Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
11 Января, Четверг 4:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Глухая темная ночь. Сильный ветер вздымает лежащий на земле снежок. Очень холодно.

Внимание! На Мистериуме большое обновление раздела конкурсов и лотерей - подробнее о всех чудесных творениях демиурга читайте в новостях!
Для тех кто ещё не заметил, небольшие изменения в шаблоне анкеты, касаемые второй её части - Анкеты игрока
С последними игровыми новостями, вы как всегда можете ознакомиться в летописи Перо феникса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №5. Конец июня 17087. Иридиум. Лекс, Эрилимия.


№5. Конец июня 17087. Иридиум. Лекс, Эрилимия.

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

– В следующий раз ты должна взять с собой кого-то из нас. – Подобный риск ради малознакомого человека ему не совсем понятен – пусть Цвет, пусть это единственное, что держит нур среди живых, пусть так. Неужели не осознает всю опасность этого места, внизу? Нет, скорее всего, это он не осознает её решимость. Лекс едва заметно качает головой. Нет, он не может позволить кому-то, кто осмелился пойти на нечто подобное ради него, рисковать таким образом. Ладонь с талии чужой соскальзывает выше, аккуратные ногти на пальцах проходятся по бледной, нет, совершенно белой коже, вдоль позвоночника, до самых лопаток, оставляя едва заметные красноватые следы – так барон выражает своё негодование. – Нет, ты возьмешь кого-то из нас.

Теперь это не пожелание, это, скорее…. Продиктованная ситуацией необходимость? Затем обе руки фон Дермента поднимаются выше, пальцы касаются чужих висков, аккуратно сдавливают, массируют – опустошающее, выматывающее ментальное истощение очевидно. Вместе с ним зачастую приходит головная боль, вонзающаяся в виски острыми шипами – во всяком случае, именно так происходит у Делеври.

– Не двигайся. Просто не двигайся. Отдохни сначала. – Барон коротко ведет плечом, под прикосновением чужих губ к собственной шее, ладонями соскальзывая от висков дальше, к затылку, в смоляные волосы, затем под них, к шее, пройтись пальцами по позвонкам. Женское тело кажется таким хрупким, шея – такой тонкой…

Сломай её. Или подчини себе. Или…

На мгновение пальцы замирают, потом продолжают своё дело – но сейчас радужки глаз барона будто загораются во мраке. Наливаются желтизной, тускло вспыхивают почти невидимыми огоньками в глубине зрачков. Что это? Откуда у него… Такая мысль? Незаметно для своей визави, барон хмурится, лишь благодаря отличному контролю добившись успеха в том, чтобы себя не выдать. Эта мысль ненормальна. Лекс закрывает глаза на секунду, а когда открывает – те вновь обычны. Только вода в купальне становится чуть теплее, так, чтобы жар пробирался в измотанное сейчас тело нур, до самых костей. Впрочем, тело Лорда Огня куда горячее. Быть так близко к другу – означает еще и чувствовать… Не только биение сердца, нет. Снова тоже самое чувство – проходящего по кромке леса, у которого стоишь, лесного пожара.

Смотри – но не смей приближаться. Грейся в полном жалящих искр воздухе, вдохни разрушение… В радостном рёве первородной Бури ненависти нет – только танцы да забытые песни тех, кто сгинул уже давно. Вместе с Первыми угас и их Огонь. Но Хлад уже отступил.

62

- Я... - упрямо начала нури, возможно пытаясь найти в себе силы оспорить его предложение или даже бравировать способностью куда эффективнее действовать в одиночку, но прошедшиеся по позвоночнику ногти заставили её бесцельно выдохнуть так и не произнесённые слова и прогнуться в спине, невольно прижимаясь ближе. Если это была угроза, то... очень странная. Покрасневшие полосы горели огнём и каждое новое прикосновение чужих рук теперь было сродни касанию раскалённых добела углей, стремительно разгоняющий вокруг себя весь холод. Эрилимия повернула голову чтобы заглянуть Лексу в глаза и мягко коснувшись щекой его плеча, поймала его голубой взгляд своим, сейчас раскалённо серебряным, - я возьму кого-то из вас...
Снова прикрыв глаза она подставляется под касания его пальцев, прекрасно осознавая тот факт, что в этот момент является полностью, и абсолютно беспомощной. Пожалуй, сейчас именно тот момент, когда Александр действительно был способен претворить в жизнь все свои ранее озвученные угрозы и эта мысль вызывает у неё усмешку. Сейчас, он может сделать с ней всё...
Прикосновения к голове медленно унимают мучительную боль и прогоняют мертвецкий холод. Уверенное биение чужого сердца сливается с её собственным и Эрилимии неумолимо хочется просто закрыть глаза и уснуть. Она насилу тянет себя обратно, по-звериному нежно проводит носом по его шее и сама запускает пальцы в седые волосы в бессильной, еле ощутимой ласке. Ей не даёт задремать глубинный, застарелый страх. Ей страшно остаться в одиночестве и проснуться в темноте. Не впервые. Но впервые настолько отчётливо...

63

Лекс и правда мог бы сделать с ней что угодно сейчас, когда девушка была практически беззащитна. Вся её сила ненадолго ушла. Птицы прячутся в небесах, рыбы уходят на глубину. Где станешь скрываться ты?... Но вряд ли бы он стал тем, кем являлся, поступай Делеври таким образом. Тогда, скорее всего, он был бы... Бесцветным? Пустым? Обрести полноту себя можно было только преодолевая сопротивление. Сражаясь. Между огнем, стремительно пожирающим всё на своём пути, и пламенем в камине, лениво поедающим дрова, была разница.

Это... Страх? Её страх? Подобное, пожалуй, становится доступно для восприятия посторонним лишь в такие мгновения, как сейчас. Когда ты даёшь слабину. Мгновение, которое может стоить очень дорого... Лексу приходится потратить некоторое время на то, чтобы осознать то, что инстинктивно он уже давно понял. Так вот, чего ты так... Мысль даже не нужно оформлять до конца. Достаточно только мягко толкнуть чужую голову себе на плечо, погладить ладонью по щеке, аккуратно прижаться губами к чужому лбу.

– Я - не твой сон. Я не исчезну, если ты закроешь глаза. И уж точно я не оставлю тебя замерзать одну в воде, иначе какой из меня гостеприимный хозяин?... – Оправить чужие волосы, убрав несколько прядей с лица, за ухо, привлечь к себе чуть ближе, в полумраке пряча взгляд, прижаться к виску виском, приобнимая все так же, поглаживая по щеке теперь подушечками пальцев. – Давай. Ты можешь довериться мне точно так же, как я доверился тебе.

64

Если бы у всего на свете был свой Цвет, то слова Александра были бы цвета полупрозрачного, густого янтаря, в котором Эриль нещадно путалась и увязала с каждой следующей секундой все глубже и глубже. Она чувствовала себя бабочкой, угодившей в смертельную ловушку и просто ничего не могла с этим поделать.
Удивление, застывшее в брошенном на него распахнутом серебристом взгляде было настолько ощутимым, что было очевидно, что никто никогда не говорил ей ничего подобного. Эрилимия не была доверчива. Она была цинична и жестока. Она привыкла справляться в одиночку. Привыкла яростно защищать тех, кто был ей дорог, и ничего не ждать взамен. Не потому что была щедра или добра, а потому что просто не думала, что это было нужно или важно... она просто делала то, что хотела и позволяла это делать другим. "Потому что могу" - часто с усмешкой заявляла нури, но не придавала много значения словам других.
Но сейчас... сейчас она безоговорочно и слепо верила каждому его слову. Опрометчиво и заворожено тонула в золотистой смоле, пачкала янтарём хрупкие крылья и тонкие, цепкие лапки. Следуя движениям рук Александра доверчиво положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Тепло... Прикосновения его пальцев и губ прогоняли страх и оставляли после себя расползающейся по коже жар. Он поселился в груди, в дыхании, на самых кончиках пальцев и пускал свои отравленные корни куда-то вглубь. Сейчас она чувствовала больше, чем была способна интерпретировать своим искусственно воссозданным сознанием, но впервые в жизни не боялась просто уснуть.
- Я верю... - пробормотала едва слышно, на грани сна, наконец-то позволяя темноте сковать её в своих объятиях.

65

– Отдохни, наконец. – Да, пожалуй, это должно звучать именно так. Не нужно слишком много знать о ком-то, у кого подобный нур Звук. Для Лекса и его инстинктивного восприятия эльфийка звучит как перетянутая стальная струна, как витой кованый рог натянутого арбалета. Всегда напряженная, всегда холодная и острая – слишком острая, чтобы просто так коснуться пальцами. Кто-то вроде неё… Почти не отдыхает. Люди (или нур) этого типа предпочитают избегать сна, они сражаются с ним фанатичным исследованием, практикой, идеей бесполезности черной мглы по ту сторону. «Трата времени». Это позволяет им… Избежать маленькой смерти. Избежать ощущения, возникающего, когда ты видишь сон, рассыпающийся осколками о жестокую реальность.

Тем не менее, в этот раз всё иначе – и разбиваться нечему. Лекс почти не двигается, всё так же придерживая Исэру, служа для неё и опорой, и источником тепла, позволяя чужому телу расслабиться и не чувствовать холода. Лишь протягивает руку к столику рядом с бортом купальни, перехватывая за корешок одну из оставленных книг – любовь к чтению в ванной никуда не делась, нечто, выжившее в нем со времен детства... Очередной научный труд, посвященный огненной магии. Небольшим усилием воли – заставить тускло загореться подсвечник на том же столике, лишь одну свечу из четырех. Барон намеревался дать девушке немного времени, чтобы та могла подремать – но затем её всё равно придется вытащить из воды. В зависимости от состояния… Разбудить или просто перенести в спальню?

Барон перевел взгляд от книги к нур – сколько же сил она потратила, что её поразила подобная слабость? Заклинатели по своей сути довольно выносливы, магическая одаренность Инеары был очевиден, тем более, она была магом Разума. Видимо, процедура далась ей тяжело… Крайне. Что же, это было не так уж удивительно. Лекс прекрасно знал, что именно представляет из себя его разум. Покачал головой – коротко, осуждающе, вновь вернулся к начатому чтению – переместив свободную руку на чужое плечо, едва заметно поглаживая пальцами. Нужно ждать.

66

Темнота схлопнулась вокруг неё непроницаемой стеной, не оставив после себя ничего, кроме тихого, еле различимого звучания Цвета. В этой тишине ей все ещё было тепло. Тишина не была живой. Не была холодной. Она не тянула свои скрюченные пальцы к её горлу чтобы вцепиться, разорвать гортань, лишить голоса и умертвить. Не было снов. Не было прошлого. Не было бесконечных интерпретаций настоящего, где те, к кому она так неосторожно привязала свою душу, бесконечно оставляли её одну. Это никогда небыли кошмары, это были скорее... предупреждения. Эрилимия верила, бесконечно верила в то, что не нужна была тем, от кого зависела её жизнь. Да и разве она могла бы желать иного? Голодная тварь. Пожирательница. Дорогие подарки, инновационные изобретения, рунические зачарования высшего качества. Ей было чем заплатить за Цвет. Не всегда же ей поглощать ярость, отвращение или страх?... Но они все уйдут, если она перестанет справляться. Если не будет из раза в раз доказывать свою полезность. Но не сейчас... сейчас не было ничего. Только тепло.
Эрилимия не проснулась когда Лекс вытащил её из воды и перенёс в спальню и даже не проснулась ни разу за всю ночь, сонно разлепив глаза лишь поздним утром. Совершенно непривычное время для пробуждения того, кто привык бодрствовать по ночам.

67

Лекс не имел понятия о большинстве способностей нур. Для него она была просто (если это слово вообще применимо здесь) той, кто оказался в силах рискнуть собственным рассудком. Это означало для барона гораздо больше, чем способность рискнуть собственной жизнью. Ведь в этом случае цена ошибки - всего лишь смерть. Потерпи неудачу Исэра - и её ждало бы безумие. Так что Делеври не мог бы желать от неё ничего взамен в принципе. Да и за что? Даже если бы знал... Вряд ли бы это что-то изменило. Это была сама суть Лекса - гореть. Яркое, сжирающее и его самого тоже, пламя. Оно просто было. И должно было быть предназначено для кого-то, в конце концов.

Эльфийки барон перенес наверх, завернув в собственный халат - уложил в постель. Поначалу, хотел было вернуться вниз - прибраться в купальне, собрать вещи... Но если бы она в этот момент проснулась? В конце концов, фон Дермент пришел к выводу, что даже разбудить горничную по-тихому у него не выйдет, поскольку даже покинуть комнату он фактически не мог. Данное слово нужно держать. Нельзя сказать «Но ведь я всего на секунду»... Так что пришлось воспользоваться колокольчиком. Благо, Гретта скорее всего подозревала, что от неё хозяину может понадобиться что-то ещё, поэтому явилась почти сразу.

Когда нур проснулась, казалось, Лекса рядом не было - «его» половина постели была смята, но самого барона рядом не оказалось. Но ни разочарованию, ни страху подступить к её разуму не удалось из-за почти мгновенного «доброго утра», что донеслось с другого конца кровати. Дермент всего лишь не попал поле зрения Инеары сразу, поскольку занимался тем, что пытался привести свои волосы в относительный порядок...

С ехидной усмешкой и выражением «Я ведь говорил...» на лице.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Архив законченных флешбеков » №5. Конец июня 17087. Иридиум. Лекс, Эрилимия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC