После кровавых событий в Бувране прошло уже два месяца. Мираэль заинтересовалась этим делом, потому что тогда погиб один из её информаторов. Это произошло в результате нападения нежити, и этот факт уже сам по себе был любопытен. Несмотря на то, что война до сих пор не утихала, именно это конкретное нападение выбивалось из обшей канвы военных действий. Нежить появилась сравнительно небольшой группой, прямо в поселении, целенаправленно уничтожила одну единственную таверну (ту самую таверну, куда стекались все именитые в местном преступном сообществе авторитеты, контрабандисты и информаторы), а её кукловоды исчезли прежде, чем их кто-либо успел заметить. Всё это сильно попахивало заказной акцией... Но кому она могла быть выгодна?
Мираэль провела своё собственное расследование и выяснила, что некоторые преступные сообщества (преимущественно контрабандисты) в разных городах тоже сталкивались с подобным нетипичным для нежити поведением. Кое-кто даже в открытую признавался, что ведёт дела с некромантами... Может быть это и был тот самый ответ на вопрос? Связующая нить, которая объединяла все эти слухи и совпадения в одну единственную, цельную картину? Был только один способ поверить.
Посредством некоторого давления и хитрости Мираэль удалось устроить встречу с этими загадочными некромантами. Время было выбрано позднее, а место - приметный ручей в окрестных лесах близ Буврана. По иронии судьбы или по злому умыслу напоминая о том досадном инциденте, который разыгрался в ближайшем поселении и стал причиной для этой встречи.
Падальщик не часто предпочитал вести дела лично. И каждый раз когда это происходило - он готовился основательно. Некоторые вопросы просто нельзя было доверять посредникам. Именно поэтому здесь и сейчас он был при полном боевом облачении - кожаные элементы доспехов сочетались со стальными, лицо было скрыто за деревянной маской лисицы, голова покрыта глубоким капюшоном, фигуру и снаряжение за собой скрывал просторный тёмный плащ. Рядом с ним, особенно не таясь, стояла двухметровая орчиха-лич и отряд отборной боевой нежити. Где-то поблизости завывали призраки. Не исключено, что вдали от взора скрывалось и что-то похуже. Падальщик не брезговал демонстрацией силы, и сейчас был именно тот случай, когда он счёл её целесообразной.