Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Стартовал лотерейный эвент Spellfinders: Misterium Battle Royale

Квестоводы и Распорядители арены для большего удобства организации отныне объединены в одну группу - Мастера Игры(ГМ)
Произведена раздача Аренных билетов.
Ведётся набор работ на литературный конкурс "Праздничные традиции и обряды народов и рас Мистериума" 2019
Обязательно посетите Событие ко дню Святого Валентина - Празднование дня Всех Влюбленных

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 13 июня 17087, Иридиум – Хьёрдис Иргеран, Джеймс Толд


№4: 13 июня 17087, Иридиум – Хьёрдис Иргеран, Джеймс Толд

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

«Изучаешь меня? – думала девушка, смотря из слегка прикрытых век. Приятная усталость уже немного давила на плечи. – Думаешь, это у тебя получится? – уголок губ слегка дернулся вверх. – Попробовать ты, конечно, можешь, но помимо твоей воли выискивать информацию существует и моя, желающая сокрыть то, что не должно показываться на поверхности. Я, конечно, иногда не умею скрывать эмоции, но всё же так просто лезть в мой мир я тебе не позволю, ты понял? – ее взгляд был спокойный и ровный. – Лейтенант Джеймс Толд».
Насколько мне известно, не каждый способен напрямую изгонять спектральных сущностей...
«Льстишь мне? Ох, не стоит, – она едва заметно фыркнула. – Терпеть не могу всего этого. Или это говорила тактичность и вежливость в тебе? Впрочем, не важно... – девушка неторопливо прогладила рукой по волосам, убирая их назад, но некоторые локоны всё равно упрямо возвращались к лицу. – Да-а... сначала нужно понять характер и причину странного поведения духа, а потом уже "работать" с ним. Многие, действительно, не особо разбираясь в устройстве мира Тонкого, лезут решать проблемы самым грубым и жестоким способом, порождая тем самым еще больше проблем... – Хьёрдис на время вспомнила случай в Валенсии, когда они с Ламбертом пытались усмирить одного духа в поместье, наставник его чуть было не порешил, вовремя одумался, когда девушка напомнила о законах Тонкого мира. Иногда спиритуалы игнорировали эти правила, больше полагаясь на то, что они видят. А дух-то тот ее наставника вывел из себя своими оскорблениями, чем побудил мужчину действовать довольно радикальным способом... Но всё обошлось, хотя воительнице в тот день тоже перепала парочка сочных словес. Разозлиться она разозлилась, но голос разума был сильнее эмоций и не подвел. Девушка взглядом проводила отставленную мужчиной кружку, а потом снова глянула на него. После того, как добавил своих монет, она вздернула правую бровь: – Серьезно? Без возражений? – Хьёрдис усмехнулась. – Не будешь даже спорить?».
Такое поведение показалось ей... нетипичным что ли. Воительница чуть сузила глаза, пытаясь понять, о чем он думал, поступая таким образом. Хотел показать, что одобряет ее право? Нелогично немного, ведь раньше-то он говорил о том, что не позволит платить каждому за себя, ведь приглашающей стороной является он сам. Передумал? Так легко отказался от своих слов, или это была просто игра? А может замыслил что-то другое? Или просто решил не спорить, боясь испортить вечер? В общем, это показалось ей странным, но возражать или говорить что-то еще по этому поводу ей не хотелось. Но всё же от парочки слов сложно было удержаться. Хьёрдис рассмеялась, не скрывая:
Боги! – снова смех. – Ты второй человек на моей памяти за последние пару месяцев, который решает, что таким способом меня можно усмирить, – девушка помотала головой. – Как будто сговорились, – широкая улыбка. – Но смею тебя огорчить: вряд ли это сработает. Но еще более – что ты сможешь это сделать, – она уперлась правым локтем в стол и стала помахивать кистью из стороны в сторону: – Многие мужчины считают, что если у них между ног что-то болтается, то они сильнее любой женщины, как будто только наличием этого измеряется сила, – фыркнула воительница, не особо задумываясь, что эта фраза могла прозвучать слегка грубовато. – Глупое заявление, – еще одна улыбка, только более лукавая, отдающая легким презрением. – Мне не раз чуть ли не плевали в лицо и говорили о том, чтобы я не меч брала, а ублажала мужчин, потому что на другое не способна и таков мой удел. Мол, если ты женщина, то будь добра – сиди смирно и делай, что говорят. А если вздумаешь противиться, крепкая мужская рука тебе напомнит, кто тут сильнее и имеет право голоса, а кто – нет. Меня чертовски раздражают такие заявки. И я бью первой на такие брошенные в мою сторону слова, – она потянулась и снова положила руки на стол. – Правильно это или нет – меня абсолютно не волнует. Мне плевать, что думает общество. Да, иногда я, правда, уходила побитой и не одним мужчиной, но зато я отстаивала свое право, свое мнение и не боялась за это получить по лицу. Пожалуй, всё же не мешало подтянуть знание рукопашного боя... – как будто для себя самой она задумчиво отметила и тут же продолжила: – Даже бывало, что свое недовольство я выясняла, скрестив мечи... Пхех... – хмыкнула она, вспоминания, – он тогда здорово полоснул меня лезвием по левой руке, но я все равно одержала верх... не знаю, как мне это удалось. Мной тогда двигала какая-та неистовая мощь... сложно поддавалась контролю после очередного пропущенного удара.
«Как же приятен ее вкус...» – девушка от удовольствия слегка прикрыла глаза.
Надо сказать, я его тоже наградила парочкой ранений, но, разумеется, не убила. Дура я что ли, чтобы убивать за такое... – усмехнулась она и посмотрела на пустую кружку. – Но нас заметили люди, и, как на удачу, среди них был лекарь. Ох, здорово же он нас тогда отчитал... А потом мы все дружно выпили... – пауза. – Да... А всё я это к чему? Ах да, не стоит мне демонстрировать свою силу, – мягкая улыбка. – Хотя за мной такой грешок есть... но он продиктован немного другим...
«Что-то ты разговорилась... – Хьёрдис бросила взгляд на ящик, на котором сидел дух, но его уже там не было. – А? – удивилась она. – Куда ты ушел? – но "пропажа" тут же появилась перед ней, чем вызвала в ней прилив восхищения, которое, надо сказать, знатно отразилось на ее лице. Хьёрдис украдкой поймала взгляд Джеймса и странно улыбнулась, вновь смотря на духа перед собой. – Какой ты... БОЛЬШОЙ! Я хочу тебя погладить!! –  читалось в ее глазах. – Ты мне помурлыкаешь, ведь правда?».
Т'ифал заговорил, чем привел воительницу еще в больший восторг. Со стороны сложно было понять, почему человек, который так долго общается с духами, вот так реагирует. Откровенно говоря, Хьёрдис бы сейчас тоже вряд ли смогла ответить на этот вопрос. Она обожала общаться с духами, больше, чем с людьми или представителями других рас. Зачастую, она испытывала или сильное благоговение, или беззаботный наивный восторг, словно такое соприкосновение погружало ее в тот далекий детский мир, даря ощущение теплого волшебства. Она считала такие тонкие проявления околобожественными существами, обладающими глубокими знаниями или просто иной, отличной от живых, духовной структурой, оттого, более интересной и притягательной. Т'ифал ей нравился своей таинственностью и вообще в целом своим образом, излучающим нечто сильное и притягательное. Она любила тискать Морра, потому что это была довольно большая птица да еще мощная, и сейчас нечто похожее она хотела сделать и с этим духом. Только духа тискать не так-то просто, как любимого ворона, – это раз. Он может ответить тем же, что вряд ли понравится ей, – это два. Ах да, ему это тоже может не понравиться – три.
Хозяин, – повторила она мягким и ласковым голосом. – Какой прекрасный дух, – говорила Хьёрдис, не скрывая, смотря, как он ходит мимо тарелок. – Моё имя Хьёрдис, почтенный Т'ифал. Я – твоя гостья, – с довольными ноткам повторила она. – Я ничего не ищу, благородный, и ничего не желаю. По крайней мере, сейчас. Сейчас я здесь, чтобы отдохнуть в компании привлекательного молодого человека и чудесного духа, – девушка продолжала смотреть на изумительного кота. – Очень рада нашему знакомству. Я когда тебя сначала увидела, подумала, что ты просто огромный кот, – не скрывала воительница. – Знаешь, в этом мире всякое бывает. А оно вот как оказалось, – Хьёрдис едва заметно пожала плечами, а затем медленно потянула свою руку в сторону духа. Ладонь была обращена вверх и остановилась около его передней лапки. – Хммм... А почему Т'ифал выбрал именно этот дом? У Т'ифала есть те, кто может в нужный момент защитить? Есть те, кому можно доверять? – говоря эти слова, воительница выглядела уже серьезной и сконцентрированной, словно нечто невидимое в одночасье мгновенно поглотило ее прежнее расположение духа. – Может Т'ифалу что-то нужно?
Теперь ее лицо перестало выражать ту мягкость и легкость, которая присутствовала совершенно недавно. Она смотрела на духа так, что, казалось, еще чуть-чуть, и ей не нужно будет произносить слова, они будут отчетливы слышны в мыслях, и их разговор перейдет на другой уровень. Девушке был интересен этот дух, его повадки, ход размышлений. На время она даже абсолютно замерла, будто превратилась в камень, и лишь глаза выдавали движение... Складывалось такое ощущение, будто сейчас она пребывала в глубоком медитативном состоянии, хотя так быстро погрузиться в него довольно сложно... Сложно, но не невозможно.

32

Она поправила волосы. Ему нравилось, как она это делает. Нравился этот простой и непринужденный жест. Он и сам затруднялся ответить почему. "Пару месяцев," - отметил в мыслях лейтенант - "а сказала так, будто всего две минуты прошло. Верно и правда имеешь дело чаще с книгами, нежели с живыми людьми." Когда же она облокотилась о стол, мужчина сделал ровно тоже самое, но зеркально - о левую руку, глядя в глаза и лукаво щурясь. Так он и сидел, слушая, и с каждым сказанным ею словом, усмешка на его лице становилась всё шире и шире, паскудней и паскудней, хоть Дезмонд и старался "держать лицо". И даже когда она закончила говорить, он ещё немного помолчал, пытаясь осмыслить сказанное. "Она что, только что поставила меня на один уровень с мужиками охочими до ублажающих их девиц и исключительно в этом видящих роль женщины? Серьёзно? Лишь потому что у меня "между ног что-то болтается"? Потому как никаких поводов я не давал. Да уж, тут не хватает только фразочки навроде "все вы, мужики, одинаковые!". Ещё и указала, чего мне не стоит делать, но сама оставила за собой такое право. Как интересно. С другой стороны, если брать в расчет, что она до сих пор разговаривает, а не лезет в драку, то возможно я и ошибаюсь."
- А знаешь, эта история куда больше похожа на историю, чем то твоё "недостаток опыта", - он не дал ей ответить, - Так вот, Хьёрдис, мне жаль, что с тобой такое случалось, но я не намерен просить прощения за всех мужчин переступивших тебе дорогу. И если ты приравняла меня к таким узколобым кретинам, не способным видеть дальше собственного хера, - его голос звучал спокойно, но твёрдо, - то посмею тебя разубедить. Понимаешь ли, я не вчера родился и повидал достаточно, чтобы не сомневаться в том, что женщина может надрать зад мужику, - лейтенант не стал говорить о том, что одну такую самолично учил, с какой стороны держаться за меч, и что делать, чтобы побыстрее выпустить из врага кишки. Он замолчал, смотря в сторону. "Эх, малышка Бель, где-то ты теперь?.." - Я закурю, если ты не против. - страж посмотрел на неё в ожидании реакции, но в этот момент на столе появился Т'ифал, и он не решился прерывать их беседу.
- ...привлекательного молодого человека...
"Да ты верно издеваешься!" Приподняв одну бровь Дезмонд снова выглянул из-за спины Т'ифала. На лице безошибочно угадывалась гримаса недоумения и недоверия.
- Кот? Кто такой этот кот? Почему все кто меня видят, говорят о коте? Не знаю никакого кота... - казалось, дух задумался, подталкивая тарелку к краю стола, от чего Дезмонду пришлось вмешаться и убрать злосчастную посуду подальше, - наверное, она о тех маленьких зверях, похожих на меня... Наверное, ты о тех маленьких зверях похожих на меня? Признаю, у них тоже есть хвост, - он какое-то время смотрел на протянутую Хьёрдис руку, а затем мягко поставил лапу на раскрытую ладонь, скрыв её наполовину. Девушка почувствовала, будто по её руке, слегка покалывая, заструился плотный, очень плотный, щекочущий прохладой дым. Это длилось едва ли пару секунд, после чего дух убрал лапу и продолжил своё путешествие между тарелок, ложек, кружек, и иных столовых приборов, при это поворачиваясь, он мазнул Хьёрдис хвостом по лицу, - я не выбирал этот место своим домом, но сделал его таким. Разве они выбирают где, когда и от кого появиться на свет? Разве вы выбираете где, когда и от кого появиться на свет?..
Домовой словно бы хотел сказать ещё что-то, но резко оборвался, замер, уставившись в пространство над головой девушки, а затем его глаза вспыхнули ослепительно-белой вспышкой, тело зашевелилось, забугрилось так, будто под кожей у него ползали, переплетаясь, змеи толщиной в руку. Толд на всякий случай нащупал рукоять кинжала, но это оказалось лишним - внезапно истончившись, Т'ифал нырнул в тень от кружки. На миг воцарилась тишина, а затем ушей спиритуалов достиг бешеный утробный вой, полный невообразимой злобы.
- ВООООР!
- О, Боги! - Дезмонду показалось, что сердце пропустило удар. - Мне понадобиться твоя помощь, - обратился он к девушке, вскакивая на ноги и поворачиваясь к парню. - Керр!.. - его голос потонул в жутком грохоте и последовавшим за ним отчаянным криком, донесшимися сверху. Теперь все обитатели таверны поняли, что творится что-то неладное.
Мужичок на лавке завозился и присел, протирая глаза. Этажом выше кто-то встал с кровати и сонно зашаркал по полу, верно будут выглядывать в коридор и мешаться под ногами.
- Ты посмотри! Опять дебоширят, мать их, - раздалось от входной двери, - ну я их!
- Вот чёрт! Керрит, ключи от чердака! Живо! - приняв связку, он продолжил, - Запоминай: семена мака и чемерицы, не меньше горсти, крынку молока и кусок мяса с кровью. Отдашь ей. Сам за вещами следи и наверх ни ногой, - убедившись, что парень его понял, спиритуал бросился наверх, в сторону чердака.
- За мной, госпожа, - Керрит нервно махнул рукой, и, не выпуская метлы и едва не спотыкаясь, поспешил на кухню. Две дородные кухарки тут же засыпали их вопросами, но парень не обращая на них внимания быстро юркнул в подвал и вскоре появился вновь, без метлы, но с молоком, шматом мяса и небольшим ящичком. Отперев тот трясущимися руками, он отсыпал и завернул семена в тряпицу.
- Лестница на чердак на третьем этаже. - невпопад пробормотал он, передавая девушке всё необходимое.

33

Слова, произнесенные Джеймсом, прозвучали в несколько неожиданном для нее ключе. Пожалуй, всякой реакции она ожидала, но не такой. Улыбка пропала с ее лица, мягкость и расслабленность сменилась некоей каменностью и натянутостью, а ее зеленые глаза сузились чуточку, и в них отчетливо уже виднелось разгорающееся пламя. Этот мужчина решил разговаривать с ней в таком тоне? Губы непроизвольно дернулись, грозясь смениться агрессивным оскалом. Воительница сейчас и подумать не могла, что какие-то ее слова могли быть восприняты иначе, чем она их преподнесла. Ведь у нее и в мыслях не было как-то унизить этого человека. В любом случае, Хьёрдис уже в своих фантазиях хорошенько врезала ему по лицу и собиралась это всецело воплотить в жизнь... Если бы не мимолетный взгляд и чудесное появление духа, который, кажется, только что спас ситуацию, ибо та грозила вылиться в довольно серьезный конфликт. Ее злость и вспыльчивость крайне быстро оттеснились на периферию, а другие эмоции поспешили встать это место. Общение с духами приносило ей куда больше удовольствия, чем с людьми. Они были другими, но вместе с тем очень интересными существами. Где-то в мыслях она отметила, что еще обязательно вернется к этому разговору, но не сейчас... Сейчас перед ней туда-сюда ходило нечто величественное и грациозное... Совсем близко. Приблизившись к тонкой грани, рыжеволосая воительница на некоторое время оторвалась от земных проблем, находясь в диалоге с этим необычным духом. Его речь, повадки, захватили полностью ее внимание. Все склоки, непонимания сейчас были где-то далеко... Она слушала Т'ифала и умилялась. Он был иным. Его мышление явно шло по другому руслу, хотя каждый дух чем-то отличался от других. В голове девушки отчетливо пульсировало только одно:
«Какой огромный кот! Хочу себе такого домой! – может алкоголь ее сейчас сделал такой впечатлительной и переменчивой, но, когда дух коснулся ее своей лапой, со стороны могло показаться, что еще чуть-чуть, и она упадет с блаженной улыбкой на лице. – Какая приятная прохладная энергия...».
От прикосновения хвостом к лицу почему-то захотелось чихнуть, после чего за пару секунд до того, как Т'ифал замолчал, Хьёрдис, снова увидев перед собой Джеймса и собрав по осколкам недавние воспоминания, резко переменилась в лице и стала вновь настороженной и серьезной. Метаморфозы, какие претерпело тело и поведение духа, заставили ее серьезно взволноваться. Первой мыслью было предположение, что дух и ее новый знакомый достаточно тесно связаны, и Т'ифал, прочувствовав, наконец, агрессию к его другу, вдруг решил действовать радикально. Но ее доводы быстро развеялись, как только дух исчез и тут же раздался истошный вопль. Девушка дернулась, вскакивая и опуская ладонь на навершие меча.
Мне понадобится твоя помощь.
Ее брови дернулись, отразив изумление, приправленное изрядной долей скепсиса и неверия:
«Моя помощь? Тебе? Один воин, особенно такой, как ты, не способен навести порядок? – последовавшие крики заставили ее тут же передумать: – Ладно, может теперь и нет. Да на кой хрен тебе молоко и мясо?! – нервничала она. – Других способов усмирить духа ты не знаешь?».
За мной, госпожа.
И часто у вас такие представления происходят? – поинтересовалась девушка, следуя за человеком, носившим имя Керрит.
Хьёрдис не нравилось всё, что тут начало разворачиваться. Раздраженность всё быстрее и быстрее набирала обороты, грозя вытечь в тяжело сдерживаемые вспышки агрессии, которые, надо сказать, и при трезвом ему порой сложно контролировать. Когда всё продиктованное Джеймсом легло в ее руки, воительница звучно фыркнула и направилась наверх быстрым шагом.
«Как предусмотрительно ты оставил свой меч внизу, лейтенант...» – ее лицо очертила хищная ухмылка.

34

- ВООООР!!! - гремел сверху Т'ифал.
Со второго этажа уже доносился недовольный гомон. Судя по произношению, наводящему на мысли о грохоте камней и скрежете железа о железо, можно было предположить, что голоса скорее всего принадлежали гномам. Время от времени в этот нестройный гвалт вклинивался гремящий бас Митки, безнадёжно пытавшегося утихомирить возмущенных гостей. Дезмонду подумалось, что здоровяк скорее поднимает на ноги оставшихся постояльцев, тех, что еще каким-то невероятным образом сумели сохранить остатки сна, нежели разгонит по комнатам разбуженных бородачей.
Перепрыгивая через две ступени, страж взлетел по лестнице и, как и ожидалось, обнаружил, что широкий коридор второго этажа стал тесным от толпящихся в нём коренастых, растрепанных ото сна и рассерженных горцев. Не успев как следует притормозить, он с ходу врезался в эту живую стену, над которой, подобно гигантской смотровой башне, возвышался огромный вышибала. Несколько ощутимых тычков тут же пришлись ему в бок и живот. При этом самые ощутимые были со стороны старого рыжего коротышки в белой мешковатой ночной рубашке, колпаке с помпоном и мягких тапочках. Странный субъект, казалось, только обрадовался появлению новой фигуры, на которой можно было бы выместить раздражение. Он вопил, что утром у него важная встреча, а ему спать не дают, буравил Толда яростным взглядом, словно тот был виноват во всех бедах мира, и размахивал руками. Продвигаясь вперед, Дезмонд толкнул низкорослого ворчуна в лицо, отчего ладонь воина тут же покрылась слюнями, но на душе стало немного спокойней.
- По-сторо-нись... Раз-азойдись! С дороги! - работая локтями и коленями, спиритуал прокладывал себе путь в этом болоте тел, с каждой секундой рискуя увязнуть окончательно. Но чем дольше он пробирался, тем сильнее волновалась та злая муть в глубинах его души, что не так давно ему удалось успокоить. Пока ему удавалось сопротивляться, но надолго ли этого хватит? - Митка... Почтенный, прошу, не нужно размахивать табуретом. Митка! МИТКА! Оставь их. Да дайте пройти! Расходитесь, мы со всем разберёмся... Давай за мной. Нужна твоя помощь, - будто в подтверждение его слов над их головами снова прокатился гулкий гром падающей мебели, перемежаемый звоном чего-то металлического. Окончилась какофония протяжным стоном боли. Гномы поежились. Да и Митка озадаченно поднял глаза к потолку, продвигаясь следом за стражем, - Не на что тут глазеть, - лейтенант резким и настойчивым движением прихлопнул ещё одну открывающуюся дверь. По ту сторону послышался звук удара чего-то твердого о что-то твердое, а затем последовал возмущенный вскрик, - послушай, вы ведь все входы на чердак заделали?
Гигант лишь отрицательно покачал головой. "Ну конечно." Позади них раздавались топот десятка коротких ног и возмущенное ворчание.
- ОТДАААЙ!!!

***
- Нет, госпожа, что Вы! У нас самое тихое заведение в Нижнем кольце. Неужто не слыхали никогда? - гордо произнёс Керрит, всплеснув руками. Однако, неестественная резкость и дёрганость в жестах, а так же легкая дрожь в голосе выдавали его волнение. Немного подумав, парень понизил голос и очень-очень быстро заговорил, не обращая внимания на вопросы поварих, - хотя Ваша правда, не всегда у нас так мирно было. Но думаю, Вам можно рассказать - Вы ведь подруга господина Толда. Понимаете, мы же только около года как открылись. Здание пустовало, вот отец и выкупил. Очень задешево, так нам тогда показалось. Но как заехали сюда, так и поняли, что жить тут ой как не сладко будет, не то чтоб работать. Стоны, шкрябчания о стены по ночам, тарелки, ложки, кружки со своих мест исчезают. И не только. Несколько раз с лестниц падали, будто кто толкнул... а ещё... ждите здесь, - бросил он через плечо, скрываясь в подвале.
***

- ВЕРНИ! ВОООР!
- Господин Митткельфорд... - за поворотом, почти у самой лестницы на третий этаж, их ожидала ещё одна небольшая "делегация" недовольных постояльцев. Возглавлял их высокий худой мужчина лет сорока с огромными подкрученными на концах усами и суровыми чертами лица.
- Митткельфорд? - Толду прежде не доводилось слышать полное имя вышибалы. Если, конечно, это было оно.
- ...будьте любезны, разберитесь с этим шумом. Это же черти что. Неприемлемо! - мужчина с суровыми чертами лица, в гневном жесте затряс указательным пальцем и яростно ткнул им в сторону Митки, - Я... мы все заплатили Вам за ночь в сим заведении. За спокойную ночь, прошу заметить. Так неужели мне нужно просить, чтобы Вы создали все необходимые для сна условия?! Это же просто... - он беззвучно шевелил губами, словно подбирая слова, - неприемлемо!
Толпящиеся за его спиной подбадривающе забормотали.
- Да!
- Да!
- Вот именно!
- Совершенно неприемлемо!
- Господа, госпожи, этот вопрос мы аккурат сей момент решаем...
- Эй, Митткельфорд, - Дезмонд не слишком ловко протиснулся к лестнице, по пути снимая один из светильников, установленных вдоль стен на держателях, - проследи, чтобы кроме той девушки, что пришла сегодня со мной, следом никто не поднимался, - после чего бастард взбежал по ступеням, оставив Митку и недовольную компанию в полутьме.
- МОЁ!!
Третий этаж никогда не сдавался. Здесь располагались кабинет хозяина и жилые комнаты, включая и комнату Митки, а так же несколько хозяйственных помещений. Как и следовало ожидать, здесь царила полнейшая тьма. Из-за того что эта часть здания закрывалась от посторонних, то и лишнем в освещении она не нуждался.
Ступая в бархатную темноту, разгоняемую лишь светильником и вглядываясь в обманчивые тени, Дезмонд вдруг очень четко вспомнил, что тут творилось, во время первого его визита. Те же грохот и стенания. Тот же переполох. С тех пор многое переменилось, но воину по-прежнему совсем не хотелось повторения тех событий. Стоны, вскрики, и шум возни абсолютно точно указывали, что его цель наверху. Однако страж не спешил. Спешка сейчас может сыграть с ним очень злую шутку. Внимательный и чуткий, будто зверь на охоте, он продвигался по коридору, а проходя мимо очередной двери, толкал её, желая заглянуть вовнутрь и убедиться всё ли там в порядке. Ни одна из дверей не поддалась его манипуляциям, и вот он уже стоял перед входом на злополучный чердак. Замок открылся с легким хрустом. Отворилась и дверь. Но стоило этому случиться, как из чёрного нутра чердака, на бастарда вылетело нечто сферическое и зловеще поблескивающее в предательски неверном свете. Дезмонд едва-едва успел отскочить, однако полностью избежать столкновения не удалось. От удара весь левый бок занемел, а сам спиритуал чуть не покатился кубарем с лестницы. "Ох... воот деерьмооо..." Несколько нестерпимо долгих мгновений он пытался восстановить дыхание и прийти в себя, тупо наблюдая за тем, как старый дырявый котёл подскакивая и неистово звеня, будто самый настоящий колокол, отсчитывает ступеньки вниз.
- Т'ифал, это я, Джеймс. Я тебе не враг, помнишь? - ответом ему стал лишь стон боли, и Толд наконец рискнул еще раз заглянуть внутрь.
Его встретили запах сушеных трав и рыхлая, густая тьма, столь плотная, что казалось, будто её можно потрогать. Встречаясь с ней, свет буквально тонул, истончался, слабел. Т'ифал отчего-то больше не кричал, и Дезмонд принял это за хороший знак. Он знал, что неподалёку, по правую руку, должен быть средних размеров алтарчик, на котором оставляли подношения духу. Как и предполагал спиритуал, именно на содержимое алтаря и позарился незадачливый воришка. Свечки и веточки валялись вне рисунков, а сами рисунки нанесенные кроваво-костяной пастой полу-истерлись, ступка и пестик закатились под основание алтаря, а большой чаши и вовсе нигде не было видно. Но вот где сам несчастный проходимец? Отыскался он довольно быстро. Точнее отыскались его ноги торчащие из-под опрокинутого на него платяного шкафа, но когда лейтенант приблизился и попытался приподнять один край, ему в спину тут же прилетел табурет.
- ПУСКАЙ ОНИ ВЕРНУТ! - его утробный рёв полный досады, обиды и злобы здесь, наверху, звучал поистине громко. Словно исходя от самих стен, он гудел и резонировал сам с собой.

***
Ни души, второй этаж пустовал. По-крайней мере, так могло показаться Хьёрдис, когда она поднялась по лестнице. Лишь слегка покачивающиеся светильники составляли ей компанию. Однако, стоило ей немного пройти, как её ушей коснулось невнятное переругивание за поворотом коридора. То была недавняя группка недовольных, включающая и вечно ворчливых гномов. Правда, даже последние сейчас попритихли и вели себя куда как скромнее, оставаясь у подножия лестницы скорее из любопытства, нежели желания поругаться. Первым её заметил Митка.
- Госпожа, сюда! Господин Толд велел окромя Вас никого не пущщать. Стал быть, Вы знаете, что делать. Он про чердак спрашивал, так что, я думаю, Вам туда и нужно. Это прямо по коридору. Там темно, госпожа, возьмите лампу, - добродушно улыбаясь, он протянул ей один из настенных фонарей. И в этот же момент сверху раздалась очередная порция звона и грохота.

Отредактировано Джеймс Толд (2019-01-01 00:15:44)

35

«Нет, не слыхала. Я вообще-то тут в первый раз, – но не стала озвучивать свои мысли, лишь едва улыбнувшись. – Подруга господина Толда... – воительница чуть не рассмеялась в голос, еле удержав приступ хохота в горле, отчего, казалось, чем-то поперхнулась и немного закашляла. Но необходимо было спешить. – Забавно-забавно... Духи, стало быть, – поднималась она наверх довольно быстро, продолжая злобно шипеть в мыслях: – Чувствую себя каким-то посыльным... Чтоб этого вора пришибло к чертям чем-нибудь тяжелым! – ворчала рыжеволосая, слыша вопли духа. – Хочу в постель... – она прерывисто зевнула. – Желательно, конечно, уже теплую... Гномы... – фыркнула девушка, решительно проходя мимо. Слова встретившего ее она постаралась выслушать максимально спокойно и не выдавать своего раздражения, однако левый уголок губ от злости всё же дернулся. – Я знаю, что хочу клинком проехаться по одному наглому телу, – прорычала в мыслях Хьёрдис, резко хватая светильник и направляясь выше. – Нотации вздумал читать мне... – негодовала девушка по поводу тех острых речей, которые выплеснул на нее Джеймс. Она ярко запомнила почти всё сказанное им ей, от этого гнев внутри еще больше распалялся. – Я тебе прочитаю... – поднявшись на третий этаж и стремительно пробежавшись по коридору, свет светильника рыжеволосой коснулся фигуры того самого мужчины, который ей и был нужен. Его обнаружить было проще благодаря звонкому котелку, который сейчас методично спускался по ступеням вниз, и его собственному голосу. – Сейчас я этим куском мяса запущу тебе в лоб!»
Воительница стиснула зубы, буквально влетая по лестнице вверх. Первым, что она заметила, оказавшись в небольшом помещении, был летящий в Джеймса табурет, не понятно откуда взявшийся.
В сторону! – взревел ее голос, полный ярости, злобы, пропитанный небольшой хрипотцой из-за низкого тона. Прозвучало это не как предостережение и не как просьба... это был самый что ни на есть приказ. Светильник упал наземь, издавая глухой стук, отчего свет слегка качнулся. Воительница шагнула в сторону алтаря, в слабом освещении замечая образовавшийся беспорядок.
«Травы... это лаванда или вербена?».
Хьёрдис с чувством выполненного долга поспешно сбросила всё то, что ей передал ранее Керрит, на край постамента. Левая рука, слегка влажная от крови мяса, скользнула по нижней части рубашки, оставляя небольшой след. Наконец, тишину разрезал протяжный звук извлекаемого из ножен оружия. Она думала защищаться от нападающих, поскольку решила, что мебель разбрасывает как раз один из нарушителей спокойствия, но торчащие из-под шкафа ноги моментально развеяли ее предположения.
«Всё-таки пришибло...» – мелькнула мысль.
А значит все эти броски – дело рук... духа? Клинок принял практически строгое вертикальное положение, направленный острием вниз.
Хозяин... – голос ее мгновенно сломался, преобразившись в ласковое, но несколько тревожное журчание. – Почтенный Т'ифал... – мечница сглотнула и рассеянно улыбнулась, стремясь держать происходящее в комнате под контролем. – Они вернут и ответят за свои бесчинства... – тон ощутимо начинал набирать силу. Девушке было не по себе, ощущая, как резонирует пространство вокруг нее. – Хьёрдис кое-что принесла справедливому Т'ифалу...


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: 13 июня 17087, Иридиум – Хьёрдис Иргеран, Джеймс Толд