Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

17087 год - Эра Раскаяния
16 Июня, Пятница 20:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Ясно.
Погода в Талькосе: Вечер. Сильный ветер. Прохладно. Малооблачно.
Погода в Блекморе: Вечер. Безветренно. Прохладно. Облачно.
Погода в Лэвиане: Вечер. Ветрено. Тепло. Ясно.
Погода в Захрэме: Вечер. Тепло. Безветренно. Пасмурно.

Подведены итоги голосования к литературному конкурсу "Мир"!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль


Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Если быть честным до конца, к подобным мероприятиям, таким, как соколиная охота или охота с собаками в ближайших лесах, Александр относился весьма и весьма положительно – уж точно ценил их больше, чем даже свободные часы дома. Причина была простая – возможность на короткое время забыть обо всех учителях, наставниках, их уроках, пятнах от чернил на пальцах, необходимости держать спину ровно… В целом, отодвинуть от себя тысячу и одну мелочную обязанность дворянина, за малейшую погрешность в выполнении которых всегда ждало достаточно весомое наказание.

Дерменты выезжали на охоту раз в несколько месяцев – обычно, все вместе, считая это чем-то вроде семейного праздника. Сегодняшний день исключением не стал – даже дед Александра приехал по этому случаю из своего северного удела, чем обрадовал внука, горячо любившего его, и еще больше порадовавшего его тем фактом, что в коротком споре фон Дермента-младшего со своим отцом по поводу необходимости брать с собой слуг, куда бы он ни пошел, встал на его сторону. Собственно говоря, только благодаря вмешательству деда юноша не тащил сейчас за собой плеяду загонщиков, ловчих, сокольника и черт знает, кого еще, слушая их не самое довольное пыхтение. Вместо этого Александра, оторвавшегося от семьи, как обычно, и ушедшего от домашних подальше, сопровождала охотничья собака по кличке Герда, приехавшая вместе с дедом, трусившая впереди и выискивавшая что-то в высокой траве, и ястреб-тетеревятник, вцепившийся в сокольничью перчатку на левой руке подростка.

Годовалый ястреб Хенна – птица размером с крупную кошку, когтей которой было, казалось, достаточно, чтобы без особых проблем разорвать пополам зайца, беспокойно переступала с лапы на лапу – когти скрипели по коже перчатки. Александр отлично её понимал – Хенна ждала, когда ей отдадут команду или хотя бы покормят в награду за терпение, которое у птицы заканчивалось, поскольку ястреб то и дело принимался отвешивать барону подзатыльники крылом, звеня бубенчиком на одной из лап и периодически вскрикивая, словно бы подгоняя собаку, явно напавшую на след. Чтобы как-то исправить положение, Дерменту пришлось в очередной раз запустить руку в поясную сумку и, выудив кусочек мяса, вручить его Хенне, на время заняв, чтобы можно было хотя бы поправить берет. Съехавший с головы заботами птицы.

Наконец, когда до леса осталось совсем чуть-чуть, а поле почти полностью осталось позади, Герда глухо заворчала, сделав стойку и теперь ожидая команды хозяина. Хенна в один присест, даже не став разрывать кусок мяса, проглотила его и теперь хлопала крыльями, прекрасно понимая, что означает собачье ворчание – добыча! Александр пробормотал что-то себе под нос, на тему того, что этим двоим лишь бы кого-нибудь на пару задрать и потом сидеть, вылизываясь от крови и вычищая перья – и спустил ястреба с руки, приготовившись дать собаке команду. «Сначала пусть взлетит – там у неё будет позиция выгоднее, затем – пошли собаку, пусть спугнёт дичь… Ну, если, конечно, хочешь что-нибудь принести к костру» - напутствовал внука Валлен, и тот не видел причины не воспользоваться советом деда в этот раз, хотя обычно всё делалось наоборот и из рук вон плохо.

2

Эльф сидел в кустах. Как заметили бы дети, расисты и иные разумные исследователи народа синдар, для остроухих это вполне естественное состояние, которое сменяется только для сна, трудовой деятельности или по причине ранения. Но, как ни странно, наш герой в этих кустах сидел не организация засады, проверки кустов на предмет нарушителей или с целью организовать себе длительное лежбище. Точнее, лежбище-то организовалось, только вышло это само по себе, и исправить эту досадную оплошность Уриэль не мог уже добрую тройку часов. Он вроде бы и хотел этого, но внешние условия не могли позволить такого исхода. Увы, но наш герой скрывался

Как и следовало разведчику, скрывался он весьма удачно, и в крайне удобном месте. Неподалёку от почти что заросшей тропы - чтобы в случае обнаружения иметь возможность отступить, которая будет выглядеть неявно для неискушенного зрителя, но в удалении от основных лесных дорог, чтобы не попасться под перекрёстный патруль. Также были использованы местные пахучие травы, чтобы ни один дикий зверь не подумал на присутствие тут постороннего, особенно с таким мягким и остроухим телом. Последнее, но не менее важное - сами кусты. Они были в меру густые и плотные, ведь должны были обеспечить хоть какую-то защиту от метательных снарядов, а также позволить вести наблюдения без нарушения скрытности. С другой стороны, в них имелись и проходы, ведь иначе крепость, без раздирания одежды, не покинуть. А с ней Уриэлю сегодня капитально не повезло.

Обычная рубашонка (уже измазанная в траве и грязи) была укрыта плотным дорожным камзолом, чьи пуговицы уже щедро обвалились где-то там, по дороге. Штаны, украшенные серебряной вязью, напоминали о давно ушедших днях своей славы, когда небо было чище, а нити блистали огнём. Единственное, что уцелело в этом безобразии, были сапоги. Хорошие, крепкие и совершенно неказистые, что и обусловило их живучесть. Если так посмотреть, но вместо нашего героя можно увидеть приблуду или ещё кого похуже. "Брата без знамён", например. Хотя полное отсутствие оружие, кроме скромного ножа и посоха, предполагали безвредность эльфа.

Пошутил, называется, - с грустным весельем подумал наш герой, изучая травинку у себя под носом. В животе уже прогуливались утренние крупинки, дубинкой выбивая привычный для голода звук, а руки и ноги стонали как после длительного танца. Да, пришлось пробежаться, и пробежать не мало, но всё же это не "жуткие тропы" родной академии, а вполне себе леса вокруг Иридиума. И чем быстрее удастся променять слово "вокруг" на состояние "в", или даже "в гостевом дворе", тем лучше. Всё же не дело: номинант на такое серьёзное дело, а давит гусениц и лесной покров чёрти знает где! Попытка раззадорить себя не привела вообще ни к чему, потому что угроза могла быть рядом, а Фор у самого себя такой один. Подождём... Ещё чуть-чуть, - несколько трусливо порешил разведчик, переворачиваясь на спину. Плотный полог лесных ветвей приветливо качался над ним сплошным зелёным морем, успокаивая взвинченные нервы.

3

- Ш-шла! – Коротко скомандовал фон Дермент собаке, подталкивая ту  – и Герда, до сих пор сверлившая его взглядом, бросилась в траву, залившись лаем. Погнала дичь – судя по всему, каким-то неправильным полукругом, да еще прямо в лес, чем вызвала негодующий крик ястреба – Хенне, кружившей точно над собакой, всё было прекрасно видно и ястреб явно был против того, чтобы продираться через ветки деревьев. Впрочем, застигнутая собакой врасплох птица, похоже, поняла, что убежать не удастся – и попыталась взлететь. Хенна камнем рухнула вниз, сбив ту в траву – на этот раз в крике ястреба отчетливо слышалось торжество.
Самым сложным в этом всём было забрать у ястреба добычу – как бы хорошо не тренировали птицу, время от времени те всё же принимались проявлять своеволие. Конкретно в данном случае Хенна, накрыв сбитую коростель крыльями, яростно рвала её когтями, забивая под звон бубенчика, и умудрялась одновременно отгонять от себя собаку, пытающуюся «познакомиться» с добычей, и гипнотизировать хозяина, следя за его приближением.

- Ну, нет. Мы оба знаем, чем это всё кончится. – Александр вытянул руку в перчатке, добавив в голос как можно больше укоряющих оттенков. Ругать или, тем более, кричать на птицу, чтобы та отдала дичь, нельзя ни в коем случае – пусть та и не понимает самой сути слова «обида», статусное поведение нужно было соблюдать неукоснительно. Для ястреба барон – не хозяин, а партнёр. Приказывать – нельзя. Договариваться – можно.

- Ты знаешь, что с этим будет легче. – Из сумки юноша достал кусок мяса – покрупнее, и, коротко дернув головой, мол, иди, вложил его в пальцы сокольничей перчатки, вытянув руку по направлению к Хенне. Та подрала добычу еще немного – просто из вредности, отвернувшись, но затем всё-таки взлетела, захлопав крыльями, преодолев несколько метров за секунду, и вцепившись Александру в указательный палец, усаживаясь и принимаясь за мясо, отрывая куски, проглатывая и не забывая в перерывах вскрикивать, озираясь – отпугивая потенциальных конкурентов и заявляя свои права на добычу.

Барон подобрал птицу из травы – выглядела та неважно, как, впрочем, и любая другая ястребиная добыча. Рваные раны от таких когтей, как у Хенны, выглядели весьма непритязательно – перья выворочены, внутренности наружу. Но экземпляр неплохой… Всё-таки у него будет, что принести к костру под вечер. Герда, тем временем, тоже получив кусок мяса, в качестве моральной компенсации  за несколько шлепков крылом по морде, снова взяла след. Судя по всему, звериный – собака пошла низом, к лесу, и, остановившись на опушке, теперь вопросительно поглядывала на человека.

Никаких крупных следов фон Дермент не увидел – во всяком случае, таких, которые могло бы оставить что-то большое и очевидное даже для полного профана в чтении следов, и, пожав плечами, послал собаку дальше. Возможно, Герда нашла заячий след – это было бы логично, рядом с полем, за которым вполне возможно обнаружить скирды сена. С зайцем они вполне могли бы справиться, так что упускать возможность смысла не было.

4

Собачий брех выдернул остроухого из забытья столь стремительно, что разведчик чуть не вскочил на ноги. К счастью для него, дрессировка организма в академии проходила ничуть не хуже обучения медведей в цирке, а потому тело даже не подёрнулось при испуге. Вслушавшись, остроухий отметил удалённость лая от собственной позиции, и смог вздохнуть свободнее. Кроме того, звук издавала одна-единственная животина, что явно исключало погоню тех самых обидчивых ребят. Вдохнув и выдохнув, эльф перевернулся на живот, сосредотачиваясь на прослушке пространство больше, чем на обзоре, и внимательно отслеживая различные мелочи.

Собака спугнула... птицу. Что-то не дало уйти пернатой, и её болезненные предсмертные крики раздавались с той стороны. Не пытаясь домыслить ситуацию больше, чем то могло потребоваться, эльф уловил нотки человеческого голоса. Ветер играл против разведчика, и разобрать слова не предоставлялось возможным, но их тон говорил о главном - этот человек явно не из тех. Скорее, из этих. Тембр голоса напоминал, скорее, подростка, чем взрослого мужчину, но этот момент, как и наличие акцента, следовало бы уточнить дополнительно. Разговор его и зверей был непродолжительный, и источники звука направились в сторону разведчика. Собравшись в один чувствительный нерв, эльф был готов спешно покинуть свою позицию. Без бега, конечно же, ведь собака среагирует на это быстрее, чем если бы увидела эльфа. Собственно, на счёт именно этого животного остроухий почти что не переживал: не натасканный конкретно на поисковую работу зверь не столь эффективен, и способен, порой, игнорировать создание с родственным для местности запахом, доверяя нюху больше всего остального. Пожалуй, только лишний звук мог бы привлечь его любопытство, но этим бы всё и ограничилось. Поэтому концепция "картофельная моль в закромах хозяйства" продолжала быть приоритетной.

Шаги спутника собаки удалось уловить не сразу. Слишком лёгкие, чтобы принадлежать взрослому мужчине, что подтверждало мысли о примерном возрасте; при том осторожные, но он не крадётся. Охотник? Вполне возможно. Не самый умелый, правда - Фор даже сто лет назад ходил куда тише по лесам - но, возможно, неизвестный просто не преследовал такой цели. Хээ... Не хочу над тобой думать, - внутренне проворчал эльф. С учётом особенностей людей, охотник будет либо чьим-то слугой, либо сам окажется господином, и тогда начнутся не самые удобные разговоры. Шанс столкнуться с вольным лесничим привлекал ещё меньше, потому что такие человеки всяких бродяг-эльфов не любят на столько, что даже кушать не могут. Но при этом... Уж хоть какое-то общение! - Последние недели две Фор преодолел в гордом одиночестве, и даже жаркий спор с кем-то не самым любезным виделся ему дивной возможностью насытить свой голод. Да и просто получить некоторые ответы, и может быть (может быть!) свести ситуацию с минимумом потерь. А потому эльф сразу же! Остался на месте. Всё же идеи идеями, а поведение охотника лучше проверить до встречи. Звуки ещё многое дадут разведке.

5

- Ищи, ищи. - Александр коротко взмахнул свободной рукой, санкционируя попытки Герды сбежать от него в кусты, снова отвлекся на то, чтобы извлечь из сумки кусочек мяса для Хенны. Ястребу не сиделось спокойно - лесные птицы уже заметили хищника и под сводами деревьев поднялся гвалт из птичьих голосов, на которые Хенна отвечала громогласным криками, грозно топорща крылья и порываясь взлететь без команды, что, конечно, ей сделать не позволяли.

Заяц вылетел из кустарника с такой скоростью, что, не выскочил забним следом собака, барон никогда не поверил бы, что он вообще был - серая, смазанная тень стремительно уносила лапы, спасаясь бегством, совершая невообразимые прыжки из стороны в сторону и сверкая ушами. Дермень ещё секунду постоял в прострации, а затем, коротко и со вкусом выматерив зайца, его заячую мать, собаку, корни деревьев и Инноса, побежал следом. Расстояние нужно было сократить хотя бы немного, прежде чем позволить ястребу взлетать - иначе своевольная птица вполне может броситься не за той добычей, которую выбрал хозяин, переключившись на какую-нибудь иную живность.

Наконец, поняв, что либо сейчас, либо без зайца, и героически прыгнув вперёд, не задумываясь в охотничьем азарте о последствиях, юноша фактически бросил Хенну в зайца - уж ему вслед точно - и ястреб, захлопав крыльями, кинулся в погоню. Если Герда сделает все так, как ее дрессировали, вырабатывая злобу к дичи, то есть будет пытаться броситься с боку, постоянно заставляя зайца бежать прямо - ему уже не уйти... Ястреб быстрее. Так, в общем-то, и произошло - спустя пару секунд раздался животный вопль, в котором приятного было мало, во всяком случае, заячьи крики точно были не самым приятным звуком.

- Вот... Твою мать, так всегда... - Кряхтя и отряхтваясь, Александр кое-как выпутался из ветвистых корней пня, за которые зацепился сапогом, едва перестал смотреть себе под ноги, поднялся, натянул сапог обратно и, прихрамывая слегка, поспешил туда, где, кажется, уже затевалась драка за зайца между собакой, стремящейся придушить страдающее, но ещё живое животное, и ястребом, который без особой спешки продолжал раз за разом рвать зайца когтями. "Не везёт тебе, дружище..." - мрачно усмехнулся себе мысленно фон Дермент-младший, не без желания побыстрее прекратить заячьи страдания, уже вытаскивающий из ножен на поясе небольшой нож и продираясь через очередные заросли кустарника на своем пути.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Июнь 17075 года. Затерия, границы Волчьего леса. Лекс, Фориуэль