Live Your Life ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Последний шанс Code Geass Средневековое фэнтези ждет своих героев! VEROS

FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru



17087 год - Эра Раскаяния
10 Января, Среда 19:00.
Время в ролевой

Погода в Иридиуме: Вечер. Небо столь же ясно и безоблачно, но зимняя темнота уже окутала город. Холод, ветер усилился.

Новость дня: В Мистериуме все спокойно! Мудрость дня: Не заставляйте своих игроков слишком долго ждать постов и будет вам счастье!
Внимание! Открыта новостная летопись нового формата Перо Феникса! Приглашаем к ознакомлению с первыми новостями!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Январь 17086 года. Чаеза. Дамира, Йирт.


№4: Январь 17086 года. Чаеза. Дамира, Йирт.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s7.uploads.ru/5l6dt.jpg
Бывает погода плохой, бывает хорошей. А та что разыгралась в январе была за пределами этих понятий.
Слякоть и промозглый снег с дождём - удивительная и донельзя вымораживающая погода для этого времени года. Под ногами снег, но благодаря изрядной своей жидкости способный проникнуть в любую обувь, который, будто этого мало, обращается в донельзя скользкую твердь с наступлением каждого вечера. Нельзя не упомянуть и пронизывающий влажный ветер, который даже самую закутанную персону способен превратить в трепещущее и истово пьющую горячительное существо. Неизвестно как в других городах, но в Чаезе народ породил теорию что такая кара небесная ничто иное как козни Шедима, что насылает магию, которая портит погоду.
Бесхвостый, находящийся на правах побирушки, мог бы возразить на подобные заявления, но, как уже говорилось, из-за того что находился на правах побирушки, благоразумно этого не делал. Его выносливости едва ли могло хватить на долгое пребывание в этих местах, однако...пока он терпел. Ему везде мерещилось Министерство, неустанно преследовало его по обвинению в применении магии крови. Белый Крест был далеко позади, ровно как и более-менее спокойная жизнь профессионального целителя, разбившаяся об попавшая в точку обвинение, но от ощущения того что за ним кто-то следит, Йирт избавиться до сих пор не мог. Его подозрительность, которая и без того не позволяла беззаботно существовать в обыкновенное время, обильно разрослась на разуме Бесхвостого, будто плесень на хлебном мякише. Он скрывался настолько тщательно, что, несмотря на острую нехватку денег даже не занимался целительством. Нет, Порченный, по прежнему лечил, но делал это не за деньги, а исподтишка, чтобы никто не смог догадаться что зажившие раны или ушедшая болезнь - его руки дело. Какая-то искра внутри него не давала забросить это занятие, вновь и вновь бросая на баррикады борьбы за чужие жизни. Это было непросто, ибо в данный момент ему нужны были деньги. Да, сам вифрэй пусть и был достаточно глуп, но уже понимал что без наличности ему попросту не добраться до северных провинций в это время года. По крайней мере, живым.
Поэтому, делать было нечего - пришлось осваивать новую профессию.
Аморфная, закутанная в тряпьё и обноски фигурка попрошайки, сидящего далеко не в самом удачном и удобном для этой деятельности месте не должна была привлекать слишком много внимания. Разве что выставленная напоказ увитая шрамами рука, да табличка "ПАМАГИТЯ ВИТИРАНУ ВОИНЫ" давали хоть какую-то надежду на медяки или хотя бы краюху-другую хлеба. Но Бесхвостому было невдомёк что даже в этом неприглядном роде деятельности была большая конкуренция...

Отредактировано Йирт С’Апть (2019-03-04 21:20:59)

2

Дамира была в Чаезе проездом, по пути из Иридиума - обратно на юг. Отвратительная погода, грязная и липкая, вызывала у эльфийки желание перемещаться исключительно по стенам, избегая всех горизонтальных поверхностей, неизбежно покрытых кашей из земли, воды, льда и снега. На крышах было почище и приятней, но Чаеза - сравнительно небольшое, невысокое местечко, где бродить по верхушкам зданий при свете дня было легким способом привлечь к себе внимание всей стражи города, поэтому Мира, как все вокруг, с выражением усталого раздражения на лице месила жижу внизу, на бренной земле. Она прогуливалась по главной площади, присматриваясь к лавочникам, выбирая тех, у кого товар лежит совсем уж плохо - с самого окончания войны у Дами были ощутимые проблемы с деньгами, и, будучи вынужденной снять комнатку в дешевом трактире - спать на улице в такую погоду станет разве что совсем отчаявшаяся собака - твердо намеревалась сэкономить хотя бы на пропитании, стащив себе каких припасов на рынке. В сумке у неё уже пряталась пара яблок, ненавязчиво перекочевавших к ней под объемный теплый плащ, пока торговец, причитая, собирал посыпавшиеся в январскую грязь апельсины, к падению корзины с которыми Мира, конечно же, не имела совершенно никакого отношения.

Её взгляд уже давно притянул к себе прилавок мясника - особенно лежащее среди свежих кусков туши неприметное, темное вяленое мясо, что при небольших объемах, так хорошо подходящими для цепких ручонок воришки, было весьма питательным. Отличная цель. Бродить по базару, ничего не покупая, но набивая себе карманы снедью, была делом рисковым и требующим неплохих навыков - куда проще было покупать что подешевле, прихватывая то, что подороже, но Дамира испытывала судьбу не в первый раз. Подойдя к мяснику, она с интересом принялась рассматривать его прилавок.

- Ну и погодка нынче, не считаете? Полная дрянь, простите меня боги. Через такую слякоть даже вашим легендарным лошадям непросто пройти... Хм, а солонина у вас с пряностями или только с чесноком? - начала она разговор, перетягивая внимание торговца туда, где оно ей было нужно.

- С пряностями - семейный рецепт! Понюхайте вот, чувствуете гвоздику?  - мясник протянул ей шмат соленого жира, и Дами послушно принюхалась, - Да не говорите, барышня... Прокляли нас, точно прокляли, не бывает в январе такой погоды! У меня от этой сырости и льда фундамент прохудился, два мешка славной картошки сгнили - а времена нынче тяжелые...

- Два мешка? Ужас какой, - эльфийка сочувственно поцокала языком, - Хотя это ещё ничего - вечером подскользнешься, так и убиться недолго, и тут уже никакая картошка не поможет. Мне в дорогу завтра вечером, боюсь, не выедет наша повозка отсюда. Не представляю, что на тракте да за городом твориться. О, у вас и дичь есть! Местная? Охотники что говорят, как нынче со зверьём?

- Местная и свежайшая! Зайцы так вообще вчера бегали ещё, - он кивнул в сторону голых освежеванных тушек с мохнатыми лапками - знак подлинности, что никто не продает тебе дворовую кошку под видом дичи, - Со зверьем-то хорошо всё - что ему сделается? Волки налогов не платят, олени в армии не служат. Это мы тут живем как можем... Скоро попрошаек будет больше, чем горожан, - мясник презрительно сплюнул на землю, - Помогите ветерану, демон его побери. У нас своих нищих хватает, так ещё и этот прибился откуда-то. Хотя смирный, вроде - но валил бы отсюда.  Одноглазый Робби даже на штаны новые выпросить не может третий год, сами мы не богаче ваших попрошаек. Куда уж тут этому... - усталый взгляд торговца был направлен куда-то на край площади, где Дамира заметила закутанную фигуру. Одноглазый Робби был ей почти коллегой - регулярно скидывался в общак и вообще особо не бедствовал - попрошайки вообще имели самый безотказный источник дохода, и могли не таскать еду на базаре. Дамира была для такой работы слишком нормальная - ни уродств, ни старости, ни ребенка на руках.

Что-то в "ветеране" было необычным - то ли его тишина, то ли - неумелая табличка, то ли поза и место, но что-то ей подсказывало - крыши у него нет. Значит, проблемы к нему уже приближаются - скорее всего, до сих пор его спасает лишь то, что в такую дрянную погоду стражникам ходить и присматриваться просто, по-человечески, западло. Казалось бы, какое её дело - но жалость "ветеран" и вправду вызывал, поэтому, чем боги не шутят, может и найдется ему место под крылом гильдии. После войны в Медяках было достаточно пополнений даже в самых отдаленных городах. Пока мясник буравил взглядом попрошайку, Дами легким, почти незаметным движением подцепила небольшой кусок копченого окорока, который моментально скрылся где-то в её одеянии без следа.

- Ох, бедняга... - вздохнула эльфийка, - Много людей после войны потеряли всё. Пойду, поговорю с ним, придержите для меня вон тот кусок шеи? Я скоро приду, - бессовестно наврала Мира, мягко удаляясь от прилавка в сторону попрошайки. Легко и грациозно опустившись рядом с ним, в первую очередь она быстрым движением руки опустила его табличку, махом превращая неучтенного попрошайку в простого  бедняка, отдыхающего на площади.

- В кутузку попасть пытаешься? Без крыши да мзды страже там и окажешься с такими табличками. Повезет, если не поколотят, - предупредила она незнакомца.

3

Бесхвостый не сразу понял что женский голос обращен к нему. Долгое время тишины и спокойствия (но не комфорта, само собой) усыпили его, позволив нырнуть внутрь своего рассудка, в котором при каждом посещении находилось нечто, заслуживающее внимания. Вот и в этот раз, разочарованный внешним миром, Йирт так глубоко погрузился в какие-то свои, сугубо вифрэйские раздумья, что даже не заметил как у него пропала табличка. За неё, к слову, пришлось пережить небольшое сражение с дворовым котом, который то ли использовал её как подстилку, то ли как туалет. Маг жизни не был брезглив по определению - когда с находящимися на перезарядке заклинаниями копаешься в чужих кишках, пытаясь их с помощью целительных ладоней правильно соединить, совсем не думаешь о том как избежать извергающихся из пациента липких потоков.
Ох как Йирту не хотелось отвечать на столь провокационный вопрос...Он нутром чувствовал, глядя из-под надвинутой на самую глаза дырявой шапки, что ни к чему хорошему этот разговор не приведёт. Впрочем, еще больше ему не хотелось чтобы его заподозрили в том что он маг крови, скрывающийся в образе просящего милостыню нищего. А потому...
- Н-но я в-ведь нап-писал ч-что есть н-на с-с-самом д-дел-ле! - пролепетал Йирт, чувствуя как мерзкая краснота наползает на лицо. Да, он ожидал что жизнь будет к нему не просто строга, но жестока, однако общение с женщиной по мнению Бесхвостого было явным перебором.
- П-под-дайт-те на пропит-тание в-вет-терану в-войны, с-сударыня! - пролепетал он отрепетированную фразу и будто бы этого было мало, добавил немного отсебятины - Эт-терия эт-того н-не забудет!
А потом он протянул покрытую шрамами руку.

4

Дамира с терпением, какое могло быть только у учителя с сотнями лет опыта, уже знакомым движением, испытанным ранее на табличке, опустила руку попрошайки вниз, вновь создавая видимость совершенно невинной беседы, никакими финансовыми вопросами не обремененной. Покрытая шрамами рука, конечно, выглядела достаточно впечатляюще. Эк его... Это на что же надо было нарваться такое? Эльфийка всё больше убеждалась, что перед ней сидит представитель практически вымершего вида попрошаек - побирающихся не ради денег, а из-за настоящей, безнадежной необходимости. Только вот это его не спасет - хоть некоторые представители низшего криминального племени и бывали порой сердобольны к тем, с кого и гроша ломаного не возьмешь, большинство же зашкаливающей человечностью не отличалось - ну а стража и подавно. Тем стражам, что привычно стригут деньги с мелких уличных преступников, ты можешь быть хоть десять раз ветеран войны - очерствевшие от маленького жалования, всеобщего неуважения и необходимости каждый день шататься по грязным и неблагополучным районам, они и ребенку малому навешают оплеух, если тот откажется платить свой уличный налог. "Ветеран" же, кажется, и не подозревал, что должен кому-то денег за возможность попрошайничать.

- Дурачок блаженный, что ли? - хмыкнула Дами, - Ты не из Гильдии. Крыши у тебя нет. Никто не разрешал тебе деньги на улице зарабатывать. Стража тебя отловит, выдаст профилактических пинков по ребрам, отберет всё что найдет - если повезет, в кутузку бросят, полежать, отдохнуть на гнилой соломе, - пояснила она попрошайке, - Хочешь здесь работать - найди того, кто район крышует, да договорись - будешь в общак да мзду страже платить, никто тебя не тронет, авось и научать, как правильно монетки трясти. Раз уж ты уже тут, то падать уже особо некуда. Как докатился-то? Если не знаешь банальных правил, значит, от улиц ты далек, - как символ открытости к разговору, Мира сбросила с головы капюшон - всегда приятно видеть, с кем имеешь дело.

5

Когда его начали отчитывать Бесхвостый сначала опешил, а потом, кажется, даже немного возбудился (после снятия капюшона по завершению порывистой речи этот факт стал более чем очевидным). Еще вифрэю понравилось то что от него в данный момент не требовалось ничего, кроме как наблюдать за тем как очаровательно открывается и закрывается рот подошедшей к нему персоны (единственное что было видно пока половина лица тонула в полутени укрытия от дождя), ибо половины из тех вещей, которые она говорила, вифрэй попросту не осознавал. В его понимании, страже, вместе с приходом к власти Императрицы, начали платить куда больше, из-за чего те стали значительно ответственнее относиться к своим обязанностям, что, само собой, могло привести к тому что нелюбовь к ним могла вырасти, но такое, по мнению Порченного, могло произойти лишь со стороны людей не чистых на руку. Йирт с прищуром посмотрел на доброохотку, пытаясь определить её положение относительно черты закона. И, несмотря на вываливаемую на него гору достаточно узко специализированной информации, о которой мог знать только человек (или эльф), буквально варящийся в котле со всеми этими нюансами, целитель (мягко говоря не избалованный женским обществом) решил что такая красавица просто в принципе не может ничего плохого из себя представлять. Да, когда дело касалось прекрасного пола, та небольшая толика имеющихся у Йирта мозгов и та спешила отказать. Так что единственной причиной по которой Порченному до сих пор удавалось выживать в этом мире была подозрительность. Именно она не позволяла ему выкладывать как на духу всю свою историю первому же встречному-поперечному, который был хоть мало-мальски добр к нему. Или, что куда хуже - добра...
- К-крышует? - переспросил Бесхвостый и покосился вверх, на прекратившее изливаться дождём со снегом небо. Серая пелена, являющаяся своеобразным лагерем для всех осадков, как ни в чем не бывало продолжала нависать, что говорило о временности прекращения извержения своего содержимого на несчастную Чаезу и её жителей. - Д-да, к-крыша н-не пом-м-мешает...
Задумчивость с которой была произнесена фразы выдавала некоторую отчуждённость, которая была своеобразной защитной плёнкой его разума, что позволяла вифрэю не взрываться багровым лицом при встрече с каждой женщиной этого мира.
- А к-какая к-крыша лучше? - вопросил порченный вслух, скорее размышляя, чем задавая вопрос. На тот, что неожиданная собеседница обрушила на него, он попросту не ответил, привычно пропустив мимо ушей - примерно так же, как была проигнорирована протянутая рука, до сих пор сиротливо висящая в воздухе.

6

- А какая к-крыша лучше?

- А.... - заморгала на минуту совсем сбитая с толку Дамира, сначала - пытаясь выяснить собственное мнение о том, на какую "крышу" выгоднее работать, а после - пытаясь понять, серьезно ли её собеседник задает этот вопрос или же это шутка, издевка над её излишней заботой? Нет, слишком уж помятым, грязным и несчастным выглядел этот человек, что поверить в то, что он притворяется и издевается, было очень сложно. Она уставилась на попрошайку, рассматривая его и пытаясь понять, что с ним случилось. То, насколько он был не от мира сего, его некая социальная неуклюжесть и то, что даже очевидные вопросы он мог понять не так, натолкнуло её на мысль. Конечно же, она уже встречала подобное - такое поведение порой встречалось среди волшебников, что, затерявшись среди тайных знаний и потоков эфира, теряли связь с реальным и настоящим миром, производя иногда, несмотря на могучий интеллект, впечатление блаженных.

- Подожди, ты маг, что ли? - склонила голову эльфийка в некотором недоумении, - Как так вышло, что владеющий магией человек вынужден побираться на улице? - она наклонилась поближе к собеседнику и заговорщически прошептала, - Скрываешься, чтобы в Имперскую армию не загребли служить? - дезертиров и уклонистов в провинциях Мистерийской Империи было предостаточно, что в числе едва ли владеющих магией, которые боялись роли пушечного мяса, что в числе настоящих умелых магов, не желающих разбазаривать свою жизнь и талант во благо деспотичной власти. Прикрыться образом попрошайки, конечно, было умно, особенно в таком скромном городке, как Чаеза, но правила улиц никто не отменял, и крыша с разрешением на работу ему всё равно нужна. Хотя, будучи магом, вполне можно бы было и примазаться к какой группировке, и зарабатывать побольше обычного побирушки - в конце концов, магические услуги всегда пользуются спросом.

Все попрошайки были не теми, кем кажутся на первый взгляд, но этот - этот был очень интересным, и, стоило Дамире чуть-чуть отколоть кусочек фальшивого фасада, загадки полились наружу рекой - теперь она, конечно, просто обязана узнать всю правду, иначе любопытство будет царапать её разум ещё несколько дней.

7

Сорвавшееся с уст прекрасной (для Йирта это относилось ко всем встречающимся на пути особям женского пола, а в случае с эльфами и пол зачастую не слишком то имел значение) зеленоволосой дамы заявление повергло Бесхвостого, и без того трепещущего от непривычного для себя общества, в состояние, близкое к шоку. Наверное, именно поэтому он осмелился на возражение
- Нииииееее... - охрипшим поросёнком завизжал Бесхвостый, но, к счастью, не долго. Что-то внутри его головы щёлкнуло (будем надеяться что это было понимание того что привлекать внимание к себе, даже несмотря на раскрытие себя, не стоит) и он с размаху захлопнул себе рот рукой. Вот только последний пусть и оказался захлопнут, но вот оставлять столь неприятное к себе отношение он не собирался, так что исхитрился и укусил заткнувшую его конечность. Порченный ойкнул и резко убрал единственную оставшуюся у него ладонь от своенравной дырки в голове.
- То есть... - промямлил он, судорожно вращая от творящейся в его голове мыслительной деятельности - Я-я-я...я скрываюсь, да, но...
- Ух! Становится жарко!
- Как и каждый раз в подобных ситуациях.
- Но в этот раз прямо...исключительно! Я уверен, это из-за той горячей штучки с зелёными волосами...Как думаешь, у неё и там волосы такого же цвета?
- А какое это имеет значение?
- Ну...если у неё все волосы зелёные - я бы засадил семечко в её клумбу, если ты понимаешь о чём я. Хе-хе.
- Ты ведь понимаешь что мы всего лишь голоса и твоё желание не осуществимо по определению?
- Тьфу на тебя! И помечтать уж нельзя...
- Плеваться, к слову, тоже не можем...

Бесхвостый облизнул губы, воровато поглядывая по сторонам.
- На самом д-деле я...я т-тут...с-с-с-с-секретным задан-нием! - прохрипел он, усиленно глядя на то как изменится лицо собеседницы. Конечно, врун из него был еще более посредственный, чем повар, но был шанс, что произнося подобные обтекаемые фразы(не открытая ложь, но всего лишь размытая недомолвками правда), он мог выбраться из сложившейся щекотливой ситуации.
"Или угодить в еще большие неприятности" - подумалось Йирту.

8

За пантомимой попрошайки Дамира наблюдала всё с тем же терпением. Судя по тому, что он запаниковал - эльфийка попала в точку, не ошиблась, опознав в нём мага. Причем не принадлежащего к какой-то фракции, не замаскированного - а просто мага-попрошайку. Не сказать, что это было так уж удивительно в нынешние времена, но всё же крайне необычно. Полубезумный(будем честны, с ним явно что-то не в порядке) адепт, за которым никто не присматривает и которого ещё не загребли в застенки министерства для выяснения всего подряд любимыми министерскими методами - это очень и очень редкое явление. Мира, конечно, не Министерство Магии - но выяснить, что же это за попрошайка, откуда он взялся, что с ним случилось и что он может, она всё равно хочет. Не жестокими методами министерства, а своими, мягкими, добрыми и ненавязчивыми.

Воровка положила руку на дальнее от неё плечо мага, успокаивающе приобнимая его.

- Ш-ш-ш.... Я тебе верю и не задумываю ничего плохого. Я и сама много от кого скрываюсь, знаешь ли, - сообщила она доверительным шепотом, - Но нельзя попрошайничать на улицах, если ты не дружишь с местным криминалом - за это тебя могут побить или ещё что. Поставишь своё задание под угрозу, - она заботливо и легонько погладила собеседника по плечу, - Меня зовут Дамира. Не бойся. Я хочу тебе помочь. Я живу в таверне здесь недалеко. Ничего особенного, но там тепло и нет дождя. Хочешь пройтись со мной?

Конечно же, помощь с её стороны не совсем уж бескорыстна - естественная и натуральная убогость попрошайки и его общая неловкость, странность, могут послужить ей хорошую службу здесь, на базаре. Но знать ему об этом совсем не обязательно - попрошайка отлично сыграет свою роль и без сценария.

9

Когда его приобняли, Йирт закатил глаза и чуть-чуть задёргался. Так близко другое живое существо женского пола, не являющееся пациентом было...очень и очень давно. А уж учитывая воспоминания, которые остались от той тёмной эльфийки, укравшей его сон и спокойствие на долгое время...в произведённом эффекте не было ничего удивительного. Достаточно было добавить немного фантазии и...
- Он что сейчас...?
- Да.
- Как мало нужно некоторым для...кхм...счастья.

Остальные произнесённые зеленовлаской слова пробивались сквозь пуховую перину розоватой дымки, которая застала взор Порченного. Он дышал - тяжело и медленно но даже так, смакуя каждый вдох, не мог надышаться этим притягательным, чуть горьковатым запахом чужого по настоящему сильного тела. Её обладательницу не нужно было лечить, не нужно было спасать, не нужно было бояться - лишь довериться этим лёгким, ласкающим движениям по плечу и дождаться когда они...
- Хочешь пройтись со мной?
Йирт встрепенулся и дёрнулся назад настолько резко, насколько это было вообще возможно. От побега его спасла стена, встретившая Бесхвостого своей бесхитростной мокрой твёрдостью. Из глаз брызнули искры, а рот исторг нечто нечленораздельное (даже больше чем обычно).
- Бвйать!
Дать просящееся на язык согласие Йирту помешала его подозрительность. Она не позволяла Бесхвостому верить никому и ни во что (кроме, разве что, богов, ибо сидящие где-то далеко-далеко всемогущие сущности, как ни парадоксально, могли существенно навредить лишь в случае если в них будут не верить, так что для них было сделано сознательное исключение). И, возможно, именно поэтому Странный вифрэй был пусть и не совсем цел, но всё еще жив. А для лекаря это было главное. Почему? Да потому что даже будучи не-живым, без магии жизни или света по мнению самого Йирта, было не слишком то сподручно помогать кому-либо, кроме себя, а ведь в этом Бесхвостый то и видел какой-никакой, да смысл бытия.
- Н-н-н-н-н... - начал было Порченный процесс отказывания, но тут произошёл момент, от которой система логического восприятия мира была застрахована, а вот Йиртова - нет. Подозрительность замкнулась на подозрительность. Он начал подозревать что его демонстрация подозрений в виде отказа будет выглядеть очень подозрительно - вне зависимости от того кем являлась эта некая Дамира - шпионом Минестерства, заманивающим в свои сети плотоядным элементалём природы или просто сердобольной добрячкой. Чтобы как-то выйти за пределы этого круговорота подозрительности, Йирту оставалось только одно: дать утвердительный ответ. На самом деле вариантов было гораздо больше, но...
- Н-н-н-онечно!

10

Кажется, эльфийке удалось как-то расположить в свою сторону скрытного и напуганного мага. Ещё один шажок в сторону того, чтобы узнать его историю поподробнее - уж больно необычный персонаж попался ей на улицах Чаезы, столь сильно выбивающейся из общей канвы окружения, транслируя при этом в пространство крайне ограниченные, противоречивые и тяжело поддающиеся расшифровке сигналы. Загадка. Головоломка. Маленький ящичек с неизвестным содержимым, будоражащим воображение и любопытство Дамиры, и открывающийся, кажется, добротой, участием и заботой.

Воровка не спешила убирать руку с плеча попрошайки, но явно демонстрируя намерение встать и, собственно, пройтись - и потянуть ветерана за плечо вверх, помогая тому, при необходимости, подняться. Кажется, легкие, но уверенные объятия действовали на нервного бездомного... успокаивающе? Но, наверняка, сколько не обнимай трясущегося и заикающегося беднягу, на публике он что-то рассказывать не станет - хотя может, ведь, несмотря на крайне нестабильный фасад, совсем уж блаженным дурачком он не был, следы интеллектуальной деятельности и попытки выражаться хоть как-то понятно, несмотря на страх и волнение, явно сигнализировали о том, что разговорить и успокоить мага можно. Только осторожно. Например, убрать его с улицы - без десятков глаз, наблюдающих со всех сторон, а также укомплектованных соответствующим количеством ушей, ему наверняка будет будет комфортнее. Но сначала надо было заняться вещами более приземленными - едой. Коллекция краденой снеди в сумке Дамиры была, в общем-то, достаточно удовлетворительной для одного, но самое меньшее, что она может сделать для своего потрепанного подопечного - это покормить.

Пока они шли по рынку, в обнимку, немного шатко, она то и дело таранила, толкала или цепляла собой или же попрошайкой редких прохожих, торговцев или их прилавки, тут же извиняясь, виновато указывая взглядом на серую, жалкую и убогую фигуру рядом с собой и призывая к пониманию тихими фразами навроде: "Пострадал на войне, тяжело идти", "Проявите сочувствие к ветерану войны с нежитью", и прочим в таком духе, всё так же поглаживая его по плечу вытянутой из под пальто рукой и отвлекая внимание от другой руки - руки, которой она осторожно, но шустро тащила всё, что не приколочено и оказалось в зоне досягаемости. Так, медленно и в развалочку, Дамира подбиралась к крайнему зданию на рыночной площади, с обратной стороны которого в полуподвале ютилась ночлежка, где эльфийка снимала комнату.

11

Чтобы выбить Порченного из колеи понадобилось не многое. Приятная особа, хорошее отношение и обещания. В обыкновенное время этого могло оказаться недостаточно (разве что, возможно, компонентов понадобилось бы больше), но здесь и сейчас Йирт пребывал в состоянии еще более плачевном, нежели обычно. Так, несмотря на сомнения, что короедами грызли решимость вифрэя, он сдался почти без боя. Вифрэй вооружился подозрениями своих подозрений, опёрся о них как на костыли и медленно, неумело поковылял навстречу новой знакомой. Да-да, он впервые на своей памяти добровольно занимался тем, что принято называть "взаимоотношения". Вот только речь шла не о ком-нибудь, а о Йирте. Поэтому вместо одних, сами собой решившихся проблем, он быстренько создал и тут же, по самые уши, увяз в новых...
Порченный не мог позволить себе сразу двух вещей: оказаться неблагодарным для искренне старающейся для него персоны, равно как и выдать то, что он догадался о планах маскирующейся сотрудницы Министерства Магии. Ему нужно было во что бы то ни стало отблагодарить Дамиру. И он придумал как - исполнять её желания! Так как любой одной причины было для него достаточно, чтобы помогать зеленовласке в любых начинаниях, выкладываясь по полной, то ради двух сразу, Йирт попытался превзойти самого себя. Он поддерживал любое начинание Дамиры, в благодарность (чтобы его не раскрыли), исполняя буквально всё с зашкаливающей эффективностью. Так, когда новая знакомая захотела подняться, Однорукий нашёл в себе силы чтобы попытаться вскочить вместе с ней. В выбранное ею направление (вместе с доброохоткой на плечах) он попытался рвануть с максимально доступной ему скоростью. А уж когда Дамира решила собрать дополнительные средства, Йирту не оставалось ничего, кроме как набрать в лёгкие побольше воздуха и...
- ПОСТРАДАЛ НА ВОЙНЕ, ТЯЖЕЛО ИДТИ-И-И-И-И! - вопил он, как резаный - ПРОЯВИТЕ СОЧУВСТВИЕ К ВЕТЕРАНУ ВОЙНЫ С НЕЖИТЬЮ-У-У-У-У-У!
Именно так, под вопли, полубегом, Йирт и оказался затянут туда, куда в обычное время он не ступил бы под страхом смертной казни: в женскую спальную.
Из носа потекла кровь...

12

Вопли попрошайки сначала сбили Дамиру с толку, но буквально на долю секунды - она скорректировала своё представление, добавив в него измученные вздохи и тихий шепот "Бедняжка лишился рассудка в битве за Иридиум" тем, кто подбирался слишком близко, рискуя раскрыть, чем именно тут занимается сердобольная эльфийка. Но ширма из мага вышла что надо - мало кто рвался им помогать, многие даже избегали смотреть на умалишенного бездомного, с толикой брезгливого ужаса глядя куда-нибудь в другую сторону, а то, не ровен час, милостыню подать попросят. Поход до ночлежки выдался весьма продуктивный.

Протащив своего новообретенного подопечного по узким темным коридорам полуподвального помещения, она толкнула его в одну из потрепанных деревянных дверей и вошла следом. Комната не баловала роскошью - видавшая виды кровать с соломенным тюфяком, небольшое окошечко под потолком, покосившийся стол с табуреткой, треснутый кувшин для умывания, полка со скудной деревянной утварью, закопченный медный подсвечник на две свечи, из которого торчали два огрызка грязно-желтого цвета.  Деревянная обшивка стен была местами прожжена и изрезана - изредка встречались какие-то формы и даже буквы, но, кажется, большая часть здешних постояльцев не знала никакой грамоты - только язык бессмысленного вандализма. Потолок нависал почти угрожающе. Замкнув за собой дверь, Дамира обернулась к попрошайке, кажется, только для того, чтобы заметить, как тот роняет на пол капли крови. Сцапав какую-то ветхую тряпку со стола, эльфийка мягко усадила мага на кровать, протянув ему импровизированный платок.

- Ш-ш-ш, наклони голову вниз, - она осторожно тронула беднягу за капюшон, там, где должен быть затылок. Кровотечение из носа среди бедняков, особенно зимой, было делом обычным - холода, болезни, скудная пища. Эльфийку кое-как спасали навыки карманника да базарного вора, - Посиди немножко, пройдет.

Дамира встала рядом с кроватью и начала разбирать свои... покупки, шаря по сумке, карманам, рукавам, пазухам и прочим невообразимым схронам в собственной одежде. Пара яблок и апельсин - самые ценные её приобретения, поскольку зимой их доставляют аж с другого континента и стоят они порой дороже мяса; небольшая, с две ладони, коврига мягкого белого хлеба; матерчатый мешок ржаных сухарей; копченая половина тушки куропатки, которой, за весь их короткий забег и разговор, пропахла вся сумка; головка сладкого красного лука; мера сыра; бумажный сверток, в котором обнаружился сушеный окунь; два матерчатых мешка с чечевицей и пшеном, в пару горстей каждый; пара рукавиц из овчины; худой джутовый кошель; тонкое серебряное колечко. Колечко эльфийка спрятала в карман - это её билет на любую торговую повозку подальше отсюда. Мешки с крупой перекочевали в сумку - это, всё же, больше походная еда, пригодится в дороге, равно как и сухари, и, может быть, окунь. Остальные продукты перекочевали на стол - хлеб был бесцеремонно разорван пополам, апельсин же - осторожно разрезан ножом, равно как и луковица. Сыр и куропатку Дами разрезала на куски как придется прямо на деревянных тарелках. Взглянув  на бурдюк с водой, висящий на её рюкзаке, она сняла с полки один деревянный стакан без ручки, нырнув под стол - второй, и, деловито протерев их краем своего шарфа, разлила в них воду. Трапеза получилась скромная, но достойная. В комнате было достаточно тесно, чтобы сидящий на кровати мог спокойно дотянуться до стола - и поэтому Мира заняла табуретку.

- Ешь. И рукавицы возьми, тебе понадобятся, - скомандовала эльфийка, между делом пересчитывая монеты в кошельке. Не густо.

13

Бесхвостый был одарен не слишком большим количеством положительных качеств. Да и те зачастую представляли собой нечто невразумительное. Будто этого мало, набор мог разнится от случая к случаю. Так, например, Бесхвостый мог быть достаточно ловок и изворотлив, а в следующий миг уже соревноваться в скованности с облачённым в полные доспехи, связанным по рукам и нога рыцарем. От чего это зависело - было не всегда ясно. Но не сейчас. Сейчас виной всему происходящему была идущая рядом женщина. Дама. Леди! Королева!! Богиня!!!
Порченный не запоминал путь. Ибо делать этому ему было попросту нечем. Меньшая часть разума Однорукого была занята тем, что восхищалась спутницей - какая она добрая, красивая, умная, хорошая, благородная и т.п. А вторая, куда большая, представляла всякое..порочное. А именно - её и самого целителя во всяких разных ситуациях, о которых обычно в приличном обществе не говорят. Да, Йирт был настолько озабочен, что думал о совместном приёме пищи, отдыхе и даже омовении! Последнее было особенно невероятным, поскольку для вифрэя не было ничего зазорного в том чтобы ходить со слоем грязи на теле. Дополнительная природная броня - он так к ней относился. Всё равно сантиметр наслоений - не грязь, а два - уже сами отваливались.
Его впихнули в какую-то дверь несколько менее ласково, чем он рассчитывал. Вернее, он вообще не рассчитывал на такой приём. Порченный столь же грязной, сколь и низко летящей ласточкой впорхнул в помещение, лишь чудом оставшись на ногах. По началу. Совершив пару быстрых шагов он всё же не удержался и бухнулся на колени, но не остановился, а еще чуть-чуть проехался на них, собрав по пути мусор и в качестве бесплатного дополнения пару заноз. Но в таком положении вифрэй оставаться не собирался. Чтобы предстать перед своей новой знакомой в максимально презентабельном (по своему мнению) виде он тотчас же вскочил, как испугавшаяся незаметно подкравшегося кота мышь, с силой впихнул под капюшон непослушные вихры выбившихся волос и оскалил зубы в том что можно было бы назвать улыбкой. Но, что его поразило больше всего так это то, что, наверное, впервые после этих действий его не попытались тотчас же выставить за дверь. Попытка избавиться от тянущего столь противоестественную (если не сказать - инфернальную) улыбку существа была единственно правильной в девяти случаев десяти - с точки зрения банального выживания. Десятый случай из десяти, к слову, подразумевал немедленное убийство странного создания. Но Дамира явно была запредельно особенной личностью, поскольку умудрилась продолжать быть гостеприимной даже по отношению к столь почти что пугающе Странному вифрэю. Возможно, это всё из-за того что она быстро сообразила как прикрыть улыбку Бесхвостого. После её действий, он покорно сидел на кровати с грязной тряпкой у носа, источая свою обычную мерзковатую жуть исключительно с помощью маслянисто поблескивающих серых глаз, что цепко впились в неё и ловили каждое движение зеленоволосой женщины. Будто этого было мало, спустя пару мгновений из его груди стали доноситься какие то звуки. То ли всхлипы, то ли сиплые вздохи. Объяснялись они в принципе просто - таким образом организм Йирта сообщал о готовности съесть абсолютно всё в любом агрегатном состоянии. Но хозяйка не слишком спешила - она обстоятельно подходила к процессу, который можно было бы с натяжкой назвать "готовкой". Так что слушать эльфийке симфонию засорившихся труб пришлось достаточно долго - до того момента как та, наконец, предоставила ему возможность отправить что-то в желудок. И всё бы ничего, если бы...
Этого Йирт вынести не смог. Солёные капли слёз начали выкатываться из его глаз большими, крупными каплями. Перед тем как устремиться вниз, на встречу своей гибели, они на некоторое врем повисали на его носу или подбородке - словно раздумывали над вариантами. Но в конце концов все они неизменно выбирали один и тот же исход. Первые из них вифрэй неумело пытался скрыть, стирая их быстрым движением тыльной стороны руки или грязной тряпкой. Но подобные действия были тщетны - эмоции просились наружу, намереваясь забрызгать собой всё вокруг. И Йирта прорвало.
- Ыыыыыыыыыыыыы! - надрывно заголосил он в голос.
Врврврллллллл! - вторил желудок Порченного.
Почему? К первому еще никто не был так добр, а второй никогда так сильно еще не хотел есть.

14

Дамира моментально оставила кошель на столе, забыв про деньги, стоило ей встретить странную реакцию своего гостя. Быстрым и плавным движением она перебралась с табуретки на край кровати, приобнимая расчувствовашегося попрошайку и мужественно утыкая его носом к себе в плечо, позволяя поливать оное слезами и прочими жидкостями неограниченно. "Ну что ж ты, я же тебя не убивать собираюсь, в конце концов" - с некоторой растерянностью, но однозначным сочувствием пробормотала эльфийка, поглаживая беднягу по спине, - "Всё хорошо будет". Эмоциональные штормы не вечны, поэтому Археолог, воспитавшая одну родную полуэльфийку и два с лишним десятка купцов из Лиги практически с пеленок, относилась к ним с терпением и пониманием - пусть поплачет, полегчает. Может, выговорится. Полегчает, да и еда никуда потом не денется. До какого же состояния беднягу довела нищета и нынешняя ситуация в Империи... С нынешними законами на его сторону и встать-то некому, кроме таких, как я... Дамира, как историк, понимала особенности разных периодов и политических режимов, осознавала, что в послевоенные годы, да ещё и при тоталитарной монархии без нищеты и разрухи никуда, это просто другая сторона монеты, да и даже в самом процветающем государстве всегда найдутся те, кого общество выбросило на обочину. Без таких, как он, увы, не обходится никакая цивилизация, хоть людская, хоть эльфийская, хоть гномья, но участь низших слоев общества всё равно вызывала у эльфийки печаль и сочувствие, во многом именно из-за своей неизбежности. На каждого богатого вершителя судеб во дворце найдется свой заплаканный попрошайка в уличной грязи...

Уличив момент, когда рыдающий бедняга сделает перерыв, чтобы вдохнуть хоть сколько-то воздуха, Дамира вклинилась:

- Выпей воды, полегчает, - она взяла стакан со стола, - Всё хорошо. Зовут-то тебя как, беда?

15

Говорят, в душе у каждого есть два волка и побеждает тот, кого ты кормишь. Проблема с Йиртом была в том что он сам был волком, кормил волков волками и, будто этого было мало, пока волк был волку волком, погонял волков волками. Словом, в голове Бесхвостого всё было максимально нелепо - он давным давно запутался в том что у него там творилось, а с некоторых пор и вовсе боялся даже пытаться разбираться - зверья было так много, что куда правильнее было бы сказать бояться волков - не в лес не ходить, а в его рассудок. Именно поэтому Йирт обходил свою голову настолько стороной, насколько это было физически, психологически и ментально возможно.
Йирт испытывал привязанность к неизвестной. И это было плохо. Почему? Просто, как показывала практика, ни к чему это хорошему не приводило. Взять того же потерявшегося во время нападения на Иридиума Уррура. Или орка - Грозгара. Или гномов - Гидвина и Морруда. Или нагу - Парвати. Или человека - Императора (Йирт не знал как его звали, но помнил запавший в душу образ мужчины на коне). Был еще лекарь, которого Чёрный Мечник рассёк надвое, но его смерть была слишком жуткой и Бесхвостому казалось что даже одно лишь воспоминание о генерале армии Марагора способно навлечь беду. Да, не все из них были наверняка мертвы, но Бесхвостый был уверен - едва ли он многих из этого списка встретит еще раз, а значит он спокойно (хотя, тут скорее наоборот - беспокойно) их мог считать погибшими. И это не считая Бабушку Олджу, Эйзу и многих, многих других. Как бы то ни было, примеров тех, кого он подвёл была масса. И эта масса не желала просто сидеть на месте. Она навалилась на слёзные железы Бесхвостого, выдавливая из них еще больше влаги.
Воспоминания навалились на Однорукого и какой-то лающий плач сдавил его лёгкие подобно Каталийскому удаву. А потом к нему на кровать подсела хозяйка помещения и от одного только этого сердце вифрэя начало со всей силы молотить по грудной клетке с твёрдым намерением выломать её изнутри. Что же случилось с калекой когда зеленовласка прижала его к себе лучше вообще не говорить. О таких вещах в приличном обществе не распространяются. Сам факт смешения жёсткого, болезненного самобичевания с пиковой экзальтацией от нахождении рядом доброго и теплого существа кому угодно мог бы показаться странным и противоестественным. Но Йирта не зря называли Странным. У него многие вещи были через другое место...Бесхвостый пару раз всем телом дёрнулся от удовольствия, как выброшенная на берег рыба и медленно, блаженно выдохнул. Впрочем, это не избавило его от всех остальных синдромов лихорадки что терзали его тело.
- Как это мило! Такими темпами она его всё же убьет.
- Кажется, о подобной смерти Йирт и мечтал.
- Грязный извращенец...
- Это ведь было произнесено с завистью?
- Конечно!

Предложение выпить воды с одной стороны было как нельзя более верным, а с другой - нет. По одну сторону находилась точка зрения вменяемого живого существа, что утешало несчастного, а по другую - желание побитого жизнью создания любым способом оседлать то, что оному очень хотелось считать началом в высшей степени прекрасных отношений.
Эльфийка потянулась за стаканом, взяла его. Обернулась. И увидела, возможно, одну из самых страшных вещей в мире. Приближающиеся к ней вытянутые в трубочку губы донельзя зарёванного Йирта.

16

Иллюстрация

http://forumuploads.ru/uploads/0001/52/10/1675/14368.jpg

Поползновения заплаканного попрошайки были остановлены решительным жестом, открытой, выставленной перед собой ладонью, остановившей приближение чужого лица туда, куда его никто не приглашал.

- Я, конечно, всё понимаю, но прошу вести себя прилично. Я правда хочу помочь, но не стоит злоупотреблять моим альтруизмом, - Дамира отодвинулась в сторону, но стакан бедняге таки протянула, - Чтобы выжить на улице, особенно в такое непростое время, нужна серьезность. Соберись и найди её где-нибудь внутри себя.

Попрошайка очевидно был нездоров психически - он так долго не называл ей своего имени, что эльфика засомневалась, а помнит ли он его вообще. Война ломает и более сильных, а этот, кажется, и раньше не отличался выдержкой. В профессиональных попрошайках гильдии ему явно не место - профессионализмом тут и не пахнет, да и не берут к ним блаженных уже давно. Хотя, может, кто и пожалеет - другие воры, возможно, но уж точно не нечистая на руку стража и более беспринципные представители преступного сообщества. Кажется, где-то в Империи была пара богаделен для душевнобольных.... Вроде бы, где-то на севере, недалеко от монастыря, и в Валенсии, которую содержали на пожертвования городских меценатов. За условия жизни там Дамира бы не поручилась, однако, всё же лучше, чем на улице - какая-никакая еда, крыша над головой. Содержат ли там магов? Что происходит с мастерами тонкого искусства, если они теряют рассудок? Судьбы таких людей едва ли были публичными - кроме тех, кто в припадке безумия совершал чудовищные убийства. Но её гость, хоть и не был образчиком социальной адаптации, кажется, не сделал ничего плохого. Чем дольше она сидела с ним, тем больше чувствовала за собой какой-то негласный долг помочь.

17

Йирт, учитывая закрытые глаза совершил поцелуй. И опешил. На вкус поцелованное было теплым, приятным, но далеко не таким мягким, каким должна была быть кожа на лице. Он распахнул глаза. Да, не то чтобы он не привык к отказам - они всего лишь были частью его жизни. Тогда почему данный случай был особенным? Просто чтобы сэкономить время и себе, и окружающим, Бесхвостый зачастую проигрывал весь сценарий у себя в голове - вплоть до отказа. И в редки, очень редких случаях вифрэй был смел/пьян настолько, чтобы начать действовать и в реальности получить от ворот поворот. Ему было тепло, необычайно хорошо и, как ему казалось, так же было и демонстрирующей все признаки симпатии к нему зеленовласке. Но, как это обычно и бывало (кроме фантазий, конечно же), Однорукий истолковал всё не правильно. Раньше Порченный бы разревелся от бури негодования в которую, подобно буре в стакане, смешались все приятные эмоции, но не теперь. Теперь он был брутальным, тёртым, искалеченным жизнью калачом.
Йирт вхлюпал в себя всё, что из него навытекло - из того что было вомзожно вхлюпать, конечно. Он состроил свою самую суровую, каменную и мужественную физиономию. Он умел слушать. И умел слышать. Серьёзность. Бесхвостый понял и понимал сидящую рядом с ним особу. Серьёзность намерений была действительно очень и очень важна. Более того, после этого прозвучавшего слова Йирт стал не просто симпатизировать Дамире, но начал её уважать. Она была куда прямее, увереннее и целеустремленнее, чем все существа, что встречались у него на пути раньше. По крайней мере среди тех, что открыто ему симпатизировали. Насчет тех, кто хотел его убить или просто презирал, возможно, были те кто превосходил даже эльфийку, но речь сейчас явно была не о них. Качества, демонстрируемые Дамирой Странный хотел бы видеть в друге. Да что там в друге. В...
Он опустился на пол и преклонил колено.
- Выходи за меня замуж. - произнёс он - Вот насколько я серьёзен.
После этого, не меняя позы, он взял стакан и выпил его. Хотел сделать это одним махом, но недооценил себя и часть содержимого вылил на себя. Закашлялся.
Если его после этого не стали бить или выгонять, он продолжил.
- Кх-кх - откашлялся он - Я понимаю что ты хочешь серьезности в это не спокойное время. На улицах всё плохо, не простое время. Но я могу защитить тебя.
Последняя фраза прозвучала не так уверенно, как должна была быть. Перед внутренним взором вспыхнули образы почивших товарищей.
- Или хотя бы попытаться. - добавил он после коротких раздумий.
Взглянул на Дамиру снизу вверх большими, полными надежды глазами.

18

- Выходи за меня замуж...Я могу защитить тебя. Или хотя бы попытаться.

Эльфийка, глянув на серьезную физиономию попрошайки, тепло рассмеялась и с улыбкой потрепала того по макушке. Неожиданно нащупав под шапкой уши, она на долю секунды стушевалась - внезапно, на её голову свалился ещё и вифрей. Оказия. Но к внезапным признаниям в любви и предложениям замужества Дамира была привычная - вырастив целую прорву страстных отпрысков рода восточных купцов, она совершенно не удивлялась, когда очередной ребенок твёрдо решал жениться на своей любимой учительнице и няне. Некоторые стремились к такой благородной цели и в подростковые годы, а кто-то и в преклонные года продолжал шутить про женитьбу на Дамире, которая неизменно находила причину, почему жениться ещё рановато. Попрошайка, кажется, был взрослым, но явно страдал инфантилизмом, так что тут тоже нечему было удивляться. Что делать и как реагировать на внезапного жениха, эльфийка выяснила уже после второго такого случая.

- О, я польщена таким предложением, но я могу сама за себя постоять, - мягко парировала воровка, - А вот ты, кажется, попал в передрягу, а? Голодный, немытый, попрошайничаешь на улице, всего чураешься, боишься кого-то... Какой же из тебя жених? Давай вставай обратно, - Дами похлопала ладонью по кровати рядом, - Поешь, для начала. Не знаю, как тебя так угораздило, но помогу чем смогу - ждёт тебя где-нибудь кто-нибудь? Есть тебе куда пойти? Помогу добраться, если надо. Вот перестанешь в грязи на улице сидеть с протянутой рукой, поднимешься, в цивилизацию вернешься, осмелеешь, найдешь своё место в мире - и потом обязательно на мне женишься, хорошо? - она подмигнула вифрею, - А теперь жуй давай. Голодный же, - эльфийка кивнула в сторону стола и, сцапав свою половину хлеба, оттяпала от неё кусок и закусила кусочком сыра. Ей, вообще-то, тоже есть хотелось.

19

Йирт не знал что ему делать. С одной стороны - ему было обидно до слёз. С другой стороны - реветь было как-то не с руки. Понятие мужественности Бесхвостому было знакомо, но вот с реализацией оной у него были большие проблемы - такие же как у каракатицы с полётом. Если она и взлетит, то не на долго - закончив полёт и жизнь, размазанной по стене или полу. Единственное на что Однорукого хватало - так это не распускать нюни в любой более-менее душещипательной ситуации.
Ожидания, мягко говоря, не оправдались. Вместо горячего взаимного признания, плавно перетекающего в бурную сцену любви, его погладили по голове. Вифрэй вздрогнул. Пусть это и было проделано аккуратно и даже ласково, ощущалось это не иначе как ударом. Однорукий пошатнулся. Стоять на одном колене было непривычно и не слишком удобно, но менять позу он не стал. Странный вифрэй будто бы дожидался чего-то. То ли того что зеленовласка скажет что это шутка, то ли момента когда земля разверзнется под ним и поглотит его, то ли продолжения речи эльфийки, то ли момента когда он сам состарится и умрёт. Это был ступор. Почти парализация тела. Вот только уши не желали подчиняться странному состоянию, охватившему Странного вифрэя. Сначала один пушистый треугольник шевельнулся. Потом второй. Затем снова первый. Будто этого было мало, он дёрнулся еще раза два подряд. Второй спохватился и принялся нагонять первого. Потом Бесхвостый не выдержал и скинул, практически сорвал с головы капюшон единственной рукой. Взгляд его вонзился в эльфийку. Как бы он не хотел, слёзы всё же стали сползать по его щекам - медленно и неторопливо.
- Я...я что, тебе не нравлюсь? Сейчас. - проблеял он. Рот наполнился вязкой, горькой слюной - Потому что у меня нет хвоста, да?
Разум на пару мгновений забуксовал. Было сказано что-то совсем не то. В конце концов, она ведь не была вифрэйкой и едва ли для неё было важно наличие хвоста. К счастью, второе уродство само напомнило ему о себе.
- Или руки? - добавил Йирт. Не выдержав пристального, доброго взгляда, уронил свой взор на пол. И спустя пару мгновений и сам последовал вслед за ним. С тихим хрустом он перетёк из коленопреклонённого состояния и прижался спиной к кровати. Обхватил рукой подтянутые к груди колени. Уткнулся в грубую, грязную материю своих штанов.
Но долго он столь безучастным оставаться не мог. Йирт приподнялся и не глядя, почти на ощупь схватил что-то с импровизированного стола и, чуть не давясь, запихнул себе в рот, помогая пальцами. Целиком. То был кусок хлеба, который комом встал в горле Йирта. Ни туда, ни сюда. Но вида он не подал. Лишь тело начало совсем немного сотрясаться.
"Вот умру здесь и буду вонять. Поделом будет!" - подумалось Бесхвостому с лёгкой мстительностью. Нет, слова зеленовласки были хороши, приятны и понятны. Они приглаживали агрессию, сводили оную до нуля и в придачу давали надежду на будущее. Злиться на неё было не правильным. Но Порченному хотелось это делать. Хотелось её обвинить. Явную симпатию, что показалась ему чем-то большим к себе он простить не мог. Не так просто по крайней мере.
- Добиться женщины можно и силой. Парализация тела, например, идеально подойдёт. И ты сможешь делать с ней что хочешь...
Глаза Бесхвостого загорелись лишённой морали дикостью.

Отредактировано Йирт С’Апть (2020-02-05 17:12:31)

20

- Я...я что, тебе не нравлюсь? Сейчас. Потому что у меня нет хвоста, да? Или руки?

В смысле - руки? Эльфийка, до сих пор с кусочком сыра в зубах, ещё раз недоуменно посмотрела на вифрея. Хвоста у него действительно не было - поэтому его было так легко принять за человека. Плащ и одежда же неплохо скрывали тело попрошайки, так что отметить отсутствие более... общепринятой конечности было довольно сложно. Как же беднягу жизнь-то потрепала! Нет руки, нет хвоста, в шрамах, боится каждой тени - но всё равно порывается защитить новую знакомую, которая проявила к нему совсем уж кроху доброты. Это было ужасно благородно и тронуло Дамиру до глубины души - ей совсем не хотелось, чтобы ушастый расстраивался, но и замуж как-то пока тоже не тянуло.

- Глупости какие, - она нахмурилась, - У меня вот тоже нет хвоста, но я же тебе нравлюсь? Причем тут вообще руки и хвосты. Ты меня за кого принимаешь? - обиженно буркнула она, - Я, между прочим, приличная эльфийка, мне....э... - она на долю секунды замялась, - Мне уже больше ста лет! Не могу я замуж за первого встречного вот так, на месте, внезапно! Надо узнать друг друга получше, - она стала загибать пальцы, - С семьей тебя познакомить, собрать приданое, дом построить... Слезами делу не поможешь, - Дамира заботливо долила воды в его стакан, - Ешь спокойно, не отбирает никто. Сейчас вот поедим и я тебе пару советов дам, что делать да как быть!

Воровка почесала в затылке и оторвала от куропатки длинную полосу розоватого мяса, которое принялась задумчиво жевать. Советов то дам, знать бы только каких...

21

Единственная рука вифрэя опорожнила стакан в глотку. Дышать стало легче. Новая знакомая говорила какие-то слова. Он неуверенно кивал.
Всё это происходило где-то там, за вуалью. Рассудок же его пылал. Он был захвачен. Изнутри. Вырвавшиеся из тёмных закутков его сознания чудовища быстро подавили жалкие попытки сопротивления. Совесть была пришпилена увещеваниями. "Смотри как двигаются её губы. Взгляд. Она хочет тебя." - сладко шептали они. Мораль оказалась скована  уверениями. "У неё еще никогда не было вифрэев. Новый опыт. И он ей точно понравится" - слова томно звучали у него в голове. Здравый смысл и без того не слишком сильный был раздавлен походя. А впереди кавалькады мерзостных проявлений треснутого рассудка из трусости, неуверенности, самобичевания и многих других, размашисто шлёпало любопытство. Но оно было не тем игривым и любознательным, что вело вперёд, к новым свершениям и знаниям. Нет. Любопытство было осквернено исказившей его похотью. Закутанная во внутренности вывернутой наизнанку надежды, обрамлённая щупальцами страха и несущая, как знамёна, распятые, распоротые мораль и совесть. Оно двигалось вперёд и не встречало на своём пути сопротивления. Йирт покорился своим желаниям...
- К-конечно - произнёс он. Теперь им владел не поселившийся в нём холод разочарования, но едкая, похожая на горячку страсть. Глаза горели, на щеках появился румянец, а губы сами собой разъезжались в улыбке. Ему необходимо совершить три жеста, одно слово и провести секунду в концентрации чтобы добиться желаемого.
Магия. Впервые он собирался использовать магию не для кого-то, а для себя. Это добавляло волнительности происходящему.
- Р-расскажите - Йирт эхом повторил последние слова зеленовласой эльфийки. А потом его рассудок зацепился за то что она сказала. Его глаза на миг округлились. Обстоятельства сами складывались в его пользу! Ведь пока она будет говорить, он сможет беспрепятственно подготовить колдовство. Жесты он мог совершить в любой момент - достаточно было поставить кружку. Секунду концентрации выторговать за якобы внимательным прослушиванием того что эльфийка хочет поведать. А слово...слово можно будет произнести последним - вместе с решающим прикосновением.
Волна образов моментально построилась в дальнейший план. Если бы у Йирта разум работал не только в такие моменты - может он в своей жизни добился бы куда большего. А пока...
Не естественно радостный голос вифрэя вторил самому себе - Расскажите, расскажите!
Он поставил кружку. Чуть подался назад, делая вид что потягивается, а сам будто бы случайно скрыл руку из поля зрения эльфийки и начал совершать жесты, необходимые для реализации парализации тела.

22

Эльфийка пододвинула к вифрею тарелку с сыром и куропаткой. Сам почему-то не берет, стесняется, наверное. Когда ему ещё удастся нормально поесть? Похрустев кусочком лука, она отпила воды и, подперев рукой щеку, принялась рассказывать.

- Ну смотри. Для начала, бросай попрошайничать! Это не так просто, как кажется - в основном потому, что все попрошайки на самом деле преступники, и со своих "заработанных" денег платят налоги страже и другим преступникам. Если без одобрения таким делом заниматься, могут в тюрьму посадить, побить или даже убить, смотря на чью территорию попадешь, - назидательно начала она, - Если всё совсем плохо, то можешь в какой деревенский дом на ночлег попроситься, помощь какую предложить в обмен на кров и тарелку супа. На тебя без слёз не взглянешь, едва ли кто-нибудь откажет... Не знаю, чего ты так боишься, но лучше места, чем север, скрываться от службы в армии и прочих неприятных жизненных обстоятельств, нет. Хотя тебя в армию и не возьмут, наверное. На севере, при Монастыре Огня, есть благотворительный дом, - тут Дамира малость покривила душой, - Там тебе могут помочь подлечиться, на ноги встать, работенку какую найти. Да и просто в безопасности отдохнуть под крышей, у огня и в теплой постели. На повозку на север я тебе денег дам, но на всю дорогу не смогу - только до Иридиума, надеюсь, дальше сам сможешь добраться. При желании, даже пешком можно, да и много кто сейчас целыми группами на север идёт. Что-то там затевается, говорят, народные волнения, - эльфийка поскребла в затылке. С севера доносились вести, до боли похожие на первые отзвуки назревающего восстания. Разумно ли отправлять его туда? Однако в Ярнхейме, кажется, всё пока спокойно - сказывается близость монастыря. Служители Инноса высших рангов, конечно, были весьма специфичными людьми - но послушники и низшие жрецы, стремящиеся нести божественный огонь, чтобы обогреть и обнадежить нуждающихся, а не наказать неверных, тоже были - и в нынешние неспокойные времена тихо несли свою мирскую службу. Дамира доверилась бы им, если оказалась в ситуации без выхода - поэтому и не боялась доверить своего нового знакомого.

- Ешь давай, и пойдем. Постараюсь тебя отправить в путь сегодня, наверняка тебя уже кто-то заметил - лучше делать ноги побыстрее, чтобы никто не успел предъявить за попрошайничество без лицензии.


Вы здесь » FRPG Мистериум - Схватка с судьбой » Временные скачки » №4: Январь 17086 года. Чаеза. Дамира, Йирт.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC