Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

5 декабря стартует Событие: Мистическая ярмарка - Фестиваль чудес. Не пропустите!
Идет битва с боссами: Короли трёх аспектов!
Подведены итоги голосования к литературному конкурсу "Мистерийская Книга Ужасов: Возвращение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » Август 17086 года. Ривилэн. Дом Гробовщика - Гробовщик, Фор


Август 17086 года. Ривилэн. Дом Гробовщика - Гробовщик, Фор

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://s1.litepic.ru/1181004135ad29ed172e9132c0c9.jpg

О Ривэлен, белокаменная жемчужины. Имперцы и шедимцы, эльфы и гномы, рынки мастерские! Город пограничья с готовностью принимал всех, кто стремился к нему, пуская в свои улочки и гениев, и откровенных безумцев, и в его домах находился приют всем идеям. Казалось бы, что в этом месте сплелись множества культур, практически не мешая друг другу, но это ощущение спадало с закатом солнца, открывая скрытые от света язвы чисто торгового союза. Впрочем, нет лучшего место для тех, кто хочет раствориться в разноголосице окружения.


Заказ появился где-то месяц назад. Сказать что он обычный - ничего не сказать. Пожалуй, обычнее просто некуда, потому что нужны были самый простой гроб, с самым простым ритуалом и самой скромной ямкой для захоронения, буквально за городом в лесу. И если бы не это огромное количество "самого-самого", а также самой личности заказчика, который понятия не имел кого надо хоронить, можно бы было поверить в обычность происходящего. Впрочем, может быть для сего товарища всё так и должно было быть?

Его привезли, как и было обговорено, в последних числах августа. Как и заявляли, он уже был омыт, обрит и "обработан", сиречь никакого вскрытия и ничего такого не требовалось. Собственно, это тело даже брить особо не требовалось, потому что эльф. Чуть лохматенький - видимо, погиб где-то не дома - чуть усталый даже после смерти, но всё же острые ушки и бледный цвет лица (что стал бледнее после смерти) выдавал его с головой. Но что было куда как более интересно, так это то, что товарищ был живым. Где-то на границе меж двумя мирами, с достаточно искусным подбором составов, которые устроили в теле остроухого натуральную войну - один исцелял, другой "усыплял". Здравомыслящее существо никогда бы не пошло на такое, рискуя получить болезнь сердца из-за сопутствующих алхимии процессов, но этот эльф явно был далёк от здравомыслия.

- Всё было бы куда проще, если бы я был бессмертен, - прохрипел он после того, как "сопровождающие" расплатились за организацию его погребения, - лукошко грибов, довольные зрители, которые потом зароются в библиоте...ки... - Откашлявшись, эльф с голодом змеи облизал свои губы почти окостеневшим языком, после чего продолжил "беседу" уже более ровным голосом. Впрочем, был ли он прерывистым кроме как от недостатка воздуха? Фор нисколько не сомневался, что хозяина лавки ему не удивить, а потому и вёл разговор с самого начала так, словно бы он просто остановился некоторое время назад, - и может быть, обретут некоторую часть веры в те силы, что превосходят их понимание, - навалившись набок, остроухий потерянным взором прошёлся по окружению, после чего, с усмешкой, добавил, - хотя даже в этом случае я бы предпочёл не оказываться на столе лекаря мёртвых тел, а после - всеми силами избежать гроба. Как-то спокойнее лежать в земле, пусть в дереве, говорят, "спать" спокойнее, - поёжившись собственным словам, Уриэль обмяк и расслабленно растянулся на столе. Нужно было какое-то время, пока кипящий в его крови котёл догорит окончательно, иначе... Иначе постановочная встреча рисковала обернуться самыми настоящими похоронами.

2

Заказ за месяц до похорон? Нет проблем. В столице получал и куда более странные заказы, а его услугами пользовался совершенно различный спектр всех слоёв общества. В том числе сомнительный слой, эдакий подслой в каждом слое общества. Так что, принятие подобного заказа здесь прошло благосклонно, пусть и заказчик-благодетель решил остаться неизвестным. В деле Гробовщика главное - это клиент. Гробовщик наоборот очень любил заказы сделанные заранее, можно подготовить всё к торжественному дню в лучшем виде. Ещё больше любил, когда клиент сам, лично, производил сей заказ. Увы, не на этот раз. Почти.

  К указанной дате было подготовлено всё необходимое и сам пребывал в лавке, ожидая, когда привезут покойного в его скромное пристанище на одной из окраин многогранного города. Гроб был в наличии. И ещё несколько. Периодическое отсутствие Вестника на месте и иная занятость, не была благоприятна для продвижения своей кандидатуры в нише этого ремесла, так что дело находилось не часто. Может если сможет уделить этому чуть больше внимания и заполучить доверие к своему мастерству в сим деле, то работать здесь будет даже интересней, чем столице. Разнообразие рас это разнообразие погребальных традиций. Как бы ему не были близки имперские традиции, иные были ни чем не хуже. И даже если представителя иной расы не пожелают хоронить где-то здесь, то можно готовить тело к отправке на родину. Сохранить умершего в подобающем состоянии сможет не каждый брат скорби и речь совсем даже не о магии. Так к чему мы про разность рас и традиций? Почему-то оказалось, что в гробу хоронить необходимо эльфа. Как-то странно. Похоже на насмешку над остроухим. Было бы похоже, если бы ему принесли труп. Трупа же не оказалось. Покивав головой, проводник душ принял плату, ещё покивал головой, пообещал подготовить в кратчайший срок этого эльфа в последний путь и наконец-то выпроводил лишних зрителей.

  Дверь была заперта на задвижку и Гробовщик вернулся к столу на котором ныне происходило чудесное воскрешение.
- О-о-х-х... - Для порядочности, прозвучал испуганный выдох умирающего оленя, а руки тут же легли на сердце, пока оно не выскочило из груди от испуга. Реалистично это играть даже не пытался. Как и Фориуэль не слишком старался быть мёртвым. Это, между прочим, неуважительно к Брату Скорби. Речи не-очень-мёртвого-эльфа заметно отсылались к их позапрошлой встрече в очень интересном месте. Похоже тот был не настолько отравлен волшебными спорами, что оказывается неплохо помнил произошедшее.
- Бессмертие - по-большей части это трюкачество. В любом его проявлении, особенно ложное. - Настоятельно прокомментировал высказывания эльфа, со скучающим видом взявшись за гребешок и принявшись расчёсывать лохматенького не-очень-мёртвого-эльфа. Несмотря на всего его попытки движения, которые всё равно были вялыми.
- Да-а~ Зато покинуть гроб после захоронения есть шансы, а если друид вырастит на твоем теле дерево, сминающее и замуровывающее корнями останки, то шансы где-то в районе нуля. - Мазнув подушкой пальца по щеке эльфа, убедился, что намёков на грим нет, даже алхимический, и нынешнее состояние его вовсе не игра. Да и ощущение у Вестника от него было... Неоднозначное. - Некоторые растительные и животные яды способны вызвать состояние искусственной смерти. Но их применения требует последующего принятия противоядия, которое "почти мёртвый" принять не может и рискует умереть. Значит балуешься с алхимией, раз в таком состоянии и всё равно в сознании. - Ох, кажется там мелькнул упрёк, но может замутнённому разуму эльфа и показалось.
- Так что за шпионские игры на этот раз? - Произнёс с видом явно говорящим совсем иное, например: чем будешь на этот раз развлекать?

3

Глубина возмущения остроухого читалась по взгляду. Ну как читалась, где-то так просматривалась за отголосками затихающего разума и нарастающей "болезни", что пульсациями терзала организм. В конечном итоге, даже лёгкие возмущения закончились, сменившись задумчивостью. Ловкость лапок, ха? - С некоторым недоверием подумал Уриэль, негромко прокашлявшись. Собственно, он и сам уже смог оценить возможности этого гриба (один раз на другом, сейчас, в виде выжимки, на себе), а потому понимал, что при должном старании можно было подобрать такую дозу, которая вызывает длительный, но не смертельный эффект. Однако целый гриб, да ещё и после пещеры? Нонсенс! Впрочем, прямого ответа эльф не ждал. Это было элементарно скучно, как если бы он сам признался во всех своих грехах и сути своей жизни. Поиск, неловкие ответы и забавные загадки - это привлекало куда больше истины, сколь многое она бы не таила. Почему и сам шпион с удовольствием продолжал некогда начатую игру, когда и он не он, и хозяин сам не свой.

- Как я...ммм...читал, - эльф подался навстречу подушке словно сытый камышовый кот, что так и норовил попасться в лапы к охотникам. Вследствие сего действия, подушка бы не только смазала, но и разнесла по всему лицу тот "грим", который должен бы быть там. Но нет, состояние организма и правда находилось на той отметке, за которой бы "труп" смог повидать загробный мир лично. Впрочем, хитрая улыбка даже сейчас оставалась на бледном лице, а руки привычно лежали на поясе, очерчивая просвечивающие сквозь одежду ряды склянок, - шансов самостоятельно выбраться из могилы не так уж много. Сухая земля, погребение не больше метра, наличие минимального инструмента у закопанного... Для организации такого пришлось бы создавать столь проблемный ритуал захоронения, что уж лучше бы меня обняли корни. В конце концов, это несколько даже мило, что тебя хоть кто-то обнимает. Обычно стараются прогнать страшными вопросами, - последовал вежливый - то есть прикрытый ладонью - зевок. Судя по всему, это была попытка хватануть побольше воздуха, что последовало за помутнением рассудка. Лишь через пару мгновений остроухий продолжил свою мысль, - как, например, вот. О каких шпионских страстях может идти речь, если меня - эльфа! - решили прикопать под шумок на "гостевом" кладбище, да ещё и обратились не к самому известному служителю культа в этом городе? Даже будучи живым, я глубоко возмущён происходящим, что уж говорить про нынешнее состояние. Алхимия ли тому причина, или попытка подкинуть мне в еду не самые питательные для организма травы? Кто знает. В любом случае, переходить дорогу дельцам с элементиумом стоит осторожнее, особенно если оставляешь свидетелей из числа ордена Креста, - последовал хрип, скорее возмущённый, нежели из-за очередного приступа удушья. Ладонь уже явно схватила один из сосудиков на поясе, но спустя некоторое время гость "одумался", тихо и мирно укладываясь на своё ложе, - впрочем, всё это в прошлом. Шпионские страсти, грибы и отравляющие вещества... Если сим господам нужно увидеть мёртвого Клиникларэна, то пусть будет так. Особенно если они решили действовать через третьих лиц, которые ну очень не хотят действовать грамотно и вдумчиво, из-за чего тело забрали четвёртые. Брр, - Фор откровенно вздрогнул, - почему уж лучше оказаться у одного друида, чем таскаться от одного стола к другому. Как-то спокойнее, для здоровья полезнее, всё в целом понятнее... К слову об этом! - Прокашлявшись, шпион обратил свой мутный взор к Гробовщику, - меня, надеюсь, "заказали" со всеми почестями? Торжественно опустить, помолиться за упокой, должный обряд чтобы не восстать в виде полого зомби. В этих землях ещё слишком много остаточных следов некромантии, чтобы отдельный "мертвец" не переживал бы о подобном, - вздрогнув ещё раз, куда как более показательно, "мертвец" затих, прислушиваясь к затухающим звукам собственной речи. Хорошо что укладывать мёртвых у окна было не совсем чтобы культурно, благодаря чему можно было не беспокоиться о том, что его шевеление или тихий голос могли уловить с улицы.

4

Что там про элементиум, Гробовщик толком не ведал. Лишь обрывки скудных сведений о приключениях эльфа при прошлой встрече, вскрытии и копошения в кишках трупа в поисках информации, самым буквальным образом. А каким местом там орден Креста, предположить несколько трудно, вроде как мирная организация. Если можно таковой назвать сборище магов жизни, беспардонно вмешивавшихся в естественный цикл. Настоящие злодеи. После некромантов, демонологов, хаоситов и более обыденных представителей мира живых. Или это был ещё какой-то Крест, менее известный народу.
- Да ещё и обратились не к самому известному служителю культа в этом городе! - Вроде бы колдун просто передразнил эльфа, состроив оскорблённую физиономию, вот только эльф услышал сам себя. Тембр, интонация, да и сам голос, прозвучали крайне похоже, с искусственной поправкой на умышленные кривляния. Это была не пародия, а самое натуральное копирование голоса. Благо давно знаком с этим остроухим, знакомство было достаточно своеобразным, что бы там однажды передразнить и немного попрактиковаться возможность тоже имелась. - Так значит тебе повезло, что четвёртое лицо стало моим? - Следов копирования и не осталось, а произнесено так, словно сам сомневался в истинности этого вопроса и намекал, что может и эльфу стоит сомневаться. В прочем, эльф похоже при себе имел кучу интересных склянок, которые почему-то оставили при нём сопровождающие. 
- Без почестей, самый скромный набор. Скупердяи хоронят эльфа Клиникларэна... - И ещё пару раз будто бы повторил шепотом это имя и поморщился, будто оно пришлось не по вкусу или навело на какую-нибудь странную мысль, - Могильный камень не заказывали, так что не было возможности выбить сие чудесное имя на нём. Но безымянные имеются. - Их можно было наблюдать как неподалёку от входа в лавку, служившие дополнительной "вывеской" лавки, так и во внутреннем дворике, что был ещё скромнее, чем в столице. Теперь можно было ощутить в полной мере, там там был внутренний двор, а не дворик. Простой сосновый гроб стоял подле стола. Ладный, складный, немного шлифованный, но воистину без излишеств. - И даже ритуал с молитвой переложили на плечи гробовщика. - Кто бы с такими сомнительными похоронами стал бы привлекать к делу пятое лицо, будь оно человеческое или даже эльфийское, что ещё хуже. - А теперь ты наверное хочешь, что бы я тебя не только закопал, но и выкопал потом? Может мне сразу поставить печать на тебя? И спи спокойно. Никаких больше шпионский страстей, сомнительных ролей и мертвецов. - Говоря про печать, взметнул палец вверх, зажигая на кончике ногтя магический огонёк неопознанного происхождения.

5

Остроухий только и смог, что слегка покачать головой из стороны в сторону, после чего скуксить возмущённую мордочку в ответ "не самому популярному служителю культа", которому грозит не только закопать его тело, но и, возможно, забрать его голос. Было странно и нелепо слышать его со стороны, и хотя Уриэль знал, что слышит не то чтобы себя или свои мысли, от навязчивого ощущения брата-близнеца поблизости было избавиться не совсем чтобы просто. С поправкой на то, конечно, что брат был не только потерян ещё до рождения, но и сам благополучно распрощался с разумом. Ещё и чужой мозг теперь грызёт любым доступным способом.

- Мне повезло, что первое лицо не захотело действовать лично. Тогда бы наша встреча прошла куда как холоднее, - эльф фыркнул. Действительно, в этом деле у него удача с неудачей шли рука об руку, и хорошо что один из знакомых согласился помочь ему буквально в последнюю минуту, вовремя подключая "четвёртое" лицо должного качества. Широко в принципе, та братия и так, и так могли выйти на Гробовщика, потому как опасный безумец - внезапно - полезен тем, что он опасный безумец, а значит никто не полезет к нему с расспросами "а эльфов точно так хоронят?", или "а точно нужны эти склянки на поясе?". На счёт остального позаботиться невидимый ни для кого организатор, после чего долг Фора перед ним достигнет астрономических чисел. Что ж поделаешь, не надо было когда-то тащить робкого вьюношу с мечтами о великом в такой вот вертеп. Нынешний герой даже не покраснел от того, что создаёт стольким своим друзьям откровенные неудобства. Зато жить веселее!

- Откопать? - Встрепенулся эльф, как бы выныривая из небытия, - то есть Брат Скорби, что собственноручно упокоил скитальца на веки вечные, на столько решится что-то поправить на усопшем, что будет возлегать под землёй? Нонсенс, - остроухий опасливо покосился на пылающий огонёк руки. Не столько боясь Гробовщика или его действий, сколько понимая - если это пламя ему совершенно незнакомо, то проблем, связанных с ним, можно приобрести огромное множество, - а вот попросить не препятствовать разграблению могилы алхимика, которого закопали с очень ценными зельями, я ещё в силах. По меньшей мере, любое бездействие куда проще любого действия. Например, лежать и изображать самого себя, но мёртвого, несколько сложнее чем просто оказаться мёртвым, - неспешным от усталости движением, эльф поправил прядь волос, что неудачно упала на лицо, - хотя-я... Я слышал, что иные живые даже после смерти не находят покой, и сами возвращаются в этот мир духами. Этот твой символ помогает им обрести Чертог, Вечную Охоту или кто что заслужил? - В общем-то, Уриэлю было всё равно, правда это или нет. По меньшей мере, сейчас, когда его готовят "в последний путь". Но если жизнь сложится таким образом, что ему придётся болтаться между жизнь и смертью, то что он выберет? Зная или не зная? Как казалось Фору, его-то дух точно не смирить. Если уж столько было пережито для того, чтобы оказаться здесь, будет весьма нелепо на этом и закончить.

6

- Вот и славно. Не было никакого уговора о том, что я должен провести не только похороны, но и эксгумацию тела. - Огонёк на кончике ногтя появился так же быстро, как и исчез, а Гробовщик состроив лицо истинного сноба, сложил пальцы замком и вызывающе хрустнул суставами. За буйством в передвижениях не-очень-мёртвого-эльфа отложил гребешок в сторону, видимо придётся расчёсывать непосредственно перед вынесом гроба вместе с остроухим.
- Прямо скажем, мне несколько наскучило тебе подыгрывать, ничего с этого не имея. Ты даже ни разу не постарался, что бы расплатиться с упомянутым Братом Скорби. Ведь считаешь, что работает он исключительно на собственном неиссякаемом энтузиазме. От части - это действительно так. Когда дело касается его ремесла. - Хищно сощурившись, резко, может даже слишком резко приставил чёрный коготь к горлу эльфа, - Например, вскрытие предпочитаю проводить даже в том случае, если оно не было оплачено. - Нелицеприятно осклабившись, хыхыкнул, ведя ногтем по линии предполагаемого разреза, надавливая на кожу. - Увлече-е-ни-ие тако-ое~ - Остановившись точно под грудиной, надавил ещё чуть сильнее, может оно оказалось болезненно. - Как и в этот раз. Кто знает, какие патологии органов могут скрываться в этом теле, пусть и искажённые алхимией или ещё чем-нибудь. - Ослабив давление, довёл до пупка и наконец-то убрал руку, пряча её в длинный рукав. Натянув вид оскорблённой невинности, раздумывал над возможным ответом относительно "символа" и "покоя" или вовсе пренебречь, ломая комедию оскорблённого до последнего. Подобное тоже не сулило веселья. Потакать эльфу, пусть и с небольшим риском для собственной персоны в виде мастера похоронных дел, было куда занятней. Вот только уже недостаточно. Либо Фориуэль застал Гробовщика не в самом лучшем расположении духа, который ныне периодически пребывал в упадке.
- Случится ровно то, что должно. Препятствуя любым, противоречащим порядку, вещам. - Всё же ответил, выдержав драматическую паузу и присел на массивный стул немного в стороне от стола на котором всё ещё располагался эльф. Ответ был точен, правдив, но не нёс ровно никакой новой информации. Пояснений и намёков на что-либо большее эльф ещё не заработал, ещё не расплатившись даже за вскрытие, но уже кого-то отрядив тащить его снова в гости к Вестнику, как будто одно лишь созерцание сей нагловатой остроухой рожи уже приносило блаженное наслаждение. Умолкнув, Гробовщик всем видом показывал, что без намёка на что-нибудь интересное или оплаты и пальцем не пошевелит даже в сторону грядущих похорон. Пустая, на днях вырытая могила найдёт и другого жильца, ничего страшного.

7

Скорее ради вежливости, нежели испытав подобные щувства, остроухий расслабленно выдохнул, показательно отводя скучающий взгляд в сторону. Всё же магия, привычная материя каждого сотого человека и эльфа Мистериума, была для него не просто инородна – это был совершенно иной мир, со своими законами и числами, зависимостями и открытиями. И пусть он, постигнув путь одной из техник, частично превосходил возможности обычного «смертного», делать это просто так, по своему желанию, он не умел. Всё же школа Шквала стояла на том, чтобы масса противников перестала быть противниками и стала просто массой, что не то чтобы приятно или удобно. На похоронах сих личностей потом разоришься, право слово. Только будет ли такой порядок вещей естественным? Ведь если судить в целом, ни одна смерть не случилась раньше или позже, в любом случае это случается вовремя. Но оказаться вовремя сейчас или через десять тысяч лет было для Фора более чем весомой разницей. И, если рассудить в целом, «неестественно» ли будет прожить это время бестелесным духом или разумным мертвецом, если душа воспротивится покинуть этот мир? Эльф не видел разницы в подобной мелочи, как характер существования его тела.

- Вот оно как, - многозначительно протянул наш герой, отвлекаясь от дум и задыхаясь… Нет, не от жара касаний мужчины, скорее из-за очередного приступа. Смазка на губах заканчивалась куда быстрее, чем алхимик предполагал, ибо разговор уже несколько затянулся. С другой стороны, организму было настолько всё равно на внешние возбудители, что эльфа можно было вскрыть без вреда в виде криков – всё равно холоднеющие от недостатка воздуха и крови конечности жутко неотзывчивы, - стало быть, вот оно как. В наш светлый мир дружбы и безграничного уважения решили внести толику взаимной оплаты услуг. Как это низко! -  Эльф закашлялся, старательно наваливаясь на локоть, чтобы приподняться для укоризненного взгляда. Жест получился смазанным, потому как даже такое скромное действие затратило все имеющиеся силы, но он был. И укоризненный! – Хорошо смеются лишь те, кто делает это последним. Рассмеяться шутке до того, как её произнесли, моветон. Представление же только началось, и я не хочу проводить кого-то за кулисы, – недовольно помотав головой, эльф вздохнул как можно глубже, чтобы добавить трагической патетики в голос на выдохе, - но если – если! – твоё нетерпение просит выражения моей благодарности, забирай моё тело. Посмотрим, на сколько скорбным будет тот брат, что удовлетворяет любопытство в мертвецах ещё на живом эльфе, – чуть лукаво покосившись на Гробовщика, остроухий расположился на спине и вытянулся во весь рост, напряжённым движением ладони оттягивая полы туники как бы с приглашением. О как получилось обыграть, – не без самодовольства подумал эльф, сопротивляясь нарастающим тёмным облачкам в своих глазах. Руки уже против воли вцепились в спасительную склянку, но нет. Потом. Запасной вариант на то и был запасным, чтобы использовать его только в самом финале, для нагнетания драмы.

8

- Дружбы... Нашёл каким словом швырнуть. - Однако вслух и внешне изъясняться и реагировать на сие не стал, лишь чуть приподнимая свою почти отсутствующую светлую бровь. Снова сцепив пальцы где-то в глубинах своих рукавов, развлекал себя вяло "разминая" суставы, да поскрябывая кожу ногтями. Кто-то бы назвал это определённым признаком психологии личности, вот только сие в привычки не входило и совершалось действительно со скуки. Ведь перед ним всего-лишь в край обнаглевший эльфийский шпион, что почему-то решил будто Гробовщик обязан только по доброте душевной отплясывать под заказанную музыку. Вот только этот объект был слишком накачан неизвестной гадостью, так что смысла тянуть время совершенно не было, всё равно ничего не добьётся и это прискорбно. При том остроухий всё равно постарался заверить, что впереди ожидает нечто более интересное, чем погребение недоумершего трупа. Сама фальшь грядущего события неприятна. Ладно бы, если сие оказалось обыграно интересней и зрители были более особенными. Недоверие к пока пустым обещаниям, вдруг сотрясла провокация. Ну надо же, разом и со всех сторон пытается подобраться, наверняка и не зная, вдруг сей гробовщик действительно согласится. Вскрыть живого, накачанного наркотиком и дать тихо, медленно умереть. Как жаль, что этот вариант не устраивал и всё заведомо вело к тому, что колдун сдастся, что бы исполнить оплаченное погребение.
- Хорошо. - Пока выслушивал провокацию, отвёл взгляд и выудил руку, ныне известным образом почёсывая щёку и подбородок. Выдержав крохотную паузу, поднялся, подошёл к столу таким образом, дабы убедиться, что взгляды их в этот момент не разбегутся, - Я это предложение запомню. Заберу твоё тело, когда оно станет мертво. Независимо от иных обстоятельств. - Может Фориуэль того и не желал, но это стало негласным договором между Вестником Смерти и эльфом. Иногда стоит всё же знать, кому предлагаешь своё тело или душу, ведь могут действительно забрать.
- Об оплате поговорим после погребения несчастного Клиникларэна. А пока, будь добр, изобрази более мёртвый вид. Или скажи, что ещё я должен знать. - После чего, конечно должен будет изобразить. Без особых предупреждений, но некоторым усилием, эльфа взяли на руки, дабы перенести в его новое ложе, где он так не желал оказаться. Не слишком удобный, но уютный гроб. Дерево всё ещё пахло смолой, а ткань тепла и приятна. Жестковато, конечно, но по заказу могло быть и хуже, там даже простую обивку не просили. В лапки недопокойному вложили букет ромашек, которые Рихарт буквально утром срезал, что бы посушить для чая. Эдакая лёгкая издёвка, существенно заметная разве что самому Брату Скорби. Однако лилии всё-таки возложит, но только на зарытую могилу.

9

Остроухий только повёл плечом в ответ на серьёзный ответ. Можно было долго рассуждать на тему того, что кто-то уже мёртв в душе (или умывальне, то есть "душа" ещё и чистая), но обещать то, что тебе не будет принадлежать (мёртвое тело, как ни круто, уже мертво) можно легко, просто и с без оглядки на далёкое будущее, которое может и вовсе не случиться. То есть да, Фору в любом случае придётся умереть - ничего не поделаешь, так получилось, извините - но что будет после этого с телом? Так, стоп. На сколько я помню, тела у нежити всё же мертвы, буквально. Что-то похороны становятся всё более забавным занятием, - мелькнула в голове мыслишка, после чего в холодных ладонях удалось ощутить ещё более холодный щипок. Уриэль знал, что это лишь фикция, и его тело сейчас малость на краю, но сам факт таких ощущений был показателен. С другой стороны... Закопают и ладно?...

- Обстоятельства определяют время, а к любому времени можно приспособиться, - скорее ради самообмана буркнул эльф, добровольно отдаваясь в руки Гробовщику (во всех смыслах). Говорить что-либо в процессе переноса наш герой не рискнул, хотя сказать было что про возможных ход ритуала захоронения. Например, тот же гроб, в котором эльф бы прямо так и уснул, ибо сказывалось голодание, был простым, действительно простым, что очень хорошо для одной группы, и очень плохо для другой. Потому что...

- Неплохо бы закрыть гроб. Как бы ни умело я скрыл признаки жизни, достаточно настойчивые могут прознать своим путём..."простых" проверок, - эльф сглотнул, ощущая жжение. Пошёл вторичный процесс действия микстуры, что до сего момента была на губах. Просто прелесть, забыл удостовериться в том, что положил необходимое и достаточное количество скрепляющего порошка! За подобные досадные промахи, в такие моменты, хотелось и правда себя закопать, - в число которых может войти и нож в бедро. В остальном, достаточно помнить что меня любишь только ты, а все остальные, в той или иной мере, враги. Кто-то меньше, кто-то больше, но все они преследуют свои цели, в число которых моя дальнейшая жизнь не входит, - остроухий прикрыл глаза, вслушиваясь в тёплый воздух августа, - и двое из них уже за дверью, - комментарий был излишний, пусть остроухий и понятия не имел о том, что души тех двух господ ощущались его собеседником столь же ясно, как лёгкий аромат ромашек, что сжимал бледный эльф. В тот момент шпион действительно напоминал самого обычного покойника - бледный, тихий и абсолютно безвредный. Даже, возможно, чуть-чуть жалкий, потому как его путь прервался в столь молодом возрасте.

Молодчики, напротив, были явно другие. Чуть более крепкие, чуть менее наглые. Оба застыли в нерешительности перед дверью, явно знакомые с специфичностью местного хозяина, а потому не спешили отдать свои тела (в отличие от неразумного эльфа) в его полное владение. Судя по негромкому спору, товарищи готовы были рискнуть жизнью другого больше чем своей. Что, в общем-то, логично. Помни, кто заказывал мой ритуал, - шепнул в последний раз Уриэль, для удобства возлежания чуть поведя плечом да расположив пару ромашек выше, напротив сердца. Так диктовало его чувство прекрасного.

10

За наличие крышки гроба можно было не переживать, вот она, совсем рядышком, чуть сложнее, чем та, которую следует просто забить гвоздями перед погружением. Имея дополнительные рейки по внутренней стороне, она будет без затруднений держаться, прикрывая кроватку и без гвоздей. Эльф может и не уточнил, то едва ли в его планы входило оказаться под приколоченной крышкой. Стоило погрузить того в новое ложе, так тут же из груди Гробовщика вырвался вздох умиления. Больно хорошо там смотрелся недомёртвельний шпион. А как букетик лекарственной ромашки красиво лёг и вписался в общую картину. Светлое дерево, бежевая обивка, белый саван, бледное, чуть сероватое лицо. Букет оказался ярким зелёным пятном, но скромность цветов не нарушала композиции. Осталось наконец-то уложить каштановые волосы эльфа в более приемлемое состояние, парой-тройкой движений гребешка.
- Знаю-знаю, любовь моя~ Поспешим же. - Сопроводив своё воркование ехидным хихиканием и широко растянутой улыбкой, как раз потянулся за крышкой, прислонённой к стене. Пока Фориуэль изрекал свои последние слова, чародей потянулся к магии, взывая к звериной силе. Очень полезное заклинание для переноса таких тяжёлых и неудобных предметов, как гроб. Имея тележку надлежащего размера днища, что располагалась на двух парах маленьких колёс, давно приспособился в одиночку перетаскивать сей предмет до катафалка или до телеги, как будет и на этот раз. Ныне гроб располагался уже на ней.
- Постараюсь не упустить сей момент. А тебе пора засыпать. - С последними словами, на гроб легла крышка, мягко ложась в пазы и лишая эльфа всякого света. Его же счастье, если в сознании он будет пребывать не долго. Далеко не каждый способен ощутить уют такого ложа, не видя над собой неба, потолка дома или просто не имея возможности даже вытянуть руку вверх. Разум может в миг ощутить уйму новых впечатлений, самыми яркими из которых будут ужас и паника.
Повязав траурную ленту поверх чёрных одежд и водрузив на голову шляпу, Гробовщик направился встречать гостей. Так и не дождавшись стука. Почти без скрежета, открылся засов и беззвучно отворилась дверь, являя солнцу облик хозяина лавки. Заинтересованно выглянув, окинул сокрытым взором парочку топчущуюся на пороге. Души душами, но опознавать не видя, мог только некоторые, что были привычны, известны, как и ощущения исходившие от них. Кто знает, какие там недруги эльфа явились. Те, что принесли тело или кто-нибудь ещё. По заветам остроухого - сама настороженность во плоти. Внутренне, конечно, с долей погружения в начавшуюся игру.
- Да-да? - Неопределённо потянул он, независимо от обнаруженных на пороге персон. Не спеша отходить с этого самого порога.

11

Крышка гулко – как показалось Уриэлю – закрыла его от солнечного света, оставляя наедине с тьмой. В груди резко защемило от недостатка воздуха, руки против воли сжали жалкое подобие кулаков, словно бы можно было противостоять тяжести смерти собственными силами. Глупости, – упрямо и зло прошипел остроухий сквозь зубы, медленным темпом дыхания восстанавливая ход мыслей. Вздох, вдох и выдох. Для надёжности закрыв глаза, остроухий прислушался к происходящему, благо ни одна алхимия не была способна испортить тонкий слух. В этом не было нужды, ибо концерт уже начался, но так было…проще. Хотя бы иллюзия присутствия, отдушина затухающего разума. Эльф не готов был признаться или показать это, но ему было страшно умирать. До ужаса.

И, пожалуй, в подобном состоянии оказались гости, когда дверь распахнулась до того, как они решились постучать. Даже без знания душ судьба увиденных людей была прямо перед глазами: бедное детство, небогатая жизнь, ранний брак и, скорее всего, гибель одного-двух наследников; после - не то война, не то грабёж, но меч в руке оказался надёжнее плуга в сарайчике, и вот уже крепыш-малыш, что радовал жену и детей своей кривой и желтоватой улыбкой стал пугать прохожих цепом и вопросами вида «а не соблаговолите поделиться накопленным в пользу ветеранов войны Цветов?». Даже сейчас, в безопасности и страхе неизвестного, мужчины были напряжены как пружина гномьего механизма, а то и как жгут тетивы баллисты. В руках, однако, были цветы. Мирные лютики, синевой отражающие свет «мешков» под глазами гостей, и резко резонирующие на фоне разбитых в кровь кулаков.

- Ааа… Здрасутэ, - акцент, мягко говоря, был настолько же паршив, насколько был наигранный. Загар, тёмный цвет волос и белый налёт соли на висках выдавал в говорящем портового работника, что притворялся жителем Лиги по ему только ведомым причинам. Точнее, он сам так думал, что удачно от всех скрывается, но попытка заработать лишний медяк с помощью «знатного, но разорившегося рода торговцев» была слишком грубой и явной, чтобы её можно было не заметить и не разгадать.

- Добры-с дёнек-с, – второй был уже «хитрее», если можно так выразиться. Изучив на эльфийском всего три фразы «я вам не враг», «вот мои бумаги» и «я давно тут работаю», он заметил, что на наречии синдарин огромное количество «с» на конце, только совершенно не понимал, что не надо это вставлять в каждое слово. А потому вставляет, чтобы «уподобиться» эльфам. Сами остроухие таких «гостей» презрительно отмечали словом «ан’аллувэс», то есть «убогий, жалкий», добавляя ненужное в этом слове «с» для подчёркивания абсурда.
- Мы этаэ, – сказал темнявый, - нашэго друха убыли. Насмэрть, – прищуренные глаза на мгновение стали большие как плошки – видимо, такой вот жуткой была смерть!

Из синдарин-с, – блеснул «эрудицией» его товарищ, - и видели-с, что его-с к вам-с доставились. Сам он был-с, – последовал взгляд на «лиговца», на что тот незамедлительно ругнулся (ибо с таким грубым искажением эльфийские имена звучат только в качестве брани) – Калырыканэц, – после чего «эльфоговорящий» добавил, - да-да-с, он самый-с. Стал быть-с, уже погребение-с? Бохато постарилис-сь, – не без некоторой зависти протянул мужчина. Ещё бы, ведь он и ему подобные, в лучшем случае, обретут спасение в пламени костра, если не окажутся в одной общей могиле на затворках посёлка портовых грузчиков, куда сводят откровенную бедноту и прочих им подобных.

12

- Ааа… Здрасутэ, и - Добры-с дёнек-с - Явили себя этому миру во всей доступной оригинальности, царапая слух и всё, что можно было исцарапать, совершенно не касамое Вестника. Две бандитские рожи и каждая на свой лад, прекрасно. Едва ли наш не-очень-мёртвый эльф не смог бы сам избавиться от такой проблемы при помощи чего-нибудь остро наточенного. Едва ли это просто не вписывалось в его стиль. За пару монет некто нанял пару (пару ли?) рож разгрести грязное дельце или просто убедиться, что эльф мёртв. А если нет, то помочь наконец-то отойти в мир иной. Слиться вновь с Природой. Первый и самый очевидный домысел, пришедшей в голову Гробовщика.
- Надеюсь мне не придётся отбиваться от толп желающих заглянуть в гроб и ткнуть в труп ножичком. - Мысленно цыкнув на Фориуэля, вернулся к развернувшемуся, безынтересному представлению.
- Мы этаэ, нашэго друха убыли. Насмэрть, - почти синхронно с темнявым округлил глаза, подтверждая, что видел как ужасен был труп эльфа, после столь ужасной гибели. А губы округлились в беззвучно растянутом "О-о-о", где-то на грани с поддельным сочувствием выраженным покачиванием головы. Самое замечательное, что подобные действия и мимика никогда не выбивались из образа колдуна, независимо от искренних или ложных проявлений, они почти всегда были странноватыми, насмешливыми, недосказанными и многое иное подобного рода.
Можно представить насколько больно слышать такое извращение над словами самим эльфам. Будто насмешка над их языком, вперемешку с откровенным невежеством.
- Верно, Калыру уже канэц. - Сокрушённо подтвердил Брат Скорби, изрекая на кристально чистом наречии, используемом в Торговой Лиге. И на нём же продолжил, исключительно из уважения к "носителю языка", - Он будет погребён на кладбище... - Видя непонимание в честных, умных глазах собеседников, стал говорить медленнее, делая паузу между каждым словом, вдруг просто говорит недостаточно чётко для жителя Лиги, - по... человеческим... обычаям? - Последнее слово произнёс на синдар, с надеждой взирая на любителя "с".
можно было бы продолжить скромно издеваться, но достаточно. Вдруг в их сердцах взыграет злость, что переборет потаённый страх перед местным мастером дел похоронных. Придётся блистать не только знанием языков (которое всё равно было некому оценить, кроме гробового эльфа), но и боевыми навыками. Сознание дальнейших проблем на пустом месте. Так что сразу вежливо пояснился на общем, не дав времени на осмысление произошедшего.
- Верно. Ваш друг будет погребён в прекрасном гробу и по всем правилам. Полагаю, он был бы рад, если бы его друзья проводили в последний путь. И возложили цветы на могилу. - Так и не сдвинувшись с порога ни на сантиметр, завершая своё пояснение, да очаровывая улыбкой, - Не уверен, кто ещё присоединиться к нашей скромной процессии, но следует немного подождать их. Ах, да... - Пытливый взгляд, не слишком опытного торгаша, что пытается втюхать свой товар, вперился в позавидовавшего организованным похоронам.
- Можно и вам что-нибудь подобрать~ Если планируете умереть в ближайшем времени, то уже стоит сразу снять мерки и всё обговорить! - Изобразив чрезвычайно довольный вид, сцепил пальцы замком в районе живота. Сбить с толку, перепрыгивая на излюбленную тему? Да, можно и так.

13

Господа, на сколько то можно было заметить по их поведению, были абсолютно безвредны, и далеко не показательно. Скорее, это у них возникало ощущение того, что, возможно, их будут бить, и может быть даже гробами. На звонкий "цык" последовала реакция в виде тихого-тихого кашля лежащего в гробу эльфа. Либо, скорее всего, просто неудачное совпадение, потому что остроухий никак не мог бы прочитать мысли, даже если бы хотел. Или всё же мог?

По меньшей мере, мысли пришедших он видел как на ладони. Коннор Эдал и Харансин Моданэс. Сказать, что он их "знал", ничего не сказать, ибо ведал про них даже то, что они сами старательно зарыли глубже того, как зароют сегодня его самого. Что ж поделать, в ту пору он был молодым, шустрым и ещё "свежим" в плане последовательности действий благодаря трудам наставников, так что "нарыл" он очень и очень многое. Забавно, что пригодилось это спустя не одно поколение людей, и то, что зарождалось во времена его юности, окрепло и проявило себя вот только сейчас. В некотором роде, это было его "детище", и как иронично, что именно оно хотело его смерти. Конфликт отцов и детей, хе-хе, - прокашлялся остроухий в момент затишья в разговоре, после чего внимательно прислушался к дальнейшей беседе.

А беседа внезапно стала односторонней. "Лигиец" только шире распахнул глаза да сжал руки в символе не то Ока Люммина, не то Кулака Пламени, как бы призывая Богов не то в учители языка, не то в свидетели его глупости. Его товарищ лишь неслышно усмехался мучениям своего друга, и в момент звучания "родного синдарина" встрепенулся аки сокол фразой, - это печально, - произнесённой на том же наречии, но с такими искажениями, что простая добавка "-с" теперь могла показаться щадящим отношениям к ушам слушателей.

А что было куда печальнее, это мимолётный намёк на то, что мимолётны не только намёки, но и жизнь человеческая, и сим господам можно проявить чудесное благоразумие, и запастись в последний путь уже сейчас. "Лигиец" от такого предложения сперва покраснел (что было не совсем заметно), а потом побледнел (что сделало красноту чуть более явной), и предпочёл отступить на шаг назад от сией обители. "Эльфус", напротив, проявил вежливую заинтересованность, и заглянул в ту часть комнаты, которую было видно через могучий, как могло им показаться, монумент хозяина лавки. Кроме того, отступать ему было некуда, всё же вопрос-то ему адресован.

- План...ны не торопят-с в последний...путь? Именно-с, в последний путь. Печально-с, что друг так быстро-с окажется в своей земле-с, и пребудет-с в иной, нежели своя, вера, - язык претерпел качественные изменения, и стал не столько отвратным, сколько ужасающим. За такое рейджеры этой земли должны бы расстреливать на месте, а потом и сами проходить обряд очищения от услышанного. Перемешка общего и эльфийского, включая непонятно откуда взятые слова наречия Нур, были подобны самым едким алхимическим составам почившего. И его страдания от услышанного, возможно, были ощутимы и видны даже сквозь закрытый гроб, - он ведь-с не пострадал от ударов, боёв-с или иного? Некогда он сильно-с помог моему отцу-с в подобном-с случае, и я хотел бы увидеть-с перед погребением лицо-с. Есть один знакомы-с знахарь, что мог бы исправить-с, дабы пришёл в тот мир чистым-с, - мотивы стали более чем понятны, хотя ссылка на родителя была внезапной. В некотором роде. Сам Фор лишь фыркнул (уже мысленно): всего-то дал более качественный регенерирующий состав, благодаря чему пьяная поножовщина не привела к новым шрамам. Но как обернул, подлец"

14

Какая жалость. Похоже "лигиец" совсем не оценил сего щедрого предложения, что шло от всей широкой души мастера дел похоронных. Он не осознаёт, что теряет. Ведь гораздо лучше заранее знать в чём он будет погребён и каким образом. Оставалась небольшая загвоздка на счёт неизвестных обстоятельств и времени смерти, но такая ерунда не должна стоять на пути искусства и последнего праздника, доступного смертному. После смерти, он может и не суметь оценить собственные похороны, а так... Эх. Мрачная тень неодобрения мелькнула на лице Гробовщика и была адресована струхнувшему человеку, но тут же исчезла, будто была лишь игрой света. Да и второй персонаж на "радость" хозяина лавки проявил заинтересованность, но совсем не удачным предложением. - Что ж им так неймётся. - Да и так понятно, что одной чрезвычайно любезной улыбкой от них не отделаться, даже с намёком на грядущее удовольствие от расчленения их трупов. Шпиён предупреждал, что могут возжелать проверить его мертвенность, вот оно.
- Какой интересный у вас говор. Никогда не слышал такого наречия. - Не выдержав, вставил своё слово нисколько не по теме. Сразу после печальных причитаний о незавидной судьбе эльфа, которому суждено умереть молодым. Интонация высказывания была поразительно пустой, не несла и капли ехидства или намёка на что-либо, как и не нуждалась в ответе. Так что, знаток синдара мог сразу преступить к очень важным вопросам о состоянии тела. Слишком уж прозрачно было то, к чему он клонил.
- Удары... Ммм. Ничего требующего существенной реставрации. - Последнее слово специально подчеркнул и продолжил пояснением, - Гробовщик, уважающий своего клиента и собственное ремесло, способен привести в порядок тело покойного настолько, что даже после страшных травм его можно показать родственникам без стеснения и страха за их душевное состояние. - Пояснение звучало с явной укоризной, ведь здесь и сейчас будто бы обвиняли в непрофессионализме. - Мой грим всегда надёжен, но попрошу не трогать из уважения к вашему покойному другу. - С ноткой пренебрежения подходил к концу повествования, - Знахарство, магия и даже чудотворные зелья, мертвецу не помогут и раны не исцелят. Покойного смогут увидеть все собравшиеся на церемонии. Здесь же... - Жестом указывая на своё скромное жилище, - Моя мастерская, а не поминки. Вы же отказались от моих услуг. - Плотно сжав губы, завершил свою непреклонно-укоризненную речь. Чуть сощурив взгляд ярких глаз, взирал на гостей, как ворон с ветки древа смотрит на умирающего. Еда. Но на самом деле, это всё так же была игра света и вина необычной внешности Брата Скорби! И просто оскорблён невежеством. Конечно же. Не более того.

15

Смущённый "лигиец" от упоминания про говор смутился даже больше, хотя казалось бы, что адресовано это было далеко не ему. "Эльфус", напротив, словно бы воспрянул, видимо впервые в жизни услышав похвалу вместо "да замолчи ты уже, хватит этих пыток!". А вот в тот момент, когда его буквально поставили перед вопросом "ты не веришь моему мастерству?" даже "гениальный" актёр и хитроплёт был вынужден отступить буквально и морально с лёгким поклоном - как он сам его себе представлял, естественно - и фразой, - стало быть-с, увидим и не ужаснёмся? Премного-с рад и... А-а-с? - Очередной гость был неожиданностью. Для тех, кто его не ждал, естественно. Сия душа уже и раньше отиралась у лавки, но то уходила вдаль, то возвращалась, словно бы телесная оболочка банально заблудилась в трёх улочках, но в конце концов отыскала нужный путь. Вот и сейчас, осторожно потеснив в сторону "эльфуса", "искатель" веря и не веря выдохнул, вроде как обретя необходимое место прибытия.

http://s1.litepic.ru/118102215dd015e7c143c1afa4d3.jpg

- А... Здравствуй... те? - Вифрэйчик - если не сказать, вифрэёнок - вызывал не только стойкое подозрение в том, что в этом мире ещё остались скромные вифрэи, но и целесообразность их существования в принципе, потому как внешне он был слишком цветаст и вызывающий. Даже взгляд, янтарно-алый, пусть и потупленный в землю, буквально притягивал к себе своей необычностью. Потому не удивительно, что "лигиец" тотчас вмешался в разговор с своим, - а ты кыто? - Чем только сильнее смутил юношу. Впрочем, смутился не только он.

Фор, вроде бы, даже поёрзал. По меньшей мере, он хотел это сделать, если бы не задубевшее из-за неподвижности тело, которое и воздух-то из скромного пространства гроба брало крайне неохотно. Стало быть, и до тебя добрались, - фыркнул остроухий (естественно, уже исключительно мысленно, потому как острый слух лиса мог ему отозваться проблемами). Не то чтобы они с Моллом были друзьями или просто хорошо знакомыми, но была определённая связь, которая притягивала их к друг другу.

И часть этой связи Гробовщик мог наблюдать воочию. Например он точно видел, что "скромности" в этом хвостатом было чуть менее, чем разума в двух присутствующих тут бандитах вместе взятых. Да, он весьма талантливо показывал смущение... Именно что "показывал", умело драпируя это состояние дрожащим хвостиком и торчащими ушками. Ни дать, ни взять, лисёнок выбежал из леса на привал охотников. Однако, в его плутовстве не чувствовалось какой-либо логики или цели - он просто был тем, кем хотел показаться в данный момент. Не исключено, что при следующей встрече он будет столь же наигранно-добрым или игриво злым. Наверно. Кто поймёт этих вифрэев, особенно на фоне грядущих событий, для которых хвостатый приобрёл целый амулет-черепок. Или, скорее, выточил его сам - совсем не эльфийская была работа, уж очень узнаваемые черты. Вполне возможно, это была часть их собственной ритуалистики, отсылающей к Богу Смерти, и связанной с ним вечности

- Да, простите-с, - спешно отступил в сторону "эльфус", позволяя свободно выйти или зайти. Вифрэйчик, тем временем, шустро шмыгнул в имеющийся проход, чтобы оказаться поближе к Гробовщику, и встать как бы напротив двух других господ. Беглым взглядом оценив их лица, он благодарно поклонился и прерывающимся голосом спросил, - м-мастер Фергюсон п-просил передать... Вот, - Фергюсон - он же заказчик, он же человек - был той самой личностью, что похороны и организовала. Или, по меньшей мере, оплатила процедуру погребения и связанные с ней процессы. И сейчас, стало быть, пришла последняя часть оплаты, и на мешочке с монетами была знакомая сургучовая печать этого мужчины. Предположить, что её украли и подделали - легко, но как и многие другие дельцы, он делал её "неподобной" с помощью хитрой магии. По меньшей мере, им так обещали, из-за чего их "печатка" на столько пропитывалась эфиром, что материал разрушался за неделю. Но остаточный след этой магии был действительно узнаваемый, и на этом мешочке он присутствовал. С-сам он не сможет п-подойти, - пояснил хвостатый, осторожно отходя в сторону и чуть не упав спиной назад со ступеньки, - с-сказал что д-доволен знать, что его д-друг будет пог-гребён должно... И не будет од-дин на поминке, - очередной взгляд в сторону мужчин, от которого те гордо подбоченились. Ну да, куда им деваться, если жить охота, а вот убедиться в нежизни другого надо.

16

Художник изобразил оскорбление собственной личности вполне профессионально, самостоятельно же придумав, что его вообще оскорбляют. Что было даже некоторым искусственным возвышением в его глазах собеседников, ведь не бралось в расчёт их якобы невежество. Все счастливы и поверили в то, во что нужно было поверить. Спешное отступление словесного палача на мгновение дало расслабиться, убедившись, что лавка и неприкасаемость к "трупу" успешно отвоёвана. Пока что. Но покой был крайне недолговечен. Околачивавшаяся неподалёку душа, наконец-то показалась, оказавшись... Вифреем. Если с мужиками было всё ясно настолько прозрачно, насколько вообще возможно, то вифреи по сути своей были более сложными персонажами. Невольно напрягшись и скрыв это за жестом скрещивания рук на груди, подпёр собой дверной косяк. Яркий, маленький. Рассматривая со своей высоты полёта сие существо, в первую очередь убедился (или опроверг), что существо действительно крайне молодо, а не просто уродилось подобным образом, видом и ростом. О том могли сказать многие детали, незаметные на первый взгляд. Каким бы не оказался вывод, последующее отношение не изменится. Ребёнок или взрослый вифрей... один бес.
- Драсте. - Промолчать было бы невежливо, даже с учётом ситуации, но на большее желания не хватило. - Интересная особь. - Ленивая оценка основывалась в основном на внешних данных и тут же полноценно вернулся в происходящее. Выпростав руку, потянулся указательным пальцем к подбородку вифрея, дабы без капли стеснения, приподнять его ногтем и поймать потупленный взгляд "скромника". С янтарно-алых глаз, с долей любопытства и одобрения скользнул на черепок висящий на шее лисёнка. Обе ладони Вестника вновь покоились на животе будучи сцепленными и ничто не смущало и не мешало для продолжения их беседы.
- Вот... - На мешочек, как на совершенно непонятный предмет взирал Брат Скорби, но тут же опомнился, с необходимой деловитостью взвесил в руке монеты. Показалось, что там даже больше необходимого и интереса, да проверки ради, потянул за верёвочку, что бы одним глазком взглянуть на содержимое. Мало ли, вдруг там не только деньги. Нет, паранойя, которая порой имела косвенную власть над Гробовщиком, ещё не явила себя. Да, даже зная, что деньги именно от заказчика. Некой мастера Фергюсон. - Мастера чего?
- Какая жалость, что он не сможет придти и проститься с другом. - Тривиально подытожив, окинул взором присутствующих и "ощупал" округу на предмет других подозрительно мнущихся рядом душ. - Полагаю, раз заказчика не будет, тогда следует выдвигаться к месту церемонии? Или кто-то ещё должен придти? - Вопрос адресовался как всем, так и в частности к лису, к которому ныне было больше и меньше доверия одновременно.

17

Взгляд... Был иным, нежели внешний облик. Вифрэйчик определённо был молод, не больше тридцати лет (а как говорится, первые сто лет детства для лис являются самым тяжелым временем), но вот его глаза определённо несли какой-то след. Решения, лишения, даже созданный им образ был следствием некой длительной и усидчивой работы, что для их расы не сказать чтобы свойственно. В отличие от громил, рассказать его судьбу с первого взгляда могло и не получиться. Может быть, он не прижился в своём краю? А возможно, захотел повидать мир, но столкнулся с кем-то вроде "эльфуса" с вполне понятными последствиями. В любом случае, сам не особо спешил делиться своими открытиями, только проторабанил на языке родных пальм, чем несказанно удивил "лигийца" и вызвал напряжение у "эльфуса": да-да-да, можно выдвигаться. Он с-слёзно меня просил с-самому поприсутствовать, и хотя я конечно з-знаю, что спешки э-это дело не любит, в-всё же постараюсь с-сделать всё немногим б-быстрее. Рыба тухнет на п-причале, - в этот момент даже без его акцента было ясно, о какой именно рыбе говорил этот прохвост. Едва заметная искорка азарта явно выдавала в "рыбаке" того, кого хлебом не корми - дай что-нибудь да выудить. На причале, рынке, может даже в лавке. Рядом с ним ощущалась куда как большая опасность нежели от громил, потому что намерения тех были понятны, а что выкинет этот сумасброд? Хозяйничать с имуществом Гробовщика рисковали самые отбитые головушки, но вифрэи, априори, нормальными никогда и не были.

Неисправимый, - последовал мысленный вздох остроухого в этот момент. Язык вифрэев, увы, он знал слишком поверхностно, чтобы понять суть сказанного, но вот то, как Молл именовал своих "клиентов", уже наслышан. Что уж там, сам дважды попадался на том, что лишался части имущества из-за расслабленности, или откуда в принципе выросли ноги их знакомства. Но зачем его просить? Духи, придётся опять менять личность, иначе буду платить до самых Садов Этерии. Ещё и телом больше не получится вернуть долг, уже отдал его под будущее использование, - едва слышный фырк, и Уриэль буквально почувствовал, как дрогнуло ушко лиса. Впрочем, бояться было нечего - если бы тому было надо узнать, действительно ли мёртв остроухий, он бы действовал иначе.

А вот те, кому это было надо, переминались с ноги на ногу, каждый с своим лицом - "лигиец" уже начинал позёвывать, старательно удерживая в руках цветочки, в то время как "эльфус" усиленно напрягал весь свой мозг на тему того, как же пробраться к заветному гробу до захоронений. А то мало ли, кто и что может там присутствовать. С другой стороны, обряд ведь человеческий?... Решение давалось ему с трудом, но в конечном итоге он вежливо уточнил: Что же-с, мы как-то можем помочь в печально-с мессе? - Судя по отсутствию иных заинтересованных душ (ощущаемые соседи в их число явно не входили), то, действительно, можно было и выдвигаться, хотя вопрос помощи столь "любезных" господ был куда как интереснее.

18

Чем сложнее с первого взгляда "прочитать" собеседника, тем любопытней его компания. Лучше всего это описывало ситуацию относительно недомёртвого эльфа и его бесконечных игрищ. Пусть встречи были не такими частыми, но это тоже было положительным моментом. Слишком часто видеться, можно узнать больше и потерять интерес или "глаз замылится" и резутат будет тоже. Как третий вариант, где были задействованы его выходки... Тоже может привести к тому же исходу. А может и нет, может так не будет, в том и прелесть. И если парочка представителей человеческой расы уже практически прекратили своё существование для Вестника (исключая возможный вред, что те могут нанести), то мир пока сошёлся на вифрее. Нет, он вряд мог попасть в ту же категорию, что и Фориуэль, но хоть как-то скрашивал сцену происходящего. В том числе и его потрескивающий лепет языка хвостатых, на котором и ответил, не громко, не переменившись в лице.
- Верно, рыбка тухнет. Отправляемся. - Нарочно приправил свою речь акцентом общего, дабы ещё больше не смущать умы присутствующих и в частности лиса. После лигийского и эльфийского, уже не так впечатляет. - И верно, чем дольше он находится в таком состоянии, тем хуже для его организма. Не то что бы это должно меня волновать.
- Что ж, отправляемся. Похоже, больше никто не хочет сопроводить покойного до его места погребения в траурном марше. - Обращение к троицы на том было окончено и уже поворачивался дабы удалиться в недра дома, но прервал вопрос говорящего-с.
- Можете убраться... Благодарю, но вряд ли. - Слова приобрели некоторый оттенок тяжести, липкий и прохладный. Выждав мгновение, покинул порог, закрывая за собой дверь в дом.
На самом деле, их присутствие и явная жажда удостовериться в мертвенности эльфа, а значит, открыть гроб, создавала проблему. Нельзя оставить их позади, нельзя усадить за козлы, ещё аварию устроят, спугнув лошадь, например.
- Хотя... - Потерев костяшкой подбородок, решил следовать начатому пути про "оскорблённого мастера", что делает всё в лучшем виде. Это конечно так, но если он отправит их перед лошадью изображая процессию заместо плакальщиков, едва ли они станут сопротивляться.

Спустя минутки четыре, гроб оказался загружен в повозку. Не катафакл, увы, но что здесь имеется. Добротная повозка, выкрашенная в чёрный. К помощи посторонних не прибегал, достаточно легко стащив подвязанный гроб с наклонённой тележки, технология такой загрузки была отработана годами, как и используемые при этом предметы, так что едва ли кто-то решил бы, что для этого нужны большие физические возможности. На штыри была закреплена плотная, чёрная ткань, призванная спрятать гроб от посторонних глаз и защитить, в случае дождя. Как гроб, так и все имевшиеся там инструменты и стропы для опускания гроба. Изначально не зная ничего о гостях на похоронах, поступил простым образом. Трое могильщиков должны уже ожидать его на месте могилы.
- Я обдумал ваше предложение... - Затянув верёвку, закрепившую полотно на телеге, обернулся в парочке выжидавших людей, - Раз вы хотите помочь в мессе, то я нашёл для вас прекрасную роль. Думаю он хотел бы, что бы его друзья исполнили роль плакальщиков. - С этими словами, вытянул из-за пазухи два чёрных атласных шарфа, с улыбкой вручая каждому. - Повяжите, как у меня и ступайте перед лошадью. Не отвлекаясь, молча и скорбя. - Один из подготовленных для похорон букетов лилий, вручил его не имевшему и  указал необходимое направление, в котором они должны направиться. То есть на кладбище, что совсем неподалёку. Гробовщику осталось только запрыгнуть на козлы и двинуться. Приглядывая за вифреем, конечно.

19

Степень возможного вреда уменьшалась пропорционально длительности воздействия с гробом. Из присутствующих только ещё "живой" вифрэй осмелился состряпать на своём лице нечто вроде заинтересованности (что была разбавлена чисто детской снисходительностью по отношению к присутствующим тут людям), а вот остальные как-то даже прониклись. Всё же не дело это, в пору своей юности и полном - почти - здоровьем организме наблюдать символы смерти. И ещё ладно бы просто наблюдать, так их ещё куда-то тащат, ставят и катят! При этом чернота, специфический запах "смерти" - и сухая, для постороннего зрителя, работа брата Скорби. Как-то не думается про богатство, долгую жизнь и всё прочее в такие моменты. Только темнота и холод, что обнимает тебя всякий раз ночью, когда ты остаёшься один. Стало быть, если в малом наблюдении смерти сокрыты такие страхи, то что будет потом, в своей настоящей?

А потому предложение стать ещё и плакальщиком на этом "празднике завершения жизни" и вовсе оказалось чем-то выходящим за рамки понимания, и даже за границы предложенной помощи. Впрочем, кто-то даже оказался "рад". Кто-то с хвостом, ушками и отвалившейся скромностью.

- И НА КОГО ТЫ НАС ПОКИНУУУУУУЛ! - На низкой ноте взвыл лисёнок, падания ниц перед "катафалком". Его, в свою очередь, покинули "лигиец" и "эльфус", вообще не сговариваясь шмыгнув в разные стороны как испуганные мыши. На второе завывание, - БУДЕШЬ ОДИИИИИН, В СЫРОООООЙ ЗЕМЛЕЕЕЕЕ, - что сопровождали заломленные руки и плаксивые глаза, "эльфус" постарался сбежать ещё дальше. Не получилось, хвостатый был куда проворнее, и расположился на могучей мужской груди своим бледным лбом, сотрясаясь в рыданиях. "Лигиец" в этот миг приступил к чтению настоящей молитвы, взывая сразу к Этерии, Люммину и Инносу. Видимо, по одному эти Боги никак бы не совладали с внезапно обезумевшим лисом.

Однако, какое же лучшее оружие вора? Конечно, искусство актёра! И хотя говорят, что ворон ворону никак глаз не выклюет, мелкий галчонок легко выудил у эльфийского врана всё то, что последний нажил непосильным трудом честного бандита. Движения были столь легки и осторожны, что без пристального внимания уловить их было невозможно, да и то Гробовщик был до конца не уверен, действительно ли он видел эти едва заметные подрагивания пальцев, это мимолётное касание ладони. При этом ведь никакой магии, только ловкость лапок. И, возможно, чуть-чуть обмана.

- Я что, что-то перепутал? Плакальщики действуют иначе? - Раздался невинный голосок с привычными нотками дребезжания, и вот уже осиновый лист трясся перед незнакомыми ему людьми аки малая собачонка перед стаей покрупнее. Те, переглянувшись, нарекли хвостатого сумасшедшим, скорбным и вовсе негодяем. Мысленно, естественно. Вслух только лигиец сказал, - нэт! - и после этих слов он пошли вслед за повозкой на некотором удалении от хвостатого. Последний, пожав плечиками, хитро подмигнул следящему за ним Гробовщику, и засеменил следом, периодически смахивая несуществующую слезинку с своих глаз.

20

Предложение было сделано одним персонам, но принял его совершенно другой и не то что бы это было со-овсем неожиданно, но рассчитывал чутка на другой эффект. Загнать под обязанность, на которую сами вызвались, предлагая помощь и тем самым контролировать ситуацию чуть больше. Вдруг надёжной упаковки гроба бы не хватило! Но-о... В жизни и после неё, не всё, почти ничего, не идёт в соответствии с личными желаниями. Особенно, если вмешивается элемент хаоса в лице вифрея.
  Стёкла зазвенели. Земля и Небо содрогнулись. Это банши? Или кавалерия летит с боевым кличем? Нет, это вороватый лис скорбит о друге. Очень тщательно скорбит. Были ли рядом эльфы, то уж точно бы им пришлось зажимать уши. Фориуэлю повезло, если можно так выразиться в его отношении, он сейчас был защищён несколькими слоями дерева и ткани, не пострадает. Ограничиваться завываниями и переигрыванием, лисёныш не стал и приступил к обчищению карманом простофиль, что раскрывали рты, пучили глаза и молились. Похоже эти две проблемы были полностью нейтрализованы на некоторое время, пусть и иным способом. Это всё... Было очень забавно. Можно было и улыбнуться, да по-шире. Могло бы стать и весело, если бы не изначально подпорченный настрой необходимостью участия в пока не слишком интересной игре эльфа.
  - Немного перепутал, - снисходительный ответ прозвучал тут же, - Плакальщики скорбят молча. Но ты можешь достичь успеха в карьере плакащицы. При одном условии. - Лишь после поднятия указательного пальца, озвучил его, - Если не будешь прыгать на гостей почившего. - И, кажется, может быть, где-то там мелькнуло одобрение в интонации и улыбке Брата Скорби. - Я полагаю, ты заслужил обе повязки, коли пожелаешь. - И они будут переданы лису при согласии. Хотя кто будет отказываться от дармового атласа отличного качества, когда из пары таких повязок можно даже что-нибудь выкроить или продать. После. Пока Вестник предпочёл бы их видеть используемыми по назначению, хоть и промолчал на сей счёт даже не допуская мысли, что ткани ему вернут. Пора бы наконец-то отправиться, а то рыбка тухнет.
***
   Долго-ли, скоро-ли... Да, очень вскоре, не прошло и двадцати минут, как компания не слишком торжественно пересекла черту отделявшую окрестности Ривилэна от кладбища, человеческой части кладбища. Хотя растительности здесь было едва ли на много меньше, чем на эльфийской или вифрэйской. Больше свободного пространства, дорожки, характерные надгробия, не слишком многочисленные статуи скромных габаритов. Всё знакомое человеческому глазу, но тонувшее в зелени и цветах. Днём здесь даже сложно почувствовать хоть какой-то дискомфорт. По личному, авторитетному мнению Гробовщика, которому даже жутчайшие кладбища могли показаться вполне миленькими. Вон там покосившаяся оградка издаёт жуткие звуки, раскачиваясь на петлях, там тучей сидят вороны, готовые в любой момент сорваться с насиженных веток, здесь чёрная кошка сидя на надгробии прожигает зловещим взглядом. А вот чуть подальше, если не с той стороны обойти, терновник и жгучий плющ "схватит" за одежду и кожу. Вот там старая могила просела и осыпается, готовая в любой момент оголить своё содержимое. Всё вполне миленько.
   Повозка, тем временем, продвигалась к подготовленному месту. Гробовщик уже спрыгнул с козел, идя рядом с лошадкой и ведя за собой. На относительно свободной площадке, словно яркое пятно на белой бумаге, виднелась вырытая могила и установленный в её изголовье камень, пока безымянный. Чуть в стороне, расположившись на корягах резались в покер (кости) могильщики. Трое, все разного возраста, но каждый был человеческой расы и наряжен настолько нарядно, насколько это для них возможно. Работа же. Чёрное, серое, пыльное, местами потёртое. Окликнув троицу, Рихарт остановил повозку, приступив к расшнуровыванию креплений. Не дело это, когда гости видят весь обыденный процесс похорон, но что поделать. Здесь не будет родственных бесед в стороне, пока всё подготавливается к погребению.
  Кстати о гостях. Помятуя о необходимой бдительности, продолжал прощупывать ближайшую округу на наличие душ.

21

На кладбище ли, в городе ли, а люди остаются людьми. Особенно те, кого хлебом не корми - дай какого-нибудь остроухого проверить на степень умерщвления. По этой причине, они демонстрировали редкостное равнодушие ко всему происходящему, и только от грозных взоров Гробовщика старательно показывали скорбь на своих лицах. Вифрэй... Был вифрэем. Несмотря на то, что бывал он тут явно не в первый раз, его лохматый хвост постоянно пропадал из виду, потому что "вы видели такенный камень!" или же "ух-х, какая же оградище!", не забывая добавить и извечное "э-эх, где же мы тебя оставим, наш ушастый друг". Признаться, после уточнения своей роли, хвостатый стад скромнее. На сколько это возможно для представителя самой шебутной расы.

Собственно, с его прибытием Уриэль вздохнул почти свободно, и сейчас практически не беспокоился о собственном состоянии. Да, всё ещё оставалась вероятность невероятного, например откровенно хулиганская выходка с каким-нибудь взрывным зельем, но тут уже вмешивается репутация Гробовщика в глазах честного населения. И особенно - не особо честного. Вторые, как-то, сразу начинают задумываться о хрупкости человеческой жизни. Жизни, которая в случае определённого поступка, окажется не то что на волоске, а уже прямо в одном из гробов, которые мастер предлагает на продажу. Удобно? Несомненно. Желанно? Ни в коем случае. Впрочем, сам-то Фор находил определённые плюсы текущего существования. Тепло, например. Мухи не кусали. Но так как просто лежать, на случай открытия крышки, было малость рискованно, ещё один напиток перекочевал в организм остроухого, после чего последовал защитный жест Этерии. Скорее как приветствие тому миру от этого, нежели необходимость, после чего наш герой уснул. Скорее всего.

А вот кто не дремал, так это хвостатый. В очередной раз заплутав среди двух могил и одного куста особо колючего терновника, да злобно каркнув на ворона (чем несказанно удивил птицу, обычно это делали они в адрес двуногих), вифрэй вынырнул как чорт из коробочки как раз у изголовья. С некоторым недовольством - это же надо, такой-то обряд проводить! - покачав головой, лис внизапно уселся на краю могилы, прикладывая руку к земле и прикрывая глаза. Едва заметное шевеление губ говорило о том, что он творил молитву, но сродство с магией мира показывало Гробовщику иное. Определённо, чары магии земли. Простые, едва-едва отличающиеся от элементарных манипуляций, однако действенные. Видимо, далеко не первый раз товарищ творил подобное заклинание, которое... Что-то делало с почвой под могилой. Судя по всему, верхний слой стал твёрже, в то время в определённом направлении эфир накапливался некими "точками", или определёнными зонами. Возможно, это будут как опорные столбы в шахте гномов. Запасной план остроухого уходил так далеко? Возможно, но похоже что это была личная инициатива хвостатого, которую он спешно реализовывал пока шли остальные приготовления. Люди-тени, люди-бандиты, и вовсе отошли на задний план, терпеливо выжидая момента для собственных действий.

22

Пальцы скользнули по деревянной крышке, нашаривая ногтями паз и стараясь её приподнять. Не поддалась сразу, хорошо, крышка плотно засела и сама не соскочит. Неизвестно, насколько хорошо это было для самого эльфа, но едва ли он бы возжелал, что бы в крышку его гроба были вбиты гвозди по всему периметру. Будем надеяться, что открывать всё же не придётся и слишком внимательных там нет, а парочка бандитов, кажется окончательно прониклись тяжёлой атмосферой похорон. Но как знать, что им обещали за проверку или чем угрожали, могут и опомниться. Или помнят, но не сводить с них взгляда было проблематично.
  Компанию Брату Скорби составили три могильщика, молча и со знанием дела снимая гроб с повозки и укладывая его на стропы прямиком напротив могилы. Глубокая и холодная земляная ванна ждала ушастого, погребение в полутораметрах под толщей земли. Не то что бы много, но выбраться из крепкого гроба будет затруднительно. Помятуя колбочки, которыми был обвешан алхимик и факт, что дело Гробовщика маленькое, он должен лишь похоронить, а уберечь эльфа... Больше походило на необязательное пожелание. Видеть безобразие на этом ложном торжестве всё равно совсем не хотелось, как и бегающих трупов или становление кого-либо настоящим трупом, да и иные вещи, которые могли бы подпортить репутацию мастера, которая едва-едва начала налаживаться в положительном ключе. У каждого здесь было своё маленькое дело, в том числе лисёнка. Надо же, оказывается он не просто воришка, а умеет обращаться с эфиром земли. Сбежать по туннелю, например? Или просто вырыть землю чуть позже, да что угодно. Как замечательно, что у эльфа столько прекрасных друзей, готовых помочь ему избежать смерти. Мысль эта истекала иронией.
  Вновь найдя пазы, приложил немного усилий и крышка была приподнята и сдвинута ниже, приоткрывая эльфа лишь до груди. Для его же блага, пусть он не только сохраняет свою мертвенную бледность, но и не дышит, совсем, минутку-другую, пока крышка снова не ляжет сверху, на этот раз закрывая гроб совсем плотно. Если придётся напомнить не трогать мертвеца и "грим" из уважения к покойному другу и работе мастера, то напомнит.
  Старательно не обратив внимания на произведённые вифреем манипуляции, Гробовщик дождался завершения и встал у изголовья закрытого гроба, по левую сторону, берясь за ленту и поднимая его. Вторили его действиями и могильщики, так что гроб плавно оторвался от земли и поплыл в направлении последнего пристанища. Если уж не для эльфа, так для деревянной конструкции. Пошатываясь, покачиваясь, опускался в яму вместе с лентой, перехватываемой четырьмя парами крепких рук. Будем надеяться, вифрей проследит, что бы никого совершенно случайно не толкнули и он не выпустил стропу. Это не заняло много времени и гроб оказался на дне.
  Брат Скорби занял место там, где зачастую мог бы стоять священник или жрец. Раз сегодня такого нет, то можно взять первое слово.
- Что ж~ Давайте же сегодня мы почтим память эльфа Клиникларэна, без роды и без племени, без родных, волей случая погребаемого по людским обычаям. Лишь вы, верные друзья, пришли попрощаться и это уже благо. Столь многие уходят из этой жизни в одиночестве. Вознесём же молитву Жнецу, Защитнику и Хранителю Душ. Убереги же его душу на пути в обитель твою, дабы ступила она вновь, среди живых, в её новой жизни. - Рано или поздно, эта молитва станет актуальна. Умолкнув, предоставил слово другим, если пожелают, либо даст команду паре могильщиков начинать закапывать.

23

Остроухому не составило труда оставаться неподвижным - он спал буквально мертвецким сном, а на лицо, и без того бледном, бледнота скопилось сверх всякой меры, и сквозь тонкий пергамент кожи можно было увидеть охладевшие и проявившие себя вены. Ещё до того, как "лигиец" шевельнулся, а "эльфус" потянулся рукой к поясу, шебутное хвостатое создание оказалось тут как тут, своим лохматым ухом припадая к лицу остроухого. Затем ощупал ладонью, потом громко фыркнул в неподвижную маску посмертия, и, наконец, смахнув слезинку, резким движением сорвал с своей шеи амулет. Ну как сорвал... Попытался. Сразу не получилось, ибо сил у вифрэя было, как и у всех представителей этой расы, немного. Так что пришлось воевать с хитрой застёжкой, от взаимодействия с которой пытливый взгляд мог выделить вплетённые, едва заметные, магические жесты, от которых амулет чуть-чуть да воссиял своей руной, после чего упокоился на шее остроухого. После таких проверок бандиты удовлетворённо и расслабленно вздохнули, отступая на шаг назад с довольным перемигиванием друг с другом.

Остальная часть "процедуры" захоронения прошла без лишних вмешательств от кого бы то ни было. Вифрэй пребывал в своём обычном состоянии игры на публику, то громко всхлипывая, то хитро улыбаясь в тот момент, когда на него, вроде бы, никто не смотрел. Эльф, это явно ощущалось, всё также лежал трупиком, причём молчаливым и бессознательным. Бандиты, судя по их лицам, уже думали о том, как пропить гонорар за это дельце, и донести о смерти кому надо. Правда, радость немного омрачал факт того, что "эльфус" не мог нащупать свою монетницу, хотя по карманам уже бил со всей горячностью и уверенностью. Но, увы-увы.

Столь же неприятной неожиданностью для них оказалось упоминание Жнеца. Аж отшатнулись и побледнели, оба как один вскинув знак "пламени" Инноса, обращённый в сторону свежей могилы. А вот хвостатый, напротив, подобрался и присмотрелся к Гробовщику серьёзным взором, после чего встал на краю с молчаливой задумчивостью.

- Мы долго бродим среди бескрайних земель, меж Зверем и Душой, в поисках и ответах, радости и грусти, чтобы потом, очистившись водой Реки Мёртвых, вернуться к тем, кого мы оставили, и вновь продолжить свой путь, - фраза была произнесена несколько торопливо, а уж на фоне спокойствия Гробовщика и вовсе выглядела тарабарщиной, но смысл и душу в неё вифрэй вложил, и сам, с серьёзной миной, отошёл на шаг назад со словами, - Бог Смерти. Жнец. Сбереги его душу по ту сторону мира и позволь ей вернуться к нам после, - после чего, вслипнув, вновь убежал на поиски жертвы своих объятий. На сей раз это должен был быть "лигиец", но он шустро схватил цветы для того, чтобы бросить их на гроб. Да-а, культурой в среде этих ребят и не пахло, так что про уважительную церемонию речь шла только в отношении "эльфуса". И то потому, что он всё ещё искал монетницу, будь она неладна.

24

- И что ты ему туда ещё сунул... - Помнится амулет напоминал вырезанный черепок, как оказалось, был ещё и зачарован. - И зачем все эти магические ухищрения, когда можно насладиться романтикой собственного погребения, вздремнуть и чуть позже быть преспокойно выкопанным, - В чём тоже была своя доля определённой атмосферы. Конечно, эльф всё это вытворял не ради увеселения, а ради спасения собственной шкуры, погребая здесь всего-лишь очередную личность, которую сыграл и вляпался куда-то слишком надёжно.
  - Если только... Сбежать? - Вдруг снова вернулся к этой мысли, но на этот раз она не была столь же ленивой, протекавшей где-то на заднем фоне, отмечавшей предположения о происходящем. Наоборот, некое прозрение и подозрение, за одно и вспомнил очень важный момент. - Сволочь, снова хочет слинять не расплатившись. - Думал об этом сам эльф или снова не воспринял требования колдуна всерьёз? Очень зря. Вестник будет помнить о долге и следить за перемещениями эльфа, просто так не отделается. Как минимум, не слиняет не попрощавшись, это было гарантировано.
  Скромная церемония прошла замечательно, в том числе, по обыкновению среди невежд, прекрасно отреагировали на упоминание Жнеца и не произнесли ни единого слова о своём замечательном почившем друге. Если от них ничего и не ждали, то от вифрея, чьи подвывания, причитания и беготня стали чем-то обязательным на похоронах и почти не привлекали внимание Вестника, то его маленькая молитва почти удивила. Снова очень даже привлёк к себе внимание, но быстро скрылся. Что ж.
  Вслед за вялым букетом "лигийца" в могилу полетела пригоршня земли, зачерпнутая "когтистой" рукой. Для этого даже не стал присаживаться рядом, лишь наклонился, да бросил, исполнив обыденный ритуал, раз больше некому.
- Закапывайте. - Кажется, даже могильщики прониклись некой театральностью этих похорон, со стоическим спокойствием взирая на всё это безобразие. Не волновала их ни парочка вороватого вида, ни упоминания Бога Смерти, да и вифрей не шибко волновал, с собой деньги были лишь у одного и те, пять медяков полушками, на которые рубились в карты, лишь бы не на чистый интерес. Все присутствующие потеряли интерес к церемонии, так что можно поскорее закончить работу и отправиться домой. Две лопаты на троих, но и при таком раскладе комья земли быстро засыпали крышку и стали наполнять яму.
  Приложив немного усилий, Гробовщик выловил лиса, дабы задать заинтересовавший вопрос на родном языке ушастого, ответ на который в памяти не значился, как однозначный.
- Вы там все настолько осведомлены или некое определённое... сообщество? - Люди, как-то, в такие тонкости посвящены не были, а многие даже не хотели знать, слишком уж сильна церковь Инноса.

25

После того, как за первой россыпью земли последовали предыдущие, большая часть присутствующих потеряла всяческий интерес к происходящему, и стала постепенно расползаться. Будучи пойманным, и не особо противясь этой поимке, вифрэёнок сперва лишь задумчиво улыбнулся, после чего переспросил: сообщество говорилщиков, отвечателей или дружителей? - после чего хихикнул и ответил уже серьёзнее, - честно, про Жнеца я впервые услышал, просто мотив был знакомый. Бог Смерти, Богиня Жизни - для нас одни две стороны, отражение одной сути бесконечности Природы, что как вода всегда течёт вперёд. Старейшины говорят об этом всем, кто только захочет это услышать. А уж слушать мы от рождения обучены, - лис пошевелил свои ушками для демонстрации этого своего природного дарования, после чего, распрощавшись, отправился прочь с довольным свистом. По пути - ох уж эти дети - затратив часть времени на неисследованные могилы. Не похоже что местное окружение нагоняло на него хоть какую-то тоску. Тоска была у другого


Пробуждение было не из приятных. Воздух заканчивался куда стремительнее, чем того хотелось разуму. Кромешная темнота, в которой потолок ничем не отличался от стенок, и был на расстоянии меньше ладони, также "давила" на лёгкие. Хотелось кричать и беситься, требовать и просить. Лишь усилие воли и прочная сжатая в руках склянка напомнили шпиону о том, как и где он находится. Вздох, выдох. Глоток. Противный отвар начал медленный путь вдоль горла, тогда как сам остроухий стал постепенно исследовать свои карманы. В процессе поиска удалось обнаружить "мерный" сосуд. Судя по его гнилушному свечению, отделяющая жирная прослойка между двух слов растворилась окончательно. Не меньше часа. Немного опасно, - недовольно подумалось эльфу, после чего, с помощью этого же "светильника" удалось нащупать подарок Лиса. Ну как подарок... Шпион знал, что воришка рано или поздно его найдёт, но в ближайшее время ему это не грозит, благо шпиона вновь думали отправить в иную местность. Так что потом, всё потом.

С помощью нехитрой смеси, удалось как укрепить своё тело, так и испортить полотно гроба с нужной стороны. Там, вместо мягкой и осыпающейся почвы, оказалась вполне себе удобная для проникновения полость. По заверениям вифрэя - чему шпион имел обыкновение верить - руны хватит хоть на сто метров подземного перемещения, но достаточно будет всего-то десятка-двух, если внутренний компас его не обманывал. Там уже, почти на границе кладбища, останется выглянуть на свет Божий да уйти лесом, не забыв оставить после себя одну бомбу. Хоронили алхимика, неудачно уронили и разбили сосуд... Мало ли что могло случится. Земля всё стерпит, а под ней будет только кучка пепла. Таким образом, Клиникларэна в не существует боле даже в виде "трупа", что диверсанта вполне себе устраивало. Да, несколько неловко оказалось узнать, что в итоге всё решили устроить с Гробовщиком, ну что ж. Брату Скорби всё равно завешалось тело, так что в добавок к общей оплате картина была не самой плохой для совести остроухого. Если бы она вообще у меня была, - смешок, после которого начался долгий путь к окончательному освобождению.

В процессе своего пути остроухий всё же сбился раза два, из-за чего вынырнул не совсем там и не совсем так. К счастью, рядом всё же были деревья, а не живые свидетели с лопатами, так что определённый успех был достигнут. Остаётся только отряхнуть одежду да долечить организм до конца, чтобы не остаться в этом мрачном месте в виде реального клиента.

26

- Вот как. Бог Смерти и Жизни. - Да, пояснения вифрея казались знакомыми, может уже когда-то слышал от хвостатых, а может, это было настолько естественно и просто, что лучшим образом отражало сей мировой порядок. Или даже порядок вселенной. Куда интересней были точные упоминания Реки Душ и возвращение души после неё. Или лис просто вторил Гробовщику. Но да ладно, видимо проще будет побеседовать с хвостатым старейшиной, раз они не прочь об этом рассказать всем, кто будет слушать. Тогда и станет ясно насколько известно о перерождении и насколько это понимают. Как очевидный вариант, раса не обременившая себе верой в конкретного бога, не захламляет свой разум лишними сказками. Пытать на эту тему воришку не стал, так что тот спокойно отправился навстречу кладбищенским приключениям. С большой долей вероятности, ничего захватывающего тот не встретит. Теперь на очереди ко вниманию... своеобразный представитель листоухих.

  Вскоре, могила была полностью засыпана, земля аккуратно утрамбована в небольшой холмик, а лишняя прибрана. Отличная, просто прекрасная могилка, разве что толковых обозначений на могильном камне не было. А у "трупа" всё ещё наблюдались признаки жизни, пусть и подходя близко к опасной грани. Не на столько, что бы душа с телом распрощалась. А жаль. Самую малость. Где-то очень подсознательно. Могильщики заполучили благодарность Брата Скорби, выраженную в серебряных монетках. Потому никогда не отказывали придти на помощь странному новичку на их кладбище и не задавались вопросом от куда у того всегда есть лишняя монетка на каждого. Оставшись в гордом одиночестве, исключая лошадь, присел там, где недавно играли в карты. Немного скучно, но ждать долго едва ли придётся. Прекрасная летняя погодка очень даже располагала к размышлениям и скромному безделью. Или наконец-то немного поупражняться в управлении водной стихии в отдалении от её скоплений? Свежие посадки цветов как раз нуждались в небольшой поддержке. Сотни блестящих капель окутали листву и укрыли землю.

  Однако, магией не увлёкся настолько, что бы забыть о своей изначальной цели. Дождаться, когда эльф поползёт дальше по своим делам. Не хуже крота или червя, тот продвигался под земной толщей, пару раз едва разминувшись с иными покойниками, вполне настоящими. Или не разминувшись? Едва ли здесь гробы уже успели обратиться в труху, могло и повести. Гробовщик же, вооружившись лопатой, лениво следовал по пути передвижения, бесшумно ступая благодаря руне на обуви, а растительность мягко отодвигая магией или попросту обходя и возвращаясь к "тропе" всё углублявшейся в лесок. В какой-то момент, "рыть" стали вверх, значит пора прятаться. Обернувшись в свой мрачный облик, любезно выжидал и не мешал Фориуэлю выбраться. Почти как самому настоящему зомби, чья рука вдруг вырывается из могилы и тянется к живым. Зомби бы не стал отряхивать свой саван, это в значительной степени испортило впечатление. Как и стал бы закидываться очередным зельем. "Как его ещё не стошнило? Или уже?" Когда эльф было убедился своём здравии и безопасности, можно и напомнить, что он кое-что забыл.
- Угадай кто~? - Когтистые руки, словно появились из воздуха, закрывая обзор эльфа и плотно прилегая к лицу. Столь же внезапным был вопрос, произнесённый с томным придыханием. - Знаю, ты конечно же не стал бы меня разочаровывать снова и вскоре бы появился, дабы отблагодарить. - Вы знаете, что трава зелёная? И что по весне она всегда зеленее, нежели осенью? Так вот настолько очевидной была нагая и колючая ирония, заключённая в слова Гробовщика. Однако, руки он не убирал, как и не отходил.

27

И так. Мысль была ещё не последней в этой жизни. К счастью. Хотя вздрогнул эльф ощутимо, чуть ли не подпрыгнул. Ладно хоть сразу сообразил, что основной массив его недоброжелателей предпочтёт убить его издали и наверняка, после чего потычет ножом уже в упор. Подходить и закрывать глаза рискнут либо "коллеги" по цеху, либо прочие умельцы. К числу которых относился и тот, от кого Уриэль никак не ожидал. Да, он слышал про участие Гробовщика в боях за Иридиум, и знал что его ищут как некроманта. Да, были слухи и о том, что это не единственная магия, что доступна брату Скорби. Но отыскать его под землёй, а потом выйти в лес бесшумно? Даже Бесхвостый на подобное не был способен, Фор это несколько раз проверил. И, возможно, даже обиделся. В мире стало слишком много существ, которые его слишком быстро находили. Хоть ещё раз не помирай. Что делать не хотелось совершенно, конечно.

- Боюсь, что я ослеп от яркой щедрости моих друзей, - фыркнул эльф, после чего добавил чуть серьёзнее. Самую малость, - однако, ещё не оглох, а стало быть голос признал. Но! Действовать столь неосторожно было вредно. Я понимаю, что тело хочется забрать побыстрее, но тащить и копать могилу второй раз для трупа с остановкой сердца было бы накладно. или второе захоронение будет по цене первого? Тут даже я задумаюсь, - Фор неторопливо повёл плечами, терпеливо выжидая дальнейших действий Гробовщика как послушная собачка бродячего артиста. Сказали "сидеть"? Сидим. Главное, что было внутри.

А внутри шла хаотичная работа мысли. Остроухий перебрал десятка два вариантов действия, и не находил подходящего. Вторые похороны, несмотря на серьёзность предположения, были глупостью. Всё же даже "труп" в земле удалось отыскать, так что там либо подключать сильфид - а хранительницы жизни подобного не любят вот вообще, что с учётом веса их мнений могло отозваться куда страшнее; либо умудриться навести тень на собственное "я", чтобы обмануть магические чувства. Правда, эльф вообще не понимал, как это работает, а потому не представлял себе даже порядок действий для подобного спасения. Стало быть, отметается.

Остаётся запасной вариант. На поясе висел "сонный удар", как раз на случай гостей в "мире"-кладбище. Чтобы странный живой зомби оказался лишь дремотной фантазией, а не печальной реальностью сбежавшего трепа. Только вот... Сработает ли? Грибная пещера и яд-паралитик никак не повлияли на организм Гробовщика. Стоило ли рассчитывать на то, что он забыл про те "карты в рукаве",  и сейчас окажется восприимчивым к алхимии? Рука предательски дрогнула в кисти, сжимая невидимую склянка. Да. Нет. Да. Нет. Нет?

28

Дёрнулся. Но убегать и вырываться не стал. Замечательно~ Как и не ослаблялась хватка Гробовщика, будь то плотно переплетённые пальцы, закрывшие глаза, так и сам стоял не просто позади, а позади, не оставляя свободного пространства, которое позволило бы выскользнуть. Как обычно, нарушая все ведомые и неведомые границы личного пространства. В прочем, пойманный в эту хватку и сам много чего нарушал. Например, свои скромные обещания, да и с личным пространством у того тоже было не очень хорошо.
- Да, я помню, как ты сразу хотел всё извернуть под дружескую услугу. - В голосе прорезалось некое недовольное шипение, коим сопроводил вступление своего ответа. Глаза эльфа до сих пор были закрыты и только после этой фразы ладони поползли вниз, неотрывно от лица эльфа. Плавно, надавливая и чуть царапая кожу. По щекам, носу, рту, царапнув и губы. Вниз по шее, не сдавливая, но и не облегчая хватку. Остановились руки только на плечах, крепко их сжимая. Окончательно "повиснув" на эльфе, водрузил подбородок на плечо, "воткнув" в ключицу, да поглядывая вниз.
- Тело - лишь приятное дополнение, которое случится после твоей кончины, может, лишь спустя тысячелетия. - Говорить продолжил, когда руки скользили вдоль шеи, - Это очень долго, понимаю. Мы можем и не дожить. Даже ты. Что-то мне подсказывает, что с таким образом жизни, даже светлый эльф не проживёт несколько прекрасных тысячелетий. - Раздался тяжёлый, протяжный вздох, прямо около острого уха. - Вот только... Ты мне немножко должен. Своими выходками развлёк, не смею спорить, но этого недостаточно. И... Как ты мне сегодня доказал, той чудесной и распрекрасной дружбой, наши отношения не наделены. - И тут снова просочилось иронизирование сверх меры, - Надо же, какое горе, что всем правит сухой расчёт и нежелание рассчитаться. - Всё на тоже многострадальное ухо, Гробовщик громко хихикнул пару раз и взял драматическую паузу, пока наматывал на ноготь тонкую ткань грязного савана.
- Расплатишься - все тропы этого мира для тебя открыты. А нет... Ну, я просто не оставлю тебя в покое, пока не получу желаемое. Про то, что бы ещё раз придти ко мне за услугой, даже если не можешь расплатиться за мелочь... говорить незачем. Буду всегда брать оплату вперёд.
Стоило ли надеяться, что эльф не пойдёт на всякие-разные глупости, дабы вновь попытаться уклониться от оплаты, исполнения простой, хоть и странной просьбы Гробовщика? Едва ли, это будет сложнее, чем иметь в непосредственной близости Вестника, прилипшего, как банный лист, к ягодичным местам. И помнил ли вообще, что он должен? Уже в двукратном объёме.

29

Последовал задумчивый хмык. Это-то он помнит. А вот о том, что существует в тишине и спокойствии дружеской опеки, почему-то уже забыл, - с успокаивающей весёлостью подумалось остроухому. Стало быть, сегодня был не тот день, когда его настигли большие проблемы, и можно окончательно расслабиться. Чужие руки, идущие вдоль его собственного тела, ни смущали и не мешали этому событию. Как говорится, не в будуар тащат и ладно. Хотя, конечно, против будуара остроухий бы тоже не возмущался, потому что такой способ оплаты включает буквальный смысл обладания кем-либо, а потому проще и понятнее, чем все остальные предложения.

- Два живых существа с суммарным возрастом в сотни лет висят друг на друге на окраине кладбища, перед этим вдоволь насмотревшись на более молодых и скучных. Если ты не находишь достаточно забавного в милом безумии этих событий, то мне совершенно нечего предложить, - остроухий цепко поймал одну из ладоней своей левой рукой ещё на уровне шеи, плотнее прижимая её к явно пульсирующей после "умирания" вене. Забавно, что таким образом "подарить своё сердце" выходит не каждому, ибо не каждый согласится на столь близкий контакт со шпионом, - а вот что-нибудь ещё попросить... Почему бы и нет? В наглости второе счастье, тогда как личный сторож моих ближайший двух тысяч лет мне бы совершенно не помешал. Особенно столь... близкий, - вторая и свободная длань с голодностью гидры вцепилась в бедро брата Скорби, скорее возмутительно, нежели игриво, сжимая на нём пальцы, - и в этой близости остаётся провести лишь небольшой ритуал, обещающий нам много прекрасных, в чём-то столь же забавных, видений. Во сне~, - неуловимое движение ладони, почти на границе возможных пределов для тела, и крышка легко соскочила с сонного удара, отпуская зелье в свободный полёт из бутылька. Естественно, под звучное "АХАААМ" со стороны Фора, знаменующее задержку дыхания. Будет весьма неприятно, если его обхватят за торс и хорошенько стянут, но за это время Гробовщик получит такую дозу сонного состава, что буквально переспит не просто с Уриэлем, а на нём. Что логично, подобный вариант развития событий шпионом рассматривался в числе возможных.

А вот что было невозможно, так это сбежать без последствий. Это шпион понимал скорее на уровне неосознанного, нежели обдуманного. Стал бы безумец его преследовать до края земли, куда остроухого неизбежно занесёт? Нет. Он обезумел, а не сошёл с ума. Стало быть, достаточно было как-то скрыться сейчас, после чего столкнуться в каком-нибудь крайне неловком "потом", с своими последствиями. Что хорошо, решать это придётся Фору-из-потом. Что плохо, этим самым Фором станет текущий, который к тому моменту может и не придумать достаточной и необходимой шутейки, что подарит смех. Но вот развлечь беготнёй в лесах среди могил, меж патрулей и рейнджеров - вполне. Если его так тянет на эльфов, то прогулки по лесу точно оценит, - подумалось разведчику, что готов был сорваться на бег в любой момент, как только зелье начнёт действовать.

30

- Только потому, что нахожу тебя забавным и ситуации рядом с тобой происходящие... Только потому вообще с тобой вожусь, но желание дёшево отделаться, просто возмутительно. - Не удержался не вставить свой ответ, сразу после этого наглейшего заявления и наглость свою даже не попытался опровергнуть. Где же честь синдар? Или это правило действует лишь исключительно между остроухими, а всякие низшие расы недостойны подобного отношения и могут выступать в роли инструмента? Или конкретно этот эльф лишён её, как и совести? Пытается лишить скромного ремесленника простой человеческой радости, пока что доступной в этой жизни. Хорошенько посмеяться. Готов на ненужное что угодно, только не это. Разве не возмутительно? И эта эмоция отчётливо читалась в не очень страстном шепоте у эльфа под ухом. Ещё и захотел извернуть в свою пользу маленькую угрозу. Сторож! Сторож ему пригодится! Возмущённое сопение как раз совпало с хватанием Гробовщика за ногу. Концентрация взаимного возмущения в воздухе становилась опасной.
- Видений во сне? - Успел лишь переспросить себя, но не сделать что ли против облачка вырвавшегося из склянки. Должное ловкости эльфа было отдано, как и слышен глубокий вдох. Пытаться убить Гробовщика едва ли стал бы, как и рисковать использовать яд на таком расстоянии с "противником", оно попросту отсутствовало. Усыпить? Это да, похоже. Клятые алхимики. Теперь нужно реагировать на усыпление. Большая часть актёрских умений Вестника упиралась не столько в игру ролей, сколько в изображение реакции собственного тела на какие-либо воздействия, которые он мог распознать. Уснуть, потерять сознание и правдоподобно грохнуться. Изобразить боль от раны или достоверно "умереть", почти полностью приостанавливая дыхание и сердцебиение, которые нужны были постольку-поскольку. И что делать сейчас, вдохнув облачко? Сознание должно поплыть, реакция и движения замедлиться, неудачные попытки покрепче схватить эльфа (замаскированная парочка жестов магических), которые обернуться полной потерей хватки, покачнуться ещё разок и упасть бочком, погружаясь в прекрасные сновидений. Ох, если бы правда можно было вздремнуть со сновидениями, хорошими сновидениями, может даже простил бы эльфу долг, до следующей встречи. Увы. И ещё одно тихое слово сокрытое под размётанными волосами. Фориуэль заполучит безобидную астральную метку. Дать Фору немножко форы, но наверняка не перепутать с другими душами, что могут потом где-нибудь рядом оказаться.
  Убедившись, что эльф собирается сбежать, а не надругаться над телом Брата Скорби, что ныне настолько беспомощен. В этом случае, придётся свой цирк прервать чуточку раньше, дабы надругаться в ответ. В другом же, время отведённое на побег потратит на сотворение астрального покрова, для него и шевелиться нет нужны, лишь активировать спустя пять секунд или чуть больше. В лесу деревья и кустарники прилично ограничивают обзор, даже для синдар не способных видеть сквозь листву. Долго валяться не придётся. Не вставая, Гробовщик обернулся в свой облик вестника, призывая крылья и меня форму покрова под птичью, эдакий огромный ворон. Было несколько звероподобных форм и форма собственного тела, сформированная из покрова, в которых научился правдоподобно двигаться и действовать. Основная - волк. С появлением крыльев, птичка стала куда более реалистичной и способной к полёту, так что заняла позицию рядом с волком. Куда удобнее для простого передвижения быть в подобной форме, ведь случайные свидетели, узревшие сквозь невидимость в предсмертный час (или иные исключения), примут скорее за духа, а не за назгула. Ох уж любили так обзываться всякие маги. Куда приятней реакция простых людей, которые не искажают суть своими познаниями, принимая Смерть именно за Смерть.
  И так, распахнув крылья, ворон бесшумно устремился за эльфом, пролетая сквозь деревья. Если отрыв нагонялся слишком медленно, прибег к паре мерцаний, друг за другом.
- Догонялки, так догонялки. От смерти ты убегать уже привык. Точнее, от гибели. К чему путать.
Как скоро дать знать, что Гробовщик на самом деле рядом? Неутомимо следует по пятам. Может когда эльф решит перевести дыхание и прислушаться, нет ли погони? Да, пожалуй так.
- Шу-чу~ - Появиться неподалёку и вновь исчезнуть, сразу возвращаясь в форму птицы. - Хм, как бы его правда не довести до сердечного приступа.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » Август 17086 года. Ривилэн. Дом Гробовщика - Гробовщик, Фор