Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Завершилось Событие: Мистическая ярмарка - Фестиваль чудес.
Идет битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Подведены итоги голосования к литературному конкурсу "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Сентябрь 17051, Иридиум. Феррус, Элси


Сентябрь 17051, Иридиум. Феррус, Элси

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

В утреннем шуме и суете городского рынка немудрено было потерять голову, не то что все накопленные сбережения включая и кошелек. Люди ходили меж торговых рядов, приценивались, глазели, яростно торговались и перекрикивались, обличали жуликов и трагически совали в лицо продавцам их же товар, выискивая некачественные швы, неровности окраса и прочие огрехи, что могли бы снизить цену товаров. Мимо рядов сновала детвора, то и дело пытавшаяся утащить орехи в меду, сладкие пирожки и яблоки, карманники постарше выискивали в толпе плохо охраняемые кошельки, серебряные пуговицы и запонки. Женщины в основном носили с собой плетеные корзины для товаров, мужчины присматривались к оружию и металлу. Со стороны раздавалось конское ржание и блеяние овец и коз, которых крестьяне пригоняли в город на продажу. Скотные ряды были огорожены, но запахи и звуки проникали повсеместно, и соперничать с ними могли лишь запахи лоточной еды и крики зазывал, рассказывающих о лучших мехах из самого Блэкмора, сапогах из кожи настоящего василиска и гвоздях по невероятно дешевой цене.

http://s5.uploads.ru/t/BJ6wt.jpg

Элизабет неторопливо насколько это позволяла толпа шла меж рядов городского рынка, больше занятая рассматриванием всего подряд чем поиском чего-то конкретного. В левой руке целительница держала пирожок с малиной, уже порядком надкусанный и настолько вкусный, что впору было сделать круг по рядам и вновь выйти к той же торговке. Платье на женщине было того же оттенка, что и кончики только-только начинающих желтеть листьев, а вместо кошелька на талии предусмотрительно устроился широкий пояс, в который много денег не положишь, но и воришкам будет невозможно вытащить монеты из внутренних карманов и складок.
Он шла меж рядов, обычно посещаемых кузнецами, оружейниками да ювелирами, где в маленьких стопках стояли слитки стали и цветных металлов, не столько для продажи, сколько для демонстрации товара заказчикам. Кое-где встречались и лавки с эскизами, полные чертежей оружия, бытовых предметов, набросков кованных каминных решеток и прочих предметов непонятного назначения. Даже далекой от кузнечного дела Элси было ясно, что ничего ценного или уникального там не найдется, мастера секретами не делятся, но начинающие кузнецы могли и подсмотреть чего среди чужих работ.

2

Будучи кузнецом, Феррус приходилось работать с разными заказами. Очередной заказ, который пришёл от одного из знатных гномьих домов, заставил гнома сильно напрячься. Вместе с Гимли они договаривались в разных местах о редком металле — кобальте. В общем Феррусу было всё равно, если надо столько кобальта, значит надо. В итоге он сначала отправился в земли орков, где у него была одна договорённость, но не понятно почему ему отказали, решив особо не вникать в суть проблемы, Феррус отправился в Иридиум. Здесь была пара торговцев, которые могли помочь достать этот дорогой, редкий, но очень опасный металл. Прибыв в город, он первым делом решил разобраться с ночлегом, ведь не известно на сколько он задержится в этом городе. По бродя по городу он заметил несколько вишневых деревьев и вывеску гостиницы “Вишнёвый сад”. Зайдя внутрь, первым делом поискал владельца данного заведения и после сняв комнату, он переоделся из стандартно-боевого в свою обычную так сказать гражданскую одежду. Закончив переодеваться, он надел, маску которая спустя множество лет была сильно проработана и вышел из гостиницы на улицу. После этого он двинулся по городским улицам в сторону рынка. Проходя мимо прилавков, которые находились на уровне его груди.
«Ничего интересного…, посредственно…, очень грубая работа…» — мысли такого рода всплывали в голове, гнома-кузнеца, который рассматривал изделия на витринах. Так и бродил Феррус между прилавками пока не заметил стойку со хорошими изделиями. Засмотревшись на работу, он начал увлечено искать недостатки переходя от одного изделия к другому, как не заметил и врезался в кого-то. Это был подмастерье-кузнеца, которого Феррус случайно толкнул, из-за чего он уронил себе на ногу коробку со стальными слитками. Парень закричал от боли, а Феррус глубоко и искренне извиняясь начал помогать парню, но у него явно было травма ноги, из-за которой он мог стоять. Парню срочно надо было оказать первую помощь и Феррус крикнул.
— Здесь есть лекарь или целитель, человеку плохо!!!

Отредактировано Феррус (2018-03-12 19:49:29)

3

Из размышлений и мечтаний, вызванных рассматриванием эскизов ювелирных изделий – на ожерелье с камнями ей пришлось бы копить полгода, но это же повод не повосхищаться его красотой на бумаге, - Элизабет вырвал чей-то крик. Казалось бы, ну что такого, на рынке кричал каждый второй, то нахваливая товар, то яростно сбивая цену, но в этом вопле слышалась сильная боль, которая не могла не привлечь внимания целительницы. Как назло, по кузнечным рядам бродила целая толпа народа, и все как один сунулись посмотреть из-за чего начался весь сыр-бор. Уже начиная проталкиваться сквозь толпу, она услышала ценные советы полудюжины людей в неразборчивом гуле.
- Хватай гнома, он это с умыслом!
- Ничего придуриваться, лишь бы не работать!
- Да снимите же с него сапоги...
- Лекаря сюда!
- Где моя сталь, а ну положь на место, ворюга!

Элизабет не обладала достаточной физической силой, чтобы ею проложить себе дорогу – она пока не знала куда. Ее сердитые замечания о том, что она-то как раз целительница, а потому не дадут ли ей пройти, толпа игнорировала. Ну что взять с полукровки, что нагло лезет куда-то в самую гущу событий, шла бы отсюда, пока не затоптали девчонку. Разумеется, она не взяла брошь на рынок, справедливо опасаясь воришек, и доказать, что пришла помочь... Ох, это она как раз могла. Воздух вокруг озарился бледным зеленоватым светом жизни, быстрым, простым, а главное, безобидным, но довольно заметным заклинанием. Люди признали в полукровке волшебницу и чуть расступились, совсем чуть-чуть, но ей хватило, чтобы протиснуться к прилавку. А потом толпа прильнула поближе, не желая пропускать таких занимательных событий.
Элси мазнула взглядом по гному в маске, по человеку в хорошем камзоле, с сердитыми выкриками собирающего с земли стальные слитки, и остановилась на лежащем у прилавка молодом парне. Тот уже не кричал, а только постанывал, но лицо его было бледным, а лоб покрывала испарина, говорящая о сильной боли. Внешне она не заметила на парне никаких ран, но ее магия, а именно природный синтез и чудотворная аура предупреждали, что толика ее сил уходит на регенерацию другого существа.

4

Толпа окружила Ферруса и кто-то начал кричать.
— Хватай гнома, он это с умыслом!
После этого несколько мужиков принялся хватать его за руки и плечи.
В этот момент мужик в камзоле слегка пнул парнишку, которому отдавило ноги.
— Ничего придуриваться, лишь бы не работать!
Увидев, что парень не симулирует, он посмотрел на Ферруса которого держали двое здоровых мужиков. Сам же Феррус не сопротивлялся.
«Надо лишь объясниться. Сопротивляться и убегают виновные, а я это сделал не специально. Сейчас сюда прибудет стражники и я с ними нормально пообщаюсь, а также договорюсь с парнем и хозяином лавки»
Какая-то женщина в это же время закричала.
— Да снимите же с него сапоги...
Но её быстро толкнул какой-то парнишка, который хотел стащить пару слитков стали под шумок.
Сам же мужик в камзоле то же начал звать лекаря, но увидев, как его сталь воруют схватил оборванца за руку с криком.
—а ну положь на место, ворюга!
После этого он начал отгонять зевак, которые пытались забрать остальные разбросанные слитки. 
Феррус решил поговорить с мужиком в камзоле, как вдруг раздалась вспышка света и народ расступился. К прилавку подошла девушка и начала осматриваться. Феррус обратился к незнакомке.
— Парню на ногу упал ящик, забитый стальными слитками. Боюсь ему ногу раздробило и у него сейчас обморок от болевого шока будет.

Отредактировано Феррус (2018-03-25 16:56:01)

5

— Парню на ногу упал ящик, забитый стальными слитками. Боюсь ему ногу раздробило и у него сейчас обморок от болевого шока будет, - объяснил творившееся безобразие стоявший неподалеку гном. Пожалуй, самый спокойный из всей собравшейся толпы, он не переживал ни за парня, как сердобольные женщины, ни за слитки металла как их хозяин в дорогом камзоле. Будто ждал когда все так или иначе закончится, и можно будет наконец заняться делом.
Элизабет опустилась на колени рядом с пострадавшим, на подол платья немедленно налипла грязь, принесенная на рынок множеством сапог. Спасибо, что не подгнившие осттки овощей и фруктов как в продуктовых рядах, и вдвойне спасибо, что они не у рыбных лавок. Слова гнома дали ей понять, что все очень плохо – нет, ничего такого, с чем она не могла бы справиться, но... Во-первых, лучше бы помощник торговца и правда упал в обморок от болевого шока, и не страдал бы так, но парень на свою беду оказался крепче чем надо. Во-вторых, она совершенно не видела во что превратилась нога больного, а это было необходимо.
- Разойдитесь, вы его затопчете! – велела Элси. Конечно, ее никто не послушал. Магов жизни в Иридиуме уважали, но не то чтобы настолько. – Кто-нибудь, помогите мне, срежьте с него сапог.
Наверное, просьбы выглядела странно, но Элси сомневалась, что им удасться снять сапог с поврежденной ноги. Он оказался добротным и с высоким голенищем, попытки потянуть его с ноги, не видя положение костей могли сделать все только хуже. Нога всяко ценнее обуви, как судила полукровка, но самой ей резать сапоги было нечем. Видя, что люди вместо помощи недоуменно перешептываются, мол, что это за магичка, сказала бы пару слов и живо бы парня на ноги подняла, она в сердцах бросила:
- Да дайте же мне нож! Что-нибудь острое, мне нужно снять с него сапог!
Конечно, она могла бы сказать какое-нибудь заклинание. И не одно. Но в человеческой стопе более двух дюжин костей, и сейчас они наверняка если не раздроблены, то смещены. Магия жизни в большинстве случаев повышала естественную регенерацию тела, а естественная регенерация при смещенных костях ничего хорошего не сулила. Прежде чем колдовать, Элси хотела увидеть с чем придется иметь дело.

6

— Отпустите меня, я помогу ей.
В общем то Феррусу было безразлично отпустят его добровольно или нет. Он спокойно вырвался из хватки мужиков и направился к девушке, попутно доставая свой набор инструментов.
— Давай помогу. Ботинок говоришь надо снять, сейчас сделаем.
Раскрыв набор, Феррус достал небольшой ножик из алмазной стали.
— Я вообще с кожей редко работаю, но ломать не строить. Сейчас надо только аккуратно, а то задену ногу ещё.
Удерживая ногу одной рукой, а другой постепенно проводя разрез вдоль сапога. В какой-то момент повреждённая нога освободилась из плена и дальше свою дело должна была делать незнакомка.
Плавно отпустив ногу, на землю он начал упаковывать свой набор и убирать в сумку.
«Лучше сейчас помолчать, а то любое лишнее слово и что-то может пойти не так»
— решил Феррус и стал молча ждать в стороне, чтобы не загораживать солнце.

7

Помогать ей, как ни странно, вызвался один только гном. Остальным, видно, было больше интересно посмотреть с близкого расстояния – а главное, абсолютно безопасно, - как колдует магичка. Редкое зрелище в наши дни при новой политике императрицы. Над головой пробурчали что-то о том, что сапоги этого балбеса на чужие деньги куплены, кто ж убыток возмещать будет, но Элси не повернула головы. Она даже не могла выставить торговцу счет за работу мастера-целителя, справедливо подозревая, что оплачивать его годами будет сам пострадавший, а не его учитель, как это было принято. Уж если берешь парнишку в подмастерья, крышу над головой и питание, и лечение становятся твоей заботой, но при этом никто обычно не упоминал о количестве той еды или качестве лечения.
— Я вообще с кожей редко работаю, но ломать не строить. Сейчас надо только аккуратно, а то задену ногу ещё.
Голос гнома показался ей странно знакомым. Но мало ли что может быть, привыкнув говорить на своем языке, некий акцент они привносят и во всеобщий, от чего иногда может показаться, что их голоса звучат одинаково. На самом деле они всего лишь несколько выделяются среди привычного говора, и тем цепляют слух – примерно так ей однажды рассказывал один путешественник, знающий, казалось, все языки мира.
- Спасибо вам, а о ноге не беспокойтесь, если совсем ее не отрежете, я быстро вылечу, - она двумя руками взялась за колено парня, прижимая его к земле, чувствуя под пальцами мелкую дрожь и напряженные от боли и страха мускулы.
Держала больше для вида, хорошо понимая, что сил у нее немного, а шансов удержать парня, если бы тот на самом деле начал вырываться, и того меньше. Но гном и сам схватил пострадавшего за ногу для большей надежности. Элизабет сидела так, чтобы полностью закрывать собой вид раненой ноги для пострадавшего, которому совсем не нужно было смотреть, что с ним делают.
Когда нож разрезал сапог у голеностопного сустава, на землю вытекла струйка темно-красной крови, к счастью, довольно тонкая. Элси склонилась над измазанной кровью распухшей ступней, но ничего особо страшного на вид не нашла. Не для опытного лекаря по крайней мере. Там не было проткнувших кожу костей, только трещины и, возможно, смещение, с первого взгляда сложно судить. Сломанные пальцы, да, но кровь скорее всего вытекла из-за расколотого ногтя и порванной кожи. И тут она применила довольно подлый, но от того не менее действенный лекарский прием. Женщина отклонилась в сторону, делая вид, что собирается с силами для колдовства, и тем самым позволила парню увидеть его ступню. Как и ожидалось, этого оказалось достаточно, чтобы он наконец потерял сознание, и его можно было уже не держать. Казалось бы, ей незачем было это делать, но Элси собиралась на всякий случай ощупать суставы и попробовать сперва поставить на место кости, по возможности не причиняя пациенту боли.

8

Пока девушка занималась с ногой подмастерья Феррус прикидывал во сколько ему обойдётся лечение парня, пара сапог, убытки из-за простоя и прочее.
«На одно только лечение уйдёт не меньше 5 золотых на лечение и это, ещё не включая разные лекарства. Чуть меньше семи серебрённых за обувь, а если ещё  и работу кожевника и сапожника, то выйдет золотой, а то и два»— начав считать дальнейшие траты у Ферруса начало сильно падать настроение.
«Вот стоило отвлечься всего на секунду и вот попал в неприятность»
Феррус вообще не так представлял свою поездку в сердце Мистерийской империи.
Собравшись с мыслями, он подошёл к мужику в камзоле.
— Кто у вас главный? Я же вижу, что ты волнуешься за парня, но не думаю, что ты мог выковать эти предметы. Или же ты главный, но не ты ковал эти предметы, а лишь являешься торговцем, то в этом случае я бы хотел встретиться с тем, кто выковал эти изделия.

Отредактировано Феррус (2018-04-01 14:03:17)

9

Вправлять пришлось только один палец, но когда Элси это поняла, предварительно хорошо осмотрев и ощупав поврежденную ступню, она измазала в крови подол платья и руки почти до локтей. Последнее в общем-то надо было еще умудриться сделать, так как крови на самом деле вытекло не особо много, но ведь и работающей целительнице было совсем не до того, чтобы остаться чистой. Вылетело из головы, что она не в рабочем балахоне, и вообще не в больнице, а на городском рынке в легком повседневном наряде.
Настал черед оздоровления, после которого Элси деловито покрутила чужую ступню в разные стороны и вновь прощупала положение костей, чтобы удостовериться, что нога будет работать нормально. Толпе, наседающей, чтобы с близкого расстояния – а главное, абсолютно безопасно увидеть, как колдует маг жизни, - не досталось никакого захватывающего зрелища. Магичка с измазанными в крови руками всего-то сказала два незнакомых слова и уставилась на рану, а эффект заклинания скрыла та же кровь, покрывающая ступню. Впрочем, Элси не приходилось сомневаться, что уже к вечеру рассказ о событиях в кузнечных рядах станет куда ярче и красочнее, и магии в нем добавится на порядок.
Когда она подняла голову, собираясь попросить немного воды и смыть кровь, помогавший ей гном все еще не ушел, но отвернулся и разговаривал с мужчиной в камзоле.

10

Мужик в камзоле повернулся на Ферруса.
http://sg.uploads.ru/BqRIQ.jpg
— Лавка моя, а с тобой мы ещё поговорим отдельно и со стражей. Я из-за тебя терплю убытки, а ты ещё спрашиваешь про моих работников. Переманить к себе вздумал?!
Увидев такую реакцию у торговца, он немного опешил, но продолжил.
— Успокойся. Я вообще не здесь работаю. Я лишь хотел поговорить о возмещении тех самых убытков, а также встреться с тем, кто это изготовил. — вздохнув он протянул руку. — Что-т у нас не с того места начали наше знакомство. Меня зовут Феррус Джинводрин. Я кузнец-инженер из Тор’Дарена. А как зовут тебя?
http://sg.uploads.ru/BqRIQ.jpg
Мужик в камзоле посмотрел на него с некоторым высокомерием.
http://sg.uploads.ru/BqRIQ.jpg
— Мы ещё не столь знакомы чтобы разговаривать на “ты”. — выдохнув он немного расслабился и назвал своё имя. — Меня зовут Генри Уорд.
Хоть Генри и не был столь приятен в общение, но руку всё равно пожал.
— Хорошо. Теперь, когда мы можем говорить нормально, предлагаю перейти к урегулированию вопроса с вашими потерями. Я предоставлю частичную денежную компенсацию в размере половины упущенной выгоды, а также оплачу часть лечения вашего работника. При этом пока он выздоравливает я поработаю за него. — глянув на обувь которую он сам и разрезал, Феррус добавил — И ещё я куплю ему новые ботинки. Ну как вам?
Генри задумался. Феррус не был магом разума чтобы понять о чём он думает, но это предложение не сказать, чтоб было очень выгодно, но и убыточным его не назвать. Наконец он решил.
http://sg.uploads.ru/BqRIQ.jpg
— Для начала давайте выслушаем целительницу, а затем я решу. — После этого он отошёл к целительнице и спросил — Вам нужна помощь?

Отредактировано Феррус (2018-05-17 15:48:35)

11

Кости лежали как полагается, одна к одной словно в веками отлаженном часовом механизме, с которыми некоторые ее коллеги сравнивали живые организмы. Ей при этом почему-то представлялись сложные артефакты, перерабатывающие воздух, воду и пищу в солярную энергию, и сравнение это было слишком уж упрощенным, чтобы соответствовать действительности. Она вздохнула и поднялась с земли, кто-то из окружающих протянул целительнице огромную мозолистую руку, настолько покрытую сажей и копотью, что измазаться еще и кровью ее обладатель мог не опасаться. Элизабет благодарно кивнула кузнецу и посмотрела вниз, на лежащего у ее ног парня. Для последней проверки сделанной работы пришлось воспользоваться немного усиленным навыками владения магией озарением, и подмастерье резким движением согнулся пополам, сел, опираясь на руки и обводя всех вокруг ошалелым взглядом.
- Тихо, тихо, - она коснулась плеча пациента, привлекая к себе его внимание, - нога еще болит? Встань, пройдись.
Как раз в этот момент к ней обратился мужчина в добротном камзоле, наверняка владелец лавки, который как раз собрал все расбросанные слитки и счел, что теперь, когда товар в безопасности, самое время позаботиться о пострадавшем помощнике.
- Вам нужна помощь?
- Мне нужна вода и чистая одежда, - она показала на платье, рукава и подол которого были покрыты пятнами крови. Не то чтобы она верила, что торговец не пожадничает и даст ей что-то достойное, но требовать плату золотом уже после совершенного лечения было бессмысленно, а домой надо дойти не привлекая внимания каждого стражника в округе. Настроение подыскивать себе украшение окончательно пропало.

12

—Хорошо, сейчас всё будет. —Он крикнул одной продавщице—Лора! Принеси целительнице хорошую одежду, в счёт своего долга предо мной.
В лавке находилось несколько стульев и один из них, Генри вытащил, а также пустое ведро, которое протянул Феррусу.
—Набери воды для целительницы, иди вдоль рынка вперёд, там будет поворот влево. В конце будет дверь, постучись и позови Тима. Выйдет парнишка, скажешь ему, что от меня и попросишь набрать воды. Скажешь от меня, вопросов не возникнет.
Феррус спокойно взял, ведро и направился по маршруту, сказанному Генри. Вскоре он оказался перед дверью, регулируя силу удара, постучал, чтобы дверь не сломалось, а то больно хлипкая оказалась.  Вскоре Феррус услышал голос маленькой девочки.
— Кто там?
Феррус сделал голос помягче, чтобы не пугать девочку.
—Ты можешь позвать Тима, я от Генри Уорда.
Феррус услышал как девочка убежала, а через минуту дверь открыл мальчишка.
http://s9.uploads.ru/atnWF.jpg
—Здравствуйте, а меня ещё нет, денег, чтобы отдать мистеру Уорду.
—Я не за этим, он сказал, что ты можешь набрать ведро воды.
http://s9.uploads.ru/atnWF.jpg
—Хорошо, поставьте ведро на ту подставку. —Он указал на держатель для ведра, вокруг росла трава и было сыро. Феррус предположил, что мальчику часто приходиться набирать воду.
Мальчик немного постоял, затем взмахнул рукой и сказал слово. Сотворив магию, он заполнил ведро до краёв.
http://s9.uploads.ru/atnWF.jpg
— Если на этом всё, то я пойду.
Феррус не мог просто так оставить этого мальчика, который помог ему. Он достал серебреную монету и предал её.
— Тебе бы развивать талант. Со временем ты бы мог стать отличным магом или волшебником.
http://s9.uploads.ru/atnWF.jpg
—Спасибо. —тихо сказал, мальчик и закрыл дверь.
Взяв ведро, он пошёл обратно. Феррусу всё больше стал не нравиться Уорд. Вернувшись с ведром, он наполнил уже готовый пустой таз для воды, чтобы целительница смогла вымыть руки.

13

—Лора! Принеси целительнице хорошую одежду, в счёт своего долга предо мной.
И Лора принесла. В счет долга, что, судя по платью, приближался к золотому, а то и двум, и мог бы быть полностью выплачен одеждой. Несомненно, со стороны Лоры это было очень хитро, ушлый торговец теперь не мог пойти на попятную при десятках зрителей, но вот Элизабет выбор платья совсем не радовал. Нет-нет, Этерия упаси, оно вовсе не было одним из тех многослойных бархатных нарядов, годящихся для королевского бала, такие на рынке не продавались. Платье было дорогим, но все же повседневным. Предназначенным для ежедневной носки жительницам немного более высокого класса чем Элизабет, что значило, что надеть его сама женщина была не в состоянии. Даже без пышных юбок завязывающийся на спине, а не на груди корсет, сам по себе мог доставить ей немало неприятностей. Женское платье, выглядящее единым предметом, на самом деле состояло из множества отдельных частей, надеваемых в строго определенном порядке. И если с юбками и нательной рубашкой Элси после пяти минут у медного таза с водой справилась и сама, эти части ничем не отличались от привычных ей, то проклятый корсет потребовал помощи Лоры. Хорошо, что та послушала целительницу и не стала затягивать его слишком туго, попутно каким-то образом умудрившись продать ей чулки и ленты для волос. 
Элси бросила сожалеющий взгляд на свое старое платье, намного более удобное и привычное. Кровь, конечно, плохо отстирывается, но разве не стоит хотя бы попытаться послать его в прачечную. С этими мыслями Элизабет попросила завернуть ее старую одежду и положить на дно корзинки, а затем, бегло осмотрев себя в зеркало и переложив немногочисленные монеты из пояса в спрятанные в юбке карманы, вышла из торговой палатки Лоры.
Кажется, первый же мимолетный взгляд, брошенный хозяином слитков на Элси показал, что торговка не продешевила с платьем. Как ни странно, Элси от такого подарка судьбы тоже почувствовала себя пострадавшей стороной. Во-первых, носить это платье она потом точно не собиралась – разве что найдется кому завязывать на ней корсет, - во-вторых, снять его без чужой помощи она тоже не могла. Она представила, как вечером стучится в дверь к соседке, прося ту вытащить ее из платья.
Рядом с торговцем стоял гном, что помогал ей добраться до поврежденной ступни парня. Последний кстати до сих пор прохаживался вдоль прилавка в одном сапоге с выражением счастливого неверия на лице, будто мысленно уже готовился расстаться с конечностью, а тут она вдруг стала лучше прежней.
- Благодарю вас, Лора выбрала мне чудесное платье, оно станет достойной ценой моей работе, - не удержалась она от шпильки, наменув, что мужчине уже никак не удастся сэкономить на оплате целительнице, как бы он сам не оказался должным Лоре. В том, что та своего не упустит, Элизабет не сомневалась. – И спасибо вам, добрый гном.
Лицо гнома было скрыто металлической маской, и хоть Элси была уверена, что эту маску она раньше нигде не видела, сама привычка скрывать лицо смутно напомнила ей о ком-то.

Отредактировано Elsie (2018-06-06 15:03:38)

14

Феррус после того как принёс воды, остался ждать на улице. Пока целительница была в торговой лавке, он говорил с Генри. Видимо сама ситуация не особо его радовала, но он не мог показать, что ему безразлична судьба его работника. В итоге из-за Ферруса вся ситуация заставила его раскошелиться. Теперь из-за этого он пытался хоть как-то уменьшить потери.
http://sg.uploads.ru/BqRIQ.jpg
—Так ты говоришь, что ты кузнец? Если ты столь же хорошо, как и говоришь, то тебе придётся отработать долг или отплатить золотом. Мне всё равно какой ты способ выберешь, но таская груз ты будешь отрабатывать долго, а мне нужно чтобы деньги быстро окупались и долги отдавались.
Феррус подозревал, что это обычный способ заработка Генри. За всё это время он насчитал уже троих включая себя, кто ему должен. Феррус только хотел возмутиться, но целительница вышла.
Его особо не заботило во сколько встало это платье, главное, чтобы целительнице было в нём удобно. Когда она вышла, то стала благодарить за платье. Ещё было понятно за что Генри и Лоре, но вот Феррусу было не понятно, но по этикету он принял её.
—Не за что, на самом деле это из-за меня вы испортили платье. Разрешите представиться Феррус Джинводрин, кузнец-инженер-ювелир-алхимик из города Тор’Дарен, королевства Мал’Ферос.

15

Общаться с гномами на близком расстоянии было немного неловко. Элизабет возвышалась над любым из них на две головы, правда, как полукровка с эльфийскими корнями для основной массы Иридиума она была довольно высокой и потому привыкла смотреть не снизу вверх, а скорее прямо в глаза собеседника. С гномами по понятной причине такого не случалось. Ростом они были с детей или подростков, если можно было представить себе ребенка в боевой броне. Потому разговаривать с ними стоя было несколько непривычно, а за столом разница в росте как-то незаметно сглаживалась.
—Не за что, на самом деле это из-за меня вы испортили платье. Разрешите представиться Феррус Джинводрин, кузнец-инженер-ювелир-алхимик из города Тор’Дарен, королевства Мал’Ферос.
Имя Феррус показалось знакомым, где-то она могла его слышать, но очень и очень давно, и на краткий миг пока продолжалась речь гнома, женщина пыталась вспомнить, но... Кузнец-инженер-ювелир-алхимик! Конечно же! Наверное, было странным, что она ярче и отчетливее помнила необычно широкий спектр занятий гнома чем его имя или привычку носить маску, но, как полагала Элизабет, обстоятельства их короткого знакомства и его давность ее извиняли.
- Феррус! – засияла она. – Ты все-таки приехал в Иридиум! Это же я, Элизабет, узнаешь? Нас познакомил Горбан в Городе Рун много лет назад.
Или это Феррус первым заговорил с хирургом Горбаном? Она не помнила тот вечер в деталях, в памяти осталась лишь убийственная крепость гномьей выпивки и танцы. Много лет – почти сорок лет, за которые Феррус, должно быть, так и не выбрал что-то одно и по-прежнему был готов к любой подвернувшейся работе. Наверное, учитывая давность знакомства, ей не следовало отвлекать гнома от важных дел, а стоило лишь поздороваться, не нарушая его планов, которые точно не включали в себя встреченную сорок лет назад женщину. Но не притворяться же, что совсем его не вспомнила, не узнала сперва, это да.

16

Если бы вчера Феррусу сказали, что он встретит человека, с которым пил лет сорок назад, он бы посмеялся, но прикинув бы посчитал бы примерную вероятность. Но жизнь не цифры и вот сейчас перед ним стояла полуэльфийка. Может быть он бы и вспомнил бы её, если бы смотрел бы ей в лицо, но всё это время он был занят тем, что заглаживал свои ошибки. Так что сейчас он находился в ступоре, лицо было знакомым, но немного взрослее. После слов целительнице, Феррусу стало немного неудобно, за столько лет, он забыл множество имён, а тем более тех, с кем пил в гномьих тавернах.  Перебирая все возможные события, которые прошли много лет назад, гном смутно вспоминал очертания одного из необычных вечеров.  Особенным была не только обстановка, но и гости, а точнее гостья. Храбрая целительница, что вышла танцевать или он сам её позвал, но запомнил он точно, что она смогла осилить полглотка, что позже стало интересным занятием для Ферруса. Предлагать испить гномьего крепкого, чтобы найти тех, кто сможет пить на равных.
—Элизабет? —сказал, Феррус словно выковыривая имя из памяти, чтобы сказать.

17

На самом деле ситуация складывалась довольно неловкая, хоро хоть жаждущие волшебных зрелищ люди разбрелись по своим делам – кто торговать, кто покупать, а кто и просто праздно шляться по рынку, да и в целом солнце поднялось в зенит и оттого на улице стало слишком жарко, чтобы стоять среди кузнечных рядов без дела. Купец и Феррус остались единственными, кто ждал пока она смоет чужую кровь и переоденется, но если первый и не мог никуда пойти, бросив лавку и товар, то почему остался Феррус? Она не думала, что ради нее, он явно ее не вспомнил. Переспрошенное им имя было попыткой вычленить из ее речи что-то за что можно зацепиться в поисках общих воспоминаний, или задать уточняющий вопрос, когда сказать в общем нечего, но не хочется обижать собеседника молчанием. Было обидно, что он, оказывается, совсем не помнил тот вечер. Но впрочем они трое тогда хорошо выпили, а гномью настойку Элси помнила – ей-то всего половина порции досталась, а гномы кажется по полдюжины выпили, было бы странно если бы хоть кто-то из них наутро вспомнил веселый вечер. Хотя, возможно, она судила по поведению людей, а гномы – как говорили сами гномы и учебники физиологии, - были немного покрепче людей.
Возможно, встреча с Элизабет Гринграсс совсем не вписывалась в планы Ферруса, виданное ли дело включать в планы на день людей, с которыми встречался всего раз в жизни да и то сорок лет назад! Но она уже поздоровалась и теперь просто не могла уйти, притворившись, что обозналась.
- Да, Элизабет, - легко кивнула она, будто и не сомневалась, что гном ее помнит. Как будто ей не приходилось сотни раз вести вежливые беседы со смутно знакомыми людьми на балах и светских меропритятиях, когда она не могла вспомнить ни имени, ни рода занятий собеседника, но была смутно уверена, что уже где-то видела его раньше и, возможно, даже была мельком представлена. Собеседники со своей стороны тоже могли не помнить, кем была эта женщина с заостренными ушами, но нормы поведения велели проявлять вежливость и притворяться лучшими друзьями. Поэтому опыт в этом нелегком деле у Элси был изрядный. – Как вы находите Иридиум? Неужели это ваш первый визит? Не правда ли, смены погоды под открытым небом очень внезапны и непредсказуемы, особенно после Мал’Фероса?
Ну вот, у нее уже есть две обширные и абсолютно безопасные темы для продолжения беседы – столица и погода. С них всегда легче всего начать беседу с незнакомцем или человеком, которого не видела очень и очень давно, наверное, так давно, что можно засомневаться, а тот ли это человек и не нужно ли узнавать его заново.

18

Эту тяжесть в общение почувствовал и Генри и быстро ушёл, но напоследок сказал, что свяжется с Феррусом после. Скорее всего Феррус обидел Элизабет так, что надо было сгладить углы давней встречи. На самом деле всё это было очень необычно, хотя необычной была и их встреча так, что возможно это судьба, что они снова увиделись, через столько лет и при таких обстоятельствах. Пока он раздумывал, целительница потвердела слова гнома и задала несколько вопросов, которые обычно задают люди, когда не знают о чём поговорить и то только для разрядки обстановки.
—Иридиум интересное место, столько людей и знакомств, но обычно они все по работе. Визит не первый, я лет, шесть назад посещал Иридиум в первый раз и ещё в пути заметил, как часто меняется небо, но неважно под каким бы ты не был небом, но врать не надо ни под каким из них. Так что предлагаю не ломать комедию неловкими разговорами, а лучше отметить встречу после стольких лет? Я остановился в гостинице “Вишнёвый сад” и вроде бы там можно выпить, но если вы знаете место получше, то можете мне его показать, а то я ещё не столь хорошо ориентируюсь в Иридиумуе как в Городе Рун?

Отредактировано Феррус (2018-06-10 02:43:00)

19

- А-а-а... –, Элизабет растерялась. На самом-то деле она хотела спросить «а так можно?!», но была слишком потрясена, чтобы облечь свои мысли в слова. Все было неправильно, Феррусу полагалось минут пять развлекать ее ничего не значащими разговорами о городе и погоде, после чего они обязательно договорились бы встретиться в следующий раз, а Элси бы рассказала, куда стоит сходить и на что обратить внимание. Но гном на то и гном, чтобы следовать своему этикету, а не человеческому. Поэтому ее безмолвный внутренний вопрос «а можно ли так?» следовало расшифровывать как «можно ли не видеть человека несколько десятков лет, встретить случайно в рыночной толчее и как ни в чем ни бывало приглась выпить?». – «Вишневый сад» чудесное место, - наконец пришла она в себя, решив делать вид, что совсем не смущена откровенность и напором гнома, что ничего особенного не происходит. И почему нарушение негласных норм общения выбило ее из колеи, тогда как собирать кости бессознательного человека или смывать с рук чужую кровь казалось таким нормальным и привычным? Должно быть, к крови она привыкла больше чем к простоте и радушию. – Но оно немного далеко отсюда, боюсь, что неудобно будет проделывать такой путь с покупками.
Она чуть приподняла в воздух корзинку со старым платьем и лентами, привлекая к ней внимание. Да и у Ферруса наверянка есть с собой что-то, что он не мог не захотеть тащить в гостиницу. В «Вишневом саду» была действительно неплохая кухня для гостиницы среднего класса, но огромный городской рынок окружало огромное количество самых разных питейных заведений, где могли передохнуть гости со всех концов империи и земель за ее пределами. Пусть большинство и было рассчитано на непритязательную уставшую от покупок или попыток сбыть товар публику, которой лишь бы горло промочить, в паре кварталов отсюда можно было найти и популярные у горожан заведения, куда напитки приносили все с того же самого рынка.
- Думаю, я знаю одно место неподалеку отсюда, где в это время суток еще можно найти свободный столик.

20

Феррус задумался. Возможно его поведение было слишком прямолинейным, но Феррус гном простой, есть повод – можно выпить. Так, что-то что Феррус посчитал нормальным, могло не быть нормальным для Элси. От “разрыва шаблона” не застрахован никто, даже маги разума. Если Феррус не изменяет память, в день встречи Элизабет хотела ему стереть память, но гном отказался. Так прошло пару секунд и Элси ответила. Феррус задумался, а ведь действительно тяжело, не удобно, да и сумбурно это бы выглядело. Полуэльфийка и Гном идут через весь город с кучей вещей, а потом же после выпивки надо будет тащить это домой.
—Хорошо. Лучше будет если мы сделаем так. Мне, да и вам будет проще.
Феррус подумал немного и сказал.
—Давайте помогу вам с вещами пока идём, а заодно расскажете, что у вас в жизни нового. За столько лет то, всё могло измениться. А вы всё так и работаете целительницей как погляжу.

21

Без лишних споров Элизабет протянула гному корзинку с одеждой. В его мозолистой широкой ладони плтеная соломенная корзина выглядела еще более хрупкой чем на самом деле, и от этого Элси вдруг пришло в голову, что ведь и у самого Ферруса с собой должно быть нечто. Нечто купленное или привезенное на продажу, или важные дела, от которых она, возможно, его отвлекала. Она хотела было спросить, не нарушает ли его планов, но вспомнила, что гном первым предложил устроиться в таверне со стаканом чего-нибудь горячительного, а значит, не имел сегодня срочных дел.
Вылеченный ей парень уже стоял за прилавком и, поймав ее взгляд, широко улыбнулся и помахал рукой. Элси улыбнулась в ответ, отметив, что слитки стали уже сложены на прилавке в небольшую аккуратную пирамиду. Хозяина лавки уже нигде не было видно.
- Вы правы, за сорок лет многое могло измениться, но боюсь, я не из тех людей, что с легкостью меняют привычный стиль и образ жизни. Разве что я теперь больше занимаюсь магией разума – как теорией, так и практикой, - чуть чаще путешествую по империи ради целительских семинаров и конференций, слушать о которых вам наверняка будет скучно. И да, вы правы, все еще работаю целительницей. А вы, Феррус, что скажете о своих последних сорока?
Она знала, что гномы жили до двухсот-двухсот пятидесяти лет, а значит, сорок из них были значимым сроком, за который все могло измениться не один раз. Она не удивилась бы, даже узнав, что у Ферруса уже появились дети.
Кузнечные ряды находились едва ли не в самом центре рынка, и им пришлось порядком попетлять между рядами, чтобы через продуктовые ряды пройти к неказистой узкой улочке. Улочка эта вела к одному из любимых мест Элизабет, небольшой таверне с внутренним двориком. Элси запоздало подумала, что там могло и не найтись гномьего алкоголя и точно не было ничего из подгорной кухни, но менять направление было уже поздно, да и угостить старого знакомого местными блюдами было бы неплохо. Впрочем, вряд ли Феррус и по сей день оставался незнаком с человеческой кухней.

22

Корзинка оказалось лёгкой и почти не чувствовалась по сравнению с ящиком для инструментов. Феррус особо внимания не обратил не на парня, которому чуть не оторвал ногу, не на торговцев, которые уже как ни в чём не бывало продолжали продавать. Он слушал внимательно слова Элси, чтобы потом поговорить на эти темы за столом. Вскоре полуэльфийка передала эстафету разговоров о себе обратно Феррусу.
— С чего бы начать. Ну после окончания учёбы и нашей последний встречи, я получил письмо-приглашение. У нас такое часто происходит, но странным было другое. Мастер, что меня позвал был разностороннее меня. Он умел почти всё, начиная от алхимии и заканчивая ювелирным делом. Я поспрашивал в Унитейре и мне сказали, что таких специалистов-универсалов надо поискать во всём королевстве и вот собрав всё своё барахло. Я двинулся в путь. Мастер выбрал себе место подальше, это был край гномьих земель. Дальше только тейг Кериз. Ну и вот прибыв на место, я нашёл его и тут оказывается, что очень странно, но мастер оказался моим родственником. Далёким родственником, троюродный брат моей матери. В общем он обучает меня всему, что сам знает и даже больше. Сейчас мы заняты над одним заказом, но нам нужна куча кобальта. Обычной мы ехали либо на север к племенам, либо на восток к оркам и обменивались, покупали или получали возможность добыть руды столько сколько нужно, мы разделились и сейчас Гимли, мой четвероюродный дядя где-то на севере, а я здесь на юге, ибо на востоке мне отказали. Насыщенные сорок лет получились, не правда ли? А вы не знаете, сколько нам ещё идти? — спросил Феррус, ибо уже устал говорить, а душа требовала питья и веселья.

23

Она рада была услышать, что жизнь Ферруса с момента их последней встречи складывалась более чем удачно. Получить приглашение на учебу от мастера-гнома, да еще, как оказалось, дальнего родственника? Небывалая удача! Она помнила, что у Ферруса были какие-то разногласия с семьей, увы, уже не помнила точно какие и почему, поэтому наличие хотя бы одного родственника, поддерживающего молодого тогда гнома должно было стать для того подарком богов.
- Так этим утром вы искали кобальт для вашего учителя? – не то чтобы она твердо знала, что это такое. Кажется, металл. Или руда? Кобальт точно был чем-то таким, что она не узнала бы, даже укажи ей на него пальцем. – Сдается мне, он собирается учить вас еще и торговому делу, раз послал в Иридиум лично, а не оформил заказ через знакомых купцов.
Если подумать, не было на рынке ничего такого, что не могли бы доставить в горы вместе с регулярными припасами. С другой стороны, вдруг из кобальта гномы делали что-то очень важное, и заказ был слишком срочным, чтобы ждать караван.
Мимо текли толпы людей, все в направлении рынка, еле слышного гула доносящихся оттуда голосов и выкриков. Движение против толпы здорово замедляло их, да и новое хорошо сшитое платье привлекало слишком много внимания, которого Элизабет хотелось бы избежать. Один раз ее как бы невзначай толкнули, но кошелька, который можно было бы срезать с пояса, на месте не оказалось. Все ее деньги сейчас лежали в корзинке в руке гнома, и чтобы до них добраться, карманникам пришлось бы подозрительно низко нагнуться к земле. Такой маневр уж точно не остался бы незамеченным.
Они дошли до таверны как раз когда у гнома кончилось терпение. Таверной в привычном понимании это место должно было стать ближе к вечеру, когда в двух кварталах отсюда с наступлением темномы увянет торговля, и в саду зажгут закопченные масляные лампы. А пока что за тесно составленными столами сидело от силы два десятка человек, да и те выглядели слишком уставшими от жары или вчерашних попоек, чтобы лишний раз шевельнуться или поднять глаза от тарелки. Интерьер заведения был, прямо сказать, неказист, поэтому Элси почти извиняющимся тоном добавила:
- Здесь очень хорошо готовят, Феррус. Я захожу сюда каждый раз, когда оказываюсь на рынке. Дайте и вы людям шанс.
Да что там, у нее даже любимый столик был – немного в стороне у бревенчатой стены, над которым висело расшитое народными мотивами полотенце, которое, как она знала, скрывало за собой глубокую зарубку от чьего-то топора. Честное слово, днем и ночью это будто были совершенно разные едальни с разными хозяевами и публикой.

24

—Не совсем. Встреча будет завтра, а сегодня я решил просто прогуляться по рынку и может быть найти новые знакомства или завести новые деловые связи. В мастерской Брустора следуют следующему принципу: “Если не знаешь откуда материал, хорошую работу не сделаешь”. Немного расскажу почему мы так говорим. Вот лекари же стараются узнать откуда человек пришёл, когда заболевает странной болезнью? Так и с материалами. Мы должны знать, что нас может ожидать вовремя изготовления, да и духовная связь с предметом, который создаешь будет крепче. Ведь ты знаешь весь его путь от начала и до конца. От шахт и кузни, до момента выдачи заказчику. Поэтому мы стараемся не делать заказы через сторонних купцов, а самим искать материалы или же на месте его оценивать.
Пока Феррус говорил они были уже несколько ближе к их конечной точки маршрута.
«Не совсем то чего я ожидал, но всё же лучше некоторых заведений где я бывал»
Словно прочитав его мысли, Элси решила похвалить это место.
—Ну тогда стоит оценить блюда, не будем судить книгу по обложке.
Увидев свободный столик возле одной из стен, Феррус пошёл к нему и попробовал уместиться на сиденье.

25

Это место было совсем не из тех, где посетителям предлагали изящно оформленное меню с выбором из десятка блюд. Нельзя было сказать, что тут выбора еды не существовало в принципе, но он ограничивался всего лишь полудюжиной наименований и зависел от сезона и поставок продуктов и специй на городской рынок, и все «меню» готова была озвучить скучающая официантка, по лицу которой было сразу понятно, что ей абсолютно все равно, что закажут двое новых клиентов и закажут ли вообще. Уже далеко не впервые обедавшая здесь Элси прибегла к трюку, некогда показанному ей одним хорошим знакомым, и сделала заказ, не дожидаясь вопросов официантки:
- Два обеда на усмотрение шефа, пожалуйста, мне разбавленное красное, а мой друг выберет напиток сам.
Обед на усмотрение шефа всегда был сюрпризом, но сюрпризом беспроигрышным, так как главный повар таверны (надо сказать, Элси его никогда не видела, а потому не могла сказать ничего о его расовой принадлежности или даже возрасте и поле), лучше всех иных мог сказать, какое блюдо ему сегодня удалось удачнее других, а природная честность не позволяла подсунуть доверившемуся его выбору клиенту что-то другое. В результате она никогда не могла сказать заранее, что ей принесут, но могла быть уверена в качестве и вкусе еды.
Выслушав заказ гнома, девушка в длинном белом фартуке ушла за стойку, чтобы через минуту поставить на стол выбранные напитки и маленький кувшин лимонада.
- Боюсь, вы неправильно представляете себе мотивы лекарского любопытства. Мы спрашиваем, откуда пришел тяжело больной не чтобы узнать, как лучше его лечить, а чтобы быть готовыми позаботиться об остальных членах его семьи, а в иных случаях и обо всей деревне. Да и духовная связь в нашем деле скорее вредит чем помогает... – упоминание о духовной связи вдруг напомнило ей кое о чем другом. – А что же, Феррус, вот вы создаете некий предмет как кузнец или ювелир, вкладываете в него душу, неужели вам не жалко потом отдавать свое творение?

26

—Самый крепкий напиток, что есть в вашем заведение. —Всё же Феррус был гномом, а то что сегодня произошло требовало алкоголя. Тем более выбор еды решила взять на себя Элси, а гному оставалось лишь выбрать спиртное для себя.
Феррус внимательно слушал Элси. Не так часто он и виделся с лекарями и хирургами. Были пара знакомых, с которыми он выпивал, несколько лекарей, которые лечили ребят, а также разные странствующие целители, но Феррус не вдавался в тонкости этого дела. Пояснение Элси по поводу причин показало, что это не самый лучший пример зачем он ездит за материалами, но последующий за разъяснением вопрос заставил Феррус задуматься над правильным объяснением.
— Нет. Вовсе нет. Я часто вижу, когда многие рабочие делают вещи без души. Просто для галочки. К таким вот у меня никакого почтения. Да они работают, но какой толк от такой работы? У всего должна быть душа, а предметы, которые сделаны с душой будут всегда лучше их “бездушных” аналогов. Такие вещи и не стыдно другим показать, да и в открытый мир отпустить. —Феррус гордо рассказывал обо всём что касается изготовления предметов. Самая большая причина этого – Вера в Хахрама. Только честный труд может быть оценен по достоинству, а если предмет не сделан с душой, то это не честный труд. Другой же причиной является Гимли, он ведёт свои дела так и Феррус ведёт их также.
В стороне же текла жизнь. Кто-то что-то заказывал, кто-то ел и пил. Впрочем, не отличалось от жизни гномов, но такую оценку Феррус давал людям ещё и в первый раз, когда был в Мистерийской Империи. Гнома же интересовало не только питьё, но и развлечения. У гномов же были песни и танцы, а смогут ли люди посоревноваться на этом поприще? Всё-таки подгорный народ, который всё время трудиться, то должен был и отдыхать не меньше. Всегда должен быть противовес в таком противовесе.
Подтянув себе свой напиток, Феррус отпил его. Не было бы на нём маски, то Элси бы сразу определила, что алкоголь не смог его удовлетворить.
«Недостаточно крепкий»—лишь такую оценку дал Феррус алкоголю.

27

Для чего ему заказывать самый крепкий напиток? Женщина, надо признаться , была в замешательстве. Она как-то не предполагала, что крепкие напитки подходят для распития в любое время суток, по крайней мере с точки зрения гномов, и привыкла, что чем крепче алкоголь, тем темнее должно быть небо во время его употребления. Впрочем, это ведь могло быть и обычаем человеской культуры, а не показателем того, что гном сильно перенервничал на рынке от вида вывернутой ступни, крови и иных событий, которые она, Элси, не застала, а потому хотел успокоиться простым и надежным методом. Девушку-подавальщицу заказ нисколько не удивил, и Феррус даже получил свой граненый стакан, заполненный чем-то мутновато-прозрачным, раньше чем она кубок с разбавленным вином. Название алкоголя в стакане Ферруса Элси бы затруднилась определить, да и вообще сомневалась, что у него есть название, но гном сделал первый глоток так уверенно, будто пил воду, и целительница подумала, что, скорее всего, ему напиток знаком.
- Вы относитесь к своим творениям как к детям, - тепло улыбнулась она. Отпустить в мир... Ей вдруг стало интересно кое-что проверить, и Элизабет через стол протянула Феррусу тонкие, почти незагорелые за лето в клиниках, библиотеках и кабинетах, руки. Сегодня у нее на пальцах было в общей сложности пять тонких серебряных колец, все работы человеческих ювелиров. И после откровений Ферруса стало интересно, как гном определяет наличие и отсутсвие души в чужих изделиях. – Скажите, а можно ли научиться видеть в предметах душу, не зная тонкостей работы ювелира? Как ее искать?
Сам вопрос наличия души в предметах вовсе не казался ей смешным, за годы жизни она научилась определять, вложил ли душу автор в книгу или художник в картину, но далее ее возможности не распространялись. Да и пришли как-то сами по себе, от бесчисленных прочтенных книг и увиденных картин, не от обучения и чужих подсказок. Возможно, так оно и должно было работать – она читала бесчисленные книги, связанные и несвязанные с магией, а Феррус ковал металл и превращал его в застывшую музыку, пока оба они не научились выделять нечто особенное среди прочих однообразных текстов и украшений. Но можно ли как-то передать это умение словами?

28

—Не совсем, но что-то похожее. Это непросто объяснить словами, но, когда созидаешь предмет от начала и до конца. В те моменты, когда ты извлекаешь его из места его рождения и постоянно работая с ним, шлифуя недостатки и убирая неровности. Волей-неволей открываешь душу предмету и позволяешь ему напитаться через руки частичками души. После этого на нём остается не зримый след, который видят другие мастера. Именно к частичкам души, которые я оставляю в предмете и тянется моя.
Отодвинув напиток в сторону, Феррус присмотрелся к кольцам. Осматривая кольца, он изучал их. Первое на что обратил внимание гном — это способ их изготовления.
Ну первое, что могу сказать, что это сделано людьми. Если эльфы приносят изящность за счёт природы, узоров, камней и порой магией, то люди приносят в свои предметы некоторую отстранённость. Редко, когда в них чувствуется душа, но иногда бывают мастера своего дела.
Продолжая рассматривать украшения, Феррус решил говорить на чистоту.
—Не хочу вам врать, Элизабет. Где я могу точно определить душу, так это в механизме или кованном изделии. Но ювелирные изделия, всё ещё остаются для меня тайной. Временами я отчётливо вижу душу, но чаще всего нет. Может поэтому я и не могу оценить по достоинству изделия людских мастеров.
Взяв стакан обратно в руку, Феррус отпил. За всем в жизни не угонишься, нельзя освоить всё. Будь у Ферруса вечно, то ещё был бы шанс всё изучить, но гномий век, короток и надо трезво смотреть в будущее. Лучше освоить полностью всю возможную работу по металлам и камням, чем ничего не добиться. Задумывавшись о скоротечности жизни и погони за ценностями, Феррус решил задать свой вопрос.
—Вот эльфы живут почти вечность, что несравненно долго по сравнению с гномами, а тем более людьми. У всех есть цели, желание, стремление достигнуть чего-то. Моё стремление создать нечто новое. Выковать несокрушимое, создать невозможное и.т.п, а у вас какая цель?
Может быть вопрос, который задал Феррус, был несколько личным, но прямолинейная натура молодого гнома, часто ломала такие границы и особо не заботилась об этом.

29

Сам образ создания предмета, процесс, описанный словами Ферруса, выглядел скорее как магия нежели как искусство. Элизабет согласно кивнула, но на самом-то деле она мало что поняла и мало что могла бы объяснить. Наверное, полностью проникнуться описанием работы гнома мог только такой же создатель как и он сам, а Элси... Ну самое близкое к процессу творения, чем могла бы похвастаться она, был бы, пожалуй, пошив платьев. Вот только она не сказала бы, что вкладывала в каждое из них частичку души, напротив, ее обычно больше занимал сам процесс чем конечный результат, и к готовым платьям она зачастую относилась легкомысленно и небрежно, а то и вовсе забывала в шкафу или дарила кому-нибудь. Шитье было способом отдохнуть, расслабиться, отвлечься от повседневных дел, но никак не целью создания чего-то ради последующего выведения в мир и гордого показа окружающим.
Феррус рассматривал кольца на ее пальцах довольно долго, хотя, признаться, смотреть там было не на что. Все они были довольно простыми даже по человеческим меркам и старыми. Последнее выражалось в заметных невооруженным глазом потертостям на узорах, темно-темным серым во впадинах и блеском отполированного кожей серебра в выпуклостях узоров.
—Не хочу вам врать, Элизабет. Где я могу точно определить душу, так это в механизме или кованном изделии. Но ювелирные изделия, всё ещё остаются для меня тайной. Временами я отчётливо вижу душу, но чаще всего нет. Может поэтому я и не могу оценить по достоинству изделия людских мастеров.
Скорее всего это был вежливый способ указать, что души мастера в ее украшениях гном не увидел, но не захотел ее расстраивать. Элси не знала, расстроилась она или нет, к кольцам своим она привыкла и избавляться от них не стала бы в любом случае. За десятилетия совместной жизни они, как хорошо разношенная обувь, так пришлись к ее пальцам, что порой она совсем забывала об их существовании.
Девушка-официантка принесла еду, сперва свежий летний салат и густой суп-пюре, затем жареные кусочки оленины в остром соусе. Феррусу вдобавок достался еще один стакан неопознанной настойки, а Элси – кубок с разбавленным охлажденным вином.
- Преимущество и вместе с тем недостаток долгой жизни в том, что цель ее можно найти и через двести, и через пятьсот лет от рождения, - уклончиво ответила она. - Я всего лишь делаю свою работу.
Ее собственная жизненная цель, если это вообще можно было назвать целью, заключалась в словах ее первого, давно уже мертвого учителя-человека. «Не старайся стать лучше всех или превзойти кого-то, просто сделай все, что можешь, и сделай это хорошо», - так он когда-то говорил. Но его простую житейскую мудрость вряд ли можно было соотносить с глобальными жизненными целями вроде того же созидания чего-то нового, несокрушимого, а потому гному могло бы показаться, что цели у Элси нет совсем. Ей этого не хотелось, но вместе с тем не хотелось и придумывать на ходу что-то невероятное, чтобы впечатлить собеседника.

30

Когда Феррус закончил говорить, к ним подошла официантка и поставила на стол их обед. Гном посмотрел на еду и решил, что из всего этого самым вкусным были суп-пюре и жареное мясо. Феррус понимал ценность овощей, но не особо любил салаты, но обожал суп-пюре или просто пюре, а также мясо. Пригубив немного напитка, гном слушал как Элизабет рассказывала о долгой жизни и своих целях.
—Я тоже лишь делаю свою работу. Самая лучшая работа - это высокооплачиваемое хобби. Поэтому я стараюсь делать всё хорошо или даже лучше. — сказал Феррус, но сам в этот момент задумался над длинной жизнь о которой говорила Элизабет.
—“ Гора так высока не для того, чтобы ты, глядя на неё, чувствовал себя ничтожным. Она даёт тебе цель в жизни. Если ты без цели бродишь по тропе, ведущей к горе, потрудись забраться на неё. Быть может, ты так и не дойдешь до вершины, быть может, выдохнешься на полпути, но так или иначе, вид, который предстанет перед тобой, будет лучше, чем сейчас,”—внезапно сказал гном и поспешил объяснить свои слова— Это я услышал от одного блондина, который безмятежно валялся в домике возле гор. В общем-то после этого я поднялся на ближайшую гору. Вид был отличным, я немного посидел на вершине и только тогда понял, что жизнь чем-то похожа на подъём в горы, где вершина- это цель. —показывая рукой на потолок, он изображал, что где-то там есть та самая цель-вершина. — Может пока над вашей “горой” жизни, облачно, туманно или пик горы скрыт от вашего взора, но когда-нибудь вы его найдёте. Тем более нередко, когда множество гор составляют горные цепи, что похоже на множество целей жизни. — закончив говорить, гном осушил стакан и приступил к супу-пюре. Всё же в основном он пришёл сюда поесть, выпить, а уж потом подержать разговор умным словом, философскими мыслями и не очень смешными шутками.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » Сентябрь 17051, Иридиум. Феррус, Элси