал’Феросе не упоминали, как не упоминали и о многих других городах, на месте которых уже несколько сотен лет плескались новые моря, росли розовые кристаллические леса, или же и вовсе мир превратился в мираж. Говорили, будто белые с золотом купола Ладиндрила все еще поражают сердца моряков своей красотой, но сколько ни плыви, а ближе они не становятся. Приходилось высаживаться на остров с противоположной стороны, но и тогда видимая с моря часть города неизменно оказывалась недостижима.
Как ни странно, но дикая магия привнесла в мир и нечто хорошее. Мир. Мир, вызванный не всеобщим взаимопониманием или умением сотрудничать и сопереживать, но мир, установленный жесткой необходимостью сохранить в первозданном и пригодном для жизни виде земли, не затронутые аномальными выбрыками Излома. На второй год новой эры у Восточного рокового хребта встретились армии Шедима и Мистерийской империи. История не сохранила причин того знаменательного конфликта, но одно потомки помнили точно: в той битве люди впервые не использовали магию. Разумеется, могущественные чародеи и архимаги присутствовали на поле боя и с той, и с другой стороны, и могли чуть ли не мановением руки уничтожить всю армию противника... или же свою армию, и не уничтожить, а всего лишь превратить в полосатых ящериц. Никто тогда не решился первым прибегнуть к глобальной магии, а без нее конфликт не превратился в полномасштабную войну. Темные маги Шедима отныне слишком хорошо знали, что их некогда непримиримые противники способны... способны на невообразимое и необъяснимое, но и сами могли бы зажечь второе солнце, попытавшись вызвать  темный ливень.
Из почти всесильных в глазах простого люда существ маги превратились во всесильных существ, не знающих, на что они способны, боящихся собственной силы и творимого ею произвола. На мгновение мир замер в ожидании нового времени, новой войны, в предвкушении нового порядка. И новый порядок не замедлил последовать, оказавшись вовсе не господством единой расы, сумевшей первой поставить Излом себе на службу. Вовсе нет, Излом неожиданно стал концом империй, и первой прекратила свое существование Мистерийская империя, что, как говорили древние карты, некогда простиралась от северных гор до самых океанов. Ее территорию отныне занимали сотни мелких независимых королевств, княжеств и уделов, одним из которых была и Керния. Министерство магии рухнуло не в один день и даже не в один год, не благодаря врагам внешним и не из-за врагов внутренних. Колосс пал под собственным весом от невозможности использовать порталы для быстрого перемещения, от недоступности мгновенной магической связи, не позволявшей наладить единую информационную сеть и систему снабжения. Из-за слишком обширных территорий, то тут, то там разделенных измененными дикой магией осколками старого мира, что затрудняли продвижение по некогда хваленым дорогам несуществующей более Мистерийской империи.
Нелепо было бы предполагать, что никто не пытался вести сражения без магии, да только мелкие конфликты и стычки не несли и половины тех опасностей, не заканчивались теми жертвами, коими отличались стародавние войны. И более не несли в себе никакой выгоды ни одной из сторон. Под взаимной угрозой применения волшебства распри меж новообразованными королевствами утихли словно сами собой после нескольких десятков лет.
Но было и еще кое-что, кое-какая мелкая и незначительная на первый взгляд деталь, которую люди долго не желали замечать, как всегда не желали замечать очевидное. И мелкая эта проблемка с каждым годом росла и росла, сперва невидимая и неощутимая, по капле, по зернышку, по искорке. Кто же первым понял, что когда-нибудь именно она станет концом существующих цивилизаций, ненадолго утвердившихся в хрупком мире и равновесии?..

[float=right]http://s3.uploads.ru/t/GiwNj.jpg[/float]Для Кернии решением проблемы, ответом неминуемой катастрофе мог бы стать немертвый колдун. Пока что лич выслушивал и просьбы, и предложения с одинаково непроницаемым лицом. Вирад представлял, как он годами, столетиями сидит, замерев в своем царстве недвижного покоя, не испытывая ни в чем ни нужды, ни желания, и время огибает его стороной. Ждет. Конца ли Излома, возвращения ли прежних сил, старых порядков и старых врагов – ждет, вечный, холодный и неизменный как горные хребты вокруг.
Этот же лич поделился углем для костра, у которого сейчас гредись люди Вирада. Принц прекрасно знал, что в этой стылой местности негде и неоткуда достать черные горючие камни, да и ни к чему он мертвому телу, равнодушному к холоду и жару. Посольству пришлось взять с собой немалый запас угля, животного жира и мехов, да только никто не предполагал, что искать лича придется так долго, и запасы почти подошли к концу. И все же уголь у лича нашелся, будто тот заранее знал, что рано или поздно люди вспомнят и придут. У них не останется иного выхода. Вирад задавался вопросом, мог ли лич предвидеть, что за будущее готовит человеческой расе эра Излома, и мысли эти беспокоили его с каждой минутой все сильнее.
- Ваши подарки и обещания мне ни к чему, принц, - речь его звучала ровно и отчетливо, изредка прерываясь хриплыми вдохами. – Кое-что вы, возможно, сможете для меня сделать, но сперва... кххаа, ответьте, как давно пришел Излом?
- Триста двадцать лет тому назад.
- Триста двадцать лет... Ах-хаа, хорошо, признаться, я ждал кого-то из смертных немного раньше, ну да ничего. Стоило придумать шифр попроще.
От человека Вирад ожидал бы, что собеседник улыбнется, откинется на спинку кресла, начнет жестикулировать, склонит голову, сделает хоть что-нибудь. Зря. Неподвижность нежити внушала больше ужаса чем белесые глаза и приставшие к коже льдинки.
- Шифр, - пробормотал посол, смутно чувствуя, что его подозрения могут оказаться верными хотя бы отчасти, - конечно, мы нашли информацию о вашем убежище из зашифрованного свитка, доставшегося моей семье около сотни лет назад. Но откуда...
- Мне это известно? Полагаю, вы уже это и сами это поняли, принц. Я сам написал тот свиток как и несколько десятков других, оставил вам несколько подсказок, рассчитывая, что однажды человеческий род... Кххаа, будет мне полезен.
Вирад невольно подобрался, положив ладонь на эфес шпаги. Заледеневшие, ноющие пальцы не пожелали сжиматься как полагалось, но человеку хватило выдержки, чтобы не выдать боли нечаянной гримасой. Лич будто не заметил или не придал значения угрозе. Тварь, сидевшая напротив, имела куда меньше общего с человечеством, чем хотелось бы надеяться кернийскому двору. И определенно была куда опаснее любых возможных последствий Излома. Вовсе не из-за магии, которой обладала, нет, разум лича оказался оружием намного страшнее.

Если вдуматься, все лежало на поверхности, все было предопределено с самого начала. В первые годы новой эры у каждой расы были свои могучие маги, потенциально способные бросить мир в еще больший хаос. Такого исхода не хотелось никому из ныне живущих или же неживущих, на чем и основывался хрупкий мир. Но дикая магия сходила с ума сильнее и яростнее всего от заклинаний глобального характера, а магистров и архимагов в людских землях с каждым годом становилось все меньше и меньше. Как из-за выходивших из-под контроля чар, так и по вполне естественным причинам. У эльфов же не просто было больше магов, так они еще и жили не в пример дольше. Поначалу это никого не беспокоило, ведь Аклория и ее знаменитая библиотека остались в целости. Почти. Насколько это вообще возможно для такого напитанного волшебством места. Аклория все еще была магической академией, последние триста лет обучавшей теории магии, какой она была до Излома, и изредка предоставлявшей полигоны в безлюдной и желательно уже измененной местности для практических экспериментов, то бишь заклинаний до девятого порядка включительно. Людей с даром вовсе не стало рождаться меньше, и многие все еще надеялись найти новые константы, законы и связи взамен исковерканных старых.
Никто сперва не учел, что теоритическое знание о том, как разбудить вулкан или вырастить ледяной сад, и внушительная личная энергоемкость каналов не обязательно означают умение сотворить нечто подобное на самом деле. Новым воспитанникам академии не хватало практики для освоения сложной магии, ведь практикующий маг был опасен в лучшем случае лишь для себя, а в худшем мог прихватить с собой и средних размеров город. Тогда-то люди и стали задумываться о том, что представители иных рас жили тысячелетиями, а значит, столкнулись бы с проблемой нехватки разрушительной силы и рычагов влияния в лице отдельных своих представителей еще очень и очень нескоро. Разумеется, это вовсе не значило, что через сотню-другую лет начнется захватническая война, но чувствовать себя уязвимыми не хотелось никому. Мир держался на том, что каждой из сторон было чем ответить на внезапное нападение, и после нескольких «ответов» войны потеряли всякий смысл хотя бы потому, что воевать стало бы не за что. Как несложно было предсказать, последними чего-то стоящими чародеями рано или поздно остались бы эльфы... и нежить.

[float=left]http://sa.uploads.ru/t/W1Iaf.jpg[/float]Что получала от странного союза последняя, Вирад не знал и не мог предположить, после пяти минут разговора с мастером-личем он окончательно уверился, что истинные цели нежити лежали где-то за границами его понимания. Лич так и не сказал, чего хочет от людей, на что согласен и способен сам, даже имени не назвал. Вирад и не рассчитывал встретить в снегах кого-то из известных архиличей прошлого, некогда возглявлявших целые армии неупокоенных, но, зная имя «придворного мага», мог бы найти в старых архивах хоть какие-то сведения о его возможностях, связях и прошлых деяниях. Была бы его воля, он оставил бы эту тварь во льдах ждать еще триста лет, но в нынешние времена, когда ритуал создания филактерии был неосуществим, мастера-личи стали слишком редким ресурсом, чтобы позволить себе выбирать. Кернии нужен лич, напомнил себе Вирад, краем глаза наблюдая, как тот шагает по промерзшей тропе. Лошади пугливо всхрапывали, раздували ноздри, вскидывали головы и копыта, стоило нежити подойти поближе, но мервеца нимало не беспокоила необходимость идти пешком, не соответствующая новому статусу.
- Ваше высочество, что он потребовал? – верный друг и оруженосец остановился по левую руку Вирада.
- Ничего, - мрачно отозвался посол. – Вытащил из меня всю информацию о других мастерах-личах, имена, прошлые и нынешние, внешность, предпочтения, занятия, даже давние полузабытые слухи.
Вираду показалось, будто неупокоенный кого-то искал. Но если и так, ни удовлетворения, ни разочарования теми немногими сведениями, известными послу, он не выдал ни единым жестом. Разве что удивился тому, как смехотворно мало люди узнали за прошедшие триста лет. Младший принц малодушно надеялся, что в столице личем займется разведка. Или же лич займется разведкой сам, как видом деятельности, так и перестройкой всего ее аппарата для большей эффективности. А затем... Кернии оставалось надеяться, что «затем» наступит очень и очень нескоро. Существа, которые терпеливо ждали три сотни лет, могли бы подождать еще и три, и тридцать тысяч лет, чтобы вести свои непонятные живым игры в неведомом новом мире. В конце концов в нем они рано или поздно окажутся единственной силой, с которой стоит считаться.
- Мой принц, он точно архилич?
Вирад промолчал. Если бы только был способ узнать это наверняка, не прибегая к могущественной и разрушительной магии! Мертвец зажег костер заклинанием, но кроме того чудес не являл и о прошлых своих деяниях не распространялся. Разумеется, в свитках было кое-что сказано об уровне его силы, да только Вирад знал, что никогда и никому не решится рассказать, кто и зачем их писал. Пусть думают, что Кернии повезло заполучить себе по меньшей мере магистра и мастера магии. Эра Излома. Эра великого блефа.
- Одним преимуществом он обладает несомненно, - вздохнул он, – как с этого дня и Керния. Этот – умный.

14

Работа №13

Последние слова прошлого мира
17100 год. 1 января. 12-22
Я пишу эти строки из последнего оплота, ещё не покорившегося этому ужасному недугу. Мы ели сдерживаем их наступление, наступление, не побоюсь этого слова, победоносного. Не знаю, сколько ещё смогут продержаться стены этой крепости. Наши маги с трудом справляются, поддерживая защитный купол. Бедняги, почти не спят, а едой, вернее, питательной массой, их кормят слуги, так как нельзя ни на секунду прерывать концентрацию. Раньше мы поддерживали их жизнь искусственно, но, к сожалению, те, кто мог в этом помочь теперь сами стали последней надеждой нашего рода. Рода, от которого остались лишь жалкие остатки, объедки со стола былой грозной и величественной славы.
Мы громили этот жалкий сброд с поверхности, мы грабили и разоряли их поселения. Нас боялись, боялись и уважали. Но нам было плевать на их страх и уважение. Они никто, просто пыль под нашими ногами, рабы, прислуживающие нам, скот, смотрящий на нас снизу вверх. Нет, они хуже, они не  имели права даже поднимать свои противные глазницы, дабы не запятнать наше величие их взглядами. Земля и камень, вот что они видели. Да что там, многие из этих убожеств даже не имели права иметь глаза. Самых... Чёрт, к чему весь этот пафос, теперь мы никто, а эти... эти... Чёрт, эти сволочи, они заполонили весь мир.
Я даже не понимаю, зачем я всё это пишу? Кто прочтёт эти строки жалкого, трясущегося от страха существа, доживающего, быть может, последние дни перед тем, как щит падёт и мы все... Мы все исчезнем, перестанем существовать как высокие, хотя какие высокие, даже низкими не будем. Даже самый забитый раб был лучше, чем они. Лучше умереть, умереть в битве, умереть от болезни, умереть от старости, в конце концов, чем стать ими.
Так всё-таки, для чего все эти бредовые мысли? Потомкам? Мне стыдно было бы знать, что они увидят эту мою сторону. Эту, трусливую, жалкую, забитую. А не ту, гордую, величавую, коварную, полую, хитрую и жестокую натуру. Нет, нет, и ещё много раз нет. Да и потомков уже нет. Мои потомки, мои драгоценные дети тоже уже стали ими. Боюсь, я сам от себя скрываю истинную причину, оттягиваю признание неизбежного. Оттягиваю до последнего. И эти строки, что я пишу пером с чернилами, они в первую и в последнюю очередь для меня самого.
Я потихоньку схожу с ума. Это так странно, так непонятно, так вздорно, в конце концов! Но... Но... Но пора, да, пора уже признать это. Однажды я чуть было не сбежал в порыве помутнения разума к ним. Как вспоминаю, так в дрожь бросает. Я много раз хотел наложить на себя руки, умереть, но не становиться одним из помутнённых, юродивым на потеху публике. Немногочисленной, но всё-таки публике. Умереть. Всё, что я сейчас хочу - это умереть. Увы, но и этой радостной и приятной для разума возможности, я лишён. Руки перестают меня слушаться, зубы отказываются сжиматься, а дыхание всякий раз предательски возвращается. Какая-то жестокая, безжалостная кара поразила меня. Не знаю, за какие такие прегрешения высшие силы прокляли моё тело. Многие успели покончить с собой раньше, чем до них добрались эти. Остались либо самые волевые и бесстрашные, либо... безвольные, трусливые, трясущиеся над их жалкой душонкой и телом. Я всегда думал, что отношусь к первым, но, похоже я просто трус, проклятый, жалкий, ничтожный трус. Ненавижу себя, ненавижу этот мир, ненавижу богов, покинувших нас, бросивших на произвол судьбы. Ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу, всех ненавижу!! Как же я жалок.

17100 год. 2 января. 15-45
Немного поел, было вкусно. Вкусно, но мало. И всё же с насыщением пришло и некое спокойствие, какая-то легкость и безмятежность.  Не знаю, надолго ли это. Приступы злобы, перемежающиеся с состоянием счастья вчера длились несколько часов. И так же внезапно прошли. Похоже, что я был прав. Худшие опасения подтвердились. Я понемногу начинаю сходить с ума. Но так ли это плохо? Быть может я смогу окончательно забыться во время одного из приступов. Или, кто знает, может в порыве неконтролируемой ярости к самому себе и миру смогу убить себя? Кто знает, кто знает.
Сейчас ничего нельзя предсказать точно, кроме нашего безоговорочного поражения. Эти старые курицы всё ещё свято верят в тот факт, что их ритуал спасёт всех. Наивные идиотки. Мир, каким мы все его знали, рухнул. Рухнул окончательно и безповоротно. Не знаю, как у других землях, но изо всех известных мне, только мы ещё держимся. Это... Так странно. Нет, нам определённо не спастись уже, не спастись. Да и куда спасаться то? За пределами этих пещёр безраздельно властвуют эти... эти опасные выродки, заражающие всех вокруг. Я лично видел, как они заразили мою дочь, мою малютку. Из неё могла вырасти красивая и властная женщина, настоящий правитель клана. Обидно. Открыть портал в другой мир? Пробовали, пробовали бессчётное количество раз. Ничего не выходит, как и не выйдет сейчас. Даже боги покинули нас, всех нас, от презренных выродков, именующих себя эльфами, до кровожадных шедимцев с их Белиаром. Никто не отвечает, нет никаких намёков на их проявление. Их нет уже почти десять лет. Что бы это не была за сила, боюсь, она за гранью нашего пон...

17100 год. 15 января. 20-00
Сегодня умерло два мага, не выдержали напряжения. Теперь барьер ещё больше ослаб, я даже иногда слышу их глухие удары о двери. Или это мои галлюцинации? Сложно отличить явь ото сна. Хотя приступы отступили пару дней назад. Все эти дни ощущение той же безмятежности, что и две недели назад, когда у меня внезапно кончились чернила. Что странно, желание убить себя тоже почти пропало. То есть даже в мыслях почти не возникает. Похоже, я принял свою судьбу. Ещё бы поесть... Не ел со вчерашнего дня, сократили выдачу пищи. Сократили сильно. Значит, конец стал ещё ближе. Даже ближе, чем я думал.
Уже даже не знаю о чём писать, но делать всё равно нечего, пользы от меня сейчас мало. Забавно, кстати, контрастируют эти чернила с моими прежними. Нашёл в потайной выемке в одном из пустых комнат, когда бесцельно бродил по пещере. Такой необычный цвет, очень нестандартный. Если кто-то всё же прочтёт эти строки, должен будет тоже оценить. Так вот. Что-то мысли путаются, начинаю писать вообще всё, что думаю. Иногда даже царапал камнем на стенах различные мысли. Все стены и пол исписал, даже потолок там, где мог достать. Но тут-то чернила, их может не хватить надолго. Придумал. Напишу о том, как мы пришли ко всему этому ужасу. Ужасу? Хм..
Так вот. Всё началось десять лет назад на далёких и жарких островах Эдена, оплоте мерзких архонов. Треклятые самопровозглашенные святоши. Не смогли победить зло, как они любят твердить силой, так решили иным методом. Дегенераты. Или это были не они?.. А какая разница, всё равно уже не узнать. Но точно установлено, что зараза вышла оттуда. Примерно в тоже время пропала наша Бессмертная королева, наша Сейлен'Шиар. Поиски так и не принесли результатов, даже намёков, она просто испарилась. После этого стали доходить и слухи, позднее подтверждённые, что от прочих высших существ тоже нет ни единой весточки.
А зараза распространялась, сначала медленно и незаметно, внутри островов, а потом уже как пожар, полыхающий в лесах на поверхности. Первыми после архонов пали хвостатые недоноски и, как ни странно, Шедим. Империя мала следом, хотя и пару лет успешно стояли крепости. И пали. Нур'Цураг, как и Мал'Ферос, заразились через их самое уязвимое место, торговлю. Противные... выродки пали перед заразными вифрэями, которых опрометчиво пускали в свои владения. Говорят, пали даже раньше людей. Хотя, наверняка брешут. Слышал, пещеры у них обширны и спрятаться можно, особенно таким трусам, как они. А коротышки... Сразу закрыли ворота, как появились первые признаки чумы.
Слышал, что орки пытались успешно сопротивляться на дальней дистанции, когда поняли, что заражение происходит от прямого контакта. Вот уж не ожидал такого умного решения для тупых любителей подраться. Ха! Забавнее этого только тот факт, что их победила нежить, которую перезаражали их же любимые мертвяки. Какая ирония.
Мы же закрыли границы первыми, построив множество перегородок, закрыв все известные нам выходы. Жрицы воздвигли везде прочные барьеры. Мы держались долгих 9 лет, пока не пал первый барьер, оказавшийся самым ненадёжным. И погубила нас толи любопытство, толи безысходность, кто знает уже. Но точно это было дурацким поступком. В любом случае они рынулись в брешь как поток воды, а вода, как известно, камень точит. Барьеры потихоньку падали и всего за один год остались только мы. Только наш клан, бывший самым сильным. Но и этого недостаточно. Да.

17100 год. 20 января.
Не знаю, сколько сейчас времени, да и не важно. Умерли ещё 3 мага. Кажется, одного из них отравили. Воины ели держат ворота, толкаемые ими. Или уже не держат? Не знаю. Я спрятался в одной из самых дальних углов. У меня нет никакого желания сопротивляться и мне страшно. И ещё эти странные порывы пойти и сдаться. Сдаться им и войти к ним. Брр... Всё сильнее и сильнее. Всё больше и больше. О, кажется, я слышу чьи-то шаги и голоса, непонятные голоса, невнятные, они манят, манят и влекут. И я больше не хочу прятаться, не хочу злиться, не хочу ненавидеть, хочу нести добро и мир всему этому миру. Это прекрасное ощущение доброты, заботы о ближнем, взаимопомощи и всеобщего счастья. Ребята, давайте жить дружно.

15

На этом приём работ закрывается и...нас ждёт ГОЛОСОВАНИЕ!


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив конкурсов » Литературный конкурс "Мир"