Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произведена раздача Аренных билетов.

Особый лотерейный эвент Spellfinders: Misterium Battle Royale все ещё в процессе! Участники, не забывайте про свои ходы!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4. Конец мая 17087. Валенсия. Ивейн, Ллойд


№ 4. Конец мая 17087. Валенсия. Ивейн, Ллойд

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Беспокойно метавшееся по купальне эхо от кашля наконец-то затихло, перестав хлестать по ушам крыльями перепуганной горлицы, вернув помещение во власть приятной тишины, осторожно тревожимой лишь журчанием воды да звуком падающих капель. Теперь, когда усталость отступила, вспугнутая выбросом адреналина, уже ничего не мешало утроиться, как и аристократка, на специальном пандусе да насладиться теплом воды, смывающей с тела пыль и пот, освежающей если не душу, то хотя бы бренную оболочку. Вот только... Мельком брошенный на Присциллу взгляд, скорее рефлекторно, чем из реальной необходимости убедиться, смотрит ли она, зацепился за деталь, которая сама по себе совершенно не была чем-то значимым, но вот в связке с остальным приобретала критическую важность. Отерев с лица остатки вытекающей изо всех отверстий воды, Ив оттолкнулась от бортика и никсой скользнула вперед - к аристократке. Двигалась в воде ведьма быстро, легко и привычно, держа голову настолько низко, что на виду оставались почти только глаза да лоб, облепленный мокрыми волосами, сочетая навыки пловца с почти неосознаваемыми магическими манипуляциями. Нащупав ступеньки, приблизилась, не обращая на наготу ни малейшего внимания - ни на свою, ни на чужую, и, хотя взгляд был прикован к груди пепельноволосой девушки, во взгляде не было ни интереса, ни пошлости, и видела Ивейн только одно. Вода частично скрывала обзор, поэтому, едва заметив столь примечательную деталь, Ив почти неосознанно сконцентрировалась, чтобы, оказавшись рядом с Присциллой, сделать короткий жест жест рукой и преображением ополовинить бассейн, полностью обнажив идеальное тело девушки, рядом с которым сама волшебница казалась еще более нескладной. Склонив голову на бок, она смотрела аристократке в глаза, и взгляд сапфировых глаз был настолько подозрителен, насколько это вообще возможно. Все время до этого ведьма не задавала вопросов, молча глуша странные мысли и ассоциации, списав их на то, что больно запомнились те спонтанные и безумные минуты с Кроуфордом, но сейчас молчать уже было попросту невозможно. - Скажи мне, Присцилла... почему у тебя в точности такой же шрам, как у твоего брата? - Голос был хоть и достаточно спокоен, но наполнен оттенками мрачности, а в помещении похолодало, отчего тело покрылось гусиной кожей - колдунья этого, казалось, даже не заметила, сузив все свое восприятие мира до одной-единственной точки во вселенной: глазах цвета расплавленного серебра.

32

Резким взмахом смычка о туго натянутые струны скрипки мелодия тревоги пронзила сознание, скрипом когтей по стеклу отдаваясь в ушах. Мышцы напряглись рефлекторно, перетекая под кожей, словно в готовности сорваться с места, заставить тело напасть иль сбежать в ту же секунду, лишь бы не оказаться пойманным. Лицо вмиг обратилось мраморной маской, лишаясь даже оттенка минувшей усмешки, а глаза охладели, обращаясь нечитаемым зеркалом её души, хоть и в первое мгновение яркая эмоция вырвалась наружу, отражаясь под внимательным взглядом сапфировых глаз волшебницы.
Одного мига хватило, одного вопроса, что бы атмосфера купальни разительно переменилась, наполняясь холодом вьюги, затаившейся тревогой и готовой к хищному прыжку опаской. И лишь не обременённый контекстом наблюдатель мог разглядеть всю красоту открывшейся картины, полноценно оценить и насладиться силуэтами двух обнажённых дев, с чьих мокрых тел, находящихся друг напротив друга, медленно скатывались капли воды, падая и ударяясь о камень бассейна.
Думаю, ты уже нашла ответ на свой вопрос. — Медленно, осторожно подбирая слова, звенящие оголённой сталью клинка, произнесла она в ответ, не отводя взгляд, не моргая, утопая в незамутненной синеве взгляда напротив, силясь не захлебнуться и наконец всплыть. Не видела она смысла придумывать оправдание, юлить и обманывать более, как не имела на то возможности, стоило только пониманию отразиться в сознании, сопоставляя все имеющиеся факты в их встрече в единое целое. Более она не могла скрыть саму себя за фальшивым образом, за маской треснувшей на две половины, обнажая нутро, задумываясь о ином, куда более насущном, свистящем опускающимся на голову топором палача. Что делать теперь? Магия разума в её руках не была столь совершенным инструментом для удаления сего эпизода из памяти, не было гарантированного средства решить возникшую проблему, способную в будущем обернуться паршивым последствием. Следовало понять, как отреагирует на это Валкорион, разобраться и решить, как действовать дальше.
Поднявшись на ноги, резким движением шага сближаясь с Валкорион до непростительной близости, едва касаясь её тела собственным, слегка нависая, сокращая дистанцию меж схлестнувшимися взглядами. Изучая её реакцию, эмоции, способные вырваться из узд самоконтроля под сильным давлением, Присцилла произнесла собственный вопрос, отчётливо, но тихо, лишь подстегивая объявший обеих накал.
И что ты будешь с этим делать?

И лишь на границе сознания раздавалось эхо самобичевания тёмного мага, столь беспечно потерявшего над ситуацией всякий контроль, допустившего провал, губительный просчёт исключительно по вине собственной неосторожности и недомыслию.
Какой же я идиот.

33

Тихое противостояние, без обнаженных клинков, без мелькающих заклинаний, даже без доспехов и спасительных масок, скрывающих мимолетные проявления эмоций, но оттого не ставшее более простым. Аристократка лишь усложнила все своими словами, не дав четко ответа, оставляя шлейф неопределенности и простор для домыслов, ведь... но было ли им место? Иногда ведь самое верное решение - самое простое, но сейчас... возможно ли? Ведьма хмурилась и не отводила напряженного, подозрительного взгляда, не отступая ни на шаг, следя за каждым действием... кого? Действительно ли это была правда? Сомнения клубились жужжащим роем, отвлекая и призывая погрузиться в просчет вариантов, отвлекаясь и не позволяя себе самую простую вещь: вопросы, но сейчас все-таки стоило... - Зачем? - Первый вырвался легко, соскользнул с губ рыбешкой, ищущей выхода из рыболовной сети, стремительно и искренне, без обдумывания и планирования, упорхнул, не успела она оглянуться. Морщинки на лбу не разглаживались, когда волшебница в который раз изучала стоящую перед ней девушку - или ту, перед которой стояла сама? - ища хоть какие-то новые подсказки, что позволят понять, различить знакомый образ за тем, что лишь походил на него, как копия, пускай и более совершенная. Это легко читалось на лице - она не стала даже пытаться прятать эмоции, пускай все равно достаточно скудные, слишком сосредоточенная на той (том?) кого видела перед собой. Озвученный вопрос ждал ответа, но ответить волшебнице было нечего - она пожала плечами. - Да ничего. Что это? - Спросила Ив, продолжая хмуриться и оглядывать аристократку, но не как обнаженное тело, а просто как человека. Пользуясь близостью, коснулась пальцами шрама, провела вниз, следуя прямой линии, вернулась наверх, охватила ладонью холм груди, чуть сжала - лишь исследование, подобно тому, как слепой изучает лицо человека, чтобы понять, как тот выглядит. - Не иллюзия. Настоящее тело. Не амулет - не вижу. Заклинание? Неужели настоящее тело? Полностью? Как это работает? - Перемежая их паузами, Ив стала неспешно озвучивала вопросы, лишь допустив, что все-таки это правда, не обращая особого внимания на ситуацию, увлеченная и заинтересованная неизвестной магической формулой. Как в таких случаях бывает, вопросы тактичности для нее просто не существовали, хотя в движениях рук не должно было быть чего-то откровенного неприятного - пальцы у волшебницы были нежные, мягкие, как у многих магов, не знающих тяжелого ручного труда и оружия, а движения плавные и осторожные. Медики обычно осматривают пациентов жестко, прощупывая тело вглубь, ведьма же касалась поверхностно, лишь немного будто проверяя на прочность и опасаясь, что может разбить хрупкую вещь. Разумеется, если получила на то возможность.

34

Ответ на это не подлежит разглашению. — Первый вопрос спутницы остался без ответа правдивого, встретив металлическую преграду, надёжно скрывающую чужие тайны и секреты, пути к которым не было никому, кроме тех, кто уже был в них посвящен. Присцилла не считала волшебницу глупой иль недальновидной, напротив, по достоинству оценивала её умственные способности и была уверена, что Ивейн прекрасно поймёт всю подоплёку озвученных слов и не станет более лезть к тому, что знать представлялось попросту опасным для жизни. Тон голоса отчётливо смягчился, хоть и вернулся всего лишь к свойственному ей спокойному, пустому, без намёков на эмоции, разгладились и иные проявления напряжения по мере того, как изучающий взгляд с филигранной точностью отследил все вестники мыслей Валкорион, обличенные в форму мимики, интонаций, даже малозаметных движений самого тела. Она пришла к определённым выводам, утешительным, осталось лишь принять окончательное решение, в котором уверена тёмная не была, сомневаясь до последних мгновений под ритм единой повторяющейся мысли.
А что, если... — Но время на размышления ещё оставалось, никто её не торопил, вплоть до окончания их встречи она была в безопасности.

Заклинание. — На второй последовал ответ предельно простой, без всякой утайки. На словах голос девушки дрогнул от неожиданного прикосновения к груди, но самообладание мигом вернулось, а взгляд опустился вниз, следуя за свободным движением руки девушки, впрочем, не останавливая, понимая весь её интерес. Исследовательский, настойчиво зудящий в голове, стоило лишь увидеть нечто новое иль непонятное, требовавший подробного познания и изучения всего неизвестного. Это именно то, что двигало большинство волшебников вперёд, позволяя развиваться, придумывать и создавать, в магии осваивать то, чего ещё не касалась рука человека. Впрочем, если бы прикосновения водной волшебницы вызвали неприязнь, аристократка бы её остановила, но Ивейн уже была однажды допущена в сокровенное личное пространство, как произошло и сейчас, без отторжения ощущая приятные прикосновения, принимая их, лишь бы они не перешли за неизвестную ей грань.
Оно полностью перестраивает тело на то, каким оно было бы если бы подверженный ему был противоположного пола, так же воздействуя на все вторичные детали, ответственные за привлекательность человека. Конечно, тело меняется не только физически, изменяется и его солярная структура для полноценного поддержания заклинания и отсутствия естественного отторжения с течением времени. — С некоторой задержкой на размышления о том, стоило ли раскрывать подробности о заклятии своего знакомого, Присцилла всё же ответила и на эти вопросы, поскольку поздно было что-то скрывать, хоть и без детализации особенностей действия Смены пола.
Всё, что ты видишь и чего касаешься не фальшивая имитация, а настоящее тело со всеми присущими ему ощущениями.

35

Нельзя сказать, чтобы ведьма ожидала иного ответа на первый вопрос, полностью осознавая, что является совершенно чужим человеком и совершенно не собираясь лезть в дела короны. Из любопытства Ив могла забраться далеко, не обращая внимания очень на многое и проковыривая себе путь крайне глубоко - но влезать во что-то, связанное с властями в той или иной форме колдунья категорически не собиралась. Так что лишь отстраненно пожала плечами, обозначая, что услышала, и сразу отбрасывая вопрос за бесполезностью. Оно того не стоило - вероятно, какое-то задание, требующее скрытности, а уж если речь заходит о Клыках, можно было не сомневаться, что при малейшем подозрении в неспособности сохранить тайну можно лишиться головы. Своя голова Ив нравилась, причем именно там, где она находилась, и менять что-либо категорически не хотелось.

Ответы, на удивление развернутые, каких она не ожидала услышать от того, кто скрывался за личиной прекрасной пепельноволосой аристократки, были подобны крохотным порциям самых изысканных деликатесов: услаждали и разжигали аппетит еще сильнее. Ив коротко кивала, не прекращая изучения, впитывая информацию, на этот раз сравнивая черты лица с теми, что были в памяти, снова отмечая различия с учетом новых знаний. - Жизнь, верно? Более плавные, гармоничные черты, сглаженные формы, - она коснулась скулы девушки, мягко поворачивая голову в бок, чтобы взглянуть на профиль. - Но почему отросли волосы? При сохранении главных отличий и отметин это не логично. А при противоположном превращении? Или это отдельный контролируемый пункт? Должно быть, да... - Полувопросы, полурассуждение вслух. - Сколько длится эффект? Иной вес, другой центр тяжести - что ты чувствуешь? Требуется ли привыкнуть? Опять же, мочеполовая система... - в опустившимся взгляде, казалось, мелькнуло лезвие скальпеля. Или только показалось? Ив коснулась снова, на этот раз - иначе. Провела по мраморной коже аристократки самыми кончиками пальцев, легко скользившими по каплям воды, касаясь на первый взгляд ничем не примечательных мест, но вызывая волну возбуждения. Не везде, это индивидуально, но в большинстве - должно было, уж она-то знает... И снова - взгляд был жадный до информации и по-научному сухой, без капли чего-то иного. - Что чувствуешь? - Прямо спросила ведьма, глядя глаза в глаза, накрыв ладонью мраморный холм и чуть сжимая пальцами вершину, чувствительную совсем иначе, чем у мужчин, ловя обрывки эмоций - зрачки, губы, мягкость кожи. Как далеко она была готова зайти в познавательном интересе? Сейчас могло показаться, что до самого конца.

36

Жизнь. Не думаю, что достижение подобного эффекта возможно на иных стихиях. — Легкий кивок сопутствовал словам, вслед за которыми она поддалась чужому жесту, не сопротивляясь отвела голову в сторону, однако, не отвлекаясь на роспись каменных стен, не спуская с волшебницы внимательного взгляда пускай и боковым зрением. — Верно. — Лишь подтверждая чужую догадку, не требующую излишних комментариев и дотошных объяснений. Ивейн была достаточно сообразительной, на лету схватывая поверхностные особенности чужого плетения, не заостряя на них внимание, отдавая свои мысли ключевым, сложным деталям, озвучивая их в тот же миг, стоим им промелькнуть в её голове. Избавляя от обременительной необходимости натягивать маску учителя и объяснять очевидные вещи.
Заклятие действует до трех суток. Из которых смело можно вычеркнуть почти все, если попадаешь под его действие в первый раз. Слишком ко многому требуется привыкнуть. К весу и центру тяжести лишь в том числе. А уж об ином... Да, ты правильно поняла. — Ответ к окончанию которого иной человек мог смутиться, обращаясь к неловким нюансам, но не равнодушная к тому Присцилла, умело играющая на струнах собственных эмоций, осторожно контролируя каждый аспект, проявление внешнего чувства...
Тут же сломленная неведомыми прежде ощущениями, отражёнными дрогнувшим под порывами чужих прикосновений телом, притягательных и манящих, переходящих за личную грань, взглядом чуть расширившихся глаз провожая кончики пальцев Валкорион, красноречиво переводя его к синеве глаз волшебницы.
Что ты... Ахх~ — Полнившаяся нескрываемым удивлением чужими действиями фраза оказалась прервана вырвавшимся из груди вздохом, откликом полностью подчиненного заключительным жестом Ивейн тела, вслед которому девушка перехватила слишком свободно гулявшую руку, крепко сжимая её, не отпуская, задерживая на том же месте, вовсе не осознавая, что подобное может быть воспринято не так.
Ты... знаешь ответ... на этот вопрос. — Слова, разделённые учащённым дыханием, наполненные укоризненным тоном, озвучили нежелание объяснять очевидное, порицая необдуманные действия Валкорион, но в тот же момент неосознанно не отторгая их, принимая как итог собственного попустительства, обличенного в форме первобытных желаний, выраженного в ослабшей хватке руки и смутных эмоциях, в сомнении, игравшем во взгляде.

37

Короткие, задумчивые кивки обозначали получение ответов - мелочь, необходимая для полноценного взаимодействия и своевременного уведомления о том, что слова были услышаны. Жадный до деталей взгляд подмечал расширившиеся зрачки, мурашки, иные, не менее мелкие, но более заметные знаки того, что чувствовала пепельноволосая девушка, и ответом на ее порывистый жест была... улыбка. Скорее даже намек - чуть изменившееся выражение лица, чуть приподнявшиеся уголки губ и веселые искры в сапфировых глазах, будто случилось что-то крайне забавное. Послушно остановившись, но не отнимая руки, волшебница склонила голову к плечу, продолжая чрезвычайно заинтересованно смотреть на... на собеседницу. У ее... него... - сложно было разобраться, как теперь стоит думать, - нет опыта половых контактов в этом теле - слишком сильно и явно было удивление, позволяя сделать такой вывод. Действительно, вряд ли Клык прибегал к этому заклинанию развлечений ради, вообще сложно было предположить, что он знает значение этого слова, так что... кракен, нельзя было упустить такую возможность! Слишком любопытно, слишком хочется понаблюдать за реакцией и поближе посмотреть на работу такого уникального заклинания, к тому же Ив видела - хочет. - Удивительно. И прекрасно, - оценила она то ли Присциллу, то ли столь тонкий, ювелирный результат работы заклинания, не упустивший даже чувствительность. Преображением наполнив обратно бассейн, ведьма свободной рукой коснулась второй груди - легким дразнящим движением, все еще глядя в серебристые глаза с научным интересом, но теперь еще и с ноткой жадного желания. Коснулась снова. - Мне перестать? - Не спросила, сказала из вежливости, ведь, как сказано было чуть ранее, она знала ответ... Ведьму, как всегда, не интересовали нормы, правила и ограничение, для нее имело значение лишь одно - согласие второй стороны, добровольно подписанный договор, без оглядки на хоть какие-то еще детали. Если возникало взаимное желание - не было смысла изобретать отговорки или искать скрытые смыслы. Все было прозрачно, как вода в бассейне, укрывавшая девушек до колен...

38

Сомнения десятком назойливых насекомых роились в голове, едва-едва касаясь натянутых струн в самом сердце сознания, настойчиво играя на них мелодию смутной тревоги. Недоверие к людям, обществу и окружающему миру, обыденно выраженное в неприступной внешней отрешённости, расходилось по швам с гулом рвущимся, прогибаясь под гнётом смешанных чувств, отражённых в затуманенном возбуждением взгляде. Отчётливо слышался звон сражения трезвого, ясного разума, скованного рядом навязанных самим собой предрассудков и правил, коим она неукоснительно следовала, боясь преступить, и разгоряченного тела, примитивных животных инстинктов, пылающих жарким пламенем страсти, пророчащим удовольствие, стоит только позволить ему себя объять. Ощущение прикосновения лёгкого и дразнящего лишь подливало масло в огонь, подтачивая стойкость, отторгая решительные попытки тяжелого характера воспротивиться чужой воле.
Мне перестать? — Слова Ивейн прозвучали издевкой, произнесённой с властным наслаждением ситуацией и пониманием своего превосходящего положения. Ещё одно прикосновение, на яркий свет влекущее наивного мотылька, вызвавшее новую волну телесных реакций, лёгкую дрожь и рефлекторное сжатие пальцев, лежащих поверх ладони волшебницы. Были ли причиной новые, неизведанные ей ощущения, манящие сладостными открытиями, ложная личность, раскрепощающая сознание и возможности, одаряющая недоступной обычно свободой вне рамок дозволенных правил, иль более раннее знакомство с Валкорион, но... — ...к чёрту... — Присцилла сдалась. Более не в силах сопротивляться она поддалась ощущениям, терзающим кожу, принимая как данность, что промелькнуло во взгляде, полностью отдаваясь во власть водной колдуньи, более не препятствуя, позволяя ей делать всё, что заблагорассудится, облекаясь в желание. Прикрывая глаза на мгновения, сосредотачиваясь на удовольствии, и, словно распробовав его на вкус, расслабила руку, положив кончики пальцев на тыльную часть ладони Ивейн, плавно повела ими по предплечью, плечу, проведя по ключице к шее и, мягко обхватив её ладонью позади, подалась вперёд, вплотную коснувшись её тела своим. Мгновения прямого контакта глазами, обмена будоражащими сознание чувствами, который она решила окончить поцелуем, желанным и долгожданным, не тем притворным подобием, что было на улице, а настоящим.

39

Осознавая производимое давление, делая это сознательно и полностью отдавая себе отчет в своих действиях, ведьма просто не могла остановиться. Любопытство было слишком сильным, сосредотачивая все внимание на этом крайне соблазнительном и любопытном явлении, как мнимая Присцилла Кроуфорд. Ив понимала всю насмешливость своего вопроса-предложения, но на более серьезный подход не было сейчас желания, хотя, безусловно, она бы тот час прекратила при отказе, уважая чужое мнение, пожалуй, лишь в таких интимных вопросах. Но отказа не было, несмотря на усилившуюся хватку. Скользя взглядом по идеальным чертам лица белокожей красавицы, зацепившись за прикрытые глаза, с изрядной долей интереса и небольшой – насмешки, - колдунья смотрела, имея возможность понять, как сама выглядит в такие моменты, и, несмотря на отсутствие нужных умений, в этот момент хотя бы в какой-то степени имея возможность считать и понять эмоции. Разжавшиеся пальцы, движение вперед, навстречу – единственный необходимый ей ответ, призывающий отодвинуть на задний план сухой научный интерес и показать аристократке все, что только возможно. Пробудив всю нежность, что можно было наскрести в зачерствевшей душе водяной колдуньи, отвечая на поцелуй со всей мягкостью, на которую она была способна, оставляя откровенные прикосновения до поры до времени, сосредотачиваясь на простых, проводя пальцами по коже, повторяя движения Присциллы, чтобы она в полной мере поняла, какие ощущения они вызывают, добавляя новые, свои. Им некуда было спешить, не в этот раз, можно было расположиться с комфортом и полностью сосредоточиться друг на друге. В купальне было тепло и комфортно даже способной ощущать холод беломраморной богине, что была сейчас единственным объектом во вселенной Ивейн – она шла вперед не торопясь, увлекая аристократку за собой, постоянно следя, чтобы она была рядом, успевая понять и прочувствовать каждое движение, следя за реакцией и ища правильный подход. Удивительное, познавательное путешествие для обеих сторон, позволяющее на какое-то время забыть внешний мир с его проблемами и грязью, с ограничениями и правилами, обязанностями и стремлениями. Ив не знала, нужно ли это ему, но ей – да. Островок покоя посреди безумного океана жизни и памяти, позволяющий… не, не забыть – просто временно не помнить. Сузить восприятие, узким концентрированным лучом направив на здесь и сейчас, позволить скорлупе развалиться и растаять, оставив мягкое, податливое нутро, отзывчивое и чувствительное, такое же уязвимое, как и то, что было сейчас в объятиях...

Ллойд получает: Эротическая карточка

Полная версия будет передана в личном порядке, дабы не шатать рейтинговые устои форума.
http://s3.uploads.ru/t/T6CUX.png

40

Быть ведомой, но не ведущей, было ей непривычно, но блаженно до дрожи в кончиках пальцев взамен, повиноваться телу в желании идти под руку дальше, со знойным любопытством, искрой таящегося пламени, мерцающего в обычно хладных глазах, с трудом скрываемым предвкушением неизведанного, ширму чего спутнице довелось для неё приподнять. Следовать за волшебницей, лишь на шаг, движение рукой и поцелуй отставая от той, ощущать, страстно вкушать новое в это мгновение, с пьянящим чувством, эхом отдающимся в затуманенной голове, наблюдать и учиться, что бы следующий миг ответить ей тем же, по своему, не позволяя томительно ожидать, пока лишь Присцилла сполна насладиться происходящим. Не торопясь, им некуда было ныне спешить, покуда всё время этого мира принадлежало двоим, но не медля, толкаемая в спину желанием и вожделением, возрастающими с каждой секундой, оттесняющими всякую разумную мысль, девушка постепенно переходила к действиям всё более открытым и откровенным, облекая в них всю свою страсть. Подводя их мягкую игру, столь насыщенную новым прелюдию к своей кульминации, пока под порывом желания не решилась взять всё в свои руки, прильнув к Валкорион вплотную, обхватив ту рукою за талию и поцеловав куда более глубоко и протяжно, чем то было ранее, вместе с тем медленно опуская ту вниз, ложа на пандус наполовину в тёплой воде, оставляя снаружи лишь бурно вздымающийся верх её торса. Нависая над ней, упершись левой рукою о спуск, не сводя взгляда с синевы её глаз, вновь приблизилась, увлекая Ивейн поцелуем, в то время второю рукой лёгким касанием кончиков пальцев спускаясь всё ниже вдоль её тела, и, достигнув самого пика предвкушения спутницы, гулко отдающимся на её губах, свершила два взмаха свободной рукой, сокрытых от взгляда Валкорион лицом, подобно ширме свисающими волосами цвета ещё теплого пепла, облекая кисть в потоки расходящейся во все стороны тьмы, и, на мгновение отрываясь от поцелуя, но не отнимая лица, тихо прошептала ей на ухо.
Расслабься...
...

Adult content

Часть поста была передана в личном порядке.

...

Спустя какое-то время, рассеяв остатки заклинаний, Присцилла на ослабших ногах с трудом опустилась в воду, устраиваясь на пандусе подле Валкорион, устремив блуждающий взгляд полуприкрытых пепельных глаз вверх, на потолок.
... — Она ощущала желание что-то сказать, словно в том была необходимость для обеих, но в то же время не хотелось говорить ничего, расслабленно кутаясь в нежные объятия тишины, если нарушить ту не решится её спутница.

41

Она была иной, она была настолько иной… Ничем не напоминающей лисицу, ни одним движением или жестом. Более мягкая, пальцы не кончались коготками, так и норовившими воткнуться в кожу, иной набор и ритм движений, и именно он не мог обмануть, не мог заставить поверить, что Присцилла – женщина. Она могла иметь другое тело, могла пытаться иначе рассуждать, но разум оставался мужским, с этим ничего не поделаешь – даже если было бы желание. Но это было не важно, имело значение лишь происходящее здесь и сейчас, ощущения, прикосновения, поиски. Им обоим сложно было отдаться полностью, по разным причинам, и ведьма знала лишь о собственных – недоверие, опасение чего-то, чему нельзя было дать название, некоторый дискомфорт от того, что партнер не вел себя так, как хотелось. Мелочи, с которыми она умела справляться, но которые все еще теснились на границе рассудка, не пуская его прочь. Им было наплевать друг на друга – по крайней мере, колдунья верила в это, - пока желание не кидало их друг другу в объятия, впрочем, не делая их хоть немного ближе. Погружаясь в поцелуи и объятия, ведьма ни на мгновение не забывала, кто она и где находится, а еще – что за человек рядом с ней, и именно это сыграло значительную роль в том, что случилось мгновением позже…

Лишь потому, что она помнила, тугие полосы тьмы, обвившие тело, не повлекли за собой ответную оборонительную магию. Лишь поэтому волшебница не стала пробивать себе путь на свободу, хотя и превратилась в мгновенье ока из текучей податливой фигуры в ледяную статую, жесткую и натянутую, как стальная струна. Пальцы впились в плечи Присциллы под пристальный, в упор взгляд распахнутых глаз, в которых плескался не только страх, но и какое-то совсем волчье стремление биться до последнего, сомкнув зубы на горле врага, и сейчас, в этот миг – этим врагом была Присцилла. Не рядовой страх перед запретной стихией, но что-то намного более личное и глубокое.

Наваждение продлилось не больше пары секунд, после чего лед треснул – было видно, как девушка насильно заставила себя разжать пальцы, излишне резко откинув голову и почти приложившись о каменную ступеньку, как сосредоточено закрыла глаза, будто не желая ничего видеть, и честно попыталась расслабиться, коротким жестом призывая продолжать. Нужно было сосредоточиться, чтобы перестать чувствовать запах горелого мяса. Старания аристократки помогали, пусть и не в полной мере, но определенное удовольствие, невероятно отличающееся от всего, испытанного ранее, получить удалось, нырнув в омут закрученных эмоций и переплетенных чувств. Когда все закончилось, ведьма соскользнула в бассейн, распластавшись на поверхности воды, позволив той нести себя, укутывая в ощущение невесомости, мягко обнимая, как единственная оставшаяся подруга. Ивейн свыклась с тем, что обречена на одиночество, она сама себя в него загнала и ревностно оберегала эти границы, не желая, чтобы кто-то, кто все равно потом исчезнет, прорвался через них.

Более она не проявляла инициативы. Вслед за Присциллой ополоснулась, вытерлась и оделась, не проронив ни слова, лишь бросая на аристократку редкие взгляды, по которым ничего нельзя было понять. Закуталась в шарф, накинула капюшон – отгораживаясь то ли от девушки, то ли от всего мира, ничем более не напоминая живого человека, которым была минут пятнадцать назад. Даже голос, прозвучавший, когда они покинули купальни, был ровен и безэмоционален, как раньше.

- Я еще нужна тебе?

Отредактировано Ивейн (2019-01-31 07:07:31)

42

Излишние слова более не покидали их уста, вновь возводя неприступную преграду тишины, отрешённости, что мрачной тенью следовала за ними, куда бы они не пошли, отталкивая окружающих, колкими шипами ледяного равнодушия причиняя боль особо напористым, навечно в душе оставляя гнетущее впечатление о их персонах. Казалось, мгновения назад то были два человека, чьи эмоции и порывы сияли друг другу в унисон, за розовой ширмой чего скрывалось лишь эгоистичное желание воспользоваться другим в угоду собственного удовлетворения, и лишь совпало так, что их стремления оказались взаимны, но уже сейчас это были совершенно чужие друг другу люди. Не было в них места ни мирским чувствам, ни обременяющим привязанностям, и даже то, что многие обожествляли любовью, не было для них чем-то святым, лишь практичным средством удовольствия сродни благородному вину или познавательной книге, совершенно не связанным с возвышенной связью мужчины и женщины. Секунды - и они оставили всё позади, в воспоминаниях, что не вызывали радости, улыбки или теплоты, и даже встретив друг друга вновь, вряд ли будут брать в расчёт проведённое время.
Хлопнула закрывшаяся дверь купален, оставляя порок позади, волшебница не стала медлить, погружаясь всё глубже в недра верхних одежд, что открыто подчёркивало её характер, словно стараясь скрыться от окружающего мира, на фоне чего Присцилла, обладая схожим взглядом, однако, словно кричала миру "Я здесь, нравится вам это или нет", нарочито выделяясь всем своим существом.
Лишенный всяких эмоций взгляд упал на Валкорион, отвечая на её вопрос вперёд сотрясающих воздух хладных слов.
Нет. — Рука протянула мешочек с отчётливым перезвоном монет, в нём сокрытых - платы за проведённый день, обговорённой ещё в самом начале. Последняя формальность, отделяющая их от расставания, как и необходимость забрать у Ивейн несколько зелий, после чего каждый из них побрёл своей дорогой, в неизвестности, пересечётся ли их путь вновь, но ни той ни другой не было нужды о том гадать.

43

Ведьма достала из сумки ящичек, вытащила требуемые зелья и передала аристократке. Мешочек с деньгами она, не глядя, сунула в карман - анализом она займется потом, и то исключительно для того, чтобы знать, чего ожидать от Клыка: суммы большей, меньшей или точно отсчитанной. Ивейн не любила заниматься подсчетом медяков и выбиванием скидок, просто предпочитала знать, во сколько оценивается ее труд. Когда все склянки были переданы с должной аккуратностью, девушка молча кивнула Присцилле, прощаясь, будто все, что между ними было - это покупка нескольких зелий. Вряд ли хоть кто-то мог бы предположить, глядя на две столь разные фигуры, что между ними было не далее, как полчаса назад. Оба этих человека умели очень хорошо разделять разные миры и руководствоваться в общении лишь одним из них, не позволяя второму влиять хоть на что-то. Покончив с этой встречей, ведьма направилась обратно в здание гильдии - как всегда, ее ждало много работы.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » № 4. Конец мая 17087. Валенсия. Ивейн, Ллойд