Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Время идёт быстро, и вот за последним весенним месяцем пришло и лето. У кого-то жаркое, у кого-то не особо, но на Мистериуме погода сложилась такой, что в среде монстров, несмотря на старания охотников, наметилась активность! Следите за новостями от администрации, где, вскоре, будет обьявлено обновление монстрятника.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Пепельная пустыня » Пепельная пустыня. Граница.


Пепельная пустыня. Граница.

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Лиса вздёрнула бровь, которая тут же стремительно поползла вверх и там и осталась где-то наверху. Помолчала, вытаптывая ногой песчаную дюну и разглядывая примчавшегося верблюда. «Дрессировка – огонь! Даже лины перед стайкой арахнидов проявляли меньшую выдержку и мчали напролом», – одобрительное фырчание.
– Хrам Чёrной Смеrти, говориш-шь, – Теххи облизнулась. В алых глазах появился блеск азарта – своеобразное состояние лёгкого помешательства, в которое впадает любой исследователь, обнаружив многообещающую находку. Покорение пустынь с позорным изничтожением песчаных упырей могло и подождать. Словно гончая, почуявшая добычу, невольно подалась вперёд и вкрадчиво потребовала подробностей. «Чёрная Смерть, Чёрная… Храм Белиара? Посреди песков? Пф, скорее уж культ ренегатов», – лиса попробовала припомнить, не кажется ли ей это сколько-нибудь знакомым. В её комнатах у Ануид осталось столько изученных трактатов на ашрэфи о культах Шедима и Лиги – и лиса, порывисто взмахнув хвостом, от души (или её лоскутков, что там осталось) жалея, что не взяла их с собой, чтобы освежить память. – Что ты знаешь о нём? В чью честь? Ещё остались жrецы, или он покинут?
Если проводник в своей любимой манере флегматично промолчит, вампирша сменит тон и полоснёт себе запастье, позволяя восполненной крови вновь заструиться. Маленькое напоминание о кобрах и подготовка к грядущим чарам.
– Ты ответишь мне сам, или я заставлю тебя говоrить, – предупредит Неро, уже придумывая, что можно сделать с человеком, чья кровь так неохотно реагирует на её чары. 
Поигрывая кинжалом (не из желания припугнуть, старая привычка сделала своё, а приятная тяжесть оружия возвращала благодушный настрой и успокаивала), взглянула на солнце. Снова прикинула время до сумерек и нетерпеливо вздохнула.
– Конечно, ты будешь ждать, – хищная и клыкастенькая улыбка. У Лаефа получалось более очаровательно-ужасающе, но и лиса была не промах. Хвостатая приблизилась к верблюду и предупреждающе зыркнула на проводника; взгляд был крайне говорящий: «Не подходи, или за себя не ручаюсь». Если мужчина вздумает ей помешать, последствия ему не понравятся. Переплетя заклинание Влияния, вампирша сделала бы осторожный надрез на верблюде – нужна была лишь капля крови, чтобы животное ощутило на себе «Зов вампира» и желание следовать за Неро куда бы она ни пошла.
– Вот так, мой хоr-rоший, – шепнула на ушко верблюду лиса, потрепав его за шею. – Ты можешь плестись за мной, но будет лучше, если ты меня подождёшь здесь, пrавда?
«Решишь сбежать – усложним тебе задачу». Оставшись без верблюда посреди пустыни человек, пусть он хоть трижды знаток песков, далеко от неё не убежит. А уж от Бесхвостого… 
Взмахнув Кровавыми крыльями, Неро отправилась в обозначенную сторону, ориентируясь на нюх вампира.

32

Теххи. Рядом с проводником

Теххи хорошо изучила мужчину - на её вопрос он, конечно, не ответил. Вообще, стоило ему завладеть своими зельями, как Проводник вновь обрёл столь раздражающую флегматичную молчаливость. Могло удивить, правда, что он взял верблюда за уздечку, но так и не взгромоздился на него, будто чего-то дожидаясь. Возможно - когда на него сядет кровавая лисица?
Когда вампирша полоснула верблюда для применения переплетаемого влияния на животном, Проводник, будто презирая опасность, которая исходила от озвученной Теххи фразы, смотрел вдаль. Он стоял так, частично утопая в море желтовато-белых песчинках, приложив к скрытому за материей головного убора лбу ладонь - дабы надёжнее укрыть глаза от палящего солнечного света. То ли подобное средство помогало мало, то ли наблюдаемое мужчиной совсем ему не нравилось, поскольку он хмурился. И чем дольше взирал, тем сильнее и без того испещрённое морщинами лицо становилось мрачным.
http://s7.uploads.ru/fE5Qy.jpg
Проводник: - Надо уходить - произнёс он, оторвавшись от бугристого, плывущего на глазах горизонта и обернулся к вампирше. Но та, проигнорировав его слова, равно как и он - её, уже взмыла на кровавых крыльях вверх. Верблюд не мог не послушаться её и только от неё зависело то - последует ли он за ней, скорее всего, вместе с Проводником, или так и останется на месте, дожидаясь неведомой опасности.
Как бы то ни было - несколько могучих взмахов и кровавая лиса устремилась прочь, с каждым мгновением сокращая расстояние между собой и таинственным храмом. Лететь было несомненно быстрее чем идти, а потому достаточно скоро пред ней предстало полупогруженное в песок строение, обрамлённое выбеленными на солнце останками.
http://s3.uploads.ru/BS9Qj.jpg
Где-то внутри, рядом с чувствующимся нюхом вампиром существом находился Лаеф. Он был к нему близко. Очень. Даже, как говорило путеводное чувство стихии крови, слишком близко...

Лаеф. В здании посреди пустыни.

Тем временем багровый (отчасти потому что был перепачкан в крови) лис занимался делом, которое куда более адекватно было бы совершать не только в спокойной обстановке, но и другими средствами. Но такое слово если и было знакомо Лаефу, то сейчас правило балом его полная противоположность, поскольку ситуация сама по себе выглядела достаточно не простой. Вампир как ни в чём не бывало, пританцовывая в искрящиеся от попадания одной из пары выпущенных назгулом молний, вытачивал с помощью кровавых игл незнакомого вампира из крошащегося под ударами заклинаний гроба. Не все снаряды находили цель - одна кровавя игла, попав в чёрную поверхность под особенно не удачным углом, срикошетила и ушла в сторону, другая кровавая игла, вместо чёрной поверхности попала в по прежнему недвижимое тело высохшей почти до состояния мумии незнакомки, проделывая в руке внушительное отверстие. Это, похоже, никоим образом не волновало назгула - тот погрузился в плетение следующего заклинания магии тьмы, которое, спустя пару кровавых игл (затрачиваемая кровь на которых, даже учитывая вампиризм на струйке льющейся крови, восстанавливалась не столь стремительно, как оная на них тратилась), было реализовано и погрузило местность в едкую, непроницаемую для взгляда тьму. Целиться стало почти невозможно - по крайней мере так, чтобы не повредить одежды. Назгул, понятное дело, не стал останавливаться на достигнутом и приступил к следующему заклинанию стихии тьмы.
На самом пределе чувства жизни объявилась Теххи, тело которой пестрило свежими, явно не закрытыми порезами.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-03-28 18:01:14)

33

Отсутствие результата - тоже результат, и он вполне себе устроил вампира. Во-первых, из отсутствия вреда для гроба, удалось определить его невероятную прочность. Хорошо это или плохо, решится позже. Второй момент заключался в том, что мёртвый вампир...мёртвый. Если до этого момента хвостатый ещё немного подумывал о том, чтобы как-то изучить это тело (где-то в отголосках сознания, на самой его границе), то теперь потерял всяческий интерес. Труп он и есть труп, живой он был до этого или мёртвый. Если бескоровому было плевать, то чего Лаефу беспокоиться? Наконец, прибыла Теххи, и грозилась испортить всё веселье. Следовало заканчивать с этим бесполезным созданием. С призраком, то есть. Хотя и с вампиром тоже.

Прильнув к источнику ртом, вампир спешно хлебнул два или три полных глотка питьём крови, после чего отпрыгнул прочь из зоны тьмы. Пелена с глаз скоро спадёт - её время если не вышло, то скоро выйдет, а сфера, насколько мистик знал способности чёрных магов, имела весьма скромные размеры, а потому следовало показать призраку по-настоящему действенную слепоту, а именно - кровавый туман. Его создание не потребует много времени, а вот бед для бескрового будет сверх всякой меры. Заодно, немного, навредит Теххи, чтобы она не стала бы раньше времени спускаться. И хотя Лаеф знал, что она не станет, лишний повод для перестраховки не помешает.

После завершения тумана, вампир оступит за гроб от духа. Если уж укрытие сухой крови выдержало напор игл, значит никакие другие беды ему тоже будут не страшны, что бы ни задумал противник. А сам "Голод", тем временем, создаст вдвое усиленное кровавое копьё, после чего зарядит его в когти... И сразу же покарает надоедливую бестелесную блоху, что кусала его за спину. Теперь уже ни стена, ни что-то подобное не спасёт духа от кары. Кары, которую сам мистик готов изменить в сторону большего урона кровавым эфиром или силами природы, чтобы наверняка успокоить беспокойного призрака.

34

Поманив острым коготком не то верблюда, не то мужчину, вампирша изменила своё мнение и отдала животному простой и ёмкий приказ – следовать за ней. Не укрылась от внимания отвлечённость проводника, пока для Теххи остающаяся загадкой. Как и многое другое в этих песках…
Прислушиваясь к нюху вампира, Теххи замерла недалеко от входа в храм, оценивая происходящее внутри в силу своих скудных возможностей. Храм Чёрной Смерти привлекал внимание не столько своим жалким, покинутым видом (он-то не оставлял сомнений в том, что нынче здесь властвует только один бог – Жнец), сколько разбросанными повсюду костями. Человеческими? Животными? Выкатившаяся к ногам поломанная черепушка отмела часть вопросов.
«…», – вампирша обернулась, на глаз и нюх оценивая, насколько отстал верблюд (и топает ли вместе с ним проводник) – ему последовал мысленный приказ замереть в паре десятков метров от строения, за каким-нибудь небольшим песчаным барханом, чтобы не отсвечивал, и пожертвовала несколько капель крови, если действие Жертвы подошло к концу.
Переплетённый Кровавый щит алой плёнкой лёг поверх кожи лисицы. Теххи неторопливо влетела внутрь, держа наготове кинжал и несколько атакующих формул в голове (и как бы выбирая между излюбленным Кровавым ударом и более слабой Прознающей иглой школы Пустоты) – из соображений осторожности, наверное. Сейчас её, уставшую от палящего солнца, больше увлекал мрак храма и то, что он из себя представлял – исследовательский азарт требовал удовлетворения. Лаеф и ощущаемое ею ранее кровавое пятно были близко, но, судя по всему, ниже её. Можно последовать и туда, но только после того, как осмотрится и убедится, что здесь ничто не цепляет внимание и не задерживает.

35

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Два глотка пития крови были выполнены. Но выполнены крайне небрежно и с некоторым запозданием - не столько из-за ожидания удара (назгул продемонстрировал почти полную несостоятельность в плане нанесения повреждения чему-нибудь, кроме амуниции кровавого лиса), сколько из-за окружающей мглы. Пусть она была не столь уж и обширной, но её вполне хватало для того чтобы погрузить окружающее пространство вокруг вампира в полную неизвестность. Оставалось полагаться разве что на память, да на чувство крови (которое демонстрировало разве что находящуюся в тёмном металлическом коконе персону, что служила этакой точкой отсчёта). Да, наложенное на него проклятье должно было вот-вот слететь, как приставший к причинному месту банный лист, но проблема была в том что те несколько секунд, в которые Лаеф оказался под действием обоих навевающих мглу проявлений тёмного эфира, вампир, несмотря на своё мистическое зрение, ослеп. Поэтому дальнейший манёвр - создание кровавого тумана, вместе с решительным отступлением - под защиту существенно раскрошенного гроба, он совершал вслепую. Однако, когда он протиснул себя за укрытие, более чем наполовину, а создаваемое им заклинание только-только подходило к середине, как в его ногу вонзились невесомые, но донельзя острые когти чёрного создания и с силой дёрнули его на себя.
https://s18.postimg.cc/tlfmwdhl5/image.png
Мистик потерял равновесие и рухнул на живот, чувствуя как его продолжают тащить назад, попутно исполосовывая его второй конечностью. Атаковать из такого положения было довольно проблематично, но если ничего не предпринять, тварь его вытащит на хорошо простреливаемый заклинаниями участок, что его и погубит.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Нюх показывал что верблюд, на которого взгромоздился и Проводник, отстал достаточно серьезно - вряд ли у него в ближайшее время получится нагнать парящую на кровавых крыльях лисицу. Собственно, это лишний раз подтверждало то насколько нежить была лучше живых - не чувствуя не усталости, ни эмоций, ни негативных особенностей местности вроде жары или холода. Как бы то ни было, сейчас едва ли было время для рассуждений - впереди, а вернее, впереди и внизу, ждал непонятно почему мешкавший Лаеф. В непосредственной близости его телодвижения (по току крови) удавалось разглядеть в подробностях. И они сообщали о том что вампира кто-то атаковал.
Жертва не затрачивала так уж много ресурсов на своё сотворение (кроме, собственно, драгоценной рубиновой влаги, количество которой после сражения с песчаными акулами было далеко от максимального), что не сказать о переплетаемом кровавом щите что требовал не только вливаний крови, но и времени. Зато, двигаясь сквозь разрушенные помещения было чем заняться - кроме, конечно, разглядывая кое где достаточно интересных фресок, из которых зачастую уцелела только часть. Присмотревшись и потратив время можно, конечно, попытаться соскрести знания со стен занесённого здания, но насколько это было адекватным решением, учитывая что Лаефу приходилось не сладко?

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-04-08 18:05:59)

36

Внутренний историк и больной на голову исследователь на пару ликовали: потрескавшиеся фрески были пару раз ощупаны, восторженно осмотрены… и отставлены в сторону. Теххи улыбнулась в темноту – и – тыщ-щ!
Ей казалось, что она почти слышала падение тела вифрэя, удар о плиты храма и волочение. «Вот как ты справляешься без меня, без-хвостик?» И всё же слух, утративший свою остроту с течением времени и усугубившим всё овампириванием, её подводил – чего не скажешь о крови; нюх вампира не обманет, и она же прояснит заклинательнице всю ситуацию: как, что и где происходит с Лаефом. Пока немёртвое сердце сжималось, разгоняя по телу кровоток, Теххи была за него спокойна… даже слишком. Пожалуй, она бы не пожалела времени и начала бы что-то да вычитывать из письмен, выбитых на крошившихся и покрытых песчаной крошкой стенах.
Только вот…
Кровь не лжёт, она нашёптывает – беда. Он может и выпутается сам, живучий, как кусучие твари Каталии, но было что-то странное – нечто, а то и несколько «нечт», раздирающее его на кусочки или пытающееся это сделать, рубиновой жидкостью в своём теле не обладало; оно было неощутимо. И тем интереснее было выяснить причины, по которым нечто ею обделили: сейчас у Теххи было выше крыши особняка Ануид догадок и природе этой сущности. Но если уж она уложила Лаефа на лопатки – ох-хо! Соваться туда не стоит. Или стоит и помочь ему, несчастному? Размышление сопровождались скрежетом шестерёнок в голове лисицы, а заодно – бодрым помахиванием крыльями в поисках способа спуститься вниз. Разумеется, лезть на рожон она и не думала.
Внушительное кровавое пятно, за которым Лаеф гонялся и который Теххи вначале приняла за караван, тоже имело существенный вес на чаше любопытства на весах лисьего благоразумия.
– Только попrобуй в кrови захлебнуться, паrшивец, – буркнула вампирша и скривила губы, опознав чары тумана. Причина ворчуканья была проста: будучи наслышанной о заслугах Кровоглота, смутно догадывалась, что туман нужен был «чтобы веселью не мешала, зануда».
Лисица оценила свой запас сил, помахивая хвостом и поигрывая Кровавым ударом наготове – чтобы залепить первому попавшемуся неощутимому невидимке промеж глаз, который решит на неё выползти, выплыть, выпрыгнуть. Не уклонится, не сможет! Хе~х. Лисица обратилась в слух и зрение, пусть первый компонент её бдительности был несколько ущербен – застать себя врасплох было бы ну крайне неловко! К тому же, когда ты имеешь возможность парить и биться головой об потолки в попытках сбежать из-под удара и виртуозно выворачивать крыльями виражи.

37

И так, всё складывалось своим чередом. Может не так ровно, поспешно или предсказуемо, но хвостатому "бесхвостому" было не привыкать к тому, что планы имели свойство нарушаться. Правда, чтобы что-то нарушить, надо что-то запланировать, а с долгосрочными идеями у "голода" всегда выходило как-то плохо. Так и сейчас, едва новый противник показался на сцене, изо рта раздался гортанный рык, едва не прервавший начатое заклинание. Естественно, только едва.

До-бы-ча, - радостно (бы) оповестил клыкастый окружающих, после чего (уже без бы) приступил бы хоть к какому-то веселью, в отличие от абсолютно трусливого бескрового. Удар ногой, попытка сгруппироваться и встать на ноги, либо как-то помешать тёмному, после чего - стремительная контратака когтями и "когтями" (оружием и перчаткой), стремительным железным шквалом. В удары вкладывались жесты, не требующее дыхание горло упрямо шептало оставшиеся слова заклинания. Лаеф хотел туман - Лаеф сделает туман, что бы и кто бы ему не мешало. Да и разве помеха какое-то создание, супротив опытного мистика? Не будь до этого момента столь бестолковой "дуэли", в течении которой призрак чуть что, уплывал в стену и пытался ослепить, Голод и на тёмного внимания не особо обратил. К несчастью, и мальки - обед, когда год не особо богатый на дичь. И этой тёмной "дичи" теперь предстояло вытерпеть всё то, что вампир хотел сделать с её...призывателем? Создателем? Собратом? Неважно. Всё это потом, если от них хоть что-то уцелеет, когда Лаеф закончит начатое.

38

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Нашинковать мёртвого лиса на маленькие кусочки помешала Тени сначала его защита в виде корочки кровавого пота, а потом и активные попытки вырваться. Несмотря на качество и скорость ответных ударов - пусть и единственной ногой, так же не страдающее от излишней уязвимости к физическим ударам призванное назгулом существо как ни в чем не бывало продолжило оттаскивать Лаефа прочь, попутно "почёсывая" спинку. Но мёртвый вифрей не был бы собой, если бы не смог вывернуться, правда, ценой изменения собственного тела - он попросту наплевав на то что нога не поворачивается так как он желает, всё же провернул её и тем самым смог перейти в контратаку. Тени, что не удивительно, не понравилась передняя, куда более агрессивно настроенная часть вампира, что первым же взмахом когтей лишила оную значительной части предплечья, так что та поспешила отпустить добычу и отползти на четвереньках. Правда, последнее заметить Лаефу удалось с некоторым трудом - всё же вокруг пульсировала наведённая призраком тьма и он, не иначе как инстинктивно закрылся когтями от неожиданно последовавшей атаки с чуточку другой стороны, нежели в которой скрылась обретшая почти убийственную плотность Тень. Защита, в которую пришлось перейти вампиру, правда, не была совсем уж беспросветной - она шла вместе с последними жестами, необходимыми для того чтобы всё вокруг застлал старый добрый кровавый туман. Удушливый мрак наполнился теперь еще и насыщенной багровой дымкой, превратив подвал заброшенного в пустыне храма в непроницаемое ни для магического, ни для простого зрения месиво. Радовало как минимум то, что теперь все находились в равных условиях. Правда, у Тени по прежнему было больше мобильности и вифрей так и не успевшей оказаться вырванной печёнкой чувствовал что тварь нападёт вновь. Понять бы еще откуда. А сделав это, как показала практика, с ней можно было бы разобраться одним-двумя точными ударами. Справа - где пространства должно было быть больше, слева - там чуточку позади был гроб, обойдёт сзади - где-то там неподалёку была стена, или пойдёт в лобовую атаку - там и пространства для манёвра было куда больше.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Не узнать туман Теххи не могла. Оный, благодаря силе его использовавшего, мягко говоря, оказался достаточно обширным - настолько, что не только затопил собой нижний этаж, но и просочился наверх, распуская свои отростки, обозначающих единственный путь к своему наибольшему скоплению. Кровавые крылья, которыми пользовалась Теххи в замкнутом помещении разрушенного храма казались настолько же посторонними, как костёр под водой. Поэтому кровавая лисица была вынуждена либо развеять их вовсе, либо свернуть их за спиной, создав из них своеобразный плащ, который, оказавшись на свету, выглядел бы как багровый почти застывший водопад, ниспадающих с плеч Красной Королевы. Здесь, впрочем, как оказалось, мгновение спустя, тоже имелись свои наблюдатели - тёмная фигура выплыла из камня и, схлопотав заранее приготовленный кровавый удар, который не причинил оной никакого видимого вреда, ответила стрелой тьмы, от которой, и без того едва-едва видимой во мгле, увернуться в узком пространстве коридора не представлялось возможным вовсе. Кровавому щиту пришлось принять удар на себя.
http://s5.uploads.ru/mEFqA.png
Назгул: - Про-о-о-о-о-очь! - прохрипело злобное привидение, растворяясь в чёрной стене ровно за мгновение до того как с пальцев Теххи сорвалась пронзающая игла и обратила часть древней неразборчивой мозаики в простое и понятное ничто.
Судя по всему, здесь им были не рады.

39

Одна из бровей лисицы вздёрнулась вверх, а выражение лица из предельно сосредоточенного перешло в разочарованно-капризное. Крылья от мировой несправедливости и во имя экономии; как там говорил её наставник Махи в бородатые времена? «Вот ты тут эфиром разбрасываешься, а где-то в Нури дети голодают!»
– Фу, – чистосердечно заявила Теххи, приступая к плетению следующего заклинания. Щит у неё не абы какой, а целый кровавый, тут вампирша была спокойна – жалкой стрелой школы Тьмы его не развеять. Но по повреждениям, которые она нанесла, можно хотя бы предположить, насколько хорошо назгул (причина её недовольства) владел своей стихией. Первопорядковая стрела оставит куда большую прореху в её защите, чем хилая десятипорядковая…
Кровь призраку не указ – понятно, почему Лаефа этажом ниже драли, как тузик грелку, или пытались это сделать не без какого-то успеха, насколько удавалось лисице судить. Впрочем, теперь у неё появилась своя игрушка, целый вызов – и надо же было напороться на храм, который облюбовали призраки, не восприимчивые к её излюбленному оружию! Что ни говори, с везением у неё были проблемы с момента… рождения? Нет, пожалуй, после овампиривания что-то (всё) пошло немного (совсем) не так.
Вернувшись к нашим назгулам, Теххи постаралась завершить переплетённое Кровавое пламя.
– ПRRRОЧЬ! – рявкнула лисица, видевшая в темноте если не лучше, то уж точно не хуже, чем при свете солнца, а потому взглядом прожигающая стены и фрески вместе с ними в надежде, что назгул отреагирует и выползет из укрытия. Если же не выползет.. сердце кровью обливается, как ему и положено.. но придётся приступить к крушению храма. Спектральные сущности никогда не были её любимчиками.

40

Противник был отогнан в сторону, кровавый туман застлал окрестности. На этом Лаеф думал закончить со всем этим делом и отправиться залечивать имеющиеся раны, потому как гоняться за тенью в условиях темноты было столь же безблагостно, как и воевать с нею, но сомнительно, что тёмный подумает также. Всё же, буде это создание призванным, оно не может себе позволить отказаться от идеи нападать, пусть и ценой своей не-жизни, а потому расслабляться было рано.

Первым делом, "Бехвостый" припал к земле на четыре конечности, как дикий зверь, и утробный рычанием указывал темному и бескровому путь. Не мог же этот призрак так просто отказаться от попыток убить, оставить свой пост на попечение Лаефа? Это бы вампира устроило, конечно - в этом случае, хвостатый успел бы разрушить гроб и "содержимое" до того, как Теххи бы оживилась и попыталась бы что-то найти, но подобный исход маловероятен. Стало быть, нападать могут оба, и не с одной стороны, а потому в когти на правой руке перекочевал огненный шар, после чего началась подготовка огненного потока. Если не угадать с направлением, то стоит брать обширностью покрытия. Если темный коготь снова решит схватить за ногу, его ждёт пламенный и неприятный сюрприз. В любом ином случае, есть ещё и рывок, позволяющий настигнуть беглеца. С бескровым - аналогично, и на сей раз до победного. Злобу по отношению к этому призраку уже некуда было девать, и ярость бы задушила вампира, если бы клыкастому нужно было дышать.

Вектор движения - вправо. Судя по способностям, продемонстрированным ранее, призрак очень уж любил вылазить откуда ни возьмись, включая стены (особенно стены), так что надёжное прикрытие спины стало местом возможной ловушки. С другой стороны, от спины остались рваные и прожаренные ошмётки... Но всё же стоит её поберечь, кто знает сколько боёв впереди, а без торса стоять затруднительно.

41

Лаеф. В здании посреди пустыни. Нижний этаж

Если в прошлый раз противник Лаефа использовал какую-никакую тактику, то теперь Тень, выждав неприлично малое время, бросилась на вампира ровно с той стороны, в которую отступила. Спереди. К счастью кровавый лис не оказался кровавым хомяком поскольку вместо того чтобы запасти на будущее огненный шар, он тотчас же выпустил его навстречу проступившим в темноте очертаниям. Создание не отличалось какими-то особенными навыками, позволяющими маневрировать в полёте, а потому получило раскалённым сгустком огня в то место где у гуманоидов находился живот. Тень смело прочь - беззвучно получившее очередное повреждение фигура растворилась во мраке. Лаеф не собирался ждать нападения, а потому не долго думая огненным потоком ударил туда, где скрылось порождённое темной магией создание. Попал или нет - оставалось загадкой и на всякий случай вампир продолжил поддерживать заклинание, готовый изменить направление изливающегося жара при первом же признаке наличии поблизости посторонней цели. Попутно он начал отступать вправо, оставляя в стороне и вампира в не до конца подвергнувшемся расковыриванию гробу, и источник живительной влаги, который мог бы излечить его истерзанное тело. То было, пожалуй, самым очевидным местом для того чтобы устроить ловушку на кровопийцу.
Откуда-то издалека донёсся знакомый картавый голос. Слов было не разобрать, но судя по интенсивности звука - то было нечто не слишком добродушное.

Теххи. В здании посреди пустыни. Наземный этаж

Судя по всему, порядок магии тьмы у призрака был достаточно высок - настолько, чтобы полученные повреждения могли бы считаться достаточно существенными. Но даже так их было явно маловато для преодоления багровой пелены. Так что Теххи могла чувствовать себя более-менее в безопасности - по крайней мере насколько это вообще возможно в посвященном тёмному божеству храме посреди пустыни с кровожадным призраком на хвосте. К слову, последний, оказавшись в стене, не проявлял себя никоим образом, так что картавое эхо кровавой лисицы разве что наполнило тонущие в темноте внутренности каменного сооружения её голосом. Можно было бы предположить что создание последовало совету любительнице живых кукол, переплетающей кровавое пламя, если бы не понимание того что этот вариант был бы слишком лёгким. Пока назгул, защищенный стенами храма, плёл какое-то свое заклинание, за Теххи оставался выбор того каким именно образом она начнёт разрушать то, что не смогло сточить время и песок.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Пепельная пустыня » Пепельная пустыня. Граница.