Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Ежегодная лотерея Великий Золотой Ящик в самом разгаре!

Поболейте за своего фаворита в Великом Золотом Тотализаторе!

По конкурсу Мистериум - это творчество! - Завершен сбор работ и начато голосование. Поддержите наших творцов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Пепельная пустыня » Пепельная пустыня. Граница.


Пепельная пустыня. Граница.

Сообщений 31 страница 57 из 57

31

Лиса вздёрнула бровь, которая тут же стремительно поползла вверх и там и осталась где-то наверху. Помолчала, вытаптывая ногой песчаную дюну и разглядывая примчавшегося верблюда. «Дрессировка – огонь! Даже лины перед стайкой арахнидов проявляли меньшую выдержку и мчали напролом», – одобрительное фырчание.
– Хrам Чёrной Смеrти, говориш-шь, – Теххи облизнулась. В алых глазах появился блеск азарта – своеобразное состояние лёгкого помешательства, в которое впадает любой исследователь, обнаружив многообещающую находку. Покорение пустынь с позорным изничтожением песчаных упырей могло и подождать. Словно гончая, почуявшая добычу, невольно подалась вперёд и вкрадчиво потребовала подробностей. «Чёрная Смерть, Чёрная… Храм Белиара? Посреди песков? Пф, скорее уж культ ренегатов», – лиса попробовала припомнить, не кажется ли ей это сколько-нибудь знакомым. В её комнатах у Ануид осталось столько изученных трактатов на ашрэфи о культах Шедима и Лиги – и лиса, порывисто взмахнув хвостом, от души (или её лоскутков, что там осталось) жалея, что не взяла их с собой, чтобы освежить память. – Что ты знаешь о нём? В чью честь? Ещё остались жrецы, или он покинут?
Если проводник в своей любимой манере флегматично промолчит, вампирша сменит тон и полоснёт себе запастье, позволяя восполненной крови вновь заструиться. Маленькое напоминание о кобрах и подготовка к грядущим чарам.
– Ты ответишь мне сам, или я заставлю тебя говоrить, – предупредит Неро, уже придумывая, что можно сделать с человеком, чья кровь так неохотно реагирует на её чары. 
Поигрывая кинжалом (не из желания припугнуть, старая привычка сделала своё, а приятная тяжесть оружия возвращала благодушный настрой и успокаивала), взглянула на солнце. Снова прикинула время до сумерек и нетерпеливо вздохнула.
– Конечно, ты будешь ждать, – хищная и клыкастенькая улыбка. У Лаефа получалось более очаровательно-ужасающе, но и лиса была не промах. Хвостатая приблизилась к верблюду и предупреждающе зыркнула на проводника; взгляд был крайне говорящий: «Не подходи, или за себя не ручаюсь». Если мужчина вздумает ей помешать, последствия ему не понравятся. Переплетя заклинание Влияния, вампирша сделала бы осторожный надрез на верблюде – нужна была лишь капля крови, чтобы животное ощутило на себе «Зов вампира» и желание следовать за Неро куда бы она ни пошла.
– Вот так, мой хоr-rоший, – шепнула на ушко верблюду лиса, потрепав его за шею. – Ты можешь плестись за мной, но будет лучше, если ты меня подождёшь здесь, пrавда?
«Решишь сбежать – усложним тебе задачу». Оставшись без верблюда посреди пустыни человек, пусть он хоть трижды знаток песков, далеко от неё не убежит. А уж от Бесхвостого… 
Взмахнув Кровавыми крыльями, Неро отправилась в обозначенную сторону, ориентируясь на нюх вампира.

32

Теххи. Рядом с проводником

Теххи хорошо изучила мужчину - на её вопрос он, конечно, не ответил. Вообще, стоило ему завладеть своими зельями, как Проводник вновь обрёл столь раздражающую флегматичную молчаливость. Могло удивить, правда, что он взял верблюда за уздечку, но так и не взгромоздился на него, будто чего-то дожидаясь. Возможно - когда на него сядет кровавая лисица?
Когда вампирша полоснула верблюда для применения переплетаемого влияния на животном, Проводник, будто презирая опасность, которая исходила от озвученной Теххи фразы, смотрел вдаль. Он стоял так, частично утопая в море желтовато-белых песчинках, приложив к скрытому за материей головного убора лбу ладонь - дабы надёжнее укрыть глаза от палящего солнечного света. То ли подобное средство помогало мало, то ли наблюдаемое мужчиной совсем ему не нравилось, поскольку он хмурился. И чем дольше взирал, тем сильнее и без того испещрённое морщинами лицо становилось мрачным.
http://s7.uploads.ru/fE5Qy.jpg
Проводник: - Надо уходить - произнёс он, оторвавшись от бугристого, плывущего на глазах горизонта и обернулся к вампирше. Но та, проигнорировав его слова, равно как и он - её, уже взмыла на кровавых крыльях вверх. Верблюд не мог не послушаться её и только от неё зависело то - последует ли он за ней, скорее всего, вместе с Проводником, или так и останется на месте, дожидаясь неведомой опасности.
Как бы то ни было - несколько могучих взмахов и кровавая лиса устремилась прочь, с каждым мгновением сокращая расстояние между собой и таинственным храмом. Лететь было несомненно быстрее чем идти, а потому достаточно скоро пред ней предстало полупогруженное в песок строение, обрамлённое выбеленными на солнце останками.
http://s3.uploads.ru/BS9Qj.jpg
Где-то внутри, рядом с чувствующимся нюхом вампиром существом находился Лаеф. Он был к нему близко. Очень. Даже, как говорило путеводное чувство стихии крови, слишком близко...

Лаеф. В здании посреди пустыни.

Тем временем багровый (отчасти потому что был перепачкан в крови) лис занимался делом, которое куда более адекватно было бы совершать не только в спокойной обстановке, но и другими средствами. Но такое слово если и было знакомо Лаефу, то сейчас правило балом его полная противоположность, поскольку ситуация сама по себе выглядела достаточно не простой. Вампир как ни в чём не бывало, пританцовывая в искрящиеся от попадания одной из пары выпущенных назгулом молний, вытачивал с помощью кровавых игл незнакомого вампира из крошащегося под ударами заклинаний гроба. Не все снаряды находили цель - одна кровавя игла, попав в чёрную поверхность под особенно не удачным углом, срикошетила и ушла в сторону, другая кровавая игла, вместо чёрной поверхности попала в по прежнему недвижимое тело высохшей почти до состояния мумии незнакомки, проделывая в руке внушительное отверстие. Это, похоже, никоим образом не волновало назгула - тот погрузился в плетение следующего заклинания магии тьмы, которое, спустя пару кровавых игл (затрачиваемая кровь на которых, даже учитывая вампиризм на струйке льющейся крови, восстанавливалась не столь стремительно, как оная на них тратилась), было реализовано и погрузило местность в едкую, непроницаемую для взгляда тьму. Целиться стало почти невозможно - по крайней мере так, чтобы не повредить одежды. Назгул, понятное дело, не стал останавливаться на достигнутом и приступил к следующему заклинанию стихии тьмы.
На самом пределе чувства жизни объявилась Теххи, тело которой пестрило свежими, явно не закрытыми порезами.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-03-28 18:01:14)

33

Отсутствие результата - тоже результат, и он вполне себе устроил вампира. Во-первых, из отсутствия вреда для гроба, удалось определить его невероятную прочность. Хорошо это или плохо, решится позже. Второй момент заключался в том, что мёртвый вампир...мёртвый. Если до этого момента хвостатый ещё немного подумывал о том, чтобы как-то изучить это тело (где-то в отголосках сознания, на самой его границе), то теперь потерял всяческий интерес. Труп он и есть труп, живой он был до этого или мёртвый. Если бескоровому было плевать, то чего Лаефу беспокоиться? Наконец, прибыла Теххи, и грозилась испортить всё веселье. Следовало заканчивать с этим бесполезным созданием. С призраком, то есть. Хотя и с вампиром тоже.

Прильнув к источнику ртом, вампир спешно хлебнул два или три полных глотка питьём крови, после чего отпрыгнул прочь из зоны тьмы. Пелена с глаз скоро спадёт - её время если не вышло, то скоро выйдет, а сфера, насколько мистик знал способности чёрных магов, имела весьма скромные размеры, а потому следовало показать призраку по-настоящему действенную слепоту, а именно - кровавый туман. Его создание не потребует много времени, а вот бед для бескрового будет сверх всякой меры. Заодно, немного, навредит Теххи, чтобы она не стала бы раньше времени спускаться. И хотя Лаеф знал, что она не станет, лишний повод для перестраховки не помешает.

После завершения тумана, вампир оступит за гроб от духа. Если уж укрытие сухой крови выдержало напор игл, значит никакие другие беды ему тоже будут не страшны, что бы ни задумал противник. А сам "Голод", тем временем, создаст вдвое усиленное кровавое копьё, после чего зарядит его в когти... И сразу же покарает надоедливую бестелесную блоху, что кусала его за спину. Теперь уже ни стена, ни что-то подобное не спасёт духа от кары. Кары, которую сам мистик готов изменить в сторону большего урона кровавым эфиром или силами природы, чтобы наверняка успокоить беспокойного призрака.

34

Поманив острым коготком не то верблюда, не то мужчину, вампирша изменила своё мнение и отдала животному простой и ёмкий приказ – следовать за ней. Не укрылась от внимания отвлечённость проводника, пока для Теххи остающаяся загадкой. Как и многое другое в этих песках…
Прислушиваясь к нюху вампира, Теххи замерла недалеко от входа в храм, оценивая происходящее внутри в силу своих скудных возможностей. Храм Чёрной Смерти привлекал внимание не столько своим жалким, покинутым видом (он-то не оставлял сомнений в том, что нынче здесь властвует только один бог – Жнец), сколько разбросанными повсюду костями. Человеческими? Животными? Выкатившаяся к ногам поломанная черепушка отмела часть вопросов.
«…», – вампирша обернулась, на глаз и нюх оценивая, насколько отстал верблюд (и топает ли вместе с ним проводник) – ему последовал мысленный приказ замереть в паре десятков метров от строения, за каким-нибудь небольшим песчаным барханом, чтобы не отсвечивал, и пожертвовала несколько капель крови, если действие Жертвы подошло к концу.
Переплетённый Кровавый щит алой плёнкой лёг поверх кожи лисицы. Теххи неторопливо влетела внутрь, держа наготове кинжал и несколько атакующих формул в голове (и как бы выбирая между излюбленным Кровавым ударом и более слабой Прознающей иглой школы Пустоты) – из соображений осторожности, наверное. Сейчас её, уставшую от палящего солнца, больше увлекал мрак храма и то, что он из себя представлял – исследовательский азарт требовал удовлетворения. Лаеф и ощущаемое ею ранее кровавое пятно были близко, но, судя по всему, ниже её. Можно последовать и туда, но только после того, как осмотрится и убедится, что здесь ничто не цепляет внимание и не задерживает.

35

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Два глотка пития крови были выполнены. Но выполнены крайне небрежно и с некоторым запозданием - не столько из-за ожидания удара (назгул продемонстрировал почти полную несостоятельность в плане нанесения повреждения чему-нибудь, кроме амуниции кровавого лиса), сколько из-за окружающей мглы. Пусть она была не столь уж и обширной, но её вполне хватало для того чтобы погрузить окружающее пространство вокруг вампира в полную неизвестность. Оставалось полагаться разве что на память, да на чувство крови (которое демонстрировало разве что находящуюся в тёмном металлическом коконе персону, что служила этакой точкой отсчёта). Да, наложенное на него проклятье должно было вот-вот слететь, как приставший к причинному месту банный лист, но проблема была в том что те несколько секунд, в которые Лаеф оказался под действием обоих навевающих мглу проявлений тёмного эфира, вампир, несмотря на своё мистическое зрение, ослеп. Поэтому дальнейший манёвр - создание кровавого тумана, вместе с решительным отступлением - под защиту существенно раскрошенного гроба, он совершал вслепую. Однако, когда он протиснул себя за укрытие, более чем наполовину, а создаваемое им заклинание только-только подходило к середине, как в его ногу вонзились невесомые, но донельзя острые когти чёрного создания и с силой дёрнули его на себя.
https://s18.postimg.cc/tlfmwdhl5/image.png
Мистик потерял равновесие и рухнул на живот, чувствуя как его продолжают тащить назад, попутно исполосовывая его второй конечностью. Атаковать из такого положения было довольно проблематично, но если ничего не предпринять, тварь его вытащит на хорошо простреливаемый заклинаниями участок, что его и погубит.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Нюх показывал что верблюд, на которого взгромоздился и Проводник, отстал достаточно серьезно - вряд ли у него в ближайшее время получится нагнать парящую на кровавых крыльях лисицу. Собственно, это лишний раз подтверждало то насколько нежить была лучше живых - не чувствуя не усталости, ни эмоций, ни негативных особенностей местности вроде жары или холода. Как бы то ни было, сейчас едва ли было время для рассуждений - впереди, а вернее, впереди и внизу, ждал непонятно почему мешкавший Лаеф. В непосредственной близости его телодвижения (по току крови) удавалось разглядеть в подробностях. И они сообщали о том что вампира кто-то атаковал.
Жертва не затрачивала так уж много ресурсов на своё сотворение (кроме, собственно, драгоценной рубиновой влаги, количество которой после сражения с песчаными акулами было далеко от максимального), что не сказать о переплетаемом кровавом щите что требовал не только вливаний крови, но и времени. Зато, двигаясь сквозь разрушенные помещения было чем заняться - кроме, конечно, разглядывая кое где достаточно интересных фресок, из которых зачастую уцелела только часть. Присмотревшись и потратив время можно, конечно, попытаться соскрести знания со стен занесённого здания, но насколько это было адекватным решением, учитывая что Лаефу приходилось не сладко?

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-04-08 18:05:59)

36

Внутренний историк и больной на голову исследователь на пару ликовали: потрескавшиеся фрески были пару раз ощупаны, восторженно осмотрены… и отставлены в сторону. Теххи улыбнулась в темноту – и – тыщ-щ!
Ей казалось, что она почти слышала падение тела вифрэя, удар о плиты храма и волочение. «Вот как ты справляешься без меня, без-хвостик?» И всё же слух, утративший свою остроту с течением времени и усугубившим всё овампириванием, её подводил – чего не скажешь о крови; нюх вампира не обманет, и она же прояснит заклинательнице всю ситуацию: как, что и где происходит с Лаефом. Пока немёртвое сердце сжималось, разгоняя по телу кровоток, Теххи была за него спокойна… даже слишком. Пожалуй, она бы не пожалела времени и начала бы что-то да вычитывать из письмен, выбитых на крошившихся и покрытых песчаной крошкой стенах.
Только вот…
Кровь не лжёт, она нашёптывает – беда. Он может и выпутается сам, живучий, как кусучие твари Каталии, но было что-то странное – нечто, а то и несколько «нечт», раздирающее его на кусочки или пытающееся это сделать, рубиновой жидкостью в своём теле не обладало; оно было неощутимо. И тем интереснее было выяснить причины, по которым нечто ею обделили: сейчас у Теххи было выше крыши особняка Ануид догадок и природе этой сущности. Но если уж она уложила Лаефа на лопатки – ох-хо! Соваться туда не стоит. Или стоит и помочь ему, несчастному? Размышление сопровождались скрежетом шестерёнок в голове лисицы, а заодно – бодрым помахиванием крыльями в поисках способа спуститься вниз. Разумеется, лезть на рожон она и не думала.
Внушительное кровавое пятно, за которым Лаеф гонялся и который Теххи вначале приняла за караван, тоже имело существенный вес на чаше любопытства на весах лисьего благоразумия.
– Только попrобуй в кrови захлебнуться, паrшивец, – буркнула вампирша и скривила губы, опознав чары тумана. Причина ворчуканья была проста: будучи наслышанной о заслугах Кровоглота, смутно догадывалась, что туман нужен был «чтобы веселью не мешала, зануда».
Лисица оценила свой запас сил, помахивая хвостом и поигрывая Кровавым ударом наготове – чтобы залепить первому попавшемуся неощутимому невидимке промеж глаз, который решит на неё выползти, выплыть, выпрыгнуть. Не уклонится, не сможет! Хе~х. Лисица обратилась в слух и зрение, пусть первый компонент её бдительности был несколько ущербен – застать себя врасплох было бы ну крайне неловко! К тому же, когда ты имеешь возможность парить и биться головой об потолки в попытках сбежать из-под удара и виртуозно выворачивать крыльями виражи.

37

И так, всё складывалось своим чередом. Может не так ровно, поспешно или предсказуемо, но хвостатому "бесхвостому" было не привыкать к тому, что планы имели свойство нарушаться. Правда, чтобы что-то нарушить, надо что-то запланировать, а с долгосрочными идеями у "голода" всегда выходило как-то плохо. Так и сейчас, едва новый противник показался на сцене, изо рта раздался гортанный рык, едва не прервавший начатое заклинание. Естественно, только едва.

До-бы-ча, - радостно (бы) оповестил клыкастый окружающих, после чего (уже без бы) приступил бы хоть к какому-то веселью, в отличие от абсолютно трусливого бескрового. Удар ногой, попытка сгруппироваться и встать на ноги, либо как-то помешать тёмному, после чего - стремительная контратака когтями и "когтями" (оружием и перчаткой), стремительным железным шквалом. В удары вкладывались жесты, не требующее дыхание горло упрямо шептало оставшиеся слова заклинания. Лаеф хотел туман - Лаеф сделает туман, что бы и кто бы ему не мешало. Да и разве помеха какое-то создание, супротив опытного мистика? Не будь до этого момента столь бестолковой "дуэли", в течении которой призрак чуть что, уплывал в стену и пытался ослепить, Голод и на тёмного внимания не особо обратил. К несчастью, и мальки - обед, когда год не особо богатый на дичь. И этой тёмной "дичи" теперь предстояло вытерпеть всё то, что вампир хотел сделать с её...призывателем? Создателем? Собратом? Неважно. Всё это потом, если от них хоть что-то уцелеет, когда Лаеф закончит начатое.

38

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Нашинковать мёртвого лиса на маленькие кусочки помешала Тени сначала его защита в виде корочки кровавого пота, а потом и активные попытки вырваться. Несмотря на качество и скорость ответных ударов - пусть и единственной ногой, так же не страдающее от излишней уязвимости к физическим ударам призванное назгулом существо как ни в чем не бывало продолжило оттаскивать Лаефа прочь, попутно "почёсывая" спинку. Но мёртвый вифрей не был бы собой, если бы не смог вывернуться, правда, ценой изменения собственного тела - он попросту наплевав на то что нога не поворачивается так как он желает, всё же провернул её и тем самым смог перейти в контратаку. Тени, что не удивительно, не понравилась передняя, куда более агрессивно настроенная часть вампира, что первым же взмахом когтей лишила оную значительной части предплечья, так что та поспешила отпустить добычу и отползти на четвереньках. Правда, последнее заметить Лаефу удалось с некоторым трудом - всё же вокруг пульсировала наведённая призраком тьма и он, не иначе как инстинктивно закрылся когтями от неожиданно последовавшей атаки с чуточку другой стороны, нежели в которой скрылась обретшая почти убийственную плотность Тень. Защита, в которую пришлось перейти вампиру, правда, не была совсем уж беспросветной - она шла вместе с последними жестами, необходимыми для того чтобы всё вокруг застлал старый добрый кровавый туман. Удушливый мрак наполнился теперь еще и насыщенной багровой дымкой, превратив подвал заброшенного в пустыне храма в непроницаемое ни для магического, ни для простого зрения месиво. Радовало как минимум то, что теперь все находились в равных условиях. Правда, у Тени по прежнему было больше мобильности и вифрей так и не успевшей оказаться вырванной печёнкой чувствовал что тварь нападёт вновь. Понять бы еще откуда. А сделав это, как показала практика, с ней можно было бы разобраться одним-двумя точными ударами. Справа - где пространства должно было быть больше, слева - там чуточку позади был гроб, обойдёт сзади - где-то там неподалёку была стена, или пойдёт в лобовую атаку - там и пространства для манёвра было куда больше.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Не узнать туман Теххи не могла. Оный, благодаря силе его использовавшего, мягко говоря, оказался достаточно обширным - настолько, что не только затопил собой нижний этаж, но и просочился наверх, распуская свои отростки, обозначающих единственный путь к своему наибольшему скоплению. Кровавые крылья, которыми пользовалась Теххи в замкнутом помещении разрушенного храма казались настолько же посторонними, как костёр под водой. Поэтому кровавая лисица была вынуждена либо развеять их вовсе, либо свернуть их за спиной, создав из них своеобразный плащ, который, оказавшись на свету, выглядел бы как багровый почти застывший водопад, ниспадающих с плеч Красной Королевы. Здесь, впрочем, как оказалось, мгновение спустя, тоже имелись свои наблюдатели - тёмная фигура выплыла из камня и, схлопотав заранее приготовленный кровавый удар, который не причинил оной никакого видимого вреда, ответила стрелой тьмы, от которой, и без того едва-едва видимой во мгле, увернуться в узком пространстве коридора не представлялось возможным вовсе. Кровавому щиту пришлось принять удар на себя.
http://s5.uploads.ru/mEFqA.png
Назгул: - Про-о-о-о-о-очь! - прохрипело злобное привидение, растворяясь в чёрной стене ровно за мгновение до того как с пальцев Теххи сорвалась пронзающая игла и обратила часть древней неразборчивой мозаики в простое и понятное ничто.
Судя по всему, здесь им были не рады.

39

Одна из бровей лисицы вздёрнулась вверх, а выражение лица из предельно сосредоточенного перешло в разочарованно-капризное. Крылья от мировой несправедливости и во имя экономии; как там говорил её наставник Махи в бородатые времена? «Вот ты тут эфиром разбрасываешься, а где-то в Нури дети голодают!»
– Фу, – чистосердечно заявила Теххи, приступая к плетению следующего заклинания. Щит у неё не абы какой, а целый кровавый, тут вампирша была спокойна – жалкой стрелой школы Тьмы его не развеять. Но по повреждениям, которые она нанесла, можно хотя бы предположить, насколько хорошо назгул (причина её недовольства) владел своей стихией. Первопорядковая стрела оставит куда большую прореху в её защите, чем хилая десятипорядковая…
Кровь призраку не указ – понятно, почему Лаефа этажом ниже драли, как тузик грелку, или пытались это сделать не без какого-то успеха, насколько удавалось лисице судить. Впрочем, теперь у неё появилась своя игрушка, целый вызов – и надо же было напороться на храм, который облюбовали призраки, не восприимчивые к её излюбленному оружию! Что ни говори, с везением у неё были проблемы с момента… рождения? Нет, пожалуй, после овампиривания что-то (всё) пошло немного (совсем) не так.
Вернувшись к нашим назгулам, Теххи постаралась завершить переплетённое Кровавое пламя.
– ПRRRОЧЬ! – рявкнула лисица, видевшая в темноте если не лучше, то уж точно не хуже, чем при свете солнца, а потому взглядом прожигающая стены и фрески вместе с ними в надежде, что назгул отреагирует и выползет из укрытия. Если же не выползет.. сердце кровью обливается, как ему и положено.. но придётся приступить к крушению храма. Спектральные сущности никогда не были её любимчиками.

40

Противник был отогнан в сторону, кровавый туман застлал окрестности. На этом Лаеф думал закончить со всем этим делом и отправиться залечивать имеющиеся раны, потому как гоняться за тенью в условиях темноты было столь же безблагостно, как и воевать с нею, но сомнительно, что тёмный подумает также. Всё же, буде это создание призванным, оно не может себе позволить отказаться от идеи нападать, пусть и ценой своей не-жизни, а потому расслабляться было рано.

Первым делом, "Бехвостый" припал к земле на четыре конечности, как дикий зверь, и утробный рычанием указывал темному и бескровому путь. Не мог же этот призрак так просто отказаться от попыток убить, оставить свой пост на попечение Лаефа? Это бы вампира устроило, конечно - в этом случае, хвостатый успел бы разрушить гроб и "содержимое" до того, как Теххи бы оживилась и попыталась бы что-то найти, но подобный исход маловероятен. Стало быть, нападать могут оба, и не с одной стороны, а потому в когти на правой руке перекочевал огненный шар, после чего началась подготовка огненного потока. Если не угадать с направлением, то стоит брать обширностью покрытия. Если темный коготь снова решит схватить за ногу, его ждёт пламенный и неприятный сюрприз. В любом ином случае, есть ещё и рывок, позволяющий настигнуть беглеца. С бескровым - аналогично, и на сей раз до победного. Злобу по отношению к этому призраку уже некуда было девать, и ярость бы задушила вампира, если бы клыкастому нужно было дышать.

Вектор движения - вправо. Судя по способностям, продемонстрированным ранее, призрак очень уж любил вылазить откуда ни возьмись, включая стены (особенно стены), так что надёжное прикрытие спины стало местом возможной ловушки. С другой стороны, от спины остались рваные и прожаренные ошмётки... Но всё же стоит её поберечь, кто знает сколько боёв впереди, а без торса стоять затруднительно.

41

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Если в прошлый раз противник Лаефа использовал какую-никакую тактику, то теперь Тень, выждав неприлично малое время, бросилась на вампира ровно с той стороны, в которую отступила. Спереди. К счастью кровавый лис не оказался кровавым хомяком поскольку вместо того чтобы запасти на будущее огненный шар, он тотчас же выпустил его навстречу проступившим в темноте очертаниям. Создание не отличалось какими-то особенными навыками, позволяющими маневрировать в полёте, а потому получило раскалённым сгустком огня в то место где у гуманоидов находился живот. Тень смело прочь - беззвучно получившее очередное повреждение фигура растворилась во мраке. Лаеф не собирался ждать нападения, а потому не долго думая огненным потоком ударил туда, где скрылось порождённое темной магией создание. Попал или нет - оставалось загадкой и на всякий случай вампир продолжил поддерживать заклинание, готовый изменить направление изливающегося жара при первом же признаке наличии поблизости посторонней цели. Попутно он начал отступать вправо, оставляя в стороне и вампира в не до конца подвергнувшемся расковыриванию гробу, и источник живительной влаги, который мог бы излечить его истерзанное тело. То было, пожалуй, самым очевидным местом для того чтобы устроить ловушку на кровопийцу.
Откуда-то издалека донёсся знакомый картавый голос. Слов было не разобрать, но судя по интенсивности звука - то было нечто не слишком добродушное.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Судя по всему, порядок магии тьмы у призрака был достаточно высок - настолько, чтобы полученные повреждения могли бы считаться достаточно существенными. Но даже так их было явно маловато для преодоления багровой пелены. Так что Теххи могла чувствовать себя более-менее в безопасности - по крайней мере насколько это вообще возможно в посвященном тёмному божеству храме посреди пустыни с кровожадным призраком на хвосте. К слову, последний, оказавшись в стене, не проявлял себя никоим образом, так что картавое эхо кровавой лисицы разве что наполнило тонущие в темноте внутренности каменного сооружения её голосом. Можно было бы предположить что создание последовало совету любительнице живых кукол, переплетающей кровавое пламя, если бы не понимание того что этот вариант был бы слишком лёгким. Пока назгул, защищенный стенами храма, плёл какое-то свое заклинание, за Теххи оставался выбор того каким именно образом она начнёт разрушать то, что не смогло сточить время и песок.

42

! +,.,+

http://s9.uploads.ru/hYXj4.png

Обычно бестелесные существа не вызывали у лисицы такого стойкого отвращения и желания развеять их по ветру, отправив блудную душу бродить вдоль Реки душ – просто потому что они не мешались у неё под ногами. Теххи живёт в мире, где бал правит Кровь – и где у неё есть преимущества, власть. Духи, назгулы и прочие бестелесные друзья спиритуалов были ей интересны какое-то время, а потом увлечение стёрлось из памяти, забылось, уступив место куда более заманчивым вещам – становлению Лордом Крови, например…
И вот сейчас ей это аукнулось, а ведь стоило, определённо стоило хоть сколько-нибудь позаботиться о защите от призраков!
Путеводное чувство Крови вопило об опасности, и лисьи ушки, давно утратившие остроту слуха, рефлекторно подёргивались в попытке уловить звук. Хвост настороженно вился вдоль спины хозяйки, распушившись.
Стоило призраку пропасть из виду, лиса изменила модель поведения и сдвинулась с места, решив не торчать на одном месте – и без того лёгкая цель. Чары Кровавого пламени были развеяны. «Ноги помнят, если что – может и спасут», – бессвязная мысль-воспоминание о тренировках Ануид, оттачивающих всё то, что она выучила ещё много лет Зрячей. Что дальше? Дальше что?.. Дальше…
– ЛААААЕФ! – Казалось, рявкнула так внушительно, что старинные стены содрогнулись, и в воздухе повис слой пыли. Пусть бесхвостый обратит на неё внимание – указания умирать втихую она не давала.
Теххи, не раздумывая, направила в тот кусок стены, где растворился назгул, Рассеивание. Вряд ли он ушёл существенно далеко, шанс зацепить его и сделать маленькую пакость всё же был. После которой тварь вполне могла показаться, и тут у лисы не было вариантов: нашпиговать его призрачную голову Пронзающими иглами, одну за другой.

43

Раздался гортанный, довольный рык. Пропал поток огня, более не поддерживаемый хвостатым. Жалкая тварь, - однозначно рассудил мистик относительно тени. Или её владельца. Или их обоих враз. Столько усилий ради того, чтобы отнять малую толику его безграничного времени бессмертия. К этому моменту, уже можно было бы достигнуть форта, оазиса или чего бы то ни было, и вкусить всем горлом ещё живой, человеческой крови. Впрочем, алые реки тут всё же присутствуют, пусть и созданы они ради уже давно погибшего хозяина. А это значит, что будет святотатством их так оставить, не обратить их питательную силу себе во благо.

Кровавый туман надёжно укутал Кровоглота, а значит никто ему теперь не помешает вкусить в полную силу. Далёкий крик, знакомый голос, что отозвался в отголосках души скрежетом кресала об кремень, подстёгивал злобу, ускорял движения. Хватило ли выпитой крови, чтобы восстановить свои запасы? Достаточно ли её, чтобы заживить повреждённую ногу? В любом случае, ещё некоторое количество багрового блага не помешает, чтобы окончательно расправиться с бестелесными. Вампир шёл буквально на запах, игнорируя слабость своего зрения, которое с минуты на минуту будет очищено от проклятия. Кровь... Нужно больше крови.

Каким бы слабым не был поток, он уже укроет пол тонкой плёнкой. Грязь и песок будут жадно впитывать алую влагу, но не магу крови бояться этой грязи - впитает ладонями, в то время как сам будет пить из источника. Сейчас, когда никто не мешает, занятие сие не составит труда. А если кто ещё пожелает вылезть... Что же, потоки пламени будут наготове, и помогут тёмным душам отправиться в своё горнило.

44

Вопль разнёсся по коридорам полузасыпанного храма, в одном месте сбив на протяжении последних пары веков с трудом удерживающуюся на месте штукатурку, а в другом - потревожив вековую пыль, которая с едва ощутимым кому-либо из смертных вздохом пустилась в поисках более комфортного пристанища, а то что случилось в третьем месте - узнать было крайне проблематично из-за высокой концентрации магических эманаций.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Не успел растревоженный храм вернуть себе покой после вопля, как из стены позади Теххи полуночным бандитом с кинжалом на перевес из стены выпрыгнул окружённый щитом тьмы назгул и угодил аккуратно под рассеивание. Он не мешкая начал совершать резкие удары зачарованным магией тьмы оружием по кровавому щиту вампирши, но та не осталась в долгу и ответила шквалом из пронзающих игл. Теххи наблюдала сквозь едва-едва в местах ударов почерневшую пелену багровой плёнки как невесомую вуаль нежити пронзают незримые снаряды, разрывая эфемерную структуру. Да, попадать исключительно в голову было тяжеловато из-за постоянного движения создания, а потому лисица не стала как-то особенно мудрствовать или целиться, тратя на это время. Призрак, увлёкшийся кромсанием, видимо не сразу понял что вражеская магия не стекает по подготовленному щиту, но разрывает его самого на части (один из минусов отсутствия боли), поэтому бросился прочь слишком поздно - когда он уже напоминал истерзанный мышами пыльный мешок. Нежить провалилась вниз, под землю - то ли растворившись и окончательно закончив свой земной путь, то ли сумев уйти на последнем издыхании.

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Тем временем Лаеф изволил пить. Да так, что пил он не только ртом, но и всеми доступными частями тела, впитывая разлитую по окрестностям влагу в себя, подобно перележавшей на солнце губке. И чем больше он насыщал свой организм багровой жидкостью из резервуара, тем больше понимал - что-то с этой кровью не так. Ранее, в условной горячке боя не заметное жжение, теперь ощущалось по всему телу, наполняясь им тем больше, чем больше он вливал в себя странную кровь. Однако, на этом причудливость не заканчивалось - пусть кровь исправно исцеляла полученные Бесхвостым повреждения, вот только делала она это...как то уж слишком быстро. Лаеф не отличался тугостью ума, а потому в любой момент был способен прервать насыщение себя любимого подозрительной кровью. Благо как делать это, так и не делать ему никто не мешал - после крика его старой доброй знакомой никто ему не мешал. Более того, тьмы вокруг стало заметно меньше, а это могло значить только одно...

45

Кровь. Какой бы она не было, эта жидкость дар для вампиров сама по себе. Густая, засыхающая, холодная, чёрная, синяя, красная... Как говорили ему в детстве "подарок не выбирают". Так и сейчас, спустя много лет, вампир с жадностью голодного - а голод до крови всегда с ним - впитывал питательную жидкость. Возможно, она была слишком питательна, и положена другому. Но какая разница? Возмущения со стороны давно умершего и засохшего трупа всё равно не последует, а кровь нужна ему, Охотнику, чтобы продолжить свой путь.

Запасы будут пополнены, тело восстановлено, магия вновь насытит тело мистика. Дождавшись окончания действия тьмы, он скучающим взором изучит окрестности на предмет наличия тут иного, кроме багрового, эфира. В качестве вялого интереса, оставит надрез на собственном теле - если уж странная кровь вызывала жжение, не ведёт ли она себя столь же странным образом, проявляя иные свойства? По своему жизненному и после-жизненному опыту, Кровоглот знал о свойствах багрового, знал о его склонности и возможности преобразовываться в другие виды, вплоть до огня, света, тьмы. Но сделать это долгосрочно, оставить где-то посреди пустыни под землёй, преобразить такой запас? В качестве проверки своей догадки, последовало чутье жизнь, сосредоточенное вглубь камня, за гранью зримого. В этом... В этом уже был смысл, как казалось Лаефу. В отличие от бесполезного мертвяка в гробу, по которому уже было желание вновь зарядить молотом из крови. Уж больно хорошим был первый удар.

Теххи

Сквозь зубы вырвались самые страшные проклятия Белиара, направленные на голову этого назгула, проводника, пустыни, Лаефа и, для завершения, на сам этот "храм чёрной смерти", что столь неудобно оказался на их маршруте. Под конец, возмущённо фыркнув, чтобы обозначить конец общих ругательств, раздался крик насквозь личный. Лаеф, к ноге! Естественно, это не сработает с Кровавым Охотником, но хоть немного да напомнит ему о том, чья воля в этом походе является решающей.

Не расслабляясь и не убирая кинжал, Неро неспешно направилась внутрь утробы, нюхом вампира ощупывая окрестности. Шаг был медлительный, осторожный, проверяющий пространство перед собой и под ногами. Ловушки, провалы, разломы? Всё может быть. Слишком древним выглядело это место, как и его хранитель. Ему - этому противному шипящему назгулу - всё ещё были заготовлены пронзающие иглы.

46

Лаеф, Теххи. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Магии как таковой в ставших куда мене зловещими окрестностях заметно не было - разве что порожденная Теххи, но после стольких лет совместного существования с картавлящей вампиршей, она была повседневна почти что до зубного скрежета. Чувство жизни, сколь кровавый лис к нему не прислушивался, не дало ни малейшей подсказки - имелись ли в толще камня ещё ёмкости со странным составом или нет. И не удивительно, ведь кровь можно было ощущать лишь пока та находилась внутри живых существ. Относительным развлечением стала разве что занимательная особенность, а именно - странный вибрирующий зуд внутри всего тела Лаефа, до отказа набившего себя кровью из странного сосуда. Побочным эффектом этого стала регенерация, которая неторопливо начала затягивать нанесённую естествоиспытателем самому себе рану - не так быстро как если бы он продолжал пить кровь, но, насколько он знал, несколько стремительнее, чем у живых.
"Мертвяк" по прежнему лежал в полувскрытом гробу и не слишком то обращал на себя внимания, по прежнему находясь в своеобразном летаргическом сне. То ли дело обнажённый Лаеф, который выделялся на фоне угрюмой местности подобно магу жизни на собрании некромантов. Именно потому то он и оказался тем, на что в первую очередь обратила внимание спустившаяся по ступеням Теххи окружённая кровавым щитом, со сложенными за спиной кровавыми крыльями, да с приготовленными пронзающими иглами, да кинжалом наперевес. Её нюх вампира действовал постоянно, а потому лишь требовал иногда обращать на себя внимание, как например сейчас, сообщая ровно как о наличии лежащего у дальней стены существа обладающего кровью (помимо Лаефа), так и о приближении верблюда и ведомого им Проводника. И если последние волновали совсем едва-едва, то вот пленница не могла не захватить внимание вампирши. Тело лежало в покрытом трещинами чёрном сооружении, напоминающем эбеновый кокон. Возможно раньше лицо неизвестной укрывала маска, выполненная из того же материала, но сейчас сказать об этом было нельзя - кто-то беспардонно расколошматил вместилище существа для удовлетворения своего любопытства.
http://s9.uploads.ru/Jnjup.jpg
Совсем рядом с телом прямо из стены тонкой струйкой (не то что раньше) уже не била, но сочилась багряная тягучая жидкость, которую любой вампир мог с лёгкостью определить. Кровь. Именно ею и был перепачкан щеголяющий голым задом Бесхвостый Лаеф. Одежда его (а вернее то что от неё осталось) неприглядным кулём валялась неподалёку от тела.

47

Бесхвостый, пожалуй, наслаждался своим состоянием. Странные ощущения. Ощущения! Что-то новое в этой жизни нежити. Кроме того, такое количество крови – и всё его. Теххи, при всей её жажде, не вкусит и сотой (а может и тысячной!) доли от запасов этого бездонного бассейна. Старую «кровь» в лице безмолвного трупа Охотник и не рассматривал в качестве потенциального соперника или едока. Если так подумать, и в качестве разумного-то не особо воспринимал. Просто предмет мебели, соответствующий антуражу этого места. Молчаливый, протухший, бесполезный. Хуже был только бескровый, что, похоже, наконец-то соизволил подохнуть, или же исчез в глубинах Ада со своей ручной зверушкой.
- Странная кровь, – без приветственных слов, Лаеф обратился к своей госпоже, после чего кивнул на слабеющий ручеёк алой влаги, - не вкушал ранее такой. Насыщает тело лучше «живой», наполняет…ощущением. Тело словно бы оживает, – последовал задумчивый хмык, после чего удовлетворенная улыбка сменилась привычно-угрожающей, - принадлежала ему. Предлагаю убить, чтобы не было необходимости делить пищу с кем-либо ещё, с ним или его последователями. Дряхлая кровь, бесполезная плоть. Разве что одежду забрать, – вампир пожал плечами, прикидывая габариты лежащей фигуры, и сравнивая их с своими собственными. За исключением отсутствующей выемки под хвост, который можно будет и отрезать в случае проблем, вроде вполне себе по телу. Было лишь немного жаль, что тут не было оружия, достойного Охотника, но это сожаление таилось где-то там, вдали. Куда ближе были мысли о молоте, с помощью которого будет разбит гроб после приказа хозяйки.

48

Едва Лаеф оказался в поле её зрения, вампирша ощутимо расслабилась: если уж Бесхвостый разгуливает по древнему храму без всякого намёка на защиту (буквально), то ей беспокоиться не о чем. Но мысли о сверкающем причинными местами Лаефе быстро перескочили на куда более интересный объект – что-то вроде гробницы, насколько Теххи могла судить. Она тут же приблизилась, рассматривая тело и невольно обнажая клыки в улыбке – струящаяся из стены «странная кровь» была куда привлекательней недавно испробованных песчаных акул.
– Тело… оживает? – отвлёкшись, иронично переспросила вампирша. – Убить всегда успеешь, он… – мёртвая лисица тут же поправилась –… она нам ещё пrигодится. Но одежду забrать можешь. Обыщи тело.
– А тепеrь будь тихим лисом и не мешай мне. Следи, чтобы пrизрак меня не побеспокоил, если rешит заявиться опять. Не то чтобы ты с ним успешно спrавлялся…

Теххи снисходительно фыркнула и склонилась над ручейком крови: принюхалась снова и припала к источнику, сделав несколько жадных глотков. С трудом оторвалась, облизнулась, позволяя нескольким каплям алой струёй стекать по подбородку. «Ощущения, говоришь?..», – вампирша не была голодна и не особо горела желанием испытывать на себе особенности крови из казавшегося бездонным резервуара.
– Усан, жалкий алхимик… – пробормотала себе под нос, не обращая внимания на Лаефа. – Хrам Чёrной Смеrти и в нём – гrобница с тrупом? Ха-а, тrупом, который бескrовый пытался напитывать кrовью…? – Невнятное бормотание резко прекратилось, и храм вновь погрузился в тишину, нарушаемую едва слышным журчанием крови. Теххи сделала ещё один глоток, обращаясь к Памяти крови.
Что она хотела узнать? Сложно сказать конкретно; ссохшийся труп и древняя постройка посреди пустыни навевали на мысли, которые вампирша хотела подтвердить или опровергнуть. Ей было нужно, чтобы Кровь рассказала свою историю.

49

Багровая Кукольщица, несмотря на притягательную, но угрожающе тонкую струю крови предпочла в первую очередь обратить внимание на по прежнему недвижимое тело, заключённое в объятьях чёрного кокона. Оное же интересовало и обнажённого Лаефа, пусть и с несколько более практичной точки зрения. Одежда более-менее подходящего по росту "тела", насколько того позволяло увидеть не до конца завершённое вскрытие импровизированного саркофага, была женской, а именно - состояла преимущественно из украшений. Кроме того, в процессе далеко не самого аккуратного вскрытия, тканевая часть одеяния была в нескольких местах разорвана, демонстрируя свежие раны. Как бы то ни было, для более подробной оценки имеющихся у "куколки" вещей, необходимо было освободить её от остатков чёрного гроба. И, получив приказ, как какой-нибудь заправский скульптор, вытачивающий из чёрной породы донельзя реалистичную фигуру, Лаеф начал кровавым молотом сдирать неподдатливую черноту с пленницы...
Теххи припала к иссякающему потоку странной крови и...ощутило нечто странное. То было прокатившееся по языку и гортани лёгкое жжение, оборвавшееся прокатившемуся по телу трепетом, который, впрочем, моментально сошел на нет. Было ли тому виной количество имеющихся у пьющей повреждений, некое "выветривание" свойств ранее закупоренной в резервуаре крови, количество недостающей в организме живительной влаги или какие-либо иные нюансы - было не ясно. И тогда она пустила в дело магию, которая должна была хотя бы немного приоткрыть завесу тайны. Вампирша, устроившись поудобнее и попытавшись абстрагироваться от того чем занимался её спутник, воззвала к памяти крови. И та нехотя ответила ей...
Перед Лаефом лежала особа, наряженная в одежды, подходящие знатной даме в путешествии. Множество украшений, преимущественно лишённых магии как таковой, а если от некоторых оной и пахло, то лишь давным давно выветрившимися рунами. Дорого выглядящий, подогнанный под фигуру (до того как та высохла), пусть и кое где порванный (в соответствии с имеющимися на теле повреждениями, которые были замечены Лаефом его чувством жизни) походный костюм состоял из корсета, усиленного вставками какого-то легкого металла и штанов для верховой езды. Обуви не было. Более тщательный обыск дал возможность обнаружить небольшой, выцветший от времени клочок пергамента, да изогнутый крохотный ключик. Вряд ли Лаеф знал что такие используются для открывания шкатулок, где дамы хранят свои драгоценности. На этом, собственно, было всё.
Кровь принадлежала не одному существу, но многим. Потому "речь" была сбивчивой, многоголосной и зачастую едва-едва разборчивой из-за равномерного звучания. Но все они сходились в одном. Теххи видела возносящиеся вверх кинжалы и почти чувствовала как они вонзаются в плоть, разрывая её. В воздухе стоял гомон читаемых напевов - то ли молитв, то ли заклинаний. Она чувствовала страх, она чувствовала кровь, она чувствовала тьму. Маска недавно виденного назгула вспыхивала то тут, то там во мгле, сумбурная и сбивчиво разнообразная, но при этом всегда неуловимо похожая на саму себя. И именно ею же всё обрывалось.
Чувство жизни сообщило что Проводник каким-то чудом обогнал верблюда и замер у границы храма. А потом, спустя несколько секунд, раздался оглушительный взрыв, потревоживший сыпучую тишину полупогребённого строения.

50

Вампирша отпрянула от крови и выпрямилась. Взгляд слегка диковатый, бегло прошёлся по найденным Лаефом украшениям и вещам. Рыжий хвост лихорадочным столпом пламени носился из стороны в сторону, а сама она ощутимо приободрилась – от жжения испитой крови, от чужого страха и боли, которые чувствовала сквозь воспоминания жертв призрака. Взрыв заставил лису навострить уши и вскинуть руку в направлении выхода:
– Пrоверь, что там. Вмешайся. Алхимика тащи сюда живым и способным говоrить, – указующий жест дал отмашку, и она мгновенно забыла о проводнике и голом Бесхвостом.
«И зачем твой слуга запасал столько кrови-и…», – мурлыча себе под нос, Теххи скинула с себя верхние одежды, чтобы длинные рукава восточного халата не мешались и не запачкались ещё больше (встреча с песчаными акулами была свежа в памяти; хорошо, что хоть привкус животной крови вампирша сумела сбить). Пояс с алхимическими зельями оставила, чувствуя себя с ним увереннее – так Ануид была готова к любым неприятностям, от части которых её защитит нюх. – «Как он собиrался тебя о-жи-ви-ить ~»
Картина была наверняка то, что надо. Почти как в старые-добрые времена: полуобнажённая вифрэйка, кожа которой покрыта кровавой плёнкой щита, зависает над пациентом, крепко сжимая к руке рукоятку кинжала и угрожающе топорща алые крылья…
Все украшения, которые не стянул с трупа Лаеф, Теххи несколькими рывками посдёргивала и отбросила в сторону – если только что-то её не заинтересует так, как пергамент и ключик, которые вампирша осторожно отложила в сторону. Расчистив место и разрезав несколькими движениями одежду беловолосой в лохмотья, она наконец добралась до тела и сделала надрез – такой, какой проводила уже сотни и сотни раз.
«Давно я этого не делала, всё живые попадаются», – прозвучал насмешливый фырк, хвост отобразил настроение хозяйки и сосредоточенно замер, вытянувшись вдоль её спины.
Удобно перехваченный кинжал, умелые и быстрые движения; Ануид собиралась провести вскрытие как можно скорее, поэтому разрез вдоль грудной клетки мог быть неряшлив и проведён справа вниз и прямо к тазовой кости. Задача была не простая, почти невыполнимая: вампирша искала алую жидкость, хотя бы пару капель… у ссохшегося трупа. И знала, где искать; кинжал уверенно направился в нижние отделы тела. «Если и искать кровь у тела, лежащего на спине, то только там»
Кровь была бесценным источником знаний; она позволит узнать о Храме Чёрной Смерти и личности женщины куда больше, чем письмена на стенах крипты, или немногословный проводник. Не задумываясь, Теххи была готова опробовать и трупную кровь, лишь бы заглянуть в чужую память. В момент вспышки исследовательского интереса и азарта вампиршу не волновали свои вкусовые пристрастия: всё же лежащая перед ней женщина мало напоминала милого лигийского мальчика.

51

Вампир предостерегающе рыкнул. Пустая кровь выпил немало его алой благости, но в итоге был убит или развеян, вместе с его ручной зверушкой. Впрочем, добытое снаряжение несколько отвлекло Лаефа от пререканий с своей хозяйкой, потому как требовалось перенести одежду с трупа на себя. Особой деликатностью или требовательностью Бесхвостый не страдал, а потому что женская, что мужская одежда для него были едины, а загадочный мертвец был ничуть не лучше любого прочего мертвеца. Так что, как только удалось натянуть на себя то, что в принципе можно натянуть на тело жилистого некогда-вифрэя, Охотник потерял всяческий интерес к своему некогда-живому "сородичу" по проклятой крови. Ключик и пергамент, если бы помешались в процессе работы, были небрежно смахнуты в сторону. Всё равно в них не было ничего такого, что мистик бы не знал. Взрыв, в этом смысле, был интереснее.

- Не могу обещать. Но его кровь будет твоей, госпожа, а значит и тайны не уйдут вместе с ним в могилу, как у этой дряхлой развалины,
- кровожадно усмехнулся мертвец, обрывая лишние элементы одежды для большей свободы движений - всё же потребуется запрыгнуть наверх, по сломанной лестнице. Если не хватит сил, всегда можно ускорить движения и укрепить тело адреналином и жертвой, после чего попробовать ещё раз. Или выбить в стене необходимые ямки для зацепа с помощью кровавых игл. В качестве некоторого интереса, Лаеф использовал бы иглы просто так, в стену или в пол, чтобы посмотреть эффект от этого заклинания. Возможно, новая кровь сказывается как-то иначе, не только через приятное чувство жжения. После этого, естественно, путь пошёл бы на поверхность, за непослушным Усаном, которому давно пора было вырезать сердце.

52

Лаеф. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Лестница стала первым препятствием перед преобразившимся после переодевания Лаефом. А всё из-за того что одежда села, пожалуй, слишком плотно, не давая той свободы и легкости движений, что ранее обеспечивала его пришедшая в негодность одежда. Потому то первые несколько ступеней, круто идущих вверх, были преодолены с некоторым потрескиванием - в тех местах, где ткань сдавалась и расходилась, тем самым мало-помалу возвращая Лаефу подвижность.
Так что на первый, к слову, куда более засыпанный песком этаж, мистик взлетел столь же подвижным, каким и был до всего этого сражения. Он уже проходил этим путем, но даже так ему некоторого труда составило найти выход в этом мрачном каменно-песочном сооружении. А виной тому были свежеобразовавшиеся, видимо после взрыва, горы песка, послужившие если не полноценными стенами, то как минимум перегородками, что перекроили внутреннее расположение на свой, сугубо непредсказуемый лад. К счастью Лаеф отличался достаточным умом и сообразительностью чтобы понять что, да как и в некоторых местах с помощью своего оружия попросту пробуриться сквозь наслоения песка и, перед тем как выйти на солнечный свет, нос к носу (ожидаемо - благодаря чувству крови) столкнулся с верблюдом. Животное, все еще скованное заклинанием влияния, что повесила на него Теххи, пыхтя и утыкаясь во всё подряд, безуспешно пыталось найти к ней путь сквозь занесённые песком коридоры.
А вот снаружи его поджидал тот, кто оказался зачинщиком взрыва. Не слишком то разбираясь кто показался из здания, Проводник что-то сделал и безобидные с виду комочки песка под ногами оглушительно взорвались, отшвыривая Лаефа назад. К счастью, вовремя среагировавший и подавшийся назад Лаеф не лишился ног, но отделался чем-то, что у простого представителя иной расы (не Лаефа) можно было бы назвать испугом. Проводник же стоял на некотором отдалении (метрах в пяти от входа). В руке склянка с зельем, в то время как другую, ладонь которой прикрывала глаза от палящего зноя, покрывала корочка спёкшейся крови. Вряд ли он видел кто именно выходит - скорее просто подорвал свои импровизированные ловушки, заметив движение, но...вряд ли Лаефу было до этого дело...

Теххи. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Не каждому выпадает возможность вскрыть вампира. Теххи повезло.
Анатомия вампира и живого существа отличается хотя бы тем что циркуляция дающей жизнь жидкости проходит несколько иными путями. Нет, конечно, у нежити она путешествует по тем же артериям и венам, что и у их потенциальных жертв, но вот интенсивность насыщения их внутренних систем сильно различается. Приблизительно так же, как различаются тела вампиров сытых и вампиров голодных. У первых, благодаря большому количеству чужой крови в организме, работает большинство систем - вплоть до возможности симулировать определённые процессы жизнедеятельности, в то время как у вторых - багровая жидкость омывает исключительно те органы, что в первую очередь нужны для поддержания подобия жизни. И чем дольше вампир не наполнял тело чужой кровью, тем все более замкнутой самой в себе системой становился его организм - вплоть до превращения в подобие иссохшей мумии, у которой лишь близ сердца можно было найти какую-никакую кровь. Именно поэтому тем, чем занималась Теххи в данный момент больше напоминало бурение, чем полноценное вскрытие. И как достаточно умелый шахтёр, она, невзирая на трудности вроде отголосков взрывов где-то вверху, смогла добыть капельку - достаточную, чтобы воззвать к памяти крови.

Теххи приобретает

Качество Анатомии +1 (Итого: 3)

Чужие клыки попытались вонзиться в её горло как раз в тот момент, когда кровь открыла свои секреты, явив...почти в точности ту же картину, что она уже видела раньше. У вампиров нет своей крови, поэтому и полноценно прочитать её едва ли кому-то под силу. Как говорится - век живи - век учись.
Учитывая особенности организма вампиров не зря некоторые считают их едва ли не идеальными созданиями, что вобрали в себя лучшее от живых и от мёртвых. От первых - возможность радоваться своему бытию (правда, по своему - например, устраивая кровавые вакханалии), от вторых - способность не умирать до конца. И последнее свойство они демонстрировали зачастую в самый неподходящий для окружающих момент. Поэтому то и нападение со стороны высохшего, вскрытого остова для сконцентрировавшейся на заклинании лисицы было полным и крайне неприятным сюрпризом. О том что было бы с ней, если бы она не оставила на себе защиту задумываться не хотелось...

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-07-23 18:45:58)

53

Одежда с треском рвалась, позволяя немёртвому телу обрести свободу. Разуму, естественно, было плевать до таких мелочей. В пекло же отправились горы песка, которые появились на пути. К этой стройной компании сперва присоединился верблюд, которого от смерти спасло лишь наличие хозяина. А вот кто спасёт усана? После взрыва, боевой маг поднялся на ноги столь поспешно, сколь это было возможно. Мимолётная оценка своего состояния - и вот уже взгляд вампира был целиком и полностью сосредоточен на на проводнике, что грозился стать бывшим с каждым мгновением своей жизни.

- Госпожа ждёт тебя, - прозвучал мрачный голос Ануид, вслед за которым раздался рык. Уже не предостерегающий, а вполне себе озлобленный. Вампир припал на колено, выбирая позу удобнее для рывка. Расслабленная добыча - плохой защитник, а значит и спасения ему ждать неоткуда. Разве что... Разве что! - Советую не испытывать её терпения ожиданием... И моего - взрывами, - голос словно бы смягчился, стал обволакивающим. Лаеф не скрывал, что был зол, и не скрывал что разорвёт проводника сразу же, как он станет бесполезен. Правда, в мёртвом сердце загорелась и иная идея, как можно достойно отплатить этому человечешке. Достаточно будет отвести его вглубь здания, и, иронии ради, воспользоваться этим "храмом" для самого прямого его назначения. Будет забавно увидеть, как знойная кровь вновь окропит засыпанные песками залы, пополнит число погибших в этом месте. Пусть это сделает кто-то более достойный - например, Охотник - вместо бесполезного бестелесного. На этом список затей, правда, не заканчивался, и всё зависело от реакции Усана. Самое плохое для человека был отказ. Как говорится, "Смерть возвышает"... и этот пустынник обретёт своё возвышение в когтях вампира, когда Лаеф, в рывке, оторвёт Усатому руку с зельем. Сперва просто так, для воспитания.

54

Лиса отшатнулась от тела и сделала несколько рефлекторных шагов назад. Видения едва ли отличались от виденного ранее и только это, пожалуй, позволило ей не растеряться, когда иссохшая кровопийца возжелала ей полакомиться. Теххи немного постояла в стороне, наблюдая, будет ли двигаться мёртвая вампирша. «Твой клан тоже покинул тебя? И заточили здесь потому что ты опасна, а убить не смогли? Одна из тайн пустынных кланов… Да. Построение теорий заговора оставлю достопочтенному Лорду, чтоб он сгинул в руках Жнеца», – взмахнув хвостом и тряхнув рыжей копной, Теххи подобрала отложенные ранее ключик и пергамент. Изогнутый ключик был опознан почти сразу:
– Цацки, – понимающе фыркнула вампирша, ведь и ей были знакомы женские слабости. Вернее, некоторые из них. Например, она любила красивые магические украшения… Ключ от неизвестной шкатулки отправился в один из потайных кармашков широких штанов лисицы, попутно Теххи сжала в руке амулет фальшивой ауры. Задумалась. «Позже», – покачав головой в ответ на смутные обрывки мыслей, Теххи внутренне подобралась и с лёгким волнением, вызванным жгучим интересом на кончиках пальцев, поднесла к глазам кусочек пергамента. Определить язык, прочесть и внимательно рассмотреть – даже если на это уйдёт много времени, лису такие траты не волновали. У неё впереди вечность, а у этой очаровательной вампирши, которую она только что вскрыла, тоже. Они не торопятся. Обе.
Хвост мерно качался из стороны в сторону, лиса погрузилась в свои мысли. Что-то было не так. Что-то гложет, какое-то несоответствие, которое ломало едва начавшую выстраиваться из обрывков сведений картину. «Призрак, назгул, бескровый…», – дальше перечень перешёл на слова неподобающие. – «Не сходится. Кровь из резервуара никак не могла попасть в неё так глубоко, каналы осушены – жалкая пара капель не делает погоды для работы органов целого существа. Она должна быть мертва. Пять дней без свежей крови – это предел, дальше идут чертоги Жнеца. Разве что…»
– Пrизрак коrмил тебя, веrно? По капле, по глотку. Rовно столько, чтобы сохrанить тебя. Бессознательную и ослабленную. «Бессознательную ли?» Аха-а. Лучше смеrть, чем такое существование, – Теххи осторожно подошла к бьющему ручейку алой жидкости и приникла к нему, позволяя питью крови восстановить энергию. Луж, скопившихся у резервуара, она касалась ладонями, используя вампиризм. Как только она почувствует, что снова магически полноценная заклинательница с полным или почти полным запасом, можно будет остановиться. Это не будет сложно, она умеет себя контролировать куда лучше Кровожада…
Теххи слизнёт с уголков губ дорожки крови, снова облачится в верхние одежды, оставляя себе удобный доступ к зельям на случай опасности. Вампирша всегда держала в голове вероятность появления бескрового и любой другой внезапности; быть настороже было её нормальным состоянием и не вызывало ничего кроме лёгкого раздражения. А вот иссохшаяся беловолосая, напротив, вызывала жгучий интерес! Если Лаеф не вернётся к этому моменту, то ничего, она справится и сама. Это не та грязная работа, которую Теххи стала бы избегать.
Вампирша обратится к Крови за небольшой помощью; одарённость, познания в мистике или прочная связь с силами своей первой стихии – неважно, что ей понадобится, она использует это. 
Струйка крови из резервуара должна изменить направление, расшириться и ускорить свой ток – и потечь прямо к губам иссыхающей вампирши.

55

Теххи. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Самая большая проблема Теххи была в том что раз вцепившийся вампир не разжимал челюстей. Выражение "мёртвая хватка" как ни посмотри, со всех сторон идеально описывала ситуацию. Поэтому кровавой вифрейке некоторое время пришлось потаскать с собой вскрытое тело в поисках того что могло бы помочь избавиться от не самой приятной компании. Благо, из-за полностью израсходованных на рывок сил, присосавшаяся к ней (а вернее, к её кровавому щиту) вампирша была смирной, в то время как её собственное, почти полностью лишённое крови тело оказалось практически невесомым. Так что присутствие в непосредственной от себя близости постороннего существа Теххи почти не доставляло хлопот. Разве что когда та поворачивала голову и натыкалась на высохшие, лишённые искры разума глаза пролежавшего в саркофаге существа.
Но Багровая лисица не слишком то привыкла мириться с тем, что ей не нравилось. А потому, убедившись что просто так "пиявку" не стряхнуть, решительно и бескомпромиссно обрушила на вампиршу поток магии - сначала кровавым молотом, а потом, когда заклинание пусть и оказалось реализовано, но не смогло полноценно оказать влияние, используя одну лишь одарённость, с её помощью превратила часть рта в ничто. С сухим треском пленница чёрного гроба, лишённая опоры, упала на пол и, конвульсивно дёрнувшись, снова замерла в какой-то не естественной позе лицом вниз.
Лишившись не желательной "спутницы", вампирша вернулась к оставленным вещам. Внимательному осмотру подвергся и выделявшийся среди украшений ключ, и клочок пергамента. Что первый, что второй, несмотря на попытки Теххи их как следует разглядеть, не открыли ей никаких новых тайн. В то время как первый, несмотря на свою изогнутость и бесполезность в данный текущий момент, стал частью инвентаря вифрейки, то второй лишь сообщил о том что содержал символы, похожие на вязь Шедимского языка.

Теххи получает

Изогнутый маленький ключик
Клочок пергамента с едва видимой вязью символов

И тогда, когда обнаружилось что предметы не способны удовлетворить жажду познания Теххи, взор её вновь коснулся вскрытого, обобранного и обезображенного полутрупа. Идея загорелась в её голове, но до осуществления вампирша предпочла заняться собой - питьё крови можно было реализовать исключительно на живых существах, поэтому пришлось ограничиться вампиризмом на обширной кровавой луже в которой небольшой, истлевшей грудой лежало пропитанное влагой тряпье, некогда бывшее одеждой Лаефа. Сама поверхность рубиновой жидкости, что должна была наполнять вены живых существ мало того что смешалась с песком, так еще и подёрнулась вязкой корочкой. Породивший её поток, ранее бивший из стены, более не подпитывал импровизированный резервуар. Похоже, он просто напросто иссяк. Впрочем, имеющейся крови вполне хватило Теххи для того чтобы восполнить вызванную заклинаниями кровопотерю.
Теперь, когда жилы Багровая лисица наполнял неприятный, вибрирующий зуд, она вновь обратила внимание на местную обитательницу для которой, похоже, вся эта кровь и была предназначена изначально. Используя одарённость, Кукольница направила имевшуюся в помещении кровь, заставляя её медленно потечь в сторону лежащего лицом вниз тела. Глаза Теххи сверкали в рассекаемой единственным лучом света темноте, ожидая какого-никакого зрелища. Она ждала когда пленница начнет восстанавливать полученные повреждения.
Но время шло, а она всё не двигалась.

Лаеф. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Если Лаеф при всём своем опыте привык к взрывам, то вот верблюд, которого доселе влиянием неминуемо тянуло к Теххи - нет. Животное почувствовало опасность для жизни и, издав нечленораздельный вопль, стремглав промчалось куда глаза глядят - подальше от угрозы. Воле судьбы его занесло в узкий коридор, не предназначенный для того чтобы по нему перемещались корабли пустыни, так что там верблюд благополучно и застрял. Но это всё стало известно позже, а пока...
Проводник не спешил идти. Узнав голос говорившего он не стал расслабляться. Наоборот - его поза стала куда более напряженной, а склянку он перехватил так, чтобы можно было открыть её одним движением. Продравшись взором сквозь заливающие окрестности слепящие солнечные лучи, Лаеф понял что содержимое склянки будто бы само светится - не столь интенсивно как светило, но всё равно - достаточно ярко.
http://s7.uploads.ru/fE5Qy.jpg
Проводник: - Он повержен? - вопросил человек хриплым голосом.
Он собирался дождаться ответа. И несмотря на то что понимал намерения вампира - исключительно утвердительный кивок мог сподвигнуть его следовать за Лаефом. Последнему же никакого труда не составило дать человеку то что он желал. Поиграть со "странной кровью" Бесхвостый всегда успеет.
Но тот, пусть и вступил в тень зловещего храма, из рук светящуюся колбу не выпустил, готовый единым порывом выпустить наружу таящийся внутри свет. Он озирался по сторонам, приглядываясь к самым тёмным углам, будто ожидая что оттуда может выскочить нечто ужасное. Судя по всему, увещеванию вампира он не слишком то поверил.
С этим в принципе можно было смириться. Однако то была меньшая из проблем. Тишину этого места неожиданно потревожил жуткий вопль, из-за которого Проводник чуть не откупорил зелье. Вскоре обнаружился источник душераздирающих воплей - путь назад, к ведущей к Теххи лестнице преграждал большой волосатый зад (он же круп) застрявшего верблюда.
http://s7.uploads.ru/tPyxT.jpg
Животное голосило и истово волочило ногами, не позволяя пройти под ним, не угодив под удар массивного копыта.
http://s7.uploads.ru/fE5Qy.jpg
Проводник: - Не убивай. - произнес мужчина и положил руку на короткий клинок, тем самым показывая что иной результат приведёт к прямой конфронтации.
Учитывая что то был последний из верблюдов - не было ничего удивительного в том что мужчина так дорожил им.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-07-30 11:25:16)

56

Лаеф склонил голову набок, всматриваясь в проводника со странной улыбкой-оскалом. Усан бесспорно был очень странной кровью, но, похоже, в нём было и что-то такое, наивное. Он правда предполагал, что сможет сделать хоть что-то с вампиром своим ножиком, пожелай Охотник разорвать застрявшего верблюда? Это было настолько нелепо, что Кровавый даже выдавил из себя смешок, после чего, перевалившись с ноги на ногу для освобождения прохода, проговорил, - они все мертвы. Что характерно, Ануид ни капли не соврал - бескровый и засушенная погибли задолго до того, как этот мужчина вообще появился на свет, а разницу между этой смертью и окончательным разрушением тела вампир особо и не видел. Оставить в живых... Но нужен ли он нам целым? Настолько ли он вообще нужен нам?

- Или ты его успокоишь, или это сделаю я. Вперёд, - Охотник сместился ещё немного, чтобы мужчина мог пройти совершенно беспрепятственно. В спину атаковать было куда удобнее - можно было пробить в районе поясницы, чтобы повредить кишки и прочее нутро. Убить сразу это не убьёт, а вот волю к сопротивлению сломит окончательно. Впрочем, тот же самый рывок позволит сделать это в лицо. На этот раз, гарантированно - Усан утратил свой шанс решить всё без повреждений, теперь его поведение повлияет только на степень тяжести страданий.

57

Ситуация начала накаляться. Вампир решился со своими дальнейшими действиями и по каким-то незначительным нюансам - напряжённым мышцам, более кривой ухмылке или тембру голоса выдал свои намерения. Проводник, как оказалось, достаточно хорошо умел читать разумных существ и, не показывая того что раскусил план нежити, решил начать свою игру - чтобы в момент когда вампир будет меньше всего ожидать, ответить ему и отбить желание сражаться с ним.
Узкий проход должен был стать началом потасовки, в которой так или иначе пострадал бы каждый. Но...этому не суждено было случиться.
Животное изо всех сил продолжало свои попытки пролезть вперёд и в один момент ему это удалось - под синхронное мелодичное позвякивание треснувших алхимических составов, что находились у корабля пустыни в поклаже. Проводник не успел ничего сделать, в то время как кровавый мистик умудрился отпрыгнуть в сторону, когда расцвёл и заполнил собой всё пространство вокруг причудливый цветок мощнейшего, всё разрастающегося и разрастающегося взрыва...
Древний храм не выдержал подобного и, кутаясь в клубы вырвавшегося на волю пламени, обвалился. Тем самым он прервал приключение вампиров, так и не позволив им достичь желанной цели.

Приключение: Шелест багрового песка провалено.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-09-12 16:56:14)


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Пепельная пустыня » Пепельная пустыня. Граница.