Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произведена раздача Аренных билетов.

Особый лотерейный эвент Spellfinders: Misterium Battle Royale все ещё в процессе! Участники, не забывайте про свои ходы!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4.Чаща Волчьего леса. Сентябрь 17086 год. Эрилимия, Ролан.


№4.Чаща Волчьего леса. Сентябрь 17086 год. Эрилимия, Ролан.

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s7.uploads.ru/CHLzP.jpg

Поблизости не должно было быть никого.
Дикая, нехоженая чаща Волчьего леса пахла мокрой землёй и прелыми листьями - извечными спутниками вступающей в свои права осени. Ночи ещё небыли промозгло-холодны, но уже лишились того душного тепла, опускающегося на эти земли в летнее время. Это было подходящее место для того, кто стремился к уединению и Эрилимия выбрала его не случайно. Одна из баз ренегатов осталась далеко позади, в нескольких километрах к северо-востоку дикой травой и молодыми деревьями зарастало брошенное людское поселение. Она проверила ещё вчера - природа давно взяла своё, не оставив после себя даже следов пребывания человека в некогда разросшейся деревушке. Нур не слишком интересовала история этого поселения, как и люди в целом, зато их отсутствие на многие километры в округе её устраивало более чем полностью. Эта часть Волчьего леса вообще была не лучшим местом для жизни. Неровная холмистая местность перемежалась с топкими низинами, подсыхающими во время летнего зноя, но неизбежно превращающимися в трясину с приходом сезона дождей. Дороги тоже обходили эти места стороной. До ближайшего тракта было более двух дней пешего пути, лошадь же здесь и вовсе скорее всего просто переломала бы себе все ноги.
Для мага воздуха таких проблем не существовало. Эрилимия легко и быстро скользила среди переплетений корней и веток, без затруднений минуя овраги и глубокие, тёмные ямы. Ветер неотрывно следовал за ней по пятам, вплетался в движения, срывал с травы капли недавно прошедшего дождя и разбрасывал по сторонам мелкие искры потревоженных светлячков. Густые кроны застилали низкое, клубящееся тяжелыми тучами небо, не пропуская к земле ни единого отблеска ни лун, ни звёзд.
Нури остановилась возле небольшого тинистого пруда и настороженно вслушалась в ночь. Пруд был густо подёрнут ряской и громкая лягушачья какофония вспарывала окружающую тишину.
- Ква, - бесцветно бросила Эриль в пустоту, не без удовольствия отмечая, что горластые амфибии разом смолкли, пасуя перед превосходством высших рас над миром природы. Она не любила природу. Не любила животных, лес, цветы, закаты, восходы и многое другое из того, чему другие так много внимания уделяли в песнях и книгах. По большей части ей было просто всё равно. Нури не была способна оценить красоту таких вещей. Вещей пустых и бессодержательных, вещей "самих в себе". Сюда, к этому замшелому тинистому пруду она пришла совсем не для этого. Ещё раз оглядевшись, что вышло слишком уж воровато, и за что она сразу же себя и одёрнула, Эрилимия вслушалась в отзвуки ментальное эха. Присутствия разумной жизни поблизости обнаружено не было, а потому Нури пристроилась на поваленном древесном стволе и извлекла из чехла инструмент. Эриль не прикасалась к лютне более десяти лет и сейчас, сжимая прохладный гриф не была до конца уверена зачем делает это снова. Пальцы легли на стальные струны и те до боли врезались в кожу. Это было знакомо и непривычно одновременно. Конечно, она прекрасно понимала, что поступила довольно глупо сбежав в самую непроходимую чащу леса только ради того, чтобы снова попробовать петь. Попробовать... успех не был тем, в чём она сейчас была уверена. Чистый звук потревоженных струн заставлял кривиться как от болезненно-пронзительного скрипа дешёвой стали, а сами ощущения были сродни тому, как если бы она невыносимо медленно отдирала бинты от давно подсохших ран. Да, это всё, пожалуй, действительно было глупо. Вот только иначе она не стала бы даже пытаться...
- Как напоить из иссякшего родника..., - о нет, она не стала бы даже пытаться перебирать звенящие созвучия и слышать собственный голос, едва не вырванный вместе с горлом клыками благородных шакалов и блистательных, совершенных змей, - ту, что пришла позднее на тысячу лет?
Голос, уже успевший превратиться в бесцветный шепот.
- Память - подвижная змейка песка в руках, - голос, который она сама успела возненавидеть, - ири этлерто, дороги к дому нам нет...
Голос, который так легко было обратить в тусклый хрип, стоило только сжать пальцы на тонкой шее. Сжать сильнее, чтобы оставить уродливые следы. Сжать сильнее, чтобы повредить связки. Сжать сильнее, чтобы показать безродной суке её место...
Эриль задохнулась. Фальшиво и грубо сбила созвучие и оно дребезжащим диссонансом резануло чуткие уши. Катастрофически не хватало воздуха. Лютня выскользнула из рук на траву и Нури бессильно зажмурившись опустилась следом, судорожно хватая ртом воздух, которого внезапно стало так мало. Её била крупная дрожь. Целый мир ослеп, оглох и окрасился алым. Пальцы помимо воли вцепились в горло, остервенело отдирая с кожи невидимые руки, а сердце бешено колотилось в груди, подгоняемое жгучими плетьми вспыхнувшей паники.
- Нет... - выдохнула сквозь зубы, силясь сбросить иррациональный страх, прежде чем выкрикнуть в темноту леса так громко, как только могла: - иди к чёрту!!!
- Иди к чёрту... - повторила уже тише, опуская дрожащие руки и только сейчас начиная ощущать под коленями прохладу чуть влажной после дождя земли. Пульс медленно выравнивался. Рядом не было никого. Тишина молчала в ответ, а Тьма милостиво опускала на плечи непроницаемо чёрный покров полуночи.
Она вспомнила зачем спряталась как можно дальше от чужих глаз.
Теперь же Эрилимии следовало просто встать, выдохнуть и продолжить. Если надо - с нуля. Ей было не впервой начинать всё с нуля.
В пруду возмущённо квакнула лягушка.

2

Ролан был недоволен. В первую очередь собой. Во вторую - своим топографическим кретинизмом. И в третью - этой чертовой зверушкой, что своим миленьким видом заставила парня свернуть с основного тракта, дабы попытаться эту самую зверушку пощупать! Сейчас он уже даже не помнил, кого там щупать собирался. То ли белка, то ли заяц. В общем, что-то мягкое. Разумеется, прыткое животное поймать так и не удалось. Зато удалось смачно заблудиться в лесу! И нет бы ему додуматься призывать крылья и взмыть высоко над деревьями, чтобы приметить тракт, пока еще не слишком далеко углубился в лесные дебри. Но нет! Руня попросту об этом не подумал, положившись на "авось". Вроде как с чего-то вдруг решил, что обязательно наткнется на какую-нибудь глухую деревушку, а там уже спросит у местных, как отсюда выбраться. Ага, как же! Нашел деревушку. Десять раз. В конце концов он забрался вообще непонятно куда, наткнулся на какую-то непонятную топь, или ему только показалось? Короче тут он уже окончательно взорвался и, спалив ни в чем не повинное маленькое деревце, все-таки призвал крылья и поднялся в небо. Кое-как, ибо деревья таки жутко мешали протиснуться к открытому пространству. Но когда выбрался...
- Ой, да ну чё за облом-то? Как так? Чего это за дыра вообще такая?! - прокричал он, глядя по сторонам. А вокруг не было вот вообще ничего - сплошной лес. Ни намека не то, что на тракт или захудалую деревушку - даже поля какого не видно! - Безобразие! Я возмущен прямо весь! - если бы в воздухе он мог притопнуть ногой, то обязательно бы это сделал, - ну и куда мне теперь? Ночь надвигается, спать надо! - недовольно оглядывался, пока, наконец, не приметил нечто странное.
Среди высокой травы и уже неслабо так разросшихся деревьев виднелись какие-то строения. Руня даже решил, что ему это сначала почудилось. Ну, как мираж в пустыне. Протер глаза, но нет - ничего не поменялось. Решив проверить, полетел в том направлении и совсем скоро действительно оказался в деревушке. Точнее в том, что от нее осталось. Людей тут явно давно не было. Ролан понятия не имел, почему это место было покинуто, но, по крайней мере, здесь можно было заночевать. Руня на всякий случай проверил местность на наличие нежити и только после этого подобрал себе более менее крепкое строение, где и пристроился на отдых. Перекусил кое-чего из еще не иссякших припасов, а затем лег спать.
Сон был недолгим. Слишком неудобно. Слишком много всяких мерзких насекомых. И даже сквозь сон закрадывались мысли о диких животных, что могли тут водиться. Вот им радость-то была бы - такая вкусная и беззащитная тушка беззаботно дрыхнет. В общем, Ролан не выспался, но хотя бы набрался немного сил, чтобы двигаться дальше. И вот уже черт знает сколько времени плелся неведомыми тропами, вероятно, забираясь все глубже и глубже в лесные дебри. Неудивительно, что настроение было весьма паршивым. Хотя...
Парень вдруг поймал себя на мысли, что это, так сказать, "приключение" не такое уже и плохое. Это тоже опыт, новые знания и вообще! Вдруг он наткнется на что-нибудь весьма интересное. На какую-нибудь редкую и таинственную зверушку! Говорящую! Или найдет что-нибудь волшебное? А может, обнаружит какой-нибудь магический источник? Да мало ли что тут может быть!
- О! Вон какая штуковина невероятная ползет! - вдруг воскликнул он, заметив совсем рядом очень даже крупную многоножку. Едва ли в ней было что-то волшебное, но внимание парня она таки привлекла, - какая ты, однако, странная, такая премерзенькая, многолапковая и с усиками. И как только ты такая несуразная жить-то умудряешься... - приговаривал он, присев на корточки и наблюдая за тварюшкой. Однако прикасаться к ней и уж тем более гладить никакого желания почему-то не было.
- Иди к чёрту!!! - совершенно неожиданно раздалось в этот момент, и Ролан в мгновение поднялся на ноги, глядя по сторонам и пытаясь определить, откуда донесся голос.
"Тут есть кто-то живой и разумный! - была первая мысль, а затем он, разумеется, вбил себе в голову, что этому кому-то требуется помощь, - нет, ну а иначе кто станет так кричать и посылать кого-то к чертям?! - справедливо предположил парень, - либо звери напали, либо нежить... Нежить!" - опомнился он и в немедленно обратился к духу света.
Однако поблизости ничего особо темного он не обнаружил. Но ведь голос ему не послышался же! Без лишних раздумий парень направился в нужную сторону. В лесу было довольно темно, а Руня и темнота  - вещи несовместимые. Однако, светоч он поостерегся призывать - слишком яркий, такой издалека заметят. Решил ограничиться дарами солнца. От парящих символов света совсем немного, но хватит, чтобы осветить путь. Ролан пробирался через заросли, но уже не был так уверен, что двигается в правильном направлении. Ведь больше никаких криков не было.
- Сожрали уже что ли? - пробормотал он себе под нос, - черт! Если это сделала нежить, то в ее же интересах мне на глаза не попадаться, - мрачно говорил он, как вдруг услышал... пение? Или показалось? Звучание было слишком тихим и пока еще не разборчивым, Руня не мог определить, что такое улавливает его слух. Но все же двинулся дальше в этом направлении. Дух света начал улавливать темную ауру. Не сильно темную, но все-таки. Это было подозрительно и, что уж там, заставило Руню несколько растеряться. Он пока затруднялся идентифицировать обладателя подобной ауры. Да еще и в таком месте.
Голос вдруг снова затих. Вероятно, его обладатель решил сделать передышку. Обладательница, вернее - теперь уже Руня мог точно сказать, что голос был женским. Впрочем, дорогу парень уже знал точно. И вот, очередной кустарник, сквозь ветви которого, Руня уже мельком заметил... эльфийку?! Ролан аж рот открыл от изумления. Однако в памяти вдруг всплыла совсем другая, но вполне себе похожая картинка: он так же был в лесу, так же пробирался через кусты, так же наткнулся на эльфийку... а точнее - вампиршу! Хотя в этот раз девушка не обладала аурой, свойственной нежити. Она определенно была живой, хоть и темной.
Возможно, стоило выйти и поздороваться, но Ролану вдруг пришла в голову совершенно идиотская мысль - попытаться спрятаться за кустом и понаблюдать. Нет, сама мысль может и хорошая, но точно не в отношении Руни. Мало того, что он слишком приметен сам по себе, так его еще и святящиеся символы окружают, которые даже через кусты вполне себе можно увидеть в темном лесу-то! Более того, нерадивый "мастер маскировки" шуршал этими самыми кустами, словно медведь в малиннике. Но даже так продолжал упорно пристраиваться за кустиком, наивно полагая, что его еще не засекли.

3

Ей не впервой было начинать всё сначала. Каждый раз по-новому собирать жизнь вокруг себя и по-новому собирать себя саму. А потом снова бежать, оставляя позади всё, что было создано, разбиваться вдребезги и по крупицам, упрямо выстраиваться заново. Прочнее, чем была прежде. Это не было сложно - это была её данность. Её главная сила. Чёрный, прогорклый Дар. Для тех, кого с малых лет не кормили отравленными иллюзиями их собственной исключительности, такая прочность была в порядке вещей. Такие как она не ждали подачек со стороны и не жалели себя. Не надеялись на справедливость мира, ибо знали - справедливости в мире нет. И если дрались - то на смерть, и если защищались - то из последних сил. Выживали, крутились, изворачивались, скалились, брыкались, приспосабливались, выжидали, наблюдали и подгадав момент вырывали для себя рваные клочки тепла, доступным другим просто по праву рождения, и кутались в них, бережно охраняя с таким трудом завоёванные осколки. Они ранились до крови, теряли всё до капли, ломались, обжигались, захлёбывались, гнили, рассыпались, а затем срастались вновь, исцелялись, собирались заново, восстанавливались и остервенело, упрямо продолжали дышать ни смотря ни на что. Потому что когда из всех вариантов у тебя только два - бороться или сдохнуть, то выбор стоял небольшой. Впрочем, возможно однажды каждый из них выбирал тот самый, последний вариант, от которого бежал так долго. Возможно, однажды и она тоже...
Но не сейчас. Сейчас Эриль продолжала бороться, пусть это и была маленькая, совсем незначительная война.
- Вьюга прячет наш след..., - мелодия рождалась под пальцами, неуверенно пробуя звуки на силу и её разум на прочность. - заметает глаза...
Она сбивалась, теряла голос и начинала снова, раз за разом отбрасывая назад серые призраки безрадостного прошлого. Эрилимия встречалась с ними лицом к лицу и не отворачиваясь, смотрела им прямо в глаза. Они сдирали с неё кожу и воровали дыхание множество раз. Множество раз восстанавливалась и упрямо продолжала жить дальше.
- Если хочешь совет - возвращайся назад... - стройная мелодия вдруг резко оборвалась фальшивым, неприятно резанувшим уши диссонансом, после которого наступила отчего-то ещё более неприятная тишина.
Эрилимия не моргая смотрела прямо перед собой, чувствуя как по венам отравленной желчью растекается коктейль из злости, горечи, усталости и разочарования. Спутанные, перемешанные чувства, так удачно нашедшие лазейку в её душу, когда та была так непозволительно уязвимой. Блёклые и жалящие одновременно, они были истинными свидетелями её эмоциональной слабости. Ментальное эхо было на восстановлении, а звуки лютни и собственного голоса заглушали посторонние шумы, позволив вторженцу подобраться слишком близко. Эриль не задавалась вопросами "почему даже здесь?" или "почему именно сейчас?". Она знала ответ - потому что мир был несправедлив.
- Ren vil'l sharn... - на одном дыхании прорычала она себе под нос, после того как руки, отпустившие гриф сложились в беглых жестах, а прищуренный, колкий взгляд отыскал в кустах смутный, скрытый листвой силуэт так самозабвенно шуршащего нарушителя. Глазам Нур не нужно было много света, чтобы видеть, не нужно было много звука, чтобы слышать. Ей вообще нужно было совсем немногое - уединение, ради обеспечения которого, как ей казалось, она постаралась достаточно. Эрилимия изменила стандартное направление ярости ветра дабы вышвырнуть вторженца из облюбованных им кустов прямо на полянку, одновременно с тем отложив лютню и отступая назад, пока тот не оклемался заготавливая в ладони ворох стальных игл. Не зная намерений и природы чужака, она предпочла универсальное средство...
- Отвечай какого чёрта забыл здесь, - требовательно бросила Нури с внимательным прищуром всматриваясь в представшего перед ней человека.
Человека ли?...
Светлая одежда и странный белый плащ ярким пятном светились во мраке ночи, ещё сильнее подсвечиваемые вращающимися вокруг неярко горящими символами. Светлые волосы, светлые глаза. В незнакомце было слишком много света на одного человека...
Свет.
Опознание природы стихии неясных знаков болезненно резко сшибло с Эрилимии изрядную часть прогорклого, злого раздражения и неприятной, пугающей пустотой вспыхнуло возле пропустившего удар сердца. Малодушно пасуя перед шевельнувшимся под самой кожей давнишним, иррациональным страхом, она непроизвольно отшагнула назад. Рука дрогнула, но не спустила в полёт мерцающую, стальную россыпь. Возможно, зря...

4

Пристроиться за кустиком окончательно Руня так и не смог. Все ему что-то мешало: то кусты чересчур цепкие, то земля неровная, то какая-то крупная букашка вылезла, заставляя чуть подвинуться, ибо противно! В общем, причин Ролан для своего шебуршания нашел множество, но на самом деле была всего одна - собственная криворукость. И абсолютное неумение хоть как-то маскироваться или прятаться. Но разве ж он сам себе в этом признается? Ага, конечно! Впрочем, оно и не понадобилось.
До Ролана вдруг донеслись какие-то непонятные слова на неизвестном ему языке, а затем его совершенно неожиданно подхватили потоки ветра и весьма грубо выдернули из кустов! А затем бесцеремонно отправили на полянку, прямо на открытое пространство! Ну, насколько оно возможно в лесу.
"Обнаружили, - грустно осознал он. Как будто могло быть иначе. А следом за этим осознанием пришло еще одно, - сейчас будет больно", - только и успел подумать в попытках хоть как-то сгруппироваться перед падением. В первую очередь закрыл, разумеется лицо. Его повреждать было нельзя! Оно еще пригодится, чтобы разговаривать! А затем уже попытаться прикрыть остальные наиболее уязвимые точки. Получилось так себе. Ролан довольно болезненно шмякнулся о землю и даже немного прокатился, а в итоге оказался в сидячем положении на пятой точке, которая возмущенно отдалась болезненным импульсом где-то с правой стороны.
- Ай-яй-яй-яй-яй! Больно-то как! - заверещал он, - и там, и тут! - потер для начала ушибленный локоть, а потом услышал требовательный голос и на секунду замер, осторожно поднимая взгляд на его обладательницу. И первое, что он заметил - угрозу в ладони незнакомки. Определенно какое-то заклинание, готовое вот-вот сорваться в полет. Первой была закономерная мысль о создании магического щита, и парень даже уже на автомате начал концентрацию, но... вдруг передумал и защищаться все-таки не стал. Что-то ему подсказывало, что призыв любого из его щитов сделает только хуже. Да и последующая реакция девушки, когда она осмотрела вероломного "преступника", заставила Ролана удивленно моргнуть. Уж больно резкая перемена. Кажется, это было как-то связано с парящими вокруг парня символами, но он пока не понимал сути проблемы.
- Не-не-не, успокойтесь, пожалуйста, я Вас не обижу! - быстро проговорил он и даже отполз немного назад. А потом медленно начал подниматься на ноги и при этом держал руки так, чтобы она их видела, мол, смотри - я ничего не колдую! - Я безобидный, вот, видите? Прямо весь абсолютно безобидный! - заверил он и бесхитростно улыбнулся, стараясь не обращать внимания на все еще ноющие места ушибов. - Я тут, понимаете, заблудился... - честно признался он и зачастил: - Это все зверушка, она была так мила, так пушиста, а потом лес и образина многолаповая. А там дома старые, но спать ведь надо где-то! Ну и вот! А потом крики, шум, я думал, нежить загрызла кого, но все стихло... А затем я на голос пошел и... Эх, - тяжело вздохнул, - я, в общем, Вас спасать пришел, а получилось вон оно как... - развел руками и снова улыбнулся. На этот раз как-то виновато что ли. С секунду помедлил, а потом все-таки спросил: - А Вы тут того, да?.. - имел ввиду, что незнакомка живет где-то поблизости, но уточнять почему-то не стал, отчего вопрос звучал совершенно непонятно.
"Ой, а это что... уши?! - только сейчас заметил Ролан, - Эльф! - дошло, наконец. Глаза довольно заблестели, принимая чуть более светлый оттенок. Вот теперь уж он точно так просто не отстанет. Мало ли этому "ушному" маньяку чего обломится? Надо было срочно налаживать контакт и как-то сбавлять градус напряжения, - сам виноват! Нечего было подслушивать и подглядывать! Девушки такое не любят! - отругал сам себя, ненавязчиво присматриваясь к эльфийке и ожидая ее реакции.

5

Свет...
Сила, устойчиво вызывающая у Эриль лишь одно единственное желание - оказаться как можно дальше от её источника. Она чувствовала себя рядом с ней как рыба, выброшенная задыхаться на сушу, как тень, не имеющая возможность сбежать, растворившись во мраке. Так чувствовал себя боящийся чужих взглядов человек, оказавшийся под светом магических прожекторов на потеху многотысячному сброду и последний выживший из войска, оставшийся один в окружении врагов. Подбитая птица лишенная неба, что в чистом, выкошенном под самую землю поле, с ужасом ожидала пришествия ловца. И не спрятаться, не затаиться. Не сбежать. Как ни пыталась, Эрилимия так и не смогла дать имя этому ощущению. Загнанность? Едва ли всё было так просто. Она, всю свою жизнь стремящаяся держаться в тени, просто не могла не пугаться силы, так ярко озаряющей всё, с чем только соприкасалась...
- Не-не-не, успокойтесь, пожалуйста, я Вас не обижу!...
Всё ещё держа нарушителя на прицеле, Нури сделала ещё один шаг назад. Его слова о собственной безобидности донеслись до неё смутно и приглушённо, словно бы между ними был растянут полупрозрачный, звуконепроницаемый пузырь. Он истончался не сразу, а постепенно таял вместе со вспыхнувшим ранее страхом и сходя на нет, уступал место другому ощущению - замешательству. Последнее довольно сильно отразилось на лице Нур, придавая ему не самое типичное для эльфа, озадаченное выражение. Ей впору было бы протянуть многозначительное "Ээээ..?", однако на звуки подземница оказалась всё же слишком скупа. Лишь голову к плечу склонила, чем-то отдалённо напоминая немного жутковатую, ночную птицу. Не то чтобы Эриль никогда не встречала психов, о нет... просто этот конкретный попался ей впервые.
- А Вы тут того, да?...
- О да... того, - пробормотала она в ответ практически на автомате, после чего уже более осмысленно продолжила, - и если ты не хочешь тут вместе со мной "того", то очень честно ответь мне на один вопрос. Ты Архон?
Пальцы, всё ещё сдерживающие смертоносные иглы чуть напряглись, словно бы от ответа незнакомца зависела их дальнейшая судьба. Эрилимия всегда была достаточно осторожна и предпочитала лишний раз не оставлять трупы за свой спиной, однако здесь... сейчас... в этом диком лесу и всеми богами забытой чаще...
О нет, она не упустила бы возможность прикопать светоносную Эденскую тварь под столь облюбованным ею кустом.
Эрилимия закусила губу и сощурилась в ожидании ответа. Не было смысла отрицать очевидного... она действительно хотела услышать это заветное "да"...

6

"Что? Что я не так делаю? Или говорю?... - никак не мог сообразить Ролан, продолжая без умолку трещать, - что-то не так. Она меня боится? Ее что-то смущает? Не понимаю... - Руня был несколько растерян. - Может, у меня лицо грязное или прическа сильно растрепалась? Или штаны в неудачном месте порвались?.. Может, ей не нравятся парящие символы? Но ведь они не причиняют вреда... - гадал парень. И тут вдруг незнакомка задала вот прямо совершенно внезапный вопрос. Руня аж на какое-то время трещать перестал, да так и застыл с открытым ртом от удивления, - архон?! Я?!!"
- Эээ.. - выдавил парень, собираясь с мыслями. - Рахон? Тьфу, архон?! Это самое... зачем так сразу обзываться-то? - прозвучало даже обиженно, и уже под нос себе пробурчал: - спасибо, хоть нагом не нарекли! - не то чтобы Ролан вот прямо не любил архонов. Скорее, не разделял большую часть их взглядов. Да и, честно говоря, не сказать, что он так уж много видел представителей этой расы. А вот слышал о них предостаточно, и зачастую далеко не самое лестное. Впрочем, среди тех, с кем доводилось общаться лично, попадались и вполне себе нормальные личности. Мало чем отличающиеся от обычных людей. Однако даже так, Ролан отчего-то очень не любил, когда его сравнивали со светоносной расой. И причин тому он сам не знал. "Вот просто потому что", - отвечал он обычно, если его спрашивали.
- А Вы тут что, Архона ждете как раз? - бесхитростно поинтересовался парень, - Ваш друг? Или подруга? - вдруг ахнул Руня, - так это что, не Вы кричали, а она? Тогда... может, мы еще успеем? Вдруг ее нежить не догрызла еще? - сделал очередное предположение Руня, одновременно с этим прислушиваясь к еще активному духу света. И, разумеется, заклинание вновь не показало никаких новых аур. Ни светлой архонской, ни темных аур нежити. Только ауру стоящей впереди эльфийки. - Не чувствую, - признался он и вот прямо без перехода снова затарахтел. Воодушевленно так: - но Вы не переживайте! Это еще ничего не значит! Вот была у меня история однажды, когда в лесу жил с бабушкой! Нежить-то близко к дому нашему не подходила. Впрочем, она и далеко от нашего дома тоже почему-то не ходила, даже странно... - протянул он. Вот прям "странно", да. Действительно, и почему это нежить не приближалась к дому светлого мага? - ну так вот. А тренироваться же как-то надо! И тогда бабуля начала договариваться с людьми из находящейся неподалеку деревушки. Ну, она отбирала тех, у кого была слабо заметная темная или светлая аура, и время от времени просила их в лесу прятаться, чтобы я их находил. А однажды решила усложнить: свою ауру замаскировала, и я должен был найти ее среди остальных до того, как закончится время этой самой маскировки. И я вроде бы начал искать, но потом вдруг из ощущений эта аура вот просто взяла и пропала. Задание я не выполнил, и бабушка меня наказала. Пообещала, что ночью, когда ее дома не будет, ко мне придет енот и отполоскает! - печально вздохнул и продолжил: - А я еще маленький был. Страшно было в доме одному оставаться! Полночи не спал, и только храбрости набрался, чтобы из комнаты нос высунуть и дом проверить, как услышал шуршащие звуки с улицы со стороны кухни, а потом бульканье! Выглянул в окошко, а там страшный зверь в бочке с водой делал что-то непонятное. И я почему-то так испугался, что заднюю дверь на ключ запер, а ключ этот в окошко выбросил. Притаился, прислушивался к бульканью воды, и только через какое-то время понял, что монстр может ключ подобрать, да дверь отворить. Снова в окошко выглянул - смотрю, а это енот всего лишь. Сидит, и действительно что-то полоскает... кхм, - опомнился он, сообразив, что увлекся, - так вот к чему я это... может быть аура вашей подруги-архонки тоже случайно так пропала, что я ее засечь не могу? И на самом деле она где-то рядом? - говорил с такой уверенностью, будто эльфийка ему сама сказала о подруге. Хотя по факту это Ролан умудрился сделать такой странный вывод, опираясь на вполне безобидный вопрос. - Надеюсь, сюда не явятся еноты, чтобы нас отполоскать, - брякнул он напоследок.

7

Отрицательный ответ... разочаровал. Едва только поднявшая голову яркая вспышка жажды крови угасла, оставляя после себя пустоту, сухость, серость и пространный монолог светловолосого незнакомца. Она чуть было не пропустила мимо ушей ровным счётом всё, что он только говорил, если бы не одна единственная деталь, неприятно резанувшая слух не хуже надрывного скрежета дешёвой стали.
- Оставим тот момент, что если бы я кого-то здесь и ждала, то наверняка смогла бы этого кого-то узнать, но ты серьёзно полагаешь что у меня может быть друг-архон?... - спросила Эрилимия даже не пытаясь скрыть едкий привкус скепсиса, которым было явственно пропитаны её слова, особенно ярко выделив два из них - "меня" и "друг". Она даже руки раскинула, словно бы призывая юношу приглядеться к ней немного получше. И правда, внешность Нури, была крайне далека от светлых и благостных идеалов эльфийской красоты. Красоты, впрочем, в ней было более чем достаточно, вот только отнюдь не светлой... Подземное происхождение Эриль было настолько явным, что не заметить этого мог бы разве что слепой. Перед ним была чистокровная Нур. И нужно было совершенно не знать историю, чтобы не помнить о том, что единственные прецеденты, когда Нур и Архоны оказывались рядом, были ознаменованы войной. Кто же мог знать, что именно с Историей у странного светлого незнакомца были некоторые трудности? Впрочем, даже без неё было крайне трудно представить эту чёрно-белую летучую мышь с изломанной линией излишне растопыренных острых ушей и по-волчьи сверкающим в темноте серебристым взглядом, в обществе хоть чего-то хотя бы мало мальски светлого. Даже в его компании она смотрелась бы откровенно странно и... противоестественно.
- Здесь никого нет. И надеюсь больше не будет. Ни Архонов, ни енотов. Так что иди ка ты... и заблудись где-нибудь в другом месте. Лес большой, его на всех хватит, - первый свой вопрос сама подземница явно посчитала риторическим и ответа на него не требовала. Как и иных объяснений, впрочем...

8

И ведь действительно. Внешний вид незнакомки, а также ее немного темная аура легко давали понять любому мало-мальски светлому магу, что с архонами она вряд ли будет дружить. Любому, да. Кроме Ролана. Ему было попросту плевать и на мрачную внешность Нур, и на тьму в ее ауре, и на сложные отношения темных эльфов и архонов, и что она в невероятных дебрях леса прячется зачем-то ото всех... вот вообще не волновало. И то, что ее вопрос был риторическим, странного блондина тоже ни разу не смущало.
- А чего бы и нет? - пожал он плечами, - Вы ж не нежить, живая вроде. А пернатые-святозадые резко негативно настроены только к нежити и демонам, с остальными еще могут худо-бедно, но дружить. Я, конечно не архон, но я как бы свет. Так вот у меня, например, вообще есть вампиры знакомые. У меня с ними знаете какой сасай-кудасай был? Ух!
Ну да, историю он не знал, да и откуда бы? Спасибо, хоть азы удалось почерпнуть, пока по Империи скитался, а то так бы и думал, что весь мир из его леса состоит, а все что вокруг - страх и ужас. Впрочем, вполне вероятно, что все равно легко бы предположил возможную дружбу архона и Нур, даже если бы знал о взаимоотношении этих народов. Просто потому что отказывался понимать все эти глупые распри исключительно из-за принадлежности живого существа к той или иной расе. Какая разница, эльф, гном, архон, нага... если существо хорошее и не стремится причинять кому-либо вред, чего к нему лезть-то и заочно в чем-то обвинять?
А тем временем Руню прямым текстом послали. Это его почему-то даже не удивило. Первый раз что ли? Впрочем, когда это он просто так вот брал и уходил? Нет, ну бывало иногда, конечно, но данный конкретный случай совершенно не способствовал тому, чтобы парень пошел туда, куда его послали. Во-первых, эльфийские уши! Как можно было уйти, когда они совсем близко? Во-вторых, сама девушка. Она была какой-то странной, непонятной, а оттого весьма интересной. А в-третьих, ему попросту некуда было идти. А ну и да... кто-то же кричал и пел! И если это была стоящая перед ним незнакомка, то Ролану было весьма любопытно, что заставило ее кричать, и почему она пела в такой невероятной дыре.
- А это как так? Нет, оно, конечно, не того самого, но ведь и там, и тут! Ну, и вот... - пробормотал он на информацию о том, что в лесу кроме них никого больше нет. А потом сообщил более связно: - Вы такая интересная, как я могу заблудиться в другом месте, когда я уже заблудился в этом? - всплеснул он руками и укоризненно покачал головой, мол, вот шутница. - Но значит, это что получается? Если мы тут вдвоем, значит, кричали все-таки Вы, да? - уточнил Руня. - Конечно, можно было бы предположить, что кричал я, но я точно не кричал, а бежал спасать кричащего! - внимательно так посмотрел на эльфийку, а потом сообщил очевидное: - спасать Вас не требуется. Но знаете, я все равно Вам помогу, - уверенно сказал парень и быстро добавил, предполагая наиболее популярный в таких случаях ответ: - и не спешите уверять, что помощь не требуется. Все так говорят, а потом - хопа! - и внезапно облегчение настигло, - пока говорил, методично отряхивал одежду и присматривался к более сложным пятнам, чтобы потом все разом вывести. - И это самое... раз уж нам посчастливилось столкнуться в таком воистину малолюдном месте, давайте хотя бы познакомимся! Я Ролан, пришел в этот мир совсем недавно. Последние полтора года гуляю по Империи, - очень даже дружелюбно проговорил он. - А к Вам как можно обращаться?

9

- О, это им совсем не мешало несколько раз объявлять войну моему народу, после чего лезть в наши пещеры приспокойно убивая "ими так любимых" живых, ради удовлетворения своих моральных амбиций, - замечание Нур было обильно сдобрено ядом, на который она не скупилась, как и на колкость прищура и едкость фраз. Тема архонов трогала её сильнее многих, даже несмотря на то, что её эмоциональная связь с историей собственной расы постепенно таяла со временем её пребывания за пределами родных земель, - знаешь, я совершенно не против убийства ради удовлетворения амбиций, но считать себя при этом невинными ангелами вселенской справедливости, несущими в мир всеобщее добро и радость, несколько странно, не находишь?...
Эриль усмехнулась и скрестила руки на груди, инстинктивно защищаясь в разговоре с незнакомцем, чьи взгляды на проблему считала как минимум противоположными своим - и не удивительно, учитывая то восхищение этими светоносными лицемерами, так свойственное многим из тех, кого коснулся Свет.
- А... ты из тех, кто считает себя сильно добрым? Серьёзно?... - казалось, что предложение мага несколько обескуражило Эриль... или даже обескуражило довольно сильно. Она смотрела на него с настолько явно читающимся сомнением, что его вполне можно было собрать, разлить по чашкам, выпить и отравиться. Даже паузу взяла, на случай если человек, представившийся как Ролан внезапно скажет "Ха! Шутка!" и всё разрешится просто... само собой.
- Бросая вызов чужому демону, будь к тому, что за тобой явится легион, - сомнения никуда не делись, однако Эрилимия посчитала нужным осадить излишне альтруистические порывы собеседника, дабы тот не кинулся исполнять их немедленно и ей не пришлось бы прибегать к более веским аргументам в пользу несостоятельности его действий. Всё таки драться сейчас ей не хотелось. Тем более с другим магом, о возможностях которого по сути не имела никакого представления.
- Мне нужна помощь, - Нури усмехнулась, чуть кривовато растягивая губы в странном подобии улыбки и наблюдая за чужой реакцией на нестандартный ответ, - но дело в том, что я вполне в состоянии оказать её себе самостоятельно, чем здесь и занималась. Я - Инеара.
Тёмная даже руки развела чуть в стороны, словно бы демонстрируя непоколебимость себя и своей... самопровозглашенной своей территории. Вот есть она и это её поляна. Её лютня, её пруд и даже её лягушки. И никакой псих ненормальный её отсюда уйти не вынудит.
- Так ты иномирец?... - случайно брошенная Роланом фраза была внезапно выхвачена памятью и обращена встречным вопросом, не задать который было просто невозможно...

10

- Я не поощряю убийства, - осторожно протянул Ролан. Он действительно стремился сохранять жизнь (и нежизнь) как союзникам, так и врагам. И ему было абсолютно наплевать, какой они расы или вероисповедания. Разве что низшую нежить он упокаивал без лишних слов, считая, что та страдает и ищет спасения. - И зачем архоны полезли в пещеры, мне тоже не понятно, - почему-то эта информация вот вообще не могла в его голове адекватно восприниматься. Ему это казалось странным. Поэтому Ролан решил не думать о том, что архоны забыли в пещерах темных эльфов. - Вообще, архоны могут считать себя кем угодно, но ангелами они никогда не станут, - безразлично пожал плечами парень. - Я думаю, что их походы против... не тех существ, - чуть запнулся он, подбирая подходящее слово, -  обоснованы долей человеческой крови, а не ангельской. Ангелы - это иные создания. А вот люди - они... да, - немного понуро кивнул он головой, не вдаваясь в подробности своей странной фразы. Он вот вроде бы и сам был человеком, но при этом совершенно не понимал людей. Точнее, отказывался понимать некоторые их стремления. К примеру, какую-то маниакальную жажду к войне не только с другими расами, но и между собой.
- Эм... я не считаю себя добрым. Даже не задумывался никогда над этим. Полагаете, это важно? - несколько удивленно произнес он. - Я просто помогаю тем, кто в этом нуждается, - пожал он плечами. - Тем, кому это нужно больше других. Это сложно объяснить... - ответил он несколько уклончиво. Альтруизм Ролана и правда находился за гранью понимания. Он был ведом чувствами и интуицией, которая никогда не ошибается. И, пожалуй, сам не мог объяснить даже для себя, почему надо помочь вот именно сейчас именно этому существу. Он просто... ощущал это.
- Инеара... - повторил он имя, казалось, чтобы лучше запомнить. - То есть Вы тут себе помощь оказываете, да? Ага. А чем именно Вы тут занимаетесь? Вдруг вдвоем дело быстрее и продуктивнее пойдет? - заинтересовался Ролан и медленно двинулся в сторону пруда, попутно отвечая на последний вопрос: - Ну, я не то чтобы иномирец. Скорее, не совсем. То есть совсем нет, - звучало несколько сумбурно, - я как бы из Империи, но узнал об этом чуть больше года назад. Видите ли, есть в одном лесу потайная дырочка. Там все было устроено... несколько иначе, чем во всем Мистериуме. Вот оттуда я и вылез. Знаете, некоторые считают, что мне здесь не место, и было бы лучше, если бы я никогда из этой самой дырочки не выбирался... - прозвучало с некоторой грустью. А Ролан тем временем добрался до края берега и присел на корточки, опуская руку в воду. - Это чего, вода что ли? Какая-то она мокрая... - пробормотал он и снова вернулся к предыдущей теме. - Люди странные существа. У них очень много страхов. Особенно перед неизвестным. Знаете, за последний год я посетил большое количество городов и сел страны, и отношение ко мне везде было самым разным. Причем изначально, при первой встрече, всегда положительное. А вот потом... магия пугает людей, даже светлая. Особенно когда она не лечит, а выжигает все на своем пути, - печально вздохнул. - И ведь все равно обращаются за помощью. Особенно когда понимают, что я не прошу ничего взамен. Впрочем, все равно ведь платят. Не деньгами. Добрым словом, улыбкой. Мне этого достаточно. Хотя нередки случаи, когда за помощь платят обманом или предательством... - в голосе не чувствовалось обиды. Скорее, разочарование...
Ролан вновь поднялся на ноги и, достав из кармана платок, вытер руки. Внимательно осмотрел поляну и задумчиво так коснулся одного из парящих вокруг него символов, словно бы намереваясь что-то сделать. На поляне было довольно темно и лишь тускло переливающиеся вокруг парня символы давали ему достаточно света. В обычной ситуации здесь бы уже зажглось с десяток светочей, но сейчас парень медлил, и причина на то была. Эта самая причина все еще с подозрением и недоверием следила за действиями Ролана, как ему казалось. Не то чтобы это ощущение было в новинку, но ему почему-то очень не хотелось, чтобы Нур его опасалась.
- Скажите, Инеара, почему Вы так испугались, когда только меня увидели? Это как то связано с магией света, да? - вдруг спросил он. В самом начале их встречи Руня не сделал такого предположения. Просто потому что в голове была масса других вариантов. Начиная от эффекта внезапности его появления здесь и заканчивая банальной причиной того, что он все-таки мужчина, у которого могли быть весьма низкие намерения. Однако сейчас, после небольшой беседы, у него появились подозрения, что испугалась темная эльфийка все-таки магии света. Даже с облегчением подумал, что не зря пришел, окруженный лишь парящими символами, а не как обычно - обвешанный благословениями и сияющий словно новогодняя елка.

11

- Я не поощряю убийства...
Нур равнодушно пожала плечами, не придавая значения той осторожности, с которой была произнесена эта фраза. Мысль о том, что в чужой системе координат она могла бы, к примеру, начать разубеждать кого-то в том, чтобы перестать не поощрять убийства была настолько нелепой, что даже не пришла ей в голову. Образ хохочущего злодея, творящего зло ради зла и непременно презирающего любую добродетель был настолько распространён среди народных масс Империи, насколько был не реалистичен в своём абсурде. Увы, но очень многие верили в такие сказки и в итоге порой небыли способны различить то, что действительно могло нести угрозу. И несло, и пользовалось безнаказанностью. И более того - поощрялось. Именно поэтому на прочие рассуждения относительно архонов Нури покривилась, точно выпила залпом кружку лимонного сока и беззвучно фыркнула себе под нос.
- Рационализируешь, - предупредила Ролана Нур, когда тот углубился в дебри особенностей кровосмешения, - я готова бесконечно долго оправдывать тех, кто рядом, принимая их как есть, со всем дерьмом и кровью, но меня чисто физически не хватит на целую расу чужих и не слишком то приятных лично для меня существ, смекаешь?...
Очередная мимолётная улыбка появилась и быстро сошла на нет, оставив после себя лишь след интереса в сером взгляде. Чем больше светлый маг придерживался в разговоре манеры вежливой, учтивой сдержанности, тем больше, казалось, Нури отвечала ему совершенно обратным, не скупясь ни на слова, ни на обороты, явно подхваченные в разговорах с не самыми благовоспитанными слоями человеческих... именно что человеческих обществ. Это с лихвой выдавало в ней и бунтующего подростка с одной стороны, и с другой - того, кто провёл за пределами своего родного, изолированно подземного мира уже не один год. При этом, агрессия и подчёркнутая настороженность в ней постепенно сошли на нет, оставляя лишь здоровую толику недоверия перед лицом пусть и назвавшего своего имя, но всё же по сути - незнакомца. Впрочем, Эрилимия явно не настаивала на ответе, а Ролан, в свою очередь, уже летел вперёд, подгоняемый одному только ему ведомыми образами и рассуждениями...
- Эм... я не считаю себя добрым...
- Да ладно?...
- ..Даже не задумывался никогда над этим...
- ...
...Полагаете, это важно?
- Не очень...
- То есть Вы тут себе помощь оказываете, да?
- Да...
- А чем именно Вы тут занимаетесь?...
- Кричу в лесу, душу своих демонов и пытаюсь петь?...
- Вдруг вдвоем дело быстрее и продуктивнее пойдет?...
- Тоже хочешь покричать в лесу?...
Эрилимия потёрла переносицу, наблюдая за Роланом сквозь пальцы. Его рассказы о потаённых дырочках, в которых всё устроено немного иначе и из которых он вылез, оставляли её в смешанных чувствах. Очень смешанных. Руку от лица убирать отчего-то не хотелось...
- Это чего, вода что ли? Какая-то она мокрая...
- Удивительно, с чего бы это...
- Скажите, Инеара, почему Вы так испугались, когда только меня увидели? Это как то связано с магией света, да?
Внезапный вопрос, казалось бы никак не связанный с потоком предыдущих рассуждений Ролана застал её врасплох и заставил снова подобраться и даже убрать руку от лица.
- Мне... неприятна эта стихия, - она не пыталась подобрать лучшее слово, отнюдь, лишь обозначить отношение. По возможно кратко и не вдаваясь в подробности. Страх - не совсем то слово, хотя количество часто переходит в качество. Ненависть - вовсе не то, ведь в её отношении к магии... ни к какой магии не было никакого идеологического контекста. Сила есть сила. Да и слишком сложное это чувство, для такой как она... А вот мерзость - это было, пожалуй, ближе всего к истине. Сама суть этой стихии.. то, какой эта суть представлялась в её сознании, была ужасна.

12

"Хм... интересно, все темные эльфы такие, или это только она?" - попутно размышлял Ролан, отмечая комментарии к его словам. Весьма скупые, односложные, но... удивительно полные. Буквально одним точным словом выразить свое отношение к чему-либо или дать ответ на вопрос - Ролан так не умел. Или не хотел? Как бы то ни было, а он предпочитал говорить, порой, больше, чем того требуется. Добавляя, так сказать, красок и эмоций. Или полной и бессвязной ерунды - тут уж как получится.
Впрочем, и архоны, и смешение их крови, и даже собственная "доброта" с альтруистической деятельностью вылетели из головы, стоило лишь девушке сказать, чем она тут занимается. И нет, ее упоминание криков в лесу и демонов собственной души он благополучно пропустил мимо ушей, как что-то незначительное. А пение... пение - это то, что его и правда сильно заинтересовало. Причем вполне возможно, что в этот самый момент его выражение лица на пару мгновений изменилось и просветлело, а глаза азартно блеснули, привычно меняя цвет на золотой. Правда, как-то прокомментировать это "признание" он не успел. Потому что, пока внутренне радовался этому маленькому открытию, девушка успела поведать о своей неприязни к свету. Точнее, не так. К магии света, что немаловажно, а не Свету Ролана как такого. С другой стороны, откуда ей знать, что он несколько... иной.
- Я понимаю, - кивнул Руня. - Мне так кажется во всяком случае, - уточнил он. - Видите ли, я тоже испытываю сильную неприязнь. Не к свету, разумеется. К магии пустоты. Но Вам в этом плане повезло больше, - вдруг заявил он и пояснил: - Вы можете избегать магии света, сводя контакты с ней к минимуму, а то и вовсе полностью оградиться. А я вот так не могу. Как минимум из-за тех же порталов. Как бы я не относился к этой стихии, но совсем без порталов обойтись не получается, увы. Впрочем, есть еще одна стихия, которая мне не по душе - магия разума, - вздохнул он. - Но тут не то чтобы неприязнь, скорее... - на пару секунд задумался, - детская травма. Да, именно так! - решил он, хотя абсолютной уверенности в его словах не ощущалось. - Бабушка у меня была Великим созидателем, и эта ее магия разума вот у меня где сидит, - недовольно провел ребром ладони по горлу. - Чего она только не творила этой чертовой стихией. Ужас-кошмар-ад просто! А эти кошмарные сны и иллюзии всяких ятей?! И копошение в голове! Нет, обычно это было незаметно, но ведь иногда она нарочно делала так, чтобы я понимал, что в голове кто-то шарится! В таких случаях, как правило, она мне вестником сообщала, что в голове у меня кроме дырочек для волос, ничего полезного нет! - прозвучало несколько обиженно, даже тяжело вздохнул. - И вообще! Это такое неприятное ощущение, когда в голове маг разума свои щупальца распускает - ужас! Во-первых, щекотно, - начал загибать пальцы, - во-вторых, мысли путаются. Нет, они и без того разбегаются как тараканы, но когда в голове кто-то есть, все еще хуже. В-третьих, думать становится еще больнее, чем обычно, потому что получается со скрипом. Знаете, я не очень люблю думать - это скучно. В смысле думать долго и упорно над чем-то одним. Если много разных тем, то нормально, - признался парень. - Но пустота все равно хуже! Намного! Потому что она пустая и вообще! - причина была донельзя нелепой, но дальше объяснять он не стал, а вместо этого резко переключился на другую тему.
- Вы говорили, что пытаетесь тут петь! - напомнил он. - Знаете, я, конечно, могу попробовать спеть вместе с Вами, но у меня на ушах медведь топтался. Боюсь, эти звуки будут не самыми приятными. То есть, голос-то, может и приятный будет, но вот созвучие отдельных нот - маловероятно, - с сожалением развел руками. - А может лучше споете Вы? - предложил он. - Я бы с удовольствием послушал. Обещаю, я не помешаю! - словно шутливо сдаваясь, поднял руки вверх. - Могу даже отвернуться, если Вас смущают зрители!

13

Так вышло, что незнакомец говорил много. Очень много. Нет, Эрилимия вовсе не была из тех, кто не успевал за беглым словом - способность мыслить быстро позволяла ей легко ориентироваться во всём этом нескончаемом потоке и даже, что удивительно, что-то да понимать. Раздражения тоже не было. Пусть сама Нур и не отличалась словоблудием, способность держать рот на замке и говорить только по делу вовсе не приводила её в восторг, как впрочем и наоборот. Более того, яркие и живые (не обязательно в прямом смысле) носители разума так непохожие на неё саму были ей особенно симпатичны и так уж сложилось, что как такие создания, как правило, были куда словоохотливее прочих, серых и пустых. Так уж сложилось что особенности манеры речи вообще небыли чем-то, на чём она акцентировала внимание, в отличие от содержимого...
Недобрый огонёк с примесью самого настоящего азарта вспыхнул в глазах Нури, когда Ролан упомянул его неприязнь к стихии Разума. Он уже мог заметить отсутствие плавности во внешних проявлениях её эмоций, но в этот раз вспышка была куда ярче обычного. Тёмную резко выдернуло из того блёклого бесцветия, в которое она снова успела погрузиться после прошлого раза, который случился несколькими секундами ранее и бросило в острую, раскалённую до бела пропасть.
- Тогда ты должен знать, что у меня с собой есть несколько свитков портала и... целая магия Разума, вот здесь, - последнюю часть фразы Эрилимия выделила особенно сочно и постучав пальцем по виску, улыбнулась так ярко и открыто, словно бы сама мысль о том, что её возненавидят или испугаются прямо здесь и сейчас, была для неё до крайности желанной. Лишь факт того, что она не владела Пустотой несколько омрачал эффект, закрадываясь внутрь зерном едва заметного разочарования и немного отрезвлял так ослепительно ярко вспыхнувшую потребность произвести на молодого человека как можно более ужасное впечатление. Смысл, причины, логика - всё это горело ярким пламенем, когда из под кожи чёрным дурным миазмом просачивалась она, её величество Тень, оставляя один на один с желанием вскрыть, сорвать эту маску благожелательности облачить истину, настоящую суть. Ненавидящую суть, суть, испытывающую отвращение и страх, суть, отрицающую саму себя, трусливую, мелочную, мелкую... Ведь все люди такие? Так ведь? Большинство - уж точно...
- Теперь ты хочешь услышать, как я пою? Зная, кто я? - улыбка стала шире, теперь уже явственно отдавая предвкушением и небольшой толикой плохо контролируемого помешательства, - зная, что я могу вот так просто пробраться тебе в мозг. Узнать все твои мысли, все тайны. Узнать тебя как есть. Или вовсе - подчинить?... м?...
Эриль сделала шаг вперёд, немного сокращая дистанцию между ней и Роланом, хотя от него не скрылся очень короткий, но всё ещё настороженный взгляд Нури, брошенный в сторону витающих вокруг светящихся знаков. Она всё ещё опасалась, но... всё же шагнула ещё немного ближе. Почти играясь, без угрозы, но подгоняемая Тенью, оценивала так, словно бы уже была уверена в результате. А всё остальное... всё остальное временно просто отошло на второй план.

14

Услышав про магию разума, Ролан с досадой вздохнул. Впрочем, его выражение лица никак не изменилось - все такое же дружелюбное. Наличие у девушки свитков портала он и вовсе проигнорировал, как нечто незначительное. Стоит заметить, что этот досадный вздох можно было трактовать по-разному, однако едва ли удалось бы догадаться, к чему он относится на самом деле. Нет, не к самой Нур - они слишком мало знакомы, чтобы он вот так сразу делал какие-то далеко идущие выводы. И не к магии разума как таковой - да, Руня не любил эту стихию, но он ее не боялся, и к магам, владеющим магией разума относился вполне спокойно. Тут дело было в... выборе. Ролан никогда не понимал, почему люди сознательно отвергают истинный дар. Оказывается, не только люди...
В самом начале знакомства девушка продемонстрировала владение магией воздуха. Это, по мнению Ролана, настоящая магия, "живая". И в отличие от пустоты или разума ее нельзя просто взять и выучить. Такой дар дается не просто так, и он куда важнее, в отличие от мнимых материальных ценностей. Тут, кстати, стоит отметить, что "неживую" магию Руня точно так же приписывал к материальным ценностям. Ну, по своей, непонятной для нормальных людей классификации. И вот сейчас новая знакомая открыто заявила, что владеет магией разума. И это при обладании "настоящим" даром, который никогда не раскроет свой истинный потенциал, если обладатель подсознательно его отвергает. Ролану было искренне жаль таких магов, но он не переставал верить, что когда-нибудь они все поймут.
- Ну, у каждого свои недостатки, - только махнул рукой Руня на упоминание нелюбимых стихий и вдруг оживился, выдвигая очередную "теорию": - О, а ведь наша встреча точно не случайна! Ну подумайте сами: Вы свет не любите, а я разум и пустоту. А тут - хопа! - и мы встретились в этой... местности, - смягчил он рвущееся наружу "захудалая дыра". - Прикольно же, в этом точно что-то есть! Подозреваю, что все дело во взаимопомощи! - авторитетно заявил он. И так уверенно, что сразу было понятно - спорить бесполезно.
Настолько оживился, что даже не сразу сообразил, что там дальше говорила Инеара, зато без внимания не осталось, что она подошла ближе. Всего на шаг, но... это так его обрадовало! Он, как обычно, интерпретировал это движение по-своему. Сделал вывод, что девушка больше его не боится. Наверное. Пока он еще был не уверен в этом до конца. Зато медленно и осторожно двинулся на встречу, и сделал далеко не один шаг.
- Мне нечего скрывать, - обезоруживающе улыбнулся, - но, поверьте, в моих мыслях Вы ничего путного не найдете. А вот подчинение... - уставился на девушку абсолютно глупым взглядом и непонимающе заморгал. Даже остановился примерно в двух шагах от нее и задумался: - у магистра магии разума это не выходило. Но пробовать она не переставала... - произнес совершенно обыденным тоном. Никакой тайны он из этого не делал.
В детстве парень прошел через множество наказаний, так или иначе связанных с магией разума. А также и множество тренировок по укреплению этого самого разума. Однако, в отличие от собственной бабки, он так и не понял, почему ее попытки подчинить или напугать воспитанника раз за разом проваливались. Искаженное мировоззрение и способность мыслить иными категориями вкупе с несгибаемой волей - так она говорила. Но Ролан все равно не понимал, что именно она имела ввиду. Впрочем, изредка ей удавалось делать некую пародию на планируемый эффект колдовства. И то исключительно благодаря тому, что бабка слишком хорошо знала Ролана, и могла использовать самые скрытые тонкости магии разума. Пожалуй, знала она о воспитаннике даже больше, чем он сам.
- Так это самое... я так и не понял, с чего вдруг я должен был передумать. Песню хочу! - он вот вообще не видел никакой связи между магией разума и пением. - Может, все-таки споете? - напомнил он. А затем добавил: - И да, мне все равно, кто Вы, хоть сам Белиар, - безразлично пожал плечами и осмотрелся в поисках какого-нибудь бревна или пня, куда можно было бы устроиться поудобнее. - О, а это было бы весьма забавно, с ним-то я как раз еще не разговаривал, - произнес так беспечно, как будто вот прям с остальными богами раз в неделю он по кабакам да борделям шляется. - И, кстати, Вам очень идет улыбка, - внезапно сказал он, совершенно не обращая внимания на то, как она выглядит внешне. Для него это было неважно. Куда интереснее то, что скрывается глубоко внутри.
Ролан так и не стал подходить еще ближе, видя, что собеседница по-прежнему кидает опасливые взгляды на парящие вокруг него символы. Он не собирался ее пугать, не намерен был причинять вред, да и вообще весь его вид был благожелательный и дружелюбный просто до тошноты. Сложно было поверить, что такие люди вообще существуют, но ведь стоял же прямо перед ней! Впрочем, было в нем что-то такое... настораживающее. И будь у Нур возможность посмотреть ауру незнакомца, насторожилась бы еще больше, ведь настолько яркий свет - большая редкость, даже среди архонов, что уж о людях говорить.

15

Порой бывает, что всё идёт совсем не так, как ожидаешь. И вот, вместо страха и отвращения или хотя бы банальной настороженности во взгляде мага, получила совершенно противоположный результат. В замешательстве смотрела она на свою несостоявшуюся жертву и какое-то смутное, призрачное чувство, где-то там, на грани сознания и интуиции, которой у Эрилимии, к слову, отродясь никогда не было, шептало ей:... "не прокатит...". 
И если объективные странности парня как таковые не слишком то и бросались в глаза Нур ввиду её собственного специфического субъективного восприятия действительности, то сам факт его устойчивости к её выходкам просто не мог не вызвать у неё закономерного чувства досады.
- Да как так то... - разочарованно выдохнула она в пустоту, остановившись и одаривая Ролана почти что укоризненным взглядом. Почти - потому что так вполне могло показаться со стороны, однако сама Нури не чувствовала чего-то подобного, пребывая в некотором смятении от того, что теперь не очень то хорошо понимала что делать с этим, так внезапно свалившимся на неё "подарком судьбы". Лишь напоминание о песне вывело Эрилимию из этой прострации, а странное замечание про улыбку окончательно закрепило эффект. Эриль сощурила на Ролана недобро горящее в темноте серебро глаз и неопределённо фыркнула, тем самым явственно демонстрируя ему своё отношение к происходящему.
- Хочешь песню, значит... - тихо озвучила она сей факт, едва ли вкладывая в свои слова скрытую угрозу, однако получилось отчего то именно так, - ладно. Будет тебе песня.
Упрямство в чистом виде. И принятый вызов. Так она это воспринимала, так чувствовала. И судя по тому как решительно развернулась и подцепив лютню, нещадно вцепилась пальцами в её ни в чём не повинный деревянный гриф, отступать была не намерена.
- И можешь не отворачиваться. Я тебе не левианская фиалка чтобы смущаться взглядов, - заявила Эрилимия, чувствуя как сердце неприятно пропустило удар, а горло на мгновение сдавило рукой застарелого кошмара. Виду она конечно же не подала и умостившись на подгнившем, замшелом бревне, легко коснулась пальцами натянутых струн.
Несмотря на жесткий взгляд, упрямый вид и грубость речей, звук перебора, рождённый под руками Нури был на удивление мягким...

16

- Хочу! - подтвердил Руня и удовлетворенно кивнул, когда песню ему все-таки пообещали.
Для себя он с удовольствием отметил проявление эмоций в словах и действиях, в целом в облике девушки. Она сделала это впервые за время общения, если не считать самого начала их встречи. Но это он не считал, это было естественное проявление страха к светлой магии - это другое. Сейчас же завеса бесцветной и равнодушной стены немного приоткрылась. Самую малость. Да, это были не экспрессивные и не яркие проявления эмоций, свойственные самому Ролану. От него они ощущаются чуть ли не физически и буквально "затапливают" пространство вокруг. От Нур это ощущалось совсем иначе, едва различимо. Но даже так - ощущалось ведь! И для Руни это было важно. Он был из тех, кто ведом не разумом и логикой, а чувствами. И ему намного проще узнавать людей именно по проявлениям эмоций, а не пустым словам. Так ему понятнее что ли. Сказать ведь можно что угодно, а настоящие эмоции - они никогда не врут.
- Левианские фиалки... никогда не видел левианские фиалки! - бормотал Ролан, переводя взгляд с поваленного бревна рядом с ним на стоящий чуть дальше еще не трухлявый пень и обратно. Никак не мог выбрать, куда пристроиться, - наверное, они красивые. А цвет у них, надо полагать, фиалковый? Никогда не разбирался в оттенках. Фиалковый - это ведь как фиолетовый, только с сиреневым? - пытался сообразить он. Конечно, это ведь было сейчас безумно важно! - Надо будет обязательно найти картинку этих фиалок, чтобы знать наверняка! Интересно же! Еще бы вспомнить, как вообще выглядят фиалки. У бабушки росли ведь такие, да? В смысли не левианские, а обыкновенные? Или левианские - обыкновенны и есть? Ой, как все сложно, как жесток и несправедлив мир, создающий такие мозговыносящие вещи! - посетовал он, а до его слуха донеслись первые звуки струн. Глупые мысли тут же вылетели из головы, а местом приземления немедленно было выбрано бревно, на которое парень до безобразия расторопно пристроился, чтобы ничего не пропустить.
Еще одно весьма занятное свойство свойство Ролана - мгновенно переходить от рассеянности и беспечности к внимательности и сосредоточенности. И обратно, разумеется. Что примечательно, подобные переходы никогда не происходят спонтанно, как многое другое в поведении парня. Руня отмечает для себя что-либо важным, требующим внимательности в определенный промежуток времени - и вот он уже полностью сосредоточен. И наоборот, как только надобность в подобном отпадает, мгновенно становится беззаботным. Другое дело, что это самое "важное" в его голове появляется внезапно, и заранее никогда не знаешь, что именно в тот или иной момент он посчитает важным.
Вот и сейчас он пристально уставился на Инеару. Глаза сменили оттенок на темно-оранжевый, а взгляд стал каким-то... чересчур внимательным и до неприятного проницательным. Отдельно стоит заметить, что глаза - это единственное, что сейчас выдавало в нем эту внутреннюю собранность. В остальном же он выглядел очень даже безмятежно. Расслабленная и спокойная поза, доброжелательное выражение лица, на губах легкая улыбка. Он был готов слушать. Он хотел услышать эту песню. И пока сам не очень понимал, почему ему это кажется таким значимым...

17

Когда монолог Ролана о фиалках, в которых он явно не разбирался, был прерван первой сорванной со струн нотой, а сама Нури оказалась под его пристальным взглядом, ей захотелось отвернуться. Трусовато и малодушно отгородиться от этой части реальности и представить себе другую. Нарисовать идеальный, тихий и холодный мир без живых и спрятаться там, убеждая саму себя в том, что так оно и надо, так правильно и верно. Спастись. Выжить. Любой ценой. А там как нибудь...
Когда-то она поступила бы именно так - когда не было выхода, не было выбора и альтернатив, однако сейчас дела обстояли несколько иначе. На внимательный взгляд мага она ответила своим, не менее пристальным и цепким - несмотря на явный дискомфорт от присутствия чужака, она упрямо бросала ему вызов. В этот раз, учитывая обстоятельства, вызов она также бросала и самой себе.
Необычное изменение цвета глаз юноши она конечно заметила, однако, успев побродить по миру и живя среди мертвецов к любым феноменам была привычна, не испытывая к ним ни тяги любопытства, ни опасения.
- Как напоить из иссякшего родника, ту, что пришла позднее на тысячу лет? Память - подвижная змейка песка в руках. Ири этлерто - дороги к дому нам нет, - раз изначально она выбрала именно её, значит так тому и быть.
- Вьюга прячет наш след, заметает глаза. Если хочешь совет - возвращайся назад...
Эрилимия принципиально не собиралась уступать ни обстоятельствам, ни своему прошлому, ни чужаку, ни самой себе и выбирать что-то более нейтральное, подходящее или менее тревожное. Выстоять, довести начатое до конца и не дать возможности ударить в ответ... а удара в ответ она, порой даже неосознанно но ожидала, увы, почти постоянно. Привычка...
- Дом наш - расколотый камень чёрных ворот. Белый беспечный вьюнок повторяет излом. Время безжалостно сказку о нас сотрёт, вытравив золотом букв побеждённое зло. Пряди с горькой золой нам до смерти носить. Возвращайся домой... и огонь погаси...
Голос Эриль нельзя было назвать совершенным с точки зрения любителей утончённой классики. Безусловно чистый, но слишком уж самобытный для роскошных оперных залов, которые обычно приходят на ум, когда люди представляют себе то, как поют эльфы... пусть даже и тёмные. Было в этом слишком, непозволительно много личного, которое вместо того, чтобы стыдливо ровнять на идеал, степенно кутая в шелка, небрежно бросали в лицо слушателя как есть. Песком и дорожной пылью, терпкой горечью дикой степной травы. И не отводили взгляда, в котором всё также читалось и простое упрямство и самый настоящий вызов.
- Я не открою тебе усталой души - руки твои коснуться кристалла льда. Сердце твоё замёрзнет - тебе не жить, фея метели возьмёт твой смех навсегда...
Губы снова дрогнули, обозначая улыбку. В этот раз - самодовольную и торжественную.
- Боль остудит вода, ночь закроет глаза, путь укажет звезда...
Возможно всё таки это был подходящий выбор...
- Возвращайся назад...

18

Ролан ни разу не отвел взгляда, продолжая пристально наблюдать и внимательно слушать. Он отмечал каждый жест, мимику исполнительницы, интерпретируя, возможно, по-своему. Но самое главное - это голос. Интонация, с которой девушка пела те или иные фразы. И чувства, что она в них вкладывала. Это было самым важным для Ролана, ведь именно так он ощущает окружение. Эмпатически, можно сказать. Слова и жесты - это чисто психологический аспект, они могут обмануть. А вот чувства никогда не лгут, потому что их невозможно подделать.
"Боль... почему это я ее чувствую, зачем оно так? Не думаю, что Инеара хотела продемонстрировать именно ее. Или... это первопричина, а все остальное лишь следствие?.. - соображал Руня, выстраивая одному ему ведомые цепочки. - Она ведь стремится к одиночеству, да? Чтобы избежать боли? А "маска"? Чтобы не могли уколоть?" - с каждой новой мыслью в быстро растущей цепочке выводов парню все больше становилось жаль эльфийку. Вот только жалость - явно последнее, чего ждет Инеара. Разумеется, Ролан даже не собирался ее как-то демонстрировать - это только разозлит и... причинит боль. Он знал это. Он сам был таким.
- Очень красиво, - вслух произнес Руня, когда песня закончилась. - Мне нравится Ваше исполнение. Знаете, выверенное академическое пение пусть и звучит идеально, но в песнях зачастую нет души. А трактирные менестрели? Порой встречаются те, кто неплохо поет, но... создается впечатление, что сами не знают, о чем собственная песня, - недовольно покачал головой. - У Вас все иначе. Эта песня... в Вашем исполнении она "живая", - подобрал он слово, но как-то развивать дальше свою мысль не стал. - Скажите, а Вы эту песню сами написали или научил кто-то? - поинтересовался Руня.
Странно, но сейчас парень чувствовал некоторую неловкость, хоть и не показывал этого. Дело в том, что за время пения Инеары Ролан очень остро осознавал, насколько неуместно для девушки его общество здесь и сейчас. В обычной ситуации он бы просто ушел, оставив ее в одиночестве, как она того и хотела. Руня ведь действительно не желал ей ничего плохого. Однако он так же остро понимал, что для ухода еще не время. Вернее, чувствовал. Это невозможно объяснить, оно происходит бесконтрольно, само по себе. Парень просто чувствовал, что он еще здесь нужен.
- Инеара, а Вам доводилось раньше петь для широкой публики? - вдруг спросил Ролан. - Вы же не просто так забрались в эту глубокую... чащу, - чуть запнулся он, смягчая последнее слово. - Видимо, чтобы никто не мешал практиковаться в исполнении, да? - предположил он. - Ну, оно логично, здесь ведь и правда никого нет, - благополучно забыл про себя, а потом спохватился, вспомнив: - ой, ну, я не в счет. Это другое. Можете считать меня... эм... белочкой, если хотите, - брякнул Руня и завозился в карманах, что-то бормоча под нос. Наверное, в этот момент он напоминал злобно пыхтящего голодного ежика.
- Вот! - вдруг победоносно воскликнул он и извлек из кармана руку, в которой виднелся небольшой мешочек. Парень споро развязал на нем шнуровку и вытащил оттуда средних размеров орешек, уже очищенный. Тут же закинул его себе в рот и быстро-быстро сгрыз. - Самая настоящая белочка, да-да! - с улыбкой произнес он и, поднявшись с бревна, протянул раскрытый мешочек девушке: - Угощайтесь! Очень вкусные, правда! А еще говорят, помогает для лучшего звучания голоса! - авторитетно заявил он, что смотрелось довольно комично. С большой вероятностью парень перепутал орехи с каким-то другим продуктом, ибо с каких пор они в этом деле помогают?! Впрочем, кто его знает, может Руня и впрямь раздобыл какой-то невероятно редкий вид орехов, который действительно полезен для пения.

Отредактировано Руня (2019-01-06 05:25:44)

19

Странная, неприятная пустота, воцарившаяся на поляне как только стихли последние ноты, ознобом пробежала по рукам Эрилимии и стёрла улыбку ликования с её лица. Магия закончилась, оставляя её один на один с тем... что получилось. Было странно. И неловко. Хотя она и чувствовала, что всё же вышла победителем из того сражения, что развернулось в её разуме здесь и сейчас, незримо для остальных. Тени прошлого застыли где-то там, на границе лесной темени и не решались подходить ближе, опасаясь чужака не меньше, чем она сама опасалась его Света и на какое то мгновение Нури самой почудилось, что она тоже была здесь не к месту. Её место было там, среди снов и кошмаров, в тенях и тишине, застывшей на границе цвета. И ей тоже пристало недвижимо стоять там, подобно призраку скованной застарелым холодом и голодным взглядом смотреть из темноты на тех, в ком теплилась хотя бы частица живого Цвета.
- Никогда не доводилось, - неопределённо пожала плечами Нури, задумчиво покусывая нижнюю губу и наконец разорвав зрительный контакт с Роланом, бесцельно уставилась в темноту, - не представлялось случая, да и если бы был... не знаю. Нет, вряд ли.
Эриль фыркнула сама себе под нос, словно бы одёрнув себя от самого факта допущения даже мысли о чём-то подобном, после чего снова глянула на юношу, пристально и исподлобья.
- Чем бы я здесь не занималась, бежать от реальности и представлять тебя белочкой я не собираюсь, - очередной вызов и даже некоторая толика осуждения, за то, что Ролан вообще посмел предложить нечто подобное. В очередной раз, между прочим. И пусть раньше Эрилимия грешила этим пожалуй даже слишком часто, сейчас она более собиралась ступать на эту скользкую, ведущую к забвению тропу. Несмотря на всё, от орешков она таки не отказалась, нагло выловив из мешочка сразу несколько, и один за другим отправив их в рот. Предложил - сам виноват, а она вовсе не леди чтобы вежливо отказываться, когда предлагают так просто. Темнота в лесной чаще шевельнулась, снова привлекая к себе внимание и призывно тянула свои витые, угловатые пальцы, навязчиво шепча где-то на самой границе сознания "не заигрывайся", "пора домой", "он даже не знает кто ты", "ты же понимаешь - тебе здесь не место", "мы будем ждать", "не оставим"...
- И прекрати уже "выкать"пока я тебя не сгрызла, - словно в подтверждение серьёзности озвученной угрозы у Эрилимии весьма громко и голодно заурчало в животе. Нури поджала губы, но ничуть не смутившись, ткнула в Ролана раскрытой ладонью. На лице - безграничное спокойствие в смеси с вселенской наглостью и чувством полного права на собственные действия. Просил песню - теперь изволь кормить.
А тени прошлого... они подождут.

20

- Так я был у Вас первым?! - радостно воскликнул Ролан, даже не задумываясь над тем, как это звучит. Разумеется, он подразумевал себя в качестве "публики", для которой вот прямо сейчас эльфийка выступала. - Для первого раза даже более чем достойно, скажу я Вам, - заявил парень. - Думаю, не стоит зарывать в землю такой талант.
Несмотря на то, что он "прикидывался" белочкой и копошился в карманах в поисках мешочка с орехами, Ролан еще не растерял внимательности и все это время по-прежнему наблюдал за девушкой. Почему-то сейчас, после песни, как ему казалось, она стала немного... теплее? Наверное, не совсем правильное слово, но точнее Руня это описать не мог. Да, Инеара все еще была насторожена, смотрела исподлобья и словно бы ждала от него какого-то подвоха, подлого удара возможно. Но все же Ролан был уверен, что неприступная стена между ними, если и не рухнула, то хоть немного, но надломилась. Будто ему удалось на короткое время вытянуть девушку из цепких объятий пустоты и холодного одиночества. Он был словно искоркой света, к которой Нур неуверенно "тянулась", но по определенным причинам не позволяла себе "коснуться". Маленькой, но настолько яркой, что даже непроглядная тьма, отрезающая эльфийку от всего мира, ненадолго отступила. Примерно так ощущал в тот момент все происходящее Ролан.
А Инеара тем временем наотрез отказалась видеть в Руне белочку! Зато не отказалась от угощения, что не могло не порадовать парня. Он ведь беспокоился, что эльфийка решит, будто он ее отравить хочет или гадость какую-нибудь подсунуть. Но нет, она с явным удовольствием схрумкала горстку орешков. И только он хотел предложить ей забрать весь мешочек, как она неожиданно пригрозила сгрызть его самого! Он даже на пару мгновений изумленно рот приоткрыл и глупо хлопнул ресницами, а затем и вовсе услышал призывное урчание желудка. Не своего, что примечательно.
- Ты голодна? - без проблем перешел на "ты" и сразу же задал глупый вопрос. Впрочем, когда это его такие вопросы смущали? - Держи! - буквально впихнул ей в руки орехи и тут же снова закопошился в карманах. На этот раз весьма шумно, звякая чем-то металлическим так, будто там не карман, а кованый сундук со всяким хламом. А затем выудил еще один мешочек, - вот, это печенье, - сообщил он, вновь протягивая эльфийке, - больше ничего съестного с собой нет, - с сожалением покачал головой. - Но я мог бы угостить обедом, будь здесь поблизости какая-нибудь забегаловка. За исполненную песню, - на всякий случай уточнил он, опасаясь, что Инеара за такое будет считать себя обязанной. - Правда, как я уже сказал, я тут напрочь заблудился, и понятия не имею, как выбраться хоть к какому-то поселению, - с досадой вздохнул. - Дебри такие, безобразие просто, жуть, кошмар! Вот если бы тут какой-нибудь грибник обнаружился... ой, чо вспомнил! - внезапно воскликнул Руня, и понеслась: - Я вот совсем недавно так же в глушь попал, не знал, как выбраться. Даже уже лес сжигать собирался, ибо нефиг, но там, короче, гулял грибник. Ну, то есть как гулял? Орал он. И бежал. От вампира. Ой, вампир страаааанныыыый! - закатил глаза. - Фжух-фьюить делал, кровь клянчил и какие-то глупости мне рассказывал про эльфийскую королеву, которую он за уши щупал. А еще он на меня зырил лупешками красными так, знаешь - зырк-зырк - и клыками щелкал. Морда страшная, как моя жизнь.... а, да, не о том речь, - опомнился парень. - Так вот. Грибник тот слабонервным оказался, в обморок рухнул зачем-то. А когда я его в чувство привел, он всякие глупости рассказывал, мол, вампир его женщиной сделать хотел; маг света - это я, разумеется - якобы предлагал покормить грибником вампира и вообще катал нежить на крыльях! Это ж представляешь, насколько надо было кукушкой поехать, чтоб такое напридумывать? - фыркнул Руня. - Ну, в общем, это я к тому, что такого ненормального встречать тут не хотелось бы, но другие обычно в такую дыру за грибами не ходят.

21

К счастью Эрилимия также не обладала привычкой задумываться о двусмысленности многих двусмысленных вещей, а потому избежала участи подавиться орешком с первой же сказанной Роланом фразы.
- Не ставлю себе подобных целей, - равнодушно сказала Нури и уже куда менее равнодушно выцапала из рук юноши предложенный мешочек. О еде она забывала частенько, то уходя с головой в работу, то.. в общем-то это единственное, что она делала большую часть своего времени. Живя среди мертвецов и вовсе можно было забыть о том, что потребности живых, к сожалению, были куда более обширны. Потому против добровольных пожертвований еды в свой адрес она ничего не имела, и с интересом склонив голову на бок наблюдала за тем, как Ролан звенит таинственным содержимым своих карманов в поисках новой порции угощений. Занятное зрелище...
- Заешь, по секрету тебе скажу - нормальные в такую дыру не только за грибами не ходят, - без какого либо намёка на намёк заверила его Нури, однако получилось всё немного наоборот, - и от обеда не откажусь...
Увы, но подавиться сегодня ей было таки суждено. Не орешком, так печенькой.
- Так, погоди, глаза красные, странный, вжух-фьють делает, кровь клянчит, глупости говорит... его не Далендором случаем звали? - прокашлявшись спросила Эриль, с подозрительным прищуром всматриваясь Ролану в лицо.

22

- Нет, ну... ну, почему же не ходят? Мы вот с тобой как бы нормальные, но пришли ведь! - пожал плечами, - не за грибами, разумеется. Ну, я во всяком случае. Я вообще не люблю грибы, они скользкие, а их споры потом прорастают внутри организма! - заявил Ролан. Вот уж откуда он взял эту глупость, сложно сказать, но почему-то был в этом уверен. - А что до обеда... если покажешь, где его можно приобрести, то без проблем! - пообещал парень.
Что примечательно, обещания свои он всегда выполняет. А значит, если эльфийка с ним никуда не пойдет, то обед он ей будет должен. И когда они пересекутся в следующий раз (а он был почему-то абсолютно уверен, что это произойдет), то обязательно угостит чем-то сытным и вкусным.
Подавившаяся печенькой Нур несколько обеспокоила Ролана, сразу захотелось подойти и помочь прокашляться. А в случае необходимости и вовсе оказать помощь целительной магией. Светлой, ага. На которую у Инеары реакция отторжения. Но когда это Ролана останавливали такие мелочи?! Живое существо в опасности? Помочь, спасти и исцелить! Иногда насильно, вот просто потому что так надо! Однако в этот раз, к счастью для обоих, эльфийка откашлялась самостоятельно и теперь как-то странно смотрела на Ролана, спрашивая о вампире, о котором сам парень уже благополучно успел забыть, ибо рассказывал-то не про него, просто вырвалось! Даже чуть нахмурился, припоминая, что именно ляпнул, и как звали того странного вампира. Проблема в том, что память Ролана крайне избирательна, и он чаще всего быстро забывает то, что другие люди запоминают легко и надолго. Зато иные, более сложные, тяжелые для восприятия и перегруженные деталями вещи Руня способен запоминать просто феноменально. Вероятно, именно в этом кроется его способность к изучению атакующей и защитной магии света. Ему достаточно один раз прочитать формулу для заклятий данного типа, чтобы уже с первой попытки их воспроизвести, причем уровень и порядок этих заклятий не играют совершенно никакой роли. Правда, это не объясняет, почему с заклинаниями других типов оно так не работает.
- Да, кажется, Далендор. По крайней мере, звучит очень знакомо. Это вот сложное имя, я точно не помню. Видишь ли, у меня отвратительная память на сложные имена, названия, даты... - чуть смутился Ролан и тут же воодушевился: - зато я хорошо запоминаю внешность. Этот вампир, он такой, знаешь, высокий, может, чуть пониже меня. Примерно одинаковой со мной комплекции. Брюнет. И он очень быстро перемещается, вот прям раз - и береги тыл! И да, это точно не магия, магию я бы сразу распознал. Он как-то иначе этот фокус творит, а как именно, я понятия не имею, он так толком и не рассказал, гад! Хотя я честно заплатил за секрет бокалом крови! Двумя даже, правда, первый не считается - это было исключительно по доброте душевной, жалко же, чего он голодный ходит. Ему, кстати, понравилось, говорил, что кровь у меня вкусная. Ну, не знаю, я в этом не разбираюсь - ему виднее, ой... - сообразил, что снова отвлекся. - Ну так вот. Что еще я про него помню... ах да! Его странные наклонности! - закатил глаза Руня. - Он это... зачем-то интересовался у меня, разделял ли я когда-нибудь ложе с мужчиной. А потом грибнику угрожал, что сделает его женщиной... - как-то даже озадаченно протянул Ролан. - Конечно, это его личное дело, но вообще... обычно о подобных пристрастиях не разговаривают с первым встречным, особенно с мужчиной!

23

- Ну, судя по тому что ты его кормил добровольно - он всё ещё жив. Значит убивать мне тебя не придётся. Это хорошо, - вот так просто заявила нури, немного нервно потирая переносицу кончиком указательного пальца. Дурацкая привычка, всякий раз вылезающая когда она оказывалась в странных и неоднозначных ситуациях, которые нормальными людьми именовались как "забавные" или даже "смешные". Несколько ограниченный чувственный диапазон Эрилимии в такие моменты благополучно трещал по швам, оставляя её наедине с тем, что она понимала не до конца, не знала что с этим делать и как следствие - теряла уверенность. А терзать кожу на собственном носу было вполне себе достойным решением в любой непонятной ситуации!
- Было бы неловко, если бы он отъехал от одного мага света спустя только месяц после того, как я отбила его у целой толпы таких же, - не гнушаясь использования специфичной лексики, невольно намекая на особенности своего окружения, тёмная хмыкнула и усмехнулась, глянув на Ролана сквозь пальцы. Тут она конечно, пусть и неосознанно, но слукавила. Едва ли чувство неловкости было единственным, что могло ожидать её при подобном раскладе, однако здесь и сейчас всё казалось далёким, простым и несущественным. О том, что вампир, о котором говорил Ролан был именно Далендором, также сомневаться не приходилось - едва ли среди его братии можно было найти ещё одного, который носил бы с собой самый настоящий бокал. И умудрялся сохранять его целым. Или это разные бокалы?...
- Что, вот прямо так и угрожал? - Эриль приподняла бровь, словно бы сомневаясь либо в точности интерпретаций Ролана, либо в самой способности Далендора провести столь тонкую операцию в столь неподходящих для этого условиях, - полагаешь, с первой встречной женщиной было бы лучше?...
Одновременно с тем, немного покопавшись в поясной сумке, Нури извлекла на свет свиток портала.
- Так куда подбросить? И да, учитывая что это можно записать в счёт твоего спасения из дикой непроходимой чащи, то одним единственным обедом отделаться ты уже не сможешь, - также по обыкновению просто и прямо она озвучила свои условия, после чего по-птичьи склонив голову к плечу, вопросительно уставилась на юношу немигающим взглядом, ожидая решения.

24

- Ну, технически он и так не является живым, - уточнил Ролан, - но ты права, да, упокаивать его не понадобилось, - выбрал он иное слово, потому что упокоение нежити за убийство не считал. На его взгляд - это вообще помощь, ибо нежить страдает. Низшая во всяком случае. Впрочем, Далендор низшей нежитью не был и страдающим не выглядел. Он не стал настаивать на убиении грибника и на Ролана тоже нападать не собирался. Наоборот - мирно и вполне весело побеседовали. А раз так, зачем его упокаивать?
- Ох, ну что ты такое говоришь, если он ушел от целой толпы магов света, куда уж мне-то? Мои способности весьма скромные, а я видел, как он фжух-фьюичит! - заявил Руня. Что занятно, он ведь не обманул. Ролан на самом деле считал свои силы сравнительно небольшими. По его меркам во всяком случае. Другое дело, что он пока еще довольно слабо разбирался в уровнях силы среди магов в мире, а сравнивал свои возможности по сути с магией погибшей бабки. Откуда ж ему было знать, что Великие магистры-созидатели не ходят толпами по Мистериуму? Он-то полагал, что такие, как его бабуля, чуть ли не в каждом городе имеются.
Судя по всему, эльфийка этого Далендора явно знала - более того, как можно было предположить из ее слов, они были если и не друзьями, то уж точно хорошими знакомыми. Единственное, чего не мог понять Руня, это реакцию Инеары. В том смысле, что он в принципе сейчас не мог сообразить, что означает это ее почесывание переносицы. То ли задумалась, то ли еще что. Почему-то о неловкости или чем-то подобном парень даже не подумал.
- Ну да, практически дословно, - подтвердил Руня. - Нет, оно, конечно, было сказано в шутку и не просто так. Меня самого подбешивало, что этот чертов грибник все время верещал и не давал нам спокойно поболтать! Иногда мне таких сжечь хочется... Но этот Далендор - он же страшный и говорил угрожающе! Я бы сам испугался, если б умел... - тут Ролан внезапно несколько смутился и кашлянул в кулак. Последнее признание определенно было лишним, но тут уж увы - Руня сначала говорит и делает, а только потом думает. Иногда вообще не думает, если лень.
А тем временем Инеара полезла в свою сумку, и Ролан тут же забыл о своем смущении, с интересом ожидая, что такого она извлечет. Он себе уже успел много чего напридумывать: нотный лист, текст другой песни, флейту какую-нибудь. В какой-то момент даже представил, как она вытаскивает из сумки арфу! Но сам себя одернул - не поместится же! Однако девушка достала свиток, судя по всему с каким-то заклинанием. И дальнейший ее комментарий только подтвердил догадку.
- Портал?.. - как-то чересчур задумчиво протянул Ролан. - Пожалуй, откажусь. Видишь ли, я понятия не имею, куда мне надо. Вообще, конечной точкой моего маршрута является Иридиум. Там должно быть поместье, в котором я буду жить, - уверенно заявил он, хотя еще ни разу там не был. - Но пока я не могу отправиться в столицу. У меня еще есть дела. Здесь... там, - неопределенно мотнул головой. - Еще остались те, кому требуется моя помощь, - чуть улыбнулся, понимая, насколько нелепо звучит. - Мне нужно на запад. Или северо-запад? Я плохо ориентируюсь. В общем, в сторону Ордена Паладинов, - попытался объяснить он. - Если подскажешь, в какую сторону добираться до ближайшей деревни на пути туда, буду благодарен.

25

- Всегда забываю, что состояние тела для вас важнее состояния разума, - прокомментировала Эрилимия уточнение Ролана относительно не-жизни их общего знакомого, даже не стремясь скрыть своего пренебрежительного отношения к подобной концепции. Она усмехнулась, фыркнула, повела плечами и одарила мага колким, насмешливым взглядом, - ну конечно, ведь гораздо важнее, что тело спит и срёт, чем то, способно ли оно вообще осознать сам факт своего существования, верно?
Нури довольно неумело и топорно обращалась с интонациями своего голоса, а оттого в сказанной ей фразе не было и половины того сарказма, который там был весьма уместен в данной ситуации. Впрочем, выражение её лица и способность Ролана интуитивно понимать других с лихвой компенсировало это упущение. Что поделать - были вещи, которые давались Эриль не просто. Например выражение эмоций. Или осознание того, почему большинство так волнует наличие или отсутствие физиологических процессов у того или иного индивида. Увы, маги Жизни и маги Разума никогда не сойдутся во мнениях, но был ли также критичен Свет? Исходя из своего прошлого опыта она могла бы с уверенность сказать - да.
- Час-полтора хода на северо-запад, - Эриль задумчиво поскребла свитком подбородок, после чего указала Ролану точное направление, - там есть деревня. А в ней корчма. Не забывай - ты мне обед должен. Или испугался?...
Очередная насмешка, почти вызов. Странно, но слова о поместье почти не резанули ей слух - Ролан никак не воспринимался в её голове как тот, кто может жить в родовом особняке на правах полноправного хозяина. Учитель, лекарь, придворный маг? Но не аристократ, так точно.

26

- Дело не в том, что важнее. Для мне все имеет значение, так или иначе. Просто я называю вещи своими именами, - безразлично пожал плечами Руня. - От того, как мы эти вещи воспринимаем, ровным счетом ничего не изменится. Нежить останется нежитью, живые - живыми. Каждый со своими недостатками. Впрочем, дураков хватает и среди тех, и среди других. Как и мудрецов, - все же уточнил парень.
На сарказм ему было попросту наплевать. Не потому, что в словах Нур было недостаточно эмоциональной окраски - это ему не мешало уловить интонацию - а потому, что смысла не было как-то опровергать ее слова. Ровно как и соглашаться с ними. Уточнив, что Далендор живым не является, Ролан не ставил перед собой цели как-то его этим принизить. Исключительно технический момент, показывающий, что вампира убить невозможно. Только упокоить и отправить душу на следующую ступень развития. Нельзя убить то, что и так мертво.
- Хм... часа полтора в том направлении, - протянул, глянув, куда указала эльфийка. - То есть, там находится северо-запад? - глупое уточнение, но промолчать же было выше его сил. - А если по воздуху полечу, я эту самую деревушку увижу, или она будет скрыта деревьями? А то ведь если пешком пойду, а на пути какое-нибудь озеро, я его обходить начну и снова заблужусь! - заявил Руня и задумчиво так почесал в затылке: - хотя зачем мне его обходить, если можно перелететь... - и тут же сам себе ответил: - а потому что в озере может какая-нибудь ять прятаться. А тут я такой мимо лечу! Ять же выпрыгнет и за тыл меня сразу цапнет, а тыл-то не казенный! И тогда я могу обидеться на ять и взорвать к чертям ее озеро. Нет, наверное, все-таки в обход оно практичнее будет... - рассуждал так, как будто это озеро на пути вот прям обязательно попадется!
- О, обед! Разумеется, я о нем помню, - только и махнул рукой Ролан. - Хочешь, пойдем вместе, я тебя прямо там и угощу, - предложил он, но чуть нахмурился, припоминая: - хотя, ты же не просто так подальше от всех спряталась. Может, тебе там не комфортно будет... хм... - задумался буквально на секунду, а потом его осенило: - а приходи ко мне в поместье! - без зазрения совести пригласил он, как будто уже являлся там полноправным хозяином. - Там и ушей лишних не будет, и выбор блюд явно побольше, да и повкуснее. Придешь? - спросил Ролан и поспешил уточнить: - точный адрес, правда, не скажу, но, думаю, найти несложно будет. Поместье фон Вайдер - это моя фамилия. Верхнее кольцо Иридиума, - пару секунд помолчал, а потом чуть смущенно добавил: - только не раньше зимы, ладно? Вряд ли я раньше этого срока вернусь домой.

27

Пока Ролан пояснял свою точку зрения, Эрилимия лишь пожала плечами. Чужое мнение её интересовало мало... во всяком случае такое, нейтральное и не вызывающее у неё жгучего, остервенелого желания вцепиться в чужой разум и с наслаждением разбивать все эти розовые очки сладких иллюзий. Стёклами вовнутрь, конечно же. Этот светлый маг удивительным образом умудрялся балансировать на грани и оставлять почти нетронутой эту тёмную и голодную часть её личности. До тех пор, пока поместье внезапно не стало его, а сам он из простого чудаковатого мага внезапно не превратился в фон Вайдера.
- Так, погоди... - Эрилимия нахмурилась и мотнула головой, словно бы запуталась в чём-то очень сложном и теперь пыталась привести в порядок разбежавшиеся в разные стороны мысли, - ты? Аристократ? Серьёзно?...
Слово "аристократ" в её исполнении звучало... не очень. Примерно так мог бы произнести слово "жаба" тот, кто очень сильно не любил жаб. Или даже "мерзкая жаба". Или даже так: "мерзкая, холодная, гниющая жаба, пожираемая трупными червями изнутри". Нури сдвинулась с места, осторожно обходя Ролана по широкой дуге и с внимательным прищуром изучала его заново, исходя из этой, новой информации. Чего такого страшного Эриль надеялась найти в его облике так пристально осматривая его с ног до головы, Ролану оставалось только гадать. А потом произошло нечто, совсем уж невероятное...
- Ты... - преодолев всё разделяющее их расстояние, несмотря на всё своё неприятие Света, Эрилимия оказалась к юноше почти вплотную и жестко ткнула пальцем ему в грудь, - ...не похож на чванливый кусок жалкого высокомерного мышиного дерьма...
Удивительно, но непонимание в её взгляде сейчас граничило со странным подобием практически праведного возмущения.

28

- Ну да, есть немного, - несколько рассеянно ответил Ролан, - а что, это плохо? - он действительно не понимал. Руня не делал никакой разницы между знатью и крестьянами. Вообще. Люди - они люди и есть, и ему было абсолютно все равно, сколько у тех в кармане денег. Он помогает всем, если в том есть нужда, и взамен ничего не просит.
Когда эльфийка начала к нему присматриваться и как-то особенно пристально разглядывать, Ролан лишь с интересом следил за ее движениями. Это было весьма занятно. Нет, само внимание его не смущало - это настолько привычное для него ощущение, что давно перестал вообще на такое реагировать. Скорее, он пытался сообразить, чего такого Нур пытается в нем найти. В какой-то момент даже сам осмотрел свою одежду - вдруг запачкался сильно? Плащ особенно! За него он беспокоился, плащик парень любил больше всего остального. Однако изучение скромной персоны парня закончилась весьма неожиданной фразой. Ролан даже немного растерялся сначала и не сразу понял смысл сказанного, а потому, разумеется, ляпнул первое, что пришло в бестолковую голову.
- Конечно же я не похож на мышачью какаху, - возмущенно всплеснул руками, - ты ее видела вообще? Маленькая, коричневая, как зерно! Ну, где я и где и какулька? - фыркнул, покачав головой, мол, мы совершенно не похожи! А затем до него постепенно дошла примененная собеседницей красноречивая метафора. - А... вот ты о чем, - довольно улыбнулся своей "сообразительности". - Я не думаю, что вот прям вся аристократия такая поголовно. Вообще, хороших людей намного больше, чем плохих. Просто... плохие среди знати больше заметны. Тут сказывается и окружение, и воспитание, и привитое мировоззрение... - вдруг задумался, а потом очень внимательно посмотрела на эльфийку. С большим интересом и досадой одновременно, - почему все кругом такие? - весьма странная интонация, вроде и вопрос, но в то же время было понятно, что ответа парень не ждет. - Я много кого встречал за те полтора года, что провел в этом мире. Со многими доводилось общаться. Люди, эльфы, гномы, архоны, вифреи, даже с вампирами довелось поболтать, но... я вас не понимаю. Вы странные, - вздохнул он. - У каждого своя правда, и каждый верит в то, что именно она является истинной. Для кого-то благом является любовь и преданность, а для кого-то ложь и предательство. Кто-то стремится к одиночеству, а кто-то не представляет жизни без шумных компаний. Одни в науку ударяются, а другие предпочитают военное ремесло. Но почему-то каждый пытается доказать, что его выбор самый правильный. Вроде бы все такие разные, и в то же время абсолютно одинаковые, причем независимо от расы, статуса и положения. Я не понимаю, как такое возможно. Наверное, со мной что-то не так...
Ролана всегда огорчали такие мысли, а потому он их очень не любил. Сколько ни пытался разложить все по полочкам - никогда не выходило. Он попросту не понимал устоев мира, вообще. Конечно, за время странствий он что-то изучил и запомнил, но все равно не понимал. Руня мыслил совсем иными категориями и воспринимал окружающий мир иначе. Настолько, что каждый раз, когда он пытается это объяснить, собеседники не понимают, о чем он говорит. Или понимают, но толкуют по-своему. И зачастую это доставляет кучу проблем. Правда, ему обычно все равно - не существует для него такой проблемы, у которой нет решения. Просто иногда эти решения имеют не самые приятные последствия, а это огорчает. А Руня огорчаться не любит. Да и надолго не умеет. Собственно, поэтому и сейчас он довольно быстро выкинул из головы мрачные мысли и как ни в чем не бывало пришел в хорошее расположение духа.
- Просто не обращай внимания - мысли вслух, - легкомысленно отмахнулся Руня. - И мой статус - тоже мелочь, не заслуживающая внимания, - добавил он. - Это ровным счетом ничего не меняет. Я все тот же заблудившийся в лесу парень, который прибежал на крик тебя спасать, но вместо этого получил в репу! - легкая улыбка. - Так что насчет приглашения? Придешь? Или до зимы ждать долго, и обед хочешь получить в деревушке, которая где-то там? - указал направление, правда, немого криво, ибо уже умудрился благополучно забыть, куда указала Инеара.

Отредактировано Руня (2019-01-29 04:44:05)

29

Улыбка. Однажды Ролан сказал, что Эрилимии очень шла улыбка и вот теперь он вновь имел возможность её лицезреть. Чем больше он говорил, тем шире улыбалась стоящая перед ним эльфийка. Вот только доброжелательности в этом жесте, как тогда, так и сейчас, не было совсем. Как, впрочем, и наоборот. Маг чувствовал - Нури не злилась. Не обижалась и не испытывала к нему ни грамма ненависти, прямой неприязни или раздражения. Недоверие, сомнение, может быть толика пренебрежения, но не более. Куда больше было другого. Голод. Ликование. Восторг. Вот только не им самим, и не тем, о чём он говорил, а каким-то своим, внутренним мыслям. Эрилимия выглядела так, словно бы ухватилась за ту самую невидимую нитку, потянув за которую могла бы вывернуть Ролана наизнанку, заставить фонтанировать Цветом и ходить над пропастью из кипящей лавы, опасно балансируя на краю собственных представлений о жизни.
- Если хочешь, я расскажу тебе почему так происходит, - почти заговорчески пообещала она, чуть сощурив глаза и наконец покинула его личное пространство, отступив немного назад, - и расскажу, почему ты делаешь точно также...
Ни капли осуждения. Это могло бы быть почти обидно, учитывая сколь сильно Нур верила в собственные слова, однако с тем же успехом она могла бы заявить о том, что готова рассказать Ролану о том, что он дышит воздухом и почему это было нормально. Смотрела прямо, открыто, довольная, как кошка, которой предложили немного сметаны, а на деле оставили без присмотра целый накрытый всевозможными яствами стол.
- Я приду. Зимой, - ответила она и как ни в чём не бывало поправила руку юноши так, чтобы она снова указывала в правильную сторону, - жди меня с первым снегом. Ролан фон Вайдер...
Она хмыкнула не удержавшись от финальной насмешки и развернувшись, направилась к оставленной возле поваленного дерева лютне. Отчего-то казалось, что тени прошлого сегодня уже точно не должны были её потревожить...

30

"Она улыбнулась снова, - отметил для себя Ролан не без удовольствия, - ей действительно идет, - подумал он, - странно, это не похоже на привычные радостные и доброжелательные улыбки, но... именно такая вот улыбка удивительно подходит Инеаре. Я чувствую ее... более живой", - сделал он свой вывод, вкладывая в последнее слово немного иной смысл, полностью понять который мог только сам Ролан.
- Конечно, хочу! - воскликнул парень, - может быть, тебе действительно удастся объяснить так, чтобы я понял. Может, тогда я тоже смогу стать другим. Знаешь, очень хочется быть... как все, - он снова сказал слишком прямо, и едва ли его слова можно было интерпретировать как-то иначе. Вот только он и сам точно не знал, что имеет ввиду под этим своим "как все". Отчасти, потому что этих самых "всех" он действительно не понимал.
Однако слова Нур невероятно вдохновили Ролана. Казалось, что еще чуть-чуть, и он вот прямо засветится от предвкушения. Девушка упомянула, что Руня поступает так же, как и все остальные. Ему безумно хотелось верить, что она права. Он впервые услышал это с тех пор, как выбрался из Седого леса, ведь все поголовно твердили ему обратное. Это раздражало, огорчало, заставляло чувствовать себя одиноким. Он научился с этим жить и перестал реагировать, просто принимая как данность. И вот сейчас он, наконец, услышал то, чего так хотел. Однако... вместе с радостью пришли и сомнения, куда же без них. Ведь не было никаких гарантий, что Инеара расскажет нечто принципиально новое. Она ведь может попросту изложить свою точку зрения, свое видение, считая ее правильной. Но Руня уже не раз встречал таких, надеялся и верил, а потом... потом приходил к выводу, что все это уже слышал, знает. Разочаровывался? Не всегда. Так или иначе, а чужое мировоззрение для него ценно, даже если оно покажется неправильным. Чем больше различных мнений и догм, тем ближе он был к пониманию сути вещей, к которому всегда стремился.
- Что ж... я буду ждать, - наконец, с досадным вздохом сказал он. Ему ужасно хотелось услышать прямо здесь и сейчас, но... не в его правилах настаивать или заставлять. Обязывать к чему-либо. - До встречи, Инеара. И еще раз спасибо за песню, она и правда была хороша, - добродушно улыбнулся и, помахав рукой, направился в сторону деревни.
Ну, то есть почти в сторону деревни. Точное направление он уже благополучно забыл и взял чуть левее. Однако буквально через минуту в той стороне, где скрылся парень, разлилось ослепительное сияние, которое было видно даже через разросшиеся кустарники. Свет исчезал в направлении от пруда и устремлялся куда-то вверх. Возможно, не будь местность вокруг пруда сокрыта высокими деревьями с густыми раскидистыми кронами, Инеара смогла бы увидеть в небе сияющую золотым светом точку, что быстро удалялась в сторону деревни.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №4.Чаща Волчьего леса. Сентябрь 17086 год. Эрилимия, Ролан.