Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Время идёт быстро, и вот за последним весенним месяцем пришло и лето. У кого-то жаркое, у кого-то не особо, но на Мистериуме погода сложилась такой, что в среде монстров, несмотря на старания охотников, наметилась активность! Следите за новостями от администрации, где, вскоре, будет обьявлено обновление монстрятника.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Конец сентября 17051, Иридиум. Элси, Феррус


Конец сентября 17051, Иридиум. Элси, Феррус

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Конец сентября в этом году выдался на удивление погожим, и поговаривали, что холода и вовсе не ударяд до ноябрьяских листопадов. Элизабет это устраивало как нельзя кстати, погожие деньки были просто созданы для прогулок, пусть в данном случае и кратковременных. Сегодня после обеда ей следовало быть в маленькой частной клинике, где ее внимания ждали три-четыре более-менее постоянных пациента и горы бумажной работы со старыми рассыпающимися в руках книгами. В иных обстоятельствах она предпочла бы поспать подольше, но сегодня она не хотела упустить редкую возможность своими глазами увидет работу кузнеца-ювелира. Нельзя сказать, чтобы ей давно хотелось на нее посмотреть – да она вообще как-то о таком не задумывалась, - но гном Феррус, давний знакомый, на днях встретвшийся ей в Иридиуме, обещал показать ей свое мастерство. В прошлый их разговор он с таким жаром говорил о работе, о вложенной в изделие душе, что Элизабет не смогла не проникнуться его идеями.
Было раннее утро, когда она остановилась у начала ремесленного квартала. Она ожидала, конечно, что ремесленники будут подниматься раньше простых горожан, чтобы в полной мере использовать дневной свет, но судя по царившему на улице оживлению и шуму, здесь никто утро ранним не считал. Если вообще считал светлое время утром, а не белым днем.
- Доброе утро, - обратилась она к старику, тонким изогнутым ножом и иглой вырезающему на коже правильный геометрический узор, - я ищу кузницу Генри... Уорда, кажется? – она не точно запомнила имя человека, но где-то в кармане лежала записка с адресом, с которой можно было бы свериться, если бы ей не указали дорогу.
Старик отвлекся от работы, несколько удивленно осмотрел ее и молча ткнул узловатым пальцем вглубь квартала.

2

Ну одна полезная черта Генри была честность. Он нашёл Ферруса, который отдыхал в своём номере. Прибыв на место кузнец встретился с торговцем. Тот о чём-то говорил с гномом, который стоял возле другого гнома-кузнеца и о чём-то говорил.
Феррус не любил подслушивать поэтому спокойно дождался конца их диалога. Генри вышел и подошёл к Феррусу. Не став церемонится он перешёл к делу.
- По предварительным расчётам, я понёс убытки на два лиона и семь крон. - смотря на гнома свреху вниз произнёс Генри.
- Тебе не кажется, что у тебя проблемы с математикой? - спросил Феррус, явно ссылаясь на то что тот перепутал, но не могло быть, что за минут двадцать накапала месячная зарплата Ферруса, если конвертировать в государственную валюту Мистирийской Империи через нужных лиц.
- Нет. Деформация товара - шесть крон. Простой рынка - одна крона. Платье - пять крон. Услуги мага воды - пять крон. Моё отнятое время - один лион. - Всё это звучало как попытка накрутить большой долг перед ним и превратить гнома в очередного должника, коих на рынке было большое множество.
Феррус не стал сразу кидаться на купца по двум причинам. Первое, тот явно к чему-то ввёл и второе у него могло быть здесь прикормлено несколько стражников и это могло выйти гному боком.
- Хорошо, как предлагаешь отработать? - сразу перейдя к делу спросил Феррус.
- В этой кузнице есть всё необходимое для работы. Один месяц хорошей работы и я спишу долг. - произнёс Генри и протянул руку.
Феррус принял условия сделки. Где бы он ещё нашёл в Иридиуме кузницу задаром, чтобы он мог поработать и изучить самостоятельно как местный рынок, так и местный металл.

Войдя внутрь Феррус увидел гнома, который занимался инвентаризацией. Подойдя к нему гном его поприветствовал. Кузнец взглянул на Ферруса и написал что-то на бумаге.
Меня зовут Кронхард Айронфут. Месяц меня здесь не будет. Я всё записал, что находится в кузнице и не думай ничего стащить. До скорого.
Пока Феррус читал бумагу, Кронхард ушёл оставив его одного в чужой мастерской.
- Хорошо, ну приступим к работе. - произнёс он и начал разжигать горн.

3

Дорогу пришлось спрашивать еще дважды, потому как местные ремесленники отчего-то были уверены, что искомая кузня очень приметная, «ее ни за что не пропустить», а сама Элси не увидела в ней ровным счетом ничего необычного. Когда нашла, конечно. Кузня была самая обыкновенная, немного приземистая и будто вросшая в землю, в стороне стояла выщербленная наковальня, из бочки неподалеку от нее торчали рукоятки мечей, еще без насечек или оплетки.
Она постучала по косяку, тут же осознав насколько это было глупо. Мало того, что со всех сторон доносился шум, гам и лязг, так еще и изнутри всему этому отвечали скрипы и нечто похожее на надсадное дыхание старого больного дракона. Наверное, там внутри раздували горн... если горн и должен был звучать как старый больной дракон, чего Элси, конечно, не знала. Поэтому она рискнула войти, полагая, что может извиниться и искать дальше, если и на этот раз ошиблась с кузницей. Помещение казалось странным образом разделено на две половины, часть у входа была очень маленькой и темной, светлее становилось только у жаровни и горна с внушительными мехами. Также там обнаружилась еще одна наковальня, на которой крест-накрест лежали молот и клещи. У мехов стоял гном, и со спины и в подобном тусклом свете ей было бы сложно узнать Ферруса, но как всегда помогло чувство жизни. Не зная, не испортит ли чего в его работе, внезапно окликнув друга, женщина предпочла пока постоять молча, ожидая, когда тот закончит с горном и сам ее заметит.

4

Раздувая меха, Феррус осмотрел помещение на наличие заказов. Трудно было что-то найти в чужом месте, пока занят другим делом. В итоге когда пламя в горне стабилизировалось, гном отошёл и начал рассматривать стол.
"Что за мода, взять и уйти и ничего толком не объяснить" - думал в негативном ключе Феррус, пока разбирался с завалом на столе. Так продолжалось не больше минуты , но в итоге он нашёл книгу на которой было написано "Ducim'fei thikut" всё было на гномьем, но ведь Феррус и сам гном и поэтому читать было легко.
Хоть в чём-то у Кронхарда было в порядке. - дал оценку Феррус и продолжил читать книгу.
Gusil'fei iltang, Gusil'fei kob, Gusil'fei ofid...Gusil'fei...
Это была не книга, а записки садиста. Одна медь. Сплошная медь. Вилки, ложки, тарелки, кружки. чашки. Всё из меди зачем столько медных приборов. Да и вообще почему медь. Подобные мысли посещали Ферруса. Выдохнув, он успокоился и вернулся к горну.
"Мне не долго придётся с этим работать. Недолго. Я справлюсь." - презрение к меди у Ферруса достигло апогея.  Может потому что для всей меди ему и горн не понадобиться, он руками слепит всё, что надо. От всего этого его отвлекло чувство что на него смотрят. Развернувшись Феррус из-за маски, которая сползла в бок не понял, кто перед ним стоит и ответил заученную фразу.
- Ждите снаружи, откроемся только во время Обязательного Сна.- поправляя маску, он понял кто перед ним стоит.
Извини, привычка. Привет Элизабет, что тебе нужно? - с виноватым тоном произнёс гном, он не хотел обидеть свою новую подругу, но после ужасной книжки у Феррус немного упало настроение.

5

Гном повернулся, поправляя маску. Само наличие маски только убедило Элси в том, что она нашла правильную кузницу, никто иной из встреченных ею до сих пор жителей подгорного королевства ни на родине, ни у людей не носил маски. Не то чтобы ей требовалось какое-то подтверждение тому, в чем заклинательницу уверяло чувство жизни, но в следующий миг в кузнице раздался знакомый немного раздраженный голос:
- Ждите снаружи, откроемся только во время Обязательного Сна.
Что? Как это? Элизабет была несколько сбита с толку, она не слышала об обязательном сне, во время которого заведения следовало открывать, а не закрывать. Почему-то представлялось, как ночью Феррус уходит домой для обязательнго сна, а кто-то другой разжигает горн в кузне, чтобы сделать что-то свое, пока есть возможность. Хотя вряд ли по ней можно было бы предположить, что полукровка пришла сюда, намереваясь сама что-то выковать. Она и на горн-то посматривала с некоторой опаской: не полетят ли оттуда искры в лицо?
- Здравствуй, Феррус, - она шагнула внутрь. За время ожидания глаза привыкли к довольно тусклому свету, который, как даже она знала, должен был быть несколько ярче, но хозяин и на нем экономил как мог, - ты приглашал меня посмотреть на свою работу, но...
... но он, наверное, сегодня не в духе, чтобы что-то творить. Элси задумалась, не стоит ли предложить гному сперва где-нибудь позавтракать, час все еще был очень ранний. Но можно ли оставлять без присмотра зажженный горн? Не случится ли пожара?

6

Горн ещё разгорался и поэтому, Феррус закрыл его, чтобы не летели искры. Развернувшись он увидел, как Элизабет вошла внутрь.
- Тебе лучше выйти, не положено девушкам быть в мастерской. - жестами и словами, гном попросил её выйти из кузнице - всё же опасно. Правила безопасности, да и не принято у гномов, чтобы женщины были на рабочих местах - скорее из-за первых причин гном, хотел чтобы целительница отошла, а не из-за традиций гномов, которые всё же почитал гном.
- Сейчас я поставлю заготовки для работы, чтобы они нагрелись и мы всё обсудим- произнёс гном и начал искать медь на складе. Найдя сколько ему нужно, он погрузил их в горн и выкрал для себя пару минут для общения с Элизабет.
-Ещё раз привет. Извини за это, просто хозяин кузницы оставил меня с горой заказов и ничего толком не объяснил. Сижу теперь разбираюсь на ходу. Насчёт работы, если тебе интересно , конечно, то могу показать, но тебе в этом не стоит работать. Сейчас я что-то подыщу- быстро произнёс гном и скрылся внутри кузнице, чтобы вернуться с кузнечным фартуком и перчатками. Судя по размеру ими пользовался явно не гном, может быть подмастерье.
Вот, если хочешь увидеть как я работаю, но сейчас у меня ничего интересного нет, только медь. - немного с грустью произнёс гном. Если хочешь показать всю прелесть, то лучше использовать металлы получше, нежели медь.

7

Да уж, озадачил так озадачил... Элизабет даже подумала, не переспросить ли гнома, действительно ли он имел в виду то, что она услышала:
- Тебе лучше выйти, не положено девушкам быть в мастерской. Всё же опасно. Правила безопасности, да и не принято у гномов, чтобы женщины были на рабочих местах.
Против разделения труда по половому признаку она ничего против не имела, в конце концов она же не собиралась оттирать Ферруса от горна с заявлениями, что у нее ковка и плавление получатся ничуть не хуже, даром что она женщина. Да и уверенияв том, что женщинам чего-то там не положено ее давно уже не обижали. А необходимость мер безопасности Элси понимала как никто другой – это ведь ей приходилось лечить людей, теми самыми мерами пренебрегающими.
Но как, скажите на милость, можно наблюдать за работой гнома, не находясь при этом в кузнице?! Из дверного проема или окна, заодно загораживая свет? Нет, она-то, допустим, могла и сквозь стену поглядеть, но очень и очень недолго. Все это она обдумывала, отойдя немного в сторонку, пока гном гремел чем-то внутри. К однозначному ответу она так и не пришла, и потому собиралась спросить, как вообще Феррус представляет где она должна стоять и откуда смотреть, чтобы было безопасно. Или намекнуть, что вряд ли она сумеет убиться здесь мгновенно, а иные не столь серьезные раны сама же и вылечит.
- Ох, но я, по правде сказать... – она оглядела свой наряд, когда гном на минуту вышел наружу, чтобы поздороваться с ней как следует. Она могла бы продолжить, что вовсе не собиралась работать – ну что она могла делать? – просто постояла бы сторонке, но видно, деятельная натура Ферруса такой вариант даже не рассматривала.
Пришлось нацепить поверх платья кузнечный фартук и перчатки, грубые, жесткие и откровенно слишком большие для нее. Она поискала глазами что-то вроде куска ткани или бечевки, чтобы обмотать перчатки на запястьях, но ничего не нашла. Оставалось надеяться, что они не слетят и на всякий случай не делать резких движений.
- Медь это замечательно, - осторожно заметила она, не понимая грусти гнома. Наверное, так бы он сам отреагировал, если бы она пожаловалась, что у нее совсем нет шелка и кружев для платья, а есть только шифон, в котором в это время года ходить просто неприлично. Точно так же она сейчас недоумевала, чем Ферруса не устраивает медь. У нее такой живой и теплый блеск.

8

Феррус услышав фразу, что медь это замечательно решил показать, почему медь не такая прекрасная как она думает. Взяв глиняную форму, он сделал в ней прутом углубления, чтобы потом продемонстрировать почему не особо не любит медь.
- Знаешь, медь это так себе металл. Если есть выбор между медью и бронзой, то я предпочту второе, а если предложат выбрать любой другой металл по прочнее, то я выберу его. Сейчас мы отольём небольшие прутики, чтобы это доказать.  - достав тигель он начал сбрасывать в него медь, которую без труда разделял на мелкие кусочек почти голым руками. заполнив тигель на половину, Феррус передал его Элизабет, вместе с инструментами.
- Попробуй заполнить его до верху, а я пока займусь производством заказов из той меди, которую уже разогрел в горне. - произнёс гном и задержав дыханием с помощью щипцов начал извлекать раскалённый металл. Пока металл не застыл он начал разливать его по формам.

Отредактировано Феррус (2018-10-20 17:34:01)

9

Объяснения что медь это так себе металл не очень-то помогли. Феррус без всяких сомнений сообщил, что выбрал бы любой другой металл вместо меди, но она все еще не понимала почему. Наверное, медь седи кузнецов была чем-то вроде мешковины, вроде и дешевая прочная ткань, а только одежду из нее носят лишь те, у кого нет иного выбора. Предложение что-то там отлить для доказательств ей понравилось, но воображение почему-то рисовало, как Феррус гнет прутья один за другим, доказывая тем самым превосходство иных металлов над медью.
Он бросал куски меди в глубокое ведерко, черное то ли изначально, то ли от долгого времени в использовании. Затем гном передал ведерко Элси, и та охнула от неожиданности, потому как ведерко оказалось куда тяжелее, чем казалось на первый взгляд. Обеими руками прижимая его к груди и чувствуя, как оно норовит выскользнуть, она воззрилась на гнома непонимающими сине-зелеными глазами. Тот еще пытался вручить ей инструменты, но руки целительницы были надежно заняты ведерком с медью. Его предстояло еще чем-то заполнить, но вот чем? Она огляделась, но нигде не увидела ящика с разной мелочью, подписанной «для заполнения». Оставалось только догадываться, каким образом гному удавалось удерживать его одной рукой. Картина того, как он гнет один за другим металлически прутья, уже не казалась такой уж далекой от действительности.
- Эмм, Феррус?.. Его надо заполнить медью, да? – попыталась угадать она. Вместе с тем она искала, куда ведерко можно поставить и желательно поскорее, потому как емкость с медью так и тянуло к земле.

10

Закончив заливкой расплавленного металла в формы. Гном раздумывал каким способом остудить металл.
"Масло, Вода или Воздух"- гном раздумывал об этом, но слова Элизабет по поводу того то делать с тигелем.
Конечно надо заполнить его медью. Не стоит держать его на руках. Лучше поставь его на пол. Откусывай с краю. Хоть процесс будет медленнее, но тебе будет проще, да и металл намного быстрее расплавиться.- взяв в руки кусачки, чтобы показать. Откусывай понемногу кусочки меди, гном показал как надо это делать, прикидывая сколько придётся приложить целительнице силы, чтобы она смогла разобраться с этим куском металла.
Сам же он вернулся к своей работе. Перелистывая листы с заказами, он нашёл несколько интересных заказов связанных со сталью. Достав сталь со склада, Феррус поставил заготовку внутрь и  ждал когда она нагреется, чтобы придать ей форму.

11

С облегчением, чего скрывать, она поставила ведерко на пол. На вид оно было таким маленьким, что сложно было поверить в довольно существенный вес, должно быть, все дело было в металле внутри. Она присмотрелась к деталям и неким перекрученным медным трубкам и проволокам, от которых ей предстояло откусывать кусочки для пополнения ведерка. Видно было, что ранее все один были частями чего-то иного, уже отслужившего свою службу, но чего именно она сказать не могла. В хозяйстве что у гномов, что у людей редко находились совсем уж ненужные вещи, что нельзя было обновить, переделать или в крайнем случае переплавить.
С кусачками она справилась. Приходилось уже работать с чем-то подобным в медицине, хоть и в меньших масштабах. Было сложно, но довольно скоро оказалось, что если браться за кусачки обеими руками и выбирать медные заготовки потоньше и полегче, работа будет ей вполне по силам.
От горна с каждой минутой исходило все больше жара, она бы подвинулась в сторону, но сомневалась, что сумела бы переставить изрядно потяжелевшее и уже почти полностью заполненное ведерко. В гномьих подземных кузнях, должно быть, еще жарче, они ведь расположены под землей и нередко еще и у рек лавы. Косые взгляды, что полукровка порой бросала на гнома, говорили, что тот погружен в работу и вряд ли вспомнит о неожиданной и откровенно бесполезной помощнице, если только та не станет путаться под ногами.

12

Сталь раскалялась. Её текущий цвет был темно-коричного. У гнома не было никаких приборов для примерной оценки температуры, но Феррус особо не волновался об этом, примерно зная цвета стали при разном степени нагревания, гном оценил что до температуры плавления ещё далеко. Взглянув на посуду, Феррус оценил, что ей ещё недолго остывать, но Феррус решил прерваться и взяв щипцы, подошёл к Элизабет. Горячие щипцы, рабочая маска, что немного покрылась черными следами копоти, под цвета пламени из горна, смотрел на целительницу. Опустив взгляд на тигель, что был заполнен полностью медью.
- Хорошо, а теперь я погружу тигель в горн. - крепко взяв тигель, гном понёс в горн. Пока он это делал, то заметил что цвет стальной заготовки стал вишнево-красным. Ещё немного и можно доставать заготовку.
Сейчас, мы будем ждать пока медь расплавиться. Благодаря тому, что ты сделала очень мелкие кусочки, то медь относительно быстро расплавиться. Теперь мы будем ждать и можем немного поговорить. Сейчас мы ждём когда тигель будет светиться белым, а сталь будет жёлтой. - произнёс гном и продолжил повышать температуру внутри горна.

13

При нагревании сталь... темнела, что заметила Элси когда с опасливым любопытством поглядывала на гор поверх плеча Ферруса. С одной стороны она была выше гнома и смотреть было удобно, с другой ей не хотелось подходить слишком близко – а ну как Феррусу нужно место для маневра или она сама влезет куда не надо и испортит платье? Выданный ей передник не казался таким уж надежным, да и рукава не закрывал.
Она гордо продемонстрировала повернувшемуся к ней гному стоявшее на полу ведерко, до края заполненное гнутым и рваным медным мусором.
- Хорошо, а теперь я погружу тигель в горн.
Ах, так вот как оно называется. Несмотря на все ее старания, гном ухитрился поднять ведерко – тигель! – одной рукой, так и не выпустив из второй раскаленные щипцы, а Элси-то и половину этого тигеля (красивое слово, будто из синдарина взято) с трудом держала обеими руками. Н-да. Нет, она знала, конечно, что в кузнецы ее не возьмут, но реальность оказалась еще печальнее: ее бы не взяли работать в кузницу даже для принеси-подай, просто потому что она мало что могла здесь поднять, что уж говорить о принести. Вспомнилось, как буквально пару дней назад гном помогал ей в ее работе, точнее фиксировал пациента в нужном положении, пока целительница занималась делом. Эх, работай они вместе, и у бедных пациентов не было бы ни единого шанса вырваться из хватки Ферруса даже без гипноза и усыпляющих зелий... а практика показывала, что иногда приходится резать по живому, и иначе просто никак.
Занятая размышлениями, она не сразу обратила внимание, что цвет стали вновь изменился на насыщенно-вишневый, очень красивый. Она смотрела то на сталь, то на медь, которая по словам друга тоже скоро должна была начать менять цвета, не желая пропустить деталей процесса. Но смотреть в огонь и на раскаленный метал было больно, она не представляла как с этим справлялся Феррус. Неужели его раскаленный горн не слепил?
- Этот тигель... из чего он сделан? Наверное, он очень крепкий, если не плавится там. Странно, что из этого же материала не делают доспехи или оружие.
Только закончив, она поняла, что сморозила глупость. Неизвестный материал ведь мог не подаваться высоким температурам, но быть хрупким для ударов, слишком тяжелым или просто не поддающимся ковке. Кроме того сопротивляемость огню не была чем-то, что люди ценили в броне в первую очередь.

14

Погрузив тигель с помощью щипцов в горн. Феррус продолжил поддавать жар в горн и следил за цветом металла. В целом работа не была трудной, а даже привычной, тем более жар был не настолько нестерпимым, а металл ещё не настолько раскалился, чтобы на него было невозможно смотреть. Сейчас главное было ожидание и наблюдение за заготовкой, а также за небольшим тиглем. Медь плавилась намного быстрее стали и поэтому Феррусу было не особо важно о том, что с тиглем, что-то случится.
- Этот тигель... из чего он сделан? Наверное, он очень крепкий, если не плавится там. Странно, что из этого же материала не делают доспехи или оружие.
Феррус повернулся к Элизабет и ответил. В целом вряд ли целительница знала многое о кузнечном деле или хотя бы о металлообработке и поэтому гном не особо удивился вопросу.
- Это сталь. Из нее делают доспехи, мечи, инструменты и ещё много чего. Некоторые мои маски я делаю из стали. Её относительно легко получить обладая некоторыми знаниями, связями или же просто деньгами. Так что я не удивлён, что и здесь ситуация не отличается. За тигель можно не волноваться, он не расплавиться, хотя будет нагреваться сильно.
Дав ответ, Феррус посмотрел на заготовку. Сталь уже сменила цвет на темно-желтый и скоро её надо будет извлекать и начать проводить над ней манипуляции. Но ещё совсем чуть надо было. Совсем немного.

15

Лучше бы она молчала. Нет, честное слово, лучше бы она молчала и не давала Феррусу повода усомниться в собственных умственных способностях. Элси оставалось надеяться, что румянец смущения на ее щеках можно списать на физиологическую реакцию от жара горна, а не осознание собственной глупости. Надо же было ей не узнать сталь! Сталь, да ведь у нее в доме в каждой комнате как минимум полдюжины предметов из этого же металла, у нее стальные иглы для шитья и стальные же хирургические инструменты, которые нет-нет да и приходится доставать из запертого на замок ящика. И после всего этого она не догадалась, что держала в руках. Да уж. Какой кузнец не мечтал бы о такой помощнице?
- ... За тигель можно не волноваться, он не расплавиться, хотя будет нагреваться сильно.
Если бы Феррус не сказал, она бы и не узнала никогда, что за тигель можно волноваться. Ей бы и в голову не пришло, что и он может... а что с ним может произойти? Расплавится, треснет, добавить в медь некие примеси, опрокинется там в горне? Что ее беспокоило, так это то, что она только что выставила себя полной дурой перед гномом, которого хотела назвать своим другом, и не знала как исправить ситуацию. Надо было бы поддержать разговор, но о стали она не могла сказать ничего сверх того, что только что рассказал Феррус, а спросить что-нибудь опасалась. Как бы хуже не сделать, задав еще более идиотский вопрос занятому гному.
- Как необычно и красиво, я никогда такого не видела, - не знаешь что сказать, скажи комплимент, искренняя похвала от молодой женщины обладает почти магическим свойством спасать положение. – Должно быть, захватывающе быть творцом, видеть, как металл обретает форму...
Медь в горне была похожа на золото, на жидкий огонь и на реки лавы, что она видела в Городе Рун. По сравнению с жерлом очага все вокруг казалось тусклым и бесцветным, будто утро сменилось сумерками.

16

Цвет тигля тоже изменился, но ему её было далеко до состояния, когда он потеряет форму. Взглянув на содержимое, которое уже почти расплавилось. Еще несколько крупных кусков, которые кинул гном плавали на поверхности, как сухарики в чашке жирной похлебки с грибами. Уже почти настало время и поэтому, Феррус отошёл от горна и подготовил всё, что ему нужно было, а именно следующее: Место и приготовленную форму, которую он оставил как раз для этого, а также немного воды, чтобы остудить металл. Всё подготовив, гном вернулся к горну и взглянул на содержимое. Через некоторое время последний кусочек исчез и теперь дав некоторое время, он жестом показав, что Элизабет, лучше отойти, приготовил щипцы и извлек тигель.

Горячий металл, который крепко удерживали тиски, в стальной хватке Ферруса, лился в форму. Когда всё было закончено, Феррус погрузил всё это в воду и пар взмыл в пространство кузницы. После чего, гном всё это извлёк и поставил на стол. На поверхности была длинная медная полоса.

Теперь очередь было за заготовкой стали, которая уже сменила цвет на желтый, граничащий с белым. Перенеся ее на наковальню, гном ударом за ударом начал придавать форму. Заготовка, которая была толстой, стала принимать форму и удлиняться. Повторять такое придётся ещё несколько раз, поэтому когда заготовка снова стала темно-красной, Феррус поместил ее внутрь и подошел к медной полоске.

- Это будет медный браслет. Сейчас это лишь толстая полоса, которой надо придать форму. Есть какие-то пожелания? - спросил Феррус, всё же самый лучший способ сделать урок запоминающимся это передать небольшой подарок на память.

17

В дверной проем всунулась чья-то лохматая голова, но увидев вместо прежнего кузнеца незнакомого гнома посетитель неразборчиво крякнул и поспешил убраться, даже не поздоровавшись. Из-за него Элси отвела взгляд от тигля всего на секунду, но этого хватило, чтобы он изменил цвет. А может, ей это просто показалось, внимательно смотреть в огонь было совсем не просто, глаза слезились и ничего кроме яркого пламени не видели, все остальное расплывалось бесформенными темными пятнами. Удивительно, что Феррус понимает, что происходит там в горне, и может заглядывать прямо в печь... это свойство маски или выработанная привычка?
Гном отошел от горна и занялся чем-то у стола с инструментами, что Элизабет немного беспокоило. Возможно, она как помощница кузнеца на сегодня должна была обратить внимание мастера на нужный момент, для чего ей и полагалось внимательно следить за плавящимся металлом, но знать бы еще как определить этот нужный момент. До сих пор она видела как тает лед, как плавится масло, как растекается от тепла тела лечебная мазь – но как понять, достаточно ли расплавилась медь или надо подождать еще? Если бы можно было как в кулинарии проткнуть мясо в печи острой спицей, но нет, тут очевидно нужны какие-то другие методы. К счастью, ничего изобретать не понадобилось, Феррус каким-то непостижимым образом сам понял, что пора вытаскивать медь из горна, и вскоре та зашипела в воде, наполнив кузницу горячим паром.
- Браслет? – переспросила она, не понимая, как Феррус собирается показать ей превосходство стали над медью при помощи браслета. Сделать два из разных материалов? Нет, скорее у стали есть какое-то преимущество в ковке. – Хм, я не знаю, - выбирать себе украшение она была как-то не готова, поэтому немного растерялась, - наверное, что-нибудь в стиле Подгорного царства, что могла бы носить и гнома.
Вот так, тогда вещь не будет повторять что-то, что и так можно купить на прилавке во время ярмарки.

18

- Хорошо - сказал Феррус. Всё же неважно из чего он будет делать браслет, а важно как. Но для начала есть ещё кое-что. Разрезав медную полосу на несколько более мелких линий, гном протянул её через станок и получил несколько медных проволок. Всё же это была не ювелирная мастерская, но кое-что тут всё же было. Достав стальной стержень и поставил перед Элизабет. - У вас должно быть ловкие пальцы, так как вы целительница? Возьмите эту проволоку и просто накручивайте на стержень пока она не закончиться. - Оставив всё это за столом, гном пошёл дальше работать с заготовкой.

Доставая из пекла, металл и придавая ему форму, гном продолжал делать то, что получалось у него лучше всего. Ковать. С чем умеет хорошо Феррус обращаться из всех металлов, так именно со сталью. Как бы играючи, гном проводили не хитрые манипуляции, чтобы металл не треснул от внутренних изменений, что порождали удары извне. Вскоре Феррус понял, что лучше дать металлу бросить напряжение. Нагрев металл до границы в примерно шестьсот градусов.  Затем вытащив сталь из горна, чтобы она спокойно остыла, а в это время поработать над браслетом.

- Наверное у вас в голове мысль зачем мы наматываем на такой тонкий стержень проволоку? - стержень явно был как палец эльфийки. Толщина вряд ли превышала сантиметра. - Сейчас я научу вас плести кольчугу. - Это был момент, когда он скакал от крайности в крайность, но на самом деле всё шло по его плану. Сейчас у них есть медная проволока, которая после намотки на стержень будет разрезана на множество колец. Затем они соединят их и из этого сделают кольчужное полотно. Именно полотно и станет ремешком браслета, а место куда оно будет крепиться, Феррус сделает из стали. Но это позже, а сейчас просто начнём с изготовления колец. - Надо будет отрезать кольца от стержня и потом соединить концы вместе, когда всё будет готово.- Достав из ящика с инструментами кусачки, Феррус положил их рядом с собой.

- Если, что-то непонятно, то не стесняйтесь спрашивать. Я могу объяснить весь процесс, тем более нам спешить некуда у нас еще часа три точно есть. - играя с инструментом, произнёс гном. В это время он продолжал осматриваться подыскивая полезные вещи. Всё же ему еще долго здесь работать.

Отредактировано Феррус (2019-01-28 12:48:19)

19

Накручивать проволоку на стержень было и впрвду легко, насчет ловких пальцев Феррус не ошибся, правда, сама она скорее сочла бы их следствием работы с иглой, нежели скальпелем. Если это заготовка для браслета, то очень странная. Будущий браслет пока получался мало того что ни на что не похожий, так еще и тяжелый как полная корзина с продуктами – попробуй поносить на руке подобное украшение! Подозревая, что у гнома есть план, пока что от нее сокрытый, она выбросила размышления из головы и принялась сгибать меж пальцев тонкую медь, еле слышно напевая себе под нос недавно слышанные мелодии. Из-за треска и шепота огня в горне, шипения воды Элизабет и сама себя не слышала. Вдобавок Феррус с вдохновенным усердием бил молотом по металлу, а тот плющился и сминался как неподатливое, тяжелое тесто, и вместе со звоном молота от наковальни порой летели искры.
- Наверное у вас в голове мысль зачем мы наматываем на такой тонкий стержень проволоку?
Признаться, мысли о том, что стержень тонкий, у нее как раз и не возникло. Напротив, ей он казался хорошим увесистым прутом, к которому даже не надо было приделывать дополнительные детали вроде навершия топора или лезвия, хватило бы и веса, чтобы уже счесть его грозным оружием.
- Сейчас я научу вас плести кольчугу.
- Да? Как увлекательно! – неподдельно обрадовалась она, уже прикидывая, как можно использовать кольчужные элементы в пошиве пусть не платьев, там грубая работа не смотрится, но хотя бы камзолов или плащей. Созданная ее руками кольчуга в любом случае годилась бы только на декоративный элемент, ведь из меди подобие доспеха себе на ее памяти никто не делал. 
Вопросы у нее появились сразу же как закончился моток проволоки для наматывания. Найдя глазами большие ножницы, но так и не придумав, как можно приложить их к пруту, не погнув медь, она не придумала, а резак вроде скальпеля металл бы не взял.
- Феррус, а чем и как разрезать проволоку? – здесь ведь не перекусить ее надо на две части, а так разделить, чтобы кольца остались кольцами. Как их потом скреплять она тоже плохо представляла, достаточно ли будет прижать концы друг к другу или примотать другой проволокой потоньше? Если вдуматься, мест стыка на обычных кольчугах она не видела, но ведь и не присматривалась же нарочно. Пока было похоже, что идея об использовании в шитье кольчужных элементов так и останется идеей, просто потому что в домашних условиях она такой работы не повторит.

20

Гном хозяйничал по чужой мастерской. Вообще так не стоило делать, но Кронхард сам виноват, что так внезапно сорвался с места и толком ничего не объяснил и оставил его одного. Теперь же придется обживаться понемногу. Начиная с инструментов, которые здесь оказались не как у Ферруса в стальном  чемодане, а находились в деревянном ящике. Гном извлек несколько инструментов и взяв с собой показал их Элизабет.
- Так одна проволока готова, а значит пора делать кольца. - подцепив заготовку, Феррус взял ножницы, что использовал до этого для разрезания медной полосы. Аккуратно стянув ее со стержня, гном разрезал её на кучу медных колец. Взяв в руке плоскогубцы он начал собирать кольца, взяв четыре кольца он соединил концы, чтобы кольцо стало цельным. Затем взяв ещё одно он положил, добавил четыре кольца внутрь, а затем закрепил плоскогубцами, так же как и до этого с обычными кольцами. Всё это он сделал прямо перед Элизабет, после чего расправил их на столе, чтобы всё объяснить.
- Это называется элементарной ячейкой для четыре в одном. Как видите есть четыре кольца находятся в одном. -  взяв ещё кольца, он начал делать другие ячейки, сделав еще семь, он отложил в сторону тринадцать  колец.  - Теперь же надо соединить их в одно полотно, для этого я использую эти кольца. - Подтянув два полотна поближе, он соединил их кольцом. Затем повторил еще раз с другой парой элементарных ячеек. И подтянув их соединил их между собой тремя кольцами. Затем повторил это всё ещё раз. - Вот и всё. Готово одно полотно, но нам нужно ещё одно такое, это слишком коротко. - протянув свою руку к руке Элизабет, он положил на нее полотно и растянул его. - Это будет ремешком для браслета, думаю такого не у кого нет. Думаю вам не составить труда сделать ещё одно такое же. А я пока тоже кое-что сделаю. - Феррус встал из-за стола и взяв несколько серебряных монет, просто кинул их в небольшую чашу для плавления и оставил их в горн, чтобы они расплавились. Сейчас оставалось одно, как соединить браслет? Решением стал обрывок тетивы, которую до этого использовали для лука. Взяв его, он подошёл к столу и протянул её между колец, чтобы отмерить длину для  веревки. Отмерив, гном взял форму и сделал в ней углубление для еще одного элемента браслета. Теперь осталось ждать, пока монеты растают под жаром горна и гном сможет закончить ювелирное изделие, а пока Феррус сел перед Элизабет и следил за её работой, чтобы в случае чего помочь с медным кольчужным ремешком.

21

Стоило лишь представить, что она занимается привычным рукоделием, а не таинственным кузнечным делом, как работа пошла на лад. Пальца у Элизабет были тонкие, ловкие, и проволока накручивалась на стержень словно сама собой, быстро и аккуратно. Даже мелькнула на мгновение мысль, что и из нее можно было бы сделать кузнеца, по крайней мере такого, кто имел бы дело с мелкой работой и большим количеством деталей... и не носил бы с места на место куски металла, когда того можно было бы избежать. Иными словами, ювелирное дело подошло бы замечательно.
- Так одна проволока готова, а значит пора делать кольца, – в руках у Ферруса появились незнакомые инструменты устрашающего вида, коими он легко разрезал стянутую проволоку на десятки медных колец. Дальнейшие действия объяснений не требовали, и оказались довольно простой, хоть и кропотливой работой, в результате которой у гнома получилось тонкое кольчужное полотно.
-... Готово одно полотно, но нам нужно ещё одно такое, это слишком коротко.
Беда была в том, что на это короткое полотно ушли все сделанные кольца, а значит, перед попыткой склепать второе самостоятельно ей пришлось взяться за наматывание проволоки на стержень еще раз. Но с этим она справилась даже быстрее чем в первый раз, разве что пришлось отвлечь Ферруса от работы, так как разрезать кольца сама Элси побоялась. Ей показалось, что сама она испортит работу, если рука ненароком соскользнет.
Сплетенное ей полотно было немного кривее чем вышло у друга, а потому она попыталась собрать его в складки или перекрутить в стратегических местах, как сделала бы с тканью, чтобы спрятать ее дефекты в готовом изделии. Было неясно, допускалась ли такая игра в изначально планируемом изделии, но без нее два полотна выглядели констрастно словно работа мастера и попытка новичка ее повторить. Так оно и было, конечно, но предъявлять миру свою полнейшую неумелость в кузнечном деле на фоне работы настоящего кузнеца ей не хотелось.
И надо сказать, в складки кольчужная ткань собиралась плохо и наотрез отказывалась воспроизводить те мягкие волны, что были привычны в работе с шелком. Что-то подсказывало, что до декоративных складок на кольчугах мир так и не дойдет.
- Это можно использовать? – спросила она, внутренне готовая к тому, что сейчас ей дадут третью проволоку, чтобы вот эта вот полоска сплетенных коег-где кривоватых колечек не позорила имя мастера. Ювелира из нее по здравому размышлению тоже бы не вышло, не без долгой практики по крайней мере.

22

Феррус молча взял инструмент в руки и начал откусывать кольца, которые Элси пыталась спрятать.
— Я так понимаю вы хотели работать с металлом, как с тканью — откусив очередное кольцо, сказал Феррус. — Металл, не ткань, очевидно, но все же напомню это. Сейчас мы с вами уберем не нужные кольца.
Вскоре куча колец, что превращало полотно в кривое. Своими опытными руками гном быстро намотал на стержень проволоку и снял заготовку.
— Вот, сделайте новые кольца. Лучше сейчас сделать все правильно. А скрюченное полотно доставляло бы неудобство его владелице.
Оставив в очередной раз Элизабет в одиночестве, Ювелир вернулся к горну. Монеты уже расправились, и вытащив металл, гном начал заливать его равномерно в форму. Теперь оставалось только ждать.
Закинув очередную партию металла для заказов, гном вернулся к Элизабет. Взяв остатки колец, что были жестоко уничтожены, Феррус собрал и бросил в кучу для переплавки в будущем.
Взяв остатки проволоки, он намотал и начала делать кольца. Собрав все кольца, в полотно, Феррус вновь встал с места. Взяв с собой пару колец, он начал работу с последним элементом. Сбоку он провел воронение придав ему насыщенный голубой цвет, центральный элемент же отполировал до блеска.
«Жаль не успеваю придать ему полную похожесть, но это пока» - когда все было законченно, взяв в руки инструмент, гном начал проделывать отверстие в элементе браслета, сделав восемь отверстий, он сделал в них закрепления для колец.
Вернувшись назад, он показал все это Элизабет.
— Ничего не напоминает? — Спросил гном, зацепляя готовое полотно. Теперь осталось лишь соединить их на руке, и готово.
Перед Элизабет лежал готовый браслет. Медный ремешок, в виде кольчужного полотна, а по центру отполированный серебреный крест с голубыми краями.
— Как вам? — Поинтересовался Феррус.

23

Со стороны казалось, что гном подбирает слова, осторожно и тщательно подбирает, потому как подмастерье, представившего ему такое изделие можно было бы из кузни за шкирку выкинуть, а полуэльфу обижать не хотелось. И он безжалостно работал кусачками, вырезая все дефекты, которые Элси безуспешно пыталась спрятать.
— Я так понимаю вы хотели работать с металлом, как с тканью…
Очевидно. И очевидно, что металл не ткань, но только ясно это стало лишь после неудачной попытки. И все равно глупая была идея, даже если удалось бы что-то сделать наподобие ткани, она наверняка была бы непригодна к носке из-за грубости и тяжести.
Когда Феррус уверенно предложил ей сделать новую партию колец, она поняла, что без наработанного навыка никуда отсюда не уйдет. Гном не отпустит. Но она уже немного привыкла к жаре в кузнице, и света от горна казалось достаточно, да и фартук уже не так мешал. И на этот раз разрезать готовые кольца пришлось Феррусу, который заодно и бросил в медный лом безжалостно разрезанные неудавшиеся изделия. Элизабет было бы не страшно, соскользни рука с резцом и лишись она пальца, это было бы по крайней мере ненадолго, но рисковать все равно не хотелось. Это в руках гнома резак по металлу вел себя как легкое перо у каллиграфа, но за внешней обманчивой простотой чувствовался многолетний опыт.
Еще минут через пятнадцать два кольчужных полотна обрели знакомую форму и соединились в широкий браслет. Восхищенная Элизабет немедленно застегнула его на запястье и поводила рукой из стороны в сторону, ловя отблески горна красноватой медью.
- До чего красиво вышло, - она не рассчитывала, что Феррус захочет сделать что-нибудь для нее — он и не сказал прямо, что это для нее, но крест в середине как бы намекал, да и размер оказался как раз впору. Что кое-что говорило о глазомере мастера, который даже не снимал мерки с ее запястья. Оттого она была тронута до глубины души. - Чудесный браслет, никогда ничего похожего не видела.
Она не кривила душой, пусть украшения из меди ей и встречались, но кольчугу в ювелирном деле не копировал еще никто на ее памяти. Пояса и ожерелья, собранные из звеньев все же выглядели совсем не так. Красноватая медь оттеняла и подчеркивала холодный голубой блеск краев креста.

24

— Вряд ли увидишь. Мало кто додумается сделать так. — Феррус показал на браслет — Переплавленные серебренных Крон, так как не уверен в её чистоте. Дорен почти полностью из серебра, можем себе позволить, но как показывает практика Крона не очень. — Закончив нахваливать валюту подгорного царства, Кузнец продолжил — Относительно чистое серебро, расплавить и вылить в форму. Потом немного подождать и отполировать до блеска, чтобы при воронении металл принял голубоватый оттенок. Сам процесс возможен благодаря количеству железа в монетах. С помощью температуры и некоторых ингредиентов. Немного красной кровяной соли, немного железа оттуда же, вода. Нагреваем равномерно и имеем по окончанию голубой оттенок. — показывая различные материалы, что таскал по углам во время поисков — Затем мы с тобой сделали полотно из колец, хотя если тебе кажется толстым, неудобным, тяжелым, то его с лёгкостью, могу заменить на кожанный ремешок. — в этот момент Феррус закончил говорить и посмотрел Элизабет в глаза. — Разве не приятно носить свою работу, когда понимаешь каким трудом сделано? — немного задумавшись, гном сел на свое место. — Теперь как я и говорил. Смешал сразу Эльфийское, Гномье и Людское в одном творении.  Я и частица моей души, Ты и частица твоей.  — Феррус не закончил свою мысль, а лишь начал — Может я и не совсем знаю про Спектрологию и другое, но не зря же говорят, что предмет сделан с душой. Такие вещи незаметно, но оставляют след в нашей жизни. — вздохнув, Кузнец встал и подошел к горну, чтобы посмотреть готово или нет. Пока ещё было время.
— Если вам интересно, то я здесь буду целый месяц или около того, если есть желание, то можешь приходить, все равно работа не пыльная и у вас тут не Мал’Ферос, где силком утаскивают с рабочего места. Могу чему научить или же ты научишь меня, да и город я особо не знаю. В общем, приходи, буду всегда рад. — Закончив говорить, Феррус вытащил металл и начал разливать по формам. Работа не ждет, а долги надо отработать.

25

Она очень старалась запоминать все, о чем говорил Феррус — расплавить и вылить в форму… воронение… немного красной кровяной соли, немного железа… И она повторяла все это про себя, чтобы точно не забыть что и как сегодня делал гном. Конечно, ничего из этого Элизабет не могла повторить у горна, поэтому подробные инструкции были для нее бесполезны, но запомнить и потом записать их хотелось вовсе не ради возможности когда-нибудь сделать такое самой. В плавке и ковке металла было нечто изумительное, новое, необычайное, чего она никогда раньше не видела. А потому в глазах Элси оно было увлекательнее магии, с которой так или иначе полукровка имела дело каждый день едва ли не с самого детства. Зато кровяная соль, серебро из подгорных крон и огонь выглядели едва ли не мистическими артефактами, коих каждый день не встретишь, а простенький рецепт казался настоящим секретом мастерства. Элси была по-детски восхищена процессом и его результатом, и оттого хотела как можно полнее сохранить эти ощущения.
Она даже не сразу спохватилась, когда гном предложил заменить медное плетение на кожаный ремешок, и торопливо от него отказалась. Браслет уже чувствовался так, словно принадлежал ей по меньшей мере пятьдесят лет, и менять там что-то было бы кощунством. Именно таким она его получила, и именно таким он и должен был оставаться. А если при долгой носке окажется тяжелым… буду носить на обеих руках по очереди.
Она поблагодарила Ферруса еще раз и побещала прийти через несколько дней как только выдастся еще один выходной день, а также по возможности навещать его под вечер и рассказывать о городе. Месяц совсем не казался длительным сроком, за месяц столицу можно было узнать лишь поверхностно, но и это для начала было хорошо.
- Если эта непыльная работа оставит тебе немного свободного времени, буду рада видеть тебя в гостях, - она аккуратно свернула фартук и оставила на столе, не увидев, куда его полагалось вешать. - А если нет, то я в лучших традициях Мал’Фероса силой утащу тебя от горна, Феррус, на вечер или два, - с шутливой угрозой добавила она.
У нее в Иридиуме только что появился еще один друг, с одной стороны всего на месяц, но с другой можно было считать, что новый друг у нее появился в подгорном королевстве и на многие годы вперед, и потому солнце сияло теплее и ярче, и ласково искрилось на медных кольцах браслета и в туго заплетенных волосах.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Прошлое » Конец сентября 17051, Иридиум. Элси, Феррус