Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Ежегодная лотерея Великий Золотой Ящик в самом разгаре!

Поболейте за своего фаворита в Великом Золотом Тотализаторе!

По конкурсу Мистериум - это творчество! - Завершен сбор работ и начато голосование. Поддержите наших творцов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Ледяная Пустошь » Пустошь Дардаг


Пустошь Дардаг

Сообщений 61 страница 75 из 75

1

http://sd.uploads.ru/kbIqJ.jpg

Далеко на севере, за хрустальными гротами и озером Азай'Абал, раскинулась бескрайняя пустошь Дардаг. Точнее, пустошью, как таковой, ее назвать нельзя, ведь далеко не вся территория является безжизненной снежной пустыней. В основном эти земли представляют собой множество малых и крупных хвойных рощ, где запросто можно встретить животных. Пусть и немногочисленных, да лишь тех, кто способен выжить в этих суровых краях. Все-таки пропитания тут не сказать, что много. А вот уже между этими рощами действительно находятся пустынные территории, где кроме вечного снега ничего нет. Некоторые весьма обширные.
В южной части Дардаг еще можно встретить небольшие поселения северных воргонов, но вот дальше на север... туда забредают разве что одиночки, изгнанные из племен. Либо Бескровные, которые отправляются, как они это называют, к Истокам. Вот только оттуда никто не возвращается. Слухи ходят разные, но что там, на самом крайнем севере, уже никто и не вспомнит. Может, там еще остались реликтовые чудовища, которых во всем мире давно считают вымершими? А может быть где-то там таится наследие Древних? Лишь в отдаленных малых племенах северных варваров еще сохранились древние легенды, которые могут приоткрыть завесу тайны. А может, это просто старые байки, которые передаются из поколение в поколение? Как бы то ни было, а более-менее изученная территория заканчивается на самом севере пустоши Дардаг. А вот дальше, за истоком реки Хетваттен, уже царит неизвестность, хранимая вечными снегами Ледяных клыков.

Внутренние локации:

1. Окрестности озера Азай'Абал. Пожалуй, именно тут пустошь Дардаг является наиболее приветливой, если так вообще можно сказать о Северных землях. Дело в том, что озеро богато рыбой, а окружающая его территория - животными, которые частенько этой рыбой питаются. Растительности тут тоже хватает. Хвойной, разумеется. И тем не менее тут еще можно найти некоторые травы и ягоды, которые приспособились прорастать в суровой местности.
2. Горная граница. Западная часть пустоши упирается в горный хребет, что тянется от Хрустальных гротов до самых Ледяных клыков. В некоторых местах горы значительно ниже, а между ними имеются ледяные ущелья, через которые можно относительно безопасно перебраться в просторы Эндигир. Именно здесь зачастую встречаются величественные снежные барсы.
3. Правый берег реки Хетваттен. Здесь, далеко на севере, заканчивается территория Дардаг и начинаются неизвестные земли. Собственно, те немногие, кто умудрялся добраться до этих мест, не пересекают эту промерзшую реку. Однако есть сведения, что некоторые варвары уходили к истоку реки, а затем и дальше - к Ледяным клыкам. Вот только оттуда никто из них не возвращался.

4. "Пустое" озеро в одной из центральных рощ.

http://s5.uploads.ru/liQ0A.jpg
Весьма странное и необычное место. Прямо посреди заснеженной хвойной рощи находится озеро с чистейшей пресной водой. Сюда не впадают реки, и ни одна не берет тут своего начала. В озере нет никакой живности. Вообще. Собственно, отсюда и его название. А еще это озеро никогда не замерзает. Занятен и тот факт, что ни один воргон не сможет сказать точно, где это озеро находится. По какой-то причине каждый, кто случайным образом находил его, забывал туда дорогу, а по возвращении в племя даже не мог точно сказать, в какой роще побывал. Местные шаманы считают, что на дне озера что-то хранится, а оберегает это место могущественный дух.

61

Йирт обиделся, что было видно прямо-таки невооруженным глазом. Однако Валке явно было не до его обид, она даже бровью не повела, продолжая свою непонятную медитацию. Лишь когда Бесхвостый с зеркалом в руках практически достиг выхода из чума, она вновь подала голос.
http://sh.uploads.ru/BXD26.jpg
Мудрая Валка: Я не давала разрешения выносить отсюда зеркало, - было произнесено степенно и абсолютно безэмоционально. Однако этой фразы было достаточно, чтобы Порченный сообразил положить вещь... куда-нибудь. Конечно, он попытался сделать это небрежно, выражая всем своим видом отсутствие интереса к древнему предмету, но вся эта демонстрация оказалась бесполезной - шаманка сидела с закрытыми глазами. Спрятать же потихоньку зеркало тоже не вышло, потому что стоило лишь сделать такую попытку, как раздалось многозначительное "кхм-кхм". Пришлось все-таки оставить свою затею.
А вот на дальнейшие действия вифрея Валка уже никакого внимания не обращала. Даже если он ей и мешал сосредоточиться на чем бы то ни было, виду она не подала. И даже когда Йирт вероломно решил похитить одну из костяшек, препятствовать ему почему-то не стала, вот только едва ли сие действие осталось незамеченным. Возможно даже наоборот - шаманка могла ждать чего-то подобного! Нет, ну а вдруг она там свое страшное гадание как раз на Йирта делает, а тут он как раз - фьюить! - да и спер костяшку. Уж шаманка-то наверняка знает, что там нарисовано, вот может сейчас начнет это как-то истолковывать... для себя. просто потому что след Йирта уже простыл - он ускакал на улицу, где первым делом осмотрел свой трофей.

костяшка

http://s9.uploads.ru/CfDzq.jpg

Долго смотрел - даже глаза в кучу собрались. Но он так и не смог понять, что же такого таинственного может обозначать эта штуковина. Какие-то черточки, палочки, завиточки даже не вырезанные, а выжженные внутри дерева неизвестной Порченному породы. Вместе они представляли собой.... ну, наверное это какой-то рисунок, но вот какой именно? Воспаленный мозг Йирта без труда разглядел там с десяток образов, начиная от банальной схематичной улыбки и заканчивая жареным гусем с яблоками. Что там в этих костяшках понимала Мудрая Валка, вифрей понятия не имел. Но вряд ли она кидала их просто так от нечего делать - что-то они все-таки должны обозначать.
Спрятав свою "добычу", Йирт сосредоточился на окружающих его солярных точках и попытался отыскать того воргона, с которым должен был отправиться в дальнейшее путешествие. Вышло не ахти. Порченный слишком мало времени провел рядом с этим человеком, чтобы настолько хорошо запомнить его отпечаток. Можно было, конечно, сосредоточиться на габаритах мужчины, благо комплекция была ого-го, вот только... среди воргонов такие вот "богатыри" - далеко не редкость, и схожих аур Йирт выделил не меньше десятка. К счастью, внешность мужчины Порченный запомнил куда лучше, а потому в скором времени увидел его и так - мужчина шел в один из чумов с большим деревянным ведром в руках. Наверное, не пустым. Воровато оглянувшись, Йирт юркнул следом за ним в тот самый чум и оказался... что это такое? Нечто вроде склада? Здесь повсюду стояли какие-то ящики, ведра, кадушки, даже корытце было, и все это наполнено всяким съестным добром. Кстати, в ведре, что принес сюда воргон, обнаружилась рыба. Много-много свежепойманной рыбы.
Когда Йирт вошел в внутрь, воргон развернулся к нему и выжидательно посмотрел на Бесхвостого с немым вопросом: "чего надо?". Спрашивать он, разумеется, не стал, ибо уже понял, что Йирт ничегошеньки по-воргонски не понимает, а другим языкам мужчина явно был не обучен. Впрочем, Бесхвостый не заставил себя долго ждать и, напустив на себя грозный (ага, как же) вид потребовал отвести его... и указал в нужную по его мнению сторону. На деле же это выглядело на указание в сторону угла с рыбой, распределенной по различным тарам. Воргон проследил взглядом за жестом Бесхвостого, недоуменно хлопнул ресницами, чуть подумал, а затем кивнул и уверенным шагом подошел к одному из ведер, достал оттуда приличную такую рыбину и, подойдя к Йирту, протянул тому рыбу! И еще сказал что-то непонятное. Судя по интонации, он угощал вифрея. Похоже, он воспринял слова Йирта как просьбу дать еды.

62

Гуси. Они всюду преследовали его! Бесхвостый был ярым противником этих гогочущих существ потому что знал - они всегда смеялись над ним. Что бы он ни делал и куда бы не пошёл эти твари гнали его, насмехались над ним. И Йирт не мог этого вынести. Он всегда сдавался их абсолютной власти и смелым выпадам в его сторону. Если у Бесхвостого и был враг, то им были гуси. Вернее, Вселенский Консорциум гусей.
Бесхвостый сжал в костяшку в кулаке, скрипнул зубами и вместо того чтобы выкинуть, сунул в поясную сумку. Пусть она и напоминала ему о порождениях чистейшего Зла, Йирт переступил черту, когда он поступал по детски импульсивно. Теперь он был взрослым и умудрённым опытом мужчиной. По крайней мере именно таковым он себя и считал. Находясь посреди ледяных пустошей Странный научился ценить вещи, которыми можно пожертвовать - подкинуть их в костёр ли, или проверить очередную пещеру на наличие там ловушек. И эта костяшка должна будет стать именно тем, что когда-нибудь спасёт его!
Столкнувшись с рыбой, взрослый и умудрённый опытом мужчина чуть не расплакался. То, насколько внушителен языковой барьер, выбило его из колеи. Благо, он вовремя вспомнил кем является и взял себя в руки до того как проступившая на глазах влага устремилась по щекам. Он вдохнул, выдохнул, взял рыбу в руку, нацепил на протез и попытался демонстративно разорвать её на части. Даже зубами в неё вцепился, утробно рыча от гнева.
Как бы то ни было, мучил себя, рыбу и бедного воргона Странный не долго - поняв что жест не удался (или, чем боги не шутят, сумев бы разорвать её), он бы тотчас же бросил сие занятие. Поманил бы мужчину к выходу, указал бы на место проживания Валки, потом в сторону - прочь из поселения и продемонстрировал бы что идёт на одном месте. А потом еще добавил бы выученное ругательное слово. Для верности и закрепления.

63

Покрутив в руке костяшку и напредставляв себе всякого-разного, Йирт в итоге попросту спрятал ее в поясную сумку. Значения рисунка он так и не понял, но почему-то предположил, что однажды костяшка ему может пригодиться. Было ли в ней что-нибудь магическое? Вряд ли. Но кто знает, как оно обернется. Пожив некоторое время на суровом севере и познакомившись с различными племенами, вифрей хорошо запомнил, что воргоны верят во всякие знаки, любят их по-разному трактовать. Помнится, как-то даже слышал легенду о том, как всего один символ, начертанный на белом камне, остановил целое войско кочевников "Волчьей головы". Увидев его, те просто развернулись и ушли в другую сторону. Не то чтобы костяшка Валки могла обладать подобными свойствами, но... чем бесы не шутят? Так что, спрятав свой трофей, вифрей проследовал в чум за воргоном и... попытался объяснить, чего хочет. Был не понят и снова попытался... по-своему.
Под скептическим взглядом воргона Йирт вероломно напал на рыбу, насадив ее на крюк и стремясь разорвать. Разумеется, несчастная чешуйчатая тушка не выдержала такого с ней обращения и треснула, разорвалась, раскидывая по полу требуху. Наиздевавшись вдоволь над мертвым телом несчастного создания, Йирт бессовестно отшвырнул раскуроченный "труп" в сторону и увидел донельзя удивленное выражение лица наблюдавшего за ним воргона. Когда Бесхвостый закончил свою экзекуцию, мужчина неодобрительно покачал головой и произнес что-то с укором, после чего принялся наводить в чуме порядок, убирая отовсюду остатки рыбы. Попутно он приглядывал за вифреем, пытаясь понять его жестикуляцию. Тот, к слову, поманил воргона к выходу - это до него дошло. Однако проследовал за Йиртом он не сразу - сначала навел порядок!
Когда оба оказались на улице, Йирт снова попытался объяснить, чего он хочет. И на дом Валки указал, и направление (вроде бы верное), и даже продемонстрировал ходьбу на месте. Кажется, на этот раз его поняли правильно. Вот только воргон не спешил бежать в указанном направлении, прихватив с собой вифрея. Вовсе нет. Вместо этого он крайне задумчиво почесал подбородок. Потом затылок, а потом снова что-то непонятное проговорил на воргонском, указывая в небо, на солнце. Затем сделал жест руками крест-накрест, указал на дом Валки и почти сразу же после этого на дом, где Йирт недавно кушал. Говорил что-то еще, но Бесхвостый, само собой, не понял. Зато уловил интонацию. Мужчина отказывался отправляться вот прямо сейчас и советовал Йирту отправиться в один из указанных домов.
Судя по тому, что он указал на небо, день скоро будет клониться к закату, и на ночь глядя отправляться не стоило. Вполне возможно, что Валка уже дала ему распоряжения насчет сопровождения Порченного, и скорее всего как раз сейчас воргон готовился к переходу. Видимо, отправятся сразу на рассвете. Также вифрей припомнил, что вместе с ним должна будет пойти Ширра, а еще Большой Ух. Обоих, к слову, поблизости не было, и если духа искать можно практически где угодно, то местонахождение песца Йирт помнил очень хорошо - дом Мудрой Валки, откуда он только что бесцеремонно удалился.

Йирт, получено: гадальная костяшка Мудрой Валки.

64

Действия воргона совсем не понравились Бесхвостому. Еще бы, ведь тот медлил! На взгляд не слишком то помешанного на чистоте вифрэя, уборка была делом крайне неразумным, сродни перекладыванию с места на место вещей, которые и так когда-нибудь понадобятся. Но Йирт, насколько это было возможно, уважал чужие традиции, а потому время провёл в чтении молитв каждому из богов, упрашивая их ускорить действия неторопливого снежного человека.
Наконец, третий раз поминая Белиара, уборка была завершена и будущий проводник сосредоточился на понимании того что Бесхвостый хочет ему поведать. Вообще, общаясь с племенем проживающих за Хребтом людей он поднаторел в изображении того или иного исключительно с помощью языка не ротового, но языка своего тела. Да, такой способ был куда затратнее как в плане растрачиваемых энергии и фантазии рассказчика, так и требовал зачастую недюжинного интеллекта у "слушателя", но по мнению Странного целиком и полностью окупался тем что не нужно было разговаривать. Совсем. Достаточно было на что-то указать, куда-то ткнуть, нечто покрутить, как-то подпрыгнуть, нечто нарисовать и всё, понимание есть! Когда было очень плохо и Йирт сомневался в том чем он занимался (хотя зачастую занимался он сущими глупостями), он вспоминал об открытии "языка жестов" и на душе становилось чуточку лучше. И это не считая того что Йирту в принципе нравилось то как жили воргоны. Да, им было плохо и трудно, но они превозмогали или умирали. Даже выглядели они большую часть времени не по-человечески: совсем как какие-нибудь донельзя пушистые животные, которые почему-то встали на две задние лапы. Короче, воргоны были для вифрэя не совсем людьми. И они этим Странному очень нравились.
Но это не мешало Бесхвостому повторять слова за воргонами в попытках понять что это значит. Так же некоторые люди копируют интонацию и звуки домашних любимцев - чтобы поумиляться тому как они смотрят на них в ответ (даже если во взгляде читается: "Ты что, дебил?"). Только у Йирта был план - научиться их языку и понять о чём говорят эти снежные люди, ибо, сколь воргоны не были милы, Подозрительность и Любопытство требовали от своего слуги конкретных сведений. И Бесхвостый учился. Даже сейчас, в "беседе" с проводником.
Общий смысл "сказанного" Йирту не понравился. Совсем. Поэтому он сказал ругательное слово. Пнул ближайшую бочку и выбрался наружу.
Так как он по прежнему помнил что должен чувствовать обиду на Мудрую Валку, а так же чувствовал неодобрение по отношению к только что покинутому мужчине, Йирт не стал выбирать ни один из указанных домов, а решил начать нести добро в каждый дом. Так, он собирался пройтись по поселению, по чувству жизни выискивая больных и заражённых болезнями, чтобы не заходя в их дома прямо с улицы исцелять их с помощью оздоровления, точечного лечения, очищенной крови и пленения хвори.
- Боги со мной! А я с вами! - прошептал нашедший применение своей эмоциональной нестабильности вифрэй и отправился на "охоту".

65

"Разговор" с воргоном не привел к желаемому результату, и то, что тот попытался объяснить свои веские причины для отказа отправляться куда-то прямо сейчас, совершенно не удовлетворило вифрея. В сердцах он пнул какую-то ближайшую бочку, которая, к слову, даже не сдвинулась, ибо была чем-то наполнена. А еще по-воргонски выругался! Однако вся эта демонстрация не впечатлила невозмутимого воргона, и он лишь скептическим взглядом проводил удаляющуюся фигуру Йирта, который отправился... всех лечить!
Как выяснилось чуть позже, северные варвары - весьма здоровые и крепкие люди, и по большей части Бесхвостому не удавалось обнаружить изможденных болезнями людей. Но, разумеется, были проблемы попроще - вроде мелких ссадин, царапин, которые вифрей лечил на расстоянии, подбирая подходящие заклинания. Так как в дома он не заходил, то реакцию воргонов на свое колдовство не видел, но, как подсказывало чувство жизни, получалось у него весьма неплохо. За время обхода всего поселения Бесхвостый столкнулся с более сложными болезнями лишь в четырех домах. Два их них - нечто вроде сильной простуды, которые Йирт вполне себе успешно нейтрализовал. Еще один воргон был ранен в плечо - скорее всего на охоте. А последний мучился от отравления. Правда, Йирт не смог понять, чем оно вызвано, но общее самочувствие уловил и, как и всех остальных, избавил от страданий. Вот только...
Почему-то когда он вылечил последнего воргона, Йирт не успел сделать и нескольких шагов, как почувствовал сильное просто до безобразия недомогание. Он не понимал причины, ведь сам он точно был абсолютно здоров. Вифрей еще немного прошел вперед по деревне, а потом вдруг ноги подкосились и перестали слушаться. Его мелко затрясло, а на лбу выступила испарина. Йирта лихорадило. Он попытался воспользоваться оздоровительной магией, но все усилия оказались тщетны. Бесхвостый не понимал, что с ним происходит - он не видел в себе даже намека на какую-то болезнь. Единственное, что вдруг пришло ему в голову, когда перед глазами стало стремительно темнеть - он уже чувствовал сидящий внутри недуг ранее. И даже не один раз, пока путешествовал по северным землям (а это началось именно тогда, когда он покинул Нальдерм). Но раньше это никогда не проявлялось вот так. А сейчас.... он так и не смог прийти к каким-то выводам и вообще осмыслить произошедшее. Порченный потерял сознание.

***

Темно. И неудобно. Почему так неудобно? И почему тело мелко трясет? Йирт открыл глаза и понял, что лежит в каком-то помещении, но не мог сообразить, где именно. Его глаза смотрели в потолок, а тот вращался, словно бешеная карусель, к горлу подступала тошнота, и вифрей зажмурился. Хотел было вскочить или хотя бы повернуться, но тело отказывалось слушаться. Хотелось закричать или сказать, хоть что-нибудь, но голос словно пропал. Страшно. В голове одна за другой начали роиться мысли, что-то говорил внутренний голос, но все это было какой-то мешаниной. Перед мысленным взором пронеслось ужасное лицо хаосита из Нальдерма, проклятая тварь, что разорвала Уррура, пронеслись лица Лекса, Ивейн, Евы. Последняя почему-то была верхом на Бесхвостом, а Лекс и Ивейн поочередно заставляли испытывать Йирта то нестерпимый жар, то невероятный холод. Или, это ему не казалось? Ведь ощущения такие реальные... Что это... Большой Ух? Летает над всем этим безобразием и... пытается спастись от сотен щупалец? Головокружение в этот момент, кажется, снова достигло своего пика, и в какой-то момент все картинки просто смешались в одну разноцветную хаотичную массу, а затем снова наступила темнота. И Тишина. Резко, до звона в ушах. А потом стало так.... спокойно? Да, почему-то стало спокойно...

***

Мокро. И шершаво. Еще и пахнет молоком и шерстью! Что такое?.. Йирт открыл один глаз и прямо перед собой увидел мордочку Ширры. Она сидела у него на груди и яростно облизывала нос вифрея. Правда, когда тот только-только шевельнулся, Ширра спрыгнула с него, отошла чуть дальше к стене с ворохом чего-то непонятного, села на полу. Пол?.. Вифрей осмотрелся. Он лежал на каком-то мягком матрасе под двумя теплыми одеялами прямо на полу. Ему хватило лишь беглого взгляда по помещению, чтобы понять - это чум Мудрой Валки. Собственно, сама она тоже была здесь. На своем излюбленном месте - среди подушечек у очага. На этот раз она, правда, не медитировала и кости не бросала. Нет, у нее в руках были сшитые листы пергамента - импровизированная книга без обложки. А ничего такая - увесистая книга получилась. Собственно, ее-то шаманка и читала.
Рядом со своим "лежбищем" Йирт обнаружил невысокий ящик, выполнявший роль столика. На нем стояла полупустая кружка с каким-то отваром, рядом глубокая миска с водой, в которой плавала смоченная тряпочка. Также там стояла небольшая железная мисочка, в которой догорали какие-то травы. Дым поднимался высоко к потолку тонкой струйкой, но на удивление не было никакого запаха - ни приятного, ни неприятного. Очень странно. Сам Йирт тоже чувствовал себя... странно. В теле ощущалась какая-то легкость, ничего не болело. Но при этом любое движение ему давалось с большим трудом. А еще он вдруг сообразил, что под одеялами он полностью голый. Всю свою одежду и пожитки он, впрочем, тоже увидел - совсем рядом, тихо-мирно лежат у стеночки неподалеку. Как раз за Ширрой, которая выглядела как самый настоящий охранник вещей хозяина, пока тот спит!

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-09-21 20:56:23)

66

Когда взыграла болезнь, Йирт первым же делом схватился за живот. Паника захлестнула его. Он находился посреди поселения воргонов. Да, у них почти не было правил приличия. Но даже так, снежные люди едва ли простят если он навалит им кучу вне отведённого места.
Правда, дальнейшие события показали что то была болезнь иного толка. Йирт понял это и на мгновение даже почувствовал облегчение. Но потом буквально оказался ввергнут в пучину безумия...

***

Здесь Бесхвостый был почти как дома. Рассудок его трепетал, как лань в зубах барса, но это ощущение было для Йирта привычным. Насколько это вообще было возможно. Однако, это не давало ему никаких преимуществ. Возникающие образы были волнующими и до безобразия реальными. Безумие наполняло сознание вязкой кашей бурлящих образов, вынуждая действовать. Бесхвостый пытался использовать сырую, не оформленную в заклинания магию жизни, а потом и крови, чтобы заставить своё тело шевелиться - хотя бы пальцем. А там и до полноценной магии было бы не далеко. Вифрэй корчился, кричал и вырывался, пытаясь преодолеть сковавшие его невидимые путы паралича. Но всё было тщетно. Видения были слишком яркими, слишком настойчивыми. Они безжалостно вворачивались в рассудок Йирта, чтобы отпечататься там дымящимися отметинами. Образы вновь и вновь терзали его разум яростным калейдоскопом известных Порченному людей и событий, смешанных в инфернальный котёл бурлящей необъяснимостью странности.
А потом...всё закончилось. И вот тогда-то Йирту стало по настоящему страшно.

***

Уши дёрнулись в одну, потом в другую сторону.
То что было мокро Бесхвостого совершенно не удивило. Вторая мысль оказалась на порядок страннее: нормально ли то что он испытывает возбуждение? Объяснить эту реакцию себя Йирт не успел, поскольку вместо этого предпочел прислушаться к чувству жизни. Ну, а потом приоткрыл глаз. Ширра ускакала, оставив вифрэя в задумчивом состоянии. Правда, мысли его, будто свора дерущихся бурундучков, сменили направление (роднит ли белизна молоко и снег?), потом еще раз (как много нужно выпить, чтобы лопнуть?) и еще (что лопнет первым - бурдюк от холода или от жара?). Для разнообразия набухший любопытством ком вопросов остановился. Наступила пора ответов! Пока Странный проводил мысленные эксперименты (правдивость которых была, есть и будет под большим вопросом), реальности приходилось ждать своего часа...
Ей повезло. Йирт решил выбраться из тёплой постели до того как случился Конец Времён. Правда, достичь желаемого вифрэю удалось далеко не сразу - нечто будто бы мешало ему, замедляя движения. Он сел, откинул одеяло в сторону и сосредоточился на себе и своих ощущениях. Так как Однорукий считал истязание своего тела делом сугубо личным, ему такое незримое вмешательство совсем не понравилось и он начал творить магию. Умиротворённое отрицание. Очищенная кровь. Жертва. Пленение хвори. И только завершив всё что хотел, Бесхвостый понял что его смущало. Он был голым! Странный тут же бросился (учитывая его состояние, скорее - поплыл) к одежде и первым же делом обулся. Но больше натягивать на себя ничего не успел - его взгляд вонзился в как ни в чём не бывало сидящую Мудрую Валку. Воспоминания обрушились на него мешком спелых яблок сорта Подозрительность. И чем больше их становилось, тем сильнее Порченный хмурился. Брови сдвинулись к переносице, а рука упёрлась в бок.
- Ты! - воскликнул Йирт и обличающе вскинул перст - Это всё ты! Тебе не понравилось что я лечил твоих людей и ты наслала на меня...
Порченный споткнулся и замолчал. Его указующий палец увял, а гнев сменился замешательством.
- Э...а что это было?
Похоже, голове Бесхвостого было тяжело вмещать в себя всё что переживал Йирт, а потому некоторые вещи, вроде смущения - сейчас, оказывались погребены под всеми остальными эмоциями и чувствами.

67

Кошмарный сон закончился не то чтобы внезапно, но не сразу отпустил сознание вифрея. Однако, как оказалось чуть позже, кошмар для него только начался. Обнаружив свое весьма странное состояние, Йирт сначала попытался хоть как-то воспринять происходящее, а потом первым делом обратился к магии. Правда, он так толком и не разобрался, что именно с ним случилось, а потому начал наколдовывать все подряд. Ну... то есть не совсем. Тело не так чтобы сильно его слушалось, а сосредоточиться на магии оказалось сложнее обычного, и все же Бесхвостого окутало привычное действие умиротворенного отрицания, а затем в ход вступила очищенная кровь. И вот уже должна была настать очередь "жертвы", и вифрей даже задумался, каким образом лучше пустить себе кровь, но на этом голова сильно закружилась, а перед глазами неожиданно потемнело. Почти как в последний раз, когда он лечил всех подряд в селении воргонов. И это подсказало Порченному, что магией пока лучше не злоупотреблять. Правда, он не понимал, почему, но отчетливо это ощущал, буквально каждой клеточкой своего тела.
Выждал немного, попутно заметив, наконец, что он абсолютно голый, а затем вскочил с пригретого места. Ну, не то чтобы вскочил, скорее "вытек", словно слизь, и перебрался к своей одежде. Правда, сама одежда его почему-то не заинтересовала, и он взялся за обувь. Обулся и... заметил, наконец, Валку. Пусть и с трудом, но все-таки поднялся во весь рост и, сверкая перед старушкой всем своим мохнатым хозяйством, обвинил ее... сам не понял в чем. И это непонимание вдруг быстро сбило с него всю браваду и заставило задать иной вопрос. Не блещущий красноречием, но зато весьма понятный.
http://s7.uploads.ru/0avkh.jpg
Мудрая Валка: Сначала надевают штаны, - абсолютно нейтральным тоном заметила шаманка и, перелистнув страницу своего чтива, окинула Порченного взглядом с ног до головы, - видали и посущественней, - до безобразия спокойно констатировала она, чуть дольше задержав взгляд на срамном месте Йирта, а затем вновь уткнулась в книгу. Либо там и правда было что-то невероятно интересное, либо таким образом решила не смущать больше голого вифрея. - А вот что с тобой было, это я бы хотела узнать у тебя, - размеренно произнесла Валка. - Тебя нашел Йося. Ты лежал без сознания в снегу около его дома и не шевелился, - охотно рассказала шаманка. Судя по всему упомянутый Йося - тот, кого Йирт лечил последним. - Йося принес тебя ко мне, я тебя осмотрела, но не обнаружила каких-то ранений или признаков какой-нибудь хвори. Сначала я подумала, что это может быть магическое истощение, которое вот так сходу не увидишь, но... твоих запасов магической энергии было вполне себе достаточно. В общем, я не придумала ничего лучше, чем полностью обработать тебя заживляющим составом и выждать. Правда, ночью у тебя был жар, но, кажется, я не прогадала. Во всяком случае ты пришел в себя. И вот теперь уже мне интересно, что же с тобой такое было? Это у тебя впервые, или раньше тоже случались подобные приступы? - поинтересовалась Валка.

68

- Я тоже видел существеннее! - зло рявкнул Йирт. Хотя тело его испытывало лёгкую прохладцу, разум утопал в огне.
Он потянулся единственной рукой к одежде и с удивлением обнаружил что она ощутимо подрагивает. Вифрэй взглянул на погрузившуюся в чтение Мудрую Валку с прищуром. После этого Бесхвостый стиснул зубы и принялся одеваться, приговаривая ругательства из тех, что он знал наверняка что это ругательства. В итоге со штанами ему управиться с грехом пополам удалось (упав лишь раз), то вот протез пристёгиваться начисто отказывался. Подрагивающие, как от холода, пальцы, никак не желали слушаться - мелкая моторика была попросту ни к Белиару.
- Р-р-р-р-а! - Порченный сдался и с гневом швырнул железку вниз, громко грохнув ею об пол. - Это всё хаос! Это всё он! Или ты! Или вы вместе взятые!
За показным гневом Йирт прятал свой страх. И не абы какой, но один из Абсолютных. Магия стала для Йиртом чем-то настолько важным, что без неё он себя более не мыслил. Ведь лишившись возможности творить волшебство, он лишится смысла существования и станет полностью бесполезным существом.
Глаз Порченного дёрнулся и он осмотрелся по сторонам. Тотчас же уши его встали торчком, а сам вифрэй пригнулся.
- А может...может это всё снег? Вдруг в нём есть что-то, что сковывает...не даёт творить магию?
Он не обращался к Мудрой Валке. У него были куда более надёжные и проверенные временем собеседники. Его состояние выбило Однорукого из колеи. Поэтому не было ничего удивительного в том что он ослабил над ними контроль и они заговорили. Вслух.
- Ха! Тогда и эта старая грымза так же не могла бы использовать заклятья пачками.
- Отнюдь. Йирт не чувствовал чтобы она применяла магию. Лишь кости для гаданий.
- Хм...тогда у нас выход один - спровоцировать её! Три заклинания подряд и вуаля - свалится ли она без сил, как Йирт, или нет.
- Можно просто спросить.
- Пф. Пресно и скучно.

Под гнётом размышлений, страх чуть отступил. Это позволило Бесхвостому задуматься.
- До Нальдерма такого не было - пробормотал он.
- Х-ха! Ты там своё здоровье забыл!
- Хорошо хоть не голову.
- Или ещё что...если ты понимаешь о чём я...

69

Валка преспокойно рассматривала свою книгу, пока Йирт с грозным пыхтением и ругательствами пытался одеться. Женщина ни разу не посмотрела в его сторону, даже искоса, предоставляя Бесхвостого самому себе. Но когда в сторону полетел крюк, а сам Йирт так и не сумел все сделать самостоятельно, шаманка бесстрастно произнесла:
http://s5.uploads.ru/3FHdq.jpg
Мудрая Валка: В наших краях не принято проявление слабости. Воргоны - народ самостоятельный и самодостаточный. Просто потому что слабые здесь не выживают. Однако взаимопомощь нам не чужда, - не сразу стало понятно, к чему она клонит, но уже спустя секунду женщина предложила: - я могу помочь тебе одеться, если ты того пожелаешь. Поверь мне, после сегодняшней ночи смущаться тебе уже нечего. Я ведь растирала тебя целебным составом, помнишь? Везде, - уточнила Валка и перевела до безобразия спокойный взгляд с книги на Йирта, когда он начал говорить сам с собой. Точнее спорить. С собой. Как обычно выглядело это донельзя глупо и нелепо, однако и это шаманку совершенно не смутило. - Полагаешь, после Нальдерма и столкновения с теми тварями в твой организм могло попасть нечто... - выделила она из потока слов Бесхвостого главное и выдержала паузу, подбирая слова, - неощутимое для тебя и твоей магии, но внезапно вызывающее плохое самочувствие? И ты не знаешь, насколько оно опасно, к чему может привести и что с тобой сделать? С тобой и теми, кто тебя окружает... - проницательно говорила Валка. - Если это действительно так, то, боюсь, С’Апть, у тебя большие проблемы. Я пока не могу подтвердить твои догадки, как и опровергнуть их, однако... я могла бы провести ритуал очищения, который может тебе помочь справиться с этим. Но в одиночку у меня не хватит на это сил, - покачала головой и назвала имя: - Дартна. Если вы разберетесь с ледяными пещерами, а затем вместе вернетесь сюда, я думаю, она не откажет в помощи. Вдвоем с ней у нас хватит сил, чтобы тебе помочь. Если ты того желаешь, конечно... - не преминула уточнить Валка.
Вполне себе уместное уточнение, если учесть что вифрей и сам не знает, чего желает Йирт! И тем не менее предложение шаманки выглядело крайне привлекательно. Она действительно сможет помочь Порченному избавиться от напасти? Было бы здорово, но... в то же время такая щедрость настораживала. Что там такого в этих ледяных пещерах, если за помощь Мудрая Валка готова предложить Йирту свои услуги. Каким бы безумным вифрей не был, но его познаний в магических науках было достаточно, чтобы отчетливо осознать - очищающий ритуал, успех которого зависит сразу от двух шаманов, наверняка выжирает тонну сил. Не каждый на это согласится. Особенно ради такого, как он, Йирт.

70

- Ха!
Таков был ответ Йирта на предложение Валки. Нервным и крайне коротким. Дело было не в том что это был чуть ли не максимум членораздельной речи, на которую на то момент вифрэй был способен (хотя это тоже). Просто помощь в одевании себя для Порченного звучало так же как предложение подышать за него.
Йирт (а может и не он сам, но его голоса) еще что-то хотел сказать насчёт "проведённой ночи", но события пустились вскачь и вифрэй прозевал момент.
Ну а потом...
- Оно... - пролепетал Порченный и коснулся своей тощей, цыплячей груди - Во мне?
Бесхвостого кинуло в жар, потом тут же в холод, ну а потом Йирт застрял между этими двумя состояниями. Уши его полыхали, ровно как и щёки прямо под загоревшимися глазами, а вот рука и ноги мигом заледенели, не желая более двигаться. Вифрэй пошатнулся и пятой точкой брякнулся на пол. Если мысли и без того дикими табунами рассекали просторы его разума, то теперь начали кусать друг друга, распространяя заразу безумия.
- Но...я же...я же не люблю рыбный суп...
Рука его медленно, как подкрадывающийся паук поползла к губам, да там и застыла, флегматично поглаживая их. Как если бы...прощаясь с ними?
- И фупавца... - пробормотал он.
Йирт вздрогнул всем телом. Замер. А потом резко начал трясти головой как после того как помыл её. Но на этот раз не чтобы избавиться от влаги, но вытряхнуть из неё все лишнее. Вылетевших блошек Бесхвостый тут же стал бы побирать и возвращать на место. Не исключено что пару-тройку могли утеряться...
Спустя секунд пять он перестал. Кажется, у него получилось добиться желаемого.
- А это...не больно? - спросил Бесхвостый с лёгким, отстранённым подозрением. Не то чтобы боль была для него проблемой (вспомнить хотя бы как его пытали инферно, насаживали на пику и прочие безумные вещи) - вопрос вырвался сам собой. А раз вырвался - обратно его было уже не загнать.
Не дожидаясь ответа, он начал собираться. И в этот раз ему уже ничто не мешало. Какие бы в его голове сомнения не бродили, он решил оставить их на потом - когда те станут куда как более забористыми или хотя бы оформятся в что-то более конкретное. А пока у него не было выхода (на самом деле был, но Бесхвостый не желал размышлять над его поисками) - чтобы узнать больше, он должен был выкурить из пещеры то, что там засело.
- Я готов! - сообщил бы Порченный после окончания сборов - Где проводник? И...зеркало!
Последнее было сказано без особенной надежды. Просто так. Из разряда - а вдруг повезёт?

71

http://s7.uploads.ru/XnDz8.jpg
Мудрая Валка: Не знаю, - честно ответила шаманка на предположение о том, что внутри Йирта может находиться... нечто, - возможно, это просто какое-то побочное... явление, - подобрала она слово, - после того, с чем тебе пришлось столкнуться. Если дело действительно в последнем, то мы с Дартной сумеем тебе помочь, но если в тебе уже что-то закрепилось... - продолжать она не стала, только руками развела. Видимо, тут она была бы уже бессильна. - Сам ритуал безболезнен. Во всяком случае физической боли ты не испытаешь, - заверила Валка, - это некий обряд. Сожжение набора трав по древнему завету. Особый танец, особая песня, взывающая к Богам. Ее не исполнить просто так, нужна некая связь. Я уже слишком стара для такого воззвания, а вот Дартна сможет, - шаманка объяснила достаточно туманно, но оно сейчас было и не важно Йирту. Он все равно ничего не знает об этих древних ритуалах, и подробности ему ровным счетом ничего не скажут. - Фрягло ждет тебя у загона с яками, - сообщила Валка, когда Йирт, наконец, взял себя в руки (насколько он вообще на подобное способен) и был готов выдвигаться. Фрягло - видимо, имя проводника. Ну, хоть теперь знает, как его зовут! - А зеркало... да вон оно лежит, чего с ним будет-то? - пожала плечами Валка, кивнув на все тот же столик, однако разрешения его взять так и не дала. Очевидно, с этим все-таки придется подождать. Что ж, больше оставаться тут смысла не было - пора выдвигаться. Словно почувствовав это, доселе смирно сидевшая Ширра первой выбежала на улицу. Услышал Йирт где-то снаружи и бодрое пение Большого Уха. Видимо, все ждали только вифрея. - Постой, - вдруг окликнула Валка, когда Порченный уже был у порога, - гадальная кость, что ты вчера забрал... - короткая пауза, - если почувствуешь, что твой разум меркнет, брось ее в воду, - дала она донельзя странный совет и замолчала.
Очень интересное пожелание, и чем же оно поможет? И что значит "разум меркнет"? Потеря сознания? Наваждение? Да он и так половину всего своего времени живет словно в другом мире. Или же подразумевается что-то совсем иное? Какое-нибудь серьезное магическое воздействие? Ну... как бы то ни было, а запомнить наставление наверняка стоило. Авось и правда когда-нибудь пригодится...

72

Несмотря на то что вифрэй был и умом, и телом готов выдвигаться, Йирт неожиданно даже для самого себя вернулся к Валке. В этом не было ничего сверх удивительного - просто его чуть запоздало нагнало понимание некоторых моментов. Именно их то он и решил уточнить. Чтобы затем не было мучительно больно так сказать.
- Если я правильно понял...- начал Порченный на удивление спокойно и почти разумно, что донельзя контрастировало с его недавним поведением.
- Во мне сидит хаос - он аккуратно, будто мог потревожить невидимую сидящую гадюку, коснулся ладонью своей груди - И он мешает моей магии.
- При этом ты не будешь его выгонять - взгляд переместился на Валку, потом прыгнул на зеркало, потом снова на Валку - Пока я не разберусь с опасностью в пещере.
- И для этого нужно пользоваться магией - добавил он и скрестил руку и протез на груди - Всё так?
Получив какой бы то ни было ответ (положительный или отрицательный - не важно), Порченный медленно кивнул бы, будто бы невзначай прошёл бы мимо зеркала и попытался его бы стащить. Опять. Понятное дело что у него этого не получилось бы и Бесхвостый, с чувством выполненного долга решительно направился прочь - на этот раз уж точно на встречу куда более определённым и осмысленным приключениям.

73

http://s5.uploads.ru/7oeUC.jpg
Мудрая Валка: Я не уверена, что в тебе сидит именно хаос, - размеренно ответила шаманка. - Но чем бы оно ни было, ритуал сможет это изгнать, если оно возможно. А если не изгонит, то мы как минимум узнаем наверняка, что же это такое, - объяснила она. - Поверь, С’Апть, далеко не только хаос способен вызывать твои симптомы. А что до твоей магии... - пожала плечами, - достаточно ею просто не злоупотреблять. Можно было бы еще попробовать понять закономерность, но это долго. Например, если я правильно поняла, ты потерял сознания после череды исцеляющих или благословляющих заклинаний. Может быть дело в используемых стихиях, я не знаю точно. В любом случае, старайся делать хотя бы короткие передышки после сотворения заклинаний, пока мы не выясним, с чем имеем дело, - посоветовала Валка, спокойно наблюдая, как Йирт приближается к зеркалу, - оно останется в этом чуме, - непреклонно заявила шаманка, без труда угадав намерения Бесхвостого.
Пришлось одернуть руку, уже потянувшуюся к древнему зеркалу. Что ж, уговор есть уговор. И не похоже, что Валка будет поступаться своими принципами. Обещала вернуться к разговору о зеркале после того, как Порченный вернется из пещер? Значит, так оно и будет. Вот только сам Йирт был не уверен, что оттуда вернется. Потому что он был Йиртом, а Йирт вечно ни в чем не уверен.
Покинув чум Мудрой Валки, Бесхвостый довольно быстро нашел Фрягло. Он действительно стоял уже практически на отшибе селения, а перед ним лежали две увесистые походные сумки, которые, при виде Порченного, мужчина спешно начал закидывать за спину и крепить специальным ремнями. А еще у него была здоровенная двуручная секира! Рядом с воргоном также крутилась Ширра, а чуть выше парил Большой Ух. Подходя ближе, Йирт заметил, что на шее у Фрягло висит какой-то черный камень на крепком шнурке. Присмотревшись чуть внимательнее, Бесхвостый распознал ту же побрякушку, что была у него самого. Черный янтарь. Видимо, Валка предупредила мужчину, что с ними отправляется малый дух и дала ему камень для возможной коммуникации. Когда Йирт подошел совсем близко, воргон проговорил что-то весьма дружелюбным тоном и указал направление. Издала и какой-то подбадривающий звук Ширра. Дух же, как всегда, весело приплясывал и без умолку задавал вопросы, вроде: "Куда идем?", "Там есть игра?", "Ты покажешь мне Боги?". Ну, хоть какой-то собеседник, все лучше, чем песец и не знающий языка Бесхвостого воргон. Собравшись, группа отправилась к пещерам.

***
Где-то в пустоши Дардаг. Время неизвестно.

Йирт потерял счет времени. От поселения воргонов они шли, наверное, неделю. Ну, так казалось Бесхвостому, ибо пешая прогулка по сугробам - то еще удовольствие. На деле же еще и темнота не наступила, когда сделали привал в какой-то пещере, которая находилась прямо внутри невысокого холма. Возможно, чье-то жилище, но хозяев тут точно не было. Прямо здесь наскоро перекусили из запасов Фрягло. Он даже огонь развел, и можно было немного погреться. Однако задерживаться дольше не стали и, передохнув, отправились в дальнейший путь. И вот спустя еще неделю пути (по меркам Йирта), удача покинула путников.
На пустошь стремительно опускалась темнота, а затем, за какие-то считанные минуты поднялся сильный снежный буран, от которого негде было скрыться. Видимость была практически нулевая, и если Йирт хотя бы пытался ориентироваться по солярным точкам (которых было совсем мало, и принадлежали они явно некрупным животным), то как ориентировался Фрягло - одним Богам известно. Чтобы не потеряться, путники связали-обвязали себя толстой веревкой. Впереди шел Фрягло, за ним Йирт. Ширра, разумеется, не была к ним привязана, но бежала где-то рядом - Порченный постоянно ощущал ее солярную энергию поблизости, но не видел из-за бурана. И только Большому Уху погода была нипочем. Он все так же продолжал бесконечно болтать и летать где-то совсем рядом. Точнее, продолжал лишь некоторое время, и в какой-то момент неожиданно замолк. У Йирта тут же возникло множество подозрений, но самое очевидное из них - поблизости появились другие духи, которых сам Бесхвостый чувствовать, разумеется, не мог. Зато совсем скоро он почувствовал кое-что другое. Скопление солярных точек на самой границе ощущений - где-то впереди и справа. Судя по тому, что они сливались в единое солярное пятно, это, возможно, какая-то стая животных. Может, волки? Или кто тут еще обитает? А спустя еще пару шагов на границе восприятия в той же стороне вифрей засек еще одну жизненную энергию. На этот раз сильно отличающуюся. Определенно, кто-то из представителей разумных рас.

74

В принципе все было практически максимально не так, как того хотел Йирт.
Во-первых, вместо полуголой дикарки его сопровождал до неприличия одетый воин. Единственный плюс который у него был целиком и полностью был в его массивной секире. Почему-то Бесхвостого несколько волновали его собственные представления о том как этот детина своим здоровенным топором рассекает других живых существ. Кровь в одну сторону, внутренности в другую, конечности в третью. И не сказать что эти мысли так уж сильно вызывали отторжение. Скорее наоборот. Это, как и многое другое, что по его мнению было не правильным, Бесхвостый ныне объяснял наличием в себе хаоса.
Во-вторых, вместо приятных душе животных-спутников на его долю выпал полный (по критичному мнению тощего как палка Йирта ей стоило сбросить жирок) песец и откровенно странный, даже по меркам танцующих в воздухе невидимых картошек, дух. Да, у Однорукого было очень и очень мало знакомых нематериальных созданий в целом и танцующих в воздухе невидимых картошек в частности, но нечто подсказывало Порченному что Большой Ух сильно выделяется на фоне всех остальных. Не мог не выделяться! Но и пользу из общения Йирт не вынести не мог - его особенно интересовал быт и уклад духов. Показалось Однорукому важным узнать о Валке - как можно больше и о таинственной Дратне. Среди вещей о последних особенно интересовали - не является ли она обнажённой принцессой-воительницей, или хотя бы горяча ли она в постели. К слову, Бесхвостому его собственная нетипичность не мешала (скорее, помогала) навешивать ярлык "странный" на других. Поэтому все вокруг, к счастью не зная об этом, ходили, облепленные этим обозначением. Вообще, если так подумать, для Бесхвостого весь состоял из Странностей, главной из которых была даже не пропитывающая само бытие этого мира магия, но женщины.
В-третьих, он был в компании. Да, на удивление этот пункт, что обычно вызывал у Однорукого больше всего дискомфорта, оказался в конце мысленного списка неприятностей. А всё потому что его окружали не люди. Да, именно так для себя Йирт это объяснил. Воргон не был полноценным человеком, песец не была человеком, Большой Ух уж точно не был человеком. А значит, в принципе, этого пункта могло и не быть вовсе, если бы не ряд трудностей с которыми столкнулся вифрэй. Например, недостаток общения и переизбыток общения. Странный был ярым противником социально взаимодействия, но в походе языковой барьер с говорящим на своем языке воргоном и его отсутствие с трещащим без умолку духом сказывались негативно. Но Странный был достаточно изобретательным, а потому вместо того чтобы учить чужой язык, он начал дрессировать обоих. И Ширру подключил для порядку. Всё было относительно просто - надо было проложить тропку между определённым жестом или звуком аккурат к действию, которое Йирту требовалось от того или иного существа. С Большим Ухом это носило форму игры, с воргоном Фрягло - тактического общения, а с Ширрой - и того, и другого.
Компания внутренняя в кои то веки оказалась столь же серьезной проблемой как компания внешняя. В-четвёртых, с Бесхвостым отныне был хаос. Да, да, сколь бы Валка не увещевала в обратном, Однорукий признал его и теперь чувствовал как эта пакость притаилась внутри. Возможно, он надумывал, но таков уж был Бесхвостый. Одним своим присутствием хаос наводил ужас как среди голосов, так и среди его ауры. Последняя истово возмущалась и, видимо ожидая что следующее заклинание будет этой мерзкой, но странно притягательной стихии, норовила на всякий случай обрубить сознание Йирта. Порченному пришлось провести не один десяток экспериментов, чтобы попытаться понять закономерность и в дальнейшем не преступать невидимую грань количества или качества используемых заклинаний. По крайней мере, в заведомо боевых ситуациях. 
Но было еще в-пятых! Длительность прозябания в однотонных, скучных и донельзя холодных местах вызывало в душе выросшего среди зелёной Каталии настоящий вой. И если раньше ему кое как удавалось справляться с тоской по родным краям, то во время этого путешествия, Йирту стало по настоящему не по себе. Однообразие пустоши вгоняло в тоску не только его вифрэйскую часть, но и той что относилась к маги жизни. Столь малое, пусть и разнообразное наполнение ледяной пустыни солярными огоньками не могло не поражать. Конечно, он путешествовал по заснеженным пустошам и раньше. Но тогда он шугался каждой искры, а особенно их скоплений, опасаясь что то могли оказаться хищники, которые не против поживиться свежим (на холоде, благо, всё остается свежим особенно долго) мясцом. Теперь, когда в его компании был воин с огромной огромной секирой, Бесхвостому было почти нечего бояться и он куда больше обращал внимание на живых существ.
К слову, впереди как раз появилась одна из таких групп, от который Йирт бы улепётывал, сверкая пятками. Сейчас же он не только смог рассмотреть особей поподробнее, но и выделить среди них ту, что отличалась от всех остальных. Первой же мыслью было то, что на двуногого нападают и не особенно размышляя, Порченный громко, глотая снег, воскликнул то, что можно было принять за вопль об опасности. Если Фрягло и Ширра заучили его команды достаточно хорошо, они остановятся и взглянут на него (а если нет, Бесхвостый подёргает их за верёвку или еще за что). Тогда он им в жестах или звуках (забавнее, конечно, первый вариант - с прыжками и странными движениями), расскажет об увиденном чувством жизни. Дальше все зависело от того - подтвердились бы его догадки о нападении, или эта группа и представитель высшей расы находились бы в мире. В первом случае Йирт бы призвал жестом и звуком к атаке и изо всех сил помчался бы вперёд, попутно переплетая основы для умиротворения которое он планировал применить, когда приблизится достаточно близко. В противном случае...он тоже приготовился применять умиротворение, но значительно позже - да и то, на всякий случай.

75

Когда Йирт издал громкий и странный звук, его компания действительно остановилась. Фрягло так и вовсе чуть назад попятился, следуя веревке, чтобы подойти ближе к вифрею. Где-то справа мелькнула Ширра. Не то чтобы это был результат тренировок Йирта, скорее, внимание привлек именно звук, который мог свидетельствовать о том, что Бесхвостый нуждается в помощи. Дело в том, что все предыдущие тренировки какого-то взаимодействия со своими спутниками не увенчались для Порченного успехом. Ширра вообще никак не реагировала на команды, а делала то, что считает нужным. Большой Ух даже не воспринимал их - для него, кажется, все было игрой и банальным дружеским общением. А Фрягло... чаще всего он все понимал неверно. Или это Йирт неверно объяснял, чего пытается добиться? Вот так сразу и не скажешь. И тем не менее, какое-никакое взаимодействие наладить все-таки удалось. Можно сказать эмпатически. Йирт и Фрягло за короткий срок научились подсознательно понимать, чего хочет другой. Разумеется, это касалось исключительно чего-то важного, а не всяких глупостей. Вот и сейчас, убедившись, что с вифреем все в порядке, воргон быстро сообразил, что Порченный что-то заметил и теперь пытается предупредить.
Фрягло присмотрелся в указанном направлении, где Йирт ощущал солярные точки, но погода была такая, что разглядеть что-либо на таком расстоянии было попросту невозможно. Воргон задумался. Нужно было срочно принимать какое-то решение, потому что долго стоять столбом на таком лютом морозе - самоубийство. Впрочем, некоторое выжидание тоже можно сказать пошло на пользу. Для Йирта. Продолжая следить за солярными точками он мог с уверенностью сказать, что они не двигаются. Это как минимум означало, что компания Йирта не является их целью. Учитывая погодные условия, с большой вероятностью там есть какое-то укрытие. Просто потому что Йирт засек там представителя разумной расы помимо животных, и едва ли он будет столбом стоять не холоде. Однако и утверждать, что этот незнакомец не является врагом, было бы ошибкой. Сначала стоило все проверить, но... как? Похоже, тем же вопросом задался и Фрягло, ибо тоже не спешил отправляться на разведку. Йирт же тем временем подготавливал умиротворение.
Когда заклинание было готово, воргон вдруг начал жестикулировать, показывая то в нужную сторону, то... что он еще показывал? Какие-то неприличные жесты? А главное - кому? Большому Уху! Странно, но дух все равно умудрился понять, чего от него хотят, и полетел в направлении засеченных аур. Фрягло же проговорил что-то требовательное уже Йирту и показал... снова что-то непонятное. В итоге и вовсе сгруппировался в "комок" и пристроился прямо в снегу - вроде как прикинулся сугробом, а сам поглядывал в ту сторону, куда улетел Большой Ух. Ширра к слову повторила маневр воргона. Правда, ей и группироваться не понадобилось - она просто нырнула в один из больших сугробов и полностью в нем скрылась - только нос торчал. Судя по всему, воргон предлагал спрятаться, пока с разведки не вернется дух. Возможно не самое лучшее решение. Да и не факт, что дух вернется. Как им вообще узнать, что там Большой Ух делает - вдруг этот представитель разумной расы тоже Видящий? Вот как начнет играть с духом, так тот там так и останется! А остальные так и продолжат торчать в снегу на лютом морозе, ожидать не пойми чего.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Ледяная Пустошь » Пустошь Дардаг