Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 12:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: День. Ясное небо. Холодно. Сильный, колючий ветер.

Произведена раздача Аренных билетов.

Особый лотерейный эвент Spellfinders: Misterium Battle Royale все ещё в процессе! Участники, не забывайте про свои ходы!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Анкеты » Анкета Лии


Анкета Лии

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Имя: Лия.

2. Классификация игрока: Свободный персонаж.

3. Деятельность: Путешествующий лекарь.

4. Раса и религия: Человек, верит в магию и науку, но не отрицает существование богов.

5. Дата рождения и возраст/На сколько выглядит по человеческим меркам: 12 апреля 17063 года (знак зодиака - дракон), 24 года, выглядит на 22 года.

6. Характер:
    По природе своей Лия была мягкой и спокойной, она скорее реалистка, что стало важным фактором в её дальнейшей судьбе. Девушка чаще всего нерешительная, если только её не прижмут к стене, но даже тогда она предпочитает побег от всего каким-либо более серьёзным действиям, только вот... Со временем Лия стала более смелой и уверенной в себе, её наставница научила девушку некоторым вещам, которые дали ей веру в себя. Лия начала сама рассуждать, что такое хорошо, а что такое плохо. Иногда, чтобы найти гармонию и создать своеобразный баланс, Лия может пойти на вещи, которые кажутся не просто странными, но и даже пугающими.
   Лия с ужасом воспринимает смерть, однако может ранить противника в целях крайней нужды, но не более. Вся её цель – сохранять жизни остальным, но не тела и здоровье, если того требует ситуация. Она не любит драки, считая их глупыми, но может принять участие только издалека, чтобы прекратить, только вот это на данный момент. Кто знает, как она изменится в процессе странствий.
   Когда дело касается знаний, её за уши не оттащишь от книг или рассказчиков на улице. Может, из-за отсутствия общепринятого детства она также живо интересуется сказками, как и учебниками, слово маленький ребенок, восполняющий прошлое уже в зрелости.
   Лия с подозрением относится к незнакомцам, но её можно понять, зная, что та была рабыней. Девушка старается идти вперёд, помня прошлое и живя с ним, только вот получается ли это? Лия предпочитает переживать глубоко в душе свои потери, а в общении с окружающими быть мягкой и отзывчивой, чтобы не задеть других.
   Стоит говорить о её минусах, если рассматривать персонажа в целом: Лия, обучаемая у гетер, тансовщиц-рабынь, научилась понимать свою красоту и пользоваться ей. Когда она осталась одна, начала ей пользоваться, желая получить для себя выгоду, но не позволяя себя коснуться. В этом плане она довольно меркантильна, волшебница, привыкшая жить где попало, не гнушается капризничать и вредничать,  превращаясь в глазах мужчин в того, кого нужно защищать всеми силами. Лия считает это удобным и пользуется.
   Девушку привлекает блеск и роскошь богатых людей, она словно тянется к ним, но не желает подходить ближе. На их манер она всегда носит с собой веер и хочет однажды смотреть на них как на равных себе, но Лия сама смеётся с этого,  поглаживая клеймо на плече. Слишком высоко метит, даже может упасть, но пока что у неё есть интерес продвигаться всё выше и выше благодаря своему трудолюбию, социальной гибкости и красоте.
   Порой, если кто и может заставить девушку себя полюбить (в любом из смыслов), она начинает перенимать их привычки, манеры, интересы, тем самым оставляя в своих привычках их след. Так у неё появилась мания стучать ногтем по своей щеке, рассматривая незнакомцев от Вайли.
   Когда Лия слишком сильно начинает задумываться, она начинает ходить по помещению, скрестив руки под грудью, обдумывая определённую мысль. Таким образом девушка расслабляется и отрезвляет рассудок, начиная думать, как ей лучше поступить.
   Что до страхов, у лекаря они тоже имеются. Из-за происшествия в глубоком детстве девушка так и не оправилась от страха личинок. Если же она их видит, на волшебницу накатывает волна страха, затуманивающая голос разума. Девушка впадает в состояние близкое к истерике, когда ни закричать, ни убежать она не может. Если же личинки ещё и близко от неё, вот тогда начинается сама истерика, она может схватить первый попавшийся предмет, накрыть им источник страха и убежать, вереща "на всю Ивановскую". Очень долго девушка успокаивается, рыдая в голос и стараясь не моргать, чтобы не подпустить ближе личинок, притаившихся, по её мнению, совсем рядом.

Наряд

http://sd.uploads.ru/t/GXKpt.jpg

7. Внешность:

Кратко

Рост: 167 см.
Вес: 47 кг.
Тип телосложения:  худощавая.
Цвет глаз: лазурный.
Цвет волос: белоснежный
Цвет кожи: светлый, подвержен загару.
Особые приметы: На лице едва заметные веснушки, волосы волнистые. На правом плече клеймо в виде китайского дракона.
Наиболее частая одежда: Белоснежные чулки, кружевное длинное платье с тугим корсетом, скрытым под фиолетовым верхом, и бежевая шаль на плечах.
Украшения (если имеются): серебряный обруч с янтарными бусинами на ноге. Кулон из шпинели, обрамлённый в серебряный медальон. Веера также являются аксессуарами, поэтому на кисти постоянно на шнуровке висит веер.

Лия

http://s5.uploads.ru/t/bx2qI.jpg

Невысокая худощавая девушка с гибким телом, что вечно опускает взгляд – вот так могут запомнить Лию те, кому посчастливилось увидеть её танец. Волнистые седые волосы были безжалостно срезаны, когда она начала путешествовать в одиночестве. Девушка с едва заметными веснушками на своём лице напоминает невинную овечку, что смотрит своими большими голубыми глазами на пастуха, наивно доверяя ему себя, хотя на деле это не так. Мнимая доверчивость объясняется страхом, ведь она внимательно смотрит на незнакомца, следя за каждым движением, чтобы не упустить ничего из виду. Всегда должен быть шанс сбежать.
   Её кожа нежная, гладкая. Пальцы как будто никогда не знали ничего тяжелее книг. Миниатюрность завершает рост, всего 167 сантиметров. Только вот всё не так хорошо, как кажется на первый взгляд. На правом плече Лии изображён странный дракон, сохранивший в себе черты змеи и ящерицы вместе. Это её клеймо – знак качества работорговцев.
   Девушка привыкла ходить босиком по траве летом, поэтому ноги её довольно грубые, а поступь мягкая, зато, если земля обжигающая (как это было в Шедиме) или колючая, она надевает сандали или сапоги.
   Лия, зная о своей красоте, больше всего любит мягкие густые волнистые волосы, она бережно расчесывает их по вечерам и иногда пытается плести их или обвязывать лентами. Даже то, что они стали не такими длинными,  какими были при ведьме, не даёт ей отчаиваться,  ведь она знает, что они быстро отрастают.
   Также Лия всячески ухаживает за своими ногтями,  но это уже переросло в привычку. Девушка не может спокойно заниматься своими делами, если видит под ногтями грязь, также, как и не терпит подобной неухоженности у собеседников. Только вот крестьян это мало волнует, но у лекаря они всё же моют руки до начала обследования, её это и успокаивает.
   Мягкие губы Лии часто пересыхают, когда она чем-то увлечена, поэтому они либо в ранках от покусываний, либо волшебница вынуждена постоянно их облизывать.

Клеймо

http://s8.uploads.ru/t/NKZkY.jpg

8. Биография:
   Настоящее место рождения - город Челез в Мистерийской империи.
   Где родилась Лия, толком разузнать невозможно. Бессознательную часть она не помнит, а найти того, кто был до начала чёрной полосы её жизни - не представлялось возможным. Но мы, имея возможность заглянуть в незримое - в прошлое персонажа, можем знать о нём немного больше.
   Началом её падения можно считать тот момент, когда спящую на руках женщины девочку, достигшую однолетнего возраста, передали неизвестному никому мужчине. Покров ночи скрыл множество деталей под своим одеялом. Была ли та женщина матерью, отдающей младенца, чтобы спасти остальных членов семьи от голодной смерти? Возможно, чтобы она отдавала дитя, скрывая собственный порок от общественности? Или это был нежеланный ребёнок. Возможно, эта женщина выкрала младенца из дома заботливых родителей и продала, чтобы иметь возможность жить. Никто не сможет с уверенностью сказать, чьим девочка была ребёнком, какое у неё было имя. В те времена было абсолютно нормальным продавать детей для разных целей: в рабство ли, для того, чтобы их изуродовали на потеху публике… Когда выглянула луна из-за туч, она озарило облик бедной женщины, на чьём лице оставили свои отпечатки голод и время. Она была не молода - это не первый ребёнок на её руках. Она была голодна - больше своё дитя она никогда не увидит. Мать с замиранием сердца отдавала сопящего младенца в руки тех, кто только сможет покалечить его судьбу. Женщина, не в силах заставить себя думать, что поступает правильно, но обязанная прокормить свою семью, совершает главное преступление в своей жизни - преступление перед всевышними.
   Возможно, Лие даже немного повезло - её не начали уродовать, выворачивая кости и отрезая части тела, чтобы сделать из неё базарного шута. Самое первое её воспоминание начинается с двухлетнего возраста. Огромный корабль вёз маленькую девочку с золотистыми, как у всех детей, милыми кудрявыми волосами и страшных изувеченных людей совершенно разнообразного возраста. Их оставили в карцере, что больше напоминал клетку для птиц. Полумрак разбивал только свет, что лился из дальнего конца коридора. Заключённые видели это, они неосознанно тянулись к свету. Все, кроме нескольких детей и пары молодых женщин, уоторых отвели в отдельное помещение. Одни, рождённые или выросшие в заключении, воспитанные в качестве рабов, а вторые полностью потеряли надежду на своё спасение. Они отказались от богов, семьи, жизни. Размеренная качка убаюкивала, успокаивала. Море, словно заботливая мать, утешала своих детей в деревянной колыбели, что зовётся кораблём. Невесомое воспоминание без ярких действий, которое больше напоминает ощущение чего-то, вот, чем был этот момент, врезавшийся в память малютки, что пока не до конца осознавала то, что происходило на самом деле
   Тот, кто встретит девушку в дальнейшем, вероятно, удивится. “Как? Вы же говорили, что у неё золотистые волосы”. Так и было, но об этом уже никто и не вспомнит. Если бы не злой рок в лице обнищавшей семьи, на лугу коров пасла и бегала бы за гусями златовласая юная девушка. Она бы расчёсывала от природы мягкие, как и сам её нрав, волосы. Во время путешествия девочке было два года, в воспитательных целях рабовладельцы давали ей больше кнут, чем пряник, что приводило к тому, что характер становился более покладистым. Естественно, “кнут” был ненастоящим. Побои на рабах, несчастные случаи… Работорговцам это было не выгодно. Они приложили столько времени, денег и сил, чтобы выловить эту партию, будет сложно возместить убытки, поэтому они старались приходить к насилию только в самом крайнем случае. Лию и ещё нескольких детей отдали на руки к женщинам-наложницам, которые обитали в более-менее удовлетворительных условиях для жизни.
   Как было понятно, нянчиться с детьми никто бы не стал, поэтому малышка за неимением других родственников, умеющая слабо говорить на двух языках: своём родном и ашрэфи. Она понимала все вариации глагола “молчать”. У малышки не было имени, как и у многих обитателей, поэтому её звали просто “Златовласка”, а она всех дядями и тётями, неосознанно пытаясь дотянуться к чему-то тёплому в их душе. Как любой ребёнок, Златовласка была счастлива, не замечая суровой действительности. У неё просто никогда не было другой жизни: девочка ела, пила, спала под одеялом и играла с другими детьми. Нет такого женского сердца, что без содрогания будет смотреть на страх беззащитного ребёнка. Возможно, причина тому - материнский инстинкт, что заложен в генах. Вот и некоторые женщины, забирая у малютки половину её обеда, обучали её мелкой моторике, языкам и всему, что могло бы занять любопытную малышку, чтобы она не привлекала внимания тюремщиков.
   Но погодите, это же не объясняет, что случилось с её волосами. Произошла во время плавания история, что навсегда стёрлась из памяти малютки, оставляя, как мы сказали выше, лишь едва уловимое ощущение чего-то странного, ужасного, но родного. Златовласка имён не знала, не запоминала внешность, но среди неизвестных людей, чьи судьбы больше никогда не пересекутся с малышкой, была одна из “воспитательниц”. На вид ей было лет 30-40, что в средневековье считалось уже почтенным возрастом из-за высокой смертности. Девочка играла с её грубыми мозолистыми от тяжёлой работы руками, не понимая, как они такими могут быть. В один ужасный день женщина просто не проснулась. Она умерла по естественным причинам, не смогла проснуться, но заключённые не решались об этом сказать, чтобы на них не упала тень вины. Златовласая девочка подползла к “спящей”, как она считала, “тёте”. Весной дни стояли тёплыми, солнечными, тело быстро начало разлагаться, а ужасные условия содержания и высокая температура способствовали гниению тела. Она едва повернула в сторону лицо женщины, стараясь ее разбудить, и увидела, как в открытом рту копошились маленькие белоснежные червячки-личинки. Тело женщины начали поедать большие корабельные крысы, впиваясь длинными зубами в её мягкую плоть. Её пустой безжизненный взгляд устремился на ребёнка, что решил потревожить священный покой - покой загробный. Ледяной поцелуй коснулся губ Златовласки, сам дух прошлого показывал ей, что такое “Смерть”. Сердце женщины больше не билось. Она устала сражаться в этой жизни. Маленькая девочка, как и все люди, не знающие, как выглядит лик костлявой женщины в чёрном балахоне, что приходит за душами умерших, почувствовала, как не может дышать. Не из-за зловония, а от страха. Слёзы не лились, а голос не мог сорваться с уст, не перевернув все органы. Она так и осталась бы рядом с трупом, потеряв сознание, если бы вскоре её не окликнул работорговец, почувствовав неладное. Сколько девочка просидела на коленях? Полчаса? Час? Но белокурые волосы потеряли пигмент, становясь обесцвеченными. Тело женщины выбросили за борт, а маленькая девочка заблокировала глубоко внутри это воспоминание из-за малого возраста и сильного стресса. Но у неё навсегда остался непередаваемый страх личинок, только совсем едва ослабший со временем.
   Корабль прибыл в Орхтари в Шедиме. Всех невольников распределили по разным частям рынка на определенные точки по способностям. Девочку отправили к остальным детям. К несчастью, дети - один из самых непопулярных ресурсов. Их приобретают разве что извращенцы или бережливые, готовые воспитывать из ребёнка своего идеального безвольного раба.

   Стоял солнечный засушливый день, как и многие в этом регионе. Зелень растений едва сохранилась на кактусах, а их бутоны напоминали маленькие звёзды. Как раз один такой рос в горшке на столе работорговца, маленькая седая кучерявая девочка смотрела на него, готовая упасть в любой момент, получив солнечный удар. Вода лишь ненадолго отсрочивала неизбежное, платки на головах были столь тонкими, что не могли спасти от обморока.
   Как раз в тот день по рынку проходил мужчина. Он был многим неизвестен, какой-то зажиточный торговец, решивший взять себе выходной. Имя тому человеку было Абдул Обрахам. Кольца на его бронзовых пальцах ловили солнечные лучи и ослепляли на время тех, что отваживался взглянуть на украшения. Однако мужчина не казался знатным: недорогая, но чистая и новая ткань без лишней роскоши, только кольца давали намёки на состояние того человека. На вид ему лет было не более 35, но на деле миновал 43 год. Время было не властно над этим соколиным лицом. Мужчина быстро миновал ряды со взрослыми невольниками, готовыми к работе, направляясь прямо к “лягушатнику”, где едва держались на нежных ножках немного пухленькие от очаровательной юности дети. Он кинул пальцем на четырёх ребят: трёх человек и одного светлого полуэльфа.
- Сколько эти стоят? - его тихий голос даже не донесся до ушей девочки,  казалось, всё расплывалось перед глазами.
   Ответ малышка не услышала, веки её закрылась, а сама она медленно опустилась на колени, а после растянулась на пыльном полу, не в силах больше оставаться в сознании. Продавец засуетился, искать новый товар или пытаться вернуть работоспособный вид этому ребенку было невыгодно, он кивнул своему рабу, чтобы тот привёл девочку в чувства. Молодой эльф набрал в щеки воды и взял хрупкое мягкое тельце на руки. Разбрызгав влагу по всему лицу девочки, он уже собрался бить её по щекам, но невольница открыла один глаз, недовольно смотря, кто её разбудил от сладкого глубокого сна.
   Абдул показал на малютку.
- Беру её за полцены, - спокойно заверил мужчина.
- Но это ниже минимальной! - возмутился торговец, закрывая девочку от взгляда покупателя, но тот обошёл его и взял слабую ручку, пытаясь нащупать её пульс.
- А если она завтра издохнет, вы, господин, не получите ни дигема, - гордо заявил он, подняв свой подбородок, показывая на твёрдость своих слов.
   Абдул не показывал, что желает купить девочку, да и причины у него не было, чтобы покупать такой рисковый товар. Скорее тут заиграла гордость, что он сможет сделать из неё лучшую рабыню. А, если получится, и самому использовать. Начался ожесточённый, даже скорее отчаянный спор на счёт цены, продавцу удалось набить цену до минимальной для рабов-людей, на том и порешали. Домой Обрахам вернулся с пятью детьми, привязанных друг к другу верёвкой, идущих за господином подобно ишакам на привязи.
   Дом Абдула не мог удивить жителей Орхтари, но для маленьких рабов, не помнящих свои дома, он казался дворцом. От массивных ворот простирался сад, дарящий тень, которая противостояла грозному солнцу знойным днём. Дорожка, словно из золота, вела прямо к трёхэтажному дому, что по форме напоминал ящик с большими дырами для крыс, что были на самом деле окнами. Но, к сожалению для любопытной малышки, их повели в длинную одноэтажную постройку, где потом разделили на группы. Всех мальчиков отправили направо, а девочек – налево.
   Маленькая невольница попала в лапы трёх женщин, одетых более развязно, чем незнакомки на улицах. Их руки были оголены, как и лица, а на грубых юбках висели белые мокрые фартуки. Тёплые руки схватили полуживую от страха девочку за плечи и талию и посадили в большой таз, залитый тёплой водой. На макушку налили холодную жидкость с ароматом нежных цветов и мягкими движениями начали втирать её в корни волос, стараясь тщательно вымыть ребёнка. Жесткая губка проходилась по нежной коже, отдирая омертвевшие частички и оставляя после себя красные следы. Тёплой водой её поливали из кувшина, смывая мыльную пену.
   Закутав девочку в мягкое полотенце, её посадили сушиться в просторной комнате, где уже сидели дети старше её и более взрослые дамы. На бедрах или шеях у каждой были декоративные цепи, но их это не смущало, казалось, холодное бряцание стало для них родным. Когда девочки высохли, уже обученные рабыни построили их у стены и начали внимательный осмотр их физических данных, чтобы не пропустить ни одну родинку. Когда очередь дошла до седой девочки, женщина коснулась ее чистых волнистых волос. 
- Лия, - нарекла её женщина, продолжая сжимать мягкие волосы. Орахаму было неважно, как называют рабов, поэтому он доверил это дело смотрительницам. Не все же фермеры называют товар, который придётся потом отдать.
   Другая, что сидела за столом, внесла это имя в реестр, чтобы после быть уверенной, что малышка не останется без работы.
   С тех пор у ребенка было имя, которое она слышала с каким-то радостным трепетом.
   Немного о том, как проходило обучение по специальной методике Абдула: покупались дети от года до восьми лет - наиболее удобный для обучения возраст, как считали работорговцы. 10 лет невольные слуги обязаны были жить в тяжёлых условиях, пробуя на себе самые разнообразные роли: от чернорабочего на плантациях до главного раба, прислуживающего за столом господина. На седьмом году обучения выявлялось, на каком направлении делать упор, это смотрелось из того, что лучше всего получается. Ребёнка отдавали в команду к остальным рабам из той же категории, чтобы он учился всем им хитростям. Через три года, на последнем году воспитания, сам Обрахам смотрел на результат обучения, а после ставил минимальный порог каждому ребёнку. Некоторых он решал оставлять себе по разным причинам, но их он всегда считал лучшими из всей партии - его гордость.
   Утро для Лии всегда начиналось с первыми лучами солнца. Маленькая рабыня умывалась, одевалась и ела то, что им давали в столовой. После девочка узнавала, куда её распределяли. К счастью, на тяжёлую работу Лию отправляли довольно редко, учитывая, как её купили. Боялись, что она может не справиться с нагрузками и не окупиться. Зато к дамам-тансовщицам малышка заглядывала довольно часто. Они не скрывали того, что заменяли хозяйку для господина во многих смыслах. Женщины щебетали, наряжая малышек в прозрачные платья и обучая нежным движениям, чтобы возбуждать в зрителях не только интерес.

"Три грации"

http://s5.uploads.ru/t/jhwHM.jpg

Через несколько лет девочка знала ашрефи практически также хорошо, как и свой родной язык - рабы говорили на одном, но семейство Обрахам общалось только на языке жителей Шедима. Шло время, росли навыки девочки, как и её тело. Когда ей исполнилось девять, гарем Абдула взял девочку себе, обучая её женским премудростям в столь юном возрасте. Они щебетали, как должна вести себя юная пожирательница сердец. Никого не интересовали правила приличия, если рабыню отправили к тансовщицам – она становилась одной из них, несмотря на возраст. Подруг у Лии не было, как и привязанностей. Она училась этикету, чтобы знать своё место. Единственное, что она видела в своей жизни – служение господам. Как и любая душа, что формируется в процессе взросления, самые важные существа становятся всем миром. За неимением семьи вся её любовь и чувство долга были направлены на семейство Обрахам, если бы она могла бы их боготворить, сделала бы, но небесные дела были далеки от малышки, наверное, к счастью.
   Вот, 12 лет, время, когда подходил к концу срок её обучения, настала необходимость проверить способностей той партии рабов, с которой пришла маленькая Лия. Её тело только начало меняться: проходила детская припухлость, а грудь едва начинала расти, а взгляд становиться из любопытного зазывающим. К маленьким рабам приставили надзирателей, зорко следящих за каждым шагом, но не попадающимся на глаза. Они должны были собирать информацию о малютках и докладывать всё воспитателям, чтобы те были строже.
   В семействе Обрахам росло четыре ребёнка (только законнорожденных), три мальчика и одна девочка. Когда наступила очередь проверки рабов, среди которых был наш фокальный персонаж, первенец достиг совершеннолетнего возраста. Его звали Акиф, мальчик своим внешним видом был похож на мать - выразительные угольные глаза, мягкие волосы, только вот нос отцовский. Акифу уже было 17 лет, юный глава семейства ходил за отцом и со скучающим видом смотрел на рабов, которых Абдул оценивал. Утка с утёнком, нечего сказать! Юноша понимал, что всё здесь в определённый момент станет его. Хоть бизнес заработал как слаженный механизм, отец настаивал на вмешательство в процесс и поддержание контроля. Это был уже второй подобный поход Акифа, но ничем примечательным он не отличался, такая работа быстро наскучила юноше.
   Настала очередь тансовщиц показать умения своих воспитанниц. Обоих господ привели в обширную комнату, залитую золотистым светом. Рабыни накрыли на стол разные кушанья, а Лия и светлая полуэльфийка, поступившая в служение раньше Лии, получили возможность снять с себя тонкую декоративную цепь, висевшую на поясе - великая честь, которая была у тансовщиц во время выступлений и, если они могли заслужить, в пределах дома.
   На середину зала вышла Лия в лёгкой белоснежной юбке и блузке с широкими рукавами, но открывающими её нежные округлые плечики. Ткань была настолько воздушной, что казалась полностью прозрачной. Из пушистых волос проглядывали массивные рога барана, что были прикреплены к ободку. Выйдя на сцену, облачная овечка замерла, подняв руку, вокруг кисти которой была обвязана голубая лента с длинным хвостом. Заиграла нежная мелодия, овечка встала на носочки и начала танцевать, изображая то ли лесную нимфу, любящую свой дом, то ли лебедя, но ясно было одно – в ней можно было найти нечто неземное. Её волнистые волосы белоснежным водопадом касались ключиц. Она сделала босыми ногами шаг вперёд, поднимая руки вверх, как бы рисуя ими круг - взмах крыльев. Но взгляд Акифа то и дело скользил по её детскому телу, а вскоре снова поднимался и следил за её кукольным личиком. Нежное плавное движение ладошкой вниз по лебединой шейке, подушечками пальцев она прошлась по ключицам, акцентируя на этом внимание, девушка как будто зазывала своими невинными касаниями и ласковым взглядом. Она прыгала, словно чувствовала своими босыми ножками покалывание настоящей зелёной травы, словно вдыхала аромат холодного быстрого ветерка, словно слышала песнь быстротекущей кристальной речки, но всё это было только по движениям и мимике Лии. Сделав ещё пару па, девушка повернулась спиной к зрителям, вытянув руки вперед и слегка поддавшись туда корпусом, словно наклоняясь. И без того округлые ягодицы казались более манящими. Её нежная юбка совсем не скрывала светлой бархатной кожи, но прятала то, что было необходимо. Такой мягкой на вид кожи, упругой, что Акиф невольно проглотил слюну, смотря на тансовщицу. Лия казалась столь беззащитной в своей наивной простоте.
   На экономный вариант сцены ворвалась полуэльфийка, которая была старше Лии, с золотистыми волосами, спрятанными под шкурой волка, служившая ей накидкой. Она рыскала по лесу в поисках добычи, принюхиваясь и осматриваясь. Её естество стало хищным, диким. Каждое движение было полно силы: если у Лии ленты были ветром, то у полуэльфийки они стали молниями. Её уже не такая маленькая грудь не была защищена тканью, только серой краской. Она колыхалась от каждого прыжка, гармонируя со стилем её танца. Вдруг волчица напала на след. Она наклонилась к земле, как будто принюхиваясь, а потом поднялась, выгибая спину и показывая свою гибкость.

Волчица

http://sd.uploads.ru/t/YDohM.jpg

Волчица настигла ягнёнка, схватив одной рукой за плечо, перекрывая шею, а вторая легка под и так небольшую грудь, Лия вырвалась, вскинув руки к полуэльфийке, но отходя от неё. Их ленты переплелись, словно они не желали выпускать тансовщищ из своей паутины. Но Лия всё же изображала из себя смиренную овечку, не желающую умирать. Она своими плавными движениями просила мира, пощады, но хищница была неумолима. Даже падая, рогатая малышка подняла руку к своей убийце, взывая к её душе. Кудрявые волосы озером обрушились на пол вместе с телом, а рука “мёртвой” так и осталась вскинутой над головой. Волчица в знак победы положила голую стопу на грудь побеждённой, чуть сминая её своими пальчиками. Это был конец, дикий зверь восторжествовал над домашним скотом, голод убил нежность.
   Очарование уже созревающих - средневековье же - женских тел и мастерство исполнения не могли оставить равнодушным даже сына главы. Акиф упал отцу в ноги и попросил себе одну из девушек. Обесчестить рабыню - какое дело! Но вот если Лия должна стать чужой собственностью? Они потеряют несколько золотых драхм, а этого Абдул позволить не мог. Он всё же уступил сыну, сочтя целесообразным напомнить, что со временем она может получить увечья, что изуродуют красоту рабыни, так что Акиф понял необходимость ожидания.
   Лея, как и была, в прозрачной белоснежной блузе и лёгкой юбке зашла в покои юного господина. Она закрыла своими округлыми ягодицами дверь, прислонившись к ней спиной, так что цепь на поясе лязгнула, ударяясь о деревянное покрытие. Взгляд девушки был направлен в пол.
- Юный господин, - поприветствовала она его.
   Звеня цепями на бёдрах, девушка прошла к юному Акифу, который пытался выглядеть более величественным, чем этот мальчик мог быть. Лия приблизилась к нему и села напротив на колени, она положила ладони на пол и коснулась губами пальцев ног юноши, показывая этим покорность и уважение. Правила этикета, требующие подобную благодарность за аудиенцию, были в то время совершенно нормальным явлением, тем более, что каждая семья могла создавать свои правила, которые прививались рабам как бытовые привычки.
- Ты знаешь, почему я тебя позвал? – спросил юноша на ашфери, из-за чего он казался суровым.
- Нет, юный господин, - тихо ответила овечка, чувствуя, как нежные пальцы коснулись её подбородка и едва потянули его вверх, заставляя поднять взгляд.
   То, что увидела Лия, заставило её обомлеть. Юная девочка, у которой ещё ветер в голове гуляет. Она больше интересовалась животными, чем мальчиками, знала больше о танцах, чем о своей красоте. Не такой уж и наивный ребёнок, что только по рассказам остальных рабынь знала о мир взрослых, вдруг окунулся в него. Акиф, совсем молодой юноша, любящий верховую езду и боевые искусства, сидел перед Лией на софе в – какое распутство! – одних брюках. Тело господина не могло даже сравниться с телом раба, девушка воспринимала его совершенно иначе. На груди его висел кулон с камнем шпинели, обрамлённым в серебро. Он слегка хмурился, о чём говорила морщинка на переносице и сдвинутые брови. Юный господин с его пронзительными глазами и угольными ресницами и так производил неизгладимое впечатление в душе девочки, но его молодое тело, дышащее силой, заставило её потерять дар речи. Никогда Лия ещё не видела ничего настолько прекрасного. Он усмехнулся, услышав несмелый ответ рабыни.
- Ты чистая, белоснежная. Мне хочется добавить тебе цветов. Испачкать тебя первым.
   Что было дальше в самой комнате в тот вечер, история замалчивает, об этом Лия не желала распространяться, а Акифа никто не спрашивал. Известно только то, что, когда она выходила из его покоев, старалась вытереть что-то со своих щёк, а на груди у неё висел кулон из шпинели, обрамлённый в серебряный медальон. С этого момента сам юный господин запомнил имя тансовщицы и время от времени позволял ей то, чего не позволяли остальным. Небольшие радости, которые были у рабов, не позволяли им чувствовать себя свободными, однако они ощущали себя хотя бы живыми.
   Обучение девушки продолжалось, но условия стали более гуманными. Ей позволялось не носить цепи, они слишком громко звенели, когда она разучивала танцы, обычного янтаря. Это было обозначение расположения юного господина. Лия была полностью зависима от своего покровителя в его лице.

Картиночка

http://s5.uploads.ru/t/U2n7k.jpg

Так как Лия прошла проверку качества во всех смыслах, на  правом плече появилось клеймо в виде необычного существа с длинными усами. Его тело было длинным и скрюченным, словно змеиным, а лапы с острыми когтями напоминали ящериц, только морда была хищная, вытянутая. Из могучей челюсти угрожающе торчал длинный змеиный язык, который также напоминал язык пламени. Гребень на спине предусмотрительно стоял, чтобы сделать это чудо-юдо больше в глазах врагов. Что это за зверь такой - никто не знал, но все рабы почётно носили его на своём теле. Это было клеймо качества дома Обрахам, а оно позволяло продать рабов ещё дороже, а если на теле не будет других отметин, беглых обязательно вернут обратно.
   Характер и без того мягкий нрав Лии были сломлены, она не знала другой жизни,  кроме как в рабстве. Для девушки желание, чтобы кто-то обладал ею, словно вещью, было естественным, а взоры господ дарили счастье. Что уж говорить о том, что более матёрые рабыни, попавшие на рынок в более взрослом возрасте, совсем не понимали девочку. Под давлением ее любопытных глаз им приходилось рассказывать о мире, о прошлом. Всё, что они могли знать. Вифрэи понемногу обучали выживанию и готовке на кухне, тяга к знаниям росла. Становилось только опаснее, ведь Лия начинала желать посмотреть, что за пределами территорий, где ей было дозволено быть. Любопытство сгубило кошку, могло убить и выгодное вложение,  поэтому хозяева повелели незаметно стали следить за овечкой, не позволяя ей получать больше знаний, чем могли дать необразованные рабыни. Это было невыгодно во многих смыслах, ведь тогда получится, что безвольные куклы вдруг обретут внутренний стержень, начнут задаваться вопросом, чем же они хуже свободных. Снижение продуктивности снизит и цену, поэтому господа не позволяли такого.

Отредактировано Лия (2019-03-22 10:53:15)

2

Конечно, так продолжать жить можно было бы и дальше, если бы Абдулу не пришла в голову идея настолько гениальная, что она граничила с безумием. Его жажда власти, денег вышла на новый уровень, так что он решил предпринять то, чего другие могли бояться - он решил провернуть аферу. Мужчина заплатил нескольким людям, чтобы те распустили слух в Торговой Лиге о существовании некоего Ангца, - бога богатства, удовольствий и разгильдяйства. Этот никому не известный, а по слухам - забытый бог является покровителем торговцев, проституток, безработных и просто молодых людей. Когда люди, бедные и незнакомые с религией, заглотили наживку, Абдул купил место на площади и привёз туда Лию и ещё нескольких тансовщиц. Девушке уже исполнилось 14 лет, по средневековым меркам она была уже взрослой девушкой, но на деле оставалась ребёнком. Её белоснежные кудрявые волосы скрывали ободок, на котором крепились рога, её богатая, но лёгкая одежда не мешала танцам, однако на ножках рабыни, что необычно, находились сапожки, сделанные специальными инженерами. Каждый раз, когда малышка стучала каблучком, открывалась створка на ботинке, и оттуда выпадали от одной до трёх медных дигрем. Также мужчина нанял мага земли, металла и огня, чтобы во время танцев тот могл показать настоящее шоу, которое нельзя было ни с чем сравнить. Маг втихую колдовал, незаметно для окружающих, однако его магия оставляла неизгладимое впечатление. Хоть Обрахам терял до 30 медных монет за представления, побольше на услуги мага, однако он получил то, что было необходимо - веру бедняков, проституток, сирот и прочих отщепенцев, которые являлись отверженными в этом бессердечном обществе.

Овечка

http://s5.uploads.ru/t/Uwj8W.jpg

Религия - это бизнес, которому не писаны земные законы. Взмаха чёрной ткани на юбке девушки достаточно, чтобы привлечь внимание прохожих, ажурных чулок хватит, чтобы заставить их разинуть рты, а монет, выпавших из потайного кармашка и меняющих свою форму прямо на глазах, чтобы заставить верить. Таким образом у бога Ангца появился храм – небольшой белоснежный дом и синей крышей и в нём жрецы Золотого Руна в Торговой Лиге, носившие белоснежные рясы, жрицам же давали наряды более развязные. Принимались только красивые люди. Которые готовы были за плату облегчить людям душу и привлечь внимание Ангца к их проблемам. С ростом влияния на души людей этой аферы рос и потенциальный доход самих аферистов. Этот импровизированный храм был богато украшен изнутри позолочёнными скульптурами, фресками и алтарями, что только больше говорило о процветании мнимого бога. Бедняки, приходившие помолиться, путали позолоту с настоящим золотом.

То, что известно прихожанам

Агнец - бог драгоценных камней, богатства и молодости
http://s3.uploads.ru/t/5NioI.jpg
   Описание. Божество, одобряющее праздность, щедрость и богатство. Политика? Воины? Агнец не касается этого. Его цель - помочь беднякам и обездоленным, а также направлять на верный путь тех, кто касается денег, чтобы они не были жадными. Некоторые считают, что раньше он был духом драгоценных камней, но в один момент "переквалифицировался" в боги.
   Первый "храм" был построен в Торговой Лиге. Здание с белоснежными стенами и синей крышей. У главного входа расположена две скульптуры: с козлом и овцой, что символизирует расхождение в переводе древних писаний. На вид здание совершенно обычное, даже неказистое, только вот внутри можно заметить позолоченные скульптуры и фрески на тему истории жизни божества и естественно, большую чаша для подношения.
   Ритуалы: Естественно, большинство ритуалов не раскрывается по религиозным причинам. Однако самое известное для простого люда - надо расставаться с деньгами и драгоценностями, чтобы "очистить" тело и душу от гнета материального. Это также способствует удаче, ведь то, что выкинули, возвращается в двойном размере.
  Символ Ангца - золотистая голова барана как символ богатства и процветания.
Покровительствует: купцам, ювелирам, молодым людям, безработным, нищим и проституткам.
Название религии: Золотое руно.

Основные догматы:
Откажись от богатства, чтобы оно вернулось в двойном размере.
Наслаждайся молодостью, она не бесконечна.
Не путай алмаз с булыжником, а падших в социальном плане с моральными уродами.

История Ангца.

  Ходит поверие (слух, распущенный по указу Обрахам), что когда-то давно в какой-то пещере появился бог - Агнец. Родился он из чистого дождя, был взращен почвой и воспитан бурными подземными водами. Он не был ни плохим, ни хорошим, просто существовал в своё удовольствие в пещере многие тысячелетия, только вот наскучила ему такая жизнь, стало грустно плыть по течению и прятать драгоценные камни от живых существ. Захотелось Ангцу выйти на поверхность и посмотреть, как живут смертные и чем занимаются другие боги.
   Когда бестелесный Бог оказался под небом, удивился, до чего же хорошо постарались его старшие братья и сёстры, как красиво получилась природа. До чего же хорошо было тогда: обширные луга, могучие деревья, величественные горы. Агнец даже удивился, почему остальные могут делать что-то столь красивое, а он лишь создавать неограненные камни в почве. Разочаровался Бог в своих силах и полетел с ветром наперегонки.
   Долго блуждал он по свету, пока не заметил нечто необычное: встретились два пастуха на лугу: один с овцами, второй с козами. И заметил Агнец, что они переговариваются и озвучивают свои мысли, а значит, что пастухи были существами разумными. Заинтересовался Агнец, видя столь странных существ. Бестелесный Бог забрал барана, желая рассмотреть его поближе, почему же животные существуют с людьми. Вроде, ничего особенного, мягкая шерсть, закрученные рога и спокойные глаза. Обычная скотина, какой она и была. А вот пастух, заметив пропажу, начали кричать, размахивать руками, а после и совсем полез на второго с кулаками, обвиняя в своих бедах.
- Жадность вас погубит! - заявил Агнец и забрал еще и козла, чтобы неповадно было.
  Бог осознал, что животные порой лучше людей, поэтому превратил овцу в жрицу, верующую в него. Он назвал ее Альдебаран - верховная в Золотом Руне, знающая о людских пороках и существующая, чтобы вести их к свету, словно пастух. Козла же он нарёк Готем и также превратил в человека, наказывая идти к разумным существам и помогать искать настоящее наслаждение в их жизнях, забывая то, что на самом деле принадлежит Агнцу - драгоценные камни. Вот так и появились первые последователи.
   Сам Бог продолжал летать с ветром, только вот больше ничего не приносило ему радости: ни пение птиц, ни ласки солнечных лучей, ни танцы звёзд. Но вдруг на берегу озера он заметил девушку, что сияла ярче небесного светила. Она всецело привлекла его внимание. Агнец легким дуновением прошелся пальцами по ее рубиновым губам, поцеловал бриллиантовые волосы и понял, что это та, кто может принести в его существование краски. Молодая девушка открыла сапфировые глаза, словно почувствовав что-то, Агнец знал точно - он влюблен. Любовь эта была прекраснее любых камней на свете. Он был готов отдать всё к её ногам, лишь бы увидеть легкий румянец на бледных щеках и нежную улыбку этого прекрасного существа.
   Девушке было всего 15, еще год до совершеннолетия. Во время чтения она уснула, не подозревая, что сама судьба играет с ней. Звали её Эмбер, янтарь, что заменяет солнце. Девушку назвали в честь окаменелой смолы, которое дарит тепло и лечит при правильном применении, вот и сама девушка была маленьким солнцем для Агнца. Он каждую минуту был рядом, просто любоваться своей избранницей, пока не случилось непоправимое...
   Когда Эмбер стала совершеннолетней, она была вынуждена искать способы подзаработать. Никто не хотел покупать скатерти, которые она каждую ночь вышивала, чтобы утром продавать на рынке. Агнец попытался подарить ей свои драгоценности, но подозрительные судьи обвинили девушку в воровстве и забрали подарки бога. У девушки не было выбора, единственное, что у неё осталось - это её красота. Эмбер смело ступила на путь разврата, храня в сердце невинную чистоту. Ей нужно было прокормиться, чтобы выжить. Бестелесный бог целовал её руки, видя в нашей женщине равную себе, видя её настоящую душу. Она была чиста, словно слеза.
   Злой рок сыграл с Эмбер злую шутку, сделав одним из её клиентов знатного вельможу, у которого была ревнивая жена. Её можно было сравнить с черной вдовой, однако, боясь за благополучие своего ребенка, низкая женщина избавлялась от любой возможности рождения бастарда. Властительная жена вельможи обвинила Эмбер в том, что она ведет интриги против государства. Хоть прямых доказательств вины не было, судьи, подкупленные властными господами, приговорили бедную возлюбленную бога к позорному столбу.
   Любимая забава крестьян - показательные наказания. Будь то казнь или просто позорные маски, ведь так весело смотреть на чужие страдания! Эмбер чувствовала сердцем, что она не одна в этом мире, словно кто-то вселял в нее уверенность. Её сердце было каменным, стойким, но по-человечески теплым. Длинноволосая заключенная в белых одеяниях с высоко поднятой головой встала спиной к позорному столбу, чувствуя, как грубые веревки стягивают ее нежное тело.
   Медленно начала собираться толпа. Этому стаду не нужна причина, не нужны личности, они хотели развлечений. Не понимая, в чем дело, мальчишка, совсем еще ребенок, взял в руку камень. Начало было положено, первый камень полетел и попал в ногу, оставляя большой синяк. Народ страшнее закона: если закон действует ради своей выгоды, то народ казнит ради развлечения.
   Бедная Эмбер была мученицей, она молилась провидению, что защищало её от невзгод, готовясь быть забитой до смерти. Боль исчезла также быстро, как появилась, перед ней стоял мужчина с длинными рогами. На его ногах были копыта, сам он плащом закрывал беднягу от ударов, подставляя свою спину толпе.
- Вы, не способные отличить алмаз от булыжника, не имеете право бить святую!
   Заявил он, смотря на Эмбер. Девушка была заворожена, она не знала, что делать, но тут её губы коснулись его, сливаясь в поцелуе. Эмбер закрыла глаза, чувствуя, как веревки ослабли, чтобы она могла обнять своего суженного. Агнец топнул копытом, и они оба исчезли, оставив на земле лишь небольшие янтарики - бесполезные для многих, но теплые драгоценности. Именно из-за этого многие неграмотные уверены, что янтарь - это драгоценный камень, ведь он стал под властью Ангца.
   С тех пор живут Агнец и Эмбер вместе, один озлобившись на всех и обещав защищать тех, кто похож на его возлюбленную, а вторая - всем сердцем любя своего мужа и отстаивая перед ним людей.
http://sd.uploads.ru/t/xbCnA.jpg

На деле сама афера выглядела немного иначе, чем расписано был посетителям: изначально, когда храм только открылся, двери открывались довольно часто на проповеди, куда пускались все желающие: преимущественно из бедных сословий, практически нищие, коих не пускали в приличные места. С ними обходились довольно дружелюбно, так что многие становились постоянными посетителями храма. Проповедники-жрецы постепенно узнавали информацию о прихожанах и взаимодействовали с ними, всё глубже проникая в сознания неграмотной публики. Через какое-то время двери храма закрылись для неизвестных, они открывались только для проверенных прихожан во время проповедей, на которой промывались мозги основными догматами религии. Чернь, как это часто бывает, загоралась желанием приблизиться к богу Ангцу. Некоторых руби (послушников), желавших стать жемчи (жрецами) больше всего, возносили, те становились настоящими жрецами культа, а других увозили в Шедим к Обрахаму, где перевоспитывали и перепродавали в качестве рабов, тем самым покрывая ему расходы на Золотое Руно. Тогда двери храма снова открывались на проповедь всем желающим, а прихожане видели, что жемчи стали их товарищи и больше уважали свою веру. Когда нищим было совсем тяжко, жрецы и жрицы могли подойти к ним и тет-а-тет узнать, что произошло. Они помогали добрым словом, но, когда вопрос касался денег, сначала говорили догматы Ангца, а после по секрету сообщали о том, где можно продать в рабство, чтобы покрыть долги и некоторое время жить безбедно. Естественно, перекупал «души» Обрахам.

   Лие уже исполнилось 16 фактически, но не прошёл 14й год с момента пребывания её в неволе. Этот вечер навсегда запомнился Лие, как будто кошачья лапка, меняющая судьбу людей, коснулась её ножки во время обеда в столовой. Солнце неумолимо близилось к закату, окрашивая мир в багровый цвет. Глиняные дома казались более убитым, чем были на самом деле, словно в их кровью умылся фасад. Но рабы дома Обрахам были взволнованы по другой причине, к Абдулу пришёл один из знатных вельмож на ужин, чтобы посмотреть товар и поговорить на счёт сделки. Уже немолодые по меркам средневековья, хотя 30 лет, почти самый расцвет для женщины, тансовщицы натирали свою кожу благовониями, а шею белилами. Они подводили краской свои глаза и красили маленьких протеже из следующего поколения. Лия была в числе взрослых, она должна была идти во время перерыва между блюдами, чтобы исполнить номер, который назвали “журавль на закате”. Готовили его специально для неизвестного Лии гостя, хотя ей было ровным счетом безразлично, для кого петь в этой клетке соловьем.
   Маленькие рабыни довольно экзотической внешности выступили, подготовив для себя более мягкий путь на будущее. Они достаточно разогрели публику, чтобы уступить место тем, для кого танец являлся всей жизнью.
   Флейты нежно начали играть давно заученную мелодию. Даже не умея петь, занимаясь звукоподражанием, можно было мурлыкать эту мелодию в такт, она настолько въелась в подкорку сознания, что убрать ее не представляется возможным. Лия могла показывать свои нежные ключицы во время того, как тело ее кружилось по залу, а на лодыжке был браслет от Акифа, который гарантировал, что рабыня не убежит.
   Абдул в это время тихо переговаривался с вельможей. Казалось, обычный разговор, который знатные люди часто позволяли себе во время мероприятий подобного рода, ведь в первую очередь ужин сейчас - это возможность обсудить условия сделки, вероятно, даже нелегальной. Краем глаза, когда танец закончился, Лия видела, как незнакомец вытащил из своего широкого рукава спицу и воткнул господину в грудь. Было выполнено это так быстро, что Абдул продолжал сидеть прямо, словно он обдумывал что-то, насупившись. Хорошо натренированная охрана, заметив это движение, начала подозревать недоброе, придвинувшись ближе. Девушка, повинуясь природному страху, закрыла за собой дверь наиболее безразлично, словно и не видела этого укола. Она, не зная о делах во внешнем мире, была уверена, что в игле яд - Лия слышала о подобном из рассказов остальных рабынь. Босиком тансовщица, словно призрак, должна была проскользить по коридору и вернуться на место к остальным, чтобы за ней следили, только вот…
   Звонкий колокол забился из комнаты, откуда девушка поспешила удалиться, нападение раскрыли. Тревога. Ближайшие стражники поспешили занять свои позиции. Пение колокола подхватили своими громкими перезвонами подобные строения, так что вскоре на всей территории поместья каждый стражник пришёл в боевую готовность. Ближайшие охранники кинулись месту происшествия, не волнуясь, что рабыни сбегут - они не смогут это сделать, слишком боящиеся кары за это после долгих лет запугиваний плетью, да и воспитание говорило, что они должны отдать свою жизнь за господ. Только лишь Лия не была там, с ними. Она поняла, что это шанс. Только для чего?
   Мысли о другом мире крепко засели в сознании рабыни, а смерть Абдула, который был так добр, что выкупил девочку, только подтолкнула её к своему решению. Очень скоро послышались крики мужчин в предсмертной агонии, заглушавшие отдалённый глухой гул. Бес совести грыз Лию, покладистость которой была воспитана с рождения, как и преданность. Она бесшумно побежала в заброшенную комнату, что служила кладовкой, пытаясь там спрятаться. Если бы всё закончилось так быстро и хорошо, слуги семейства Обрахам нашли бы ее и привели обратно, а если нет... Неприветливое тёмное помещение встретило девушку довольно недружелюбно. Лия за ворохом старой одежды нашла несколько костюмов госпожи, чьего лица маленькая рабыня никогда и не видела.

Журавль

http://s3.uploads.ru/t/7dF6L.jpg

Когда девушка надевала чёрное платье, закрывающее всё тело, в коридоре послышались шаги. Она ничего не смогла придумать, кроме как взять то, что оставалось на столе - небольшую сумку с несколькими платьями, маленьким “дамским” кинжалом и целым ворохом драгоценных украшений. Лия спряталась под столом, закрывая руками рот. Двое зашли в комнату, казалось, они кого-то искали. Ни их лиц, ни походок девушка не узнавала, а наряд ей казался совершенно странным, она никогда не видела такую броню. Хоть рабыня и понимала, что сейчас в опасности Акиф, не могла ни побить наёмных ассасинов, коими они были, ни отвести их след, так как просто не знала, где мог быть юный господин. Преданность и природное желание выжить сцепились дикими волками в душе девушки, переворачивая её нутро наизнанку.
   Наёмные убийцы далеко не были глупцами, он начали осмотр кладовки, ведь нужно быть уверенными, что семейство Обрахам, их цель, не спряталось в тёмных комнатах. Лию от смерти спасал только слух, а от взглядов - скатерть, свисающая до пола. Песок под ботинками незнакомцев грубо шелестел совсем близко, её глаза медленно привыкали к темноте, но и они не делали лучше. Девушка хотела превратиться в ветер, в легкое дуновение, скользящее сквозняком под дверью, хоть на деле просто прижимала к своей груди сумку. Есть у людей такая черта, когда им страшно, у них словно улучшаются органы чувств. Недаром говорят, что у страха глаза велики, вот и Лия была слепой в темноте, но видела больше, чем могла. Она своим воспаленным слухом уловила, как остановились совсем близко, шелест - открыли сундук с одеждой. Но там никого не было. Скрип - ящик со статуэтками обнаружен. Носок туфель уже показался под скатертью, Лия не была готова так просто прощаться со своей жизнью, хоть и жизни толком не было. Она напряглась и изо всех сил рванула на выход с противоположной стороны от той, где находились убийцы, решившись положиться на свою удачу.
   Конечно же, мужчины не ожидали этого, однако они увидел женский силуэт и волнистые седые волосы, лежащие на лопатках девушки, что не удосужилась застегнуть своё платье. Задание не давало возможности оставлять свободных в живых. Всех рабов - заказчику, свободных - убить. Уже опытные в тёмных делах мужчины, натренированные многолетней службой, были настроены решительно. Один бросился вслед тансовщице, желая её настигнуть, а второй продолжил осмотр уже пустой комнаты.
   В те времена дома делались по собственным чертежам, которые не сохранялись. Разве что слугам и хозяевам дома был доступен план здания. Лия сделала ставку на свою манёвренность и на знание планировки. Вот во втором ассасин явно отставал, он был знаком с чертежами, но на практике не хватало информации, чтобы вовремя сворачивать в нужные пролёты. Он блуждал в лабиринте коридоров и смежных комнат, пока лёгкая ткань платья не пропала из виду, словно ведение или крыло бабочки.

Иллюстрация

http://sg.uploads.ru/t/mUgMS.jpg

Лия оторвалась от преследования, выбравшись из окна и оказавшись на козырьке главного входа, защищавшего веранду от дождя. Глоток ледяного вечернего воздуха помог ей взять себя в руки, заставив судорожно думать, что делать. Колокола все ещё кричали об опасности, так что Лия лежала ничком, спрятавшись в темноте. Фонари то и дело освещали поле битвы, стража появлялась и снова ныряла в непроглядную темноту, давая отпор напавшим наёмникам. Девушка незаметно спрыгнула вниз, благо, было невысоко, и замерла, прислушиваясь. Единственный путь к спасению был найден не сразу. Она убрала ткань в сумку и начала действовать на свой страх и риск, поддавшись природному чувству, звериному желанию сбежать.
   Проползая через кусты, пролезая в одном белье по конюшням, Лия сбегала от ужаса, что прямо сейчас царил в поместье. Только добравшись до забора, совершеннолетняя рабыня вырядилась в старое тёмное платье и закрыла лицо такой же тканью, оставляя лишь глаза на виду. Нельзя было отличить от свободной дамы королевства, хоть грязь неприятно прилипала к загоревшей молодой коже. Она и не знала, что Акиф Обрахам вместе с некоторыми членами своей семьи был благополучно спасен и доставлен в укрытие.
   Так и начались её скитания по пустыням и неизвестным городам. Она выменивала еду на драгоценные бусины из украшений, прятала внешность и пугалась каждой тени.
   Нередко Лия, чувствуя, что за ней наблюдают, пряталась в подвалах домов, ныряя в маленькое окошко под самым потолком. Она старалась держаться наиболее развязно на улице, чтобы не вызывать подозрений, но и как можно бесшумнее, не привлекая внимания. Это было сложно, однако из-за того, что в нарядах свободной женщины Лия была безлика, ей удавалось жить в странствиях.
   Однажды сами ноги привели Лию в очень знакомое место, что только усилило её тревожность. Это была Торговая Лига, где культ Золотого Руна стал только могущественнее среди черни, но было видно, что он стремительно начал загибаться из-за отсутствия главы. Слухи о нападении быстро дошли до Лиги, подставные люди не знали, что делать. Ещё пару лет, о Золотом Руне помнили только отщепенцы как о части своей жизни, не более. Оставаться там девушка решительно не могла, ведь боялась быть узнанной последователями, она подобрала старые ткани и переоделась в наряд лигийки. Лия добралась до пристани, где увидела огромный грузовой корабль со светлыми эльфами на борту и белоснежными парусами. Беглая рабыня нашла какого-то матроса, не первое лицо на корабле, и попросила на общепринятом язые, скрывая своё изначальное место обитания, переправить её через море. Куда? Её не интересовал конечный пункт назначения, девушка знала, что не вернётся обратно, поэтому для неё значения не имело новое место. Матрос поговорил с капитаном, решено было выделить попутчице гамак, но не бесплатно. На радостях Лия всучила матросу все украденные украшения, лишь бы убраться подальше от этих мест. В песках погибли многие, там же она похоронила и своё прошлое.

Кораблик и море

https://cs4.pikabu.ru/post_img/2016/05/24/3/1464061912191663178.jpg

Размеренная качка корабля даже не навивала воспоминания, Лия была слишком мала, чтобы подсознание смогло запомнить шум моря. Девушка во все глаза смотрела за горизонт, стараясь заглянуть дальше, чем было возможно. Ей не терпелось узнать, что таит в себе неизведанная даль. Она, едва шатаясь во время качки, старалась балансировать, шагая по палубе, рассматривая море со всех сторон. Почему? Возможно, сыграло нетерпение, а может просто боязнь «хвоста». Лия так и не снимала наряда, полностью скрывавшего её клеймо, она казалась призраком для всех матросов, ни с кем не говорила, даже боялась смотреть в глаза. И не зря, капитан и матросы подозревали попутчицу, но не могли ничего предъявить.
   Смена климата не прошла бесследно. Её волосы от влажного воздуха начали виться ближе к кончикам сильнее, из-за чего доставляли ранее неизвестный дискомфорт в расчёсывании.
   Корабль пришёл в Мистерийскую империю, в портовый городок, открытый для торговцев. Девушка, не снимая платка с лица, побрела прочь из Кардоса, решив прятаться на окраине городов, но…
   Громадные многовековые деревья встретили Лию своим горделивым надменным молчанием. А беглянка, словно заворожённая, шла всё дальше и дальше вглубь леса, не разбирая дороги. Её манило некое чувство, словно неизвестные духи пели свои песни, привлекая не слух, а душу девушки. Она никогда не видела таких растений, они как будто что-то шептали, переговариваясь с ветром своими молодыми листьями. Лия чувствовала, как становится частичкой самой природы, находясь в этом лесу. В один момент она просто легла на колючую весеннюю траву и закрыла глаза, вдыхая тёплый влажный весенний воздух, разносящий ароматы цветов. Впервые за долгое время рабыня чувствовала себя в безопасности, впервые за всю жизнь она была свободной. Словно дикая антилопа, девушка сделала привал, чтобы услышать, как голос природы льётся песней ей в уши. Она замечала глубоко внутри себя странные изменения, коим, как и многие люди, ни разу не встречавшиеся с ними, не могла дать определения. Ни природу своих ощущений, ни странному чувству, что мы зовём счастьем, не могла рабыня дать названия, это было для неё впервые.
   Только к вечеру Лия поднялась с земли и продолжила свой путь, так и не заметив,как в том месте, где она сияла траву, после ее ухода растения восстановились и начали расти белоснежные розы. Дикие розы, которые могли прорастать в том лесу. Тропа вела к развилке, на которой можно было заметить знак с какими-то надписями. Поддавшись неведомой силе, она коснулась грубой деревянной поверхности подушечками пальцев, словно доска сама должна была поведать девушке о содержании указателя. На хрупкое плечо мягко легла ладонь и сжала её. Могильный холод пронзил всё естество девушки, она прикусила до боли губы и закрыла глаза, боясь повернуться.
- Добрый вечер, - женский слегка низкий голос говорил на языке общепринятом, поэтому Лия едва сжала руки в кулаки, пытаясь успокоить своё воспаленное чувство страха. А неизвестная между тем продолжила. – Хорошая сегодня погода для прогулки, не правда ли? Будет весьма тёплое лето в этом году.
   Вечернее солнце алым блеском озарило нежные, но какие-то хищные черты лица молодой незнакомки. Лия прошлась взглядом по длинным мягким локонам, ниспадающим из-под черной широкополой шляпы ведьмы, от лба до носа лицо закрывала тень от широких полов шляпы, кукольное личико было непроницаемым, а к телу плотно прилегало длинное чёрное платье в пол. Настоящая ведьма из старых детских сказок, которая воровала непослушных детей по ночам и жарила их в печи, однако, к сожалению, Лия сказок совсем не знала.

Ведьма

http://s3.uploads.ru/t/32R14.jpg

Рабыня не сразу нашлась, что сказать. Она была похожа на загнанного зверя, огромные глаза в ужасе следили за мягкой мимикой женщины. Угольные глаза змеи внимательно следили за небольшим колечком с бесцветным кристаллом, что стал зелёным от касания к одежде беглянки. Алые губы слегка дрогнули, сдерживая небольшую улыбку.
- Так ты имеешь дар. Как интересно, - она дотронулась левой рукой до локтя правой, слегка прижимая корсет, туго стягивающий грудь, а ногтем правой руки начала стучать по своей щеке, задумавшись. – Куда же дитя путь держит?
   Лия хотела сделать шаг назад, но она была заворожена глазами незнакомки. Удав оказывает такое же влияние на кролика, жертва просто не может отвести взгляда от своей погибели. Девушка едва нашлась, что ответить.
- Мне некуда идти, - ответила Лия на ашфери, но всё же повторила на общепринятом языке, испугавшись своей ошибки.
   Эти слова произвели на ведьму сильный эффект. Она поняла всё с первого раза и без перевода, от чего её улыбка стала сладкой, даже приторной, она угодливо повернула Лию к себе спиной и мягко приобняла за плечи, уводя глубже в лес.
- А что насчёт твоей семьи? – допытывалась лисица, делая вид, что это всё только ради приличия.
- Её нет, - лаконичные ответы, как учили. Лия не задавала лишних вопросов, боясь навлечь на себя гнев. Казалось бы, сирота призналась в том, чего она была лишена, но с губ ведьмы сорвалось радостное восклицание.
- Вот здорово! Тогда я тебя забираю.
   Слушать и повиноваться, большего и не надо. Ведьма вывела Лию на опушку, где стояла грузовая лошадь, высматривающая что-то в траве. Рядом находилась кибитка – дорожная повозка, в которой обычно странствовали бедные путники. Она выглядела до того старой, что казалось, одного шага было достаточно, чтобы она развалилась. Ведьма направилась прямиком туда.
- Располагайся, чувствуй себя как дома. Теперь ты будешь моей соучастницей, наперсницей, протеже, ученицей и далее, далее, далее.
   Девушка вальяжно махнула рукой, открывая старенькую скрипучую дверь. Внутри было темно, там едва могли поместиться шесть человек, однако убранство выглядело не так плохо, как снаружи. Небольшое окно было завешено ловцами снов с разнообразными перьями и бисером, амулетами и разными сушёными продуктами, даже мёртвые животные сушились, привязанные за шеи и хвосты. Под окном находился большой сундук, что в следующие годы служил Лие кроватью, пока не появились деньги, чтобы купить вторую повозку, уже просторнее. Напротив окна расположился небольшой платяной шкаф с книгами, бумагой и самыми разнообразными склянками. К шкафу приставили стол, а внизу стоял небольшой табурет, около которого скромно ютились пустые бутылки. С другой стороны расположилась кухня и маленькая печь, на которой лежала подушка – на ней и спала хозяйка. Рабыня повернулась к ведьме, словно спрашивая, что ей делать, но незнакомка даже глазом не моргнула.
- Обращайся ко мне Вайли, мне как раз нужны свободные руки. Вот скажи мне, дитя, что ты умеешь.
- Танцевать, - Лия полупоклонилась, придерживаясь правил приличия, на что Вайли выдохнула и села на сундук.
- Я про магию, тансовщицы мне тут не нужны.
- Сожалею, - Лия не поднимала взгляд, стараясь не смотреть на ведьму, что даже не оставила права выбора для девушки.
- То есть и этим не занимались… - Вайли взяла с подоконника небольшую коробочку и вынула оттуда стопку небольших карт, которые разложила на столе «рубашкой» вверх, она показала их девушке взглядом, объясняя, что делать. – Переверни три карты. По одной, очень медленно.
   Рубашки одинаковыми рядами лежали на гладкой поверхности стола, Лия даже растерялась, она не видела никогда ничего подобного. Её рука потянулась к первой карте и перевернула. Появилось нарисованное вручную изображение чёрной кирпичной башни, в которую бьёт молния. Она словно рассыпалась на глазах из-за разрушительной силы природы.
- Это прошлое, большие перемены, крах, катастрофа. За твоей спиной проклятие башни.
   Лия перевернула следующую карту, и девушка увидела мужчину с узелком в руке. Он шёл, подставив своё лицо солнцу, купаясь в его лучах, но нога опасно повисла над обрывом. Он ничего не подозревал о возможной смерти.
- Твоё настоящее – дурак. Глупость, расточительство, но также и новое начинание. Ты – чистый лист, который надо заполнить.
   От этих слов беглянка вспомнила, как Акиф сказал ей нечто подобное там, в своей комнате, в первый раз. Вайли немного напрягла плечи и нахмурилась, Лия имела дар и была сиротой, что радовало ведьму, красота только больше располагала к тансовщице, только вот времени у ведьмы было не так много, судя по её возрасту. Девушка перевернула последнюю карту, на которой был изображён старый воин с пробитой бронёй, из которой торчала стрела. А за ним  находилась девушка, блондинка, казалось, что она хотела его вылечить, спасти. Хоть лица её не было видно, но она завораживала, от рисунка бросало в дрожь.

Карта

http://s5.uploads.ru/t/vAyoS.jpg

- Будущее – жрица. Мудрость, ясность, понимание, - Вайли перевела взгляд на Лию и усмехнулась, её сомнения остались позади. – Я сделала свой выбор, ты остаёшься. Карты не лгут. К завтрашнему дню тебе придётся прочитать несколько трактатов, утром спрошу.
   Лия отрицательно помотала головой.
- Я не умею читать.
   Вся сила вдруг покинула Вайли, она устало опустилась на табурет, достав свои исписанные блокноты. Девушка положила их на стол, не заботясь, что они накрыли собой оставшиеся карты. Ведьма протянула руку и коснулась мягких кудрявых волос девушки, поглаживая их с особой любовью и нежностью, хоть вид и был у неё уставшим.
- Работы больше, чем я думала. Не дай высшие силы, ты не окупишь моих стараний, - она выдохнула, делать было нечего, Вайли была необходима последовательница. – Завтра займёмся чтением, счётом и письмом.
   С тех пор каждый день ведьма обучала Лию всему, что знала сама. Сначала девушке тяжело давались термины и подробности использования магии, но вскоре она полностью втянулась в процесс обучения. Он казался ей странной игрой. В рукописных книгах Вайли делала зарисовки растений, животных, ингредиентов, наглядно показывая и делая сноски об особенностях. Постепенно Лия в процессе чтения постигала ботанику, зоологию. Ведьма сделала всё, что было в её силах, чтобы Лия заинтересовалась эфирологией и спекторологией, они в процессе обучения стали одними из важнейших наук. Семь лет ежедневного научного труда понадобилось, чтобы девушка в лесу могла различать растения, всего бросив на них взгляд и почувствовав аромат. Она также занималась готовкой, заботясь о благополучии дома. Это было указание Вайли, которое вскоре сильно упростило изучение алхимии, ведь принцип работы был схож – нужно следовать рецептам и не бояться экспериментов.
   Однажды осенним вечером Лия прогуливалась по лесу. Она всегда гуляла, когда нужно было о чём-то подумать, в этот раз все её мысли были заполнены рассуждениями о познаниях, прочитанных в книгах. Она пыталась их для себя истолковать, чтобы уместить их  и не дать исчезнуть со временем. Вечерний лесной воздух отрезвлял рассудок и помогал остаться один на один с собой. Шуршание листвы и звуки природы давно стали девушке родными, так что она, как свойственно всем людям, впадающим в задумчивость, не обращала на внимания. Даже когда из кустов показалась морда кабана, защищавшего своё убежище от постороннего. Он угрожающе надвигался на Лию, чем наконец вывел её из своего состояния и заставил спуститься на землю. Почувствовав угрозу в этом, казалось бы, небольшом существе, беглая рабыня начала пятиться, ей становилось страшно, но она помнила, как Вейла советовала заменить страх на что-то другое у себя в душе. Но на что? Точно, кибитка была недалеко. Возможно, на успеет, добежать до неё, если постарается. Лия всегда убегала, в этот раз она собиралась поступить также, но кабан бросился на девушку. Она выставила вперёд ладони и заметила, что из них на секунду появилась яркая вспышка, ослепила кабана, тот остановился, принюхиваясь и не понимая, что с его зрением, чем девушка и воспользовалась. Она рванула обратно, домой, где  была в безопасности под защитой Вайли. Нападавший и не думал догонять девушку, он просто защищал свою территорию, а Лия старалась не пугать ведьму рассказами про дикого зверя.
   В один прекрасный вечер кольцо на руке ведьмы поменяло цвет, когда женщина коснулась белокурых волос ученицы. Оно стало с жёлтыми прожилками, что свидетельствовали о том, что появилась магия света, пока Лия читала заметки по спектрологии. Говорят, что магия света появляется от веры, так беглая рабыня и нынешняя ученица ведьмы поверила. Не в небо, не в судьбу, не в богов, а в себя и свои силы. Вайли цыкнула языком от досады, ей хотелось, чтобы преемница имела магию тьмы, как она сама, но времени искать новую уже не оставалось, так что приходилось работать с тем, что есть. Да и, несмотря на вечное старческое (ведь она была далеко не молода, красота - лишь внешний облик) ворчание, Вайли привязалась к Лии. Она по-особому встречала её возвращение и нежно убаюкивала своими песнями, когда той нездоровилось, что говорило о нежных чувствах.

Вайли

http://s7.uploads.ru/t/4NKuU.jpg

Отношения с ведьмой у ученицы были действительно прекрасными. Они порой не виделись, Лия улавливала от Вайли чужие ароматы и чувствовала вкус вина, уже известный ей из-за прошлого, но это не было поводом для ссор. Учительница, великий алхимик, когда приходила очень поздно, ложилась к своей ученице и обнимала со спины.
- Дитя моё, - нежно шептала Вайли, прижимая Лию к себе и поглаживая её кудрявые волосы. Лунный свет падал на полуобнаженные тела в одних ночнушках. - Я не всегда буду рядом.
   Ведьма нередко это повторяла, расчувствовавшись. Несмотря на свою внутреннюю силу, желание тепла у странной женщины было сильнее. Лия принимала это безропотно, ведь её доброта была настоящим подарком судьбы.
- Почему?
- Ты молода, Лия, мне почти шестьдесят. Мои знания помогают мне избежать старости, но не смерти. Как только я обучу тебя всему, что могу сама, как только ты достигнешь определенного уровня, я покину тебя. Кто знает, если я найду способ избежать смерти, я вернусь.
   Это было как обещание. Ведьма заменила Лие подругу и мать, хоть они обе это отрицали. Вайли часто молчала о многом, но Лия любила наставницу так, как может любить ребёнок свою мать, возможно, даже больше.
   Когда ведьма гуляла со своей ученицей по очередному городу, Лия могла заметить, что за ними вечно следуют неизвестные с вышитым гербом в виде сокола, держащего в своих когтях зайца. Неважно, где были девушки, они были довольно часто там же. Лия всё время думала, что у рабов клеймо делают на коже, а у слуг в виде герба на кафтане, поэтому они мало чем отличаются друг от друга. Если Вайли мешкала, решаясь задержаться в городе, к ней подходили те люди и просили следовать за ними “по приказу маркиза Ваендор”, как они торжественно заявляли. Лия, невинный душой ребёнок, что только познаёт жестокость окружающего мира, даже понятия не имела, что это не просто разговор по душам. Вайли с лёгкой улыбкой всегда прощалась с Лией и направлялась следом за неизвестными, сажалась с ними в карету и уезжала. Куда? “К маркизы, к маркизу,  к маркизу Ваендору”, - часто пела ведьма. Можно только догадываться, что происходило за закрытыми дверями замка Ваендорф, зачем маркиз Ваендор присылал свою личную гвардию и…

Маркиз Ваедор

http://s7.uploads.ru/t/LGk0j.jpg

Маркиз был немолодым мужчиной, но на двадцать лет младше ведьмы. Он ненавидел её, как и всех магов тьмы, презирал. Набожный человек, дорвавшийся до власти. Маркиз вечно искал во время балов её, Вайли, которая ясно понимала, с какой страстью ненавидит этот мужчина, только вот она всё равно шла к нему домой. Слуги обращались с ней как с принцессой, сам же хозяин замка как с преступницей. Его презрение было такое сильное, что маркиз Ваендор был до безумия влюблён в эту пожилую женщину. Они были любовниками, но оставались врагами. Он был готов отдать ей всё своё поместье, пару дворцов, свои роскошные леса, лишь бы она оставалась с ним. Что уж там, даже умертвить свою жену! Ведь сердце всегда с ожесточённой страстью рвалось в объятия ведьмы, что пахла лавандой. После таких встреч Вайли возвращалась спустя неделю счастливая, пахнущая вином и мылом.
   В обычное время Лия любила делать небольшие перерывы в лесу, либо гулять по вечерам и ночам, она часто занималась медитацией, стараясь связаться с духами природы. Девушка с позволения ведьмы и под ее присмотром выходила к озеру, сверкающему под луной, и плескалась на берегу, не решаясь зайти в воду – мало что девушка любила так сильно, как купаться. После засушливого Шедима климат Мистерийской империи казался ей райским. Да и жизнь её стала похожей на сказку. Вайли сделалась её наставницей. Ведьма превратилась в фею-крёстную для сироты, у которой никого не было. Как у младенцев начинают прорезаться зубки, так и у беглянки во время обучения стали появляться свои личные черты. Она сначала всячески старалась подражать Вайли, следить за ней, даже говорить также, но огромная разница всё же была. Ведьма, привыкшая жить в одиночестве, уходила в полдень в лес и возвращалась с животными, которых подавали к столу, Лия же могла только собирать травы. Ей казалась несуразной мысль отнимать чью-то жизнь.
   Но раз в месяц Вайли запрещала Лие выходить из кибитки по ночам, а сама уходила, не прихорашиваясь ко встрече, значит, маркиз Ваендор, возможно, не имел к этому отношения. В легком газовом халате она выходила в лес и не возвращалась до зари. Ученица даже не спрашивала, ей не было интересно, что происходило, возможно, Вайли сама хотела погулять, но боялась оставлять беглянку без присмотра, но халат... Всё равно Лия пользовалась добротой ведьмы столько, сколько они обе могли этого позволить.

Вайли

http://s7.uploads.ru/t/pCDko.jpg

Вайли старалась помогать Лие не скрывать свои эмоции и раскрывать свою чистую душу, заполняя её ранее неизвестными эмоциями. Она готовила бывшую рабыню занять своё место в качестве ведьмы. Для чего это было нужно? Вайли никому не говорила, но она понимала, что не должна в одиночестве пользоваться своими знаниями. В течение многих лет девушка получала практику в использовании магии света и природы, помогая в быту и на специальных площадках для изучения заклинаний. Это было тяжело, но Лие нравилось это.
   В определённый момент Вайли была возбуждена больше, чем обычно. Её угольные глаза были более завораживающими, более живыми. Она с гордостью приподняла носик и заявила во время завтрака:
- Собирайся, ты отправляешься на рынок, дитя моё. Выбери для нас лошадь, я куплю её завтра.
   Лия даже не поняла, что произошло, но исполнила приказание своей настоятельницы. Вели девушки кочевой образ жизни, поэтому Лия даже понятия не имела, в каком городе находилась, однако чётко понимала, что они были в Мистерийской империи. Зайдя в окраины, девушка заметила оживлённую базарную площадь. Товары были не лучшего качества, но Лию это не смущало, ведь её карман не был полон денег, хотя ведьма постоянно получала дорогие украшения и могла спокойно находить любую сумму денег. Долгие годы жизни с Вайли притупили страх незнакомцев, страх прошлого. Девушка подошла к стойлам и начала старательно выбирать своего нового попутчика.
   «Как странно, на похожих рынках продают людей, а они лошадей. Варвары какие», - задумалась Лия, старательно осматривая товар.
   Вернулась девушка ни с чем, но совсем не расстроила свою наставницу, наоборот – такой радостной она её давно не видела. Вторая кибитка, более новая и опрятная стояла на опушке, а старая повозка же была спрятана где-то в лесу.
- Теперь ты будешь жить там. По крайней мере для людей из города.
   В душе Лии закрались сомнения, но она могла только согласиться. В более приятной светлой повозке не было того нагромождения, она казалась больше и опрятнее. Девушка проглотила наживку, не веря своему счастью, только вот… На столе лежала книга с записями, сделанными рукой Вайли – старой женщиной, хранившей секрет своей молодой внешности. Внутри книги были расписаны болезни и способы их лечения, ранее не встречавшиеся в медицине. Рядом с книгой она нашла новую опрятную одежду и пару вееров из паучьего шёлка и ручкой из магнолии, а второй из кружева. Один веер был инкрустирован чёрным янтарём с одной стороны (ближе к ручке) и изумрудом с другой (у самого края). Даже по виду можно было определить, что эти веера являлись подарком состоятельного любовника Вайли, которые были переподарены её ученице в честь её становления волшебницей.
   Лия, сама того не зная, стала соучастницей аферы. Ведьма хотела испробовать свои новые снадобья и дать Лие возможность практиковаться, она и решила поиграть с крестьянами, давая возможность вылечиться у своей ученицы за небольшую плату при помощи её зелий и магии. Сами болезни, насылаемые ведьмой, были магическими, люди считали их ведьминой порчей. Болезней было несколько, они полностью лечились либо магией, либо зельями, а симптомы мешали крестьянам работать, но не приводили к смерти даже при самом плохом раскладе.
   Такая практика продолжалась недолго в каждой отдалённой деревне, так что вскоре раскрыли причастность Вайли к заразе. Слухи разлетаются быстро, Лию нарекли Надеждой, ведь та меняла цену в зависимости от положения человека. Слишком доброе сердце шло наперекор желанию заработать, зато люди приносили ей подарки и давали больше, чем надо - свою благодарность и доброту. Постоянный контакт с людьми и любовь, возможно даже лживая, простого люда дали ей возможность практиковаться в психологии и ораторстве, убеждая их не махать рукой на свои проблемы.
   Но всему приходит конец, как и жизни Лии с Вайли. Лия проснулась пораньше и пошла проведать свою наставницу, только вот её повозка вместе с лошадью пропали. Пустая опушка ласкала взоры прохожих, но сейчас у Лии сердце сжалось в тиски. Она была не столь юной, как раньше, взрослая женщина, но снова одна. Беглая рабыни, ученица Вайли, снова свободная девушка - но нужна была Лие эта свобода? Её спутница просто исчезла, оставив новые вещи и невыносимые воспоминания. На земле она смогла найти несколько книг, которые взяла с собой, ведь они были написаны рукой учительницы. Внутри одного из томов лежало два письма: одно рекомендательное, второе лично для ученицы. Одно сохранила, показывала при случае, если знакомились с теми, кто мог знать выдающегося мага и алхимика. Письмо лично для себя девушка сожгла, не в силах справиться с этой болью. Прощальные слова ведьмы врезалась в память Лии, как бы она ни старалась забыть, только ничего не получалось. Ведьма просто ушла – из жизни или от её ученицы – неизвестно, но девушка не могла смириться с этой утратой и сидеть на месте. Вместе с знаниями и умениями Вайли оставила сладкое чувство в сердце дотлевать, как письмо в огне. Она так и не узнала, что маркиз Ваендор в это время овдовел по загадочным обстоятельствам, а через месяца три женился на новой мисс, что добавило мужчине несколько имений, титулов и приписку к фамилии “Барабас”. Не было ни возможности, ни желания лезть в чью-то жизнь.
  Девушка срезала свои длинные волосы, что так нравились Вайли, оставив вместе с ними своё прошлое в том лесу, и отправилась в своей кибитке дальше, искать тех, кто мог бы ей помочь не останавливаться на достигнутом. Лие не нужна была ни сила, ни власть, ей была интересна наука. Она словно стала одержима новыми знаниями, но сохранила в сердце частичку себя.

Лия

http://s3.uploads.ru/t/0OCFI.jpg

9. Мирные умения:

1. Язык ашрефи
2. Лёгкая атлетика
3. Акробатика
4. Танцы
5. Очарование
6. Анатомия
7. Медицина
8. Грамотность
9. Ловкость рук
10. Концентрация
11. Баланс
12. Психология
13. Мистика
14. Эфирология
15. Спекторология
16.Ориентирование в лесу
17. Ориентирование в пустыне
18. Ботаника
19. Зоология
20. Травник
21. Алхимик
22. Математика
23. Этикет
24. Кулинария
25. Ораторство

10. Боевые способности персонажа:
Магия природы
Магия света

Во время колдовства Лия использует вложенный веер, направляя его в сторону того, кому нужна помощь (так как целитель), её движения похожи на танец.

11. Тип распределения опыта:
Вручную.

12. Ваше состояние:
Кибитка со всем необходимым для жизни.
Сборники книг, написанные наставницей - в основном учебные.
Несколько нарядов.
Обруч с обычными янтариками на ноге.
Кулон из шпинели на серебряной цепочке.
Веер из кружева, ручка из магнолии.
Веер из паучьего шёлка, ручка из магнолии с инкрустированным изумрудом и чёрным янтарём.
Конь-тяжеловоз.
Недорогой кинжал, взятый из дома Обрахам.
Полевой набор алхимика.


Анкета игрока

1. Имя: Елизавета
2. Возраст: 19
3. Пол: женский
4. Связь с вами: Lisa Mur#3604
5. Как часто будете приходить? Зависит от соролевиков. Каждый день или раз в неделю-месяц
6. Оцените ваш опыт в ролевых мирах Минимальный
7. Читали ли правила форума, согласны ли вы с ними?"С правилами ознакомлен(а), исполнять обязуюсь"
8. Каким образом вы вышли на форум? Друг отправил ссылку.

Отредактировано Лия (2019-03-20 21:16:51)

3

В те времена было абсолютно нормальным продавать детей для разных целей: в рабство ли, для того, чтобы их изуродовали на потеху публике…

Вообще говоря, нет, не нормально, тем более, в Мистерии. Переработать в соответствии c отсутствием выхода, тот же голод отлично подойдёт. И то, честно говоря, нежелательного ребёнка скорее бы убили, если честно, но с такой правкой вся анкета пойдёт под нож, так что просто правим под упомянутое далее.

Однако отдельный вопрос - каким образом мать нашей героини вышла на работорговцев. В Мистерии этот вид предпринимательства запрещён и весьма сурово преследуется и карается, что автоматически означает отсутствие вывесок "Куплю детей". Добавить линию, посредством которой это произошло, желательно, правдоподобную - работорговцы не будут вести дел с обычными крестьянами, например. Возможно, женщина подворовывала? Так или иначе, её необходимо как-то связать с миром ножей и грязных тряпок. Благо, Челез достаточно оживлённое место, торговый тракт. Это, правда, не уменьшает трудностей, которые возникли бы и у самых предприимчивых работорговцев, вздумавших вместо не самых приметных наземных маршрутов пользоваться морским путём. Кардос, у которого находится Челез, крупнейший морской порт Империи, воды вокруг патрулируются. Что произойдёт с рабовладельческим судном? Добавить сюда еще одну линию, относительно сложностей каких-нибудь. Желательно сделать акцент на том, что все эти сложности не ради одной девочки, цена такой рабыни становится слишком высока.

Огромный корабль вёз маленькую девочку с золотистыми, как у всех детей, милыми кудрявыми волосами и страшных изувеченных людей совершенно разнообразного возраста. Их оставили в карцере, что больше напоминал клетку для птиц. Полумрак разбивал только свет, что лился из дальнего конца коридора. Заключённые видели это, они неосознанно тянулись к свету. Все, кроме нескольких детей и пары молодых женщин. Одни, рождённые или выросшие в заключении, воспитанные в качестве рабов, а вторые полностью потеряли надежду на своё спасение. Они отказались от богов, семьи, жизни. Размеренная качка убаюкивала, успокаивала. Море, словно заботливая мать, утешала своих детей в деревянной колыбели, что зовётся кораблём. Невесомое воспоминание без ярких действий, которое больше напоминает ощущение чего-то, вот, чем был этот момент, врезавшийся в память малютки, что пока не до конца осознавала то, что происходило на самом деле


Насколько я помню устройство судов тюремных, их трюмы целиком состоят из камер разной степени комфортности - от "помрешь, пока плывешь" до "возможно, отделаешься язвами". Проще говоря, годовалому ребёнку не выдержать плавания, которое длиться может от пары недель до пары месяцев и уж точно её бы не бросили в трюм, как и всех. Скорее всего, желающий сохранить хоть какую-то прибыль от всего этого мероприятия торговец, отдал бы девочку какой-нибудь из своих рабынь, быть может, наложниц. Тюремный трюм - он от того момента, как в него бросят рабов, до того момента, как их выведут из него в порту. Их не выпустят подышать свежим воздухом на палубу, естественно, как бы они не молили - опасность бунта, не говоря уже об отчаянных ребятах в кандалах, следующих курсом на какие-нибудь рудники. Я не уверен, что стали бы даже убирать трупы, если бы кто-то умер (а особо находчивые рабы могут убить одного из своих специально, чтобы их камеру открыли, дабы убрать бренное тело). Нужду, естественно, тоже под себя, кормят, как собак. Болезни, дизентерия, голод, демонам известно, что еще. Если бы Лия не умерла от болезней, голода или в давке, её бы, например, съели.

Естественно, камеры не общие, могут быть и чисто женские, как, полагаю, в этом отрывке биографии и подразумевается, но всё равно - замкнутое пространство корабельного трюма, по которому вся дрянь распространяется почти мгновенно, такое себе место для годовалого ребёнка. Лучше отдайте её на попечение какой-нибудь из хозяйских рабынь, из тех, что "внуки и правнуки рабов", им обычно позволяется в виду особенностей воспитания некоторые подобия вольностей. Это можно сделать после того, как девочка поседеет, например. Хотя это довольно сомнительная история, всё-таки, годовалый ребёнок не на той стадии психического развития, чтобы воспринимать подобные вещи столь серьезно, чтобы испытать достаточно сильный страх/шок, чтобы поседеть. Во всяком случае, немного покопавшись в описаниях развития детей, я пришел к такому выводу, да. Но если по каким-то причинам наша Лия лучше всех других детей в этом плане, она станет счастливым обладателем какого-нибудь штрафа в виде заикания, нарушения памяти или недержания, может быть, нервной дрожи, панической боязни мёртвых тел или тех же личинок, потому что воздействие шока, достаточно сильного, чтобы заставить человека поседеть, только этим ограничить не получится. Думайте, что будем прикручивать или как редактировать.

Еще немного рекомендаций относительно последующего.

Вообще говоря, людям Востока всё-таки свойственно торговаться достаточно жарко, даже если товар плох. Это, пожалуй, особенность ментальности, так что не вижу, почему бы двум благородным донам не поторговаться. Торговец не продаст товар покупателю, который не заинтересован в его покупке, а покупатель не станет платить за товар, который торговец не желает биться до последней монеты. К тому же - это рабы.

На детей никто не стал бы вешать кандалы. Обычно достаточно металлического браслета, а в описанном здесь случаев, и пары-тройки веревочных петель через шеи. Опять же, к сцене с омовением - на домашних рабов цепи? Вообще говоря, всё это преувеличение. Лучшая цепь - это надсмотрщик, который в своё время выбил из раба плетью его гордость, и надсмотрщик, который наблюдает за их служением. К тому же, всегда есть охрана, служащая или наёмная. Домашние рабы не носят кандалы, кандалы - для "опасных". Но домашние рабы носят метки принадлежности. Быть может, ошейники, кольца, серьги или ожерелья, в зависимости от состоятельности хозяина, своего статуса и предназначения. Но не кандалы и цепи, они мешают работать.

Заявленная здесь "программа обучения", я так понимаю, лично Обрахама? Об этом желательно указать. И да, имена рабам обычно дают хозяева. И по поводу клейма - оно должно быть на видном месте. Плечи, руки, грудь. Ягодицы - очень странное место для клейма. Клеймо описать по-нормальному, играя синонимами, китайских драконов тут не водится.

И, в общем-то, всё не так плохо...

До момента, с которого начинается "религия".

Шедим - теократическое государство. Им правит апостол Белиара. Это во-первых. Боги на Мистериуме - это реальная сила. И нет, выпадающих из каблуков медных монеток, когда боги весьма близки, недостаточно, чтобы заставить поверить в нечто столь, э-э, далекое от реальности (комментарий отдела: "Любой маг Металла/Земли может устроить шоу поинтересней"). Так что, к сожалению, у Обрахама мысль создать новое божество могла возникнуть только по причине психических отклонений, итогом которого стала бы смерть за распространение ереси, пусть даже и в Торговой Лиге. Пусть ТЛ и свободное город-государство, которое терпит очень многое, но советую поглядеть, где Лига, где Шедим, представить, какие между ними отношения, а еще подумать об ассасинах и шпионах Храма Белиара, например... Никто бы не допустил даже массовых представлений подобного рода, не говоря уже об разрастании культа, о храме. Проще говоря, весь блок с культом либо вырезать подчистую, либо править, как затею полностью провальную и больно ударившую по репутации и, возможно, экономическому состоянию семейства Обрахам. Решение окончательное, модератором отдела смотрителей утверждённое.

Так как дальнейшее может измениться или иметь иные линии, дальнейшие правки после внесения изменений в указанное.

4

Leks Delevry написал(а):

Переработать в соответствии c отсутствием выхода, тот же голод отлично подойдёт

Лия написал(а):

Когда выглянула луна из-за туч, она озарило облик бедной женщины, на чьём лице оставили свои отпечатки голод и время.

Leks Delevry написал(а):

. В Мистерии этот вид предпринимательства запрещён и весьма сурово преследуется и карается, что автоматически означает отсутствие вывесок "Куплю детей".

У меня прописано, что был сильный голод и другого выхода не было, женщина неохотно отдаёт ребенка
То есть у вас незаконная деятельность априори не существует? Они могут делать вид, что дети их, так как младенцы ничего не понимают. Попросту невозможно сказать, их это ребенок или нет.
На корабле несколько рабов, среди них светлые эльфы и люди. Некоторые добровольно продали себя, естественно, всё не ради одного ребенка, но детей дешевле купить, так как перевозить взрослых незаметно сложнее.

Leks Delevry написал(а):

Проще говоря, весь блок с культом либо вырезать подчистую, либо править, как затею полностью провальную

С этим я не согласна, так как у вас люди не могут видеть всех богов, так что они не могут сказать о реальности того или иного бога. Я изменю немного концепт (то есть представление), но религия - это бизнес, который, в принципе, для необразованной публики достаточно надежный. Насколько я помню, у вас далеко не каждый второй может быть образован в принципе, учитывая навыки. Религиоведение изучают не все крестьяне и так далее.
С остальным я согласна, правки будут в ближайшее время. Я открыта к диалогу, но вырезать целый пласт истории, который является прибыльным по всем законам жанра (реальная история, фэнтези) и которая является липой  - это слишком грустно. Иначе Лия осталась бы в Торговой лиге, что не позволит ей встретиться с Вайли.
Вооот

Отредактировано Лия (2019-03-15 14:26:00)

5

Лия написал(а):

С этим я не согласна, так как у вас люди не могут видеть всех богов, так что они не могут сказать о реальности того или иного бога

Лия написал(а):

Религиоведение изучают не все крестьяне и так далее.


Как я уже сказал и более повторять не намерен, боги Мистериума реальны и это известный факт даже для необразованной толпы. Верно, что необразованная толпа может не знать всех богов. Но священники, служители и все, кто хоть как-то причастен к религии, знают точное их количество, а так же их функции во Вселенной, в зависимости от своего сана, например... Некоторых они отрицают в качестве поклонения, некоторых выделяют, но не суть.

Лия написал(а):

о религия - это бизнес, который, в принципе, для необразованной публики достаточно надежный


Подчеркиваю, для Вас это бизнес. Не для шедимца Обрахама, который точно знает, что его ждёт, занимайся он тем, о чем вы написали.

К тому же, еще раз  обращаю внимание на уже сказанное:

Leks Delevry написал(а):

Шедим - теократическое государство. Им правит апостол Белиара. Это во-первых. Боги на Мистериуме - это реальная сила. И нет, выпадающих из каблуков медных монеток, когда боги весьма близки, недостаточно, чтобы заставить поверить в нечто столь, э-э, далекое от реальности (комментарий отдела: "Любой маг Металла/Земли может устроить шоу поинтересней"). Так что, к сожалению, у Обрахама мысль создать новое божество могла возникнуть только по причине психических отклонений, итогом которого стала бы смерть за распространение ереси, пусть даже и в Торговой Лиге. Пусть ТЛ и свободное город-государство, которое терпит очень многое, но советую поглядеть, где Лига, где Шедим, представить, какие между ними отношения, а еще подумать об ассасинах и шпионах Храма Белиара

6

Leks Delevry написал(а):

Но священники, служители и все, кто хоть как-то причастен к религии, знают точное их количество, а так же их функции во Вселенной, в зависимости от своего сана, например... Некоторых они отрицают в качестве поклонения, некоторых выделяют, но не суть.

"Собственной религии как таковой у Лиги не имеется, но в городе можно увидеть храмы любых божеств, нередко по десятку на район."
Ваша статья про Торговую Лигу. Учитывая тот факт, что образование необязательное и платное,то, естественно, кузнецы и ремесленники могут не посещать данное заведение, так как письмо и чтение им нужно на начальных уровнях. К тому же сделаем скидку на средневековье, где в принципе обучение пренебрегают. Также можно заметить, что священники "точно" знают количество богов, но не могут
"Религиозные предпочтения покупателей местных ни в коем случае не заботят, но стоит иметь в виду, что с неопытного человека здесь попытаются содрать втридорога, порой прикрываясь именно религией и религиозными различиями."
То есть для большинства людей тут неважно, нормальная это религия или нет. Я уточню, кто в неё верит, а Вы сами решите, что в ней мало прихожан.
Как у вас с Торговой лиге жрецы влияют на политику? Они устраивают рейды или за спиной просто проповедуют о том, что это ересь? Может накидываются всем скопом и уничтожают собственные догматы в порыве религиозной ярости?

Leks Delevry написал(а):

Не для шедимца Обрахама, который точно знает, что его ждёт, занимайся он тем, о чем вы написали.

То есть верить в одного, а придумать аферу про другого нельзя? Лицемерить, лгать и тд запрещено, если ты в Шедиме? Именно поэтому для аферы я выбрала торговую лигу. Возможно, Обрахам начисляет проценты государству, что я учитывала во время написания религии. А возможно, именно из-за этого его убили и прибрали бизнес к рукам государства.

Внимание! Статья о религии Шедима! Всем читать оооочень внимательно!
"Шедим - контрастная страна противоречий, где люди эмоциональны и импульсивны. Если на виду везде и во всем властвует Культ Белиара, то среди народных масс господствует Культ Выгоды. Разумеется, с моральной точки зрения. "Выгодное слово и глухой быстро расслышит". Дело в том, что каждый житель Шедима по отдельности - весьма амбициозная и эгоистичная личность, которая будет действовать всегда в угоду себе и своим идеалам, принципам. Никому нельзя доверять, даже себе, и только тогда можно добиться успеха, если будешь идти по головам. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что каждый шедимец - прирожденный торговец. Конечно, из-за отсутствия повсеместного образования успеха добивается далеко не каждый, но глупо отрицать, что жажда наживы у них в крови. Ведь в этом смысле даже служение темному божеству выгодно, потому что он дает силу, которой боятся окружающие государства. Но жизнь человека, лишенная доверия и нацеленная только на материальные ценности, невероятно скверная, ведь он боится даже собственной тени. Доверие в Шедиме - большая редкость, как преданность - величайшая ценность, которую даже черные сердца оберегают, словно бесценные кровавые гранаты. Однако, доверие, вера - все это очень относительно, ведь "если человек понимает, в чем его выгода, только тогда ему можно верить". Жизнь — это искусство извлекать значительные выгоды из незначительных обстоятельств, как принято считать в Шедиме. "
Исходя из того, что здесь написано, я не вижу ничего, почему бы Обрахам не мог провернуть свою аферу с дозволения их жрецов и отдавать 40% выручки им.

Отредактировано Лия (2019-03-15 15:17:22)

7

Я объясню проще.

1. Обрахам - шедимец.
2. Шедимцы верят лишь в Белиара, потому что на троне их государства, сидит ставленник Бога.
3. Преступления против веры в Шедиме наказываются сурово, всем это известно. Любые интрижки с религией входят в категорию "преступления против веры".
4. Обрахам - шедимец, у него ментальность шедимца, а раз он работорговец и живёт явно не бедно, то еще и подвержен статусности, поскольку занимает видное положение в обществе, где друг на друга все точат ножи.

5. Пункты 1-4 накладывают на сам факт возникновения идеи "создать божество ради прибыли" определённые штрафы, как уже сказано было, возникнуть у шедимца она могла разве что из алчности, близкой к клептомании, когда шедимец готов рискнуть жизнью.
6. Итак, Обрахам платит некоторым людям, чтобы те начали распространять слухи... Да, в Лиге поклоняются чему угодно, и эти слухи могли бы прижиться, вполне.
7. Теперь Обрахам покупает место на площади, чтобы устраивать там представления... С этого момента начинаются проблемы. В ТЛ много храмов. Много священников. Служащих реальным богам. И как только черни, уверовавшей в "новое" божество, станет достаточно, чтобы слухи по городу начали распространяться еще больше и быстрее, они обратят своё внимание на тех, кто занимается чем-то подобным.
8. Вместе с ними свой взор на культ обратят и служители Белиара, естественно. Скоро им станет известно, кто за концертом стоит.

9. Мы возвращаемся к тому, кто такой Абдул Обраха. Он - не самый бедный работорговец. У которого есть конкуренты. И теперь у конкурентов есть повод его убить - а с недовольства жрецов Белиара это еще и сойдет им с рук.

Не будет храма (тем более роскошного), не будет почитания, не будет увлеченных ажурными чулками людей, которые видят рабынь и покрасивее по десять раз на дню, и танцовщиц изящнее. Любой мимо проходящий маг Металла подымет представление с монетами на смех, воткнет вместо этого балагана статую Силуны из серебра и пойдёт дальше. Храмы жестоко подавят попытки богословствовать лже-жрецов Агнца, ведь их боги могут явить чудо, да, и уж точно не станут мириться с утечкой своей паствы. будут насмешки. И, может быть, кинжал ассасина или храмового убийцы. Шедим обязателен и весьма целеустремлен в вопросах веры и тех, кто с ней заигрывает.

Итог:
Блок править. Делать культ провальным или вырезать вовсе. Точку соприкосновения с дальнейшей историей и способ сбежать Вы вполне можете изобрести и сами.


Дальнейшие споры по этому вопросу будут (если они будут) проходить в присутствии модератора отдела.

8

Leks Delevry написал(а):

2. Шедимцы верят лишь в Белиара, потому что на троне их государства, сидит ставленник Бога.

Верить в своего бога и настраивать неверующих на свою аферу - это можно совмещать. Это во-первых. Во-вторых, его и часть его семьи вырезали, что может быть как казни после того, как государство получило от него деньги.

Leks Delevry написал(а):

5. Пункты 1-4 накладывают на сам факт возникновения идеи "создать божество ради прибыли" определённые штрафы, как уже сказано было, возникнуть у шедимца она могла разве что из алчности, близкой к клептомании, когда шедимец готов рискнуть жизнью.

Именн, опустим, слишком легко и скучно. нужно больше денег и больше проблем. (Допустим, как я Вместо  принятия правок я показываю вам тут, что у вас в лоре можно использовать, чтобы ваши сова опровергнуть. Могу я попросить показывать мне ссылки на статьи, где сказано, что шедимцы не могут ради выгоды связываться с религией?)

Leks Delevry написал(а):

8. Вместе с ними свой взор на культ обратят и служители Белиара, естественно. Скоро им станет известно, кто за концертом стоит.

Если они только не заодно, чтобы получить выгоду, а после позволить мыльному пузырю лопнуть.

Leks Delevry написал(а):

9. Мы возвращаемся к тому, кто такой Абдул Обраха. Он - не самый бедный работорговец. У которого есть конкуренты. И теперь у конкурентов есть повод его убить - а с недовольства жрецов Белиара это еще и сойдет им с рук.

Но его и убили. Ура, дело завершилось по пану :)

Leks Delevry написал(а):

Не будет храма (тем более роскошного)

Окей. позолота как краска, для непросвящённого человека одно и то же.

Leks Delevry написал(а):

не будет увлеченных ажурными чулками людей, которые видят рабынь и покрасивее по десять раз на дню, и танцовщиц изящнее.

Вот с этим могу поспорить, женская красота одинаково привлекательна для мужчин, если девушка молода и красива.

Leks Delevry написал(а):

мимо проходящий маг Металла

У вас, оказывается, магов как грязи, даже завидно. Я обещала, что я изменю представление, но я не думаю, что умным магам будет интересно, что смотрят больные проститутки, бедняки, дети и нищие

Я повторюсь, если вы не читали. ОБРАХАМА УБИЛ АССАСИН ВСЕГО ЧЕРЕЗ ПАРУ ЛЕТ ПОСЛЕ НАЧАЛА АФЕРЫ, ПОПЫТАЛСЯ УБИТЬ ВСЮ ЕГО СЕМЬЮ. Это достаточно большой шрифт для вас? Боюсь, что перестаралась. И итоге прошло 10 лет. Так как храма в достопремичательностях нет, его снесли, а культ за имением начальника распался. Я совсем не понимаю ваших упрёков, так как совсем ничего для свободных и образованных людей не поменялось.

Отредактировано Лия (2019-03-16 14:01:07)

9

Правки завершены, я расписала для удобства.
Исправлено:
Расположение клейма и описание китайского дракона(но не во внешности, там кратко и для удобства, в био литературно, учитывая особенности мира)
Описание чуда
Последователи культа - бедняки
Реальное воздействие культа отражают причины его создания
Двухлетняя Лия в каюте с наложницами и другими детьми
У Лии появилась паническая боязнь личинок, что будет обыгрываться
Кандалы заменены на декоративные цепи на бёдрах
Объяснения, почему называли детей рабыни (аналогия с фермером и животными на продажу, нельзя привязываться)

Ожидаю дальнейших правок.

Отредактировано Лия (2019-03-15 22:54:46)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Анкеты » Анкета Лии