Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Стартовал лотерейный эвент Spellfinders: Misterium Battle Royale

Квестоводы и Распорядители арены для большего удобства организации отныне объединены в одну группу - Мастера Игры(ГМ)
Произведена раздача Аренных билетов.
Ведётся набор работ на литературный конкурс "Праздничные традиции и обряды народов и рас Мистериума" 2019
Обязательно посетите Событие ко дню Святого Валентина - Празднование дня Всех Влюбленных

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Конец июня 17085 года. Леса близ Буврана. Мираэль, Падальщик.


№4: Конец июня 17085 года. Леса близ Буврана. Мираэль, Падальщик.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

После кровавых событий в Бувране прошло уже два месяца. Мираэль заинтересовалась этим делом, потому что тогда погиб один из её информаторов. Это произошло в результате нападения нежити, и этот факт уже сам по себе был любопытен. Несмотря на то, что война до сих пор не утихала, именно это конкретное нападение выбивалось из обшей канвы военных действий. Нежить появилась сравнительно небольшой группой, прямо в поселении, целенаправленно уничтожила одну единственную таверну (ту самую таверну, куда стекались все именитые в местном преступном сообществе авторитеты, контрабандисты и информаторы), а её кукловоды исчезли прежде, чем их кто-либо успел заметить. Всё это сильно попахивало заказной акцией... Но кому она могла быть выгодна?
Мираэль провела своё собственное расследование и выяснила, что некоторые преступные сообщества (преимущественно контрабандисты) в разных городах тоже сталкивались с подобным нетипичным для нежити поведением. Кое-кто даже в открытую признавался, что ведёт дела с некромантами... Может быть это и был тот самый ответ на вопрос? Связующая нить, которая объединяла все эти слухи и совпадения в одну единственную, цельную картину? Был только один способ поверить. Посредством некоторого давления и хитрости Мираэль удалось устроить встречу с этими загадочными некромантами...

http://sh.uploads.ru/meRJS.jpg

Время было выбрано позднее, а место - приметный ручей в окрестных лесах близ Буврана. По иронии судьбы или по злому умыслу напоминая о том досадном инциденте, который разыгрался в ближайшем поселении и стал причиной для этой встречи.
Падальщик не часто предпочитал вести дела лично. И каждый раз когда это происходило - он готовился основательно. Некоторые вопросы просто нельзя было доверять посредникам. Именно поэтому здесь и сейчас он был при полном боевом облачении - кожаные элементы доспехов сочетались со стальными, лицо было скрыто за деревянной маской лисицы, голова покрыта глубоким капюшоном, фигуру и снаряжение за собой скрывал просторный тёмный плащ. Рядом с ним, особенно не таясь, стояла двухметровая орчиха-лич и отряд отборной боевой нежити. Где-то поблизости завывали призраки. Не исключено, что вдали от взора скрывалось и что-то похуже. Падальщик не брезговал демонстрацией силы, и сейчас был именно тот случай, когда он счёл её целесообразной.

Отредактировано Падальщик (2018-11-17 19:28:35)

2

События в Бувране были не единственным поводом беспокойства в эти смутные дни, но что-то во всей ситуации выбивалось из общей картины активности нежити. Нападения на города и деревни были, чаще всего, способом запугивания или набора новых мешков плоти в армию нежити, но резня в одной таверне напоминала скорее направленное убийство. Погиб и один из информаторов эльфийки, и всё вокруг практически кричало - удели мне внимание! Поэтому Сорока уделила - и вышла на некромантов-торговцев. Убивать и без того мертвое умертвие за своего информатора она была не намерена - бедняге уже всё равно. А вот договориться, узнать, понять и вооружиться новой информацией будет крайне полезно.

Мираэль недолюбливала нежить. Она вела дела с вампирами, некромантами, реведантами, но никто из них не вызывал у неё симпатии, равно как и мрачная эстетика смерти и разложения, которая, кажется, так нравилась многим живым адептам смерти. Мира любила жизнь, а некромантия казалась плевком в лицо естественному порядку. Если я кого-то убиваю, меня совершенно не обрадует, если этот кто-то воскреснет.

На встречу эльфийка пришла вооруженной, в сопровождении трех самых сильных духом своих дуболомов - многие просто боялись идти на встречу с некромантами. Оценив встреченные силы нежити, Сорока рассудила, что три дуболома тут не справятся, но выиграют ей достаточно времени, чтобы сбежать свитком телепорта, что так ободряюще лежал у неё в сумке. Одета Мираэль была в просторный темный плащ с глубоким капюшоном, скрывающим лицо - если кто-то заметит, что она якшается с нежитью, преследования со стороны Империи не избежать.

Оказавшись на месте, первое, на что она обратила внимание, это сладковатый запах разложения, исходящий от немертвой свиты мрачной фигуры в плаще. Очевидно, главаря. Сорока уверенно встала напротив него.

- Пожалуй, пропустим прелюдии. Мне интересна резня в таверне в Бувране - не из соображений мести, но из соображений безопасности. Плюс - возможные торговые соглашения, раз уж мы здесь.

3

- Мне нравится твой деловой подход, - что могло бы прозвучать как комплимент, если бы не хриплый, мертвенный голос, лишённый всякого тепла. Незнакомый голос. Если и можно было по нему считать какие-либо эмоции, то лишь оттенок мрачной иронии.
Говоривший был главарём, как и предполагала Мираэль. Он вышел вперёд, останавливаясь на расстоянии нескольких метров от неё. Отсюда эльфийка могла как следует разглядеть его снаряжение, но не его самого. Деревянная лисья маска притягивала взгляд, и была одним из опознавательных знаков, по которой узнавали этого загадочного некроманта. А то, что он был некромантом - даже не подвергалось сомнению.
- Тогда почему бы нам не начать с того, чтобы представиться? - ирония стала ещё более явной. Чуткий эльфийский слух отчётливо улавливал, что хриплое дыхание незнакомца прекращалось в тот момент, когда он переставал говорить, - Называй меня Падальщиком. Ведь это именно тот, кем я являюсь. Метафора, смекаешь? - незнакомец под маской оскалился в недоброй ухмылке. Он чувствовал, что перевес сил здесь и сейчас находится на его стороне, а значит он может диктовать свои условия. Жаль только, что "здесь и сейчас" чаще всего оказывается понятием слишком уж мимолётным... Но Падальщик был готов и к такому развитию событий. Всё было предусмотрено заранее, ещё на этапе подготовки.
- Я не здешний. Но у меня и моих друзей есть некоторые торговые интересы в Мистерийской Империи. Связи, партнёры, каналы... Обычное дело для любого добропорядочного дельца. Не так ли? - продолжил он свои рассуждения, покуда слово ещё было за ним, - К сожалению, не все мои партнёры могут сказать о себе то же самое. Поэтому я их убиваю. С мертвецами дела иметь куда надёжнее. И приятнее... Я прав? - провокационный вопрос, учитывая, что это именно Мираэль искала встречи с ним.
Что касается его слов, то они отдавали явным противоречием. Ведь если собеседник, по его собственным утверждениям, никогда не бывал в Мистерийской Империи, то как тогда сумел бы провернуть тот фокус с нападением на таверну в Бувране? Он слишком много недоговаривал, и был вовсе не так прост, как хотел показаться. Или не хотел? Во всяком случае, он хотя бы представился эльфийке лично. Диалог состоялся. И, кажется, теперь наступила её очередь?

4

Какая гадость... А Падальщик, между прочим, очень тупая и банальная кличка. Безвкусица. И воняет. Мираэль казалось, что ещё немного, и самомнение трупа, ходячего по какому-то глупому недоразумению, можно будет в воздухе резать ножом. Она не вмешивалась, давая ему договорить, давая ему поупиваться собой лишний раз. В конце концов, конфликты ей ни к чему - воевать с горами гниющей плоти вместо того, чтобы поиметь с них денег и ресурсов, было бы неприятно и расточительно. А слова из-за лисьей маски всё лились и лились... Красиво стелешь, фраерок.

- Представиться так представиться, - получила наконец инициативу в разговоре Мираэль, - Раз уж мы пользуемся кличками... - выпустила она едва заметную шпильку в сторону "Падальщика", - Сорока. Здешняя до мозга и костей, хоть и столичная. Крайне интересуюсь всем в зоне моей юрисдикции и тем, что находится у ей границ. Бувран. Я жду, - указала она на вопрос, оставшийся без ответа, - Что же до ведения дел, - эльфийка припомнила свои дела с нежитью, служившей Марагору, и то, как ей "забыли сказать" о готовящемся Черном Понедельнике, - Живые мертвецы точно такие же изворотливые хитрые предатели, что и простые люди. Разве что не пьют вина. Мертвые мертвецы - вот они мне по душе. Никаких сюрпризов. Мои личные фавориты, - угроза-намек в словах Падальщика о убийстве партнеров не осталась незамеченной, и Сорока парировала аналогичным тонким намеком.

5

Необходимо было сразу оговориться о том, что не смотря на все издержки и специфику времяпрепровождения, от Падальщика всё-таки не воняло. Магия смерти отличным образом консервировала его мёртвое тело, фактически останавливая процесс разложения. И следил за сохранностью этого самого тела Падальщик достаточно щепетильно, по меркам ожившего мертвеца. Он не брезговал средствами личной гигиены и даже пользовался духами! А все для того, чтобы живые собеседники, на которых он хотел произвести впечатление, не чувствовали дискомфорта от общения с ним. Во всяком случае, физического... Конечно, непосредственно перед встречей с Мираэль он особо не прихорашивался. Ведь изначально ему от неё ничего нужно не было. Однако даже при учёте этого, Падальщик должен был выглядеть и пахнуть всё же чуть лучше рядового мертвеца, которые его, собственно, и сопровождали. Впрочем, может быть это именно от них он принёс с собой неуловимый флёр мертвячинки?
- Хах! - хриплый, язвительный смешок, - Остра на язык. Мне это нравится, - протянул мертвец в лёгкой задумчивости, когда всего на мгновение ему показалось, что этот голос он уже слышал раньше. Но с чего бы это? За долгие десятилетия мёртвый лис выслушал множество самых разных голосов, и едва ли какой-то определённый из них должен был отложиться на его многострадальной подкорке. Если только это не был какой-то определённый, очень важный для него голос... Как бы то ни было, память подводила его. Нужно было потянуть время. Выудить из собеседницы побольше фактов, которые могли бы стать для него зацепкой. Как знать, может быть это действительно было важно?
- У таких, как я, нет имён. Вот и приходиться обходиться кличками, - отшутился он, не без иронии развивая тему дальнейшими философскими измышлениями, - Или, может быть, мы просто лишены сентиментальности на этот счёт? Ведь что есть имя? Пустой звук. Выдумай сотню таких, и они ничем не будут отличаться одно от другого. Если тебя не устраивает названное мной, можешь называть меня любым другим, на свой вкус, - глаза в прорезях маски сверкнули янтарём. Любое действие собеседницы взвешивалось и оценивалось. Падальщик никогда ничего не делал просто так, и даже эта невинная игра, которую он ей предложил, могла многое рассказать о её личности, помочь мертвецу составить психологический портрет собеседницы, и с большим успехом манипулировать ей в дальнейшем.
- Так значит, "Белая перчатка", м? - неожиданно спросил он в продолжение, демонстрируя свой истинный уровень осведомлённости в этом разговоре, - Следовало догадаться, что тот маленький, невинный инцидент, привлечёт ваше внимание. Впрочем, именно поэтому я здесь сейчас и нахожусь. Ведь мне действительно интересно, чего же от меня хочет такая замечательная, дружная... - он пощёлкал пальцами, наигранно силясь подобрать подходящее слово, - В любом случае, я готов продемонстрировать свою готовность к диалогу. Тебе интересно, как там всё получилось в Бувране? О, всё весьма банально... Свои мотивы я уже озвучил, добавлю лишь, что ни я, ни мои прекрасные друзья, - кивнул головой за спину, - Не имеем никакого отношения ко всем этим военным игрищам, что в последние годы проходят на территории этой ненаглядной, восхитительной, маленькой империи. Мы отстаиваем только собственные интересы, а они, в первую очередь, связаны с торговлей. Или, как любят говорить у вас, с контрабандой. Что же касается технической части... Попасть в отдельно взятое, захолустное поселение не составляет никакого труда, когда у тебя в рукаве припрятано несколько магически одарённых товарищей, например, с магией разума и пустоты. Это всего-лишь вопрос отвода глаз и пары-другой порталов, через которые можно перебросить кого угодно, куда угодно, и в любых количествах. Ты должна понимать, как это работает... - сделал неопределённый взмах рукой, скалясь на собеседницу безумной улыбкой, которую, разумеется, за маской было не видно, - Но увы, не везде и не всегда получается так же гладко, как хотелось бы. Поэтому не думаю, что подобные акции будут повторяться. Слишком часто... Да и в сферу твоих личных интересов, как ты выразилась, юрисдикции, я заходить не рискну. Чем ближе к Иридиуму, тем выше риск нарваться на особенных ценителей, которые с большей вероятностью раскусят намечающееся представление и сорвут к нему приготовления. Хотя это не означает, что я не попытаюсь добраться до тех засранцев, кто додумается прятаться от меня в столичной канализации. В моём арсенале есть и другие способы, быть может, не с таким количеством оживших трупов на квадратный метр? Что поделать! - всплеснул руками, - Я просто не смог отказать себе в небольшой демонстративности, в отношении наших дорогих друзей из Буврана... Но ведь взрослые существа, такие как мы с тобой, в ней не нуждаются, не так ли? - очередной вопрос на грани провокации, спектакль продолжался. Падальщик был необычным мертвецом, и если Мираэль действительно уже имела дела с кем-то из его братии, то должна была заметить, что он отличался от них весьма заметно.

6

Этот голос, "Сорока", Белая перчатка"... Чем дольше мёртвый лис говорил, тем больше образов и воспоминаний всплывало в его предательской памяти. Звук её голоса, колкость фраз... Оказались слишком знакомыми. Пускай прошло так много лет, пускай время изменило каждого из них до неузнаваемости... Или не изменило вовсе? Что ощущал реведант теперь, признавая в своей собеседнице ту, с кем на протяжении чуть ли не всей жизни был связан столь прочными нитями?
- Мираэль, - маска упала с его лица, чтобы собеседница могла увидеть под ней то же, что и он. Почувствовать то же, что и он. Узнать его.
А ведь он почти не изменился. Та же косматая грива красных волос, тот же янтарный взгляд, цепкий и подвижный, даром что принадлежал ходячему трупу. Кожа побледнела, покрылась пятнами разложения и новыми шрамами. Отсутствовала щека... Но это всё ещё был он. И не узнать его было невозможно. Ветреный и жизнелюбивый вифрэй по имени Джес. Тот, с кем её тоже, возможно, связывали одни из самых важных воспоминаний в её жизни...
И всё это не должно было случиться вот так. После стольких лет. Расставания и боли, надежды и отчаяния, украденного счастья...
Мертвец просто смотрел на неё, не в силах отвести взгляда. Слов у него не было. Он не выражал ни единой эмоций и не шевелился, но его душа изнутри раздиралась на части. Где-то там, глубоко внутри, он всё ещё был жив. И как любое живое существо, мог испытывать боль. И тем страшнее она была от контраста, ведь в иное время реведант был абсолютно бесчувственен и бездушен. На самом же деле, просто никому ещё не удавалось подобраться к нему так близко, чтобы увидеть не охладевшего в веках, бесчувственного и древнего мертвеца, а обыкновенного вифрэя, над которым когда-то так жестоко подшутила судьба. Он был слишком молод по меркам любого ожившего мертвеца, но отличался не только этим. Его отчаянная жажда жить никуда не делась, и он отчаянно цеплялся за любые воспоминания и эмоции, которые могли хотя бы на миг одурачить его, позволить чувствовать кем-то другим, нежели тем, кем ему приходилось являться в действительности. Сейчас вся разница заключалась лишь в том... Что никогда ещё они не доставляли ему столько боли.

Музыкальная тема

Эльфийка была самим воплощением невинности: хрупкой, беззащитной. Неудивительно, что в той вонючей дыре, гордо именуемой трактиром, нашёлся ублюдок, который решил к ней пристать.
Наивный и благородный, Джес не смог остаться в стороне. Конечно же он спас её. Тогда она прильнула к нему: "С-спасибо... Если я могу как-то отблагодарить..." - а Джес и не слушал, ведь взгляд его потерялся где-то на дне её василькового цвета глаз...

Кровь вместе с гноем течёт из распоротого брюха, каждое мгновение существования отдаётся непереносимой болью. Нет существа более жалкого, что цепляется за свою жизнь в преддверии неизбежного конца. Последние секунды перед смертью самые болезненные, но когда секунды растягиваются на минуты или даже часы, счёт времени теряется.

"Не паникуй только, ладно? Убивать не буду, и бить - тоже, если первым не начнешь. Более того, ты вполне можешь уйти, я открою дверь и спокойно отпущу тебя, Джес," - не прошло и дня, как невинная принцесса обернулась коварным драконом, и вот уже храбрый рыцарь нуждается в спасении. Джес попался в умело расставленную на него западню, но... Со временем вошёл во вкус.

Глаза залеплены грязью, они слепы. Рот забит землёй и не издать ни звука. Разум забыл самого себя, а тело не контролирует собственные судороги. Лишнее. Лишнее. Лишнее. Пока ноги могут идти, всё остальное не важно. Куда и зачем? Смерть не менее бессмысленна, чем жизнь.

"Хочу тебя," - с жаром выдохнул Джес, в преддверии той ночи, которая могла изменить, и изменила в его жизни всё. Тёмная, страстная, такая откровенная... Никто из них не желал, чтобы она когда-либо кончалась.

Чьи-то низменные желания одержали верх над собственными. Так легко позволять вытирать об себя ноги, если забыл слишком много. Иногда лучше не задаваться вопросами, не вспоминать. Иначе истерзанный разум весь остаток дней своих будет пребывать в истинном кошмаре...

"Я не допущу, чтобы ты стал отморозком и убийцей. На моей совести достаточно плохого, я не выдержу, если утяну в это болото и тебя," - говорила она, лёжа в одной постели с вифрэем. Тогда её решение осталось непреклонным.
"Но зато... У нас будет шанс друг на друга," - словно уже тогда зная о последствиях, юный вифрэй испытывал страх, - "И я его не боюсь..."

Кровь хлещет из разорванной глотки. Плоть податлива, а когти остры. Ими без труда можно отрывать конечности, и даже больше. Кровь повсюду. Кровь покрывает его с головы до ног.

"Верь в меня, ладно? И не забывай. Я обязательно вернусь к тебе, обещаю," - она никогда не оставалась с ним надолго с тех пор. Визиты были краткими и незапланированными. И всё-таки они оба ждали их и тянулись друг к другу. Даже по прошествии стольких лет.
"Мне нравится твой запах..." - на плече был оставлен нежный, прощальный поцелуй, - "Я никогда не забуду тебя, что бы не случилось... Обещаю."

Перед своей смертью юноша кричал очень пронзительно. Каблук сапога раздавил его череп, и над вырезанной
деревушкой, наконец, воцарилась тишина. Её нарушал лишь скребущий шорох мёртвых тел, силящихся подняться с земли, обильно залитой кровью.

Во взгляде горит неуёмная ненависть. Жажда не утихает. А всех этих смертей... НЕ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО НИКОГДА.

Воспоминания доставляли ему боль и злость. Падальщик так никогда и не смирился со своей смертью. Он слишком сильно хотел жить, и он до сих пор цеплялся за нечто, что некогда делало его живым. Цеплялся слепо и остервенело. Но в этот раз всё было по другому. Впервые за долгое время ему захотелось умереть по-настоящему. Чтобы не помнить то, что было. То, чего он лишился и то, что доставляло ему столько боли. Как бы ни хотелось ему отыграть время вспять... Это было невозможно. И свою главную битву он уже проиграл. Что ему оставалось теперь? Мстить жестокой судьбе и торчать костью, поперёк её глотки. Пускай он проиграл свою жизнь, но в смерти ему ещё только предстояло отыграться...

- Наша встреча была ошибкой, - хрипло произнёс мертвец, но голос его неестественно дрожал. Он подал знак свои людям, и те открыли портал. Падальщик не сводил своего янтарного взгляда с Мираэль ещё несколько долгих секунд. Что она могла в нём прочитать? Сожаление? Обиду? Горечь? Ненависть? Одно было ясно наверняка. Падальщик не забыл о ней. Возможно, он не забывал о ней никогда... И возможно, жалел об этом.

Эта встреча изменила его, хотя невооружённым взглядом этого и не заметишь. Воспоминания, которые всколыхнули саму его сущность... Лучшие воспоминания, что у него когда-либо были. И самые болезненные. Многие вопросы остались неразрешёнными... Но может быть их и стоило оставить таковыми. Отныне и Падальщик и Мираэль принадлежали к двум совершенно разным мирам. И всё, чем они могли друг для друга стать - горечью во снах и болью в воспоминаниях. Лишнее подтверждение тому, как далеко, на самом деле, находятся два разных мира: живых и мёртвых. Им никогда не понять друг друга. И никогда не быть вместе.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Конец июня 17085 года. Леса близ Буврана. Мираэль, Падальщик.